Красное солнце
         
          В книге рассказывается о событиях, происходивших на планете Торманс после отбытия оттуда экспедиции землян.
          Продолжение романа И.А. Ефремова "Час Быка".

         
          Часть I
          Пролог
          Глава 1. Чойо Чагас.
          Глава 2. Зет Уг.
          Глава 3. Вир Норин.
          Глава 4.1. Тейген Герс. Приход к власти.
          Глава 4.2. Тейген Герс. Укрепление власти.
          Глава 5. Вир Норин.
          Глава 6. Тейген Герс. Война Величия.
          Глава 7. Арк Дин.
          Глава 8. Вир Норин.
          Эпилог
          Часть II
          Глава 1. Физик.
          Глава 2. Инженер.
          Глава 3. Конструктор.
          Глава 4. Математик.
          Глава 5. Наёмник.
          Глава 6. Ветеран.
          Глава 7. Писатель.
          Глава 8. Священник.
          Приложение. Фрагменты из передач закрытой сети дальновидения Торманса.
          Часть III
          Глава 1. Фронт.
          Глава 2. Столица.
          Глава 3. Прошлое.
          Глава 4. Подполье.
          Часть IV
          Глава 1. Грабь награбленное.
          Глава 2. Тени прошлого.
          Глава 3.Суд, пир, совещание.
          Глава 4. Проводники Искажения.
          Часть V
          Глава 1. Заседание Совета Двенадцати.
          Глава 2. Истинно-верующие и двоедушники.
          Глава 3. В Центральном техническом университете.
          Глава 4. Хурги и патриоты.
          Глава 5. Владыка информации делает ход.
          Глава 6. Операция "Возмездие".
          Глава 7. В подполье.
          Глава 8. Горизонт планирования сжимается в точку.
          Часть VI
          Глава 1. Чёрное солнце.
          Глава 2. Железная планета.
          Глава 3. Люди-Х. .
         
          Часть I
         
          Пролог
          Бронированный автомобиль Ген Ши, начальника службы безопасности Совета Четырёх (пр1) и заместителя Чойо Чагаса, медленно катил по центральному проспекту столицы в сторону садов Цоам – резиденции Совета. Слева, справа, сзади и спереди от него ехали машины охраны, битком набитые офицерами-змееносцами (пр2). Такие меры предосторожности при перемещениях владык Торманса были введены после того, как в результате нападения стражей- "лиловых"(пр3), пробивших с помощью генератора каскадных импульсов защитное поле СДФ(пр4), погибла глава экспедиции землян Фай Родис. Владыки опасались возмездия и появлялись в общественных местах только под усиленной охраной. После гибели Родис звездолёт "Тёмное пламя" многократные попытки Совета Четырёх связаться с ним игнорировал, но и активности никакой не проявлял, кроме короткого объявления по общепланетной сети вещания о своём скором отбытии домой. Так продолжалось десять дней. Владыки постепенно успокоились. Они не подозревали, что всё это время экипаж корабля поддерживал радиосвязь с группой противников тирании, которых возглавили Серые Ангелы – древнее эзотерическое общество Торманса, чья деятельность оживилась после прибытия посланцев Земли. В эту группу вошёл и астронавигатор "Тёмного пламени" Вир Норин, втайне от властей Торманса оставшийся на планете. Звездолёт ежедневно отправлял по защищённому каналу связи информацию для повстанцев – историческую, медицинскую, научную, техническую – которая заносилась теми на памятные устройства и видеорепликаторы. Ещё раньше последний грузовой дисколёт корабля доставил для них лекарства, аппараты ИКП- ингибиторы короткой памяти, дополненные парализующими излучателями, и АДТ- анализаторы духовного типа человека, позволявшие выявлять подосланных агентов, возможных предателей, и людей с неустойчивой психикой.
          Кортеж второго по могуществу в иерархии Торманса властителя уже выезжал на последний поворот, ведущий к садам Цоам, когда экипажи всех пяти машин внезапно и одновременно ослепли, оглохли, а затем потеряли сознание. Водители успели нажать на тормоза, и громадные автомобили встали посреди дороги. Со стороны тротуара к ним устремился десяток человек в серых с красной каймой плащах, державших в руках короткие трубки. Подбежав к броневикам, они приставали к дверям машин концы этих трубок, из которых вырвалось ослепительное пламя. Металл начал плавиться. Разворотив двери, Серые Ангелы – это были именно они – забрались внутрь машин и вонзили ритуальные неизвлекаемые ножи в сердца парализованных пассажиров – Ген Ши, его помощников и охранников.
          Вдали уже завывали сирены спешивших на помощь змееносцам автомобилей стражей, когда последний из Ангелов, выбравшихся из покорёженного броневика, высек лазерным лучом на его поверхности фигуру, напоминавшую трёхгранный кинжал, рукоятку которого окружал лавровый венок – символ боевой дружины их общества.
          В последнем сеансе связи со звездолётом "Тёмное пламя" глава Серых Ангелов сообщил о начале террора против змееносцев и выразил надежду, что когда сюда прибудет следующая экспедиция посланцев Земли, их родина уже освободится от угнетателей.
          С тех пор убийства олигархов, чиновников, змееносцев, "лиловых" и других представителей власти происходили на Тормансе почти ежедневно. Наконец, Чойо Чагас, глава Совета Четырёх, объявил в выступлении по всепланетной сети вещания о проведении реформ для восстановления мира в обществе. В ответном послании, анонимно доставленном в сады Цоам, Серые Ангелы известили о временной приостановке террора.
         
          Глава 1. Чойо Чагас.
          Вир Норин и трое тормансиан смотрели на экран дальновизора. Толпу кжи, собравшихся на площади Белых Звёзд и выкрикивавших какие-то лозунги, неслышимые из-за отключения звука, начали рассеивать водомётами. Потом на них двинулись плотные шеренги "лиловых" в шлемах и со щитами. Они рассекали группки державшихся за руки людей, избивали дубинками встречных, со злобой пинали коваными сапогами упавших. Затем "лиловые" разошлись в стороны и на демонстрантов медленно покатили бронированные машины защитного цвета. Их гусеницы давили лежавших и тех, кто не успевал увернуться. Из коротких жерл устройств, расположенных на плоских башенках этих машин, изрыгался огонь, и пули десятками косили разбегавшихся людей.
          Вернулся звук. Посреди пулемётных очередей и криков боли, диктор взволнованно и пафосно вещал: - Итак, вы сами можете видеть, как печальна судьба осквернителей. Великий Чойо Чагас скоро выступит с призывом ко всем жителям столицы соблюдать спокойствие и не поддаваться на провокации.
          Картина побоища отдалилась, расплылась. Затем вместо неё на экране появилось изображение вставшей на хвост змеи со скрещёнными под ней топорами – символ войск стражей Торманса – и надпись: Слушайте голос Средоточия Мудрости(пр5). Под звуки бравурной музыки замелькали числа – начался посекундный отсчёт времени до выступления главы Совета Четырёх.
          Сат Эр, глава Серых Ангелов, провёл рукой по лбу, бросил взгляд на своих соседей и устало произнёс: - Да, Арк, ты предсказал правильно. "Шаг навстречу" Чойо Чагаса оказался обманом. Он всего лишь хотел выиграть время и перегруппировать свои силы.
          Арк Дин, специалист по древней истории, пожал плечами. - Чагаса испугали организованные вами убийства змееносцев,- сказал он.- Но структуру олигархического общества они поколебать не могли.
          - Этого следовало ожидать,- включился в разговор землянин.- Ликвидация слуг тиранов всего лишь освобождает места наверх новым их слугам.
          Арк Дин согласно кивнул.
          - Сегодняшняя расправа была явно показательной,- заметил Сат Эр.- Чагас дал понять, что он не остановится ни перед чем, чтобы взять назад те уступки, которые мы у него вырвали.
          - Если владыки решат, что их власть находится под угрозой, они без колебаний прикажут уничтожить хоть миллионы людей,- сказал историк.- В Эпоху Голода и Войн диктатор Той Брин приказал применить против восставшей провинции Арды оружие распада. С тех пор её южная часть представляет собой выжженную пустыню. Там раньше жили три миллиона человек.
          - Мы возобновим террор,- магистр Серых Ангелов сжал кулак.- Бомбить свою столицу Чойо Чагас не будет.
          - Послушаем сначала, что он скажет,- ответил историк.
          Штаб Сопротивления – такое название получило движение борьбы против олигархического режима Торманса – заседал в одной из комнат тайного лабиринта, расположенного под Храмом Времени. Возглавляли Сопротивление магистр общества Серых Ангелов Сат Эр, инженер Таэль, командир отряда боевиков кжи Гзер Буям и Вир Норин, землянин. Некоторое время назад, после убийства Серыми Ангелами Ген Ши, члена Совета Четырёх, а затем ряда чиновников-змееносцев, правитель Торманса Чойо Чагас объявил о созыве Собрания Делегатов, в которое должны были войти представители джи и кжи(пр6), и которое, по его заявлению, должно было стать посредником между верховной властью и обществом. Вероятно, эта идея пришла ему в голову под влиянием бесед с Фай Родис. Из них умный и изворотливый владыка, несмотря на недовольство слишком вольным поведением правительницы (в его представлении) землян, умел извлекать полезное. Но выборы в Собрание Делегатов, официально названные "Шаг навстречу" и разрекламированные медиа планеты как "начало новой эры", оказались фарсом: делегаты были фактически назначены властями, притом из числа самых подлых, лживых, жадных, беспринципных приспешников олигархии – а потому народу ожидать от них улучшения жизни не приходилось. И вот теперь демонстрация протеста обманутых в своих надеждах кжи, наиболее угнетаемой части общества, была жестоко подавлена.
          На экране телевизора появились числа 00:00, затем зазвучал государственный гимн, всегда предшествовавший выступлениям членов Совета Четырёх. Изображение потускнело, мигнуло, свернулось, но, вместо привычной заставки- картины дворца Совета в садах Цоам, на экране снова появился рисунок змеи со скрещёнными под ней топорами и опять замелькали числа отсчёта. Когда они дошли до отметки 00:00, ситуация повторилась.
          Сат Эр и Арк Дин переглянулись. Вир Норин уловил их растерянность и подался вперёд:- Что происходит?- спросил он.
          - Непонятно,- пробормотал историк.- Обычно выступления Великого и Мудрого – эти слова он произнёс слегка иронически – даются в записи. По соображениям безопасности – чтобы никто не мог узнать, где он в настоящий момент находится. Значит, либо он на этот раз намерен выступить прямо и задерживается, либо-
          Он не договорил. Картинка сменилась снова. На экране дальновизора появились балерины, одетые в белые кружевные платья. Под звуки музыки, напомнившей Виру старинные земные вальсы, они водили хоровод на берегу озера, время от времени синхронно вскидывая ноги и выделывая замысловатые па.
          - Какого мрега?- Гзер Буям, с плотно сжатыми губами смотревший на разгон демонстрации кжи и до сих пор не проронивший ни слова, повернулся к соседям.- С чего вдруг эти пляски?
          Однако Сат Эр и Арк Дин, не говоря уже о землянине, понимали в происходящем не больше его.
          Балерины на экране дальновизора неутомимо танцевали.
         
          Глава 2. Зет Уг.
          Чойо Чагас не выступил ни в этот день, ни на следующий. По дальновидению передавалась музыка, кинофильмы, развлекательные программы. О событиях в стране не говорилось ни слова.
          Наконец, на третий день после расстрела демонстрации кжи, в общей сети вещания раздались звуки государственного гимна и на экранах визоров появился Зет Уг, второй по влиянию владыка планеты. После гибели Ген Ши он занял его должность заместителя Чойо Чагаса.
          Зет Уг был невысоким одутловатым человечком с широким тонкогубым ртом. Острый взгляд его маленьких глаз говорил о незаурядном уме, который не могли скрыть нарочито простецкие манеры. На нём была красная накидка, по краям которой извивались вышитые золотом змеи. Полгода назад именно Зет Уг, ведавший всепланетной сетью вещания, объявил тормансианам о появлении в небе чужого космического корабля, и он же первым встретил делегацию землян, когда те, после недельной адаптации к местной атмосфере, вышли из звездолёта.
          Приветственно взмахнув рукой, Зет Уг отложил в сторону листок с заготовленным заранее текстом речи и, глядя прямо на камеру, заговорил в свойственной ему благодушной манере:
          - Дорогие сограждане, Совет хочет сообщить вам важные сведения. Во-первых, выполняя многочисленные пожелания со стороны широких народных масс, назначены новые выборы в Собрание Делегатов. И я лично прослежу, чтобы они прошли без нарушений, подобных тем, которые стали причиной недавних беспорядков. Во-вторых, закон, введённый во времена Царан Зая, о руководящей роли в жизни нашей планеты Совета Четырёх, отменяется, а его состав увеличивается до двенадцати человек. И все мы будем впредь именоваться не владыками, а слугами народа. В-третьих, деление на джи и кжи упраздняется, как и обязанность прежних кжи отправляться по достижении двадцати пяти лет во Дворец Нежной Смерти. Ну и главное, может быть, для большинства. Мы будем стремиться ликвидировать привилегии, за которые так часто народ критиковал прежних владык. Мы, слуги народа, отныне трудимся только для его блага.
          Зет Уг слегка поклонился невидимым зрителям, после чего его фигура медленно растаяла, а на экране появилось изображение дворца Совета Четырёх, вернее, уже Двенадцати, в садах Цоам, и снова прозвучал государственный гимн.
          Выступление нового главы Совета словно прорвало завесу молчания во всепланетной сети вещания над политическими событиями. Дикторы цитировали отклики известных людей на речь Зет Уга; передавали репортажи с митингов в его поддержку; рассказывали о подготовке к выборам в Собрание Делегатов. Как и прежде, официальные сообщения подавались в хвалебно-бодрых тонах, однако теперь в них было куда больше искренности. Почти исчезли из оборота принятые ранее в сети вещания безлично-казённые формулы "единогласных одобрений решений Великого и Мудрого". Изменилась лексика и стиль передач: прекратили употребляться слова "осквернители", или "осквернители Змеи", которыми раньше обозначались любые лица или группы, вызывавшие неудовольствие властей, а из голосов теледикторов пропала нарочитая брутальность и жёсткость, характерная для времён Чойо Чагаса; они стали говорить в более мягкой манере, присущей Зет Угу.
          Как ни странно, про самого Чойо Чагаса, ещё несколько дней назад всесильного владыку планеты, без ритуального упоминания имени которого не обходилось ни одно официальное и неофициальное мероприятие, по государственной сети вещания не говорилось ни слова. Исчезли из общественных мест, как по мановению волшебной палочки, и многочисленные статуи и портреты "Великого и Мудрого".
          Члены штаба Сопротивления в эти дни не покидали своего убежища в лабиринте под Храмом Времени, напряжённо вслушиваясь в сообщения о происходящем. Благодаря технике землян, они имели доступ не только к официальной сети вещания, но и к внутренней линии, предназначенной для владык, передававшей не срежиссированные митинги и отцензурированные мнения, а реальную информацию о положении в стране. Впрочем, в частных разговорах жители Торманса тоже одобрительно отзывались о переменах во власти. Хотя и не все: лиловые и змееносцы хранили настороженное молчание. Про Чойо Чагаса речь заходила часто, вот только достоверной информации о его судьбе ни у кого не было. Бывший всемогущий диктатор как сквозь землю провалился. Но почти никто о нём не сожалел.
          Государственный переворот – а не было сомнений, что произошёл именно он – обсуждался на каждом заседании штаба Сопротивления.
          - У нас нет своих людей в садах Цоам, и мы можем только гадать, что произошло,- задумчиво теребя бородку, сказал магистр Серых Ангелов.- Ходят слухи, что Чойо Чагас готовил массовые аресты, о которых собирался объявить в своём несостоявшемся выступлении. Вероятно, они могли коснуться кого-то из противников диктатора, и те успели устранить его раньше.
          - Фай Родис говорила, что Зет Уг интересовался историей Земли,- заметил Вир Норин.- Чагас мог узнать об этом и включить его имя в список неблагонадёжных.
          - Что-то в таком духе, скорее всего, и произошло,- кивнул Арк Дин.
          - Мы собирались дать ответ на бойню кжи, устроенную Чагасом,- угрюмо заметил Гзер Буям, руководитель группы боевиков.- Если его это не тревожило, то остальные члены Совета помнили про Ген Ши и вряд ли стремились разделить его судьбу.
          - И это тоже возможный мотив,- согласился историк.- Но как на самом деле обстояли дела, мы узнаем нескоро.
          - А почему нет никаких сообщений о Чойо Чагасе?- недоумевающе спросил землянин.
          - Это как раз понятно,- усмехнулся Арк Дин.- В традициях наших властей держать в полной тайне всё, что относится к высшей политике. Так что об изменениях "наверху" народу приходится гадать по перестановкам в порядке произнесения имён или выставления портретов владык. В случаях же переворотов, как сейчас, память о свергнутых правителях покрывается забвением, из фильмов вырезаются кадры с их участием, а из книг и учебников по истории вымарываются их имена.
          - Главное – уяснить цели новых властей,- поставил точку в обсуждении вопроса Сат Эр.- Судя по выступлению Зет Уга, они всерьёз намерены провести реформы. Посмотрим, что будет дальше, и тогда определимся со своей позицией.
          * * *
          Выборы в Собрание Делегатов действительно прошли без подделок и мошенничества, как и обещал Зет Уг. Движение Сопротивления приняло в них участие, легализовавшись как Партия Справедливости. Оно пропагандировало среди избирателей преобразования в обществе по образцу Земли, демонстрируя фотографии и фильмы-хроники оттуда, переданные им звездолётчиками, и получило почти треть депутатских мест. Их фракцию в Собрании возглавил Сат Эр.
          Миф о прибытии предков тормансиан с неких Белых Звезд был разрушен, их происхождение с Земли перестало быть государственной тайной.
          В столице и других городах начали появляться клубы "дружбы с Землёй"; ведущую роль в их организации играли члены Партии Справедливости, недавние участники Сопротивления.
          Новые власти и сам Зет Уг не препятствовали этому. Мало того, из садов Цоам в штаб партии поступила просьба – именно просьба, как ни удивительно прозвучало это слово для тормансиан, привыкших к всемогуществу владык – продемонстрировать фильм о Земле на специальном заседании Совета Двенадцати. Хотя устройство земного общества было глубоко антагонистично олигархическому строю Торманса, но им интересовалось всё большее число жителей планеты, и верховные властители захотели получить о нём достоверную информацию.
          Инженер Таэль при помощи Вир Норина и Арк Дина подготовил часовой коллаж из наиболее познавательных кинокартин, рассказывающих о научных, технических, медицинских достижениях землян, а также об их социальной организации и повседневной жизни. Для демонстрации вместе с ним во Дворец Совета отправились двое помощников.
          Показ начался со стереопанорамы небольшого приморского городка Земли. На экране перед владыками Торманса появились расположенные поодаль друг от друга одно- и двухэтажные дома, с красивыми цветниками и садами при них. На пляж из золотистого песка накатывались лёгкие волны. Вдали в море было видно несколько изящных парусных яхт. От всей картины веяло покоем и умиротворённостью.
          Изображение сменилось. Теперь видеорепликатор показывал город с высокими изящными зданиями, зелёными парками, широкими дорогами, по которым двигались элегантные автомобили разных цветов. Камера приблизилась к одному из строений. Это был музей искусства, в котором экспонировались статуи и картины. Соседнее здание представляло собой учебно-научный центр, где в лабораториях проводились эксперименты, а в аудиториях читались лекции.
          Массивный мраморный дом с колоннами в центре города оказался дворцом Совета, главного органа управления региона. Видеоаппарат показал дискуссию в одном из его залов. Выступавшие обменивались мнениями, время от времени иллюстрируя свои аргументы демонстрацией графиков и схем на большом экране.
          - Обсуждается распределение ресурсов,- скупо пояснил инженер Таэль.
          Затем в коллаже появились планетарные спутники связи, космические телескопы, станции на других планетах Солнечной системы, искусственные луны Юпитера, заводы по добыче металлов на астероидах, едва заметно вращавшиеся вокруг оси прозрачные тороидальные космические оранжереи.
          Особо красочным был взлёт звездолёта с околоземной платформы. Гигантская конструкция сначала медленно отплыла от станции, затем так же медленно развернулась, после чего, извергая огненный поток высокоэнергетичных частиц, устремилась вдаль.
          - Экспедиция к двойной звезде 61-я Лебедя,- снова дал пояснение инженер.- Около неё находится планетная система.
          В объектив камеры постоянно попадали земляне. Все они казались молодыми и энергичными. Занятые делами или отдыхающие, учащиеся или празднующие что-то, мужчины, женщины, дети были открытыми, весёлыми, жизнерадостными. Ни на одном из сотен промелькнувших лиц ни разу не появилось выражения злобы, тревоги или боязни.
          Фильм ошеломил членов Совета Двенадцати. Они увидели другую жизнь, глубоко отличную как от угрюмого и неустроенного быта обычных людей их мира, так и от роскошной, но мрачно-настороженной и отравленной всеобщей враждой и подозрительностью жизни элиты. На лице Зет Уга были видны слёзы. Лишь несколько человек из числа новых властителей сохраняли внешнее спокойствие. Незаметно задействовав анализатор психотипа АДТ, Таэль уловил исходящие от них волны холодной неприязни.
          После просмотра фильма Совет официально одобрил деятельность клубов "друзей Земли" и выделил для них государственное финансирование.
          Тогда же произошла и легализация присутствия на Тормансе Вир Норина. Чиновники города Средоточие Мудрости нейтрально восприняли пришедшее к ним из штаба партии Справедливости известие о землянине, и быстро исполнили приказ Совета Двенадцати выдать ему идентификатор личности. Вир Норин получил прямоугольную карточку из пластика, заполненную иероглифами и печатями. Такие карточки давали право жить в столице и посещать любые местные учреждения.
          Противоположный конец политического спектра занимала партия "Вперед, Родина". Она была образована на деньги олигархов, владельцев предприятий промышленности и сельского хозяйства, и выражала их интересы. Партия имела большие финансовые ресурсы и на всеобщих выборах в Собрание Делегатов получила тоже примерно треть мест.
          Несколько мелких партий по своим взглядам располагались между этими двумя основными.
          Вероятно, такая конфигурация политических сил отвечала замыслам новых правителей, судя по всему, решивших взять на себя роль арбитра, или балансира между разными общественными группами. Это было безопаснее и надёжнее постоянных репрессий, подавления оппозиции, перевода её в конспиративное и активно враждебное состояние. Вдобавок, репрессии обходились дорого, а регулярное их применение повышало угрозу ответного террора. Ну и, наконец, знания о Земле, стремление улучшить свою личную жизнь тоже присутствовали в мотивах политики новых правителей.
          Изменений в обществе с приходом к власти Зет Уга произошло много.
          Прежде всего, был ограничен произвол некогда всемогущих змееносцев – государственной тайной полиции. После свержения диктатуры Чойо Чагаса они перестали быть всевластными и неприкосновенными.
          Дальше, были отменены "встречи со Змеёй", на которых с помощью ритмичной музыки и магнетического излучения специальных устройств, имитирующих гипнотическое воздействие змей, людям внушались покорность и преклонение перед властями. В результате религия Змеи начала приходить в упадок, число её адептов заметно сократилось. Из публичных мест понемногу исчезали назойливые изображения змей.
          В культуре Торманса перестали доминировать книги и фильмы, главными героями которых были мускулистые самцы, крушившие врагов и собиравшие себе гаремы из красавиц; появились произведения, содержавшие размышления о предназначении человека, нередко навеянные знакомством с литературой и искусством землян.
          Повысился уровень научных знаний, особенно в области медицины. Решающую роль в этом тоже сыграли материалы, переданные землянами. Пропаганда и продвижение науки повысила авторитет партии Справедливости среди тормансианских интеллектуалов. Впрочем, руководители партии, включая лично Сат Эра, тщательно фильтровали информацию, которую они передавали учёным Торманса, следя за тем, чтобы её нельзя было использовать для создания каких-то видов оружия. "Есть вещи, которыми нельзя заниматься, пока не будет лучше устроено общество на нашей планете(пр7)", - сказал на одной из встреч с учёными в клубе "друзей Земли" магистр Серых Ангелов.
          Под руководством Таэля и, опять-таки, используя земную технику, инженеры Сопротивления построили сеть телепередатчиков, по которым они передавали собственные сообщения, а также очищенные от пропагандистских наслоений репортажи из всеобщей и закрытой линий вещания.
          Власти, привыкшие к тотальному контролю над получаемой населением информацией, попытались ликвидировать эту сеть, но компактность и мобильность передатчиков свели на нет их усилия, и население получило возможность слушать альтернативные правительственным мнения и скрывавшиеся ранее от него факты.
          Вскоре часть провинций империи, расположенных в хвостовом полушарии, обособленных, но формально подчинённых власти прежнего Совета Четырёх, объявили о своей независимости. В их числе была Арпада, бывшая Арда. С коротким объявлением по этому поводу выступил Зет Уг, де-факто признавший суверенитет новых государств.
          Однако олигархическая структура экономики Торманса почти не изменилась. Производство основных изделий промышленности и продуктов сельского хозяйства продолжало оставаться в руках двух десятков сверхбогатых кланов. Между этими кланами и остальной частью общества существовал колоссальный разрыв в уровне жизни.
          Через некоторое время в бывшем Сопротивлении, а ныне Партии Справедливости возникли серьёзные разногласия по вопросу отношения к новой власти. Большинство, получившее название "умеренных", склонялось к сотрудничеству с Советом Двенадцати. Они указывали на проведение в стране глубоких реформ; ограничение власти змееносцев; благожелательное отношение Совета к клубам "дружбы с Землёй". Во главе "умеренных" стоял магистр Сат Эр.
          Другие, поименованные "непримиримыми", утверждали, что без кардинального изменения экономического строя, и, прежде всего, ликвидации олигархии, власть рано или поздно вернётся к прежним порядкам. "Непримиримых" возглавлял историк Арк Дин.
          Выпады сторон друг против друга с каждым днём становились всё ожесточённее, и тогда руководители партии решили провести совместную дискуссию, чтобы окончательно определить позицию в отношении новых властей.
          Обе группы собрались в столичном клубе "друзей Земли".
          Первым взял слово Сат Эр.
          - Насколько можно судить,- начал он,- могущество земной науки и привлекательность образа жизни землян оказали воздействие на нынешних властителей. Я не питаю иллюзий насчёт морали Совета Двенадцати, но считаю, что их отдалённые цели достаточно близки к нашей программе, а потому мы должны их поддержать. Сейчас в политике есть только две реальные политические силы, мы и олигархия, и если наша партия отвернётся от Зет Уга, то ему придётся обратиться к олигархам.
          Наша же программа проста: непрерывное распространение знаний, терпеливая пропаганда новой этики, правил отношений между людьми, плавное и постепенное подведение их к идеалам, которые нам предложили земляне. И нынешняя свобода распространения мнений даёт для этого уникальный шанс.
          С ответным словом выступил историк Арк Дин.
          - Ты говоришь, что сейчас в политике борются две силы, одной из которых является наша партия,- сказал он, обращаясь к Сат Эру.- Так вот, ты ошибаешься. Мы – не сила, точнее, пока ещё не сила. У нас есть только идеи, программа, социальный проект – потенциальная сила. А реальной силой сегодня в нашей стране обладают олигархи – финансовая сила, и змееносцы – физическая сила. И эти силы, сколько от них будет зависеть, никогда не дадут нам подняться. Просто потому, что наша программа, наш проект общества полностью враждебны им. Сейчас, когда змееносцы ослаблены, а олигархи разрознены, мы имеем возможность стать реальной силой. Для этого нужно додавить змееносцев и ликвидировать олигархию. Ныне те и другие стремятся к объединению. Змееносцы жаждут денег, которые есть у олигархов; олигархам нужны силы и связи змееносцев. Если не добиться изменений в экономике, если не ликвидировать олигархический строй, то две эти группы, рано или поздно, вступят в союз, и тогда они легко раздавят нас.
          Далее, естественная эволюция симбиоза олигархов и змееносцев снова приведёт к диктатуре, и ни этические проповеди, ни, тем более, литература и искусство, не смогут этому помещать. Диктатор будет нужен обеим этим группам: олигархам – для защиты наворованного, змееносцам – для гарантии их власти и неприкосновенности.
          - Все наши нынешние свободы будут уничтожены,- продолжал Арк Дин.- Возобновятся массовые репрессии. В храмах Змеи опять начнут терроризировать людей, добиваясь их покорности властям. История нашей планеты полна подобных примеров. Полагаю, что они есть и в истории Земли, вернее, нашей общей истории до того, как наши пути разошлись.
          Произнеся эту горячую речь, историк сел. Взгляды всех обратились Вир Норину.
          Астронавигатор неохотно поднялся. Хотя по существу он был согласен с Арк Дином, но не чувствовал в себе достаточных познаний, чтобы аргументированно его поддержать.
          - Я уже не раз говорил, что не являюсь специалистом в области социологии, и что вам нужно искать собственные пути борьбы для достижения целей,- начал он.- Впрочем, в нашей древней истории и в самом деле были ситуации, в чём-то сходные с вашей нынешней. Например, в Эпоху Разобщённого Мира в одном из потерпевших поражение в войне государств Европы развернулась пропаганда реванша, поддержанная богачами, сотрудниками спецслужб-тамошними змееносцами и одураченными демагогией массами. Правительство, не проводя кардинальных экономических реформ, пыталось изменить общество путём просвещения. Результаты оказались ничтожными, а предостережения немногих встревоженных людей – бесполезными. Власть захватил диктатор, отменивший все прежние права и свободы, развязавший новую войну, и ввергший свою страну в катастрофу. Лишь ценой больших жертв удалось его победить. Всего этого можно было бы избежать, если бы вовремя почистили спецслужбы и ликвидировали олигархический строй.
          Рассказ землянина выслушали с интересом, пару раз раздались хлопки, но по общей вялой реакции аудитории было видно, что переубедить большинство ему не удалось.
          - Пока диктатура, о которой вы говорите, у нас даже не просматривается,- снова взял слово Сат Эр.- Давайте же стараться перестраивать наше общество, двигаться дальше без потрясений, и пользоваться свободой, которую мы добились. Свобода – драгоценный дар, и не надо ставить её под угрозу чрезмерными требованиями к властям. Предлагаю провести голосование о доверии к Совету Двенадцати.
          Всем присутствующим были розданы по две карточки, белой и чёрной. Белая означало, что предложение поддержано, чёрная – отклонено.
          Подсчёт голосов показал убедительную победу "умеренных".
          - Вы скоро лишитесь свободы, о которой так много толкуете!- в сердцах выкрикнул Арк Дин.
          Сат Эр внимательно посмотрел на историка и кивнул.- Хорошо. Мы учтём обеспокоенность уважаемого соратника. Наши боевые группы будут сохранять готовность. Наша сеть вещания по-прежнему будет информировать народ. Однако теперь, в соответствии с мнением большинства, мы принимаем резолюцию о поддержке Совета Двенадцати.
          * * *
          Вскоре после этого совещания магистр Серых Ангелов получил приглашение посетить сады Цоам для личной встречи с председателем Совета Двенадцати.
          На аудиенцию Сат Эр взял несколько копий фильмов о Земле.
          Охранники проводили гостя к увитой цветами беседке, где его уже ждал Зет Уг.
          На правителе была обычная для членов Совета красная с вышитыми золотом змеями по краям накидка. Он сидел внутри беседки на скамье, прислонённой к решётчатой деревянной стенке.
          Сат Эр слегка поклонился и с любопытством глянул на гирлянды цеплявшихся за узорчатые ограждения беседки цветов. Их голубые и розовые бутоны словно окружала колышущаяся дымка.
          Заметив, что внимание гостя обращено на необычные растения, Зет Уг пояснил:
          - Это цветы отдыха. Те, что слева, розовые – цветы радости, их аромат даёт новые силы. Те, что справа, голубые – цветы забвения, они даруют временный покой.
          Наши предки доставили их со второй планеты,- продолжал правитель,- много сотен лет назад, когда космоплавание ещё не было запрещено. Цветы отдыха очень трудно выращивать, поэтому их крайне мало.
          Сат Эр наклонился к розовым цветам и ощутил сладкий обволакивающий аромат. Всё плохое, тревожащее, болезненное отступило, отодвинулось, ушло вдаль. Ему послышался шелест листьев, лёгкий плеск волн, успокаивающая приятная музыка. Усилием воли он вернулся к реальности и поднял голову.
          - Расскажите, что вы узнали от землян,- попросил внимательно наблюдавший за ним Зет Уг.- Фильмы об их жизни мы уже видели. Но вы ведь и лично встречались с ними, не так ли?- полу-утвердительно добавил он.
          После некоторого раздумья, Сат Эр кивнул и ответил:
          - Главное, что мы поняли, общаясь с ними – человек не имеет жизни в самом себе. Земляне показали нам это – не фильмами, а своими поступками. Жизнь для других, для большой цели ярка и интересна, а жизнь для себя мелка и ничтожна.
          Вот почему мы принялись рассказывать нашему народу о Земле и её культуре – она даёт понимание смысла жизни. Земляне здоровы, бодры, выносливы. Они заняты интересными делами – на своей планете, в космосе. Вы сами видели частицу их жизни – разве она не привлекательна? Мы стараемся показать людям путь к ней, вывести их из нынешнего беспросветно тяжёлого и безысходно бесцельного существования.
          Полуприкрыв глаза и слегка наклонив голову, председатель Совета сосредоточенно слушал.
          - Я уверен, что нас ждёт новая жизнь, наполненная радостью познания и преобразования мира, а не серого прозябания и погони за ничтожными благами,- закончил свою речь Сат Эр.
          - Продолжайте,- попросил правитель после некоторого молчания.
          - Мы прилагаем усилия к просвещению народа,- поколебавшись, сказал магистр.- В клубах "дружбы с Землёй" мы показываем фильмы, на встречах с учёными и писателями рассказываем о достижениях землян. Но наших усилий недостаточно. К переустройству общества нужно привлечь структуры государства.
          Затратьте в сотни раз больше средств, чем сейчас, на воспитание детей, на улучшение школ и больниц, на новые медицинские клиники и научные институты, на полноценный отдых рабочих, на хорошее жильё – обширное, достаточное для удобной жизни, на качественные машины – без раздражающего шума, на производство натуральной еды вместо нынешних фальсификатов.
          - Всё это потребует колоссальных расходов,- покачал головой Зет Уг.- Откуда взять деньги на такие проекты?
          - Деньги есть у олигархов,- осторожно заметил Сат Эр.
          Правитель усмехнулся.
          - Олигархи охотно дадут деньги на покупку газет, на разработку оружия, даже на стипендии учёным, которые потом будут их же обслуживать,- сказал он.- Они могут приобрести игровой клуб или проплатить постройку новых Дворцов Увеселений. Но они никогда не дадут денег на то, что вы только что перечислили.
          - Государство может обложить их прогрессивным налогом,- с нажимом сказал Сат Эр.- Или даже,- добавил он, вспомнив Арк Дина,- совсем ликвидировать олигархический строй.
          Зет Уг покачал головой и поправил складки своего одеяния.
          - После того, как Чойо Чагас приказал лиловым и змееносцам разогнать демонстрацию кжи, вы ведь планировали организовать новую кампанию террора против властей, не так ли?- спросил он.
          Сат Эр промолчал.
          - Можете не отвечать, это и без того понятно. Но точно так же и олигархи, если правительство попробует тронуть их, займутся террором. У них есть боевики, а их отряды, вернее, банды золотой молодёжи способны устроить погромы в кварталах города, где живут бывшие кжи. На подкормке у олигархов находятся многие редакторы сети вещания, режиссеры Домов Иллюзий, создающие увеселительные зрелища. Впрочем, даже те, что получают деньги от правительства, предпочитают создавать развлекательные, а не воспитательные программы, и таким образом косвенно служат олигархам. Если мы тронем олигархию, то не только её боевики и бандиты, но и вся эта её обслуга обрушится на нас, будет выступать против правительства и призывать к перевороту.
          Некоторое время оба собеседника молчали.
          - Я привёз вам новые фильмы о Земле,- сказал, наконец, Сат Эр.
          Правитель ничего не ответил.
          - Зачем вы пригласили меня?- тихо спросил Сат Эр.- Если не можете помочь?
          - Вы ведь знаете историю врача Рце Юста,- не отвечая на вопрос, сказал Зет Уг.- В эпоху Голода и Войн он изобрел средство Нежной Смерти. Он сказал всем безнадёжно больным, уставшим от жизни, опустившим руки в борьбе с невзгодами: "Приходите сюда, и вы найдёте покой – я дам вам нежную смерть. Лучшего вам сейчас никто не предложит".
          Долгие годы последнее утешение людям могла дать только нежная смерть. Цветов забвения было мало, и она была единственным путём для отчаявшихся. Пусть теперь вместо неё у людей будет мечта о Земле. Когда кому-то станет совсем плохо, когда ему покажется, что выхода нет, что жизнь совершенно ужасна, он сможет прийти к вам и посмотреть ваши фильмы, мечту, которую вы даёте. Вместо последнего пристанища Нежной Смерти.- Зет Уг умолк.
          - Значит, наши усилия, наши рассказы, книги, фильмы это всего лишь иллюзии, дающие отчаявшимся людям призрачный покой? Вместо ласковой смерти или цветов забвения? Так вы расцениваете нашу деятельность?- тихо спросил Сат Эр.
          Зет Уг ничего не ответил.
          Сат Эр остановившимся взглядом смотрел на бутоны, вокруг которых колыхалась прозрачная дымка.
          На этот раз молчание длилось томительно долго.
          - Я оставлю вам фильмы,- повторил, наконец, магистр, не зная, о чём говорить ещё.
          - Да, конечно,- отстранённо отозвался правитель. Он слегка коснулся цветов, словно погладил их. Затем повернулся к посетителю и поднял руку в знак прощания.
          Уже выходя из беседки, Сат Эр оглянулся.
          Зет Уг сидел с закрытыми глазами, вдыхая сладкий дурманящий аромат цветов забвения.
         
          Глава 3. Вир Норин.
          Когда известие о том, что после отбытия звездолёта землян один из них остался на планете широко распространилось, к Вир Норину стали часто обращаться с просьбами выступить перед той или иной аудиторией. Особенно настойчиво приглашали землянина в гости учёные из разных научных организаций.
          Астронавигатор неизменно отказывался, помня, как его лекция перед сотрудниками института физики дала местных умельцам идею разработки каскадного импульсного излучателя, пробившего защиту СДФ, что стало причиной гибели Фай Родис. Кроме того, он был уверен, что в фильмах, тщательно отобранных социологом экспедиции и переданным ранее тормансианам, содержится вполне достаточно полезной научной информации, притом такой, какую нельзя использовать для создания оружия, и не хотел снова по неосторожности сообщить что-либо опасное.
          Однако на одно из таких предложений – рассказать, как он пришёл к выбору своей профессии – он, в конце концов, всё же дал согласие.
          К назначенному для выступления астронавигатора часу аудитория в столичном клубе "друзей Земли" была переполнена.
          - Я всерьёз заинтересовался космосом ещё в школе,- начал свой рассказ Вир Норин.- Поводом к этому послужила одна старинная книга по истории астрономии с красочными и увлекательными рисунками. В ней говорилось о Марсе – соседней с нами планете – и истории его изучения. Марс издавна, даже ещё когда у людей не было телескопов, называли "Красной звездой", потому что он выделялся среди других небесных светил отчётливо красным цветом.- Астронавигатор включил проектор, и на экране перед аудиторией слушателями появились изображения.
         
          - Когда телескопы были ещё маломощными, некоторые астрономы решили, что они видят на поверхности Марса прямые линии, похожие на искусственные каналы – из чего возникла гипотеза о существовании на этой планете, сейчас или в прошлом, развитой цивилизации. Эти каналы схематически изображались тогда так:
         
          Примерно тогда же астрономы предположили, что на Марсе, несмотря на его удалённость от Солнца и разрежённую атмосферу, могут обитать растения, только они будут иметь непривычный для нас цвет – не зелёный, а синий. Хотя это предположение не оправдалось, но оно стало началом нового направления в исследованиях космоса – астроботаники.
          Гипотеза о каналах и марсианской цивилизации тоже не подтвердилась: в более мощные телескопов стало видно, что "каналы" – просто иллюзии, возникавшие из-за несовершенства зрительной аппаратуры. Окончательно выявили отсутствие жизни на Марсе отправленные туда автоматические исследовательские станции, а потом и пилотируемые экспедиции. На "красной планете" обнаружили много интересного – кратеры, пылевые бури, полярные шапки, иней – но органической жизни там не нашлось.
         

         
         

         
         

          Постепенно астрономы ответили на все основные вопросы, связанные с Марсом. И всё же одна загадка, связанная с ним, осталась. В крупнейшем каньоне Марса (и всей Солнечной системы) Чашма обнаружился, сначала на фотографиях, а потом и при исследованиях марсоходами и астронавтами, странный объект, напоминающий колею от взлёта космического корабля. До сих пор так и не выяснено, что это такое – загадочная игра природы или след инопланетной цивилизации.
         
          Для меня же увлекательная история изучения Марса стала началом пути в космонавтику.
          На этом астронавигатор закончил своё выступление, поблагодарил слушателей, после чего, сославшись на неотложные дела, покинул аудиторию. Он не хотел вдаваться в технические проблемы своей профессии, опасаясь подать местным учёным идеи, реализация которых может дать в руки неблагоустроенного общества опасное оружие.
          Лекция астронавигатора, транслировавшаяся по всепланетной сети вещания, имела громадный успех. Сотни молодых тормансиан подали заявления о поступлении на факультеты астрономии. В стране оживилась деятельность обществ космонавтики. Когда-то исследования в этой области были запрещены по идеологическим соображениям – чтобы не подрывать государственный миф о прибытии предков жителей планеты с неких Белых Звёзд. Но появление экспедиции землян этот миф разрушило, а лекция астронавигатора стимулировала интерес к возобновления собственных космических полётов.
          Через некоторое время председатель столичного клуба "друзей Земли", старый соратник Вир Норина по движению Сопротивления, уговорил его сделать ещё один доклад, на этот раз на тему источников чистой энергии. До сих пор на Тормансе основными энергетическими ресурсами были уголь и нефть. Однако при их сжигании выделялись газы, загрязнявшие атмосферу, оказывавшие вредное воздействие на здоровье людей. Миллионы шумных повозок извергали на улицах клубы копоти и выхлопных газов, образовывавших смог в городах, а тепловые станции, работавшие на производных от нефти продуктах, ежедневно выбрасывали в атмосферу тысячи тонн токсичных отходов, оседавших потом на поверхности земли и водоёмов.
          Свою вторую лекцию землянин начал с замечания, что нынешняя тормансианская система переработки топлива не только малоэффективна и вредна для здоровья, но и абсурдна, потому что сжигаемая для производства тепла нефть является концентратом ценных органических веществ.
          - Как некогда заметил наш учёный – топить нефтью это всё равно, что топить ассигнациями,- сказал Вир Норин и пояснил: ассигнации – это бумажные деньги, которые в прежние времена использовались на нашей планете.
          Чтобы получать безопасную и чистую энергию нужно научиться концентрировать рассеянную повсюду вокруг вас энергию. Решение задачи концентрации энергии, бесспорно, является одной из важнейших для прогресса вашего общества.
          - Но позвольте,- перебил его один из слушателей, седой учёный в очках,- ведь согласно закону Клауса Дина энергия, которая была использована, рассеялась и не может быть собрана обратно.
          Землянин задумался.
          - Я понял, о чём вы говорите,- сказал он, наконец.- У нас, в древности, в примитивной физике Разобщённого Мира, было сходное утверждение, оно называлось вторым началом термодинамики. Но уже вскоре после его введения учёные нашли, что область его применения очень ограничена.
          В аудитории, где присутствовало немало физиков, раздался шум, не стихавший несколько минут.
          - Разрешите усомниться в ваших словах,- обратился к Вир Норину другой учёный.- Этот закон подтверждался на многих примерах и никогда не был опровергнут. Температура всегда переходит от более тёплых тел к более холодным, и исключений из этого правила нет. Оно распространяется и на всю Вселенную, которая движется к состоянию равномерно распределённой температуры.
          - У нас в древности тоже некоторое время так думали,- кивнул землянин.- Но это была ошибка, которую одним из первых опроверг учёный по имени Циолковский. Вот простой пример. Представьте себе объёмное изолированное тело, которое имеет равную температуру в любой своей части. Спрашивается: будет ли распределение температуры в нём меняться со временем?
          Аудитория зашумела, с мест послышались выкрики:
          - Нет!
          - Конечно, нет!
          - По закону Клауса Дина в такой изолированной системе теплообмена не происходит!
          - Это известно любому студенту!
          Переждав бурю эмоциональных откликов, землянин с улыбкой сказал:- Вы все делаете одну и ту же ошибку – не учитываете действие силы тяготения. Как систему ни изолируй – тяготение в ней не исчезнет. В нашем примере сила тяготения начнёт производить сжатие тела, что повлечёт за собой выделение тепла – сжатие всегда им сопровождается – и создаст перепад температур между центром и верхней частью нашего тела. То есть, исходная равномерность распределения температуры частей тела нарушится.
          Пользуясь тем, что аудитория затихла, погрузившись в размышления, Вир Норин продолжал:
          - Взрывы сверхновых звёзд, как и реакции распада – тоже примеры перехода температуры от холодных тел к горячим. В природе регулярно происходят процессы уменьшения энтропии-
          - Вы говорите о флуктуациях?- перебил его новый голос из зала.- Это известно. Закон Клауса Дина вероятностный, и отклонения- флуктуации от него вполне возможны.
          - Нет, я говорю об общем процессе концентрации энергии. Это закон, а не статистические аномалии. Вы и сами можете найти в природе множество сходных примеров, если немного подумаете. Собирают энергию солнечного света и концентрируют её растения. Как концентраты энергии можно рассматривать те же уголь и нефть. Процессом концентрации рассеянной материи и энергии является формирование звёзд из туманностей. Наша планета тоже представляет собой не флуктуационное отклонение от некоего равновесного состояния, а результат концентрации вещества. Процессы рассеяния энергии и её концентрации происходят в природе всё время и на всех уровнях организации материи. В бурной хаотичной магме возникают и растут кристаллы. В биполярном цикле, с двумя аттракторами – хаосом и порядком – колеблются социальные системы, переходя на более высокий уровень или включаясь в другие.
          Смелее критикуйте гипотезы, точнее устанавливайте границы применимости законов – и ваше научное знание станет намного яснее.
          Возвращаясь к теме нашей лекции, повторю – научитесь управлять процессами концентрации рассеянной энергии – энергоинверсией – и вы решите проблему получения источников чистой и возобновляемой энергии.
          В аудитории некоторое время царило напряжённое молчание, потом кто-то спросил:
          - Вы сказали, что колебания между порядком и хаосом происходят и в социальных системах. Нельзя ли привести примеры?
          - Это отдельный, довольно сложный вопрос, и мы рассмотрим его в следующий раз,- ответил Вир Норин.
          Однако следующий раз случился нескоро.
         
          Глава 4.1. Тейген Герс. Приход к власти.
          Постепенно интерес тормансиан к Земле и её культуре стал ослабевать. На просмотры земных фильмов в клубах приходило всё меньше народу, передачи по сети вещания, связанные с Землёй, собирали всё меньшую аудиторию; земная литература и искусство всё реже упоминались в школах, а земная наука и техника – в вузах.
          Основной причиной этого стала патриотическая кампания в официальной сети вещания. Тон ей задавали несколько членов Совета Двенадцати, в своих выступлениях постоянно твердивших о самобытных ценностях жителей планеты, которым они противопоставляли скучную и пресную – бездуховную, как они её ещё называли – жизнь землян. По закреплённой многими веками привычке к подражанию высшим властям, такие же речи вскоре зазвучали и из уст чиновников рангом пониже.
          В литературе стали появляться произведения, воспевавшие историю Торманса, величие его правителей и полководцев, особенно тех, которые огнём и мечом объединили разные народы в одну империю. Слово "империя" тоже всё чаще стало появляться в книгах, фильмах, передачах сети вещания Торманса. После исчезновения Чойо Чагаса прежнее имя планеты – Ян-Ях – перестало использоваться и вместо него в оборот вошло название Эксельсора – что в переводе на земной язык означало "Высокая", или "Великая". История Высокой-Великой империи и её героев постепенно стала самой популярной темой в культуре и искусстве Торманса. Издавались красочные альбомы с фотографиями памятников прошлого; в столице и провинциальные городах воздвигались новые скульптуры императоров, царедворцев, военачальников; составлялись многочисленные философские трактаты, доказывавшие уникальность пути развития Высокой империи.
          Вновь возродилась легенда о происхождении предков тормансиан с Белых Звёзд. Какая-либо связь их с Землёй всё настойчивее отрицалась. При этом подчёркивалась особая мудрость предков, позволившая им создать Высокую империю и сохранявшаяся столетиями в самобытной культуре её жителей.
          Начал возрождаться культ Змеи. Его наставники проповедовали веру в небесные сады Цоам, куда после смерти попадают все истинно праведные – под которыми понимались ревностные исполнители велений высших властей. Культ Змеи объявлялся неотъемлемой частью особого духовного пути жителей Высокой империи, и он был, как утверждалось, также доставлен их предками с Белых Звёзд.
          О Земле в передачах сети вещания и в публикациях всё чаще говорилось в пренебрежительно-насмешливом тоне, как о развращённой и загнивающей планете. Подчёркивалась анархичность устройства её общества, где отсутствовали сильные правители, с иронией упоминался образ жизни землян, которому противопоставлялась самобытная культура высокоимперцев. В публицистике начали появляться статьи, разоблачавшие тайные замыслы Земли, стремящейся с помощью своих наймитов внедрить в Высокую империю чуждые ценности, разложить добродетельные нравы её жителей, сокрушить её мощь, а потом захватить её остатки. Примером такой деятельности землян и их пособников называлось недавнее отпадение от империи провинций в хвостовом полушарии.
          Пышно расцвела развлекательная литература в жанре фэнтези, безыдейная, но наполненная красочными описаниями драк, пальбы, похождений патриотов, уничтожающих врагов Эксельсоры – в которых всё чаще угадывались земляне. Героями таких книг, действовавшими как в космосе, так и в параллельных мирах, их сочинители нередко делали змееносцев, наделяя их мощной мускулатурой, быстрой реакций, умением метко стрелять из пистолета. Часто в таких фантазиях змееносцы спасали маленьких девочек – авторы старались этим приёмом вызвать к ним симпатию читателей – хотя в реальном мире змееносцы, как и их младшие коллеги стражи- лиловые, были палачами, карателями и убийцами, а уж помогать незнакомым людям никому из них и в голову бы не пришло.
          В других фантазиях подобного рода простые обыватели получали необычные способности, чаще всего магические, и достигали с их помощью исполнения всех своих нехитрых мечтаний: становились богачами, посещали дорогие рестораны и бордели, "нагибали" всех окружающих, заводили себе гаремы.
          Несмотря на нелепости, такая литература широко распространялась, навязывалась читателям с помощью рекламы, насаждая как безвкусицу, так и ложные представления о Земле.
          Все эти книги, фильмы, статьи, агитационные ролики и прочее оплачивались олигархами и поощрялись змееносцами. Внедрение низкопробных штампов в головы читателей соответствовало целям и тех и других, поскольку развращённым и одураченным народом было легче управлять, а также отвлекать его от реальных проблем. Забавно, что сочинения о коварных планах землян, "жаждавших захватить предприятия и природные ресурсы Высокой империи", тоже издавались на деньги олигархов, которые как раз и присвоили себе все заводы и богатства планеты.
          "Умеренные" и сам Сат Эр теперь лучше понимали мрачные предсказания историка Арк Дина. Вот только их усилия что-либо изменить уходили в пустоту.
          * * *
          Зет Уг всё реже появлялся на заседаниях Совета Двенадцати и на публике. Ходили слухи, что он пристрастился к вдыханию пыльцы цветов бездумного отдыха, навевавшей сладкие иллюзии, но разрушительно влиявшей на здоровье. В своих эпизодических выступлениях по общей сети вещания, становившихся всё более путаными и косноязычными, он, в основном, напоминал о мрачных временах всевластия Чойо Чагаса и восхвалял нынешнюю свободу.
          Однажды на экранах дальновизоров появился Тейген Герс, один из Двенадцати, возглавивший службу безопасности после гибели Ген Ши, и сообщил, что председатель Зет Уг, утомившись от великих забот о стране и народе, принял решение отойти от государственных дел. На следующий день по общественному дальновидению было объявлено, что преемником Зет Уга избран владыка Тейген Герс. Слово "владыка", давно уже не употреблявшееся по отношению к высшим властям планеты, назойливо повторялось, как бы подчёркивая, что наступают другие времена.
          * * *
          Новый глава Совета Двенадцати происходил из низов общества. Детство он провёл в одном из провинциальных городов, среди дворовой шпаны и гопников, занимавшихся мелкими грабежами и издевательствами над более слабой малышнёй. После окончания школы он вступил в "Корпус бдительных" – так назывались добровольцы, следившие за подозреваемыми в нелояльности гражданами и писавшие на них доносы. Необычайное усердие в этом деле и умение угадывать желания начальства помогли ему достичь ранга змееносца, а вслед за этим добиться и перевода в столицу.
          В городе Средоточия Мудрости он служил с таким же верноподданическим усердием, и через некоторое время стал начальником столичной тайной полиции, а затем и заместителем Ген Ши, тогдашнего главы службы безопасности. В свой департамент он определил нескольких прежних друзей из гопнической юности, которые стали самыми верными его клевретами.
          После гибели Ген Ши, Тейген Герс автоматически занял его место и некоторое время, пока в стране проводились реформы, никак не проявлял себя. При Зет Уге, новом председателе Совета Двенадцати, значение службы безопасности, резко снизилось. Тем не менее, Тейген Герс, её глава, внешне не высказывал неудовольствия.
          Вскоре, однако, он начал предпринимать шаги, которые позволили змееносцам снова набрать силу. Олигархов часто грабили банды, образовавшиеся из бывших кжи, которым теперь не надо было отправляться во Дворец Нежной Смерти, но которым и зарабатывать себе на пропитание было нечем. Тейген Герс предложил олигархам охрану – за определённый процент от доходов. Благодаря такой политике – на Земле в Эпоху Разобщённого Мира её называли крышеванием – змееносцы поправили своё финансовое положение, а олигархи получили защиту от бандитов и рэкетиров. Это стало первым шагом к союзу олигархов и тайной полиции- змееносцев.
          Закулисная борьба в Совете Двенадцати после ухода от власти Зет Уга никак не освещалась в официальной информационной сети, но по косвенным признакам можно было догадаться, что победу в ней нового владыки обеспечила поддержка ставленников олигархов, настаивавших на кандидатуре "твёрдой руки".
          Став председателем Совета, Тейген Герс назначил на высшие государственные посты своих клевретов из числа змееносцев. Среди них наиболее близкими к нему были приятели из дворового детства. Заняв чиновничьи должности, они продолжали изъясняться тем же гопническим сленгом, что и в далёкой юности. Не избегал его и новый владыка. В выступлениях по общей сети вещания он любил вставлять в свою речь хлёсткие выражения на блатной манер, что, впрочем, повышало его популярность среди босяков, люмпенов, и всей массы городской шпаны.
         
          Глава 4.2. Тейген Герс. Укрепление власти.
          Опорой новой власти стали, как и при Чойо Чагасе, силовые структуры, в первую очередь змееносцы и "лиловые".
          Тайная государственная полиция – называвшаяся корпусом змееносцев за знак змеи, который красовался на их чёрных мундирах – во времена Чойо Чагаса контролировала все стороны жизни общества. Она искала нелояльных, внедряя агентов во все кружки и группы, собирала компромат на чиновников, регулярно проводила акции устрашения – показательные казни заподозренных в неблагонадёжности. Змееносцы пользовались полным доверием диктатора, хотя гребенка террора иногда захватывала и кого-то из них.
          При Тейген Герсе тайная полиция набрала силу, невиданную даже в период правления Чагаса. Она стала неподконтрольной никому и ничему, включая других членов Совета Двенадцати, кроме самого верховного властителя. Любые их поступки, любые преступления сходили им с рук; и речи не могло быть, чтобы их за них наказали, а если таковые совершались по приказу диктатора, то змееносцев, наоборот, повышали в звании, увеличивали оклады, давали новые квартиры. В результате среди них утвердился змеизм – такое название получила идеология бесчеловечности в сочетании с уверенностью в своей полной безнаказанности. Ты можешь делать всё, что угодно, и тебе за это ничего не будет. Мало того, можешь хвастаться своими злодеяниями, или, насмехаясь над здравым смыслом, обвинять во всём пострадавших. Отравить, искалечить, убить – а потом утверждать, что это сделала сама жертва. А все, кто этому не верит – враги Великой империи, "осквернители Змеи". Которых ждут пыточные подвалы и казематы.
          Ещё одной привилегированной группой при Тейген Герсе стали "лиловые". Новый правитель значительно повысил им жалование и резкое увеличил численность их войск. Через некоторое время "лиловых" стало уже почти десять процентов от населения всей империи, а в столице их было до четверти от числа жителей. "Лиловые" должны были, как предполагалось, поддерживать порядок в городах, защищать жителей от банд. Но куда больше их интересовали поборы и взятки. Часто они предлагали услуги – от которых нельзя было отказаться – охранников рыночных торговцев и предприятий бизнесменов. Небольших, конечно, – крупные фирмы курировались змееносцами, и лиловые на эту кормовую территорию не допускались. В итоге, хотя стражи и потеснили бандитов в столице и других городах империи, но только в том смысле, что сами заняли их места – разница между прежними бандитами и нынешними стражами порядка практически пропала.
          Обыватели видели, что многочисленные банды, вольготно себя чувствовавшие при Зет Уге, исчезли, и хвалили за это "твёрдую руку" Тейген Герса, но мало кто из них понимал, что само государство стало мафиозным – прежние функции бандитов взяли на себя силовые структуры. А наиболее крупные гангстеры просто-напросто легализовались, купив себе либо предприятия, либо мандаты в Собрании Делегатов, либо должности в корпусе змееносцев.
          Олигархов, хозяев заводов и фабрик, такое положение дел в высшей степени устраивало. Тем более, что змееносцы, помимо защиты-крышевания их предприятий, за особую отдельную плату выполняли их деликатные поручения – сбор компромата, запугивание или убийства конкурентов. Началось переплетение силовых структур и олигархии, как и предсказывал Арк Дин.
          Если лиловые стражи только дополнительно кормились от торговцев и щедрот олигархов, то высшие змееносцы вскоре сами стали сверхбогачами – чего не было при Чойо Чагасе – соединив в себе власть политическую и финансовую.
          Второй опорой режима Тейген Герса стали владельцы крупных предприятий и целых отраслей экономики – олигархи.
          По молчаливому уговору с новым правительством им было разрешено, в обмен на поддержку, уменьшить и без того скудную зарплату рабочих, отменить обязательные медицинские страховки, и повысить продолжительность трудового дня. Робкие бунты на нескольких предприятиях были с показательной жестокостью подавлены "лиловыми".
          Хищнически эксплуатировались не только люди, но и природа. Олигархи из кланов, тесно связанных с правительством, конфисковывали сельскохозяйственные земли, на которых геологи обнаруживали залежи металлов, и организовывали там добычу руды, превращая цветущую некогда местность в отвалы отходов и шлака.
          Близкие друзья нового владыки беззастенчиво расхищали бюджет страны, строя себе на берегах Экваториального моря роскошные дворцы и заказывая супер-яхты.
          Олигархи наживались на поставках по государственным заказам некачественной еды в школы для учащихся, в армейские части для солдат.
          Широко распространилась фальсификация продуктов питания. Она приносила колоссальные доходы олигархам, тоже, в основном, из числа "приближенных к телу", с признательностью вносивших малый прайс в его "специальные фонды".
          Формально Совет Двенадцати принял постановления о защите прав потребителей, и даже назначил особых чиновников для борьбы с подделками еды, но великолепные дачи, вскоре отстроенные этими чиновниками в самых престижных пригородных районах столицы, лучше всех их отчётов показали, как они выполняют свои обязанности.
          Эти чиновники тоже благословляли новые времена – ни Зет Уг, ни даже Чойо Чагас всё же не допускали массовой фальсификации продуктов питания, производства их из отходов.
          В целом олигархия стала почти такой же всевластной, неуязвимой и неподсудной, что и змееносцы. При Чойо Чагасе к "неприкосновенным" относился узкий круг его приближённых, теперь же всё решали деньги, и те, у кого их было достаточно, могли позволить себе любое злодеяние. Безнаказанность олигархов порождала у них и их отпрысков полное пренебрежение к простым людям. Любимым развлечением "золотой молодёжи" стали гонки с бешеной скоростью по шоссе, безо всякого внимания дорожным знакам. Если они сбивали кого-то из пешеходов, то судебно-медицинские эксперты тут же объявляли жертв "мертвецки пьяными" – даже девочек-дошкольниц.
          Эта кучка людей, десятая доля процента населения, считала себя полными хозяевами планеты.
          под знаком Змеи
          Религия Змеи заключалась в почитании Великой Нагини, породившей, согласно священному писанию её поклонников, весь мир. Основным догматом этой религии была вера в роскошные небесные сады Цоам, куда после смерти должны попасть все, кто усердно чтил Великую Нагини- Змею, смиренно переносил бедность и земные тяготы, и ревностно исполнял приказы змееносцев.
          При Чойо Чагасе религия Змеи была государственной. Все жители были приписаны к храмам и еженедельно каждый взрослый был обязан исповедаться у наставника Змеи в своих возможных прегрешениях, главным из которых считался непочтительный образ мышления. Неповиновение властям было, конечно, ещё хуже, но оно проходило по разряду уже не грехов, а преступлений. Кроме того, в храмах ежемесячно проводились обязательные для всех сеансы "встречи со Змеёй", на которых людям с помощью ритмической музыки и гипнотического излучения специальных устройств внушались преданность и покорность властям.
          Число искренних почитателей этой религии было не слишком велико, поскольку наставники её, призывая прихожан к смирению и бедности в этом мире, сами усердно накапливали в нём богатства и ходили в роскошных одеяниях. Впрочем, существовала небольшая группа истинно-верующих фанатиков-аскетов, так называемых "благочестивых", которые гневно бичевали корыстолюбивых собратьев и предрекали, что те после смерти будут вечно гореть в огненной магме. Они обычно ходили босыми, в серых (вернее, посеревших от грязи прежде белых) одеждах и носили на шее ожерелья в форме извивающейся змеи.
          При правлении Зет Уга религия Змеи заметно утратила свои позиции, главным образом из-за прекращения государственного финансирования. Кроме того перестали быть обязательными для граждан покаяния в грехах и сеансы "встречи со Змеёй".
          Тейген Герс, придя к власти, снова возвысил культ Змеи. Он пригласил своим религиозным наставником Великого старца- главу фанатиков- "благочестивых" и спрашивал у него советы по всем важным вопросам. Было развёрнуто строительство новых храмов с мощами подвижников и мучеников, отдавших свои жизни ради торжества религии Змеи. Опять стали обязательными еженедельные исповеди и ежемесячные "встречи со Змеёй".
          Великий старец не только окормлял владыку, объяснял ему, как лучше всего обустроить его империю, но и регулярно выступал по общей сети дальновидения. Он возвещал, что в мире сейчас ведётся борьба Добра и Зла, и бастионом Добра является город Средоточия Мудрости, который ныне возглавляет истинно праведный правитель. Зло же заключается в неповиновении законным властям, анархии и растлении духа, и эпицентром его является безбожная и развращённая Земля. "Наука Земли – зло и порча чистого сердца, её техника – зло и повреждение добродетельных нравов, её культура – зло и оскорбление здравого смысла",- витийствовал он.- "Заглядывайте чаще в свои сердца и сверяйте свои поступки с делами предков, тогда вы не собьётесь с истинного пути. Наши предки обладали особой мудростью и, хотя они жили в хижинах и ходили до ветру не в сатанинские унитазы, а в свои родные дощатые сортиры, но они были просты нравами и невинны душой. Главное, помните, чада мои, Добро – это Змея, Змея – это Добро.
          Великий старец заключил договор с министерством образования о сотрудничестве в деле духовно-нравственного воспитания молодёжи, и вскоре во всех городах империи наставники местных храмов стали преподавать в школах основы догматики змеиной религии.
          Змееносцы и олигархи полностью поддерживали реставрацию Тейген Герсом культа Змеи. Прежде всего потому, что та воспитывала у людей привычку повиновения, внушая, что власти, как и богатства священны, ибо даруются свыше Великой Змеёй. Но многие силовики и вполне чистосердечно верили в то, что им читалось на проповедях в храмах. Их мозг, приученный к бездумному выполнению указаний начальства, воспринимал слова наставников, подкреплённые авторитетом верховного владыки, как непреложные истины. Сходным образом становились очень богомольными, особенно с приближением старости, и многие олигархи, хотя и по иным причинам. Им Великая Нагини-Змея представлялась высшим существом, с которым можно и нужно договариваться – обычным способом, то есть, через подношение ценностей ей и её служителям – чтобы обеспечить себе счастливое посмертие в небесных садах Цоам, как бы проплатить там заранее место.
          зомбирование
          Основой пропаганды, внушения людям каких-либо установок всегда было привлечение внимания. Это относилось и к сеансам "встречи со Змеёй", на которых гипнотическое воздействие устройств, имитирующих змей, оказывалось после того, как зрители сосредотачивали на них своё внимание, и к передачам дальновидения общей сети вещания, где самыми популярными приёмами привлечения внимания были сообщения о тех или иных катастрофах.
          Тейген Герс придавал пропаганде важнейшее значение и выделял на неё большие средства.
          Однако сеансы "встречи со Змеёй" можно было проводить не чаще одного раза в месяц – опыты показали, что их учащение превращает загипнотизированных в идиотов. С другой стороны, эффект от таких сеансов держался недолго, дней через десять люди возвращались к нормальному восприятию реальности. Пропаганда через сеть дальновидения также не давала долгосрочных результатов. Имперские институты психологии, щедро финансируемые диктатором, неустанно трудились над разработкой новых методов и устройств, которые внушали бы людям установки пропаганды – прежде всего, повиновение владыкам, веру в каждое их слово, смирение перед змееносцами и олигархией – надолго.
          В один не слишком прекрасный день на личный приём к Тейген Герсу попросился начальник лаборатории вневербального воздействия столичного Института психологии Волдар Натгейл. После того, как охрана тщательно проверила посетителя на предмет наличия оружия, тот предстал перед владыкой и объявил, что в его лаборатории создан прибор, который, будучи подключённым к передачам дальновидения, надёжно и массово зомбирует зрителей, превращает их, по существу, в управляемых роботов.
          - Его действие использует те же принципы, что и змеиный гипноз, добавлены лишь некоторые технические усовершенствования, основанные на самых передовых достижениях науки,- лучась самодовольством, сообщил учёный.- К тексту передачи дальновидения присоединяется особым образом модулированный звуковой ряд, а в визуальную её составляющую на каждом двадцать пятом кадре вставляются картинки, представляющие собой содержание внушаемой установки. После чего для зрителей показанное им становится несомненной истиной, которую нельзя опровергнуть никакими фактами или рассуждениями, и непреложным руководством к действию, которое нельзя отменить ничем другим, кроме внушения новой установки.
          - Ты можешь это продемонстрировать?- спросил явно заинтересованный владыка.
          - Конечно, Великий,- согнувшись в поклоне, ответил Натгейл.- Мы приготовим две группы, которые будут смотреть по дальновизору одну и ту же передачу. Для первой группы эта передача будет вестись с программой внушения, для второй, контрольной – без неё.
          - Хорошо,- кивнул Тейген Герс.- Если то, что ты рассказал, окажется правдой, то тебе будет даровано звание "познавшего Великую Змею", премия в размере годового оклада, и дача на берегу Экваториального моря.
          Натгейл снова согнулся в поклоне:
          - Какую установку прикажете внушить испытуемым, Великий?- спросил он.
          Владыка на минуту задумался.
          - Пусть им расскажут о падении нравов на Земле, о развращённости и коварстве её жителей, стремящихся захватить богатства нашей Высокой империи и поработить наш доверчивый народ,- наконец, решил он.
          - Слушаюсь и повинуюсь.- Отвесив ещё один поклон, Волдар Натгейл, пятясь задом, покинул зал аудиенции.
          Через два дня перед Институтом психологии остановился кортеж чёрных машин, в одной из которых находился владыка. Сопровождаемый то и дело кланяющимся директором, он прошёл в большой зал, разделённый на две отгороженные друг от друга части. В каждой из них сидела перед дальновизорами дюжина человек. Владыка устроился вместе со свитой на втором этаже. По его кивку инженеры включили аппаратуру, и на экранах визоров в обеих частях зала появилось изображение. Шла обычная передача про погоду в разных частях планеты. Через десять минут визоры погасли и люди в обеих частях зашевелились. Но если в одной части испытуемые вели себя спокойно, перебрасывались репликами про слишком ранние морозы в Арпаде и неожиданный ураган в Экваториальном море, то в другой части началась истерика. Молодой человек в красной одежде вскочил на стул и, размахивая руками, дёргаясь как припадочный, принялся вопить:
          - Не позволим шайке межзвёздного ворья поработить наш народ, имеющий многовековую историю и особые духовные идеалы!
          Его поддержал другой, крича с выпученными глазами:
          - Пришельцы навязывают нам фальшивые ценности, хотят разложить нашу культуру, лишить наш бесхитростный народ присущей ему простоты нравов!
          Со всех сторон понеслись выкрики:
          - Гнусные злодеи!
          - Не допустим!
          - Долой!
          - Вон!
          - Уничтожим!
          - Если они посмеют ещё раз явиться к нам, мы все, как один человек, встанем на защиту нашей веры и традиционного образа жизни наших предков!
          - Да здравствует Великая Змея!
          - Смерть пришельцам!
          - Эти преступники нагло называют себя нашими братьями, в то время как наши учёные давно установили, что предки народа Эксельсоры прибыли с Белых Звёзд, чтобы устроить здесь жизнь, полную покоя и счастья!- пафосно воскликнул седовласый мужчина.
          - Беспримерные наглецы!
          Владыка Тейген Герс одобрительно кивал, явно наслаждаясь зрелищем.
          Раскрылись створки, разделявшие две группы между собой, и одни бросились на других с криками: - Долой предателей! Смерть пособникам Земли!
          Люди из группы, которые не подвергались внушению, изумлённо смотрели на бегущих к ним брызжущих слюной психопатов. Потом те и другие, старые и молодые, мужчины и женщины сцепились в безобразной драке.
          - Обратите внимание, Великий, участники эксперимента были набраны из разных возрастных и социальных групп, но наше излучение подействовало на них одинаково,- почтительно шепнул диктатору сидевший справа и немного позади от него начальник лаборатории.
          - И так можно сделать со всеми?- жадно спросил владыка, повернувшись к Волдар Натгейлу.
          - Увы, процентов тридцать людей нейролингвистическому воздействию неподвластны,- с некоторым сожалением ответил учёный.- Частично это обусловлено характером человеческой психики, частично – несовершенством нашего устройства. Но если увеличить финансирование…
          - Ты получишь всё, что тебе требуется,- прервал его Тейген Герс.- Во славу империи. И ещё: подготовь установку на внушение, которую нужно будет запускать каждый день в конце вечерней программы новостей.- Он задумался на минуту, потом сказал:- Текст должен быть таким. "Образцовый раб – это не просто раб, беззаветно преданный своему хозяину, а раб, у которого при мысли о том, что он раб, текут слёзы счастья".
          величие, милитаризм и наука
          Во время Чойо Чагаса в литературе и искусстве Торманса утвердился культ государственного величия. В начале правления Зет Уга он несколько поугас, но потом писатели и другие деятели искусства, оплачиваемые олигархами и поддерживаемые змееносцами, вновь стали проповедовать его.
          При Тейген Герсе слово "величие" прочно вошло в оборот пропаганды. Ежедневно по общей сети вещания дикторы зачитывали так называемые "сводки величия" – сообщения о строительстве олигархами новых шикарных дворцов на побережье Экваториального моря и спуске на воду их очередных супер-яхт. Потоком пошли художественные и исторические сочинения, восхваляющие прошлое величие империи. При этом литераторы не удерживали полёт своей фантазии, а историки не стеснялись исправлять документы, вымарывать свидетельства, противоречившие заявленному величию, и дополнять реальные события вымышленными.
          Все средства массовой информации воспевали бездумное подчинение, пропагандировали почитание владык, стремление попасть в класс их обслуги.
          Ещё одним компонентом государственной пропаганды при правлении Тейген Герса стал милитаризм, бряцание оружием на парадах, воинственные угрозы в адрес соседних государств – отколовшихся недавно от империи провинций, призывы к населению готовиться к борьбе в защиту своих владык, змееносцев и олигархов.
          В школах детей стали воспитывать в духе "величия" и почитания власти. С младших классов их учили обращаться с оружием, разбирать и собирать автоматы, маршировать строем.
          Фильмы о Земле были безусловно запрещены, их предлагалось сдать властям, и ослушникам обещались суровые кары. Даже само упоминание о Земле стало криминальным, лиц, замеченных в нём, ждала суровая проверка на лояльность, обычно завершавшаяся увольнением с работы, а то и заключением в тюрьму. Всё то немногое, что ранее вошло в литературу или искусство страны из земной жизни, последовательно выкорчёвывалось.
          И такое происходило не только в культуре, но и в науке. Знания, полученные от землян, были объявлены никчемными, а земные достижения, уже вошедшие в местный научно-технический оборот, стали приписываться каким-то неизвестным гениям Эксельсоры.
          Одной из забавных мер правительства Тейген Герса в его борьбе с "негативным влиянием развращённой земной науки на наши традиционные ценности", стало запрещение преподавать в школах и вузах логику. Эту науку, с которой жители планеты познакомились благодаря фильмам землян, Великий старец, советник владыки, объявил "подрывающей устои нашего общества", "противоречащей особому духовному пути наших предков" и "внедрённой агентами враждебной нам Земли". Истинная причина запрета логики, впрочем, заключалась в том, что она повышала у людей сопротивляемость к нейролингвистическому программированию.
          Наука самой империи была решительно повёрнута к разработке и производству новых видов вооружений. По крайней мере, такой стала основная её часть. Хотя существовали учреждения, занимающиеся выполнением и других заказов правительства и олигархии: институты изучения психологии и нейролингвистики, центры по разработке методов фальсификации еды, и тому подобные.
          Многие учёные, не желая обслуживать тиранию и создавать оружие для владык, покинули империю. Обычно они переезжали в соседнюю Арпаду, бывшую провинцию Арду, объявившую, после свержения Чойо Чагаса о своей независимости.
          Благодаря массовому притоку интеллектуальных сил, Арпада стала стремительно развиваться и, отставая раньше от центральных областей империи, вскоре вырвалась в научном отношении далеко вперёд.
          * * *
          Укрепив свою власть, Тейген Герс предпринял решительное наступление на разрушительную анархию, как он назвал разные вольности, размножившиеся в стране при Зет Уге.
          В один день указом владыки были закрытие все газеты, позволявшие себе хотя бы изредка высказывать сомнение в благодетельности каких-то начинаний правительства. Выступая перед редакторами оставшихся газет, Тейген Герс заявил:
          - Дело прессы – доводить мнение начальства до простых граждан. Других материалов в ней быть не должно.
          Снова вошёл в обиход термин "осквернители", только теперь он обычно дополнялся словом "величия". "Осквернителями величия" именовались все, кто протестовал против преступлений змееносцев, хищничества олигархов, или коррупции чиновников. По общей сети дальновидения ежедневно оглашались верноподданнические сообщения губернаторов провинций о количестве арестованных "осквернителей" и о мерах наказания для них.
          Альтернативная сеть вещания, созданная участниками бывшего Сопротивления, до крайности раздражала нового владыку, но, несмотря на самые грозные указания, отдаваемые им своим подчинённым, ликвидировать её не удавалось. Применявшиеся при разработке её трансмиттеров земные технологии не позволяли заглушить её передачи, а после перебазирования основной массы её станций вещания за рубеж, в Арпаду, и физически разгромить её стало невозможно.
          Зато новый владыка разобрался с Собранием Делегатов. Хотя вошедшая уже в начале его правления в постоянную практику покупка крупными гангстерами мест в этом учреждении сильно снизила его авторитет, но, всё-таки, после зачистки прессы оно стало трибуной врагов диктатора, и ряд делегатов, пользуясь дарованной им во времена правления Зет Уга неприкосновенностью, вёл возмутительные и подрывные, по мнению Тейген Герса, речи.
          Поэтому на новых выборах в Собрание Делегатов в ход пошли вбросы голосов и другие фальсификации в пользу кандидатов от змееносцев и олигархов. Потом диктатор фактически ликвидировал фракцию партии Справедливости, перекупив нескольких её депутатов, а остальных объявив лишёнными их мест за антигосударственную деятельность. Наконец, чтобы окончательно дискредитировать это учреждение, он своим указом назначил в него пару клоунов из столичного цирка.
         
          Глава 5. Вир Норин.
          Яростная пропагандистская кампания сделала небезопасным появление землянина на улицах города Средоточия Мудрости. С согласия руководства партии Справедливости, впрочем, снова принявшей название Движения Сопротивления, он, как и другие члены штаба, укрылся в тайном лабиринте под Храмом Времени. Остальные противники диктатора, которые могли быть известны его охранке, тоже перешли на нелегальное положение.
          В сложившихся условиях было решено вынести вопрос тактики борьбы с режимом на общую дискуссию. Её открыл магистр Серых Ангелов Сат Эр.
          - Тейген Герс сейчас популярен в народе,- начал он.- Во-первых, он ликвидировал почти все банды в городах, и хотя, по существу, его силовики просто заменили собой прежних бандитов, люди, в своём большинстве, этого не понимают. Они видят, что с улиц городов исчезли гангстеры, и хвалят нового владыку за наведение порядка. Во-вторых, его пропаганда через общую сеть вещания оказалась достаточно эффективной. Подбирая одни факты и игнорируя другие, занимаясь манипулятивными искажениями информации, его медиа-инженеры сумели внушить значительной части своей аудитории положительное отношение к режиму.
          Учитывая всё это, я полагаю, что возобновление террора против властей сейчас окажет только отрицательный эффект – вызовет к ним сочувствие. Мы должны усилить разоблачение коррупции чиновников, хищничества олигархов, злодейств змееносцев через свою сеть дальновидения. Пока не наступит перелом настроений в народе. Только потом можно будет перейти к тем или иным активным действиям.
          - Аудитория наших каналов раз в десять меньше аудитории всеобщей сети,- заметил инженер Таэль. - Мы не добьёмся успеха и за годы.
          - Да, борьба будет трудной и долгой,- согласился Сат Эр.- Но я не вижу других возможностей в настоящее время. Мы должны выждать. Режим обязательно совершит какую-нибудь роковую для себя ошибку. Его нынешнее поощрение мракобесия, архаики, милитаризма ведёт страну в пропасть. С нарастанием числа абсурдов появятся и возможности для изменения ситуации.
          - Пока что словно сама судьба против нас,- меланхолически заметил кто-то.
          - Не надо мистики,- поморщился историк Арк Дин.- Судьба тут ни при чём. Добились бы ликвидации олигархического строя – не было бы нынешней уродливой и мракобесной диктатуры. И, заверяю вас, худшее у нас ещё впереди.
          Припомнив древнюю историю Земли, Вир Норин согласно кивнул.
          - Режим Тейген Герса движется к фашизму,- сказал он.
          Историк поднял брови, подумал, потом согласился.
          - Да. Вспомнил это слово. У нас эту идеологию называют змеизмом – бесчеловечностью в сочетании с уверенностью в своей полной безнаказанности. Ты можешь делать всё, что угодно, и тебе за это ничего не будет. Именно так ведёт себя режим в целом и отдельные его представители – змееносцы и олигархи – в частности.
          - Я хочу внести уточнение,- снова подал голос инженер Таэль.- Пропаганда Тейген Герса успешна не столько благодаря простым манипуляциям с фактами, сколько из-за применения особой технологии нейролингвистического программирования в передачах общей сети вещания. Мы проделали их анализ и установили, что в тексты вплетены ритмические звуковые гаммы, оказывающие гипнотизирующее воздействие, а в визуальные ряды вставлены дополнительные, не замечаемые сознанием, но влияющие на подсознание кадры, содержащие нужные властям установки. Это можно называть техникой массового зомбирования.
          - Подобной сеансам "встречи со Змеёй"?- спросил Арк Дин.
          - Да,- ответил инженер.- Только сеансы чаще раза в месяц проводить не удавалось – люди просто превращались в развалины, а нейролингвистическое программирование для физического здоровья относительно безвредно. Хотя и делает из подвергшихся такой суггестии своего рода аналог роботов.
          - Я вчера встретил толпу молодых людей со стеклянными взглядами и пустыми выражениями лиц, маршировавших строем, размахивавших флагами и выкрикивавших бессмысленные лозунги про "величие" и "осквернителей",- сказал Вин Норин.- Похоже, это были как раз они. И такая технология действует на всех?
          Инженер отрицательно покачал головой.
          - Нет, примерно четверть ей не поддаётся. А у одного процента попытки программирования подсознания вызывают тошноту.
          Астронавигатор вспомнил, что однажды он включил программу официальной сети вещания и у него после первых же кадров случился приступ неконтролирумой рвоты. Только немалым усилием воли ему удалось успокоить разбушевавшийся организм. И, конечно, дальновизор он с тех пор больше не смотрел.
          - Что ещё может нейтрализовать нейролингвистическое программирование, кроме природного иммунитета?- спросил Сат Эр.
          - Тренировка разума, приучение его к правильному мышлению. Очень эффективным было изучение логики, умения здраво рассуждать, но она сейчас, как вы знаете, указом диктатора запрещена,- ответил инженер Таэль.
          - Объявлена чужеродной и антинациональной наукой,- усмехнулся Арк Дин.
          - Я хотел бы ещё сказать о будущих возможностях, правда, не сказать, чтобы желательных, - сказал Сат Эр.- Почти нет сомнений, что приближается война. Усиление милитаристской пропаганды делает это всё более очевидным. Первый удар диктатор наметил, скорее всего, на Арпаду – соседку империи, её бывшую провинцию. Она куда меньше Эксельсоры, и Тейген Герс, несомненно, считает её лёгкой добычей, которую он сумеет покорить за пару дней. Он, однако, не учитывает, что Арпада за прошедшее после отделения время стала крупным промышленным и научным центром. Туда уехали многие наши учёные, не пожелавшие служить тирании. Её президент понимает, получая известия о происходящем в городе Средоточия Мудрости, что Тейген Герс, скорее всего, готовит нападение. Поэтому в Арпаде сейчас ускоренными темпами выпускаются вооружения и тренируются армейские части. Кстати, я хотел бы ещё отметить, что арпадцы очень мотивированы на защиту своей страны. Там нет всевластных змееносцев – их корпус ликвидировали сразу после отделения от империи – ни такой безумной разницы в уровне жизни между олигархами и простым народом, как в Эксельсоре. Выборы властей там не превращены в фарс, нет там и нынешнего насаждаемого у нас, под видом "традиционных ценностей", дикого мракобесия. И они совсем не жаждут заполучить всё это снова – под какими бы предлогами имперская пропаганда ни стала им его навязывать. Так что если Тейген Герс рассчитывает, что его армии там встретят с букетами цветов, то он глубоко заблуждается.
          Я это говорю к тому, что, во-первых, нам следует быть готовыми к войне, а во-вторых, такие войны, затеваемые самонадеянными и безрассудными диктаторами, подрывают их же режим, и становятся, особенно в случае их поражения, факторами политических изменений.
          На некоторое время участники обсуждения погрузились в раздумье. Потом Таэль сказал:
          - Если так, то я полагаю, что нашему штабу следует перебазироваться в Арпаду. Помимо прочего, мы можем оказать их учёным содействие в освоении земных технологий для разработки защитного оружия,- он бросил короткий взгляд на астронавигатора, который согласно кивнул.- Дальше всё будет зависеть от хода войны и её влияния на внутреннюю обстановку в Эксельсоре.
          - Если имперские войска потерпят поражение или будут нести сильные потери, то диктатора могут устранить свои же,- добавил Арк Дин.- В нашей истории, да и в древней истории Земли, такое происходило регулярно.
          - Решено,- подвёл обсуждение магистр.- Наша основная задача сейчас – выжить и дождаться внутреннего развала империи.
          Историк повернулся к землянину.
          - Ещё одно. В прошлый раз вы обещали рассказать нам о рассеянии и концентрации энергии, колебаниях между порядком и хаосом в социальных системах. У меня сложилось впечатление, что сейчас нам эти знания могут очень пригодиться. Может быть, пока ещё есть время, расскажете, что думает об этом земная наука?
          Вир Норин согласно кивнул.- Хорошо. Вряд ли скоро представится другой подходящий случай.
          - Делаем перерыв на полчаса,- предложил магистр,- после чего собираемся здесь снова.
          * * *
          - Хаос и порядок – это, по нашим современным представлениям, два аттрактора, полюса притяжения, между которыми осциллируют состояния любых систем, в том числе социальных,- начал свой рассказ Вир Норин.- Упорядоченная система в процессе своего функционирования использует энергию, рассеивает её, создавая нарастающую энтропию, хаос. В какой-то момент начинается обратный процесс: появление островков новых упорядоченных структур – концентрация энергии. Когда он охватит достаточно обширную область, происходит фазовый скачок – хаотизированная система превращается в упорядоченную. Это верно и для социальных систем: они используют и рассеивают энергию, генерируют хаос, энтропию, и, со времени, устаревают, разрушаются. После чего вокруг образовавшихся ядер новых систем, того же или более высокого уровня организации, начинается процесс упорядочивания. Затем опять используется накопленная сконцентрированная энергия. И так в биполярном цикле, с двумя аттракторами – порядком и хаосом – колеблется любая система, переходя на более высокий уровень или включаясь в другие.
          В созданной сегодня Тейген Герсом высокоупорядоченной системе, с иерархиями змееносцев и олигархов, постепенно начинает нарастать хаос, энтропия. Это выражается, прежде всего, в росте объёма фальсифицированной информации, распространяемой по общей сети вещания. Вступая в противоречие с реальностью, она ведёт к разрушению мышления у людей – а это и есть один из видов социальной хаотизации: распад связной картины мира. Обратный процесс, который войдёт в общее преобразование нынешней диктатуры, будет состоять из сборки вокруг островков правдивой информации действительной картины мира.
          Приближающаяся, по многим признакам, война внесёт ещё больше элементов хаоса в текущее положение, особенно если её ход будет для режима неудачным. Нарастающий хаос в некоторый момент приведёт к крушению всей нынешней социальной системы. В прошлой истории Земли именно неудачные войны, которые затевали помешавшиеся на величии и милитаризме правители, чаще всего были решающими факторами кардинальных изменений в политическом строе.
          Время, под Храмом которого мы находимся – главный фактор краха подобных диктатур,- так закончил свою лекцию астронавигатор.
          * * *
          Через неделю Сат Эр встретился с Вир Норином и сообщил ему, что штаб Сопротивления, по просьбе пока ещё не закрытого посольства Арпады, принял решение тайно переправить землянина на один из военных полигонов этого государства для помощи в создании боевой техники. Ещё ранее арпадцам были переданы материалы по разработке оборонительного оружия, оставленные землянами Движению Сопротивления на случай развёртывания широкомасштабной войны с олигархией. Эти материалы следовало использовать с осторожностью, и лишь в крайнем случае. Шовинистическая кампания, развёрнутая в империи и недвусмысленные угрозы со стороны диктатора в адрес соседних стран с очевидностью говорили, что такой случай приближается.
          - Война практически неизбежна,- сказал магистр Серых Ангелов.
          - Видимо, да,- кивнул астронавигатор.- Если бы прибыл звездолёт с Земли, он сумел бы предотвратить эту бойню, ненужную никому, кроме безумного диктатора. Но сейчас, я согласен, надо помочь арпадцам создать оружие для отпора агрессору. И ещё, они должны знать: Земля с ними, а не с имперскими змееносцами.
         
          Глава 6. Тейген Герс. Война Величия.
          1.
          Вскоре после прихода к власти Зет Уга несколько провинций хвостового полушария откололись от империи и объявили себя независимыми государствами. Они выслали бывших наместников-представителей Совета Двенадцати, провели выборы президентов и депутатов парламентов, ликвидировали корпуса змееносцев, закрыли храмы Змеи.
          Зет Уг, занятый внутренними реформами, уделял мало внимания происходящему за рубежом, и в одной из своих речей мельком заявил о признании новых государств.
          Однако Тейген Герс, утвердившись во власти, решил вернуть обратно в состав Высокой империи отпавшие от неё территории. К этому его подбивало и ближайшее окружение. Олигархи жаждали новых природных и человеческих ресурсов, которые они могли бы эксплуатировать. Змееносцы желали восстановить там свои структуры. Наставники хотели вновь открыть там храмы Змеи. И все вместе они называли жителей стран, ликвидировавших у себя господство владык, змееносцев, олигархов и змеиных священников "осквернителями Величия".
          Впрочем, для Тейген Герса главной причиной его желания подчинить новые государства – или, как он выражался, "вернуть их в лоно исторической родины" – было то, что те подавали плохой, с его точки зрения, пример его собственным подданным. Своим новым политическим устройством они бросали вызов его представлениям о правильном социальном порядке. Если с влиянием Земли в Высокой империи было, в целом, покончено, то бывшие провинции, а ныне независимые государства, своими свободными выборами властей и депутатов распространяли, по мнению Тейген Герса, опасные семена анархии и растления нравов. Так или иначе, он решил, что с подрывающими величие изменниками и мятежниками пора кончать. И, прежде всего, с Арпадой, граничащей непосредственно с землями империи.
          Придя к такому выводу, Тейген Герс начал готовить план военной кампании.
          Был резко увеличен выпуск боевой техники. В передачах общей сети дальновидения и в публикациях официальной (другой не осталось) прессы почти ежедневно сообщалось о коварных замыслах арпадцев против Высокой империи, об их отступлении от "священных обычаев наших предков". Историки и публицисты доказывали, что Арпада никогда и не была независимым государством, а её отпадение, точнее, отступничество и измена Высокой империи, были вызваны подрывной деятельностью пришельцев с Земли. В школах и вузах ввели обязательную военную подготовку, обучение хождению строем, а также особые "уроки величия", на которых учащимся, построенным в форме извивающейся змеи, демонстрировали, в качестве примеров такого величия, фотографии яхт и дворцов олигархов, портреты знаменитых змееносцев, и зачитывали выдержки из речей Тейгена Герса.
          * * *
          Однажды в полдень по общей сети вещания Эксельсоры зазвучал государственный гимн, на экранах визоров появилось изображение садов Цоам, вслед за чем диктор торжественно объявил:
          - Внимайте все жители Высокой империи! Через несколько минут начнётся трансляция из зала заседаний Совета Двенадцати!
          Грянул бодрый военный марш и сады Цоам сменил зал с белыми колонными, украшенными обвивающимися вокруг них золочёными змеями. На трибуне в центре стоял председатель Совета Двенадцати Тейген Герс.
          Видеокамера приблизила изображение. Правитель прочувствованно заговорил:
          - Почтенные владыки, доблестные змееносцы, достойные наставники и все благонамеренные граждане. Долгое время народ Высокой империи великодушно терпел наглое пренебрежение и высокомерное поведение самонадеянных жителей Арпады, которые отреклись от обычаев наших общих предков и подпали под влияние развращённых и злокозненных пришельцев с Земли. Они оскорбляли величие Высокой империи, отказываясь принять к себе наших советников и в то же время гостеприимно распахивая двери перед изгнанными из нашей страны отщепенцами. Они обворовывали наших предпринимателей, конфискуя их имущество, как якобы полученное путём грабежей и мошенничеств. Они запрещали проповедовать нашим наставникам, несущим слова вечной мудрости, доставленные некогда с Белых Звёзд. Но нашему терпению пришёл конец. Сегодня доблестные войска Высокой империи по моему приказу пересекли границу с Арпадой. Мы ведём войну за возрождение величия нашей планеты, наказание осквернителей величия и исправление исторических несправедливостей.
          У этой страны нет права на существование. В своё время владыка Зет Уг из жалости даровал ей так называемую независимость, но правящей клике Арпады наше благородство не пошло впрок.
          Несомненно, что все благонамеренные жители Арпады с восторгом встретят освободительные войска Высокой империи и радостно вернутся в состав нашей общей исторической родины.
          Завершив свою речь, Тейген Герс спустился с трибуны и прошёл к креслу во главе белого стола с изображёнными на нём извивающимися золотыми змеями. Владыка опустился на своё место, и камера дальновидения переключилась на показ всего зала.
          К трибуне стали подходить, один за другим, члены Совета Двенадцати. Бодрыми голосами они возвещали:
          - Да здравствует наша великая, не знающая поражений освободительная армия! Осквернители величия будут наказаны!
          - Мы сокрушим их за пару дней! Отщепенцы и осквернители приползут к нам на коленях, вымаливая свои жалкие жизни!
          - Слава предков вызывает к отмщению! Злобные замыслы арпадцев и других пособников коварных землян будут сокрушены!
          - В Арпаде засели враги нашего народа! Наша армия покарает их мечом справедливости!
          Несмотря на бравые фразы, некоторые владыки выглядели бледноватыми, а пару раз камера дальновидения как бы невзначай показала их трясущиеся руки. Тем не менее, на трибуну выходил очередной из Двенадцати, и снова повторялись, в примерно одинаковых выражениях, славословия в адрес мудрого решения Тейген Герса и проклятья в адрес осквернителей. Так продолжалось пока не настала очередь выступать владыке Пых Мыху, заведовавшему производством продовольствия. Невысокий толстенький лысый человечек взобрался на трибуну, взял в руки микрофон, привстал на цыпочки и вдруг … закукарекал.
          По залу разнеслось громкое:
          - Кукареку!
          И ещё раз:
          - Кукареку!
          И ещё:
          - Кукареку!
          Все владыки уставились на коллегу, большинство с изумлением, а парочка – с откровенной завистью.
          Тейген Герс приподнялся в своём кресле.
          - Поздно прикидываться идиотом,- прошипел он.- Скажите прямо: вы одобряете ввод наших освободительных войск в Арпаду или нет?
          - Кукареку,- ответствовал Пых Мых, но уже не так уверенно.
          - Значит, вы поддерживаете отщепенцев и осквернителей?- голос Тейген Герса мог заморозить воду.
          - Одобряю ввод наших освободительных войск,- сдался, наконец, Пых Мых.- Проклятие и позор всем отщепенцам и осквернителям. Прошу прощения, у меня что-то странное случилось с голосом.
          Правитель хмуро кивнул, делая вид, что принимает фальшивое извинение – владыка Пых Мых представлял в Совете интересы крупнейших олигархов, а потому конфликтовать с ним не стоило. Остальные члены Совета Двенадцати злорадно заухмылялись. Их чересчур хитроумному коллеге не удалось соскочить.
          * * *
          Трансляцию по общей сети вещания речи председателя Совета и последующих выступлений владык смотрели и в штабе Сопротивления. Присутствовало всё руководство движения – кроме землянина, который по просьбе властей Арпады был тайно переправлен туда и сейчас помогал, используя свои знания, совершенствовать боевую технику.
          - К тому всё шло,- сказал Сат Эр, когда показ заседания Совета Двенадцати завершился и на экране снова появилось изображение садов Цоам.- Вся эта милитаризация, псевдопатриотическая пропаганда, фальсифицированная история, постоянные угрозы в адрес соседних стран, бряцание оружием …
          - Опросы показывают, что большинство населения поддерживает решение Тейген Герса,- заметил инженер Таэль.- Несомненно, это результат длительного зомбирования через визоры. Они верят, что будут защищать свою родину, в то время, как истинной причиной этой войны являются фантазии безумного диктатора. А также интересы олигархов и змееносцев.
          - Установление олигархического строя и его объединение со структурами змееносцев ничем иным, как диктатурой и войной, закончиться и не могло,- сказал историк Арк Дин.- Сейчас вся экономика нашей страны находится в руках олигархов, а политика контролируется змееносцами, занимающими ключевые государственные посты. Тейген Герс просто выполняет их коллективную волю.
          - Не только, он действительно верит в то, что говорит,- возразил Сат Эр.- Он фанатик культа Великой Змеи и убеждён, что, начиная войну против Арды, выполняет священную волю Змеи. Когда он не называет арпадцев "осквернителями Величия", то называет их "осквернителями Змеи".
          - Змеизм – это идеология безнаказанных злодейств,- угрюмо заметил Гзер Буям.- Змееносцы жестоко подавляли нас, кжи, когда мы протестовали против угнетения, и, конечно же, эту войну они тоже будут вести самым беспощадным образом.
          - Война, объявленная Герсом, ударит и по нашему народу,- заметил Сат Эр.- Нищета, голод, смерть – вот что она несёт нашей стране. И углубление мракобесия.
          - Не все владыки согласны с решением Герса,- сказал Таэль.- Вы видели, как у некоторых из них тряслись руки?
          - Про себя понимают, что это всё очень даже может плохо кончиться,- кивнул магистр.- Но вслух сказать ничего не решаются.
          - Когда-нибудь эта сцена с кукареканьем и трясущимися руками войдёт в учебники истории,- сказал Арк Дин.- Как пример того, насколько тупоумные и трусливые личности, в конце концов, остаются вокруг диктатора, привыкшего к бездумному повиновению. И ведь не нашлось среди всей этой мрази ни одного человека, который осмелился бы ему возразить. Ни одного!
          А ведь была возможность, после реформ Зет Уга, создать высокоразвитую, удобную для проживания страну. Вместо этого устроили диктатуру, которая не только ничего не решающие у нас массы, но и всю нынешнюю элиту ввергнет в пучину бедствий.
          Арк Дин отпил воды и продолжил:
          - Как ни чудовищно происходящее, но оно, весьма вероятно, приведёт к краху режима. Хаос во время войны будет лавинообразно нарастать. А сейчас надо выступить с обращением к народу по нашей сети вещания. Люди должны знать точку зрения Сопротивления на начавшуюся войну.
          Инженер Таэль кивнул.- Я прогрею аппаратуру и включу трансмиттеры. Это займёт минут десять.
          Когда всё было готово, Арк Дин прошёл в центр комнаты и, глядя прямо в объектив камеры, заговорил:
          - Все вы недавно слышали выступление членов Совета Двенадцати, высших правителей Эксельсоры. Они упоминали врагов нашего народа. Такие враги действительно есть. Но они находятся не в Арпаде, и не в какой-либо иной стране, близкой или далёкой от нас. Враги нашего народа, несущие ему бедность, угнетение, и разрушения, во все времена обитали в садах Цоам. Но, чтобы отвлечь внимание народа от своего воровства и своих злодеяний, они постоянно указывали на других …
          * * *
          Выступление Арк Дина практически не изменило отношение большинства жителей империи к начавшейся войне. Члены штаба Сопротивления с мрачными лицами слушали отклики на него по общей и по закрытой сетям вещания.
          В официальной сети показывали митинги, на которых выступающие в почти одинаковых выражениях поддерживали Тейген Герса и обрушивались с бранью на его противников. У всех их были пустые глаза и бессмысленные выражения лиц. За ними в визорах появились демонстрации многотысячных толп, несущих плакаты с лозунгами "Да здравствует освободительный поход!", "Верьте своей стране!", "Долой осквернителей!" Одетые в чёрные мундиры молодчики то и дело механически вскидывали вверх правые руки, напоминая зигующих нацистов из древних земных кинофильмов.
          Всё это, впрочем, не имело особого значения, потому что было просто срежиссировано самими властями.
          Но и закрытая сеть вещания, предназначенная для владык, показывала сходные настроения. Больше половины населения поддержали Тейген Герса. Мужчины и женщины, юноши и старики ругали арпадских осквернителей, вынудивших владыку начать освободительный поход; называли его "правильным", "обоснованным", "справедливым", а ещё "превентивным" и "упредительным". Клеймили противников "освободительного похода" как предателей родины и требовали для них разнообразных кар. Попытки возражений тонули в улюлюканье и презрительном свисте слушателей, у которых из-за постоянного зомбирования по визорам были практически разрушены способности к логическому мышлению.
          * * *
          Тейген Герс запретил распространение какой-либо иной информации о положении на фронте, кроме официальной, которая, впрочем, давно уже представляла собой чистую пропаганду.
          Для укрепления духа народа были мобилизованы многочисленные активисты, как платные, так и идейные.
          Учащихся в школах и вузах выстраивали в форме вставшей на хвост змеи – чтобы показать единогласную поддержку народом войны против отринувших культ Великой Змеи отступников Арпады.
          Воинские отряды перед отправкой на фронт причащались змеиным ядом в храмах Змеи, где наставники, одетые в халаты с изображениями красно-золотых извивающихся змей, давали им свои благословения и читали молитвы, в которых всем, павшим в борьбе против отщепенцев и отступников, за власть змееносцев, олигархов и владык, обещалось счастливое посмертие в небесных садах Цоам
          В первых рядах патриотических священников был Великий старец, глава фундаменталистов-благочестивых. Вскоре после заседания Совета Двенадцати он выступил по государственной сети дальновидения с кратким напутственным словом солдатам.
          - Чада мои, война против отступников, на которую вы идёте – это священная война, война во имя правды и справедливости, - сказал он.- Вернувшимся героям будет уготована великая слава, павшим – место в небесных садах Цоам, где они будут вечно блаженствовать.
          Помните, чада, в освободительной миссии вас должны вести любовь. И нет большей любви к други своя, чем у тех, кто бомбит родильные дома, детские сады и школы, а также расстреливает из систем залпового огня жилые кварталы городов. Воюйте же храбро, крушите врагов, сносите с лица земли их нечестивые и блудодейственные селища.
          Да пребудет с вами наша прародительница, Вечная Нагини-Змея!
          Это выступление Великого старца стало каноном для всех последующих военных молитв змеиных наставников.
          2.
          Имперские войска двинулись вглубь территории Арпады тремя армиями – по трём главным дорогам, соединяющим оба государства. Они направлялись к основным промышленным центрам и к столице. Повеление владыки гласило: пленных не брать, по пути всё живое уничтожать, города стирать с лица земли.
          Генералы прилежно выполняли данный им приказ.
          Танки, движущиеся по дорогам, расстреливали любые строения, оказывавшиеся в пределах видимости. Возле городков и посёлков имперские войска на время задерживались, и в действие вступали системы залпового огня, которые выпускали снаряды по жилым кварталам и другим постройкам. Потом тяжёлая бронетехника съезжала с дорог и утюжила развалины, размалывая их в щебень. И наконец, заключительным аккордом, огнемёты заливали остатки посёлка напалмом, так, что когда колонна возобновляла движение, позади неё оставалась только чёрная выжженная земля.
          Поскольку основные силы обороны Арпады были сосредоточены возле крупных городов, на первом этапе войны сопротивления наступающим почти никто не оказывал, кроме отдельных отрядов снайперов, поражавших с дальнего расстояния технику имперцев самонаводящимися ракетами.
          Вдали от дорог, там, где не могли пройти танки и артиллерия, действовали аэропланы. Они обрушивали с неба на города и посёлки бомбы, зажигательные снаряды, кассетные боезаряды, которые, разрываясь, причиняли мучительные раны. "Соколы Герса", как их называли, били по площадям, разнося в прах жилые кварталы, школы, детские сады, родильные дома; им было всё равно, куда попадали их бомбы. Множество людей было убито, искалечено, похоронено заживо под развалинами. Оставшиеся в живых после налётов закапывали покойников прямо там, где их находили – на территории жилых построек, на детских площадках, возле школ.
          За техникой шла пехота, в основном, молодые солдаты. Война представлялась им весёлым приключением. "Горящие сёла! Прекрасное зрелище!",- сообщал один из них в письме домой. "За нами всё горит! Великолепно!" писал другой. Они охотно позировали для кинохроники, обнимаясь и смеясь на фоне сожжённых домов, разорванных людей, трупов женщин и детей. В прежней мирной жизни это были обычные с виду ребята. Пропагандистская машина Герса сделала из них бездумных зомби- убийц.
          В армию Эксельсоры входили отряды хургов, предназначенные для особо кровавых операций. Хурги обитали в отдалённых регионах Высокой империи и были полулюдьми- полузверями. Отвратительные с виду, кривоногие, косорукие, косматые, они, хотя и понимали человеческую речь, никаким полезным трудом заниматься не желали, зато охотно вступали в банды или служили наёмниками. Зомбировать пропагандой их не требовалось, точнее, оно ничего не добавляло; хурги и так готовы были убивать кого угодно, лишь бы за это хорошо платили.
          Следом за армией двигались каратели – спецназ лиловых стражей. Им предстояло наводить порядок в столице Арпады после её захвата. Лиловые ехали со своим обычным снаряжением, предназначенным для приведения к окончательной покорности тех граждан Арпады, которые останутся в живых после войны: щитами, касками, дубинками.
          "Священная война против осквернителей" ежедневно освещалась по общей сети имперского вещания. Её поддерживали популярные артисты и писатели; они подписывали письма "к нашим бравым воинам", благодарили их за защиту родины и призывали к новым подвигам. Такие же настроения царили и среди большинства жителей Высокой империи.
          3.
          Технические и человеческие ресурсы Высокой империи многократно превосходили ресурсы небольшой Арпады. Поэтому владыка Тейген Герс был уверен что победа над "осквернителями Величия" – дело нескольких дней. О том же постоянно твердила имперская пропаганда.
          Однако уже через пару недель казавшееся неудержимым продвижение лавины бронетехники Эксельсоры по дорогам Арпады застопорилось. Снайперы всё чаще подрывали высокоточными переносными ракетами имперские танки и бронемашины, превращая их в горящие гробы для экипажей. Зенитчики сбивали самонаводящимися снарядами "соколов Герса", не ожидавших появления такого эффективного оружия у врага. Оно было создано с помощью земных технологий и быстро доказало своё превосходство над имперским.
          Далее, с углублением войск Эксельсоры вглубь территории Арпады фронт растянулся и логистика стала регулярно нарушаться летучими отрядами партизан, подрывавшими колонны с продовольствием и боеприпасами.
          Когда имперцы приблизились к крупным промышленным центрам, в борьбу с ними вступила уже регулярная армия, имевшая на вооружении стационарные установки с крылатыми ракетами, за считаные минуты превращавшими колонны танков в груды металлолома, а также оснащённые радарами зенитные комплексы, достававшие летательные аппараты противника даже за сотню километров.
          По мере того, как армия Арпады перемалывала в хлам бронетехнику и авиацию Империи, результаты войны, вначале казавшейся Тейген Герсу и его приближённым лёгкой прогулкой со скорым парадом победы в городе Средоточия Мудрости и швырянием знамён врага к ступеням Дворца Совета Двенадцати, становились всё более неопределёнными.
          В организации отпора вторжению немалое значение имел и боевой дух. Защитники Арлы сражались на своей земле, они видели разбомблённые захватчиками жилые здания, школы, родильные дома, знали про отданные приказы "стирать с лица земли всё живое", и потому сражались отчаянно. Жестокие методы ведения войны ордами Герса порождали дополнительную мотивацию к борьбе, и не только у солдат регулярной армии, но и у мирных прежде жителей, уходивших в партизаны после гибели своих близких и устраивавших нападения на обозы снабжения.
          Да и все вообще жители Арпады были изначально настроены на решительное сопротивление Высокой империи. Никому не хотелось, чтобы их парламент превратился в сборище воров и ставленников олигархов, каким стало Собрание Делегатов Эксельсоры при Тейген Герсе; чтобы к ним снова стали назначать из империи для управления, а точнее, для кормления алчных сатрапов; чтобы у них вновь возродилось всевластие змееносцев и практика "встреч со Змеёй".
          Наконец, другие страны, обретшие независимость от Империи после падения Чойо Чагаса, поддержали Арпаду после вторжения войск Герса, сначала экономически, а потом и технически, поставками оружия. Они понимали, что если диктатор добьётся успеха на этом направлении, то очень скоро наступит их черед.
          * * *
          К концу третьего месяца вторжения наступление армий Герса захлебнулось уже полностью. По официальной сети дальновидения Арпады и альтернативной сети, организованной Движением Сопротивления для Эксельсоры, показывали груды размолотой бронетехники, сбитые аэропланы, подорванные колонны снабжения, обгорелые трупы оккупантов.
          Имперская пропаганда перед вторжением создавала впечатление, что на покорение дерзких "осквернителей Величия" будут отправлены сверхсовременные танки с лазерными пушками, над которыми будут барражировать, выжигая всю местность внизу раскаленной плазмой, хищные ракетоносцы. А вместо этого по дорогам Арпады вяло ползли прикрытые дощатыми щитами устаревшие танки, половина из которых была на колёсах, а в её небе летали, кроме нескольких относительно современных истребителей и штурмовиков, фанерные бипланы.
          Собравшаяся в одном месте имперская техника выжигалась арпадскими военными одним залповым ударом кумулятивных снарядов, а отставшие единичные машины становились лёгкой добычей отрядов охотников-снайперов.
          Имперский спецназ змееносцев, который в их психоделической фэнтезийной литературе громил всех и вся одной левой, массово ложился в поля Арпады, ничуть не отличаясь в этом от обычной пехоты.
          Сильно упал моральный дух имперских войск. Перед вторжением пропаганда твердила им, что война станет лёгкой прогулкой, на которой они, используя сверхсовременное оружие, без труда покорят слаборазвитую, почти дикую страну, которая только по недоразумению или из-за злых козней пришельцев с Земли отделилась от Высокой империи. Вместо этого они встретили упорно сопротивляющегося противника, вооружённого превосходной техникой.
          По мере продвижения армии вторжения вглубь Арпады и растягивания линии фронта, возникали и с каждым днём усугублялись проблемы со снабжением. В машинах заканчивалось горючее. Солдаты стали болеть из-за плохого питания. Консервы им поставлялись просроченные, десятилетней давности – компанией того же олигарха, который поставлял протухшую еду для школьных завтраков.
          Не повышало моральный дух рядового состава и отношение командования к убитым и раненым солдатам. Раненых зачастую просто бросали на поле боя, а убитых либо закапывали в наспех вырытых траншеях, либо сжигали в передвижных миникрематориях, а то и в ближайших скотомогильниках. Тела погибших солдат, которых не успели подобрать похоронные команды, дожирали собаки, стаями следовавшие за имперской армией.
          По негласному указанию Тейген Герса запрещалось сообщать в официальной сети вещания о потерях имперской армии и вывозить на родину тела убитых, за исключением змееносцев и офицеров лиловых. Во-первых, чтобы не возбуждать в народе волнений, а во-вторых, чтобы не платить семьям погибших компенсации. Большинство погибших записывали как пропавших без вести – а таким компенсации родственникам не полагались – поди знай, может, он ещё жив, может, дезертировал, а может, и того хуже, перебежал к врагу.
          Сообщения из дома тоже не поднимали боевой дух у солдат. Обещанное им жалование задерживалось, а когда оно всё же поступало к родственникам, то оказывалось сильно урезанным. Вернувшиеся домой безногие и безрукие инвалиды встречали полное безразличие властей. Никаких пособий им не платили.
          4.
          Сидя в своём личном кабинете, расположенном в Покоях Мрака, Тейген Герс предавался вполне подходящим для названия этого обиталища мрачным размышлениям. Владыка уже давно жил в выдуманном им самим мире, созданном из смеси обрывков плохо усвоенных школьных уроков по истории с фэнтезийными сочинениями про бравых змееносцев, лихо уничтожающих всех своих врагов. Он полностью утратил связь с реальностью, верил во всесокрушающую мощь имперского оружия, о которой ему регулярно докладывали придворные и ежедневно твердила пропаганда. Забыв о том, что такая пропаганда сочинялась по его же собственному приказу, а придворных, хотя бы изредка сообщавших ему какие-либо неприятные известия, он сам давно повыгонял. Тех, конечно, кого не казнил за трусость и паникёрство.
          Однако постепенно в параллельный мир, в котором он существовал, начали проникать элементы действительности. Владыка время от времени включал альтернативную сеть вещания, созданную "проклятыми отщепенцами", и то, что он там видел, ему сильно не нравилось. Конечно, можно было бы считать, что груды покорёженной имперской техники, сбитых аэропланов и убитых солдат – просто постановки вражеской пропаганды, только сводки с театров боевых действий были к этой пропаганде довольно близки. По плану, который ему представили генералы, все города Арпады уже давно должны были быть превращены в развалины, а её столица захвачена, разграблена и сожжена. Однако вместо бодрых реляций о победах, генералы ежедневно просили подкреплений в технике и людях, стыдливо бормоча что-то невнятное, когда он задавал вопрос о потерях. Да и сама имперская техника, столь впечатляюще выглядевшая на макетах и опытных образцах, выставлявшихся на парадах, куда-то подевалась. Вместо неё владыка с изумлением созерцал на поле боя старые танки, кое-где даже покрытые дощатыми щитами вместо брони.
          - Надо разобраться с этим делом раз и навсегда,- решил диктатор, нажимая кнопку вызова охраны.- Директора отдела вооружений ко мне, быстро!- рявкнул он вошедшему офицеру.- И досье на него из контрразведки!
          Через несколько минут в дверях появился упитанный розовощёкий человечек. Тщательно скрывая своё беспокойство, он низко поклонился.
          Некоторое время владыка сверлил вошедшего мрачным взглядом, потом процедил:
          - Где боевые роботы? Где лазерные пушки на танках? Где ваши знаменитые управляемые с компьютерных планшетов огневые комплексы, которые так хорошо выглядели на картинках?
          Он швырнул на стол глянцевый журнал с красочными иллюстрациями, затем повернул в сторону посетителя экран компьютера, на котором виднелась груда догорающей разбитой техники и прорычал:
          - Полюбуйтесь! Почему в ваших отчётах значатся супермощные танки с керамитовой бронёй, лазерным наведением, и двумя туалетами, а на поле боя – вот эта столетняя рухлядь?!
          Директор отдела вооружений весь вострепетал.
          - Я выделял треть бюджета на производство новейшего оружия! А что это за груды ржавого хлама? Да ещё и обшитого досками вместо брони, позор какой!- продолжал бушевать владыка. Он стукнул кулаком по распечаткам цветных фотографий разгромленной и сожжённой имперской бронетехники.
          Мелодично звякнул дверной колокольчик.
          - Да!- раздражённо крикнул Тейген Герс.
          Открылась дверь, к диктатору неслышно ступая по мягкому ковру, подошёл начальник военной контрразведки и положил на стол перед ним толстую папку. Тейген Герс раскрыл её и углубился в чтение. С каждым перевёрнутым листом его лицо всё сильнее дёргалось.
          - Это неслыханно,- сквозь стиснутые зубы бормотал он.- Фантастика. Как можно было такое допустить?! Саботаж! Нет, прямое вредительство!
          Пролистав бумаги до конца, он достал из прикреплённого к папке кармашка фотографии и принялся их изучать.
          - Три дачи на Экваториальном море! Две супер-яхты! В каждой по десять золотых унитазов! Да вы рехнулись!- диктатор окончательно вышел из себя. Он повернулся к стоявшему навытяжку начальнику контрразведки и указал ему на директора отдела вооружений.
          - Убрать и расстрелять!
          Оружейник закачался и уже готов был упасть в обморок.
          Но начальник контрразведки, подойдя к владыке, принялся что-то шептать ему на ухо.
          До еле державшегося на ногах руководителя оборонного производства доносились обрывки фраз:
          - … некем заменить … да кто сейчас не ворует … он хотя бы верный … полно предателей, которые только и ждут подходящего случая …
          Тейген Герс барабанил пальцами по столу.
          - Ладно, выметайся,- буркнул он немного опамятавшемуся директору.- Но помни, ещё хоть одну монету из оборонного госзаказа положишь себе в карман … - он многозначительно и весьма зловеще умолк.
          Директор отдела вооружений, так и не произнесший за аудиенцию ничего, кроме жалобного неразборчивого блеяния, кланяясь и пятясь задом, покинул комнату.
          - А ты подожди в приёмной,- велел владыка начальнику контрразведки.
          Внутренние новости, с которыми Тейген Герс принялся знакомиться по обзору закрытой сети вещания, тоже не радовали.
          Десяток наставников, для которых он, отрывая деньги от оборонного бюджета, строил по всей стране роскошные храмы, потребовали прекратить войну. Старший наставник столичной церкви тоже юлит. Казалось бы, он надёжно прикормлен, а ныне, вместо того, чтобы в главном храме империи возглашать: "Слава праведному воинству, во главе с владыкой идущему крушить осквернителей!" и окроплять гусеницы танков змеиным ядом, бормочет что-то невнятное про благоразумие и умеренность. Одна только и надежда на истинно-благочестивых Великого старца. Слава Змее, они остаются верными, усердно служат молебны за нашу победу и возносят военные молитвы за патриотов империи.
          Однако откуда у противника такое мощное оружие? Не приложили ли к этому руку столь ловко сбежавшие к арпадским осквернителям отщепенцы? Тейген Герс отложил в сторону обзор сообщений закрытой сети и снова вызвал ожидавшего его распоряжений в приёмной начальника военной контрразведки.
          - Доставь мне отчёты наших агентов, которые следят за отщепенцами в Арпаде,- велел он.- И побыстрее.
          Пока тот выполнял поручение, диктатор вернулся к чтению обзора сообщений закрытой сети вещания.
          Владыку Пых Мыха, ведающего производством продовольствия, не видели в столице уже двадцать дней. По слухам, он отбыл на побережье Экваториального моря, где у него дворец и бомбоубежище.
          - Побежали крысы с корабля,- пробормотал Тейген Герс, переворачивая лист бумаги.- Не рановато ли?
          Глава отдела агитации и пропаганды ведомства внешних дел нелегально закупил крупную партию наркотиков. Вчера на устроенном им рауте несколько гостей приняли чересчур мощные дозы и их увезли домой в беспамятстве.
          На артиллерийском заводе произошёл бунт рабочих из-за длительной задержки зарплаты. Лиловые стражи подавили его и арестовали зачинщиков.
          Инспектор военного ведомства обнаружил, что на фабрике, выпускающей для армии защитное снаряжение, в бронежилеты вставляются листы картона, из-за отсутствия нужных материалов. Зато сын владельца фабрики организовал показ в столице своей уникальной коллекции автомобилей.
          - Кругом измена, трусость и обман,- в сердцах стукнул кулаком по столу Тейген Герс.
          Снова звякнул колокольчик, вошёл начальник контрразведки и, поклонившись, положил перед владыкой толстую папку.
          - Есть здесь материалы по производству оружия у арпадских осквернителей?- спросил его владыка.
          - Да, конечно, Великий,- поклонился контрразведчик. Он быстро пролистал бумаги и достал нужный файл.- Вот они.
          Диктатор углубился в чтение. По мере знакомства с документами – донесениями шпионов, репортажами газетчиков, оценками экспертов – его лицо всё больше мрачнело.
          - В сообщениях, где описываются новые виды оружия у осквернителей, упоминается Вир Норин, землянин,- повернулся он к начальнику контрразведки.- Очевидно, это тот самый, которому удалось сбежать от нас во время облавы на отщепенцев. Получается, что он перешёл к арпадцам и помогает им создавать новое оружие?
          - Думаю, что вы правы, Великий,- снова поклонился контрразведчик.- Нельзя недооценивать земных развратителей. Их наука и техника намного опередили наши.
          - Ладно, свободен. - Взмахом руки владыка отпустил подчинённого и вернулся к чтению донесений шпионов и выдержек из публикаций прессы.
          В отличие от Высокой империи, в Арпаде даже во время войны не была введена цензура, так что про устроившихся там отщепенцев Тейген Герс узнал довольно много. Они работали вместе с военными Арпады над созданием новых систем вооружений, используя при этом переданные им ранее землянами научно-технические знания; участвовали в организации производства новых лекарств, применяя полученные оттуда же технологии; регулярно выступали по устроенной ими альтернативной сети дальновидения, которую имперским службам безопасности заглушить так и не удалось.
          Одной из тем, которую отщепенцы в последнее время обсуждали в дискуссиях по визорам всё чаще, была предстоящая катастрофа, как они утверждали, политической системы Высокой империи. Они говорили, что диктатура Герса выдвинула на государственные посты угодливых приспособленцев, не способных ни к чему, кроме интриг и воровства, и именно поэтому оружие имперской армии оказалось устаревшим и низкокачественным. Что начавшееся отступление его армии вот-вот перерастёт в паническое бегство, вслед за чем вернувшиеся войска зададут владыкам из Совета Двенадцати вопросы: почему были составлены такие ошибочные планы и кто виноват в их разгроме?
          Все эти рассуждения сопровождались показом по дальновизорам фотографий груд разбитой в хлам имперской техники, сгоревших аэропланов, толп пленных солдат.
          Каждая из дискуссий почти неизменно завершалась предположениями о судьбе диктатора, возможности дворцового переворота, и его устранения.
          Читая донесения, Тейген Герс приходил в ярость.
          - Устранить меня, значит,- прошипел он, дочитав до конца и отбросив бумаги.- Я сам вас всех устраню. Триста лет назад Той Брин уже применил против вас оружие распада. Похоже, пришло время использовать его снова.
          Произнеся это, диктатор потянулся к стакану воды, отпил немного и принялся размышлять, бормоча про себя:
          - Почему бы и нет? Осквернители уже давно на это напрашиваются …
          Вот только у Арпады тоже есть такое оружие и она, конечно же, нанесёт ответный удар …
          Ну и что? Сотрут с лица земли этих ничтожеств, которые разворовали казну, и этих убогих лицемеров, которые мне всё время лгали. У меня есть убежище на стометровой глубине, которое выдержит любой ответный удар бомб распада. Запасов продуктов там на сотню лет. Бассейн с джакузи. Смогу дожить свои дни в абсолютном комфорте … Никто меня не переживёт … Хотя и не хочется сидеть до конца жизни в подземелье …
          Тут, однако, мысли владыки приняли другое направление. Ведь его подземное убежище на случай войны распада строили те же самые люди, которые демонстрировали ему боевых роботов с самонаводящимися лазерными пушками – оказавшимися бутафорскими макетами.
          - Моё существование необычайно важно,- пробормотал Тейген Герс.- Нельзя подвергать его даже потенциальному риску. Что, если эти мерзавцы разворовали деньги, выделявшиеся им на постройку убежища … там могут быть негодные кондиционеры и аккумуляторы … протухшие консервы …
          Поразмышляв ещё немного и не придя ни к какому определённому решению, правитель нажал кнопку вызова охраны и приказал появившемуся офицеру: - Пригласи в мои покои Великого старца.
          * * *
          - Религия Великой Змеи допускает всеобщее уничтожение осквернителей оружием распада,- медленно сказал верховный наставник благочестивых и в его глазах появился фанатичный блеск.- Если даже кто-то из истинно праведных при этом погибнет, то разрушится лишь его земное тело, а душа попадёт в небесные сады Цоам, где будет вечно наслаждаться блаженством в окружении ста шестидесяти прекраснейших дев.
          - Патриарх думает так же?
          Великий старец поморщился.- Патриарх привязан к благам сей тленной жизни куда больше, чем подобало бы верному почитателю Змеи,- сказал он.- В последнее время он даже пропускает ежедневные молебствия во славу нашего оружия, отговариваясь немощью, но на самом деле просто опасаясь налёта вражеских аэропланов. И это в дни, когда происходит последнее сражение между Добром и Злом!- воскликнул он, воздев руки.
          Диктатор задумчиво смотрел на него.
          - Знай, владыка, мои последователи без колебаний освятят знаком Змеи все твои ракеты, начинённые оружием распада,- проникновенно заверил Великий старец.
          - Но как быть, если Арпада нанесёт ответный удар оружием распада?- наконец, спросил Герс, барабаня пальцами по столу.
          - Разве у них есть оружие распада?- в голосе Великого старца впервые прозвучали нотки неуверенности.
          - Есть,- неохотно подтвердил диктатор.- Недосмотр правителя Зет Уга.- Он бросил на стол отчёт разведки.- После отделения Арпады там остались наши военные базы с ракетами распада, а правитель Зет Уг не удосужился позаботиться об их ликвидации.
          Теперь надолго задумался уже его собеседник.
          - Но ведь у вас имеется убежище?- наконец, спросил он.- В котором смогут укрыться настоящие патриоты?
          - Убежище у меня, конечно, имеется,- начал было правитель,- вот только- он запнулся.
          - Мы освятим все бомбы распада и натрём их самым лучшим змеиным ядом,- Великий старец попробовал подтолкнуть владыку к правильному решению.
          - Дело не в этом,- непривычно неуверенно начал было Тейген Герс, но глава благочестивых прервал его.
          - Жизни истинных патриотов необычайно драгоценны для Высокой империи,- с нажимом произнёс он.
          - Есть одно обстоятельство,- правитель замялся, размышляя, как бы получше объяснить, не роняя своего авторитета, что его убежище на случай войны распада строили те же люди, которые разворовали весь оборонный бюджет империи. Однако собеседник понял его по-своему. Великий старец выпрямился, стукнул об пол посохом, и торжественно заявил:
          - Если всем истинным патриотам не будут гарантированы места в надёжных и комфортных подземных убежищах, то я не дам своего благословения на применение оружия распада!
         
          Глава 7. Арк Дин.
          Вскоре после того, как в ходе войны обозначился перелом и имперские войска, понесшие большие потери в личном составе и технике, стали постепенно, а потом всё быстрее и быстрее откатываться назад, в столице Арпады, где, наконец-то, был отменен комендантский час, состоялось совместное заседание штаба Сопротивления и арпадских военных. С обзорным докладом о положении дел выступил историк Арк Дин.
          - Империя проиграла войну,- сказал он.- Армии диктатора ещё огрызаются, но вторжение потерпело крах. Столица выстояла, ни одного большого города врагам захватить не удалось. Настроения в садах Цоам, как сообщают наши соратники, далеки от радужных.
          Почему так произошло, ведь по техническим и человеческим ресурсам Эксельcора намного превосходила Арпаду? Причин здесь несколько; я перечислю их в порядке приоритета.
          Прежде всего, более качественное вооружение. Арпадцы за короткий срок создали ракеты с самонаводяшимися боеголовками, которые легко сбивали вражеские аэропланы и геликоптеры, так что господство имперцев в воздухе, которое они имели в первые дни войны, быстро сошло на нет. Эти устройства, как и высокоточные переносные ракеты для подрыва бронетехники, они сконструировали на основе земных технологий.
          С другой стороны, воровство и коррупция, которые являются неизбежными спутниками олигархии, привели к тому, что громадные деньги, выделявшиеся диктатором на создание новых систем оружия, осели в карманах его приближённых. В результате его армия пошла в поход плохо подготовленной, с устаревшими танками, ржавой артиллерией, фанерными аэропланами, картонной бронёй.
          Далее, арпадцы были высоко мотивированы на защиту своей страны, а у имперских солдат вся мотивация зиждилась на рабском послушании и пропаганде, которая, впрочем, довольно быстро выветривалась из головы при столкновении с реалиями. Армия же людей, сражающихся за свою свободу намного сплочённее армии рабов, даже если последние взвинчены пропагандой до пены на губах и шизоидной истерии.
          Далее, Тейген Герс спланировал и вёл войну на основе своих искажённых представлениях о действительности. Он обитал в иллюзорной реальности, созданной его комплексами, ложной информацией и пропагандой. Придворные сообщали ему не подлинные факты, а лишь то, что он хотел слышать.
          Далее, его высшие офицеры показали полную профессиональную непригодность. Это было результатом их отбора по принципу личной преданности. Мог ли диктатор найти лучших, более способных офицеров? Найти мог, заменить ими нынешних не мог – он им не доверял.
          Ну и, наконец, Арпаде оказали экономическую и техническую поддержку другие страны, понимавшие, что если Тейген Герс одержит победу в этой войне, он затем придёт к ним. Да и его ковровые бомбардировки городов, разрушения жилых зданий и школ, убийства детей, тактика выжженной земли вызвали всеобщее возмущение.
          Таковы основные причины провала вторжения имперцев.
          Если есть вопросы, задавайте.
          Первым с места поднялся молодой военный, со знаками отличия и нашивками за ранения.
          - Почему Тейген Герс и другие владыки Эксельсоры с такой злобой обрушились на нас, ведь наши народы долгое время мирно жили вместе?
          - Хорошее замечание,- кивнул историк.- Оно показывает, что дружеские чувства не имеют никакого значения для олигархов и владык, особенно когда речь идёт о власти. Тейген Герс и змееносцы возненавидели вас потому, что ваш пример показал: можно освободиться от тирании; люди, которые не хотят лизать сапоги змееносцам, могут победить. Это и взбесило владык. А змееносцы просто физически жаждут убивать людей, осмелившихся освободиться от их власти.
          С места поднялась девушка в защитной форме.
          - Наше дальновидение, как и ваша альтернативная сеть вещания, много раз показывали сцены массовых разрушений жилых домов, бомбардировок школ, детских садов, расстрела имперской артиллерией мирных жителей. Совершенно чудовищные сцены. Я хочу понять, каким же образом простые граждане Эксельсоры – не владыки и змееносцы, с ними всё ясно – а именно обычные люди одобряли это и одобряют до сих пор. Ведь мы все видим в передачах их государственной сети вещания огромные толпы, требующие продолжать войну до победного конца, призывающие убивать ещё и ещё, а то и применить против нас оружие распада. И это не только организуемые властями митинги – по вашей альтернативной сети тоже показывают толпы людей с безумными взглядами и искажёнными злобой лицами, орущие: "Да здравствует наш великий владыка Тейген Герс! Добейте до конца арпадских осквернителей!"
          Историк повернулся к инженеру Таэлю, кивнул ему, и тот, поднявшись с места, ответил:
          - По общей сети вещания Эксельсоры длительное время зомбировали аудиторию с помощью особой техники нейролингвистического программирования. Так что сейчас зрелища самых чудовищных злодеяний, совершаемых войсками Тейген Герса, не вызовут у тех, кто подвергся этому воздействию, адекватной реакции, точнее, не окажут никакого влияния на их поддержку диктатора.
          - Я бы ещё добавил,- сказал историк,- что многие жители Эксельсоры просто отказываются смотреть такие сцены – они слишком противоречат картине мира, внушённой им пропагандой. Говоря научным языком, они отвергают социально неприемлемую информацию.
          - Что будет дальше с империей? Могут ли какие-нибудь заговорщики свергнуть диктатора? Потребовать его ухода в отставку после поражения?- прозвучало сразу несколько вопросов.
          Арк Дин отрицательно покачал головой.
          - Заговор его придворных маловероятен. Тейген Герс окружил себя серыми, бездарными, трусливыми личностями. Трудно представить себе, чтобы кто-то из них оказался инициатором переворота. Среди своих приближённых он провёл отбор, уничтожающий все поведенческие варианты кроме двух: воровства и угодничества.
          Однако хаос, который создался в империи в результате войны, несомненно, будет нарастать. Это может привести к быстрому обрушению режима, включая падение олигархата. А ведь если бы диктатор не начал войну, олигархи ещё долго могли бы купаться в роскоши. Впрочем, такова логика истории. Начав с золотых унитазов на фоне общей нищеты, неизбежно придёшь к войне и диктатуре. Которая ликвидирует, вместе со всем прочим, и твои золотые унитазы. Это называется саморазрушением.
          - Что будет с религией Змеи в Эксельсоре?
          - Можно твёрдо сказать одно: быстро рухнет нынешний режим, или продержится ещё какое-то время – с религией Змеи, благословлявшей эту преступную войну, будет покончено навсегда.
         
          Глава 8. Вир Норин.
          Когда армии Эксельсоры покатились назад, дел для землянина стало гораздо меньше. Исчезла лихорадка дней, когда нужно было постоянно вносить изменения в конструкцию радаров, зениток, систем наведения ракет, а затем передавать новую документацию на оружейные заводы. Больше не приезжали взмыленные военпреды с заявками- пожеланиями- требованиями срочно переделать то-то и то-то в экспериментальной технике. Боевые действия приближались к концу.
          Неподалёку от военной базы, где работал землянин, часах в двух езды на мобиле, находился древний Храм Времени. Перестав получать заказы от военных, Вир Норин решил посетить это святилище. Астронавигатора давно интересовала религия Времени, аналоги которой имелись когда-то и на Земли,. В античной Индии существовала секта, поклонявшаяся богине Времени Кали, изменявшей мир силой шакти. Ей был посвящён город Калигхата, или Калькутта. В Иране, до утверждения там религии Заратуштры, поклонялись Зервану Акарана – Бесконечному Времени, создавшему доброго бога Ормузда и злого Ахримана, которые далее сотворили мир. Вопрос "что такое время" издавна интересовал философов и учёных. Некоторые физические теории Эпохи Разобщённого Мира пытались объединить время с пространством в общий континуум, но от этой идеи вскоре отказались, ввиду существенных различий между тем и другим.
          На Тормансе, ещё до отлёта "Тёмного пламени", астронавигатор посетил Храм Времени, который был расположен в столичном городе Средоточия Мудрости, и в тайном лабиринте под которым позже обосновался, довольно символически, штаб Движения Сопротивления. Древние скульптуры, барельефы, картины в этом храме показывали, в основном, один и тот же, варьирующийся в деталях, сюжет: неотвратимое воздействие времени на людей. Из тёмного провала перед зрителями появлялись ряды детей, становящихся юношами и девушками, потом зрелыми мужчинами и женщинами, потом стариками, после чего их путь снова уходил в чёрную бездну небытия. Однако внимание создателей этих картин, барельефов и скульптур занимали чисто чувственные мотивы – от игр детей и весёлых плясок беззаботной молодёжи до роскошных пиров солидных мужчин и женщин. Интересно было бы узнать, какие темы интересовали творцов Храма Времени в Арпаде, который, как утверждали местные краеведы, был куда более древним, чем храм в Эксельсоре.
          * * *
          Посетителей в Храме Времени было мало. Несколько пожилых людей просто прохаживались по залам. Трое человек, вероятно, специалистов, аккуратно перерисовывали на бумагу картины и барельефы. Молодая женщина объясняла что-то маленькой девочке, держащей её за руку. Группа студентов переходила от одной скульптуры к другой, негромко переговариваясь между собой.
          Землянин внимательно изучал статуи, барельефы, картины храма, которые сильно отличались от тех, что он видел в Высокой империи. В своём большинстве они представляли религиозные или философские сюжеты, напоминавшие древние земные. На одной из них тетраморфное божество, под которым было подписано – время, пространство, мудрость, власть – творило мир. На другой темнокожая многорукая богиня, сходная с индийской Кали, танцевала на поверженном человеке. На третьей был изображён громадный круг со вписанными в него квадратами, похожий на Колесо Времени буддистов, Калачакру. Внутри круга располагались дома, поля, чем-то занимались люди. Видимо, древние создатели этих картин отразили в них свои размышления о происхождении мира, судьбе человека.
          Уже после просмотра первых картин и барельефов, землянину стало очевидно, что этот Храм Времени был создан гораздо более развитой в культурном отношении цивилизацией, чем Храм Времени Эксельсоры – в котором от всего многообразия сюжетов остались только чувственные, в основном эротические, мотивы. Этот факт согласовывался с историей планеты, известной Вир Норину. Тысячу лет назад народы северо-восточной части верхнего материка, малокультурные, но хорошо организованные, начали завоевательные походы, завершившиеся через сто лет созданием всепланетного государства. В ходе своих захватнических войн они покорили более развитые в культурном отношении цивилизации, разрушив многие города и истребив большую часть их населения. Столицей созданной ими империи стал город Средоточия Мудрости, расположенный в верхнем материке. Тогда же возник и сохранился до нынешних времён государственный строй с владыками, олигархами, змееносцами, и вертикалью власти – непреложным подчинением низших высшим. Население верхнего материка было пришельцами ассимилировано, и его культурный уровень значительно снизился. Однако в хвостовом материке, в том числе в Арпаде, этнический состав почти не изменился, и, подчиняясь владыкам со змееносцами, выплачивая им ежегодную дань, эти регионы сохраняли автономию. Различие между центром Высокой империи, ставшем оплотом тирании, мракобесия, змеизма, с примитивной, ориентированной на чувственность, культурой, милитаризированной наукой – и провинциями хвостового материка, сохранившими и развивавшими своё духовное наследие, было хорошо заметно и при сравнении Храмов Времени.
          Под влиянием жестоких, алчных, малокультурных завоевателей, в Эксельсоре сформировался характерный стереотип этнического поведения. Население, привыкшее к полному бесправию, в массе бездумно подчинялось начальникам. Человеческие жизни ничего не стоили. Землянин вспомнил кадры военной кинохроники, в которых показывались брошенные имперским командованием умирать раненые на поле боя солдаты. Однако, как ни парадоксально, то же полностью бесправное перед любым змееносцем, не говоря уже о владыках, население, прямо-таки обожало своих вождей и гордилось своей, построенной на военных захватах, грабежах, разбое, насилии и лжи, империей.
          - Возможно, их ярость и злоба против "отщепенцев" и "арпадских изменников", хотя и были вызваны нейролингвистическим программированием, но основывались на этнических стереотипах поведения их предков – захватчиков,- отметил про себя землянин.- А та четверть, что не поддалась пропаганде, видимо, представляет собой уцелевших потомков более культурных народов.
          Вир Норин припомнил лица в толпах, прославлявших "великого вождя Герса" и требовавших "уничтожить осквернителей Величия". Они были уродливыми, безобразными, дефективными – и антропологически иными, чем те, кого не затронула пропаганда.
          - Видимо, захватчики привнесли с собой не только политическую модель Высокой империи, но и культ Змеи. Или восприняли религию у местных и деформировали её.- Землянин вспомнил, что в империи запрещались свободные исторические и религиозные исследования. Историкам предписано было держаться канонов, в которых завоевательные походы тысячелетней давности, приведшие к образованию Высокой империи и установлению культа Змеи, изображались великим благом для жителей планеты, давшим им единое государство и единую веру. Астронавигатор почувствовал, что он приближается к разгадке одной из важных тайн планеты …
         
          Эпилог
          - Империя зла на грани распада. Вторгнувшись в нашу страну, диктатор погубил себя и свою клику,- сказал президент Арпады.- Миф о непобедимости имперской армии разбит и её имя покрыто позором за бесчисленные военные преступления. Мы залечим раны, нанесённые этой войной, и сделаем Арпаду образцовым государством. Где всем будет удобно жить и которое будет примером борьбы против тирании.
          В правительственном дворце Арпады проходило заседание, посвящённое изгнанию имперцев. Народ выстоял, не пожелал снова покориться власти змееносцев и олигархов. И сейчас высшие должностные лица собрались, чтобы наметить программу восстановления экономики государства. Присутствовали на заседании и представители Движения Сопротивления.
          - К нам потоком идут предложения инвестиций,- сказал председатель совета министров.- Все соседние страны готовы дать нам крупные беспроцентные займы. И просят предоставить им доступ к земным технологиям, которые мы использовали для отражения агрессии имперцев.
          - А ещё рецепты землян, с помощью которых наши учёные создавали новые лекарства,- добавил министр здравоохранения.
          - Подготовим всё это в кратчайшие сроки,- заверил Сат Эр.- Как и копии фильмов о Земле, что у нас есть. Распоряжайтесь ими по своему усмотрению.
          - Мы чрезвычайно признательны вам за помощь,- повернулся к магистру президент Арпады.- Без неё победа обошлась бы нам гораздо дороже. Какие у вас дальнейшие планы?
          - В ближайшее время мы вернёмся на родину,- ответил тот.- Нам есть, что предложить нашему народу. Прежде всего, правду об этой войне, которая была развязана сумасшедшим диктатором безо всякой на то надобности. Она позволит со временем нормализовать психику у людей, что повелись на фальшивую пропаганду.
          - Пропаганда привела к тому, что не только власти, змееносцы и олигархи поддержали Войну Величия, но и больше половины простых людей, хотя она не принесла им ничего, кроме нищеты и горя. Лечить их поражённое нейролингвистическим программированием сознание придётся ещё долго,- добавил инженер Таэль.
          - Мы сохраним память о преступлениях, совершённых диктатурой Герса,- сказал президент Арпады.- Разбомбленный имперцами родильный дом не будет восстановлен, наоборот, вокруг его руин мы возведём ограду. Чтобы будущие поколения всегда помнили, что такое змеизм.
          - А мы,- сказал Сат Эр,- у себя на родине каждый храм Змеи обклеим плакатами, на которых крупным шрифтом будут напечатаны военные молитвы, которые возносили иерархи этой религии.
          - Питающей средой змеизма является олигархический строй,- сказал Арк Дин.- Все истории, начинающиеся с выстроенных на украденные у народа деньги супер-яхт и дворцов с золотыми унитазами, неизменно закачиваются диктатурами и кровавыми войнами. Поэтому мы никогда больше не допустим появления на нашей планете олигархии.
         
          Конец 1-й части
         
          Часть II
         
          Глава 1. Физик.
          Хэл Брок, старший научный сотрудник отдела нестандартных источников энергии Института перспективных физических проблем, ещё раз изучил свои расчёты, затем отложил листок бумаги в сторону и задумался. Решение уравнений теплопроводности при постоянном силовом источнике показало наличие аттрактора, что можно было истолковать как концентрацию рассеянной энергии. Пробное устройство, собранное им позавчера, полностью подтвердило теоретическую модель. Практические перспективы этого открытия захватывали. Автомобили с компактными и ёмкими источниками энергии. Переносные обогреватели без подвода носителей тепла. Неистощимые электрические аккумуляторы. И так далее. Землянин был прав, когда сказал в своей лекции, что открытие технологии концентрации рассеянной энергии полностью перевернёт промышленность планеты.
          Учёный так углубился в свои мысли, что писк хронофора, извещавший о начале обеденного перерыва, заставил его вздрогнуть. Аккуратно собрав со стола бумаги, Хэл Брок положил их в сейф. Институт являлся режимным предприятием, и правила секретности в нём требовалось соблюдать неукоснительно.
          Спускаясь вниз по лестнице на первый этаж, где располагалась столовая, он столкнулся с Вэй Маром, сотрудником Пятого отделения корпуса змееносцев, курировавшего их организацию. Хэл Брок поклонился и посторонился, пропуская человека в чёрном с двумя изломанными рунами на обшлагах мундира. Змееносец, скользнув по нему высокомерным взглядом, брюзгливо кивнул и прошествовал далее. Учёный задумчиво поглядел ему вслед. Две руны-молнии соответствовали армейскому чину капитана, иерархически не слишком-то высокому, но по своей реальной власти члены корпуса змееносцев – тайной государственной полиции – намного превосходили военных. Хотя Пятое отделение, курировавшее научно-технические организации империи, во внутренней системе своих коллег считалось чем-то вроде мусорки, в которую сбрасывали проштрафившихся или совсем уж бездарных работников. Они не имели доступа к приносившему громадные прибыли крышеванию бизнеса, как Первое отделение; не курировали, получая крупное вознаграждение, охрану Очень Важных Лиц, как Второе отделение; не занимались крайне востребованным и очень хлебным сбором компромата на чиновников, как Третье отделение. Им вменялось в обязанность предотвращение утечек секретных сведений из режимных предприятий – а на этом ни заработать толком, ни построить карьеру было практически невозможно. Время от времени, когда учёные создавали новые виды оружия или делали изобретения, удостаивавшиеся благосклонного внимания владык, кураторам-змееносцам перепадали премии, и уж совсем редко им удавалось поймать шпиона, пробравшегося в организацию – что обычно влекло повышение в звании. Конечно, змееносцы для ускорения своей карьеры охотно фабриковали бы липовые дела сами, вот только это было крайне рискованно – владыки нетерпимо относились к попыткам их обмануть, особенно со стороны ближайших слуг. Так что хроническое выражение недовольства на лице Вэй Мара было вполне понятным.
          Усмехнувшись, Хэл Брок двинулся дальше. Змееносцы не слишком мешали учёным в их работе – тем более, что в её содержании они не разбирались. Им было достаточно демонстрации лояльности владыкам и участия сотрудников в еженедельных общеинститутских "пятиминутках верности". Учёные, в свою очередь, давно приняли правила игры – думай, что хочешь, но внешне выказывай почтение и покорность. Атмосфера всеобщего страха и доносительства на протяжении многих поколений приучила жителей Империи скрывать мысли и называть вещи своими именами лишь про себя. Правда, высококвалифицированные специалисты имели и высокий уровень логического мышления, поэтому регулярно повторять, вслед за пропагандистами, мантры "чёрное это белое", "война это мир", "рабство это свобода" им было не слишком-то приятно. Притом, эти абсурды не только раздражали слух, но и разрушающе действовали на интеллект. Зато учёные и другие группы творческих работников, полезные владыкам, имели в Империи значительные привилегии: лучшее жильё, более высокую зарплату, длительный отпуск. Хотя владыки часто сетовали на "паразитов, без отдачи поглощающих громадные ресурсы", но деньги на научные, инженерные и, особенно, военные разработки они давали без возражений – понимая их важность для собственной власти и безопасности. Так что контроль со стороны змееносцев был для учёных достаточно формальным и не слишком обременительным. А замена Чойо Чагаса на Зет Уга вообще повлекла за собой надежды на ликвидацию "митингов поддержки любимых владык" и прочей, полностью выродившейся за последние годы в клоунские представления, политической бутафории. Хотя недавний приход к власти Тейген Герса, ставленника змееносцев и олигархов, похоже, возвращал всё в прежнее положение. По крайней мере, утренние "пятиминутки верности владыкам", отменённые было при Зет Уге, возобновились снова.
          Вернувшись после обеда в свой кабинет, Хэл Брок погрузился в размышления о перспективах сделанного им открытия. Игрушечный аппарат, похожий на автомобиль с диковинными обводами, катался по столу. Оказываясь поблизости от края, он тормозил, менял направление движения и снова набирал скорость. Секрет перемещения без притока внешней энергии заключался в сложных винтообразных кусочно-линейных геликоидах, составлявших внутренность устройства. Собирая рассеянную в пространстве энергию разных видов, они фокусировали её в центре движка, где та уже преобразовывалась в обычную энергию вращения. Форма всей конструкции представляла собой точное и единственное решение уравнений, неустойчивое по краевым данным и нелинейно зависящее от начальных условий. Последнее означало, что скопировать такую игрушку, повторив её формы, можно было, но для постройки реального аппарата, концентрирующего рассеянную энергию, требовалось решать уравнения заново – простое увеличение размеров не давало нужного эффекта. А это означало, что никто, кроме самого Брока, не сможет создавать такие устройства – по крайней мере, пока не откроет заново придуманное им биполярное исчисление (пр8), позволившее находить точные решения уравнений теплопроводности с силовым источником.
          Иными словами, у него было надёжное ноу-хау на своё открытие.
          Вообще-то отдел, в котором работал Хэл Брок, занимался созданием литиевых батареек для компьютерных планшетов, и исследования в области концентрации энергии были его личным увлечением, никак не связанным с официальной тематикой его лаборатории. Некоторое время назад, прослушав лекцию землянина Вир Норина, Хэл Брок попытался применить для решения выписанных тем уравнений математические методы, которые он довольно давно разработал, но никогда не публиковал и никому не сообщал. Результаты, теоретические, а затем и практические, изумили его самого. Вот только что было делать дальше с этим открытием? Оно могло принести ему славу и большие доходы. А могло и обернуться переводом в закрытый военный институт, мало чем отличающийся от тюрьмы. Где основным его занятием станет разработка новых видов оружия, а все доходы достанутся змееносцам и тем олигархам из числа друзей владыки, которые получат эту тематику на откуп. Какие бы заманчивые обещания они ни расточали ныне, какие бы гарантии ни сулили, стараясь удержать в стране квалифицированных специалистов, сущность мафиозного государства оставалась прежней. Да его вообще могут просто прикончить, а автором открытия объявить кого-то из родичей чиновников или олигархов! Не поможет и уникальность разработанных им методов – даже если он уничтожит свои записи, палачи змееносцев с лёгкостью выбьют из него все знания – перед тем, как ликвидировать. Нет, объявлять в условиях власти бандитов о таком открытии нельзя, уж лучше продолжать скромно заниматься литиевыми батарейками. Но как же это, чёрт возьми, досадно!
          Вышагивая по своему кабинету и размышляя, что предпринять, Хэл Брок оказался у висевшей на стене карте планеты. Почти всю её верхнюю часть занимала раскрашенная красным цветом Эксельсора – Высокая империя. Снизу к ней примыкала недавно получившая независимость республика Арпада – бывшая имперская провинция Арда. Она была помечена жёлтым. Ещё ниже находилось сине-зелёное Экваториальное море, полностью, кроме узкого перешейка, отделявшее верхнее полушарие планеты от нижнего, хвостового. В последнем располагался Соммерсион – федеративный союз нескольких государств. Арпада после получения независимости изгнала у себя змееносцев, запретила религию Змеи, и быстро развивалась. Однако раньше, когда она была частью Эксельсоры, её институты занимались далёкими от энергетических проблем вопросами, и никаких связей с ними Хэл Брок не поддерживал. Зато в Соммерсионе было несколько научных организаций и коммерческих фирм, работавших в области поиска новых источников энергии, с сотрудниками которых он переписывался, встречался на международных конгрессах, обменивался опытом. Да собственно говоря, почти все его разработки по усовершенствованию литиевых батареек были основаны на публикациях учёных Соммерсиона. Впрочем, так обстояли дела с большинством технических достижений Высокой империи, которые фактически дублировали, с запозданием, работы "хвостовиков".
          Хэл Брок подошёл к своему рабочему столу, на котором всё ещё катался, от одного края к другому, миниатюрный автомобиль, снял его на видеокамеру, затем включил компьютер, набрал адрес своего знакомого, сотрудника фирмы в Соммерсионе, занимавшейся выпуском компактных электрических аккумуляторов, и отправил ему письмо с прикреплённым видеофайлом. Ответ пришёл через несколько минут. Коллега предлагал встретиться "для обсуждения вопросов, представляющих взаимный интерес" на конференции по проблемам малой энергетики, которая должна состояться через десять дней в Монтарье, высокогорном курорте в Арпаде. К письму было прикреплено формальное приглашение и чек на дорожные расходы.
          Во времена Чойо Чагаса выезд учёных, да и вообще обитателей Высокой империи, за границу был крайне затруднён; он разрешался только многократно проверенным лицам. Впрочем, и для таковых обычной практикой было взятие заложников из числа членов семьи, которые в случае невозвращения уехавшего за рубеж подвергались репрессиям. Владыки хорошо понимали, что их подданные, буде им представится случай, непременно постараются покинуть "государство покоя и счастья". При Зет Уге запрет на поездки за границу был снят, и многие специалисты уехали из Высокой империи. Это отчасти компенсировалось поставками в Эксельсору ранее запрещённых к экспорту из Соммерсиона передовых технологий. Но когда к власти пришёл Тейген Герс прежние вольности стали постепенно упраздняться. Вместо них власти предлагали подданным проявлять патриотизм и сознательность, проникаться идеалами предков, а также неуклонной решимостью бороться с врагами Империи. Зарубежные паспорта пока не изымались, но указ об обязательной сдаче населением в месячный срок иностранной валюты был уже издан. Поэтому полученный Хэл Броком чек для проезда в Арпаду пришёлся весьма кстати.
          Через десять дней, захватив с собой аппарат для демонстрации, зашифрованные теоретические заметки, а также небольшие денежные сбережения, Брок сел в экспресс, совершавший рейсы между городом Средоточия Мудрости и столицей Арпады. Оттуда автобусом он добрался до Монтарьи, высокогорного курорта, в одном из пансионатов которого проводилась международная конференция по малой энергетике.
          * * *
          Когда Хэл Брок закончил выступление, демонстрационный стенд обступили взволнованные слушатели. Несколько раз ему пришлось разбирать на части и собирать заново свой "автомобиль", дабы показать, что внутри нет скрытых батареек, а машина приводится в движение энергией, сконцентрированной из пространства с помощью находящихся внутри винтообразных геликоидов. Особенно внимательно слушали разъяснения физика представители коммерческих фирм. Учёный не забывал подчёркивать, что из-за нелинейной зависимости решений уравнения от начальных условий, конкретные формы для каждого случая нужно рассчитывать заново, по разработанной им методологии, и даже малое отклонение от этих форм аннулирует эффект фокусировки рассеянной энергии. Другими словами – только его ноу-хау даёт результат, простое копирование окажется бесполезным. Сотрудник компании, организовавший приглашение Хэл Брока на конференцию, стоял несколько поодаль. Он уже переговорил со своим знакомым и получил обещание, что их фирме будет предоставлено право на изготовление электромоторов с пространственными аккумуляторами – такое название они вместе придумали для аппаратов концентрации энергии.
          К концу конференции у Хэл Брока накопилось больше десятка предложений о сотрудничестве от разных фирм и почти две дюжины просьб, присланных на его е-майл, выступить в тех или иных институтах Соммерсиона. Поразмыслив, он решил принять приглашение от компании Лон Макка, занимающейся запуском космических спутников связи. Через неделю он уже работал там главным научным сотрудником, с отчислением десяти процентов прибыли от продаж создаваемых по его технологии устройств. На первых порах ими оснащались двигатели малой тяги.
          Примечательно – это оказалось один из факторов, побудившим Брока принять предложение именно данной фирмы – что у Лон Макка, на то время самого богатого человека планеты, не было даже личной яхты; он был настолько увлечён своим делом, что ни свободного времени на пустые развлечения тратить не желал, ни пускать окружающим пыль в глаза не считал нужным. В то время, как олигархи Эксельсоры – в сущности, просто паразиты, грабившие страну с помощью властей – то и дело объявляли о спуске на воду новой самой длинной в мире яхты и соревновались друг с другом по количеству установленных на их судах золотых унитазов.
          Так в Соммерсионе за три года до начала Войны Величия стали внедряться пространственные аккумуляторы Брока, ежемесячно поднимавшие уровень потребления энергии в стране на 30%.
         
          Глава 2. Инженер.
          Кир Тан смотрел как зачарованный на прозрачные кристаллы, выкатывающиеся из окошка пресса. Наконец-то он сумел найти сочетание частоты ультразвуковых вибраций и градиента температуры, изменявшее структуру кристаллической решётки и превращавшее невзрачный хрупкий графит в блестящие сверхтвёрдые искусственные алмазы.
          Инженер пододвинул к себе поближе несколько камешков. На свету они переливались всеми цветами радуги. Кир Тан положил один из них под электронный микроскоп и, медленно вращая шарнирную подставку, принялся внимательно изучать его внутреннюю структуру. Естественные, образовавшиеся в природных условиях алмазы, даже сколь угодно чистые и беспримесные, всё равно имели дефекты в виде небольших включений или микронного размера полостей. Почти незаметные простому глазу и не влиявшие на ювелирные свойства драгоценных камней, они, однако, существенно сказывались при использовании алмазов в некоторых технических областях, особенно в накачке лазеров.
          Несколько раз повернув алмаз на 360 градусов вокруг оси и повторив эту процедуру для разных направлений, инженер убедился, что оптические свойства полученных им кристаллов ничуть не хуже, чем у добытых из кимберлитовых трубок, считающихся наиболее качественными. Для большей гарантии он ещё и перепроверил эти результаты с помощью спектрофотометра. После чего принялся тщательно документировать условия своих последних экспериментов, принесших долгожданный успех.
          Затем он подготовил и отослал по электронной почте статью в Журнал физической химии, с фотографиями полученных алмазов и описанием технологии их получения; впрочем, указывая ключевые детали – динамику температуры и режим смены частот вибраций ультразвука – лишь в общих чертах.
          После чего следовало бы оформить патентную заявку на технологию производства искусственных алмазов – однако это дело требовалось обсудить с начальством, так как возглавляемая им лаборатория входила как подразделение в Институт физики высоких давлений. Статья в журнале должна была обеспечить его приоритет, а патент – защитить финансовые интересы.
          Набросав примерный проект заявки, Кир Тан задумался о дальнейших экспериментах. Прежде всего, надо было бы найти границы режимов температуры и давления, при которых происходила перестройка кристаллической решётки и графит превращался в алмаз. Ещё можно к исходному материалу прибавлять разные химические вещества, чтобы получать на выходе цветные камни. Это стоило попробовать сделать уже сейчас.
          Кир Тан засыпал в приёмную воронку новую порцию графита, добавил пару кристаллов бора, и снова включил пресс. Через несколько минут из выходного окошка выкатился десяток алмазов. На это раз они имели голубой оттенок. Полюбовавшись на один из них, особенно крупный, инженер положил их к остальным.
          Немного отойдя от возбуждения, вызванного, хотя и предвидимым, но всегда в таких случаях неожиданным успехом, Кир Тан начал прикидывать перспективы своего открытия. Массовое производство искусственных алмазов, по качеству не уступающих естественным, сделает их более доступными, понизит цены на рынке бриллиантов, технических сверл, кристаллов для лазеров. По спецзаказам, для изготовления каких-нибудь ювелирных шедевров, можно будет выращивать особо большие камни, притом разных цветов. Всё это должно принести обладателям патента, а, значит и ему тоже, громадные доходы.
          Полуприкрыв глаза, Кир Тан погрузился в мечты. Можно будет полностью выплатить ипотеку за квартиру. Приобрести новую машину и дачу – да что там, яхту и коттедж на Экваториальном море! И уж конечно, его ожидает повышение по службе, приглашения на научные конференции и передачи по дальновидению. Не исключено, что его открытие заинтересует кого-то из владык и тогда … Кир Тан даже зажмурился от сладостных надежд … аудиенция во Дворце Двенадцати … орден Высокой империи … звание "познавшего Змею" …
          Однако прежде всего следовало довести дело до конца. Инженер открыл глаза и снова взялся за перо. Составил список дополнительного оборудования, которое потребуется для дальнейших опытов. Написал ведомственный отчёт об экспериментах – тоже, впрочем, с пропусками основных параметров процесса; до публикации статьи и утверждения патентной заявки надо было проявлять осторожность. После чего, собрав документы и полученные алмазы, направился к руководству. В первую очередь требовалось определиться с вопросом: передавать право на производство алмазов какой-либо фирме, или организовать его у себя.
          * * *
          Ли Сай, заместитель директора Института физики высоких давлений, несколько недоверчиво изучал камни, которые начальник лаборатории ультразвукового воздействия Кир Тан выложил у него на столе.
          - Теория показывала, насколько я помню, что по вашей технологии могут получаться только мелкие кристаллики, а из этих прямо ювелирные бриллианты можно делать,- наконец, сказал он, отложив в сторону самый крупный, голубой алмаз.- На чистоту и включения делали проверку?
          - Конечно,- утвердительно кивнул инженер.- Электронным микроскопом и ещё дополнительно спектрофотометром. Состояние практически идеальное.
          - А голубой цвет откуда?
          - Получился при добавлении присадки бора.
          - Мда.- Ли Сай снова взял голубой алмаз и повертел его в руках.
          - Я отослал статью в Журнал физической химии,- тем временем продолжал докладывать Кир Тан,- и подготовил примерный проект патентной заявки от нашего института.
          Заместитель директора нахмурился.
          - Стоит ли спешить?- он пододвинул к себе отчёт об экспериментах.
          - Производство искусственных алмазов даст большие доходы,- настаивал Кир Тан.- Если мы не поторопимся, кто-нибудь может нас опередить.
          - Так-то оно так,- с некоторым сомнением произнёс Ли Сай, просматривая отчёт.- Только ведь наша организация спонсируется высоким капитаном(пр9) Тай Баром из Совета Предпринимателей. Он ведает добычей, обработкой и продажей драгоценных камней в империи, и по такому делу прежде всего следует посоветоваться с ним.
          Кир Тан ощутил лёгкое беспокойство.
          - Я уверен, что высокий капитан быстро поймёт важность этого открытия,- сказал он.- Ведь алмазы массово требуются и в ювелирном деле и в промышленности. Увеличение их производства принесёт доход его собственному бизнесу. Кроме того,- он попробовал усилить нажим,- алмазы применятся для накачки лазеров, а, значит, имеют и большое военное значение. Владыка Тейген Герс недавно заявил, что мы должны крепить оборону империи.
          - Слава владыке,- автоматически откликнулся заместитель директора.- Всё это верно. Но, тем не менее, посоветоваться с Тай Баром необходимо. Вот что, отправляйся ты домой, рабочий день давно закончился. Завтра подготовим документы на патент и решим остальные вопросы.- Ли Сай поднялся с кресла, показывая, что разговор окончен.
          Кир Тану ничего не оставалось, кроме как откланяться.
          Выйдя на улицу, он направился к своему автомобилю, сел в него, запустил мотор, и выехал на шоссе. Старенькая машина фыркала и дребезжала, запах бензина через неплотно состыкованные шланги проникал в пассажирский салон. Полчаса медленной езды от института домой каждый раз становились для инженера неприятным испытанием – но трястись в перегруженном во время рабочих перевозок общественном транспорте было, конечно, ещё хуже. "Ничего",- подумал Кир Тан, подгоняя машину к подъезду,- "скоро всё переменится. На доходы от продажи искусственных алмазов я смогу купить самую лучшую модель".
          Выбравшись из автомобиля и включив охранную сигнализацию, Кир Тан вдруг почувствовал какое-то странное неудобство. Он попробовал повернуться, но не сумел этого сделать, а затем две крепкие руки подхватили его под локти и куда-то бесцеремонно потащили.
          Перепуганный инженер, завертев головой, обнаружил себя зажатым между тремя здоровяками в чёрных очках и плащах. Двое вели его под руки, третий шёл сзади.
          - К-кто вы т-такие?- от испуга Кир Тан начал заикаться.
          Ответа не последовало.
          - Куда вы меня тащите?- слабо попытался возмутиться инженер.- Я позову на помощь. Вас найдут и арестуют. По приказу владыки наш институт охраняет специальный отряд лиловой стражи.
          Похитители, по-прежнему ничего не отвечая, довели его до стоявшей неподалёку машины с затенёнными стёклами и грубо пихнули на пассажирское сидение. Впрочем, один из них слегка приоткрыл плащ, и инженер увидел под ним чёрный мундир змееносца. Затем двое сотрудников тайной государственной полиции уселись по бокам от Кир Тана, а третий занял место водителя. Машина, взревев, рванула вперёд.
          Вскоре они пересекли границу города Средоточия Мудрости и направились в сторону дач. За окнами мелькали окружённые высокими стенами многоэтажные роскошные коттеджи – в этом районе обитали главные чиновники империи и олигархи. Возле стальных ворот одного из таких домов автомобиль остановился.
          Змееносец-водитель выбрался из машины и направился ко входу.
          - Доставлен,- коротко сказал он в переговорное устройство.
          - Хорошо, заезжайте,- послышалось в ответ из динамика и ворота открылись.
          Машина въехала внутрь.
          По-прежнему крепко держа инженера под руки, сопровождающие поднялись с ним на второй этаж, миновали пост охраны и, постучав, вошли в кабинет. В нём сидел за столом, изучая какие-то бумаги, невысокий лысый человечек.
          Инженер узнал его. Это был олигарх Тай Бар, о котором всего пару часов назад шёл разговор с заместителем директора. Кир Тан не раз видел его фото в газетах, на экранах дальновизоров, а однажды даже присутствовал на его выступлении в своём институте, спонсором которого Тай Бар являлся.
          Олигарх владел рудниками и предприятиями по добыче и переработке драгоценных камней. Во время правления владыки Кэл Дая, в Продольных горах, примыкавших на севере ко льдам, а на юге – к Экваториальному морю, были открыты обширные залежи бирюзы, рубинов, изумрудов, алмазов и других ценных камней. Копать шахты для их добычи и строить фабрики для их огранки были отправлены тысячи заключённых, в первую очередь из числа тех, которые некогда проявили непочтительность к властям. Работы в ледяной воде по колено на севере, как и близ малярийных болот на юге ежегодно уносили сотни жизней, но на смену им прибывали новые, пока, наконец, глубокие рудники и громадные цеха заводов не были введены в строй. Комплекс предприятий "Драгоценные камни Продольных гор" стал гордостью Высокой империи. Ежегодно он приносил в казну владык большие доходы, пока, после прихода к власти Тейген Герса, не был передан в собственность одному из его близких друзей, Тай Бару, быстро ставшему одним из богатейших людей планеты. Тай Бар ранее занимал высокий пост в корпусе змееносцев и выполнял особо деликатные поручения владыки, когда тот ещё только возглавлял службу безопасности империи. Рудники и заводы Продольных гор тоже возводились под прямым присмотром змееносцев, так что олигарх сохранил с ними самые близкие связи. Сейчас продукция его заводов использовалась в разных областях – в ювелирном деле, в электронике, в начинке лазерах, в бурильном деле и так далее.
          Немного придя в себя, инженер осмотрелся. На столе перед олигархом лежала кучка камней, в которых Кир Тан узнал алмазы, недавно переданные им заместителю директора института, в том числе крупный голубой кристалл. Инженер отчасти успокоился, хотя и подивился быстроте, с которой олигарху переслали из его института камни и документы.
          Змееносцы, по-прежнему держа его под руки, усадили на стул и встали по бокам.
          Оторвавшись от изучения бумаг, олигарх посмотрел на вошедших, остановил тяжёлый взгляд на Кир Тане, и спросил:
          - Знаешь, кто я такой?
          - Д-да, ваша милость. Вы – великий капитан Тай Бар, друг владыки Т-Тейген Герса,- испуг и заикание вновь вернулся к инженеру.
          - Верно. А ты, значит, изобретатель, который сумел получить искусственные алмазы?- Тай Бар перевёл взгляд на кучку камней.
          Кир Тан нерешительно кивнул.
          - Важное открытие,- вскользь заметил олигарх. Он пролистал до конца документ, потом взял в руки самый крупный, голубоватый алмаз и принялся внимательно его изучать.
          Инженер приободрился.
          - Я экспериментировал со своей установкой больше года,- сообщил он.- Подбирал режимы для температуры и давления с помощью ультразвуковых вибраций, пока не добился преобразования кристаллической решётки. Графит превратился в алмаз. А присадка бора дала ему голубоватый оттенок.
          Тай Бар рассматривал камни, никак не комментируя объяснений инженера.
          - Включений и полостей в них нет, чистота на уровне лучших природных,- сказал Кир Тан.- Ваши специалисты могли бы перепроверить это,- полувопросительно добавил он.
          Хозяин горнорудных шахт и фабрик по-прежнему ничего не отвечал, изучая алмазы. Наконец, он отложил камни и задумался.
          - Я отправил статью о своём открытии в журнал,- продолжал тем временем рассказ инженер.- И ещё подготовил заявку на патент. Можно организовать производство искусственных алмазов на ваших заводах,- заискивающим тоном предложил он.
          Олигарх покачал головой.
          - Сразу делать это нельзя. Массовый выпуск искусственных алмазов обрушит цены на рынках драгоценных камней.
          - Вам виднее,- робко согласился инженер.
          Тай Бар усмехнулся и кивнул.
          - Конечно, мне виднее. Свою статью в журнал отзовёшь. Напишешь им, что допустил ошибку. Публично извещать о таком открытии преждевременно.
          Инженер слабо трепыхнулся и раскрыл было рот, но, поймав жёсткий взгляд олигарха, закрыл его обратно.
          Тай Бар придвинул к себе проект патентной заявки, лишь пару часов назад собственноручно составленной инженером.
          - Патент тоже требует доработки,- продолжал олигарх.- Ты делал опыты на дорогостоящем оборудовании, за которое платил мой концерн. Значит, в числе владельцев патента должен быть указан и он тоже.
          Кир Тан заворочался на стуле, но змееносцы держали его крепко. На лбу инженера выступил липкий пот. Он чувствовал, что его неотвратимо затягивает в воронку, из которой нет выхода.
          Холодный змеиный взгляд олигарха не отпускал.
          - Хорошо.- Кир Тан слабо кивнул.
          - Я был уверен, что мы с тобой найдём общий язык,- удовлетворённо улыбнулся Тай Бар.
          - Но, великий капитан, это открытие имеет важное военное значение,- отчаянно бросил на стол последний козырь инженер.- Может быть, мне написать владыке Тейген Герсу, известить его о возможности резко увеличить производство кристаллов для боевых лазеров?
          Олигарх небрежно отмахнулся.
          - Всё будет – и военное производство, и техническое, и ювелирное. Как раз ты и займёшься подготовкой к нему. В моей частной лаборатории. И опишешь технологию подробно. В деталях, не так, как здесь,- он постучал пальцем по отчёту.- Потом мы перепроверим. Всё понял?
          Инженер обречённо кивнул.
          - Тогда иди, работай, изобретатель,- олигарх усмехнулся.- Отправишь в журнал сообщение об ошибке, исправишь патент, напишешь полную документацию. Пары дней тебе хватит. Помогать тебе будет мой племянник.- Он махнул рукой.- Увести.
          Змееносцы, так и не произнесшие ни слова, легко подняли своего подопечного и, придерживая его по-прежнему за локти, повели, сначала из кабинета вниз по лестнице, потом в неказистый дом неподалёку от коттеджа олигарха. Там они втолкнули его в полутёмную комнату, где были только стол, стул, кровать и перекрещённое толстыми стальными прутьями окошко вверху, через которое проникали, образуя на полу решётчатый световой параллелограмм, лучи заходящего солнца.
          * * *
          Через неделю Тай Бар пригласил в свой кабинет племянника.
          - Как обстоят дела с искусственными алмазами?- осведомился он.
          - Всё получилось, дядюшка,- ответил тот.- С установкой разобрались, работает. Документация тоже готова.
          - Тебе ещё нужен этот, как его там, … Кир Тан?
          Племянник олигарха небрежно отмахнулся.
          - Нет, дядюшка, он выложил всё, что знает. Теперь мы умеем делать искусственные алмазы сами.
          Олигарх кивнул и нажал кнопку, вызывая охрану.
          Пару дней спустя рыбаки выловили из реки тело незадачливого изобретателя, которому, при всём его таланте, не хватило сообразительности понять, что олигархи Высокой империи составили свои громадные состояния грабежами – то есть, присвоением результатов труда других людей – а потому авторам открытий, способных принести большие доходы, привлекать к себе их внимание было смертельно опасно.
         
          Глава 3. Конструктор.
          Ракета, оставляя за собой огненный хвост, поднялась на полкилометра в воздух, развернулась, и устремилась в сторону далёких построек. Не прошло и двух минут, как она врезалась точно в центр цели. Над превратившимися в дымящиеся развалины зданиями расцвёл огромный красный цветок.
          Генерал имперских ВВС, наблюдавший из укрытия за ходом испытаний, отложил в сторону бинокль и довольно осклабился. - Отлично, Вэн Дай,- повернувшись к конструктору, сказал он.- Ваша лазерная система наведения куда точнее гироскопических. Раньше мы мазали в пяти случаях из десяти. Ждите премию. Только доработайте аппаратуру так, чтобы её можно было запустить в серию.
          Вэн Дай, не поднимая взгляда, кивнул и углубился в чтение каких-то бумаг. Месяц назад его, главного конструктора систем лазерной навигации, неожиданно вызвали в кабинет директора их предприятия. Там сидели несколько военных. После краткой беседы с ними, ему было предписано переделать разработанный им навигационный прибор в устройство для наведения на цель боевых ракет. Заданию было дано приоритетное финансирование, выделены инженерные ресурсы. И сегодня аппаратура, созданная на основе его навигационного комплекса, успешно прошла первые полевые испытания. Компьютерная система определения местонахождения вместе с лазерной подсветкой обеспечивали попадание ракеты в цель с точностью до 5 метров.
          К конструктору подходили и поздравляли его, а также высказывали свои пожелания по работе комплекса, другие армейские чины. Вэн Дай несколько принуждённо улыбался в ответ, кивал и благодарил.
          Вскоре комиссия военпредов уехала, оставив свои замечания в журнале. Главным из них было требование перевода всех используемых в приборе элементов и микросхем на типы, выпускаемые оборонными имперскими заводами.
          Вэн Дай вернулся домой только к вечеру, до предела вымотанный утомительным общением с придирчивыми заказчиками.
          Поужинав, он включил дальновизор. На первом канале завершалась трансляция выступления Тейген Герса, посвящённого очередному военному юбилею. После здравицы в честь имперских вооружённых сил, владыка сказал пару фраз о необходимости крепить оборону родины и махнул рукой. По вымощенной брусчаткой центральной площади столицы загромыхала бронетехника, над головами марширующих солдат с рёвом понеслись аэропланы и геликоптеры. Продолжался парад минут десять. Его завершила демонстрация детей, тоже шагавших в ногу и размахивавших флажками с надписями "Вера и верность".
          Так совпало, что когда последние колонны юных патриотов покидали площадь, Вэн Даю позвонил двоюродный племянник, заканчивающий в этом году школу.
          - Знаешь, дядя, нас сегодня учили собирать и разбирать автоматы,- возбуждённо, с нотками гордости в голосе сказал он.- А завтра нас повезут на полигон учебных стрельб! Наставник пообещал, что занявшие первые места получат дополнительные баллы для поступления в военное училище.
          - Лучше бы ты читал книги по биологии,- буркнул в ответ конструктор.- Ты же собирался заниматься изучением жизни пчёл.
          - Нет, я передумал. После школы пойду в курсанты. Владыка Герс говорит, что сейчас весь наш народ должен сплотиться для защиты родины. А потом я отправлюсь бить осквернителей,- добавил племянник.
          Вэн Дай, не прощаясь, бросил телефонную трубку и задумался.
          Империю явно охватила милитаристская истерия. Их предприятие, специализирующееся на спутниковой навигации, получало всё больше военных заказов, которые включались в список приоритетных работ, ставились на целевое финансирование. Каждый месяц представитель Пятого отделения корпуса змееносцев, курировавшего их контору, собирал под расписку у сотрудников "добровольные" взносы на оборонный заём. А ко вновь ставшими обязательными "пятиминуткам верности" с прошлого месяца добавились ещё и еженедельные собрания под лозунгом "сокрушим осквернителей!".
          Многие его коллеги радовались такому подъёму державного патриотизма. Они не упускали случая подписаться под очередным воззванием к вождям с заверениями в преданности, первыми рвались выступать на митингах в поддержку владыки Герса. Впрочем, конструктор давно заметил, что громче всех кричали о своей любви к властям наиболее бездарные работники.
          Тем временем на экране продолжавшего работать дальновизора появился диктор в военной форме.
          - Все отщепенцы и осквернители величия наших предков должны знать, что расплата придёт к ним неминуемо,- начал он зачитывать какой-то официальный документ, но Вэн Дай, раздражённо нажав на кнопку, переключил программу.
          Он попал на религиозную передачу. Шла проповедь в храме Змеи. Одетый в красную мантию с вышитыми золотыми змеями бритоголовый жрец вдохновенно вещал: - Бомбить города и дома осквернителей величия – это высшее проявление любви, завещанное нам Великой Змеёй ...
          Не дослушав, конструктор снова переключил визор, на этот раз на развлекательный канал, по которому обычно демонстрировались художественные фильмы. Однако и тут он не смог уйти от военной тематики. Под грохот выстрелов, на жилые кварталы какого-то городка обрушивались, разнося дома в щебень, ракеты. Метались охваченные пламенем люди.
          Выключив дальновизор, Вэн Дай задумался. То, что он видел, происходило пока что в фильме, но завтра, при нынешней тенденции развития событий, случится в реальности. На города полетят ракеты с его лазерными прицелами .
          Поразмышляв ещё немного, конструктор решительно тряхнул головой, подошёл к шкафу, достал оттуда все документы, относящиеся к его инженерным расчётам. Затем перенёс в записную книжку в зашифрованном виде основные формулы и параметры разработанных им приборов. Остальные бумаги он сжёг.
          На следующий день Вэн Дай поехал к своему знакомому, который, как он предполагал, имел связи с противниками режима Герса, недавно ушедшими в подполье.
          * * *
          - Вот как обстоят дела. Если вкратце - мне нравиться моя работа, но я не желаю, чтобы её результаты использовались для войны и убийств,- закончил свой рассказ конструктор.
          Трое человек внимательно слушали его. Одного из них он видел в передачах дальновидения раньше – это был инженер Таэль, некоторое время являвшийся гидом землян в их экскурсиях по Тормансу. Потом он куда-то исчез. Вэн Дай не знал, что он вошёл в штаб подпольной группы противников олигархии.
          - Я вас понял,- обратился к конструктору невысокий человек в сером плаще.- Чем мы можем вам помочь?
          Хотя встретившие его не представились, из рассказа своего коллеги Вэн Дай знал, что это Сат Эр, магистр Серых Ангелов, древнего тайного полурелигиозного ордена, тоже примкнувшего к противникам олигархата.
          - Я хотел бы эмигрировать,- объяснил конструктор.- Но сейчас граница фактически закрыта, а так как я ещё и работаю над военным заказом, то нет вообще никаких шансов, что меня выпустят из страны. Помогите мне уехать. У вас наверняка должны быть свои пути за рубеж.
          Поскольку собеседники ничего не ответили, Вэн Дай заговорил снова:
          - Вы же видите всю эту безумную ежедневную милитаристскую пропаганду. Надвигается война. И я не хочу, чтобы моё имя связывали с разрушениями домов и убийствами людей.
          Трое обменялись короткими взглядами, и слово взял инженер Таэль.
          - Куда вы хотели бы уехать?- спросил он.
          - Куда угодно. Лишь бы подальше от этого сумасшествия,- ожесточённо ответил конструктор. - Пусть они сами делают себе оружие. Пусть попробуют создать хоть что-то путное со своим сонмом тупоумных фанатиков, подхалимов, лакеев, лжецов. Пусть делают что хотят – без меня.
          Заговорил третий из его собеседников, до сих пор молчавший.
          - Меня зовут Арк Дин, историк,- представился он.- Вам хорошо платят. Ваши знания – ваша защита. Вы могли бы попробовать здесь сменить работу.
          - Никакой особой защиты наши знания не дают, и вам это известно,- махнул рукой Вэн Дай.- Любого из нас могут отправить за решётку по надуманным обвинениям, а потом заставить делать всё то же самое – только уже как заключённого.
          И потом,- добавил он, подумав,- деньги не всё решают. За то, чтобы без конца восхвалять владык, называть чёрное – белым, рабство – свободой, войну – миром они платят недостаточно.- Конструктор усмехнулся.
          - У вас здесь есть родственники?- спросил историк, когда Вэн Дай замолчал.
          - Только двоюродный племянник,- неохотно ответил тот.- Но он живёт не со мной. И его уже заразили в школе милитаристским безумием.
          Трое снова обменялись взглядами и инженер Таэль еле заметно кивнул.
          - Что показали результаты испытаний вашего лазерного прицела?- спросил он.
          Конструктор откашлялся.
          - Военные были довольны. Разброс попадания в цель раньше, на гироскопических системах наведения, составлял около 100 метров, на моём устройстве он оказался меньше 5.
          - Ваша система лазерного целеуказания могла бы применяться для обороны?
          Вэн Дай пожал плечами.- Мне трудно судить, я не военный,- ответил он.
          - Тем не менее, как вы считаете, можно ли было бы её поставить, скажем, на самонаводящийся на танк снаряд?
          Подумав, конструктор утвердительно кивнул.- Вполне. Потребуется небольшая доработка, но, в целом, принципиальных трудностей нет.
          Некоторое время его собеседники молчали, потом слово снова взял Сат Эр.
          - Думаю, что не открою вам большого секрета,- заговорил он,- если скажу, что вся нынешняя милитаристская вакханалия является частью подготовки к нападению на Арпаду. Возможно, потом диктатор наметит и другие цели, но сейчас под непосредственной угрозой находится наша соседка.
          - Арпаде срочно нужно оборонительное, особенно противотанковое оружие,- сообщил Таэль.- Мы приняли решение оказать ей помощь, потому что она является нашей естественной союзницей в борьбе против олигархата.
          - Тем более, что из этой страны изгнали бывших имперских наместников, запретили культ Змеи, и закрыли местные отделения корпуса змееносцев,- вставил Арк Дин.
          - Поэтому мы отправили туда по своим каналам всю имеющуюся в нашем распоряжении техническую документацию, полученную от землян, которая должна помочь их инженерам и учёным в создании оружия, способного противостоять имперским армадам,- закончил Таэль.
          Вэн Дай задумчиво кивнул.- Я понимаю,- ответил он.
          - А через несколько дней к ним уедет землянин Вир Норин – нелегально разумеется,- сказал Сат Эр.- Помимо того, что оставаться здесь ему стало очень опасно – за ним охотятся змееносцы – он намерен оказать содействие арпадцам в изучении земной документации.
          - Мы предлагаем вам отправиться вместе с ним для работ над созданием оборонительного оружия. Как вы смотрите на это?
          - Согласен,- без колебаний ответил конструктор. Он протянул руку, которую его собеседники пожали.
          Так в бывшей имперской провинции Арда, принявшей после провозглашения независимости название Арпада, были за короткий срок разработаны и поставлены на вооружение высокоточные самонаводящиеся антитанковые ракеты.
         
          Глава 4. Математик.
          В математике все утверждения, кроме определений и нескольких исходных очевидных аксиом, должны быть доказаны – с помощью логических рассуждений и математических процедур. Поскольку оба последних способа вывода – логика и математические расчёты – являются достоверными, или строгими, то сами математические утверждения имеют статус строго доказанных достоверных истин.
          Разумеется, рассуждения, выводы того или иного типа – по аналогии, по индукции и т.д. – производятся во всех областях деятельности человеческого интеллекта, в науках, например, в физике или геологии. Но только математические доказательства являются общеобязательными, строгими, а, значит, и утверждения математики, т.е. теоремы – достоверно истинными. Сказанное относится ко всем ветвям этой науки – от арифметики до тензорного исчисления, римановой геометрии и прочих.
          Помимо доказательств теорем, в математике большое значение имеет опровержение ложных, особенно представляющихся с виду верными, положений. Опровержения тоже производятся либо математическими расчётами, либо логическими методами – среди которых самым важным является приведение к противоречию, или абсурду – когда из опровергаемого положения (строго) выводятся какие-то заведомо неверные утверждения, либо же, как вариант, выводится положение, противоречащее исходному. Ещё одним способом опровержения некоторого положения является указание на его недоказанность или на неудовлетворительность/ нестрогость приведённых в его обоснование аргументов; впрочем, в этом случае рассматриваемое положение признаётся не ложным, а гипотетическим. Сходным образом, в математике нередко производится опровержение ложных доказательств – показом содержащихся в них логических или арифметических ошибок или неточностей.
          Натренированность математиков в обеих этих процедурах – строгих доказательствах и поиске логических ошибок – для своей предметной области имела результатом то, что математики быстро подмечали ошибочность рассуждений, недостоверность аргументации и в других, самых разных областях – от гуманитарных и технических наук до информации в СМИ. Они легко обнаруживали необоснованность каких-либо утверждений, недостоверность или недостаточность приведённых доказательств, противоречивость доводов, не говоря уже про заведомую ложь и передёргивания. Это относилось, в частности к истории, которая сплошь и рядом подвергалась искажениям для политических выгод владык и олигархов. И ещё это относилось, в особенности, к пропаганде информационной сети Торманса, которая ежедневно извергала на слушателей поток лживых, опровергаемых при самом поверхностном критическом анализе, утверждений, точнее сказать, извращений и подтасовок, а также саморекламы и бесконечных славословий в адрес Великих и Мудрых владык. Вся эта фальшь нестерпимо резала слух квалифицированных математиков и вызвала у них чувство омерзения к лакеям, обслуживающим олигархию, за свои тридцать серебряников без конца лгущим и обманывающим народ. Поэтому математики избегали слушать или смотреть передачи официального радио и дальновидения Торманса.
         
          * * *
         
          Глава 5. Наёмник.
          С некоторых пор каждый понедельник начинался для Кур Щипа одинаково – с визита в местный вербовочный пункт, из которого полгода назад он, подписав контракт, получив подъёмные и обмундирование, бодрый и довольный, отправился, вместе со сверстниками, на Войну Величия во славу империи. Всего полгода … а, казалось, прошло целое десятилетие. Где-то ещё летели ракеты и падали бомбы, но для Кур Щипа война закончилась – раненый в обе ноги, ползком выбравшийся из котлована, образовавшегося после огневого удара противника, потом вывезенный в тыл сердобольным шофером бронетранспортёра, пожалевшим молодого солдатика, он доехал окольными путями до своего полка, откуда был направлен в военный госпиталь, где ему ампутировали обе ступни, после чего на перекладных кое-как добрался домой. Его прежний полк находился на переформировании, да и делать там инвалиду без обеих ног было совершенно нечего.
          В контракте Кур Щипа отдельной строкой значилась выплата в случае инвалидности немалой компенсации. Вот только доказать, что он лишился своих ног во время боевых действий, бывший наёмник никак не мог.
          - Ты пойми,- втолковывал ему капитан, заведовавший вербовкой, когда Кур Щип явился к нему на костылях и со своим контрактом,- откуда мне знать, что ты получил увечье в бою? Так ведь каждый, кому набьют морду, может прийти сюда и сказать: я пострадал при защите родины, гоните мне бабло. А ведь деньги-то большие, верно?
          - Верно,- угрюмо отвечал Кур Щип, теребя свой контракт.- Вот здесь написано: три миллиона талеров при тяжёлом увечье.
          - Ты дальше читай,- тыкал в его бумагу капитан.- "Получение увечья в ходе боевых действий должно быть удостоверено командиром полка". Буквы-то разбирать не разучился? Принеси мне справку от своего командира полка, что получил ранение в бою – мигом тебе всё оформим.
          - Где я её возьму?- растерянно спрашивал бывший наёмник.- Я даже не знаю, где моя часть сейчас находится.
          - Вот видишь,- снисходительно усмехался капитан.- Ты даже свою часть не знаешь, как же мне тебя оформлять?
          - Свою часть я знаю,- пытался спорить Кур Щип.- Двадцатый гвардейский полк. Глянь сюда.- Он достал смартфон и принялся тыкать непослушными пальцами (нервы в локтевых сгибах после ранения у него почти атрофировались) на кнопки.- Вот, смотри.
          Около разбомбленных и сгоревших домов, широко улыбаясь и поставив тогда ещё здоровую правую ногу на полуобгорелый труп молодой женщины все ещё пытавшейся закрыть своим телом иссечённую осколкам маленькую девочку, стоял молодой солдат.
          - Гляди,- хрипел (его голосовые связки тоже были повреждены) Кур Щип.- Я был там, на передовой, мы давили осквернителей танками. За это владыка Тейген Герс присвоил нашему полку звание гвардейского. Видишь?
          - Да верю я, что ты воевал,- устало отмахивался капитан.- Я же сам оформлял твой контракт.- Но мне нужна бумага, что своё ранение ты получил на поле боя, а не в пьяной драке, понимаешь?
          - Нет, ты не оскорбляйся,- поспешно добавил он, видя, что инвалид налился дурной кровью и потянулся к костылям,- у меня должность такая. Вот у тебя была должность – солдат, значит, ты делал, что скажут отцы- командиры, и у меня должность – что скажут, то я и делаю. Приносишь документ – оформляю компенсацию и пенсию. Нет – извини.- Сказав это в очередной раз, капитан уткнулся в бумаги, недвусмысленно давая понять назойливому посетителю, что времени на него потрачено достаточно, пора и честь знать.
          Но Кур Щип уходить никак не хотел.
          Конечно, капитан мог бы кликнуть бравых ребят, охранявших здание, и просто выкинуть наглеца вон, вот только это произвело бы плохое впечатление на толпящихся снаружи кандидатов в наёмники. Так что приходилось терпеть и снова и снова объяснять тупому идиоту – а может и мошеннику, кто его знает? – что без документа оформить ему денежное пособие никак нельзя.
          В конце концов, после десятого визита инвалида на пункт вербовки, капитан согласился сам сделать запрос в полк, где служил бывший наёмник. Ответная бумага пришла довольно быстро, и значилось в ней, что боец Кур Щип выбыл из расположения части в неизвестном направлении, а потому числится сейчас пропавшим без вести. Между строк командир полка намекал, что после тяжёлых ударов противника дезертирство приняло широкие масштабы, так что вполне возможно, что означенный Кур Щип тоже является дезертиром, а потому его надо бы разъяснить, хотя, раз уж он по неизвестной причине сделался инвалидом, то ему можно оказать снисхождение.
          Полковник прислал такую отписку не потому, что ему пришлось бы платить деньги инвалиду из собственного кармана. Просто во все части, находившиеся в зоне боевых действий, прибыл секретный приказ владыки оформлять ранеными и убитыми – с последующей выплатой пенсий родственникам – только змееносцев, офицеров лиловой стражи, да ещё хургов; всех же остальных записывать пропавшими без вести. В целях экономии бюджетных средств.
          Когда бывший наёмник прочитал этот ответ, он снова налился дурной кровью и уже совсем было собрался заорать, распугивая толпившихся в коридоре кандидатов в новобранцы, однако капитану пришла в голову удачная мысль.
          - Знаешь,- наклоняясь к Кур Щипу, доверительно произнёс он,- сейчас время военное и всюду неразбериха.- Так что ты не слишком огорчайся. А вот давай-ка мы с тобой пошлём запрос самому владыке Герсу. Ты напиши, как обстояли дела, а я завизирую. Как только мне дадут указание, так я тебе сразу всё и оформлю.
          Кур Щип трудолюбиво составил бумагу, капитан её подписал, отослал по нужному адресу, и с лёгким сердцем велел инвалиду заходить по понедельникам, узнавать насчёт ответа.
          С тех пор бывший наёмник еженедельно, отстояв в вербовочном пункте очередь из таких же горемык, заглядывал в окошко, чтобы в очередной раз получить от заведующего почтой один и тот же ответ: нет, никакого письма для него не приходило.
          Запахнув поплотнее ветшающую форму, Кур Щип покидал пункт вербовки, мрачно косясь на группу очередных молодых идиотов, желающих попытать свою воинскую удачу. Он мог бы кое-что рассказать им, но не без оснований считал, что тогда двери комендатуры закроются для него навсегда, и он потеряет даже нынешний призрачный шанс как-то устроить свою жизнь. Вслед за чем бывший наёмник потихоньку двигал в сторону входа в метро, ставшего для него постоянным местом работы – то есть, сбора подаяний. В самих вагонах метро безногому инвалиду в военной форме подавали больше, но с недавних пор лиловые стражи стали гонять оттуда всех попрошаек, невзирая на их медали и гвардейские значки.
          Обычно в это время ковылявшего на костылях по тротуару Щипа обгонял роскошный чёрный автомобиль, принадлежащий хургу, тоже бывшему наёмнику, получившему денежную выплату за ранение и пенсию за боевые заслуги.
          Хурги, дикие жители горных местностей Высокой империи, недолюбливали людей и редко селились в городах. Однако некоторые из них вступали в банды грабителей или нанимались в армию. Владыка Тейген Герс высоко ценил их, поскольку они готовы были за деньги убивать кого угодно. По его личному распоряжению хургов быстрее других продвигали по воинской службе, а компенсации раненым во время войны хургам выплачивались немедленно и в полном объёме.
          Хург, ехавший в автомобиле, тоже был наёмником и однополчанином Кур Щипа. Уволившись после контузии, он обосновался в городе, купив на полученные деньги квартиру и машину. Своего неудачливого сослуживца, тащившегося каждое утро к метро, он приветствовал гудками клаксона и насмешливым возгласом: "Эй, дезертир, дай дорогу защитнику родины!" Кур Щип несказанно злился, но не решался ничего ответить обидчику – с хургами предпочитали не связываться даже лиловые стражи, поскольку вспыльчивые горцы по любому поводу хватались за ножи, судьи же в таких конфликтах, зная о благоволении владыки к хургам, да и опасаясь за свою жизнь, обычно принимали сторону хургов.
          Кур Щип провожал угрюмым взглядом чёрный автомобиль и плёлся ко входу в метро. Там, под двухметровым плакатом с изображением владыки Тейген Герса и выписанным огромными буквами лозунгом "Империя своих не бросает!" находилось отведённое ему старшинами местных нищих место для сбора подаяний.
         
          Глава 6. Ветеран.
          Вэй Дор вошёл в прихожую своей новой пятикомнатной квартиры и прислушался.
          Из детской доносилось тарахтение и звуки бум-бум-бум, подражающие выстрелам. Это играл с набором из танчиков и солдат его семилетний сынишка. Из кухни слышалось слабое монотонное жужжание. Это возилась со стиральной машиной его жена. Электрической – такие в Эксельсиоре только недавно начали выпускать. В ванной плескалась вода и фыркал унитаз. Это племянница, прибывшая из деревни погостить, облюбовала невиданную конструкцию и теперь высиживала на фарфоровом чуде до получаса по несколько раз в день. Всё было как обычно.
          Хозяин удовлетворённо кивнул, прошёл в гостиную, устроился поудобнее на диване, и взял программу передач дальновидения. По первому каналу показывали новую серию популярного боевика. Вэй Дор нажал кнопку на пульте управления, включая визор. Плазменный экран давал исключительно чёткое изображение. В их стране таких пока что не делали.
          Капитан гвардейского 25-го полка Вэй Дор прибыл домой в двухнедельный отпуск с Войны Величия увенчанный наградами и славой. Один из множества солдат, поступивших в наёмники чтобы подзаработать и вырваться из нищеты, он быстро освоился с ремеслом войны и понял его главный принцип – выжить. А выживает тот, кто сильнее и подлее – так что бей первым, добивай лежачего, никогда не играй в благородство. Он так и поступал, и выживал. И ещё ему везло. Да, почти все его сослуживцы поступали так же, вот только везло далеко не всем. А он сумел пройти и минные поля на подступах к городам, и ураганный огонь возле укрепрайонов, и ожесточённые перестрелки с танковыми частями противника. Изо всех схваток он выбрался живым, даже целым и невредимым. В последней битве много его товарищей сгорело в танках, но он и тут уцелел, хотя самонаводящийся снаряд врага почти полностью снёс орудийную башню его машины.
          Вэй Дор быстро продвигался по военной службе. Уже после третьего сражения, в котором участвовал его полк, он был произведён, вместе с десятком других отличившихся солдат, в ефрейторы. Затем, после того, как он, во время разведрейда, пленил высокого военного чина, ему было досрочно присвоено звание лейтенанта. А через полгода, когда его взвод в результате ожесточённых боёв взял господствовавшую над важной переправой высоту, он стал капитаном.
          К этому времени Вэй Дор уже завоевал всеимперскую известность как прославленный герой войны, и обязан этому он был своей находчивости. Подобно большинству солдат Эксельсоры, он в захваченных землях насиловал девок, мародёрствовал, грабил, убивал – а также делал памятные снимки на фоне разрушенных жилых домов, школ, больниц и поверженных тел врага, особенно женщин и детей. Однако, в отличие от остальных сослуживцев, Вэй Дор додумался разместить эти снимки в соцсетях – что мгновенно принесло ему общеимперскую известность и любовь всех патриотов. Число подписчиков его аккаунта за неделю превысило миллион человек. Популярной страницей в социальных сетях заинтересовались крупные журналы и к нему в часть несколько раз приезжали брать интервью военные корреспонденты. О подвигах Вэй Дора писала центральная пресса, а появившийся в одной из таких статей красочный снимок, на котором бравый капитан расстреливал какого-то осквернителя величия, стоявшего на коленях со связанными за спиной руками, завоевал ежегодный приз министерства обороны как самая удачная фотография на патриотическую тематику. К Вэй Дору тогда пришли тысячи восторженных писем от патриотов; ему писали популярные певцы, звёзды эстрады и красавицы-модели.
          Режиссер Мах Корф, создатель культового имперского фильма "Братан", назвал Вэй Дора "идеальным примером защитника родины, моральным образцом для молодого поколения", и заявил, что по мотивам подвигов бравого капитана он намерен снять новый фильм. Главными сценами которого станут массовые расстрелы осквернителей, представляющие собой их законную кару за отход от возвышенных идеалов предков.
          Великий старец, глава благочестивых, в одной из своих проповедей упомянул Вэй Дора как истинного адепта культа Змеи.
          А владыка Тейген Герс присвоил ему звание Героя Эксельсоры и наградил орденом Золотой Змеи – высшим знаком почёта империи.
          Все эти события недавнего прошлого проносились в голове капитана, пока на экране визора погони сменялись перестрелками, а перестрелки – снова погонями.
          Вспоминая, как он преподнёс владыке Герсу свой боевой альбом, Вэй Дор даже зажмурился от удовольствия. Их часть тогда находилась в захваченном у врага маленьком городке, проводя перегруппировку перед наступлением. За неделю, что они там стояли, он сам и его ребята отвели душу. Девок всех изнасиловали и потом пристрелили, а мужчин, загнав в сарай и связав руки, просто расстреляли. Ошеломлённые, они даже не сопротивлялись, когда их убивали выстрелами в затылок. За эти снимки, размещённые им в своём аккаунте, он и получил звание Героя Высокой Империи. Вручить полагающийся Герою орден Золотой Змеи прибыл в их часть сам владыка. А он, капитан, преподнёс тогда в дар всенародно любимому вождю свой альбом с этими фото, после чего Великий ещё раз поблагодарил его и пожал ему руку. И всё это снималось на камеры и показывалось потом по дальновидению.
          Пока капитан воевал, деньги, полагающиеся по контракту, переводились на его счёт в банке. Через некоторое время жена, с его согласия, купила пятикомнатную квартиру в городе, переехав туда из их вымирающей деревни.
          Прибыв домой в отпуск, Вэй Дор привёз с собой, кроме наград и славы, также и трофеи. Они очень пригодились в новом жилище. Электрическая стиральная машина – такие лишь недавно стали выпускать в Империи, и продавались они пока ещё только в столице, городе Средоточия Мудрости. Жена установила её на кухне. Плазменный дальновизор. Посмотреть на это чудо техники собрались все соседи. Фарфоровый унитаз. Его смонтировал в ванной комнате слесарь, сделав капитану, своему знакомому, скидку как ветерану. Племянница до сих пор сидит там, никак не насладится вдоволь. А ещё Вэй Дор привёз с собой игрушки для сына: набор танчиков, солдатиков, диаскоп. Некоторые из них пришлось долго отдраивать от крови, но сынишка был в восторге и сразу убежал играть с ними.
          Из детской послышались раздражённые возгласы его жены. Они перешли в громкую брань, а затем оттуда донёсся крик боли и звук падения тяжёлого тела.
          Вэй Дор нахмурился, поднялся с дивана и пошёл через прихожую в детскую. Его жена лежала в луже крови, рядом с ней валялся диаскоп.
          Из ванной выглядывала перепуганная племянница. Изумлённый Ван Дор повернулся к ней. - Что здесь происходит?- рявкнул он.
          - Хозяйка забрала у сына игрушки, приказала готовить школьные уроки. Он разозлился, швырнул диаскоп, и попал ей в лоб,- с дрожью в голосе сказала она.
          Лежащая на полу женщина стонала и держалась обеими руками за разбитую голову, пытаясь остановить обильно льющуюся из раны кровь.
         
          Глава 7. Писатель.
         
          С первых дней войны тяжёлой
          Били мы врагов своих
          Осквернителей презренных
          Отщепенцев и других
         
          Нам владыка достославный
          Непременный дал наказ
          Истребить гнилое семя
          - Вот о чём пойдёт рассказ

         
          Написав первые две строфы, Кел Прог, секретарь Имперского союза писателей, отложил в сторону авторучку и задумался. Тема была благодатная – война против осквернителей вызвала в обществе мощный подъём патриотического движения, так что слова прямо шли из души и сами ложись на бумагу. Однако надо было бы правильно определиться с объёмом поэмы. Сколько раз случалось – всё написано гладко и в струю, а редактору, оказывается, нужен текст покороче – и вот уже твой шустрый коллега, накарябавший стихи ничуть не лучше, но угадавший с размером, получает в кассе гонорар, его приглашают на рауты, у него берут интервью журналисты. Мысль о гонораре подстегнула Кел Прога и он снова взялся за перо.
         
          В жаркой сече мы сильны
          Ратный подвиг – хлеб наш верный
          Прямо смотрит командир
          Ждёт приказ солдат примерный
         
          Бодрый воин, будь смелей
          Мчись вперёд, не зная страха
          Всех врагов в труху развей
          За собой оставив горстки праха

         
          Кел Прог работал в жанре почвеннической и патриотической литературы. Начавшаяся недавно война с Арпадой вызвала повышенный спрос на произведения такой тематики, особенно прославляющие заветы предков и величие Империи, а также клеймящие позором осквернителей этого величия.
          Его повести и поэмы пользовались известностью у литературных критиков, среди широких масс. Несколько стихотворений Кел Прога, положенных на музыку, стали популярными хитами сезона. К писателю благоволили и в высших политических сферах, включая владык из Совета Двенадцати. Мало того, с некоторых пор его стали рассматривать как одного из идеологов нового державного патриотизма, набравшего силу в империи после прихода к власти Тейген Герса. Его приглашали выступать на заседаниях консультантов при правительстве, у него брали интервью политические обозреватели, его мнением интересовались редакторы популярных программ дальновидения.
         
          Бушует пожар в степи
          Шагает вперед за ротой рота
          Где отступают танк и дрон
          Там проходит имперская пехота
         
          Пройдены траншеи и мосты
          Позади дубравы и болота
          Палят пушки по врагам
          Гулко бьётся сердце патриота

         
          Дописав строфу, Кел Прог подумал, что в поэме следует упомянуть Шарон Грова, поставщика продуктов в армию, друга владыки Герса. Прибыли от этого бизнеса олигарх имел колоссальные, и он всегда щедро, не скупясь, платил за рекламные упоминания своей компании в прессе. Потом надо будет преподнести ему в дар экземпляр поэмы. Да и лояльность автора стихов это ещё раз подчеркнёт. Ведь верное служение великим капитанам – это и верное служение нашей родине, как не раз повторял владыка Герс.
         
          После боя, славной сечи
          Отдохнуть солдат готов
          И еду приносит повар
          Из походных из котлов
         
          Лучше нету тех консервов
          Что для доблестных бойцов
          Шлёт производитель верный
          Друг владыки Шарон Гров

         
          Кел Прог вздохнул. Конечно, он знал, как и многие, что высокие прибыли олигарх получает, дешево производя свои консервы из пищевых фальсификатов, отходов, испорченных продуктов, и дорого поставляя их в армию, школы, детские сады по государственным заказам, выигранным им благодаря дружбе с владыкой Герсом. В отличие от солдат, которым деваться было некуда, сам писатель нипочём не рискнул бы кушать консервы, которые производила компания олигарха. Но свой патриотизм – то есть, прославление владык, олигархов, змееносцев – следовало подтверждать постоянно. Столько ныне развелось завистливых негодяев, готовых при малейшей его оплошности состряпать донос – и прости-прощай признание, интервью, гонорары, уютный кабинет в здании Имперского союза писателей – да что там, и свободы можно лишиться из-за какой-нибудь гнусной кляузы. Всю жизнь способна разрушить одна подлая клевета. При владыке Чойо Чагасе он сам написал заявление на отца, однажды неодобрительно отозвавшегося о змееносцах, после чего родителя отправили на перевоспитание и больше его никто не видел. Но он это сделал из высоких патриотических побуждений. А нынче доносы пишут беспринципно, в самых низменных целях. Незачем далеко ходить за примерами, его собственный сын, которому он отказал в оплате карточного долга, накатал в полицию заявление, что папаша якобы имеет вовсе не такой восторженный образ мыслей, какой изображает в своих стихах. Беспомощная, конечно, была писулька – да и разве способен сочинить грамотный донос школьник восьмого класса? Но завистники и хейтеры вцепились бы в неё как клещи, если бы только прознали. К счастью, знакомый змееносец, к которому попала эта кляуза, по дружбе обещал спустить дело на тормозах.
          Кел Прог ещё раз вздохнул, покачал головой, сокрушаясь о падении нравов современной молодёжи, и снова взялся за перо.
         
          Пала непокорная столица
          Взяты в плен противника вожди
          Поднял меч суровый полководец
          Ордена сияют на груди
         
          - Парни, вы прошли огонь и воду,-
          Он торжественно солдатам говорит
          - Принесли стране победу –
          Родина вас всех благодарит!

         
          - Наверное, достаточно,- перечитав своё произведение, вполголоса пробормотал писатель.- Объём средний, не слишком много, не слишком мало. Попросят – добавлю, понадобится – урежу. Да, в заключение обязательно надо ещё раз упомянуть владыку. Что-нибудь бодренькое, в ритме марша.
         
          Под знаменем владыки Герса
          Врагов всех покорим
          Величие империи
          Навеки утвердим

         
          Глава 8. Священник.
          Тиш Благ был отшельником и аскетом. Худой как щепка, он обитал в пустыньке- одинокой келье, расположенной близ святилища Змеиной Кожи, носил тяжёлые вериги, постоянно постился и молился. Странствуя по святым местам, не упускал случая приложиться к мощам праведников. По слухам, распространённым среди прихожан, он ещё и чудотворно исцелял, притом одной лишь своей слюной, помазав ею кончик носа недужного.
          Особенно возросла его слава с началом Войны Величия. По личной просьбе Великого старца, известный своими добродетелями праведник стал проводить в центральном столичном храме Змеи религиозные службы, на которых верующие умоляли Великую Нагини даровать владыке Тейген Герсу полную победу над отщепенцами и осквернителями. После каждого такого молебствия Тиш Благ читал проповедь, в которой заклинал заблудших образумиться и вернуться на путь истины.
          Победы имперского оружия отмечались в центральном храме отдельными благодарственными службами. Когда бомба уничтожила родильный дом в одном из городов Арпады, святой отец, стоя на амвоне и воздев руки в небу, со слезами умиления на глазах возблагодарил Великую Змею за радость, которую в этот день испытали все праведные. Тогда же он произнёс небольшую особую проповедь.
          - Наша родина, Эксельсора – добрая страна,- сказал Тиш Благ.- Она никогда ни на кого не нападала, а всегда вела только оборонительные войны. И сейчас мы тоже ни с кем не воюем, а защищаем свои границы. Религия Змеи, доставленная нашими предками с Белых Звёзд – самая добрая религия. Она всегда заповедовала любить других людей. И сейчас, возвращая заблудших в лоно праведности, мы проявляем высшую форму любви к ним. Наш священный освободительный поход обязательно завершится победой – порукой тому сама Великая Змея. И недавние успехи наших доблестных воинов являют собой лучшее тому свидетельство.
          На этом, с доброй улыбкой на устах, Тиш Благ завершил своё краткое напутственное слово.
         
          Приложение. Из передач закрытой информсети Торманса.
         
          Новостные передачи дальновидения Торманса сообщали не реальные сведения о положении в стране и на всей планете, а тщательно процеженную и препарированную информацию, которая должна была создать у зрителей или слушателей необходимые владыкам настроения. К ним же относились и митинги с выражениями "единодушной поддержки решений великих вождей" – они являлись лишь постановочными, театральными мероприятиями. Впрочем, и почти все другие передачи тормансианского дальновидения – литературные вечера, развлекательные шоу и так далее – были включены в гигантскую государственную машину пропаганды, имеющую целью манипулирование сознанием, оболванивание народа.
          Вместе с тем самим владыкам требовалось знать реальные факты, истинное положение дел в стране – особенно же, что на самом деле думают, о чём говорят люди. Для этого была создана специальная закрытая сеть передач, в которую тайно размещённые в самых разных местах миниатюрные подслушивающие аппараты – их называли Уши Владык – транслировали разговоры людей. Долгое время такая информация была доступа лишь владыкам, остальное население довольствовалось тем, что сообщалось в официальных передачах и публиковалось в прессе.
          С появлением альтернативной сети вещания, организованной оппозицией к диктаторскому режиму, мнения людей о положении в стране, их беседы, – реальные, а не отрепетированные фарсы с флагами и гимнами – стали доступны для всех, кто подключил свои дальновизоры к передачам этой сети. По сути, альтернативная сеть вещания включила в свои программы трансляцию той информации, которая ранее была доступна одним лишь владыкам, получавшем её по своей закрытой сети.

         
          * * *
          - Неужели они не знают о настроениях в народе? Думают, что народ ничего не видит?
          - Всё они знают, просто им плевать – змееносцы и лиловые подавят любой мятеж. Помнишь, как было с восстанием кжи при Чойо Чагасе? Задавили и расстреляли. При реальной угрозе своей власти они не поколеблются применить против народа и оружие распада.
          - Тише, не говори так громко, может быть, здесь поблизости Уши Владык ...
          * * *
          - А что же наши писатели и поэты, прочие деятели культуры?
          - Заказными были, ими и остались.
          * * *
          - Если наша культура не смогла остановить приход диктатуры и воцарение в стране змеизма, значит, она мало что стоит.
          - А может и наоборот, она стимулировала змеизм.
          - Возможно и такое.
          * * *
          - Зачем мэр столицы устроил патриотический митинг возле психиатрической больницы? Это глупость, насмешка, или саботаж?
          * * *
          - При семейство Тон Биров слыхал?
          - Что с ними такое?
          - Младший сын написал донос на родителей, что те втихомолку в своей спальне критикуют змееносцев. И всех отправили на перевоспитание в трудовые лагеря.
          - И младшего тоже?
          - Нет, конечно. Младший - объявлен героем. Премию выдали, в газете интервью с ним напечатали, рассказ о нём написали.
          * * *
          - Этнический стереотип поведения. Здесь уже все такие. Имперцы. Плавильный котёл.
          - Не совсем так.
          * * *
          - Почему у тебя до сих пор нет детей?
          - Рожать рабов для владык, олигархов и змееносцев? Или чтобы они сами выбились в нашу "элиту"?
          * * *
          - Славно поквитались с осквернителями.
          - Правильно их давят. Надо сильнее.
          - Не понимаю тех, кто чего-то стесняется. Это должно вызывать подъём национальной гордости.
          * * *
          - У меня есть знакомый в Арпаде, он раньше был поклонником Герса и Империи.
          - А что сейчас?
          - Ракета имперцев попала в его дом.
          - И?
          - Наверное, если остался жив, изменил своё мнение.
          * * *
          - Слышали, Сан Тера хотят причислить к числу праведников Змеи?
          - Почему не сразу к лику святых?
          - Так ведь он сравнял с землёй только десять городов осквернителей. Уничтожил бы двадцать – сделали бы святым, в ранге "лично созерцающего Великую Змею".
          * * *
          - Родители сначала обрадовались. Говорили: оплатим ипотеку, купим новый дальновизор. Пошли за деньгами. А им – от ворот поворот.
          - Почему?
          - Сказали: дайте бумагу, что ваш сын погиб в бою. У нас он числится пропавшим без вести.
          - И что они сейчас делают?
          - Плачут. Сыночка, кровиночку отдали родине. А их теперь из квартиры выселяют.
          - За что им такое горе? Примерные прихожане, каждый праздник молились в храмах Змеи, приносили жертвы ...
          * * *
          - Похоже, владыки Эксельсоры думают, что если они запретили знать правду, то её никто и не узнает.
          - Да местным лучше её и не знать. Потом смогут честно и не моргая глазами сказать: мы ничего не знали.
          * * *
          - Зачем они набирают на дальновидение дикторов с такими лживыми рожами? Ведь только взглянешь на такого – и сразу понимаешь, что ни одному его слову верить нельзя. Неужели нельзя найти подонков с честными и благородными физиономиями?
          - У дикторов лица искажаются из-за их постоянного вранья.
          * * *
          - Несколько вопросов, логических рассуждений и вся их пропаганда рассыпается в прах.
          * * *
          - Только полностью отключив критическое мышление можно верить в тот бред, который передают по дальновизору.
          - Потому и пропагандируют культ Змеи, бездумное верование в магию и суеверия, якобы доставленные с Белых Звёзд.
          * * *
          - Не понимаю, как можно верить очевидному вранью.
          - Никогда не смотрел их передачи. Понимал, каких тип людей изготавливал их дальновизор.
          * * *
          - Странно, с виду нормальный человек, а послушаешь – говорит как робот, или кукла. Просто пересказывает, не задумываясь, всё, что услышал по дальновизору.
          - Это называется зомбирование.
         
          Часть III

          Глава 1. Фронт.
          Генерал Хай Нурдин, командующий оккупационными силами Эксельсоры на северо-востоке Арды, пребывал в жестокой меланхолии. С одной стороны, диктатор дал ему чёткий приказ: при невозможности удержать город Талион, в котором находился штаб его дивизии, и который со всех сторон ныне окружили войска ардцев, взорвать все здания а жителей убить. То есть, поступить так же, как имперские войска поступили при уходе из десятка других городов Арды, оказавшихся под их временной оккупацией. С другой стороны, командующий войсками противника, чьи передовые отряды находись уже в пределах прямой видимости, не менее чётко заявил, по открытой передаче сети дальновидения: если захватчики хотя бы только попытаются выполнить этот приказ, то ни один из них живым с территории Арды не уйдёт. В плен их брать не будут; тех, кто выживет после намеченного на утро штурма позиций имперских войск, расстреляют всех до единого. При этом, добавил он, имперцам даётся возможность выйти из окружения без оружия в течение 12 часов по коридору к мосту, соединяющему территорию Арды с Эксельсорой через реку Дуниан.
          - Военного значение Талион не имеет, а организованно отступив, мы сохраним дивизию.- Хай Нурдин пытался воззвать к разуму диктатора. Он понимал, что на жизни военных тому наплевать. Раньше, когда генерал заваливал противника трупами, бросая солдат на окопы и укреплённые доты, ему тоже было на них плевать – но теперь-то речь шла о его собственной жизни, а это было совсем другое дело! Поэтому он отчаянно искал аргументы, надеясь убедить верховного владыку отменить приказ.- Эти солдаты могли бы пригодиться нам в других битвах.
          - Гораздо важнее, чтобы нас все боялись,- отрезал диктатор.
          На экране минивизора Тейген Герс выглядел плохо. Его физиономию украшала недельная щетина, под глазами набрякли мешки, взгляд метался из стороны в сторону.
          После того как вторжение имперских войск в Арду фактически провалилось, захватчики перешли, по приказу владыки, к террору. В остававшихся под их властью городах они подрывали здания, расстреливали мирных жителей, мучили и убивали пленных. Такими мерами диктатор надеялся не только запугать оказавшего неожиданно сильное сопротивление противника, но и поднять у населения империи свою падавшую популярность. Его расчёт принёс некоторый успех: показанные по всем каналам дальновидения кадры взорванных домов, пыток и убийств ардцев вызвали всплеск ликования у имперских патриотов. Рейтинг владыки, упавший было после ряда поражений, снова пошёл вверх. Писатели-державники принялись трудиться с удвоенным усердием. Группа поп-звезд имперской эстрады выступила с концертом на руинах филармонии в одном из разрушенных оккупантами ардских городов – прямо там, где в подвалах ещё лежали тела горожан, убитых захватчиками. "Здание, в подвале которого замурованы трупы осквернителей – лучшее место для имперских песен",- заявила одна из поп-звёзд, позируя перед фотографами. Научные институты Эксельсоры направили приветствия в адрес владыки; Академия наук постановила мобилизовать усилия учёных страны для победы над противником. Директора заводов разработали меры по ускорению выпуска оружия, а школы и вузы взяли на себя обязательства прислать учеников и студентов на места рабочих, призванных в армию. Владыка почувствовал, что окончательного поражения ещё можно избежать, если только действовать решительно.
          - Мы должны запугать врагов и предателей. Поэтому нужен беспощадный террор,- повторил диктатор, тряся перед собой кулаком.- Расстреляйте всех жителей и объявите, что они сами себя убили.
          - Но ведь у нас есть договорённость,- генерал Хай Нурдин в отчаянии схватился за последний довод. Он понимал, что его шансы на выживание быстро стремятся к нулю.- Мы подписали соглашение об обмене пленными.
          - Нашей доблестной армии не нужны трусы, сдавшиеся осквернителям,- отрезал владыка.- Мой приказ окончателен, больше не звоните,- добавил он.- Надеюсь, что вы выполните свой долг перед отечеством и Великой Змеёй.
          Последнее, что видел на экране минивизора командующий юго-западным фронтом, была рука диктатора, тянувшаяся к выключателю.
          Нурдина больше не соединяли ни с владыкой, ни со знакомыми чиновниками и змееносцами – очевидно, в верхах попавшего в окружение генерала уже списали со счетов. Тем не менее, он не собирался погибать и искал выход. Сделав ещё несколько безрезультатных – ему даже не отвечали – звонков бывшим друзьям в столице империи, генерал решил связаться с главнокомандующим армией вторжения. Правда, отношения между ними были далеки от дружеских, поскольку Хай Нурдин сам намеревался занять этот пост и только в результате придворных интриг вынужден был согласиться на должность командира одного из фронтов. Однако деваться было некуда и он, немного поколебавшись, нажал кнопку вызова.
          На экране визора появилось изображение лысого здоровяка с громадными змеями на погонах. Хай Нурдин облизал пересохшие губы. Он рассчитывать только на то, что соображения военной необходимости пересилят у маршала давнюю неприязнь.
          - Что толку в гибели моей дивизии?- напрямик, даже не поздоровавшись, резанул он.- Ещё есть время отвести войска через переправу. Её бомбят, но часть людей прорвётся. И мы сохраним хотя бы несколько полков для будущих битв.
          - Сдача города без сопротивления поставит под угрозу власть Герса,- с хмурым видом покачал головой его начальник. В условиях ухудшавшейся обстановки на фронтах и нехватки ресурсов он был бы, пожалуй, готов забыть о прежней вражде с подчинённым. Но у него имелась инструкция владыки, который, предвидя возможность неподчинения Нурдина, дал недвусмысленный приказ его командиру.- Герс готов пожертвовать хоть всей армией, но ставить под угрозу свою власть он не собирается. Мне приказано встретить вас пулемётным огнём, если вы попытаетесь перейти на наш берег реки, не выполнив его распоряжение. А над моим штабом, в свою очередь, висят ракетоносцы элитной эскадрильи личной гвардии Герса, и, в случае неповиновения, они нанесут удар уже по нам.
          - Что же мне делать?- Хай Нурдин вытер вспотевший лоб.
          Вздохнув, главнокомандующий посоветовал:- Если нельзя спасти всё, то надо спасти хотя бы самую ценную часть.- Решив, что он и так сказал слишком много, маршал добавил:- Не звони мне больше. Владыка отдал приказ – ты обязан его выполнить.
          * * *
          Жена младшего сержанта запаса Дур Тура восприняла призыв мужа в армию на войну против осквернителей с ликованием. Его бесконечное пьянство уже довело женщину до того, что она начала размышлять о том, как бы нанять киллера.
          За последние годы в Эксельсоре прокатилась едва ли не эпидемия заказных убийств жёнами надоевших мужей. И объявленный верховным владыкой Герсом срочный призыв в армию привел многих замужних женщин в восторг – он не только избавлял их от опостылевших алкашей, но ещё и давал возможность получить за никчемных пьяниц гробовые деньги. Туриха и без того обожала Герса – по древнему бабьему инстинкту влечения к крутым самцам – неважно, ворам, бандитам или убийцам – а теперь он и вовсе стал её кумиром. Её беспокоило только одно – трусоватый по природе благоверный мог куда-нибудь сбежать – тогда и денег никаких ей не достанется, и хлопот с лиловой стражей не оберёшься.
          - Не будь трусом, не позорь нас, воюй смело, защищай свою родину, свою семью,- ежедневно твердила она мужу после получения повестки. Дур Тур принимался охать и вздыхать. Нет, войну против осквернителей он всецело одобрял, и, сидя на диване перед дальновизором, не раз с восторгом аплодировал бравым воякам, позировавшим на фоне убитых людей, сожжённых домов, разбомбленных городов, массовых захоронений. Но когда Дур Туру самому пришла повестка – он стал чесать репу. Он то прикидывал, как бы половчее устроить самострел, то склонялся к тому, чтобы сбежать в лес. Да ещё жена начала ежедневно полоскать ему мозги, втирая за патриотизм. Дур Тур совсем дурным не был и хорошо понимал, что проклятая баба рассчитывает на крупные выплаты, обещанные верховным владыкой семьям тех, кто падёт в битвах против осквернителей – вот только его самого такой расклад никак не устраивал. Но и ожидать, что она будет носить ему передачи в лесную ухоронку, не приходилось. Он даже заговорить с ней об этом не решался – каждый вечер, едва придя с работы, он получал очередную порцию жалоб супруги на трусость мужа. Вместе с бабой скулили и хныкали – нет, чтобы поддержать отца! – их пятеро малолетних дебилов-сыновей – дебилов в прямом смысле слова, официально признанных олигофренами (это результат постоянного пьянства родителей, сказали на медкомиссии). Ещё бы, стерва наверняка пообещала им новые игрушки, ежели они помогут ей спровадить папашу на войну. Так что, в конце концов, махнув на всё рукой, младший сержант запаса Дур Тур покорился судьбе и явился в назначенное время в военный офис, откуда был вскоре переправлен на сборы, а затем и на войну. А его жена принялась ежедневно с замиранием сердца ожидать похоронки, чувствуя себя богатой невестой на выданье.
          Вот только оказавшийся на передовой Дур Тур помирать никак не хотел, в отличие от многих своих односельчан, и Туриха напрасно каждое утро выходила навстречу почтальону узнать, не пришёл ли на её имя заветный белый конвертик. Она заранее расписала, на что потратит немалые гробовые – купит холодильник и стиральную машину, уже присмотренные ей в промтоварном магазине, несколько игрушек для спиногрызов, как обещала, чтоб не ныли, и новый дальновизор. Последний был ей не очень нужен, но у вдов ветеранов считалось хорошим тоном приобрести, в память о павшем в боях за отечество супруге, дальновизор с эксклюзивным патриотическим оформлением. К сожалению, проклятый дурень никак не хотел подыхать. Уже соседка Пурыхина, получившая и сразу отоварившая похоронку на сына, написала мгновенно ставшую бестселлером среди патриотов брошюру "Как стать счастливой" – а почтальон каждый раз, встречая Туриху поутру, отрицательно качал головой, даже не дожидаясь вопроса. Она подозревала, что муженёк знает о её тайных надеждах и терзаниях, и решил, назло ей, продержаться в живых как можно дольше.
          Что до Дур Тура то его сразу же отправили на передовую рыть окопы. А потом их дивизия оказалась в окружении, полностью отрезанная от империи и от главной части армии вторжения, и младший сержант, вместе с боевыми товарищами, десятый день жевал вареную кожу с армейских сапог – припасов им тоже больше не подвозили.
          * * *
          Уже стемнело, когда командующий юго-западным фронтом Хай Нурлин собрал в своём штабе старших офицеров. Весь день ушёл у него на обдумывание ситуации, но ничего другого, кроме как попытаться спасти, по совету маршала, "наиболее ценную часть" своей дивизии ему в голову так и не пришло. Вдали слышались разрывы снарядов – артиллерия противника вела пристрелку перед завтрашним штурмом.
          - Господа офицеры.- Генерал обвёл тяжёлым взглядом затихших подчинённых.- Непрерывные атаки осквернителей, использующих оружие, созданное ими с помощью технологий развращённой Земли, заставили меня принять решение об отводе части войск. Мы оставляем врагам занимаемый нами сейчас город Талион. Надеюсь, они по достоинству оценят этот шаг и примут, наконец, требование нашего командования о немедленной и безоговорочной капитуляции. Отвод будет осуществляться силами офицерского корпуса, под покровом ночи. Передохнув и восстановив свои силы, мы сможем с ещё большим усердием выполнять боевые задания. До начала отвода вам следует обойти вверенные части и призвать солдат к выполнению завтра утром, в решающей битве, своего долга перед отечеством, владыкой Герсом, и Великой Змеёй. Напомните им, что герои, павшие в боях с осквернителями, сразу же попадут в небесные сады Цоам, где будут вечно наслаждаться дивным пением прекрасных дев. Так возвещает нам учение Великой Нагини, о том же проповедовал в центральном храме, перед отправкой частей на фронт, и наш патриарх.
          Генерал откашлялся, помолчал минуту. Предстояло озвучить самую деликатную часть плана.
          - Моё сердце скорбит о мирных жителях города, которые, из-за намеченного отвода наших войск, попадут под власть развращённых землянами осквернителей,- наконец, заговорил он.- Они не смогут уйти с нашими офицерами, не сумеют и встать в завтрашней битве рядом с нашими солдатами. Как велика должна быть ныне их печаль! После почти месяца пребывания под нашей благословенной властью вновь вернуться под иго развращённых отступников и ежедневно губить свои души! Несомненно, что многие из них предпочли бы смерть подобной участи. Но человек слаб, и не у всех хватает силы воли пожертвовать телом, дабы спасти душу. Наш долг помочь таким людям. Надо подобрать группу особо мужественных бойцов, которые помогут жителям Талиона исполнить такое нелёгкое решение. Мы спасём их души от осквернения идеями анархии, которые просочились в нашу империю через развращённых землян, прибывших со своей загнивающей планеты, чтобы погубить ещё и нашу. На выполнение этой акции я отвожу два часа после наступления полуночи. Сам отход офицеров я приказывают начать в одиннадцать вечера.
          Генерал вытер лоб. Основное было сказано. Его подчинённые негромко переговаривались, но никаких возражений он не слышал. Да Хай Нурдин их и не ожидал – разработанный им план действий, с одной стороны, выполнял требование владыки, а с другой – позволял сохранить наиболее ценные кадры.
          - И последнее.- Генерал мельком глянул на часы. Следовало поторопиться.- После того, как подобранная вами группа исполнит это тяжёлое, но необходимое дело, ей следует взорвать все здания в городе.
          - Не лучше ли всё заминировать, включая тела убитых – я хочу сказать, освобождённых,- подал с места голос какой-то капитан.- Мы так делали при отходе из других городов, и это было весьма эффективно. Родные тех, кого мы избавили от ужасов возвращения под власть осквернителей, бросались к их телам и подрывались на минах. Помнится, за такую тактику владыка лично наградил тогдашнего моего командира полка орденом Боевой Змеи.
          Генерал Хай Нурдин покачал головой.
          - Нет,- сказал он.- Владыка требует чтобы отныне во всех случаях ухода из занятых городов, если таковые случатся, после нас оставалась выжженная земля. Но,- добавил он подумав,- ничто не мешает нам накрыть ракетным ударом со своей территории войска противника завтра, когда они войдут в покинутый нами город.
          * * *
          Младший сержант Дур Тур, стоя навытяжку, слушал своего лейтенанта. Взводу которого, после недолгого обсуждения в кругу офицеров, генерал поручил провести "специальную акцию по минимизации тлетворного анархического влияния развращённых землян и их пособников" – такое длинное и неуклюжее название получила намечаемая по приказу владыки операция по расстрелу жителей захваченного имперскими войсками Талиона и уничтожению самого города.
          - Итак, после освобождения местных жителей от вредных анархических влияний вам надлежит подорвать все их дома,- закончил инструктаж лейтенант.
          - Дозвольте узнать, мы будем действовать под вашим командованием?- спросил Дур Тур.
          Лейтенант слегка поморщился.- Нет. Офицерские кадры, по распоряжению генерала, через полчаса начнут тактическую перегруппировку,- ответил он.- Так что вся ответственность за успешное проведение освободительной акции ложится на тебя, старший сержант Дур Тур.
          Заметив движение подчинённого, он повторил:- Я не оговорился, старший сержант. Нашему взводу выпала высокая честь проведения этой акции, поэтому весь его личный состав получает внеочередное повышение. В случае её удачного завершения, конечно.- Лейтенант глянул на часы и приказал:- Собирай взвод. Перекусите, проверьте оружие и через два часа выступайте. Завтра наши части вернутся сюда и с удвоенной силой будут вместе с вами бить врага. Империя своих не бросает, ты же знаешь.
          Кивнув на прощание, лейтенант скрылся в темноте. А только что повышенный в звании Дур Тур глубоко задумался. Совсем дурным он не был и понял, что офицеры, спасая свои шкуры, уматывают на другой берег реки, а их оставляют на смерть. Такой расклад его никак не устраивал. Поэтому, выждав немного и убедившись, что офицерские палатки опустели, он собрал сослуживцев, объявил о своём назначении, о полученном приказе, об уходе офицеров; напомнил про вчерашнее заявление командующего армией противника, в котором тот пообещал расстрелять всех, совершивших военные преступления. А потом спросил:
          - Что делать будем, братва?
          * * *
          Кен Дар, главарь столичной банды "Ловкие парни", промышлявшей грабежами прохожих, а ныне, из-за военного положения, целыми днями просиживавшей штаны в таверне "Три кабана", внимательно слушал очередного вербовщика. Через месяц после начала войны с осквернителями в эту таверну и другие злачные места, где собирались воры, стали наведываться эмиссары военных, обещавшие высокую плату тем, кто вступит в имперскую армию. Стражникам вламываться туда, чтобы захватить свежих рекрутов, было бесполезно – далеко на подходе их приближение замечали мальчишки-наблюдатели, и воры благополучно уходили. Армейских же вербовщиков, ставивших всем дармовую выпивку, встречали в воровских притонах благожелательно. Пока вторжение войск Эксельсоры в Арду шло успешно, вербовщики не особо усердствовали – солдат на фронте хватало – сам же Кен Дар пропускал мимо ушей их посулы, понимая, что в нынешних условиях командиры будут использовать рекрутов просто как пушечное мясо, бросая в атаки на пулемёты, или гоняя на минные поля, чтобы за счёт их нижних конечностей расчистить проход основной части войск. Таких перспектив он ни себе, ни парням не желал, а потому обещания вербовщиков игнорировал. Однако вот уже месяц имперские войска отступали по всем направлениям, попадали в котлы, их оборонительные линии рушились – и теперь можно было, пожалуй, половить рыбку в мутной воде.
          Дослушав взволнованную речь вербовщика, который обещал и плату, и амнистию, и пенсии при ранении, зудя, между делом, за патриотизм, Кен Дар встал с места.
          - А что, мужики, действительно, давайте развеемся. Чего киснуть без дела? Погуляем, отведём душу. Бабки подымем. Трофеи, опять же, соберём.
          - Трофеи – это святое,- поддакнул воспрянувший духом вербовщик, который уже отчаялся было уговорить добром хоть кого-то из этого сброда вступить в имперскую армию.- Трофеи вам гарантированы особым указом командования. Всё, что соберёте у осквернителей – дальновизоры, минивизоры, пектрофоны – всё будет ваше.
          Сидевший рядом с Кен Даром его заместитель Кхай Дон презрительно фыркнул.- Что нам до твоих пектрофонов? Нам вот что нужно,- он выразительно потер большой и указательный пальцы.
          - И это тоже.- Вербовщик сейчас был готов обещать, что угодно. В конце концов, его дело – отправить мерзавцев в армию, а там пускай с ними командиры разбираются.- Всё ваше будет.
          - И бабы,- уточнил Кур Гор. Он был в банде самым молодым и низкостатусным, а потому как следует отрываться ему удавалось крайне редко.
          - И бабы,- вербовщик снова кивнул.
          - Ну тогда лады. Договорились, значитца.- Кен Дар первым подошёл к столику вербовщика и обозначил на роскошной бумаге с гербами и печатями свою подпись. За ним гуськом последовали остальные члены банды. После чего вербовщик включил магнитофон и в таверне грянул бодрый военный марш.
          - Поздравляю вас со вступлением в доблестную имперскую армию,- когда музыка отзвучала растянул губы в улыбке вербовщик, обращаясь к главарю банды.- Теперь вы связаны присягой. Верно служите отечеству, владыке Герсу и Великой Змее.
          Снова прозвучало несколько тактов военного марша.
          - Старшой, ты это серьёзно начёт погулять- развеяться?- шёпотом спросил Кхай Дон, когда церемония была закончена.- Может, просто разведём их на бабки, а потом рванём когти?
          Кен Дар отмахнулся.
          - Деньги нам они если и дадут, то самые крохи, остальное сами распилят, но дело не в этом.
          - А в чём?
          - В том, что нам дадут оружие,- ухмыльнулся Кен Дар, и, заметив, что к их разговору начал прислушиваться вербовщик, громко провозгласил:
          - Будем воевать, не щадя живота своего. За отечество, за владыку Герса, за Великую Змею.
          - Зря ты это загнул, старшой, подумают, что глумишься,- скосив глаза в сторону вербовщика, прошептал Кхай Дон.
          - Пусть что хотят думают, главное, чтоб оружие дали,- так же шёпотом ответил главарь банды.- А они дадут, никуда не денутся.
          * * *
          Тай Пхуна лиловые стражи отловили возле метро. Не помог ни седой парик, ни искусственные морщины, которые ему наложили в парикмахерской, чтобы он казался стариком, не подлежащим призыву. Ничего не помогло – но не потому что гримёры плохо сработали, а потому что у стражей была ежедневная норма набора, за невыполнение которой их самих отправляли на фронт. В автозаке он оказался вместе с десятком таких же бедолаг.
          - Куда нас везут?- шёпотом спросил Тай Пхун у сидевшего рядом с ним парня с подбитым глазом – похоже, тот пытался оказать сопротивление стражам.
          - Сказали, что отправят в военную часть на границе, а оттуда на передовую,- сплюнув, ответил парень.- Суки, даже попрощаться с родными не дали.
          - Эй, трусы и дезертиры, молчать,- тявкнул на них с переднего сидения сержант лиловых - но лениво, не оборачиваясь, больше для порядка. Да и что он мог бы им сделать через зарешеченное окошко. Поэтому Тай Пхун продолжил расспрашивать соседа.
          - Тебя как взяли?
          - Уехал в деревню к бабке,- неохотно отвечал тот.- А тут звонят на мобильник соседи – кран у вас потёк, нас затопило, открывайте дверь. Кто ж знал, что это стражи всё подстроили – и звонок, и засаду. Как только объявился, так сразу и повязали меня. Лучше б я наплевал на ту квартиру. У тебя хоть звание какое-то есть?
          - Есть.- Тай Пхун кивнул.- Капитан запаса, танкист.
          - О,- удивился парень.- А почему тебя не замели раньше? Я-то просто рядовой, кроме винтовки на сборах оружия в руках не держал. Мне и повестку, когда войну объявили, не приносили. А сейчас начали грести всех подряд, я и попробовал было смыться.
          Тай Пхун замялся. Ему не хотелось рассказывать новому знакомцу, что от призыва он отбился самым простым способом – занёс взятку в военный офис.
          Впрочем, парень, не дожидаясь ответа, зло сплюнул снова и сказал:
          - И чего они нас хватают? По всем каналам дальновидения каждый день показывают, как народ ломится записываться в добровольцы воевать против осквернителей. Вот этих-то добровольцев и брали бы.
          - А почему нас сразу отправляют на фронт?- вмешался в их разговор третий.- Да я и стрелять не умею. Много ли толку будет, если нас всех в первые же дни перебьют?
          Головы сидевших в автозаке повернулись к Тай Пхуну, который, как целый капитан, оказался среди рядовых, сержантов и парочки лейтенантов старшим по званию. Впрочем, он действительно кое-что понимал в армейском деле.
          - Нашим командирам сейчас нужно сбить темп наступления противника,- принялся объяснять он тактику имперских военных.- Ардцы не идут в атаки, пока не зачистят территорию ракетами и артиллерией. И они следят за нашими позициями с дронов. Поэтому чем больше наших солдат будет в прифронтовой полосе, тем дольше придётся работать их артиллерии и тем позже они сами пойдут вперёд. А если на передовую наши будут подвозить солдат непрерывно – этих перемололи, давайте следующих – то ардцы вообще не станут идти в атаку и наши удержат фронт. Поэтому неважно, умеете вы стрелять или нет, важно, чтобы противник видел на передовой наших солдат.
          - Весёленькая перспектива,- присвистнул кто-то.- Получается, нас будут использовать просто как пушечное мясо?
          Тай Пхун не успел ответить. Автозак резко затормозил, остановился, лиловые стражи распахнули дверцы и сержант рявкнул:
          - А ну-ка, трусы, дезертиры, бунтовщики, – выходи, стройся и шагом марш вперёд к поезду.
          С такими словами он сдёрнул с плеча автомат и перевёл его в боевое положение. Его примеру последовали остальные конвоиры.
          В прифронтовой военный лагерь насильно набранных рекрутов, которых в сумме оказалось несколько сотен, повезли в открытых вагонах. Помятые и притихшие, они встревоженно глядели по сторонам, высматривая в быстро мелькавшей местности признаки близкой войны.
          Через полчаса езды навстречу их поезду прогрохотала дрезина, нагруженная сотней бравых парней в военной форме, под которой виднелись морские тельняшки. Рекруты проводили их недоуменными взглядами.
          - Наши десантники,- снизошёл до объяснения щербатый старшина- конвоир.- Ценные кадры. Их вывозят с передовой, а вас туда направляют.- Страж ухмыльнулся.- Таким бестолочам самое место в пекле. Пообстреляют, может, что толковое из вас и выйдет.
          Ещё через час поезд с будущими солдатами достиг начала громадной свалки, в которой были беспорядочно набросаны камни, сухие ветки, раскрытые гробы, полуобгрызенные трупы военных в имперской форме, и прочий мусор.
          - Временное захоронение,- снова дал пояснение щербатый конвоир.- Всё, почти приехали. Собирайте шмотки, через десять минут конечная станция.
          * * *
          Взвод, которым теперь командовал новоназначенный старший сержант Дур Тур, готовился к марш-броску. Но не в сторону затихшего в тревожном ожидании ночного городка, как требовал от них приказ начальства. А в прямо противоположную сторону, подальше от фронта – то есть, и от противника, и от своих войск.
          Вначале, впрочем, сразу после бегства офицеров, Дур Тур провел собрание солдат. Он сообщил о предстоящем завтра утром штурме, о переданном ему приказе, добавил от себя, что считает этот приказ невыполнимым, а потом задал сослуживцам вопрос: что делать?
          - Убираться отсюда надо,- немедленно ответили сразу несколько человек.
          Старший сержант согласно кивнул. Он и сам думал так же, но хотел, чтобы решение принял коллектив.
          Некоторое время солдаты размышляли, переговариваясь между собой . Потом один спросил:
          - Куда направимся-то?
          - Может, переберёмся к нашим, на другой берег реки?- неуверенно предложил другой.
          - "Нашим"?- Дур Тур сплюнул.- Видел заградотряды хургов с пулемётами на той стороне? На завтрашнее утро намечен штурм. А мы ещё и приказ не выполнили. Положат сразу.
          - Так ведь будем числиться дезертирами, если уйдём ...
          - Лучше числиться дезертиром, чем быть покойником,- высказал очевидную истину Дур Тур и среди слушателей послышались возгласы одобрения.
          Видя, что большинство склоняется к его мнению, старший сержант объявил:
          - Голосуем, братва. Как большинство решит, так и сделаем. Кто за то, чтобы пойти к "нашим"?
          Неуверенно поднялись две-три руки.
          - А теперь, кто за то, чтобы спасать свою шкуру?
          Вверх взметнулся лес рук.
          - Всё ясно,- подытожил результаты голосования Дур Тур.- Собираем шмотки, жратву, оружие, и убираемся отсюда.
          - Мне надо бы взять с собой плазменный дальновизор,- пробормотал какой-то солдат.- Только вчера притащил его в наш лагерь.
          - На хрена?- озадачился старший сержант.
          - Жена нудила: привези, да привези, похвастаюсь перед соседями.
          - Как же ты будешь его нести? Технику-то всю разбомбили.
          - Может, раздобудем где грузовичок?
          - Нельзя, заметят с дронов, шмальнут, и положат сразу.
          Заметив, что к их разговору прислушиваются ещё несколько человек, старший сержант решил сделать общее объявление
          - Барахло всякое не тащите с собой, братва.
          Среди солдатской массы местами послышалось недовольное бурчание.
          - Нам бы ноги унести,- усилил нажим старший сержант.- Только то, что можете удержать в руках, берите. Консервы, что офицерьё бросило, соберите в вещмешки. И оружие, конечно, с собой возьмите.
          Рядовые разбрелись по палаткам. Возле старшего сержанта остался Пар Шом, его приятель- односельчанин. Их загребли на войну вместе.
          - Куды пойтить думаш?- спросил он, скручивая цигарку с едкой солдатской махоркой. Дур Тур неопределённо махнул рукой.
          - Подальше от фронта. И от границы.
          Поразмыслив с минутку, он добавил:
          - Пойдём на юго-восток, в сторону моря.
          - А с харчами как?
          - По пути брать будем.
          - Тоисть, местных грабить?
          - Ну, типа того,- согласился Дур Тур, тоже сворачивая цигарку.- Только без борзости. В чужой стране мигом соберутся и надают по шапке.
          - Ежели грабить, так может лучше пойтить поозоровать в столице?- выдал неожиданную идею односельчанин.- Там хабару можно ого-го скоко поднять. Лиловые и змеи, поди, сейчас на защите родины. Ау нас парни крепкие подобрались, и с опытом. Хоть и с деревень, но половина, почитай, всю войну прошла.
          - Чёрта лысого,- с досадой ответил сержант.- Столичных лиловых и змеев на войну не шлют. Они там сейчас лютуют вовсю, чтоб на фронт не загребли.
          - Так куды ж двинем?
          Старший сержант оглянулся, не подслушивает ли кто, и тихо сказал:
          - Я думаю, к Экваториальному морю надо держать путь. Вот где есть кого пощипать – дворцы наших богатеев там – а охраны-то у них немного.
          - Ха! А правда! Эт ты знатно придумал, Тур!- восхитился односельчанин.
          Их беседу прервал какой-то молодой солдатик, подошедший с просьбой:
          - Старшой, у тебя есть мобильник? Дай на минутку домой звякнуть. У меня офицерьё в первый день как отобрало аппарат, так я его больше и не видел.
          Дур Тур, разжившийся парой мобильников в палатках офицеров сразу же, едва те умотали, великодушно протянул аппарат сослуживцу.
          - Только недолго,- предупредил он.- Нам надо убраться отсюда затемно.
          - Вот спасибо,- обрадовался солдатик, схватил мобильник, быстро набрал номер и, дождавшись ответа, радостно затараторил:
          - Папаня, это я. У меня всё хорошо, жив-здоров, ребята привет вам передают, скоро наверное все дома будем-
          В мобильнике что-то зашипело, затренькало, и солдатик недоуменно нахмурился:
          - Как – "кто звонит"? Это я, ваш Курик. Маманя, ты, что ли?
          В мобильнике снова заверещало и у солдатика полезли на лоб глаза:
          - Как это – пришла похоронка?! Как – получили гробовые и уже их отоварили?! Маманя, да вы что, живой я, ваш Курик-
          Из мобильника раздалось совсем уж заковыристое бульканье и, похоже, забористая брань:
          - Не будете возвращать гробовые?! Знать меня не знаете?! Не звонить вам больше?! Да как же это, а?!
          В мобильнике снова что-то булькнуло, на этот раз угрожающе, и звук пропал.
          Солдатик тупо смотрел на замолчавший аппарат.
          - Ты, Кур, не расстраивайся,- проговорил Дур Тур, забирая мобильник и вспоминая свою собственную семью. Интересно, не пришла ли на него тоже похоронка благоверной? И чем она её отоварила?- Всякое бывает. А вот пройдёшь с нами боевую дорогу, вернёшься назад с трофеями, и тебя мигом дома признают.- Он ободряюще хлопнул совсем уж разнюнившегося парня по спине.- Беги, собирайся.
          * * *
          Кен Дар, бросив быстрый взгляд по сторонам, свистнул, а затем одним движением выданного всем новобранцам штыка приколол к стене командовавшего ротой майора. В тот же момент, по сигналу, его подручные прирезали и остальных офицеров, кроме двух лейтенантиков, стоявших возле доставивших рекрутов автобусов и с раскрытыми ртами наблюдавшими за происходящим. Оскалившись, Кен Дар сдёрнул с плеча автомат и дал по ним очередь. Оба без звука повалились на землю.
          Банда Кен Дара после экипировки в прифронтовой воинской части была сразу же направлена на передовую. Единственного, чего опасался главарь – разброса его парней по разным ротам – не произошло. Как только два автобуса выгрузили рекрутов, его парни осторожно, чтобы не вызвать подозрений, присоседились к офицерам. И по сигналу устроили тем кровавую баню.
          - Братва, занимай машину, я страхую!- крикнул главарь банды, наводя оружие на автомобиль в защитной раскраске.
          Кхай Дон и ещё двое гангстеров вразвалочку подошли к грузовику, за рулём которого сидел шофёр, а в кузове – несколько солдат срочной службы.
          - Будем выкобениваться, аль как?- сплюнув, спросил он.
          Побледневший шофёр, на которого был направлен автомат главаря банды, отчаянно замотал головой. Небрежным взмахом руки Кхай Дон приказал им всем убираться, затем крикнул:
          - Путь свободен, босс!
          Осмотревшись и удостоверившись, что никого из командования роты не осталось в живых, главарь банды забрался на грузовик. Рядом с ним, поводя автоматом из стороны в сторону, стоял Кхай Дон.
          - Братва!- крикнул Кен Дар.- С проклятыми кровопийцами и эксплуататорами покончено. Мы держим курс на юг!- Он вздёрнул руку вверх, к палившего с вышины полуденному солнцу.- Кто хочет с нами – занимайте машины и двигайте следом.
          - Куда идти-то будете?- послышался вопрос из толпы солдат.
          - Грабить награбленное,- прямо и честно ответил Кен Дар. Он хорошо понимал, что с людьми, прошедшими войну, юлить не стоит.- Богатеи пили из нас кровь, а теперь ещё и послали подыхать на войну. Мы пойдём к Экваториальному морю, где дворцы и виллы толстосумов.
          За пару часов до этого он обсудил с парнями план действий. Стать пушечным мясом не желал никто. Но насчёт того, куда уходить с фронта, мнения разделились. Одни предлагали вернуться в столицу и заняться грабежом элитных кварталов. Оружие дали, так что можно неслабо подняться. Другие возражали: это дело опасное.
          - Они, конечно, идиоты,- говорил Кен Дар,- однако понимают, что солдаты могут повернуть назад, поэтому не только в столице, но и на всём пути к ней наверняка стоят заградотряды из лиловых стражей.
          - Что же, по-твоему, нам делать?- спросил кто-то.
          Кен Дар ухмыльнулся. Ответ он продумал заранее.
          - Из-за войны богатеи сейчас перебрались в свои виллы на Экваториальном море,- сообщил он. - Армия на фронте, лиловые и змеи в столице, так что в охране у них одни секьюрити. С ними мы легко справимся. А в их хоромах найдётся, чем поживиться. Как, братва?
          На лицах бандитов, пока главарь развивал свою мысль, проявлялось постепенное понимание и, когда он закончил, они одобрительно зашумели:
          - Верно!
          - Туда и надо идти!
          - Грабь награбленное!
          Дождавшись, пока все выговорятся, главарь снова поднял руку.
          - Раз все согласны, так и поступаем,- сказал он, после чего выдал каждому его диспозицию.
          И теперь, стоя на грузовике, он излагал план уже всей роте, точнее, только солдатам, потому что офицеров его парни порешили.
          - Мы всю жизнь горбатились на толстосумов,- прочувствованно говорил он.- А теперь они ещё и послали нас на убой. Сами же, со своей роднёй жируют, шампанское пьют, икру жрут ложками, пока мы в грязи вшей кормим.
          По правде говоря, ни на кого он не"горбатился всю жизнь", так как с ранних лет занимался воровством, а солдатских вшей его парни покормить ещё не успели, так как сегодня был первый – он же и последний – день их пребывания на фронте. Но Кен Дар знал, что ради красного словца не грех и немного преувеличить.
          - Они отсиживаются в своих роскошных виллах, в то время как наши братья проливают свою кровь на войне. Не будем же жалеть этих упырей,- проникновенно продолжал вещать он. - Кто хочет свободы и богатства – хватайте оружие, забирайтесь на машины и гайда за нами. Остальные мотайте куда хотите,- так закончил главарь банды свою речь.
          * * *
          Полк, личный состав которого пополнила группа рекрутов, включавшая Тай Пхуна, находился на передовой линии южного фронта. За последние два месяца его численность уменьшилась почти наполовину и прибывшие должны были заменить погибших. Однако многие новобранцы даже оружия в руках раньше не держали, так что поднимать их в атаку было совсем непросто. Тем более сегодня, когда артиллерия противника с самого раннего утра прямо-таки неистовствовала.
          Офицеры, укрывшиеся в бетонированном командном пункте, матерясь, орали в репродуктор приказы сидевшим в окопах солдатам: "Вставайте! Вперед! В атаку! За родину! За владыку!"
          Время от времени к ним присоединялся полковой капеллан, гулким басом возвещавший, через тот же репродуктор: "Змеелюбивое воинство! Сражайтесь храбро, не щадите живота своего, за Великую Змею, за змееданных владык наших!"
          Но из-за ежеминутно раздававшихся взрывов призывы эти были едва слышны, да сидевшие не поднимая голов солдаты им и не внимали. Когда же по их позициям начали бить, залетая прямо в траншеи, высокоточные ракеты, нервы у них сдали окончательно: они повыскакивали из окопов и, сломя голову, бросились прочь, подальше от бушующего огненного шторма.
          - Назад! Не сметь отступать!- выглядывая из окошка укреплённого блиндажа исступлённо орал в громкоговоритель краснорожий полковник, нацеливая пистолет в сторону толпы бегущих в панике имперских солдат.- Не сметь, мать вашу так, кому говорю! Вы присягу давали! Все назад в окопы!- Но его слова мало что значили для людей, на которых с неба обрушились шквал железа и пламени.
          Видя, что его приказы никто не слушает, полковник дал предупредительный выстрел поверх голов, а потом прицелился и наповал уложил бежавшего первым паникера. Это не подействовало.
          Миновав блиндаж, обезумевшие от ужаса люди понеслись дальше, в сторону леса.
          Позади бегущей толпы что-то хряпнуло, грохнуло и доносившийся из репродукторов злой вой оборвался.
          Тай Пхун, обернувшись, увидел, что от командного пункта, в который попала тяжёлая ракета ардцев, остался только раскуроченный остов. Кое-кто из бегущих солдат, тоже глянувших в ту сторону, сделал знак Змеи, как видно, поминая канувшего в небытие батюшку, который окормлял их и каждое утро наносил им на лбы мазь из змеиного яда, дававшего, по его словам защиту от пуль. Тай Пхун, имевший высшее образование, поражался, сколько солдат верило в подобный бред – ну да, впрочем, как говорится, в окопах атеистов не бывает. Он и сам покорно подставлял лоб под кисточку, а по воскресеньям причащался вместе со всеми святой водой, настоенной, как уверял священник, на лучших змеиных шкурах.
          Одним из первых достигнув лесополосы, дававшей хоть какое-то укрытие, Тай Пхун перевёл дух и осмотрелся. Увы, все мольбы к Великой Змее оказались напрасными – сегодняшний день стал последним для почти всего их полка. Навскидку он насчитал оставшихся в живых человек тридцать.
          Уцелевшие солдаты собирались небольшими группами и пробирались дальше в лес. Впрочем, стрельба вдали постепенно затихала. Ардцы, очевидно, не собирались тратить снаряды на обстрел опустевших позиций противника, а готовились их занять.
          Вскоре остатки полка вышли на границу лесополосы. За ней расстилалось пшеничное поле. Слева невдалеке виднелась река, дальше по течению, через пару километров, по обоим её берегам стояли жилые дома. Солдаты топтались на месте, не зная, что делать и куда идти.
          - Эй, капитан!- окликнул Тай Пхуна парень, с которым тот познакомился в автозаке.- Похоже, ты у нас за старшего. Так что принимай командование. Куда двигать-то отсюда будем, надо же определиться?
          Взгляды всех обратились к человеку в перепачканной грязью форме с погонами капитана. Из офицеров он был среди них один, прочие остались в разбитом ракетой противника блиндаже.
          Тай Пхун огляделся по сторонам, надеясь найти кого-нибудь опытнее, но везде видел только растерянные лица солдат, совсем молодых парней. Вздохнув, он взобрался на пенёк.
          - Ребята, у нас есть три возможности: сдаться в плен, попробовать пробиться к своим, или же пойти куда глаза глядят,- сказал он.- Давайте вы сами решите, кто чего хочет.
          - Сдаваться не буду,- сразу отозвался кто-то из солдат.- Если не убьют сразу, то обменяют, а потом змееносцы нас, как трусов, сошлют на рудники, а то и расстреляют напоказ.
          - Искать своих тоже не вариант,- сказал другой.- Посчитают дезертирами, скажут: убили офицеров и сбежали с поля боя. Видали по дальновизору, что делают с дезертирами?
          Кое-кто из солдат уже начал скидывать военную форму, расправляя майки и одёргивая трусы. Из-за нехватки обмундирования призывникам оставляли гражданское нижнее бельё. У одних это были цветные сорочки, у других – футболки с рисунками. Солнце сверху палило всё жарче и армейские берцы парни тоже сбросили, оставшись босиком. Впрочем, обувь они уложили в узелки, которые свернули из военных гимнастёрок.
          - Попросимся батраками к местным,- объяснил один из них, кивая на дома вдали.- Всё лучше, чем сапоги владык целовать да перед змееносцами трястись от страха.
          Услыхав это, ещё несколько парней начали раздеваться. Всего желающих наняться на работу к местным жителям набралось человек десять. Махнув на прощанье бывшим однополчанам, они нестройной толпой зашагали по проложенной среди пшеничного поля дороге в сторону посёлка. Остальные – их было не больше пары дюжин – проводив взглядами ушедших, вновь повернулись к Тай Пхуну.
          - Разумное решение,- сказал бывший капитан, тоже снимая с себя форму.- Однако, я думаю, местным много батраков не нужно. Так что давайте мы, ребята, двинем отсюда подальше – вниз по реке, в сторону моря.- Он кивнул на одиноко торчащий, зарывшийся в песчаный берег, баркас.- Судно, похоже, бесхозное. А по пути мы что-нибудь сообразим. Может, рыбу устроимся ловить, или на корабль матросами наймёмся. Пока война не закончится, нам возвращаться домой нельзя – это к гадалке не ходи.
          * * *
          На краю полуострова, обращённого своим концом в сторону Эксельсоры, лежал маленький рыбацкий посёлок. Через неширокий пролив, на другом берегу Экваториального моря располагались роскошные виллы самых богатых обитателей империи. Каждую из них окружал прекрасный парк с пальмами, кипарисами, магнолиями, цветниками. Несколько белоснежных яхт бороздили водную гладь. На золотистом песке побережья загорали, лениво попивая из жестяных баночек прохладительные напитки, длинноногие красавицы в бикини.
          Бывшие солдаты, столпившиеся возле поручней угнанного ими прогулочного катера, жадно всматривались в картины чужой жизни. Их было десятков пять – к гангстерам банды Кен Дара присоединились пришедшие в городок почти одновременно с ними дезертиры взвода Дур Тура. Ещё дюжина беглецов с фронта во главе с Тай Пхуном, дочерна загоревших за неделю плавания под жарким южным солнцем, оставалась пока на своём баркасе. Его отряд за время спуска вниз по реке уменьшился почти вдвое – рыба ловилась плохо и часть оголодавших парней сошла на берег поблизости от промышленного посёлка, решив поискать там работу. Остальные доплыли до моря и несказанно обрадовались, встретив возле устья реки своих соотечественников, поделившихся с ними едой и вином, реквизированным ночью в подвале хутора какого-то богатого селянина.За явным преимуществом в численности и вооружении, предводителем всех трёх отрядов сразу был признан вожак гангстеров.
          Усевшись на носу катера, Кен Дар внимательно изучал в бинокль виллы на противоположном берегу, выбирая, какую из них ограбить первой.
          Дур Тур, стоявший рядом с командиром, хотя и не имел бинокля, но обладал острым зрением. Он первым заметил, как с пришвартовавшейся к пристани лодки начали выгружать мешки. Один из них развязался и из него на сходни хлынули сверкавшие на солнце золотые монеты. Бывший сержант ткнул в бок Кен Дара и показал на лодку.
          - Начальник, глянь, это то, о чём я думаю?- спросил он.
          Главарь гангстеров навёл бинокль на суетившихся грузчиков и держащих оружие наизготовку охранников.
          - Да там бабло! Это ж сколько его в тех мешках!- ошеломлённо выдохнул он.
          - Много,- со значением произнёс Дур Тур, довольный тем, что засёк перспективную добычу.
          Дезертиры, как по команде, повернули головы в сторону разгружаемого судна.
          - И вправду похоже на бабло,- сказал кто-то, приставив ладонь козырьком к глазам.
          - Ух ты.- Кхай Дон присвистнул.- Правда, что ль?
          Кен Дар молча передал ему бинокль.
          - Точно, бабло!- воскликнул тот.
          Все загудели.
          - Живут же люди!
          - Клятые толстосумы!
          - Ничего, будет и на нашей улице праздник!
          Кен Дар отобрал бинокль у помощника и принялся рассматривать местность вокруг виллы, в которую уносили мешки с золотом. Он отмечал маршруты слуг, посты охраны, планировал пути нападения и отхода. Закончив изучать диспозицию, он спрыгнул на палубу, затем взобрался по лесенке на капитанский мостик и махнул рукой, подзывая соратников. Бывшие рекруты с баркаса, вместе с Тай Пхуном, попрыгав в воду, тоже перебрались на командирский катер.
          - Парни, в том, что мы здесь встретились, я вижу знак судьбы,- витиевато заговорил главарь гангстеров. Ему не раз случалось толкать речи в таверне, подбивая соратников на особо опасные, но и весьма доходные предприятия. А сейчас ему пришла в голову отличная мысль – превратить грабёж в местное восстание, ведь столько бабок им одним явно было не унести, зато пополнить свою команду за счёт этого золота очень даже было можно.- Многие годы нас заставляли гнуть спины перед владыками и змееносцами, вынуждали унижаться за мелкие подачки от богатеев, призывали верить в бред, который несли их холуи с дальновизоров.
          - Не верь, не бойся, не проси!- выкрикнул кто-то из толпы.
          Кен Дар кивнул.- Именно так. Мы больше не будем ничего просить, мы будем брать. Всё это,- он театрально повёл рукой, показывая на роскошные дворцы вдали,- награблено у нас. И мы лишь возвращаем своё.
          - Грабь награбленное!- снова выкрикнул из толпы тот же голос.
          - Они могли угнетать безоружных!- надрывно возвестил, потрясая винтовкой, вожак бандитов.- Но им не одолеть тех, кто готов воевать за свою свободу!
          Слушатели загалдели и захлопали в знак одобрения.
          Дождавшись, пока шум стихнет, Кен Дар продолжал, тем же театрально-митинговым тоном.- За собой, в армию Свободы, мы позовём и наших угнетённых братьев на том берегу. Сейчас они вынужденно служат толстосумам, но, без сомнения, жаждут поквитаться с ними за долгие годы обид, и будут рады взять то, что принадлежит им по праву!
          - Кто был ничем, тот станет всем,- поддакнул начитанный Тай Пхун.
          - Долой кровопийц! Дави мироедов! Смерть извергам!- раздались со всех сторон возгласы.
          - Так и поступим. Ждём темноты, после чего выдвигаемся,- перейдя с митингового тона на обычный, завершил свою речь вожак бандитов.

          Глава 2. Столица.
          Тейген Герс, стоя на специальной трибуне вместе с ближайшими сподвижниками, смотрел как внизу нескончаемой железной лентой проползают танки, бронетранспортёры, системы залпового огня, ракетные установки. Их сменяли полки солдат, бодро маршировавших под красочными плакатами и портретами Двенадцати Владык. А затем снова двигалась техника. Шел ежегодный парад в честь Дня Империи. Его транслировали по всем государственным каналам дальновидения, прервав для этого остальные передачи.
          Владыка время от времени брал под козырёк, отдавая честь проходившим полкам.
          После того, как над площадью с грохотом пронеслась эскадрилья ракетоносцев, военная часть парада завершилась и по брусчатке зашагали колонны празднично одетых горожан. Минут десять они размахивали разноцветными флажками и скандировали здравицы. Наконец, решив, что народ в достаточной степени выразил свои чувства любви к вождям, Тейген Герс взял в руки микрофон и постучал по нему. Радостные крики и аплодисменты постепенно стихли.
          - Неодолима мощь нашей империи,- высокопарно заговорил владыка. Его голос, усиленный репродукторами, далеко разносился над толпой.- Это могут наглядно видеть сейчас все наши враги. В особенности те из них, кто, поддавшись посулам развращённых землян, отступил от заветов наших предков и плюнул в протянутую нами руку дружбы. Жители провинции Арпада отреклись от нашего совместного духовного наследия, ликвидировали у себя корпус змееносцев, и даже осмелились отменить наш главный праздник – ежегодный обряд Целования Сапога, когда вся империя, в знак своего единства, целует сапог её основателя, выставленный в главном столичном храме Великой Змеи. Трудно сказать, до чего бы ещё дошли в осквернении наших общих святынь эти одурманенные привнесённым с Земли тлетворным духом анархии отступники, если бы мы не направили в Арпаду освободительную армию. Нет сомнений что, рано или поздно, мы исцелим их омрачённый разум. А теперь я предоставляю слово непоколебимому хранителю заветов наших предков, столпу нашей веры, моему соратнику, Великому Старцу.
          Владыка передал микрофон стоявшему справа от него, облачённому по случаю всенародного празднества в роскошный красный халат с вышитыми золотыми змеями, священнику.
          - Наша святая религия проповедует, что люди должны алкать любви,- торжественно заговорил тот.- И нет больше любви к други своя, чем у тех, кто бомбит города отступников. С умилением в сердце прошу же ваших молитв о нашем воинстве, которое ныне сражается с мировым злом, олицетворяемым развращённой Землёй. Помолимся крепче Великой Змее, чтобы даровала она нам победу в этой тяжелой битве.
          Владыка Герс обозначил аплодисменты, его жест подхватили соратники, а за ними вся толпа на площади разразилась восторженными криками и неистовыми рукоплесканиями.
          * * *
          - Может быть, заключим с ними мирный договор?- неуверенно предложил командующий резервной армией Цур Тан. Он был самым молодым из генералов и присутствовал на совещании в кабинете Тейген Герса впервые. Но, так как владыка повелел высказаться сначала самым младшим членам Военного Совета, пришлось ему, как ни боялся он ляпнуть что-нибудь неуместное, подать голос.
          Большинство присутствующих посмотрело на Цур Тана с жалостью, как на недоумка. Тейген Герс снисходительно усмехнулся.
          - Договор мы всегда готовы заключить,- сказал он.- На условиях их полной и безоговорочной капитуляции. Однако договор – это дело на перспективу, а я спрашиваю: что нам предпринять сейчас. С тех пор, как перебежчики-отщепенцы передали арпадским осквернителями военные технологии развращённых анархических землян, положение на фронтах изменилось в худшую для нас сторону. Вот о чём идёт речь.
          Командующий резервной армией кивнул и уставился в стол.
          - Раз у нас пока не получается захватить Арпаду, то надо там убить, то есть, я хочу сказать, освободить как можно больше людей и разрушить всё, что удастся,- предложил глава змееносцев Пур Тисс.
          Предложение пришлось генералам по душе, и они живо принялись его развивать.
          - Ежедневно направлять эскадрильи тяжёлых бомбардировщиков для нанесения ударов по их городам – вот что сейчас требуется,- рявкнул командующий ВВС.
          - Массированные удары,- уточнил командующий стратегической авиацией.
          - Поливать их города напалмом, пока все не сгорят,- добавил владыка обороны.- Тогда-то мы и предложим им заключить мирный договор,- он с иронией глянул на командующего резервной армией, который стушевался ещё больше.
          - Я бы назвал эту операцию "Борьба с терроризмом",- предложил владыка информации.
          Верховный владыка благосклонно кивал, делая пометки в блокноте.
          - Какие ещё будут предложения?- спросил он.
          Некоторое время военачальники и владыки перешёптывались между собой, потом кто-то из них сказал вслух:- Оружие распада.- И остальные немедленно умолкли.
          В своём кресле зашевелился Великий Старец.
          - Наши воины будут счастливы отдать жизни за вас, верховный владыка, и за Великую Змею,- скрипучим голосом сказал он.- Тем более, что павшие в битвах за правое дело наследуют места в небесных садах Цоам, где им вечно будут петь дивные песни прекрасные девы. Однако я полагаю, что перед применением оружия распада всем истинным патриотам должны быть гарантированы места в надёжных и комфортных убежищах. Без этого я не дам благословения на применение такого оружия,- твёрдо закончил он.
          Тейген Герс недовольно поморщился, вспомнив результаты недавней ревизии своего личного убежища. Воздушные фильтры оказались неисправными, а у всех консервов истёк срок годности.
          - Этот вопрос пока отложим,- сказал он.- Что у нас ещё в повестке дня?- он повернулся к секретарю.
          - Раздача военных заказов промышленникам,- ответил тот, бросив озабоченный взгляд на три пустых кресла справа от Тейген Герса. Обычно там сидели олигархи. Но уже второе совещание они отсутствовали, ссылаясь на нездоровье. Хоть олигархи уверяли по телефону, что напряжённо работают над проблемами экономики, но в столице не появлялись. Разведка доносила, что все они попрятались в своих дворцах на Экваториальном море.
          Верховный владыка тоже бросил мрачный взгляд на пустующие кресла.
          - Я подумываю передать новые военные заказы в более патриотические руки. Этот вопрос тоже решим позже.- С такими словами он закрыл совещание, велев остаться только главе змееносцев.
          Некоторое время Тейген Герс посматривал бумаги; Пур Тисс молчал, ожидая слов владыки.
          - Они обманули моё доверие,- наконец, заговорил тот, кивая на пустые кресла справа от себя.- Гребли деньги лопатой, а едва только настало время доказать свою преданность, сразу слиняли в кусты. Так дело не пойдёт. Поди, ещё и крамолу разводят? Отщепенцев финансируют?- он остро глянул на своего помощника по вопросам безопасности.- Если так, то это прямая измена.
          Глава змееносцев пожал плечами. Когда владыка приказал ему задержаться, он сразу понял, что разговор пойдёт о нелояльных толстосумах. Конечно, у него имелся на них компромат. Без ниточек, за которые змееносцы могли бы дёргать при надобности, больших бабок в Великой империи не наваривал никто. Но с оппозицией они не связывались – во время нынешней войны это было бы с их стороны верхом безрассудства. Впрочем, если владыка решил с ними покончить, стоит ему подыграть.
          - Само бегство на Экваториальное море в то время, как наша страна ведёт тяжелейшую борьбу против осквернителей, уже является государственной изменой,- обтекаемо ответил он.
          Владыка кивнул.
          - Согласен. Толстосумы зажрались. Готовь операцию по их ликвидации. Будем продвигать на их места новых людей. Молодых, злых и лично преданных.
          * * *
          Операторы всех каналов дальновидения, наведя свои камеры на трибуну, стоявшую в центре зала заседаний имперского правительства, приготовились снимать очередную передачу "Встреча с народом". В этих еженедельных программах один из членов Совета Двенадцати делал сообщения по наиболее важным текущим вопросам жизни империи. Сегодня ожидалось выступление самого верховного владыки.
          Но вот раскрылись тяжёлые двери, грянул государственный гимн, вдоль красной ковровой дорожки выстроились в две шеренги офицеры охраны, и к трибуне прошёл Тейген Герс. Раскрыв папку с имперским гербом, он достал из неё бумагу, положил перед собой.
          - Итак, об агрессивных планах арпадских отступников,- заговорил он.- Анархия, привнесённая пришельцами с Земли, поразила наших бывших сограждан и мы сочли своим долгом помочь им освободиться от чуждых идей. Однако эти злодеи не только отвергли протянутую братскую руку дружбы, но даже занялись в последнее время террором, убивая наших солдат, пришедших к ним на помощь. Поэтому я объявляют о начале операции "Антитеррор". Наша авиация будет поливать их города напалмом до тех пор, пока они не одумаются.
          Владыка откашлялся, перевернул листок, и продолжил:
          - В нынешнее непростое время я обращаюсь к верным подданным Великой империи. Против нас ополчились все тёмные силы анархии, своеволия, беззакония и тьмы. Защищайте нашу страну и наши ценности от арпадских террористов и анархических развращённых землян. Черпайте силы для противостояния им в учении Великой Змеи.
          Крепите наше национальное единство и не поддавайтесь на соблазны врагов, стремящихся нас разобщить. Богатые или бедные, все мы дети одной империи и на всех нас падает отблеск её славы. Мы обязательно победим. Шайка межзвездного ворья, желающая внедрить у нас, руками своих презренных пособников, чуждые идеи анархии и под шумок разграбить наши природные ресурсы, будет отброшена.

          Глава 3. Прошлое.
          Когда имперская армия вторжения начала откатываться назад, почти все лидеры оппозиции Совету Двенадцати владык перебрались из Арды обратно в Эксельсору. Там, находясь по-прежнему на нелегальном положении, они занялись подготовкой восстания.
          Землянин не уехал с ними. Хотя в его консультациях военные и инженеры Арды перестали нуждаться, освоив и даже улучшив переданные им для защиты своей страны земные технологии, но он решил, что в нынешних условиях ему лучше находится вне империи – чтобы не дать новых поводов для нападок на Землю пропаганде диктатора. И без того толпы зомбированных жителей ежедневно собирались на площадях городов Эксельсоры, скандируя: "Смерть Земле! Не допустим осквернения духовного наследия наших предков! Да здравствует Великая Змея!" Он остался в столице Арды и занялся изучением истории, рассчитывая найти в прошлом планеты разгадку устройства империи – всевластия змееносцев, фанатичного культа Змеи, иррациональной ненависти владык к Земле, даже к тем её достижениям, которые могли бы дать им самим личные блага, а также разгадку менталитета её жителей, значительная часть которых ликовала при виде убийств и разрушений в другой стране. Он понимал, что большинство сцен "всеобщего одобрения политики владык" были срежиссированы, но немалая часть обитателей Эксельсоры испытывала такие эмоции и без давления пропаганды. Всё это значительно отличалось от поведения жителей других государств планеты. Сравнение образцов искусства в древних Храмах Времени империи и Арды, которые тоже сильно отличались друг от друга как по выраженным в них идеям, так и по мастерству исполнения, навело его на мысль поискать разгадки этих тайн в истории планеты.
          Получив доступ в столичные архивы, землянин с головой зарылся в старые рукописи, записки путешественников, сообщения исследователей, труды учёных. Он искал ответ на вопросы: как сформировалась нынешняя империя и что определило менталитет её жителей?
          Изучив засекреченные ранее по приказу владык документы, он узнал, что прибывшие с Земли в давние времена колонисты разошлись на две группы, обосновавшиеся в разных регионах главного материка планеты – на западе и на востоке. Разделённые большим расстоянием, они на многие века утратили связи друг с другом, так что их культуры шли разными путями.
          Историки единодушно брали за точку отсчёта в образовании всепланетной империи прибытие около тысячи лет назад геолого-разведывательной экспедиции из западной части материка, где осталась и добилась большого прогресса в науке, технике, социальном развитии основная часть колонистов, на восток, где в горно-таёжном регионе обитала другая часть потомков колонистов, деградировавших почти до уровня дикарей. Геологи искали новые залежи редких металлов и были немало удивлены, обнаружив поселения людей, хотя и находившихся на более низком уровне развития, но, несомненно, имевших общих с ними предков. К тому времени на западе уже почти забыли о небольшой группке своих сородичей, ушедших далеко на восток, в труднодоступные горные области.
          Прибывшие сразу оценили важность своего неожиданного открытия и, отложив на время поиски новых руд, занялись установлением контактов с аборигенами. Речь последних была, хотя и примитивной, но вполне понятной, так что общение наладилось легко.
          * * *
          За прошедшие века восточные переселенцы практически утратили прежнюю письменность и использовали для фиксации событий и передачи сообщений архаичные иероглифы, поэтому восстановить их историю полностью не представилось возможным, только какие-то её фрагменты можно было вычленить из передававшихся устно мифов и легенд.
          Сходным образом были забыты, точнее утрачены в тяжёлой борьбе за выживание в суровой горно-таёжной местности, прежние сложные технологии. Их сменили простые приёмы создания утвари и предметов первой необходимости – орудий труда и охоты, топоров, борон для обработки земли, сосудов для приготовления пищи. Аналогичным образом отмерли, за неиспользованием, научные знания, их место заняли суеверия и приметы. Распространилась вера в духов предков и духов природы, некий аналог шаманизма, центральным обрядом которого была ритуальная пляска с пророчествами, производимыми под наркотическим воздействием дыма от сожжения сушёных ядовитых грибов.
          В целом, вся цивилизация восточных потомков колонистов откатилась на стадию, примерно соответствующую раннему бронзовому веку Земли. А в социальном отношении даже каменному – устройство их общества имело иерархический характер, с всевластием военных вождей и полным подчинением низкостатусных членов племенной верхушке.
          Внешне обитатели восточного и западного регионов материка, несмотря на очевидно общее происхождение, существенно отличались друг от друга. У "восточных" были более круглые лица, приплюснутые черепа, узкие глаза, короткие и кривые ноги.
          * * *
          Когда антропологических и этнографических материалов о жителях Востока появилось на Западе достаточно много, учёные стали предпринимать попытки объяснить фундаментальные различия во внешнем облике, интеллекте, обычаях народов двух регионов планеты.
          Первой была выдвинута гипотеза о прохождении через генетическое бутылочное горлышко и последующем вырождении в результате инбридинга. Однако представлялось сомнительным, что отличия такого размаха могли образоваться естественным путём, даже и за несколько тысячелетий раздельного развития. Поэтому возникли предположения о вмешательстве в древности в генетику и культуру восточных поселенцев какого-то дополнительного фактора. Предания различных их племён говорили о священных браках предков с теми или иными животными – соколами, змеями, медведями, тиграми – которые становились прародителями, затем покровителями племени. Генетические исследования показали наличие в ДНК жителей востока непонятной примеси, отличающей их от жителей запада, но выяснить, являлась та мутацией либо же восточные когда-то на самом деле неким непостижимым образом смешались с животными, не удалось, поскольку письменность на востоке была утрачена, а попытки воспроизвести подобные смешения в опытах потерпели неудачу. Вместе с тем, эти мифы , казалось бы полностью противоречившие науке, находили подтверждение в любопытном сходстве способностей членов восточных племён со специфическими свойствами их тотемов. Например, у считавших своим предком ястреба, было исключительно острое зрение; у числившихся потомками обезьян – необыкновенные способности к подражательству; те, что жили под тотемами волков и лис, были прекрасными охотниками, легко бравшими след и могущими неутомимо, много суток без отдыха, идти по нему. Так что у этой гипотезы, несмотря на её экстравагантность, становилось всё больше сторонников. Как её вариант, возникла версия, что над восточными переселенцами некогда был проведён грандиозный генетический опыт по смешению людей с животными – возможно, для лучшего приспособления к окружающей суровой природе – и нынешние их племена, фактически полулюди-полузвери, представляют собой результаты этого опыта.
          * * *
          Впрочем, различия в образах жизни, как и неясности в истории, не помешали взаимодействию обоих регионов. Редкие металлы, обнаруженные в восточных горах, были очень востребованы в западной промышленности. В таёжный край массово потянулись геологические, промысловые, археологические, этнографические экспедиции. Через болота и дремучие леса были проложены железные дороги, в горах устроены рудники, а в долинах – городки шахтёров, главную рабочую силу для которых доставляли туземцы.
          Помимо металлов, из восточных регионов на запад наладился экспорт и других природных богатств – мехов, соли, древесины.
          Под влиянием пришельцев восточные племена стали быстро, хотя и несколько односторонне, развиваться. Изо всех западных знаний и технологий они охотнее всего усваивали и внедряли у себе разные виды вооружений. Свою же социальную организацию, которая изначально, ещё при встретивших их первыми геологах-разведчиках, была устроена иерархически-милитаристским образом, они за много лет так и не изменили, считая её лучше всего подходящей к тому образу жизни, который они вели – то есть, к набегам племён друг на друга с разграблением имущества побеждённых и обращению их в рабов. Этических и моральных норм, которые пытались внедрить у них пришельцы, они вовсе не понимали, не имея в своей примитивной речи слов для выражения соответствующих понятий.
          Впрочем, те восточные аборигены, что оказывались на западе, без особого труда вписывались в жизнь тамошнего общества, овладевали профессиями, дававшими им средства к существованию, а некоторые даже попадали в элиту. Одни добивались успеха в науке или искусстве – как правило, это были представителей тех племен, что числили своими предками обезьян и имели большие способности к подражательству. Другие показывали выдающиеся результаты в спорте – обычно это были представители племён с тотемами волков, медведей или оленей.
          Когда восточные туземцы перестали быть на западе чем-то экзотическим, участились случаи межрасовых браков. Полукровки нередко были очень талантливыми, из-за эффекта гетерозиса, но потомство от них, из-за того же эффекта, получалось дефективным или вовсе нежизнеспособным.
          Несмотря на громадное отставание в науке и технике, аборигены востока считали себя выше пришельцев с запада, поскольку последние не проявляли агрессивности по отношению к чужакам, а сами не разделялись на всевластных вождей и раболепных подданных. Первое представлялось восточным аборигенам слабостью, несовместимой с процветанием своего прайда, а второе вообще казалось им нелепой анархией.
          С другой стороны, на западе, где развивались не только технические, но и социальные науки, давно было принято оценивать людей не по происхождению или внешнему виду, а по их знаниям и поведению. Такой подход, без учёта различий в обычаях и менталитете, распространился в странах запада как на переехавших туда и, казалось, вполне адаптировавшихся к местной культуре эмигрантов с востока, так и вообще на всех обитателей восточных регионов. У обитателей запада утвердилось мнение, что восточные аборигены – такие же люди, как и они сами, лишь несколько отставшие, по историческим причинам, в своём развитии. В результате эмигрантам из восточных регионов были предоставлены на западе те же права, что и местным жителям. Нередко даже, по предложениям сторонников скорейшей конвергенции обеих ветвей потомков колонистов, таких мигрантов специально продвигали во властные места или на академические должности.
          * * *
          Освоение западных знаний и технологий привело к тому, что обитатели восточного региона стали жить богаче, комфортнее, и дольше. Однако их общественные отношения не изменились – племена по-прежнему возглавлялись вождями, окружёнными небольшой группой военной элиты, которой подчинялась остальная масса народа. Места элиты в социальной иерархии, как правило, наследовали её потомки; этому содействовали верования туземцев в то, что определённым родам покровительствуют духи, благодаря чему они и добиваются успехов на охоте и на войне.
          Поселение среди восточных народов пришельцев с запада через некоторое время привело к появлению полукровок, детей от смешанных браков. Зачастую они обладали, как и на западе, из-за эффекта гетерозиса, повышенным уровнем физического и умственного развития, и пробивались на более высокие места в социальной иерархии, слегка расшатывая её. Однако из-за того же эффекта их дети теряли эти качества, и всё возвращалось к прежнему положению.
          Среди всех восточных правящих родов один неизменно считался избранным, находящимся под особым попечением духов – он назывался золотым, или царским. Только у него было два тотема – тигра и змеи, символизирующих силу и мудрость; у всех остальных тотем-покровитель был лишь один. Из этого рода чаще, чем из других выходили выдающиеся воины и вожди.
          * * *
          Буй Цигин, прадед основателя всепланетной империи, происходил из золотого царского рода. Его рождение, как рассказывали потом шаманы, сопровождалось чудесными знамениями – среди зимы расцвели сливы, в небе явилась птица феникс, над вершиной горы, где обычно гнездились духи, целую неделю курился дым.
          Мальчик, с раннего детства проявлявший незаурядные способности, учился у одного из западных пришельцев,обосновавшегося здесь и женившегося на туземке. Из предметов он больше других любил военное дело. Наставник безуспешно пытался привить ему интерес к точным или гуманитарным наукам – Буй Цигин, на лету схватывавший всё, что относилось к оружию, оказался просто неспособен понимать очевидные, на взгляд его западного учителя, вещи, и не раз ставил его в тупик своими рассуждениями.
          - Зачем мне знать счёт, мастер?- допытывался он у наставника, когда тот дал ему учебник по арифметике.- Разве это укрепит мои мышцы или поможет лучше управляться с оружием?
          - А зачем мне читать про торговлю?- удивлялся он, когда учитель попытался заинтересовать его книгой по коммерции.- Ведь если мне понадобится чья-то вещь, я могу её просто отобрать у хозяина, если буду сильнее его.
          Когда Цигину, немного подросшему, учитель рассказал про устройство западного общества, ученик долго смотрел на него, а потом произнёс:
          - Я не понимаю, как люди запада, будучи столь могущественны технически, оказываются в то же время такими наивными. Зачем они передают свои умения другим народам? Зачем их вожди делятся властью и богатствами с чернью? Это противоречит всем обычаям наших предков.
          Учитель, как мог, постарался объяснить ему выработанные на западе этические и моральные правила, но на подростка его слова не произвели никакого впечатления. Немного позже он пришёл к выводу, что у западных пришельцев извращённое сознание: великолепно разбираясь в технике, они в других вопросах мыслят как дети.
          "Они тратят своё время на приобретение ненужных знаний, на какие-то "искусства". Оружие у них хорошее, но дух их слаб",- заключил он. Впрочем, делиться своими открытиями с учителем он не стал.
          Когда юноша, показывавший чудеса ловкости в соревнованиях среди сверстников по борьбе, в скачках, в стрельбе, достиг совершеннолетия, его, как представителя знатного рода и возможного будущего чемпиона в разных видах спорта пригласили продолжить обучение на западе, пообещав стипендию, но Буй Цигин, уже уяснивший к тому времени силу и слабость пришельцев, отказался.
          Вскоре, благодаря высокому происхождению, а также хитрости и силе, не раз проявленными им на охоте и в набегах на соседние племена, его приняли в круг младших вождей.
          Удача сопутствовала ему и дальше. Через некоторое время умер старый глава племени, и Буй Цигин, победив в ритуальных поединках всех других претендентов, занял его место.
          Соплеменники радовались – молодой вожак уже успел прославить себя воинскими умениями, да притом происходил из золотого рода. Это обещало богатую добычу и привольную жизнь. А у самого Буй Цигина были ещё более грандиозные планы.
          После каждого очередного, неизменно успешного набега на другое племя он, чуть отступая от обычаев предков, не грабил имущество побеждённых и не забирал их в рабство, а объявлял их своими подданными, обязывая платить каждый год дань и поставлять воинов в его войско. То есть, присоединял их к своему племени на правах младших родов.
          Поначалу его нукеры и знать, привыкшие пополнять после набегов свои гаремы, стада овец и загоны для рабов, без особого восторга восприняли такое нововведение, но когда регулярная дань стала поступать в их казну, а вспомогательные бойцы – в их отряды, они оценили ум молодого вождя.
          Прошло несколько лет и племя Буй Цигина стало самым многочисленным и сильным среди восточных народностей. Нукеры уговаривали вождя расширить район набегов до Продольных гор, отделявших Восток от Запада, но тот не спешил следовать их советам.
          На пятый год своего правления, в начале осени, когда, по древнему соглашению, все войны и раздоры на неделю прекращались, Буй Цигин пригласил вождей окрестных племён на пир в честь праздника урожая.
          Как и полагалось хозяину, он выступил с приветственным словом, в котором возблагодарил духов предков за обильные хлеба и удачную охоту. Однако, в отличие от прежних времён, он не объявил сразу после этой здравицы всеобщий пир, а произнёс следующую речь, которую позднее историки Империи назвали "самой мудрой из всего, что сказал этот великий человек".
          - Наши племена называются по разному, хотя все мы одной крови,- начал Буй Цигин.- И вот ныне наши племена воюют между собой, обогащая сегодня одних, а завтра других. Богатства, которые хорты в один год захватят у сункаров, на следующий год сункары отвоюют у хортов обратно. И общая сумма богатств наших народов от таких войн никак не приумножается.
          А между тем, посмотрите на города, что лежат к западу от наших земель. Там ждала бы нас добыча, много превышающая всё, что получаем мы от своих свар. Почему же мы не идём туда? Потому что одинокое племя не может справится с сильным западным войском. Мы разрознены – и потому, хотя всех вместе нас и больше, по одиночке мы слабее их. Так давайте же объединимся – под единой волей, единой властью, единым названием. И все вместе пойдем туда, где нас ждут тучные стада, роскошные ковры, горы золота, красивые женщины! Мы добудем всё это своими саблями. Станем же единым народом! Пусть отныне не будет ни сункаров, ни хортов, ни других племён, а будет один народ, под одним названием. И этим названием пусть будет- Буй Цигин набрал побольше воздуха и воскликнул:- Великие! Мы все будем – Великие!
          Вдохновлённые его речью, вожди повскакали с мест и принялись хлопать себя ладонями по животу, выражая таким способом высшую степень одобрения.
          - Великие! Великие!- раздавались возгласы.- Агуих! Мы – Великие! Воистину так!
          Буй Цигин поднял руку и шум постепенно смолк.
          - Итак, мы отныне будем единым народом, великим народом. Остаётся только избрать единого верховного властелина, под единой волей которого наш народ пойдёт на завоевания. Пойдёт, чтобы привести всеязыкие страны под одну руку – нашу руку. И как знать, может быть, когда-нибудь мы дойдём до края земли – до Западного моря,- мечтательно полуприкрыв глаза, закончил он свою речь.
          В анналы Империи это выступление Буй Цигина на осеннем празднике урожая вошло под названием "Золотое слово" или "Речь о единстве".
          Все дни пира вожди совещались между собой насчёт кандидатуры верховного владыки, но выбор, похоже, был ясен. Потом говорили, что его подсказали сами духи, которые, как считалось, спускались в эти дни на землю и незримо присутствовали среди людей.
          Когда праздник закончился, Буй Цигин был объявлен главой всех восточных племён. Вожди, подтверждая избрание, трижды подбросили его на ковре, и этот обычай стал неизменным при каждой инаугурации очередного верховного властелина.
          Избрание освятил старейший шаман, возложивший на новоизбранного владыку священную шапку с пером феникса.
          * * *
          С тех пор ежегодно, сразу после сбора урожая и короткого сезона охоты, Буй Цигин выступал во главе объединённого войска "великих" на завоевания, постепенно расширяя в сторону запада земли, подводимые им под свою руку. Неограждённые селения сдавались сразу, защищённые стенами города и крепости обычно приходилось осаждать.
          Окружив своими полчищами очередной город, вождь вначале посылал гонца для переговоров. Его условия всегда были одинаковы. "Вы должны стать нашими подданными, вы должны отдать нам всё своё имущество. А если вы поступите иначе, то кто же знает, что будет, одни духи знают это",- так значилось в его лаконичных посланиях. Городу предлагалось изъявить покорность, дать заложников, ежегодно платить дань и поставлять воинов для вспомогательных отрядов Великого войска.
          Если жители, видя подступившую к стенам их города неисчислимую орду, соглашались на эти условия, Буй Цигин обходился с ними милостиво – взяв клятвы в верности и заложников, забрав самых красивых девушек в гаремы для себя и нукеров, собрав дань и раздав её воинам, он возвращался на главную стоянку. Но если горожане, понадеявшись на крепость своих стен, отвергали его требования, то Буй Цигин объявлял такой город "злым" и, заключив его в кольцо осады, стоял под стенами столько, сколько потребуется, пока жители, измученные голодом или не способные уже оказывать сопротивление, не сдавались. "Злым" городам приходилось гораздо хуже, чем выразившим покорность – три дня их грабили, а дань, накладываемая на оставшихся в живых, была куда тяжелее. Впрочем, Буй Цигин приказывал щадить ремесленников, которых он увозил в свою ставку, постепенно разраставшуюся и становившуюся столицей нарождающейся империи. Учёба у западного наставника привила ему уважением к умениям, особенно оружейным, хотя и не к самим мастерам. Их всех он просто заставлял на себя работать, запирая под охраной в сёлах, запрещая отлучки и беспощадно карая беглецов. В то же время, тем из них, кто выказывал покорность и трудился усердно, по его распоряжению давали хорошую еду и женщин. Так в войске Буй Цигина постепенно появлялись всё более мощные ружья и пушки, мортиры и осадные орудия.
          * * *
          Верховный вождь неустанно заботился о том, чтобы единство восточных племён,объявленное им в своей знаменитой речи, укреплялось. Награды воинам, как и раздел добычи между ними проводились строго по заслугам, принадлежность к тому или другому племени не давала никаких преимуществ. Это же относилось к наказаниям за проступки – они не зависели от рода или клана оступившегося, а только от степени его вины.
          С той же целью укрепления единства народа вождь перед каждым боевым походом совершал обряд выкликания духов. Вскинул к небу саблю, он восклицал:
          - Кто мы такие?
          Воины в один голос отвечали:
          - Мы – Великие!
          - Чего мы хотим?
          - Мы хотим убивать!
          - Чего мы ещё хотим?
          - Ещё мы хотим золота!
          - Пусть помогут нам духи!
          - Пусть помогут нам духи!
          Так повторялось несколько раз, после чего старейший шаман приносил перед войсковым знаменем в жертву духам предков белого барана.
          Одну за другой Буй Цигин покорял обширные земли, дойдя, в конечном счёте, до Продольных гор, отделявших западную часть материка от восточной. Побеждённых он обкладывал данью золотом и кровью – десятина их доходов поступала в его казну, а десятая часть мужчин должна была служить в его войске. На пятнадцатый год своего правления он объявил себя повелителем империи, названной им Великой, простиравшейся от Продольных гор до Восточного океана.
          В городах империи были воздвигнуты храмы Змее – прародительнице императорского рода, а также создательнице всего мира, который, по легендам, был высижен ею из космического яйца. Её служители составили имперскую элиту, личную гвардию верховного вождя. Они носили одеяния с вышитыми на них змеями.
          Священным животным- прапредкам других родов, тоже были поставлены храмы, но меньшего размера и не такие пышные. В них служили знатные родовичи.
          Шаманам племени Буй Цигин поручил хранить и защищать духовные скрепы народа. Вождь и сам ревностно следил за тщательным выполнением завещанных предками обычаев и обрядов. Он не хотел, чтобы его подданных постигла та же участь духовного бессилия и распада, которую он ещё в юности заметил у западных чужеземцев. Для этого он ввёл во всех имперских храмах Змеи ежемесячные проповеди о растленности, порочности и злокозненности Запада. Жители которого, по верованиям восточных народов, произошли не от природных сил и даже не от животных, а от тёмных энергий мрака, хаоса и анархии. В качестве главного примера последней на проповедях приводился западный обычай выбора властей. Несменяемому верховному вождю, божественному потомку Великой Змеи, именно выборы властей казались самым явным признаком разложения народов западных стран. Другим примером гниения Запада назывался бытовавший там принцип защиты личной собственности. В Великой империи, где владыке принадлежали, по сакральному праву, все угодья, все дома, все имущества, да и жены с сыновьями что знати, что общинников, такая практика казалась безумным анархизмом. Ну а злокозненность Запада демонстрировалась на его многочисленных попытках покушений на самобытные традиционные ценности Великой империи – от предложений западных чужеземцев отменить обычай принесения в жертву рабов на похоронах знатных воинов до их насмешек над священным обрядом совместного мочеиспускания при заключении договоров между племенами.
          В своей последней речи постаревший и страдающий от многочисленных боевых ран владыка Буй Цигин, чувствуя приближение смерти, так сказал, обращаясь к обступившим его верным нукерам, сыновьям и внукам:
          - Идите до Западного моря и объедините разноязыкие страны в одно государство. Такова воля Великой Змеи, прародительницы всего сущего, даровавшей нам права господства над другими народами. Храните традиционные ценности и стерегитесь западных чужеземцев, разлагающих нашу самобытную культуру.
          Эти краткие последние слова великого завоевателя стали известны в анналах Империи как "Завещание Буй Цигина".
          * * *
          Однако в первые десятилетия после ухода Буй Цигина из жизни его преемники, новые владыки, которыми стали сначала его старший сын, а потом два внука, не спешили перебираться через Продольные горы и раздвигать на запад пределы империи.
          Они строили дороги, организовывали почтовую связь между городами, посёлками и столицей; улучшали качество управления и обновляли оружие, кодифицировали законы и исторические предания.
          "Империя сосредотачивалась" – как впоследствии писали об этом периоде официальные историки.
          Только правнук объединителя страны счёл своё государство достаточно подготовленным, чтобы двинуть, наконец, армии через Продольные горы.
          Покорение стран запада проходило на удивление быстро – чему способствовала утрата ими бдительности. Если во времена походов Буй Цигина западные государства со всё возраставшей тревогой следили за событиями на востоке и, при приближении передовых отрядов орды к Продольными горам, отправляли армии на защиту границ, то, когда новые владыки прекратили завоевания и занялись внутренними делами, они успокоились и перестали обращать внимание на далёких соседей. Эта беспечность обошлась им очень дорого. Одна за другой страны запада падали под ударами завоевателей и включались в состав Великой империи. Прежде независимые государства обращались в провинции, куда назначались наместники из нукеров, змееносцев и представителей знатных восточных родов. Они следили за сбором налогов и набором рекрутов. Кроме того, они, как и во времена Буй Цигина, организовывали вывоз ремесленников и мастеров в восточную столицу, где те создавали для завоевателей новые виды оружия.
          За пять лет завоеваний власть Великой империи распространилась вплоть до Западного моря, охватив собой основную часть земель главного материка и объединив "всеязычные народы" под единой волей – как и мечтал некогда Буй Цигин.
          * * *
          "Наша мощь не имеет границ",- горделиво заявлял время от времени тот или иной правитель Великой империи.
          Однако такие границы всё-таки были. Их ставили сопротивлявшиеся экспансии орды народы.
          Государства на юге материка вначале отбили нападения на них передовых отрядов имперцев, а потом, объединившись в конфедеративный союз, нанесли им в решающей битве сокрушительное поражение.
          Южную, "хвостовую" часть материка отделяли от основной части континента крутые горы, и правители Великой империи, предприняв ещё несколько неудачных походов туда, в конце концов отказались от попыток её покорить. Тем более, что бежавшие из порабощённых империей стран на юг учёные и инженеры значительно повысили уровень тамошней обороны.
          Окраинные государства, примыкавшие к Южным горам, хотя и принуждены были покориться Великой империи, но оговорили для себя сохранение культурной автономии. Как ни ненавистны были полубожественным потомкам Великой Змеи их "языческие заблуждения" и "анархические обычаи", но походы в те края обходись слишком дорого, а главное, порождали новые волны беженцев на юг, что уменьшало объём налогов и число рекрутов. Одной из таких пограничных областей была Арда, переименованная завоевателями в Арпаду.
          Ещё одной группой населения, оказавшейся на особом положение в империи, стали хурги – племя, некогда пришедшее на запад с востока и обосновавшееся на склонах Продольных гор. По своим обычаям и образу жизни хурги во многом были сходны с восточными племенами тотема волка – жили охотой и грабежами, в первую очередь набегами на земледельцев- обитателей долин, примыкавших к горам. Правительства западных стран, чьи земли они регулярно разоряли, не раз посылали против них войска, но полностью ликвидировать их стойбища так и не смогли. К тому же западные гуманисты, всякий раз когда начиналась очередная война с хургами, затевали шумные кампании в прессе с требованиями "уважать национальный менталитет малого, но гордого народа". Когда на запад хлынула, перевалив через горы, восточная орда, хурги, их дальние родичи, стали её проводниками и бойцами передовых отрядов. Однако, когда империя, покорив западные государства, решила подчинить и племена хургов, те оказали отчаянное сопротивление. В конце концов, владыки предпочли заключить с ними особый договор. С тех пор хурги, числясь подданными империи, от выплаты налогов освобождались, но в армии были обязаны служить. Впрочем, они и сами охотно шли туда, особенно в карательные отряды.
          После того как границы Великой империи определились окончательно, владыки занялись её обустройством. Роскошь и великолепие покорённых ими западных городов произвели на них сильное впечатление, так что основную часть времени они, как и их двор, стали проводить там. Столицей империи, вместо прежнего становища на востоке, в котором со времён Буй Цигина располагалась ставка верховного вождя, был объявлен самый большой и богатый западный город, носивший название Средоточия Мудрости. Вместе с тем, следуя заветам основателя империи, восточные законы были сохранены в неприкосновенности, тлетворное влияние развращённого запада на них не сказалось. Главным из этих законов была безраздельная власть несменяемого верховного правителя. Он считался полновластным хозяином всех земель и всего имущества своих подданных, которое передавал им во временное владение и мог в любой момент забрать назад.
          Основным праздником империи, символизирующим её единство и нерушимую верность её народа своим вождям, стал обряд Целования Сапога, взятый, с некоторыми модификациями из древних восточных обычаев. В первый день нового года на центральной площади каждого города и посёлка выставлялся армейский сапог и все местные жители, от мала до велика, выстроившись в очередь, подходили к нему и почтительно целовали. В столице объект поклонения представлял собой настоящий сапог Буй Цигина; в других городах он был его копией.
          По всей империи распространился культ Великой Змеи, покровительницы императорского рода и прародительницы всего сущего. В центре города Средоточия Мудрости был воздвигнут величественный храм Змеи; в остальных городах появились храмы поменьше. Каждую неделю в них проводились торжественные службы, на которых священники, одетые в расшитые змеями красные одеяния, возносили молебны за здоровье благоверного владыки и всех благочестивых змееносцев его, а раз в месяц в тех же храмах через гипнорепродукторы прихожанам внушалась покорность властям и стремление служить Великой империи. Устройства эти были созданы учёными и инженерами западных стран, пошедшими на службу к завоевателям.
          Утверждая единые имперские законы и обычаи в покорённых странах, владыки, вместе с тем, оставляли своим новым подданным, для их умиротворения, некоторые старые ритуалы – включая даже те, которые людям востока казались совершенно нелепыми. Так, зная о приверженности обитателей западных государств к выборам властей, владыки каждые четыре года объявляли там о проведении очередной избирательной кампании. Она проходила следующим образом. Сначала во всех городах выставлялись к позорным столбам те, кто был замечен в критике властей. Затем по всем каналам дальновидения зачитывались списки изменников, бежавших из Великой империи, и верховный шаман торжественно проклинал их. После чего начинались собственно выборы. В столице они заключались в том, что к выставленным в центральном храме Змеи сапогам владыки допускались все желающие, которые могли их поцеловать. Сходным образом проходили выборы и в провинциях империи, только целовали там сапоги не владыки, а его наместников. После чего центральная избирательная комиссия объявляла об успешном завершении кампании, в очередной раз подтвердившей нерушимую верность народа своим владыкам и Великой империи.
          Аналогично трансформировались, устраняя нелепости в соответствии со здравым смыслом и традиционным ценностями востока, и другие обычаи, укоренившиеся в странах запада – свобода слова, свобода передвижений и прочее подобное.
          В религиозных вопросах владыки придерживались политики терпимости и не препятствовали покорённым народам держаться прежних верований. Но, вместе с тем, миссионеры Змеи вели проповеди, неустанно наставляя "язычников", так что вскоре все молитвы к высшим силам стали в Эксельсоре просьбами-прошениями о процветании Империи и повержении её врагов к стопам змееданных владык её. Сильно разрослись имперские святцы, в которые вошли все полководцы, одерживавшие победы во славу империи, в боях с отступниками и отщепенцами.
          Основу имперской идеологии составила триада патриотизм, величие, змеизм. Патриотизм прославлял деяния предков, призывал следовать их примеру, внушал преданность владыкам и Великой империи – своему отчеству. Даже жителям покорённых стран предлагалось считать империю своей родиной, которую они должны были любить и защищать. Наградой же всем патриотам, как живущим в великолепных дворцах с золотыми унитазами, так и обитающим в полуразвалившихся хибарах с сортирами во дворе было величие империи – вторая составляющая идеологии. Наконец, поклонение и почитание Змеи, исполнение повелений владык и змееносцев – змеизм – было третьей составляющей общеимперской идеологии. Всем, верным Змее и владыкам, ею данным, обещалось посмертное возрождение в прекрасных садах, где их ежедневно будут услаждать дивной музыкой прекрасные девы.
          Имперская идеология была призвана объединять народы разных культур и обычаев в единую нацию. Ежедневно по всем каналам дальновидения проводились лекции и беседы, показывались фильмы и театральные постановки, пропагандировавшие патриотизм, величие, и змеизм. На них приглашались певцы и писатели, деятели науки и искусства, лидеры мнений из социальных сетей, люди, имеющие свою аудиторию.
          Поскольку в пропаганде имперской идеологии часто встречались противоречия, замечавшиеся способными мыслить логически людьми, то через некоторое время преподавание логики в школах и вузах, а также сама она, как наука, были запрещены во всей Великой империи.
          Сохранившиеся несколько текстов с иероглифами, повествовавшие о прошлом восточных племён, были дополнены реконструкциями. Так было положено основание новой исторической имперской науке.
          В ней высшим благом провозглашалось создание ордой, во главе с потомками золотого рода, Великой империи, спасшей от загнивания уже окончательно разлагавшиеся западные страны. Известия о поражениях имперских армий и о восстаниях против власти владык были объявлены псевдоисторическими фейками, за распространение которых полагались строгие наказания. Исторические документы, в которых рассказывалось о событиях прошлого, были помещены в спецхраны, и во всех учебных заведениях разрешалось изучать только официально одобренные пособия по истории. Особенно строго запрещались работы, в которых встречались упоминания о звериной природе восточных племён. Вначале их объявляли лженаукой, а потом просто запретили под угрозой тяжёлых наказаний. Ведущие учёные-историки в специальном заявлении сообщили, что предки нынешних обитателей планеты прибыли с Белых Звёзд.
          В культуре произошло упрощение стиля и идейного содержания произведений, а также приведение их в соответствие с имперской идеологией.
          На состоянии точных наук запрет логики, а также массовое бегство учёных из империи сказались негативно, но это было отчасти скомпенсировано широким развитием шпионской сети за рубежом, добывавшей технические новинки. Так что наука и техника Великой империи не слишком отставали от других стран. Тем более, что через полвека правители окончательно закрыли границы страны, запретив выезд из неё, за исключением чрезвычайных случаев. Для последних требовалось представление сертификата патриотизма от Департамента благонадёжности. Кроме того, семья выезжающего на время из империи бралась в заложники и, в случае его невозвращения в "государство всеобщего благоденствия", расстреливалась.
          Элита империи поначалу состояла только из окружения владыки и знати восточных племён. Постепенно в неё стали включаться, в основном через браки, представители аристократии побеждённых западных народов. Этот приём облегчал управление чрезмерно разросшимся государством.
          Антропологический тип населения империи постепенно менялся. Если в прежние времена восточные женщины из богатых семей стремились сделать себе дорогостоящие пластические операции, чтобы походить на западных красавиц, то после создания единой империи смешанные браки довольно быстро привели к выравниванию черт лица и общего физического вида разных ветвей потомков колонистов, некогда довольно значительно разошедшихся между собой.
          * * *
          Дочитав последнюю заказанную в библиотеке книгу, землянин отложил её в сторону и задумался. Ответы на вопросы, которые у него возникли, теперь он знал. Но, пожалуй, нелишним было бы записать их и отослать своим друзьям. Они помогут им лучше понять природу власти, которой те бросили вызов, её силы и слабости. Землянин пододвинул к себе ноутбук и принялся заносить в него выводы, которые он сделал на основании своих исторических исследований.
          * Становление нынешней политической системы Эксельсоры восходит к начавшейся 500 лет назад экспансии народов востока. Она завершилась образованием общепланетной тоталитарной империи.
          * Смешение в империи относительно высокой науки и примитивной тирании имеет истоки в тех же событиях древней истории – захвате варварскими племенами востока развитых государств запада.
          * Корнями туда же уходит и нынешний менталитет значительной части населения империи, покорно-угодливого по отношению к "высшим" и барски-надменного по отношению к "низшим".
          * По данным генетических исследований у 3/4 населения империи имеются патологические, условно говоря, "звериные" гены, и такой же процент, по закрытым социологическим опросам, одобряет массовые убийства, совершаемые по приказу Совета Двенадцати владык, в соседней стране. Это, конечно, не случайное совпадение.
          * Разгадка различий в качестве произведений искусства Эксельсоры и Арды. Культура стран запада деградировала после завоевания их полудикими племенами востока, а после образования Высокой империи она ещё и полностью подчинилась идеологическим задачам. В отличии от них, в окраинных провинциях, сохранивших культурную автономию, искусство не подверглось примитивизации и тотальной идеологизации.
          * Странные и парадоксальные, на первый взгляд, призывы имперских священников к любви и одновременно к массовым убийствам имеют причиной смешение разных, притом несовместимых верований, а также привнесение в них имперской идеологии. Из-за длительного воздействия пропаганды и разрушения логического мышления эти противоречия большинством населения не замечаются. Надо полагать, что число людей с искажённой таким образом психикой составляет те же 75%, что и число лиц со "звериными" генами.
          * Причина особой ненависти верхушки Империи к землянам заключается в том, что внешний вид землян, их привычки, обычаи, как и политическое устройство Земли напоминают владыкам, наследникам повелителей варварских восточных племён, их прежних западных противников.

          Глава 4. Подполье.
          На конспиративной квартире в пригороде столицы шло очередное заседание руководителей оппозиции.
          - Давайте смотреть правде в глаза,- открыл дискуссию историк Арк Дин.- Наша сеть вещания не смогла достучаться до сознания основной части населения. Большинство по-прежнему верит тому, что сообщают масс-медиа владык. Их не беспокоят противоречия между реальностью и картинками в дальновизоре; у них не вызывает когнитивных диссонансов сочетание всеобщей коррупции и пропаганды "духовных ценностей предков", дворцов толстосумов и покосившихся хибар в "Великой" империи. В таких условиях нам следует задать себе вопрос: имеем ли мы право, будучи сторонниками демократии, то есть, власти народа, действовать вопреки желаниям этого самого народа? Если народ, несмотря на всё, совершённое владыками, по-прежнему поддерживает их, так, может быть, они и есть те, кто нужен нашему народу?
          - Плевать мне на демократию,- угрюмо откликнулся командир боевиков Гзер Буям.- Я буду бороться против тиранов, и мне всё равно, нравятся они народу или нет.
          - Но какой путь борьбы с ними ты видишь, если лиловые стражи и змееносцы им верны, любое открытое организованное противодействие им немедленно подавляется, а народ, в своей массе, не настроен на выступление против них?- повернулся к нему историк.
          Гзер Буям неопределённо повёл плечом.- Мы всегда можем вернуться к террору,- ответил он.
          - Сейчас, когда владыки популярны, да ещё во время войны, это окончательно дискредитирует нас в глазах общества.
          - Потеря невелика,- огрызнулся командир боевиков.- Ты же сам только что сказал, что народ в массе нас не поддерживает.
          - Мы уже шли путём террора,- напомнил историк,- и мало чего добились.
          Глава бывших кжи предпочёл промолчать, зато подал голос магистр Сат Эр.- Земля же как-то справилась в прошлом с подобной проблемой,- сказал он.- Значит, и мы сможем найти её решение.
          - Да, фильмы про Землю впечатляют,- вступил в дискуссию Кир Син, руководитель отдела аналитики. Он был самым молодым из участников и непосредственно с землянами не встречался.- Вот только откуда нам знать, что они рассказали о себе всю правду?- Остальные недоумевающе воззрились на него и Кир Сен поторопился пояснить.- Не исключено, что в земном обществе тоже имеются трудности и противоречия, о которых прибывшие к нам с Земли, стремясь показать себя в наилучшем виде, предпочли умолчать.
          - Это произвольные гадания,- раздражённо ответил магистр.- Да и что для нас изменится при том или другом ответе на этот абстрактный вопрос? Сейчас перед нами стоит конкретная задача – ликвидировать организованную преступную группировку, именующую себя Советом Двенадцати владык – нашим так называемым правительством – установившим тиранию, разграбившим страну и затеявшим кровавую войну.
          - С согласия народа или без такового,- добавил Гзер Буям.
          - И, одновременно, так изменить наше общество, чтобы в нём никогда не смогла возникнуть олигархия,- уточнил Арк Дин.- Которая снова породила бы диктатуру и захватнические войны.- Глянув на Кир Сина, он добавил:- Что до возможных неурядиц у землян, то на фоне собственных наших проблем они, я думаю, показались бы нам просто смешными.
          - Вернёмся к сегодняшней ситуации,- предложил магистр.- Мы были уверены, что развязанная владыками война в случае их поражения почти автоматически приведёт к краху режима.
          - Диктаторы могут позволить себе многое, только не проигрыш в войне,- вставил историк.
          - Именно так,- продолжал магистр.- Но ситуация оказалась более сложной. Народ, как было сказано, в большинстве продолжает поддерживать владык – конечно, благодаря исступлённой пропаганде – но тем не менее, таковы факты. То есть, организовать массовое выступление против них мы не можем. Далее, Тейген Герс тщательно поддерживает баланс сил в правящей верхушке и сейчас ни одна придворная группировка не заинтересована в дворцовом перевороте, опасаясь усиления конкурентов. Что до толстосумов, которые терпят от нынешней войны немалые убытки, то они, во-первых, попрятались в своих дворцах на берегу Экваториального моря, а во-вторых, верховный владыка, похоже, намерен конфисковать их капиталы и передать их более преданным приближённым. То есть, "великие капитаны промышленности" сейчас думают только о том, как бы выжить и сохранить награбленное.
          - Последнее у меня вызывает сомнения. Нынешнее время не очень подходит для организации передела собственности,- возразил аналитик.- Тейген Герс во вчерашнем выступлении сказал, что "сегодня следует крепить единство империи и не разжигать вражду между богатыми и бедными".
          - Обычная демагогия,- отмахнулся историк.- Все его речи – это искусные переплетения разных видов лжи. И если он действительно задумал передачу самых лакомых кусков экономики своим новым фаворитам, то он. разумеется, станет убеждать всех, что ничего подобного и в мыслях не держит.
          - Полагаю, что после его слов о "необходимости укрепления национального единства" немало торгашей, сбежавших в свои виллы на Экваториальном море, слёгли с нервным потрясением,- усмехнулся магистр.- Они уже ощутили себя в пыточных подвалах змееносцев.
          - Давайте вернёмся к теме обсуждения,- предложил историк, доставая из лежавшей перед ним папки несколько листков.- Я получил электронное письмо от нашего гостя с Земли.- Собравшиеся оживились.- Он считает, что причина нынешних дисторсий в политике, экономике и менталитете населения – так деликатно он называет тиранию владык, воровство толстосумов и оболванивание народа безумной пропагандой – лежит в событиях древности, а именно в экспансии пятьсот лет назад варварских народов востока, завершившейся покорением ими цивилизованных государств запада и образованием нынешней империи. При этом он соглашается с известной гипотезой о внедрении некогда "звериных" генов в ДНК обитателей востока – хотя и не даёт ей какого-либо объяснения. В качестве лечения он предлагает комплекс мер, включающий временное разделение групп населения с разным менталитетом, интенсивные специализированные образовательные и культурные программы для них, а также генную терапию.- Отложив в сторону листки, историк добавил:- Я склонен согласиться с его социологическими выводами, но его рекомендации считаю оторванными от жизни. Они имели бы смысл, если бы в нашей стране у власти находилось правительство, заботящееся о благе народа, а не нынешняя клика, которая не только грабит народ, но и оболванивает его, а также разжигает в нём самые низменные чувства. Так что его советы, хотя и проясняют кое-что в происходящих событиях, но путей решения нынешних проблем практически не подсказывают.
          - Да, эти рекомендации мало что нам дают,- согласился магистр.
          - Однако,- продолжил историк после некоторого молчания,- он, несомненно прав в том, что Великая империя – искусственное образование, скрепляемое только насилием, а не взаимными интересами населяющих её народов.
          - Эта война запустила, как триггер, массу острых социальных процессов,- взял слово аналитик. - Новые фавориты владыки хотят перераспределить в своих интересах финансовые ресурсы. Старые богачи стремятся выжить и сберечь награбленное. Из империи бегут учёные. На фронте, с одной стороны, массово гибнут покорные исполнители велений правящей клики, с другой стороны, оттуда в империю возвращается множество людей с изломанной психикой, имеющих оружие, привыкших убивать. Всё это создаёт явную социальную турбулентность. Постойте-ка.- Аналитик всмотрелся в экран лежавшего перед ним ноутбука и сообщил:- По новостному каналу передают сводку с фронта. Только что тяжёлые бомбардировщики по приказу верховного владыки нанесли массированный удар с применением напалма по городам Арды. Есть много жертв и разрушений.- Он вывел на экран увеличенное изображение и повернул монитор к остальным участникам совещания.
          Некоторое время все в мрачном молчании созерцали картины горящих зданий.
          - Они за всё ответят,- сказал, наконец, историк.
          - Ни за что они не ответят,- откликнулся кто-то.- А их главаря ещё нарекут, попомните мои слова, самым выдающимся правителем в истории империи, и вернейшим, после Буй Цигина, меченосцем Великой Змеи.
          - Это если империя не развалится,- заметил магистр.
          Часть IV
         
          Глава 1. Грабь награбленное.
          Вечера на побережье Экваториального моря всегда были упоительно прекрасными. Природа погружалась в спокойствие и безмятежность. Дневная жара сменялась прохладой, наполненной ароматом цветов и благовонных деревьев; веял легкий ветерок; лазурное море накатывало мягкие волны на белоснежный песок.
          В разбросанных вдоль северного берега роскошных виллах обитала элита Империи – высшие чиновники, начальники змееносцев, родичи владык, хозяева экономики, криминальные боссы. Трёхэтажные дома с загнутыми крышами, расположенные в шикарных парках, гордо возносили вверх пять золотых шпилей – четыре по углам зданий, пятый в центре – согласно классическим древним канонам имперской архитектуры. На вторых этажах в сторону моря выходили увитые цветочными гирляндами террасы для отдыха.
          Происходившая где-то вдалеке война почти ничего не изменила в жизни обитателей вилл. Золотая молодёжь, как и раньше, весело проводила время, плавая на яхтах либо загорая на берегу, распивая напитки, занимаясь играми и флиртом. Представители старшего поколения днём, как правило, прохлаждались в парковых беседках, в тени деревьев, за бутылкой изысканного вина, а ближе к вечеру уединялись в кабинетах для работы с документами или встречались с деловыми партнёрами, чтобы обсудить вопросы, представляющие взаимных интерес. Военные действия для чиновников и толстосумов лишь слегка поменяли способы обогащения – они теперь распиливали и расхищали средства, выделяемые не на гражданские проекты, а на военные заказы.
          Когда в небе начинали загораться первые звёзды, а обе луны – наполняться сияющим жёлто-оранжевым блеском, белоснежные яхты устремлялись к причалам, припозднившиеся отдыхающие – плейбои в цветастых шортах и длинноногие блондинки в узеньких бикини – покидали песчаные пляжи, а в залах и коридорах вилл зажигались светильники. Наступало время вечерних пирушек, светских раутов и альковных свиданий.
          На противоположной, южной стороне Экваториального моря вечера были, конечно, столь же прекрасными, но большинство местных жителей не имело достаточного времени для восхищения природой. Там, вне империи, на прибрежной территории Арды, не было роскошных вилл знати; там располагались промысловые рыбацкие посёлки, и их обитатели вечерами выгружали дневной улов, либо же готовили к ночи огородные хозяйства. Только немногочисленные, по случаю войны, курортники любовались закатным солнцем, а также зрелищем медленно багровеющих большой и малой лун.
          Неподалёку от одной из таких деревушек, в укрытой от посторонних взглядов бухте с высокими кустами и разлапистыми ивами, обосновался прогулочный катер. На нём полусотня загорелых бородатых мужчин напряжённо слушала высокого мускулистого молодца с автоматом за плечом, командными манерами и властным голосом – Кен Дара, бывшего главаря столичной шайки гангстеров, а ныне командира передового отряда Народно-освободительной армии – такое название получило, по его предложению, сборище трёх групп дезертиров из имперской пехоты: членов шайки самого Кен Дара, уцелевших после артобстрела остатков полка во главе с Тай Пхуном, и удравшего с фронта в полном составе, чтобы избежать наказания за невыполнение приказа командования, взвода сержанта Дур Тура.
          - Выступаем рано утром, до рассвета. Захватываем дома, переносим на борт деньги, ювелирку, другие ценности, потом всё делим,- объявил Кен Дар. Он обвёл взглядом слушателей, и на их лицах прочитал полное согласие с услышанным.
          - Капец толстосумам,- подал голос Кхай Дон, его помощник.- Да и по правде сказать – они давно нарывались.
          - Дворцы, наполненные золотом и яшмой, никто не в силах уберечь,- поддакнул, припомнив цитату из древнего трактата, образованный Тай Пхун, удостоившись мимолётного благосклонного взгляда командира Народно-освободительной армии.
          - Теперь по порядку действий.- Кен Дар сделал знак окружающим расступиться, разложил на палубе судна импровизированную карту, которую он набросал, разглядывая в бинокль местность и дома на противоположном берегу.- В темноте мы подводим катер к этой бухте,- он показал на небольшое углубление, вдававшееся в песчаную отмель.- Её закрывают холмы, и нашу высадку не должны заметить. Затем движемся отдельными отрядами, по десять человек в каждом, к виллам. Брать их надо одновременно, чтобы хозяева не предупредили соседей или не попросили подмоги. Хозяев вяжите и запирайте в чуланах, слугам объявляйте вольную, всё ценное кидайте в мешки и относите к лодке. Дальше работаем по обстановке.
          - Вот этот дом поодаль,- он указал метку на карте,- будем брать последним, все вместе. Мне не нравятся его укрепления. Одну группу оставляем в резерве – она будет охранять лодку и ценности, а также приходить на помощь если у кого-то возникнут проблемы. Над толстосумами и чинушами потом проведём показательный суд. А теперь я распределю вас по группам.
          Выстроив бойцов в шеренги, Кен Дар разбил их на пять десятков и во главе каждого поставил своего человека. Резервным отрядом он поручил командовать Тай Пхуну – для учёта ценностей требовался грамотный человек, а бывший капитан уже показал себя таковым. Затем он выдал каждой группе цель, раздал командирам мобильники и велел в случае сильного сопротивления вызывать подмогу из резервного отряда.
          - Я со своим десятком пойду брать вот этот дом,- Кен Дар указал на карте отметку на краю.- Похоже, там обитают хурги, а с ними придётся драться всерьёз. Вождь всегда должен возлагать на себя самые трудные дела,- назидательно добавил он.
          - Почему вокруг их дома так загажено?- спросил, взяв у командира бинокль и разглядывая противоположный берег, Кхай Дон.- Груды отбросов, консервные банки, дохлые крысы. Тьфу. Похоже, они ещё и гадят прямо на своём участке.
          Кен Дар неопределённо пожал плечами, зато Тай Пхун снова проявил осведомлённость.- Это просто их национальная культура и её нужно уважать,- нарочито писклявым голосом, подражая популярному диктору дальновидения, пропагандисту мультикультурализма и толерантности, произнёс он под смешки остальных. Хургов, исповедовавших культ пророка Аблагахуна и презиравших почитателей Великой Змеи, большинство населения Высокой империи издавна недолюбливало. А благожелательное отношение к ним нынешнего владыки, набравшего из хургов отряд личной охраны и сквозь пальцы смотревшего на их грабежи и прочие бесчинства в городах империи, эту нелюбовь многократно усилило. С тех же пор, как среди хургов распространился обычай демонстративно вывешивать на своих балконах удавленных священных животных- змей, а в ресторанах – плевать в суп язычникам-иноверцам, местные жители ничего, кроме ненависти, к ним не испытывали. Впрочем, из-за злобно-агрессивного характера хургов даже лиловые стражи и гангстеры старались лишний раз с ними не связываться. Хотя, конечно, при случае, не отказались бы поквитаться.
          - Пожалуй, всё,- Кен Дар свернул карту, отобрал у своего помощник бинокль, уложил его в кожаный футляр и осведомился:- Вопросы есть?
          - Как будем делить добычу?- поинтересовался кто-то.
          - Половину – в общий котёл, на нужды нашей освободительной армии, остальное – поровну,- ответил командир.- Хватит каждому до конца жизни, я думаю.
          Слушатели радостно зашумели.
          - Почему вокруг вилл так мало охраны?- спросил сержант Дур Тур.- И потом, идёт война – а они вовсю развлекаются.
          - На Империю уже давно никто не нападал,- ответил Кен Дар.- Внутри страны змееносцы и лиловые надёжно защищают власти и толстосумов от бунтов. А что до войны – так когда это богачам и чиновникам было хоть какое-то дело до бедствий народа?!
          - И ещё – они расслабились за последние годы,- подумав, добавил он.- Шлюхи, шопинги, яхты, попойки, травка. В столице безопасность обеспечивает охрана – только бабки отстёгивай. А тут – кто осмелится потревожить отдых личных друзей владыки? Когда-то это были зубастые щуки, теперь же – разжиревшие караси.
          - Что будем делать потом?
          - Потом будет суд над чинушами и кровопийцами,- ухмыльнулся командир.- Как народ скажет, так с ними и порешим.
          - Ну а потом-то что?- продолжал допытываться солдат.
          - Разберёмся,- неопределённо ответил Кен Дар. Он и сам ещё не знал, что будет делать после намеченной экспроприации экспроприаторов – как назвал их акцию один грамотный капитан. Можно было бы вернуться с награбленным в столицу и залечь на дно. Или рассеяться по разным городам. Или же, сколотив банду покрупнее, и в самом деле замахнуться на какое-то серьёзное дело.- Ещё вопросы есть?
          Ответом было молчание.
          - Если больше вопросов нет, покемарьте,- распорядился Кен Дар.- Тай Пхун, ты дежуришь. За два часа до рассвета разбудишь – будем выдвигаться.
          * * *
          Грабители напали на выделенные каждой группе объекты одновременно, как и намечалось. Прикладами вышибли двери, ворвались внутрь, разбежались по комнатам.
          - Кровь! Огонь! Месть!- слышались в утренней полутьме вопли налётчиков. Но они больше запугивали, чем на самом деле кололи и рубили, а стреляли только в воздух, для острастки. Приказ был: охранников нейтрализовать, хозяев, если сдадутся, связать и оставить в живых до народного суда, челядь же вообще не трогать, кроме тех лакейских душонок, что полезут защищать своих господ.
          Визжали горничные, метались в полумраке ошеломлённые слуги. Сонные охранники почти не сопротивлялись. Нескольких особо ретивых пришлось оглушить и связать, бросив, вместе с их хозяевами в чуланы. У всех команд на захват ушло десять-пятнадцать минут, после чего они собрали перепуганную дворню в прихожей, объявили им вольную и быстренько повыгоняли на улицу.
          Освободив помещения от прежних обитателей, налётчики занялись конфискацией в пользу трудового народа награбленных толстосумами ценностей. Таковые обнаруживались в сундуках и чемоданах, на книжных стеллажах и внутри одежных шкафов. В центре холла росла гора золотых монет и пачек крупных купюр. В другую кучу, к стенке, кидали ювелирные изделия, серебряную и золотую посуду, украшенное драгоценными камнями оружие.
          * * *
          Бывший старший сержант Дур Тур разглядывал пару памятных медальонов, найденных им в ящике письменного стола, и размышлял, что с ними делать – кинуть в ту кучу, где монеты и бабки, или в ту, где поблескивает ювелирка. Или вообще прикарманить. Хотя, кто знает, сколько они стоят. Может, это какая-то безделица. Рядом с этими, вызывающими у него колебания и сомнения, предметами лежал украшенный затейливой резьбой золотой браслет. Его-то вполне понятно было куда следует отправить.
          Скосил глаза, Дур Тур увидел, как один из парней, воровато оглянувшись, пихнул за пазуху ожерелье с крупными рубинами. Старший сержант усмехнулся. Начальник перед тем, как идти на дело, собрал всех командиров отрядов на инструктаж и велел смотреть сквозь пальцы, если кто-то из бойцов что-то прихватит для себя. "Толстосумы награбили столько, что хватит на десять таких армий, как наша",- сказал он.- "Главное – соберите в общий котёл побольше золота и денег". Дур Тур и сам уже распихал по карманам дюжину брошек, серьги, а также пяток золотых колец.- Этот товар всегда будет в цене,- пробормотал он, охлопывая себя по мундиру в поисках свободных карманов. Не обнаружив таковых, он досадливо сморщился и сунул браслет за пазуху. Медальоны же швырнул, без особого сожаления, в кучу у стены, к ювелирке.
          Неподалёку от него ошалело таращился на золотую диадему с изумрудами молоденький солдатик из его бывшего взвода, который так неудачно позвонил домой. Он то неловко пытался украдкой засунуть предмет себе за пазуху, то испуганно озирался – не заметил ли кто-нибудь его манипуляций.
          Дур Тур , подойдя к солдатику сзади, хлопнул его по плечу, отчего тот вздрогнул и чуть не хлопнулся в обморок.
          - Не вертись ты как карась на сковородке, Курик,- сказал он, припомнив как зовут бывшего подчинённого.- Всё это теперь наше.- Сержант широким жестом обвёл заполненную разными драгоценными предметами комнату и добавил.- Командир разрешил брать всякую мелочь из добычи для себя лично, не в счёт общей доли Главное – не забывай наполнять вон ту кучку,- он ткнул пальцем в постепенно растущую в центре помещения груду бумажных банкнот и золотых монет.- А эти финтифлюшки бери себе, сколько места в карманах хватит. Теперь-то тебя, с такими трофеями, дома встретят как героя,- подмигнул он.
          Солдатик торопливо закивал.
          - Мамане подарю,- сообщил он, расстегивая форму и запихивая диадему за пазуху. Карманов к мундиру он, в отличие от сообразительного Дур Тура, пришить не догадался.- А это – сестрёнке.- Он сунул туда же зеркальце в золотой оправе.- Хоть и ругались они тогда на меня почему-то, а всё ж родная кровь.- Вслед за чем поднял с пола и прицепил к поясу кинжал.- Может, папане отдам, а может, себе оставлю,- решил он.
          - Не боись, они и не вспомнят, что повздорили с тобой,- ухмыльнулся Дур Тур.- Встретят на пороге дома с цветами. А теперь давай, шустрей собирай бабло и золотишко, нам ещё распихивать всю эту бодягу по мешкам и тащить к катеру.
          * * *
          Вилла на краю посёлка, в которой обитали хурги, была хорошо укреплена. Облицованные гранитом стены, массивные железные двери, закрытые решётками окна.
          Подобравшись к парадному входу, люди Кен Дара по сигналу разнёсли окна из бронебойных ружей, после чего закидали помещения гранатами, уложив наповал либо покалечив не меньше половины их обитателей сразу. Без такой артподготовки неизвестно как обернулось бы дело – оставшиеся в живых хурги оказали отчаянное сопротивление. Похватав оружие, бородатые горцы укрылись за перевёрнутыми столами и повели стрельбу через выбитые окна.
          Поливая в ответ помещения пулемётным огнём, налётчики подорвали динамитом двери, затем вломились внутрь и вновь закидали противника гранатами.
          При виде ворвавшихся в их дом врагов несколько ещё державшиеся на ногах хургов бросили винтовки и, выхватив кинжалы, с дикими воплями ринулись в ближний бой. Но бойцы отряда Кен Дара, среди которых были и ветераны-фронтовики, не дали им никаких шансов, просто расстреляв бежавших на них горцев из автоматов.
          Когда на ногах не осталось ни одного хурга, Кен Дар дал команду осмотреть помещения. Сам он шёл сзади, страхуя парней.
          На полу затянутого сизоватым пороховым дымом холла, ставшего главным местом сражения, лежала дюжина горцев и среди них высокий, средних лет хург с приплюснутым лбом, чёрной бородой, заросшей почти до глаз, и золотыми серьгами в ушах – похоже, это был хозяин. Злобно сверкая глазами, хург пытался ползти, оставляя за собой кровавый след, куда-то в тёмный угол.
          Кен Дар махнул рукой, указывая на него; трое парней бросились к раненому и обездвижили окончательно, съездив по разным частям тела тяжёлыми винтовочными прикладами.
          - Упакуйте вражину, так чтобы и пошевелиться не мог. Потом отнесите в чулан и там заприте.- Надо, чтобы он дотянул до суда народа,- распорядился Кен Дар. Он ничуть не сомневался, каким будет в этом случае революционный приговор.- Всех остальных хургов, кто ещё остаётся в живых, добейте.
          Хург не просил пощады, только скрежетал зубами, проклинал их на своём гортанном языке, и плевался, пока ему не заткнули кляпом рот.
          Проведя тщательную зачистку, отряд Кен Дара заново прошёлся всем помещениям, собирая законные трофеи победителей.
          * * *
          Последний ещё не захваченный дом элитного посёлка стоял поодаль от других на невысокой возвышенности. В отличие от остальных вилл, беззаботно ограждённых лишь заборами и рядами кустарника, этот по всему периметру защищала двухметровая каменная стена, увенчанная спиралью Бруно. А на третьем этаже виднелось несколько нацеленных на дорогу и внутренний дворик продолговатых металлических предметов, напоминающих стволы пулемётов или жерла пушек малого калибра.
          Кен Дар для штурма такой крепости собрал всю свою команду и сейчас, стоя перед стальными воротами, размышлял, как же к ней подступиться. Обитатели дома, несомненно, уже знали о нападении. Все окна были наглухо задраены бронированными плитами. На террасах никого не было видно. Царила настороженная тишина.
          - Стоит оно того?- неуверенно спросил кто-то.- Хабара набрали достаточно, а здесь можно положить половину отряда.
          Кен Дар отрицательно покачал головой.
          - Нельзя оставлять за своей спиной неизвестного врага,- сказал он.- Готовьте пока гранаты и бронебойные ружья, а я попробую пообщаться с прислугой. Это не фанатики-хурги, может быть, с ними удастся договориться.
          Он взял громкоговоритель, откашлялся, и уверенным голосом объявил:
          - Власти толстосумов и змееносцев пришёл конец. Мы пришли дать волю всем угнетённым. Я, Кен Дар, командир передового отряда Народно-освободительной армии, гарантирую вам жизнь и свободу. Сбрасывайте свои оковы, вяжите бывших хозяев, и грабьте награбленное.
          Ответа не было, но на третьем этаже дома вспыхнул прожектор, выхвативший из полутьмы фигуру главаря. Кен Дар прянул в сторону,ожидая выстрела, однако осаждённый особняк по прежнему безмолвствовал.
          Через некоторое время на балконе, обращённом в сторону моря, обозначилась тёмная фигура. Включился второй прожектор и его лучи высветили высокого плотного бритоголового мужчину в парчовой с золотом одежде.
          - Далеко же ты забрался от родного дома, племянничек,- с усмешкой сказал он ошарашенному Кен Дару.
          Луч первого прожектора снова нашёл главаря налётчиков. На этот раз тот не стал отступать в тень, а прищурился и, приставив ладонь к глазам, присмотрелся к говорившему. С изумлением он узнал в нём своего дальнего родственника Рон Деза, вора в законе, десять лет назад являвшегося смотрящим за столицей. Рон Дез покровительствовал тогда ещё начинающему карманнику, помог ему сколотить свою собственную шайку, разрулил пару сложных ситуаций. Правда, они уже давно не общались. Криминальный авторитет легализовал награбленные капиталы, скупив, по слухам, всю фармацевтическую промышленность, а потом занялся политикой и забрался в такие сферы, куда простому честному вору доступа не было. Кен Дар видел по дальновизору его выступления в Собрании Делегатов, где он представлял партию "Патриоты Империи"; слышал, что он вошёл в правительство, где занял должность заместителя владыки здоровья, но лично с ним уже несколько лет не встречался. Тем не менее, всё это в корне меняло ситуацию. Кен Дар положил рупор назад на землю, повернулся к уже приготовившимся было к обстрелу особняка бойцам и вполголоса скомандовал:- Отставить. Надо разобраться.- Затем он снова глянул вверх и сказал громче:- Рад вас видеть дядюшка Рон. Неожиданная встреча!
          Человек на балконе ещё раз усмехнулся.
          - Заходи, поговорим,- предложил он.
          - Давайте лучше побеседуем в парке, на свежем воздухе,- с некоторой заминкой отозвался Кен Дар.- А парни могли бы тем временем перекусить, если позволите. С ночи на ногах, беготня и суета, маковой росинки во рту не было,- пожаловался он.
          - Можно и так,- согласился авторитет.- Проходи к беседке, я сейчас туда спущусь. Приготовьте в столовой завтрак и лучшие вина для гостей!- крикнул он куда-то вниз.- Мы тоже перекусим,- добавил он, снова обращаясь к Кен Дару.
          Стальные ворота медленно разъехались в разные стороны, открывая дорогу, и полусотня налётчиков, радостно ухмыляясь в предчувствии жратвы и выпивки, нестройной толпой ломанула к особняку. Пулемёты и противотанковые ружья они оставили перед домом, однако автоматы и гранаты всё же предусмотрительно прихватили с собой.
          * * *
          Бесшумно двигавшиеся слуги расставили на столике в освещённом цветными светильниками павильоне блюда, две бутылки вина, и так же бесшумно удалились.
          Некоторое время Рон Дез с интересом разглядывал своего гостя, потом подмигнул и кивнул;- Угощайся, племянник.
          Он откупорил бутылку и разлил по бокалам ароматный напиток золотистого цвета. Кен Дар, поблагодарив хозяина, потянулся к еде. Сказать по правде, за это утро он здорово намаялся и проголодался.
          Оба принялись за сочную жареную рыбу с зеленью, запивая её вином. Когда трапеза подошла к концу, Рон Дез вытер губы салфеткой, откинулся в кресле и с усмешкой спросил:
          - Перераспределяешь, значит, в пользу трудящихся масс излишки собственности толстосумов-кровососов?
          - Трудящиеся массы кормят вшей в окопах, а толстосумы и их отродья вовсю развлекаются на курортах,- отставив бокал вина, с возмущением ответил главарь банды "Ловкие парни", который, впрочем, ни разу в помянутых окопах не был.- Мы только выполняем волю народа, требующего восстановления справедливости,- добавил он.
          - Грабь награбленное – лозунг вечный, как небо,- кивнул Рон Дез.- И в первую очередь грабят то, что плохо лежит.- Помолчав, авторитет со значением сказал:- Сейчас в нашей империи плохо лежит очень многое.
          Кен Дар вопросительно посмотрел на родича, но тот не стал пояснять свою мысль, а сменил тему:
          - Где ты набрал людей?
          Командир Народно-освободительной армии немного поразмыслил, потом выложил начистоту всю историю, начиная от вербовки его банды в кабаке и до объединения с двумя группами других дезертиров с фронта уже на побережье моря.
          - Я решил, что лучшего случая обзавестись оружием и взять серьёзные бабки не представится,- закончил он свой рассказ.
          - Значит, среди твоих парней есть и фронтовики?- уточнил внимательной выслушавший его Рон Дез.
          - Есть,- кивнул Кен Дар.- Даже с боевыми наградами.- Он подумал о взводе Дур Тура, где были солдаты с медалями и орденами.- Пара дюжин ветеранов. Они прошли всю войну, но, получив невыполнимый приказ, решили сбежать, чтобы не подохнуть. А здесь с заданием справились на отлично.
          - Виллы в посёлке взяли все?- деловито осведомился Рон Дез.- И Хелема?
          - Хелем – это который хург?- Кен Дар допил пряный, отдававший запахами цветов, напиток и кивнул.- Взяли все, и почти без сопротивления. Только хурги потрепали нам нервы. Отбивались, словно бешеные. Если бы мы не застали их врасплох, то неизвестно, как обернулось бы дело.
          - Что с жильцами?
          - Прислугу и охранников отпустили, хозяев повязали. Над ними проведём суд,- сообщил Кен Дар.- Что-то не так?- насторожился он, заметив, как скривилось лицо родича.
          - Какой там суд! Хелема надо немедленно прикончить. Он мне столько крови попил ещё когда я был смотрящим в столице. Наглый до невозможности.
          - Да мы, собственно, всех их повесим,- заверил Кен Дар.- Вернее, пристрелим,- поправился он, сообразив, что возиться с верёвками и с поисками подходящих деревьев для повешения этой сволочи будет чересчур накладно.- Конечно, если вы, дядюшка, не против,- на всякий случай добавил он.
          Рон Дез задумчиво побарабанил пальцами по столу.
          - Моего соседа Кей Брина надо освободить,- решил он.- Это хороший человек, в своё время он оказал мне важную услугу, и, главное, у него много полезных связей.
          - Как скажете,- легко согласился Кен Дар.
          Некоторое время оба молчали. Со стороны ярко освещённого дома, вновь превратившегося из мрачной осаждённой крепости в место весёлого времяпровождения, доносились громкие возгласы и пьяный смех захмелевших бойцов.
          Наконец, Рон Дез произнёс:
          - Ладно. Какие у тебя планы на дальнейшее?
          - Сначала суд над толстосумами,- подавляя зевок, ответил командир Народно-освободительной армии.- Потом делёжка бабла. Потом ... не знаю,- подумав, честно признался он.- Может, вернёмся с парнями в столицу да заляжем на дно.- Снова сдержать зевок ему уже не удалось. После тяжёлой работы и обильного завтрака его неудержимо клонило ко сну.
          Бывший криминальный авторитет, а ныне заместитель одного из владык и делегат Верховного Собрания от партии "Патриоты Империи", кивнул.
          - Обсудим это позже. У меня есть кое-какие наметки,- сказал он.- А пока иди отдыхай.
         
          Глава 2. Тени прошлого.
          Вскоре после пересылки своим друзьям, вернувшимся в Высокую империю, предложений по решению социальных проблем планеты, землянин получил от них ответное письмо с выражением вежливо-формальной благодарности, но без каких-либо оценок его проекта. Не запросили они у него уточнений или советов и позже. Поразмыслив, землянин понял, что его идеи показались им наивно-утопическими. И действительно, он, по сути, попытался применить к малознакомому ему обществу абстрактные социологические схемы – притом даже без указания путей их реализации и конкретных планов действий.
          Поэтому, отложив на время свои исторические исследования, землянин занялся изучением политической ситуации в империи. Он просматривал как передачи открытых новостных каналов дальновидения, срежиссированные пропагандистами правительства для "промывание мозгов", так и информацию из закрытой сети для владык и чиновников, показывавшую реальное положение дел. Последнее стало возможным после того, как инженеры- участники движения Сопротивления создали, используя переданные им земные технологии, аппаратуру для подключения к закрытым каналам.
          Анализируя данные из различных источников, землянин постепенно пришёл к выводу, что у его друзей практически нет шансов сформировать устойчивое правительство. Даже если им удастся каким-то образом свергнуть диктатуру Двенадцати Владык, социальная программа, намеченная ими, не будет воспринята большинством жителей Эксельсоры – которые нынешней пропагандой и всей своей прошлой историей доведены, с одной стороны, до состояния раболепного преклонения и парализующего страха перед властями и змееносцами, а с другой – до щизоидно-невротической истерии, используемой владыками и жрецами Змеи для управления населением. За короткий срок хотя бы отчасти нормализовать столь повреждённый менталитет нереально. Поэтому, в случае прихода к власти Сопротивления, инерция затемнённого сознания масс через некоторый период времени неизбежно вернёт назад диктаторско-олигархическую систему. Поток приспособленцев, мимикрирующих лицемеров, просто глупцов захлестнёт узкую группу идеалистов и преданных их программе практиков. Возникнут новые магнаты, потом охранные структуры, типа нынешних змееносцев, потом и очередные владыки. Не исключено, что конечный результат окажется даже хуже, чем правление Совета Двенадцати. Землянин припомнил аналогичные случаи из истории своей планеты – когда в феодальных государствах, подобных Высокой империи, революционеры захватывали власть и принимались за социальные преобразования. Однако как ни пытались они переустроить общество так, чтобы статус человека определялся его заслугами, а не размерами наворованного, как ни старались выкорчевать из народного сознания въевшиеся за века угнетения деформации – особенно угодливо-рабское преклонение перед "высшими" и надменно-хамское отношение к "низшим" – тени из прошлого давали о себе знать и через какое-то время прежняя система возрождалась – иногда даже в ещё худшем, гротескно-карикатурном виде – с очередными "отцами отечества", с паразитическими воровскими "элитами", с воссозданными для подавления народа гвардейскими корпусами, с обслугой из пропагандистов, лгущих и фальсифицирующих историю за малый прайс от новых хозяев жизни, с холуями от псевдокультуры и псевдорелигии, устраивающих камлания на любые темы по заказам власти. Правда, эти эксперименты раз за разом накапливали знания о законах развития социума, так что в перспективе были небесполезны – знание необратимо. Кроме того, от возникавших в результате подобных революций государств, хоть и эфемерных по историческим меркам, всё же кое-что оставалось. Но сами социальные проекты терпели крах, а попытки их реализации оплачивались дорогой ценой – помимо жертв в ходе революции, народу приходилось после неё прилагать сверхусилия для восстановления разрушенной экономики. И при этом вовсе не народ, отстраивавший заводы, возрождавший сельское хозяйство, добывавший нефть и золото, оказывался в итоге победителем. В хозяева жизни выходили теневые дельцы, начальники продуктовых баз, спекулировавшие хлебом во время голода и войн, да и просто главари разных ОПГ. Они, а потом их дети и внуки становились владельцами заводов, фабрик, электростанций, нефти, золота, алмазов. После чего объявляли награбленное ими "священной собственностью" и принимались сочинять законы, поощрять религию, нанимать легионы пропагандистов, а также призывать остальных граждан к честному труду и защите своего нового отечества. То же самое, очевидно, произойдёт и здесь – попытка небольшой группы участников Сопротивления устроить на до крайности развращённой планете жизнь по образцам увиденным им в привезённых земным звездолётом фильмах, быстро потерпит крах и положение вернётся к прежнему – если не чему-то похуже.
          Не раз землянину приходила в голову мысль – забрать, после прилёта следующей экспедиции, на Землю своих друзей, а также всех тех, кто предпочтёт покинуть родину, чем жить под ярмом владык и змееносцев. Но, поразмыслив, он приходил к выводу, что это не может стать решением. Вряд ли его друзья согласились бы бросить на произвол судьбы остальной народ, оставить под властью тиранов своих родных и близких. Дальше, даже если бы появилась возможность вывезти из Торманса на Землю всех желающих, то в новых поколениях здесь снова и снова появлялись бы те, кто будет стремиться что-то изменить в своём мире и предпочтёт риск борьбы жизни в рабстве у тиранов. Поэтому надо искать иное решение. Должен же существовать какой-то выход из нынешнего положения. Если он не виден сейчас, то причина одна – нехватка знаний. Ему снова вспомнилось прошлое Земли. Главным фактором краха разных проектов социальных реформ было плохое знание революционерами истории. И обратно, после того, как в исторической науке идеализированные схемы и фальсифицированные нарративы были заменены подлинными описаниями происходивших событий и мотиваций действующих лиц, понимание социальных процессов сразу стало глубже, а управление ими – эффективнее.
          Придя к такому заключению, землянин вернулся к изучению летописей, хроник, мемуаров, сравнивая их с официальными учебниками по истории и пытаясь найти корни сложившегося ныне положения дел. В любом случае, решил он, даже если ему не удастся составить реалистический план изменения политического строя Эксельсоры, установление истинных событий прошлого и их причин принесёт пользу будущим революционерам. Знания – это оружие.
          * * *
          В старших классах школ Земли на уроках обществоведения учителя объясняли, что в прежние времена историки, обслуживавшие правящие классы, в своих книгах одни факты замалчивали, другие перетолковывали, третьим давали фальшивые объяснения – что зачастую совершенно меняло смысл происходивших событий. Такие историки рассказывали от том, кто и что делал, но полностью игнорировали зачем и с какой целью оно делалось. Поэтому от большинства людей, узнававших о прошлом из сочинений этих историков, или, точнее, пропагандистов, были скрыты причины и движущие силы происходившего – либо вместо истинных причин им навязывались фиктивные. Однако подчистки, умолчания, фальсификации нередко вызывали, при чтении таких сочинений, ощущения неполноты, необъяснённости, противоречивости – которые можно было бы назвать странностями истории. Эти "странности" являлись своего рода индикаторами сокрытий или фальсификаций фактов прошлого и мотивов действующих лиц. Странности в истории были аналогичны парадоксам в физике, они тоже указывали на некоторые, пока ещё скрытые явления и закономерности. И, как и парадоксы в физике, обнаруженные в истории странности побуждали размышлять, сравнивать данные из разных источников, после чего восстанавливать реальный ход событий и их истинные причины(пр10).
          Занявшись более глубоким изучением прошлого Торманса и стараясь при этом выявлять в нём странности, землянин обратил внимание на определённый класс явлений, которые в той или иной степени приводили к ухудшению положения народа – во внешнем облике, генетике, менталитете, уровне жизни – но которые в сочинениях официальных историков без конца восхвалялись. Одним из таких явлений было образование Высокой империи – феодально-тоталитарного государства, существование которого было выгодно только узкой группе владык, жрецов Змеи и олигархов, но которое постоянно изображалось в учебниках величайшим благом для народов планеты, "наконец-то собранных в единую семью". Обнаружился в официальных исторических трактатах и ещё один класс странных явлений, которые описывались лишь кратко, без каких-либо объяснений – хотя их причины были крайне неясными. Например, превращение потомков восточных колонистов в орду зверолюдей, чья экспансия привела к образованию Высокой империи. Приводимые очень редко и вскользь гипотезы о причинах этого уникального события - "скрещение с животными", "результат генетического эксперимента", ... – никакими объяснениями, по сути, не являлись. Если это было "скрещивание с животными" – то как оно могло произойти, ведь сейчас ничего подобного сделать не удавалось? Если же это был "генетический эксперимент" – то кто его произвёл?
          Листая дальше страницы исторических учебников и хроник царствования владык, землянин обнаружил ещё больше событий такого же рода – разного масштаба, от широко обсуждавшихся в своё время, до малоизвестных. Так, пятый владыка издал указ, согласно которому предписывалось поощрять значительными выплатами смешанные семьи – в которых один супруг принадлежал к западным, а другой – к восточным этносам. Тогдашние летописцы восхищались мудростью этого указа, "способствовавшего сближению разных народов, созданию их плавильного котла" – однако статистика наследственных патологий (вскоре, впрочем, засекреченная) показала резкий рост их числа, последовавший после реализации этого указа. Сходным образом, в самых восторженных тонах историки восхваляли приказ двенадцатого владыки, потребовавшего, чтобы в каждом классе школ столичного города Средоточия Мудрости, некогда бывшего центром западной цивилизации, в обязательном порядке учился хотя бы один ребёнок из восточных племён. Однако статистика детской преступности (тоже вскоре закрытая) показала её быстрый рост после внедрения такой практики. Упала, из-за беспорядков и драк на уроках между школьниками с разным менталитетом, и успеваемость учащихся, что через пару десятилетий негативно отразилось на состоянии науки в империи.
          Некоторые явления такого рода имели видимые причины, или авторов, другие были как бы безличными. Например, во время правления пятнадцатого владыки в империи резко увеличилось число разводов, нетрадиционных сексуальных практик, операций по смене пола – хотя никаких указов властей на этот счёт не издавались. Причины такого хода событий остались неизвестными, тогдашние хронисты лишь мельком отметили сами факты.
          Анализируя странные события на большом промежутке времени, начиная от превращения потомков восточных колонистов в орды звероподобных дикарей и до нынешней трансформации немалой части населения Высокой империи в толпы буйно-помешанных психопатов, землянин пришёл к выводу, что за их появление ответственна некоторая общая сила. У него пока не было достаточно данных, чтобы определить природу этой силы, и он только дал ей условное название – Искажение.
          * * *
          Поработав ещё с историческими материалами, он решил составить список наиболее заметных примеров действия Искажения.
          *. Первым было изменение, произошедшее с потомками колонистов, поселившихся на востоке планеты. Некогда они имели общих с западными колонистами предков, но, в результате действия этой неизвестной силы превратились в едва ли не другой вид. В запрещённых в Эксельсоре, но сохранившихся в провинциях западных хрониках времён начала нашествия восточных орд не раз встречались утверждения, что захватчики, хотя и имеют человекоподобный облик, но не являются людьми, а в религиозных сочинениях, объявленных служителями Змеи еретическими и в самой империи уничтоженными, но в небольшом числе уцелевшими там же, в отдалённых провинциях, приводились легенды об их происхождении от некоей демоницы Билит.
          *. Следующим примером Искажения землянин занёс в список падение западных государств и включение их в общепланетную Великую империю. В запрещённых сочинениях, знакомство с которыми в империи строго каралось, отмечалось, что такой ход событий прервал либо извратил процессы социального и научно-технического развития цивилизованных стран запада, вернув их к давно пройденному этапу полурабовладельческого строя и примитивных суеверий.
          *. Последовавшее за созданием единой Великой империи массовое генетическое смешение двух разнородных популяций привело, уже через пару поколений, к деформации физического облика обитателей Запада. Доминировавший среди них до этого грациальный тип телосложения почти исчез, костяки стали массивными, ноги искривились даже у женщин. Поскольку западные гены оказались рецессивными, эти изменения передались и следующим поколениям. Кроме того, распространились наследственные патологии, вроде вывороченных губ и век, и болезни, включая разнообразные церебральные параличи.
          Всё это землянину приходилось выявлять косвенными методами, поскольку антропология уже во времена восьмого владыки было запрещена как вредная лженаука, последние антропологи и генетики отправлены в ссылки, а статистика наследственных заболеваний, как и преступности, была засекречена и отправлена в спецхраны. В статистических исследованиях, даже и секретных, было запрещено производить анализ преступности по расовым группам – последнее объявлялось вначале тоже лженаукой, а потом стало проходить по статье "государственная измена".
          *. Видом Искажения являлась и оголтелая пропаганда в официальных передачах имперского дальновидения, извращавшая неугодные владыкам факты, стремившаяся оболванить зрителей, навязать им чужие цели и ценности. "Для любой олигархии было важно, чтобы существовала невежественная масса – опора единовластия и войны". "Бесчисленные преступления против народа оправдывались "интересами народа", который на деле рассматривался лишь как грубый материал исторического процесса"(пр11). Сопоставляя эти строки из отчёта экспедиции с содержанием программ имперского дальновидения, землянин снова и снова убеждался в их справедливости. Особенно истеричной и фальшивой становилась имперская пропаганда, когда очередной владыка затевал новую захватническую войну. Проплаченные наёмники- агитаторы ежедневно призывали жителей Великой империи, в подавляющем большинстве полностью бесправных, беззащитных перед любым произволом лиловых стражей и змееносцев, не говоря уже о приближенных владык и олигархов, "воевать за свою родину". И назойливое "промывание мозгов" часто оказывалось успешным. "Обманутые народы, веря, что сражаются за будущее, за "свою" страну, умирали, создавая условия для ещё большего возвышения олигархов, ещё большей бездны угнетения".
          *. Безусловно, видом Искажения являлась и имперская псевдокультура – направленная либо на прямое обслуживание идеологических заказов владык, либо на потакание самым низменным инстинктам населения. "Яростные драки, скачки, убийства (в кино) сочетались с удивительно плоским и убогим показом духовной жизни … Во всепланетном масштабе, в экономических сводках, в сообщениях об успехах фигурировали только вещи и полностью исключались духовные ценности".
          Среди Искажений культуры особенно распространёнными были манипуляции и подтасовки в книгах по истории. Сравнивая немногие уцелевшие древние летописи – почти все они числились в списке запрещённых в Империи – с официальными учебниками и так называемыми "научными трудами", землянин изумлялся, насколько было извращено, фальсифицировано прошлое страны. Воины, защищавшие свою родину от имперских завоевателей, назывались злодеями, бандитами, а предатели и пособники поработителей, за малое подобие власти грабившие и мучившие своих же соплеменников, возводились в ранг героев, а то и "святых". Особенно было удивительно читать у официальных историков утверждения, что набеги орд кочевников на цивилизованные государства представляли собой не обычные грабительские нашествия, а некоторое "плодотворное, полезное для обеих сторон взаимодействие разных культур".
          В результате массового распространения искажённой истории и культуры, обитатели Великой империи, даже относительно нормальные физически и генетически, всё глубже погружались в деформированную реальность; как бы видели мир через искривлённые стёкла. Землянин назвал этот эффект вторичным Искажением.
          *. Установление диктаторско-олигархической системы всевластия владык самым негативным образом сказалось и на науке. Основная масса учёных стала заниматься выполнением заказов от властей и олигархов – созданием новых видов оружия, ядовитых зелий, пищевых фальсификатов, приёмов манипулирования сознанием и всё более сильных наркотиков. "Учёные помогали владыкам во всём: изобретали страшное оружие, яды, фальсификаты пищи и развлечений, путали народ хитрыми словами, искажали правду. .... Придумывают, как заставить людей подчиняться, как сделать еду из всякой дряни, ищут законы, оправдывающие беззакония, хвалят, лгут, добиваясь повышений". По указаниям владык промышленности инженеры создавали механические машины, повышавшие производительность труда, но при этом грохотавшие плохо прилаженными частями и отравлявшие воздух. Ни олигархов, ни их обслугу не волновало, что работникам приходилось расплачиваться за удешевление производства вещей своим здоровьем. Об удобстве жилищ для простого народа никто не заботился. "Построенные из дешевых звукопроводящих материалов, стены и потолки гудели от топотания живших наверху людей ... хлопали двери в домах или экипажах. … Дымок насыщенных окисью углерода и свинца газов, поднимавшийся из подземных туннелей, предназначенных для городского транспорта ...".
          Помимо этого искажения направления развития науки и техники, в Высокой империи время от времени массово распространялись поставленные на наукообразную основу суеверия. Они возникали, как правило, неожиданно, и как бы сами по себе, но иногда разрастались до масштабов социальных катастроф.
          *. Наконец, фундаментальному искажению подверглась, после установления общепланетной феодально-тоталитарной Империи, религия. Развивавшееся в западных государствах богословие, теокосмогонии, представления о божественном, в которых, несмотря на определённую наивность, обнаруживались зачатки здравых идей, были указом уже четвёртого владыки запрещены и вместо них введён культ Великой Змеи, наполненный фантастическими выдумками и самыми грубыми предрассудками. Всех граждан империи приписали к храмам Змеи, обязали еженедельно посещать проповеди, жертвовать на обряды и каяться в своих грехах. Древние мифы восточных народов, лежавшие в основе этого культа, были объявлены священными, всякое замеченное сомнение в них жестоко каралось.
          Служители Змеи стали надёжной опорой владык. Когда в империи случались восстания, то в храмах проклинали бунтовщиков, призывали на их головы кары небесные и обещали, что после смерти те попадут в огненный ад. Когда очередной владыка затевал войну против соседей, то во всех змеиных святилищах возносились молитвы о помощи благоверному правителю, начатая им война объявлялась "священной", а его враги назывались "богохульными порождениями нечистых злых духов".
          Хотя культ Великой Змеи был религией поработителей, притом и этнически и культурно чуждых населению захваченных кочевниками государств, хотя он был наполнен массой нелепых суеверий, хотя змеиные священнослужители всегда обслуживали власти Высокой империи, но вызванное Искажением затемнение сознания было столь велико, что уже со времен правления шестого владыки этот культ прочно утвердился среди населения. Из поколения в поколение Великой Змее продолжало молиться множество людей – одни из страха перед неведомым, другие – под влиянием пропаганды, третьи – по многолетней привычке покорности властям, наконец, четвертые – их было большинство – подчинившись гипноредукторам, вещавшим в храмах Змеи и сломившим их волю. Все они выполняли обряды змеиного культа, ежемесячно каялись в грехах перед Великой Змеёй и данными ею властями, носили иконки с изображениями святых змееносцев, и называли своих детей в честь знаменитых святых змеиной религии.
          * * *
          Поняв фундаментальный характер Искажения и продолжительность действия этого фактора на Тормансе, землянин перестал смотреть с отвращением и презрением на демонстрируемые в передачах имперского дальновидения беснующиеся толпы людей с перекошенными лицами, призывающие грабить, калечить, убивать, и начал относиться к ним с сочувствием, как к больным с поражённым разумом. Эти люди жили в иллюзорном мире; ими манипулировали проплаченные пропагандисты; им навязывали чужие цели; их историю заменили фальсификатом; их принудили верить в ложную, извращённую религию – могли ли они превратиться во что-то отличное от того, чем являлись сейчас?
         
          Глава 3. Суд, пир, совещание.
          Временный штаб Народно-освободительной армии разместился на вилле Кей Брина. Туда же перенесли, подогнав катер, и все реквизированные ценности. Хозяин вместе с семьёй перебрался в дом выручившего его Рон Деза и старался лишний раз не отсвечивать перед своими незваными гостями.
          Арестованных и связанных толстосумов, чиновников и их родичей без излишних церемоний закинули в обширный подвал. Выглядели все они неважно. Особенно жалкий вид имел владыка продовольствия Пых Мых. Упругие розовые щеки упитанного толстячка от переживаний обвисли и приобрели грязно-серый оттенок; роскошный красно-золотой халат был испачкан и порван в нескольких местах. Изрядно побитого и прочно упакованного хурга Хелема приковали там же в подвале к железной скамье и приставили к нему отдельного охранника.
          Революционный народный суд проходил быстро, но демократически. Выбранный по общему согласию прокурором Тай Пхун зачитывал обвинение; представители трудящихся масс подавали реплики с мест; Кен Дар, председательствующий, вёл протокол – "больше для истории",- сказал он, полагая приговор подсудимым, ввиду очевидности их преступных деяний, очевидным.
          - Эти люди составили заговор против нашего народа, они грабили, обманывали, двурушничали с предельной наглостью и цинизмом,- несколько выспренно начал свою речь Тай Пхун. У него дома в библиотеке хранился, среди прочего, сборник речей знаменитых древних ораторов и сейчас он по памяти цитировал, немного перефразируя, одну из них.- Эти люди думали, что никогда не будут разоблачены. Они наживались на несчастьях, зарабатывали на страданиях, богатели на бедствиях народа-
          - Жировали, пока мы проливал кровь,- подал реплику с мест какой-то ветеран.
          - Вот именно. Они всевозможными незаконными махинациями собрали громадные состояния: на спекуляциях продовольствием во время голодных лет; на поставках в больницы, детские сады и школы гнилых продуктов-
          - Пых Мых присылал нам консервы – а они все оказывались тухлые,- заложил владыку кто-то из фронтовиков.
          - Кто б сомневался. Помимо разных мошенничеств, они нещадно эксплуатировали рабочих – заставляли трудиться в ужасных условиях и платили им мизерную зарплату-
          - На золотых приисках Хелема шахтёры долбили руду по двенадцать часов подряд, да ещё час шли в мороз из своих бараков к копям. А его надсмотрщики чуть что пускали в ход плётку,- сообщил пожилой солдат из бывшего полка Тай Пхуна.
          "Всё выше вздымается пламя народного гнева",- отметил в протоколе Кен Дар.
          - Они требовали от граждан взятки, организовывали рейдерские захваты предприятий и целых отраслей промышленности, расхищали народное достояние, хищнически губили природу-.
          - Рядом с нашей деревне разрабатывали залежи ртути и отравили воду. Обещали переселить, но ничего не сделали. Половина жителей померла,- сообщили с мест.
          - Характерный пример. Это не капитаны экономики, не чиновники, не служащие государства это просто банда уголовных преступников, ничем или, в лучшем для них случае, немногим отличающихся от гангстеров, которые оперируют кистенем и финкой в тёмную ночь на большой дороге(пр12)-.
          - Заканчивайте, прокурор, суду всё ясно,- прервал Тай Пхуна председатель суда, который не так давно сам оперировал кистенем и финкой в тёмных подворотнях.
          - Взбесившихся собак я требую расстрелять всех до одного,- политически грамотно закруглил свою речь Тай Пхун.
          Слушатели поддержали предложение обвинителя многочисленными возгласами одобрения.
          - Всё-таки дети за родителей не отвечают,- неуверенно подал реплику какой-то гуманист.
          В зале поднялся возмущённый гомон. Власть и собственность в Великой империи находились в руках наследственно-мафиозных кланов и подросшие отпрыски имперской элиты автоматически становились высокопоставленными чиновниками, или начальниками змееносцев, или занимали хлебные места при владыках. Что все прекрасно знали.
          - Это как так? В роскошных тачках ездят, награбленным папашами пользуются, от службы в армии с их помощью отмазываются, а отвечать за их дела не должны?- выкрикнул кто-то.
          - Дети простых людей, значит, отвечают за "оскорбление величия владык" их родителями и идут с ними в тюрьмы и ссылки, а дети толстосумов и чинуш, значит, ни за что не отвечают?- поддержал его другой.
          - Каста проклятая(пр13),- припомнил подходящую формулировку из когда-то читанной книги по древней истории Тай Пхун.
          "Чаша народного гнева переполнилась",- сделал последнюю запись в протоколе председатель суда.
          Фронтовики, по нескольку лет кормившие вшей в окопах в то время, как толстосумы, чинуши и их отпрыски сытно ели и сладко спали, встретили обвинительный вердикт дружной овацией и вызвались сами его исполнить.
          * * *
          Обеденный зал виллы, в котором налётчики устроили пир по случаю успешного завершения рейда, был украшен картинами известных художников, бюстами знаменитых людей, золотыми статуэтками, фарфоровыми вазами. На мраморном полу бирюзового цвета с большим искусством, как живые, были изображены разнообразные изящные рыбки.
          Впрочем, почти никто из пирующих не был способен оценить утончённость окружавшей их обстановки. Дорвавшись, после томительных дней полуголодного существования, до отличной еды и неисчерпаемой выпивки, они целыми кусками поглощали балыки и окорока, копчёности и сыры, запивая их дорогими винами и коньяками, небрежно разбивая по ходу дела тарелки из тончайшего фарфора и бокалы из изысканно-благородного дымчато-сиреневого стекла. Лишь только Ван Мэй, до прихода в шайку Кен Дара специализировавшийся на грабежах картинных галерей и потому немного разбиравшийся в искусстве, морщился всякий раз, когда кто-то из подвыпивших "гостей" принимался палить из пистолета в очередной древний шедевр, на котором изображались лесные звери или сцены охоты.
          Кен Дар не участвовал в общей попойке, он только пару раз чокнулся с подчинёнными, после чего удалился для приватной беседы с дядюшкой. В отсутствии начальства все чувствовали себя свободно и раскованно.
          В зале то и дело раздавался громкий смех, пьяные выкрики, нестройные песни и прочая негармоничная какофония. По воздуху разносились аппетитные запахи еды, смешанные с благоуханиями курящихся в кадильницах ароматных смол и пролитой парфюмерии. Столы ломились от обилия блюд – там было и жареное мясо и запечённая рыба, и свежие овощи и, конечно, множество бутылок вина.
          Перекусив и утолив жажду, участники пирушки стали обмениваться впечатлениями от всего увиденного и пережитого за последние дни.
          - Даже не верится, что где-то сейчас воюют, льётся кровь, солдаты стреляют, лежат в грязи. А после боя едят кашу из походного котла и запивают сырой водой. Бррр.- Недавний фронтовик помотал головой и зажмурился.
          - Это наши товарищи в грязи лежат, толстосумы лежат на пуховых перинах. А едят и пьют они с золотых блюд вовсе не кашу с водой.
          - Всю жизнь так живут.
          - Глянь-ка, даже солонка из золота!
          - И ведь всё это они награбили!
          - В нашей деревне парнишка стащил в кассе магазина десятку, так его повесили.
          - А Пых Мых воровал миллионами – и стал одним из Двенадцати Владык.
          - Укравшего пряжку казнят, укравший государство становится правителем,- процитировал трактат древнего мудреца просвещённый Тай Пхун.
          - Учится надо было,- отставив бокал вина, со вздохом сказал Вэй Тур, один из членов шайки Кен Дара.- Говорили мне родители в детстве: "учись, Вэйка". А я отвечал: на что оно мне? я буду вором. А они: Ну и что ты сможешь? обчистишь, как босяк, товарный вагон? А выпускник университета еля может украсть целую железную дорогу. Эх, так и вышло, босотой я и оказался.- Он обвёл грустным взором роскошное убранство пиршественного зала и пустил слезу, горюя о своей бездарно потраченной жизни.
          - Что-то я не пойму,- наморщил лоб его сосед.- Что за университет еля?
          Вэй Тур махнул рукой.- Не знаю. Я тоже спросил – мамаша ответила: это просто очень старая поговорка, уже никто не помнит, о чём она.
          - Ель – это было элитное учебное заведение в далёкой древности, когда наши предки жили на другой планете,- влез в разговор всезнающий Тай Пхун.-. Оно готовило воров самой высокой квалификации, международного уровня. Их нанимали правительства, которые хотели масштабно разграбить общественные ресурсы своей страны. И эти воры оформляли всё чинно-благородно – никто не мог справиться лучше, чем выпускники университета еля. После чего неимоверно обогащались члены правительства, их родичи и знакомые, да и сами эти воры международного класса получали сверхвысокие гонорары. Вот оттуда и пошла поговорка про университет еля и железную дорогу.
          На другом конце пиршественного стола пригорюнился захмелевший простоватый парнишка, с виду типичный крестьянин. Почти касаясь головой скатерти, он отталкивал руку соседа справа, подсовывавшего ему под нос золотое блюдечко с бело-розовым кремом.
          - Зачем мне? не надо, не хочу,- бормотал он.
          - Да ты попробуй,- пьяно ухмыляясь, уговаривал его сосед.- Такую вкуснотищу ты в жизни не едал, она больших денег стоит.
          - Деньги,- уже почти совсем неразборчиво бубнил парень,- Я обрабатывал участок, пас овец, я только хотел честно зарабатывать, на что мне ворованное золото, не принесёт оно счастья. Что ж делать-то? Всюду враньё, обман,- он захлюпал носом, обхватил голову руками и окончательно уткнулся в скатерть.
          - А какой способ заработка в нашей империи является честным?- иронически спросил сосед слева, ловко отбирая пирожное и отправляя его себе в рот.- Может, служба у лиловых или змееносцев? Метелить народ по приказам властей, для прибылей толстосумов?
          С места поднялся расфуфыренный хлыщ, который, судя по его уверенному виду, чувствовал себя на таких пьянках как рыба в воде.
          - Пора, мой друг, пора, покоя сердце просит,- прочувствованно-пафосно заговорил он.- Летят за днями дни и каждый час уносит.- Он взмахнул рукой пару раз в такт стихам, затем возложил её на плечо собутыльника, что сидел рядом, но тот брезгливо отстранился.
          - Какого тебе ещё покоя, Гур Шин? Ты же всю жизнь был паразитом, пил, жрал за чужой счёт, да замужних баб трахал. Даже на дело с нами ни разу не ходил, пристроился кассиром в каптёрке.
          - Ничего ты не понимаешь,- с обидой возразил тот, убирая руку.- Мне командир сам велел беречь свой талант. Он назвал меня ... какое же было слово ... ага, вот – он назвал меня "нашим национальным достоянием". Да ты вспомни – всякий раз, когда мы отмечали удачный грабёж – кто тосты произносил и стихи читал? То-то.- С такими словами Гур Шин развязно подмигнул с обожанием глядевшей на него девице из местной прислуги, разносившей блюда и напитки.
          - Ладно, ладно, поэт. Ты поменьше за чужими жёнами ухлёстывай – не то лишится наш народ своего "национального достояния",- отпихивая полезшего к нему целоваться поэта, сказал сосед.
          - Да кто же решится поднять на меня руку? Кто осмелится загасить всенародный светильник любви и добра? Вот, послушай – я только что ещё одну поэму сочинил.- Он снова выпрямился и, покачиваясь, начал декламировать:.
          - И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал-.
          - Браво. Сейчас уже мало кто помнит этого древнего служителя Муз,- перебил его, проявляя завидную эрудицию, Тай Пхун.- Как там дальше? "Что в наш жестокий век восславил я свободу и милость к падшим призывал".
          Соседи, кто был потрезвее, заухмылялись, но Гур Шин ничуть не смутившись, тяпнул ещё одну рюмку коньяка, после чего присел на место, опустил голову на скатерть и мирно захрапел.
          * * *
          Командир Народно-освободительной армии уединился со своим новообретённым дядюшкой в отдельном кабинете на втором этаже. Некоторое время они усердно поглощали маринованных омаров и смаковали изысканное вино из запасов хозяина. Потом бывший смотрящий по столице отставил рюмку, вытер губы салфеткой и заговорил:
          - Племянник, ты отхватил крупный куш. Но это только половина дела. Как ты рассчитываешь сохранить добычу? Какие у тебя дальнейшие планы?
          Бывший главарь банды "Ловкие парни" задумался.
          - Я собирался пробиться вместе с отрядом через блокпосты в столицу, потом на какое-то время залечь на дно,- сказал он наконец.- Потом, наверное, куплю таверну. Или имение на берегу моря. Или ещё что. Когда есть бабки – всё можно сделать.- Он похлопал по туго набитому бумажнику и вытянул из него купюру в сто талеров. Полюбовался на неё, хотел было вернуть обратно, но Рон Дез задержал его руку.
          - Погоди. Глянь-ка сюда,- он ткнул пальцем в банкноту.- Что тут изображено?
          - Хм.- Кен Дар присмотрелся и недоуменно пожал плечами.- А что такого? Радужные разводы – значит, не подделка. Герб Империи. Портрет владыки Герса.
          - Эта бумажка имеет ценность лишь до тех пор, пока на ней изображён верховный владыка, а на её обратной стороне стоит подпись владыки финансов. Улавливаешь?
          Кен Дар помотал головой.
          Рон Дез поморщился, выдвинул ящик письменного стола, покопался в нём, вытащил купюру – тоже достоинством в сто талеров, только с изображением на ней прежнего верховного владыки, Зет Уга.
          - Не хочешь поменяться?- спросил он, протягивая банкноту племяннику.
          - Да вы, дядюшка, шутите,- засмеялся Кен Дар.- Это же сейчас просто бумажки. Мы ими пару лет назад печку растапливали.
          - Верно.- Рон Дез кивнул.- Сейчас эти банкноты – просто фантики. Они ничего не стоят. А ещё десять лет назад это были деньги. Теперь улавливаешь?
          - Погодите ... вы хотите сказать, что если вдруг верховный владыка ...
          - Ну да,- ухмыльнулся Рон Дез.- И всё твоё богатство сразу пойдёт прахом.
          - Теперь понял.- Кен Дар посерьёзнел.- Но у нас есть ещё золото, и много.
          - И у тех было много золота.- Столичный авторитет небрежно махнул в сторону видневшихся в раскрытое окно соседних вилл.- Кроме того, гляди.- Он взял горсть золотых монет и просыпал их сквозь пальцы на поверхность стола. Поблескивавшие на солнечном свету жёлтые круглящи тоже являли профиль владыки.
          - Золотые монеты – условная ценность. Как и банкноты, они ценятся из-за изображений на них,- сказал он.- Если завтра будет другой владыка, то эти монеты снова превратятся из денег в простые кусочки металла.
          Откинувшись на обитую красным бархатом спинку кресла, столичный криминальный авторитет и, по совместительству, видный политик империи с интересом наблюдал за усиленной работой мысли, которая сейчас отражалась на лице его племянника.
          - Что вы хотите сказать, дядюшка?- так и не придя ни к какому определённому выводу, решил напрямую спросить Кен Дар.
          - Помнишь ограбление Первого имперского банка в столице пятнадцать лет назад?- не отвечая на вопрос племянника, осведомился Рон Дез и, дождавшись кивка, продолжил.- Конечно, должен помнить – громкое было дело. По дальновизору потом сообщили, что его организовал Бен Зос, помнишь?- Когда Кен Дар снова кивнул, вор в законе продолжил:- А что дальше было, знаешь?- Кен Дар отрицательно помотал головой.- Ну так слушай. На самом деле, мы тогда действовали с Беном вместе, и повязали нас тоже одновременно. Но у меня были контакты среди змееносцев, а у Бен Зоса – нет. Вот почему я сумел откупиться и моё имя не упоминалось в связи с этим делом, а отвечать за всё пришлось бедняге Бену.
          Кен Дар задумался, припоминая давние события.
          - Я про Бен Зоса после ограбления банка ничего не слыхал,- сообщил он наконец.
          - Конечно. Он так и сгинул в подвалах у змееносцев. Я тоже там посидел. Мрачное место,- поёжился Рон Дез и продолжил:- Я сдал своему знакомому, начальнику отдела столичных змееносцев, схему распила бюджетных средств, проходивших через корпорацию "Микротех". Бабки там крутились немеряные, но, поскольку на ключевых постах в конторе сидели обязанные мне люди, ему, чтобы подключиться к дерибану бабла, пришлось меня отпустить.
          Кен Дар покивал, показывал, что следит за ходом мысли родича.
          - Потом у меня появились и другие контакты среди змееносцев,- продолжал Рон Дез.- Провёл захват и передал их чинам несколько выгодных бизнесов, включая городское казино. На храмы Змеи немало жертвовал – сам святейший владыка меня благословил. А потом я пошёл в политику. При Зет Уге стал делегатом Собрания. Тогда это была, в основном, говорильня. Хотя болтали дураки, а деловые люди обзаводились знакомствами. Меня продвинули в президиум правящей партии "Патриоты Империи". Скупил всю фармацевтику. Стал советником, потом заместителем владыки здоровья. И когда к власти пришёл новый верховный владыка, я был уже в системе.
          - Понимаю, но, всё-таки, к чему вы клоните, дядюшка?- повторил свой вопрос Кен Дар.
          - Собственность в нашей империи неотделима от власти,- отчеканил криминальный авторитет и, одновременно, крупный политик.- Она защищена только у тех, кто входит в систему. И обратно, место в системе власти быстро даёт богатство. Подряды, откаты, распилы бюджета, крышевание бизнеса, инсайдерская информация. Для чиновников есть тысячи способов обогатиться.
          - Но какое отношение это имеет ко мне?- спросил Кен Дар.- Я не понимаю.
          - Сохранить такую громадную добычу ты сможешь только если встроишься в систему власти. Не просто "поделишься" с кем следует – это само собой – а войдёшь в неё. В пирамиду, наверху которой находятся владыки. Только тогда награбленное вами будет надёжно защищено. Теперь пронимаешь?
          - Ну это вы уже загнули, дядюшка,- усмехнулся Кен Дар, наливая себе ещё бокал ароматного вина. Рассказ родича его впечатлил и нужно было промочить горло.- Где я и где владыки?
          - Ты, сам по себе, власть имущим не нужен, даже со всем своим золотом,- жёстко ответил Рон Дез.- Но вот ты и твой отряд – это совсем другое дело. Это сила. И сегодня она очень даже может быть востребована.
          - Объясните,- попросил, сделав глоток, Кен Дар .
          - Наверху сейчас раздоры,- сцепив пальцы в замок, сказал Рон Дез.- Грызня там идёт всегда, но сейчас особенно. Верховный владыка смещает чиновников, отнимает активы у выказавших хоть тень нелояльности – рушатся состояния, летят головы. Сколачиваются союзы; игроки запасаются компроматом и силовыми аргументами. Сейчас в правительстве три главных центра силы, кроме самого верховного вождя – глава змееносцев, владыка промышленности и владыка информации. Остальные примыкают к кому-то из них.
          Помолчав немного, Рон Дез осторожно добавил:- По дошедшим до меня сведениям, Совет Двенадцати скоро будет реорганизован. И очень возможно, что его возглавит новый верховный владыка.
          - Кто именно?
          - Победит тот, у кого окажется больше ресурсов – как и всегда,- ответил авторитет.- Это будет один из тех трёх, что я назвал. И когда он возвысится, то с ним поднимется и вся его команда. У них уже никто не посмеет спросить: "откуда у вас эти деньги"? Теперь улавливаешь?
          Кен Дар задумчиво кивнул.
          - У тебя сейчас в отряде под сотню человек, среди них обстрелянные фронтовики,- продолжал Рон Дез.- Это серьёзная сила. И им есть что терять – они мотивированы.
          - К кому конкретно ты меня вербуешь?- напрямик спросил Кен Дар.
          - К владыке информации,- так же прямо ответил Рон Дез.- Твой отряд мы зарегистрируем как его личную охрану. Если всё устаканится – ты и парни легализованы; ваши деньги в безопасности; вы в системе. Если нынешние раздоры перейдут в открытый конфликт – у владыки информации самые большие шансы на победу. Тогда можно будет и в правительство попасть,- подмигнул он племяннику.- В нашем народе таится масса скрытых талантов. Нет ли у тебя в отряде подходящих кандидатур? Скажем, для ведомства культуры?
          Кен Дар почесал затылок.
          - Ван Мэй ограбил несколько музеев, до того как в мою банду пришёл,- неуверенно сказал он.- Может, он подойдёт?
          - Отлично. Будет руководить закупочной и оценочной комиссиями,- хохотнул Рон Дез.
          Кен Дар тоже изобразил несколько напряжённую улыбку.
          - Ладно, шутки в сторону,- уже серьёзным тоном заключил авторитет.- День отдыха тебе и твоим парням. Потом собираешь всех и мы отправляемся в столицу.
         
          Глава 4. Проводники Искажения.
          Несмотря на свою многочисленность и агрессивность, полудикие восточные племена вряд ли смогли бы захватить высокоразвитые западные государства и образовать всепланетную империю, если бы к их владыкам не поступали на службу, прельстившись высоким вознаграждением, талантливые оружейники и инженеры из тех самых западных стран. Но и в захваченных землях восточные владыки вряд ли смогли бы успешно управлять, если бы к ним в услужение не пошли, занявшись сбором для них дани за малую толику власти, ярлы и герцоги – бывшие правители этих самых земель. Далее, наука и религия в Высокой империи вряд ли исказились бы в такой степени, если бы основная часть учёных и теологов не превратилась, по собственному выбору, в прислугу властей. Наконец, хурги, разбойничьи шайки которых рыскали ныне по всем городам империи, не чувствовали бы себя так безнаказанно, если бы в те времена, когда государства Запада ещё были свободными, их обитатели давали бандитам отпор, а не тушевались под криками гуманистов и либералов, которые выступали в защиту "народных традиций и национального менталитета малого, но гордого народа" всякий раз, когда хурги, спустившись со своих гор, грабили жителей долин. Подобным лицам землянин дал общее название проводников Искажения.
          * * *
          - Мы не сможем взять эту крепость, повелитель,- командующий авангардом взмахнул плёткой, указывая на возносящиеся ввысь мощные каменные стены.- А с моря им подвозят провизию.
          Армия Буй Тугуна, внука основателя империи, стояла вблизи столицы одного из западных приморских герцогств. Бароны соседних владений при проходе через их земли стотысячной орды быстро выражали покорность, тем более, что дань владыка требовал с них лёгкую, а на выдаче заложников не настаивал. Но правитель последнего на пути великого похода к Западному морю герцогства вассальную присягу приносить отказался – явно рассчитывая на прочность стен своей столицы и подвоз продуктов водным путём в случае длительной осады.
          - Что скажешь?- Буй Тугун повернулся к одному из членов своей свиты. Это был талантливый западный инженер, который прибыл в Восточную империю, привлечённый высокой оплатой. Он уже принёс немалую пользу армии владыки – упростил производство ружей, благодаря чему почти все воины орды имели теперь огнестрельное оружие, а не традиционный лук и стрелы. Сейчас инженер задумчиво смотрел на толстые стены высотой в четыре человеческих роста. Они казались несокрушимыми. Но если увеличить мощность пушек и бить по нескольку раз в одно и то же место ...
          Услышав вопрос повелителя, инженер почтительно поклонился.
          - Можно сделать такую большую пушку, что её ядра пробьют эти стены,- уверенно сказал он.
          Буй Тугуну понравился решительный тон изобретателя.
          - Я щедро награжу тебя,- пообещал он.- Что для этого нужно?
          Инженер перечислил требуемые материалы, необходимую рабочую силу, и попросил десять дней для создания орудия. Он не ошибся в своих расчётах. Уже пятый выстрел гигантской пушки, отлитой по его чертежам, пробил дыру в каменных стенах крепости, и в образовавшийся пролом хлынуло войско орды. Город был захвачен за полдня.
          Владыка не стал карать ослушников – ещё далеко не все западные страны были покорены и следовало проявлять умеренность в обращении с новыми подданными. Однако дань, которую он наложил на оказавшее ему сопротивление герцогство, была выше той, что заплатили сдавшиеся без боя, и заложников, из числа видных горожан и семьи правителя, он тоже оттуда взял.
          Богато одарив нукеров и отличившихся в битве бойцов, владыка велел вызвать в свой шатёр инженера.
          Немедленно прибывший на зов изобретатель ожидал солидной награды и не ошибся. Владыка пожаловал проложившему ему путь к заветному Западному морю инженеру меховую шубу со своего плеча; поднос, доверху наполненный золотыми монетами; выдал имперский охранный лист. Под конец аудиенции по знаку Буй Тугуна в шатёр ввели украшенную драгоценностями красивую восточную даму.
          - Это фрейлина моего двора,- благосклонно улыбаясь, сказал владыка.- Я дарю её тебе в жёны.
          - Но, повелитель, у меня есть жена,- растерянно пробормотал изобретатель. Собственно, чтобы заработать своей семье на комфортную безбедную жизнь он и отправился служить так далеко от дома.
          Буй Тугун пренебрежительно махнул рукой.
          - Западные люди слабы духом и порождают такое же никчемное потомство,- сказал он.- А от женщины нашего племени у тебя будут отважные и храбрые дети. Которые будут верно служить мне и моей империи.
          * * *
          Ярл Гронд стал правителем удела после того, как его старший брат потерпел поражение в битве с войском Великой орды и бежал, вместе с остатками дружины и примкнувшими к ним крестьянами и ремесленниками, далеко на юг. Гронд, благоразумно уклонившийся от участия в сражении и даже предоставивший проводников орде, получил аудиенцию у верховного владыки, принёс вассальную клятву, и был назначен на освободившееся место правителя. В знак верности он взял в жёны одну из многочисленных племянниц владыки. Однако, несмотря на установившееся у него родство с императорским домом, невзирая на многократные изъявления покорности, сохранять свою власть ему было вовсе не просто. Ежегодно он собирал с горожан и селян своего удела дань, которую сдавал нукеру- представителю владыки, а раз в три года должен был лично являться в верховную ставку для подтверждения бирки на правление. В каждую поездку ему приходилось везти богатые подарки владыке, его нукерам, его многочисленным жёнам и родичам. Кроме этих выплат, он был обязан присылать отряд своих воинов всякий раз, когда Великая орда совершала очередной поход против остававшихся ещё независимыми западных государств.
          В последний год одного из таких трёхлетий в его владениях случился неурожай; крестьяне и горожане сдали в казну всё, что могли, но до необходимой суммы дани было далеко. Размышляя, откуда взять деньги, ярл подумал о лежащем к северу от его удела, за болотами и глухими лесами, вольном баронстве. Оно не подчинялось захватчикам – конные отряды Орды не смогли пробиться через непролазные чащи и коварные топи. Однако дороги туда были известны торговцам, и ярл Гронд решил добрать недостающую сумму у них, а заодно ещё раз доказать свою преданность владыке. Взяв с собой многочисленную дружину, он направился по узким тропинкам среди болот, дубрав и кедрачей, в баронство.
          Местный лорд при известии о приближении большого вооружённого отряда скрылся в лесах. Ярл занял опустевший замок, а затем, собрав через глашатая городскую верхушку, потребовал подчиниться ему и заплатить дань. Возле ворот он расставил стражу, чтобы из города никто не сбежал.
          Хотя горожане и остались без своей прежней власти, они, вооружив ополчение, ответили явившемуся в ратушу посланнику ярла отказом.
          Тогда разгневанный Гронд приказал своим дружинникам схватить старосту города и глав всех ремесленных цехов.
          Мужики с кольями и вилами не могли оказать серьёзного сопротивления профессиональным воинам и связанную пятёрку горожан бросили в подземелье замка. На следующее утро люди ярла воздвигли посреди центральной площади города помост и пять виселиц. Всё население согнали смотреть на казнь. Гронд решил сделать её показательно жестокой – чтобы навсегда отбить у местных мысли о неповиновении. По его приказу палач сначала ослепил старшин, потом отрубил им кисти правых рук, потом вздёрнул истекающие кровью человеческие обрубки на виселицах.
          - Отныне ваша земли включается в мой удел, и вместе с ним является вассальной территорией Великой империи,- объявил с помоста ярл. Бросив взгляд на сопровождавших его в карательном походе людей нукера, он сказал: - Мы спасли вас от тлетворного влияния западных соседей, которые собирались захватить ваши земли и истребить в них праотеческие обычаи, навязав свои прогнившие нравы.- Ярл повернулся и, показывая на раскачивающиеся на ветру тела казнённых, добавил:- Так будет со всеми изменниками, которые задумают предать своё отечество.
          Жители города, устрашённые жестокой расправой, молча слушали своего нового правителя.
          - Благодаря восточным владыкам мой удел надёжно защищён от западных развратителей, желающих истребить у нас праотеческие обычаи, а заодно разграбить наши природные богатства,- продолжал Гронд.- Не подвергайте же испытанию терпение великого владыки, который удостоил меня своей дружбы и поручил править здесь.
          Когда ярл окончил свою речь, на помост взобрался жрец, прибывший вместе с людьми нукера, сделал очищающий знак, и, размахивая курящимся кадилом, произнёс проповедь о необходимости смирении и покорности перед ниспосланными Великой Змеёй властями.
          Следующие несколько дней писцы, сопровождаемые дружинниками, производили перепись местного населения и рассчитывали для каждого размеры его ежегодного налога.
          В свою столицу ярл Гронд вернулся с богатой добычей, которая много превысила недостачу требуемой дани.
          О присоединении соседнего баронства к своему уделу ярл рассказал на общем собрании знати, проходившем в недавно воздвигнутом роскошном храме Змеи. На почётном месте, в золочёном, обитом красным бархатом кресле, сидел нукер, представитель верховного владыки, скучающе-презрительно наблюдая за происходящим.
          Завершив свою речь, ярл Гронд подошёл к нукеру и встал на одно колено. То слегка наклонил голову и протянул руку с кольцом для поцелуя.
          Ярл почтительно коснулся губами знака власти.
          - Ты хорошо проявил себя,- нукер, которому уже было доложено о походе ярла, милостиво ему кивнул.- Владыка будет доволен. Бирку на следующей срок правления ты заслужил. Получишь у моего помощника грамоту для проезда в ставку и отправляйся. Распорядись только приготовить нам на завтра заключительный пир.
          Официальные историки Великой империи в своих трудах восхваляли ярла Гронда, называя его "героем, защитившим свой народ от порабощения западными захватчиками и проложившим путь плодотворному взаимодействию с восточной культурой". Жрецы Великой Змеи тоже занесли его в свои святцы, как и многих других полководцев, содействовавших становлению империи. Сначала ярл был объявлен местночтимым святым, потом его включили общеимперский список праведных подвижников и назначили небесным покровителем благочестивого воинства. Со временем, даже в северной части его удела, бывшем вольном баронстве, местные жители, позабыв подлинную историю, стали носить нагрудные иконки с изображениями лика святого Гронда, а родители – называть его именем своих детей.
          * * *
          - С завтрашнего дня мы начинаем проповедовать во всех наших церквях учение Великой Змеи.
          Настоятель столичного Храма Времени изумлённо уставился на патриарха.
          - Но, ваше преподобие, неужели мы будем рассказывать нашим прихожанам абсурдные легенды про высиженное Великой Змеёй космическое Яйцо, из которого образовался наш мир?- спросил он.
          Патриарх поморщился.
          - Я полагаю, что спорные моменты можно в проповедях осторожно обходить.
          - А как насчёт молений о здравии великого владыки и о пожеланиях повергнуть к его стопам всех врагов империи?- спросил настоятель.- Ведь эти "враги" – наши соплеменники. Значит, мы будем молиться о победах восточной орды, захватившей почти все наши земли?
          - Вы не хуже меня знаете политическое положение,- огрызнулся патриарх.- Не в этом году, так в следующем наш правитель сам принесёт вассальную присягу Восточной империи, и от них к нам прибудет наместник. Империя наступает. И если она оставляет нам возможность сохранить свои храмы – хотя жрецы Змеи и косятся на "язычников", как они называют нас – то и нам нужно в ответ показать свою лояльность.
          - Но проповедовать безумные мифы безграмотных восточных дикарей-
          - Прошу вас воздерживаться от подобных выражений,- прервал настоятеля патриарх.- Наши восточные друзья говорят, что мы должны быть интернационалистами. Они говорят, что нации это миф, что нет ни западных, ни восточных народов, а есть только подданные единой империи. А наши учёные не так давно доказали, что "расы" и "народы" – это вообще лженаучные понятия.
          - Восточные, значит, друзья?- язвительно переспросил протоиерей.- Нет, значит, никаких народов и рас? И какой размер был у грантов, за которые учёные это доказали?
          Если патриарх и смутился, то никак этого не показал. Он только крепче сжал посох и стукнул им по мраморному полу храма, как бы подтверждая своё решение.
          - Но, ваше преподобие, если мы будет проповедовать вымыслы служителей Змеи, если будем обслуживать власти, то люди просто перестанут нам верить,- предпринял последнюю попытку сопротивления настоятель.
          - Ты готов содержать храм и жить сам на подношения прихожан, без взносов от властей?- желчно осведомился патриарх.- Подумай, кто будет нам платить после включения нашей страны в Империю? А что до людей ... они привыкнут.
          * * *
          Герцог небольшого владения, расположенного рядом с Продольными горами, склонившись над картой, изучал нанесённые на неё данные разведки о передвижениях отряда хургов, спустившихся со своих горных лежбищ и занявшихся грабежом лежавших в долине деревень, когда дверь канцелярии открылась и на пороге появился его советник.
          - "Озарённые" опять готовят митинг в защиту хургов,- кислым тоном сообщил он.- Обещают собрать десять тысяч человек, если правительство не издаст указ, позволяющий их подопечным, как они выражаются, "жить в соответствии со своими народными обычаями", и не компенсирует, опять-таки, как они говорят, "многовековое угнетение малого, но гордого народа".
          - Они что, не понимают, что это просто зверьё, которое всю свою историю жило разбоем и грабежами?- устало произнёс герцог. "Озарённые", небольшая, но очень крикливая группа, то и дело вступалась за разных бандитов, чем доставляла немало проблем как его правительству, так и обычным гражданам, страдавшим от резко возросшей за последние годы преступности – немалый вклад в которую вносили шайки хургов, покидавших свои горные селения и обосновывавшихся в городах, где они занимались рэкетом. Всё это было особенно мерзостно в условиях непрерывного натиска восточной орды на западные страны.
          - Не вздумайте сказать такое публично, ваше светлость,- предостерёг советник.- В тот же день они по всей столице расклеят плакаты: "наш правитель – расист!"
          - Просто ненормальные,- пробормотал герцог.- Сами не желают пожить рядом с этим "малым, но гордым народом"? Вы показывали их руководителям снимки убитых крестьян и сожжённых домов?
          - Всё мы им показывали,- ответил советник.- Не раз. И выживших приводили к ним на беседу, и бежавших из рабства, в котором их держали хурги. Бесполезно. Они отвечают, что фотографии смонтированы, а свидетели подкуплены правительством. А вот их новые требования, почитайте,- он достал из папки конверт с изображением сжатого кулака, вытянул из него сложенный вчетверо лист и протянул правителю.
          Герцог махнул рукой.- Вкратце, что там?
          - Настаивают на выплате хургам компенсаций "за века угнетения", добиваются принесения от нас официальных извинений за прежние карательные экспедиции против них. Также предлагают направить в их поселки учителей и врачей-
          Герцог рассмеялся.- Полные безумцы. Во время недавней эпидемии хурги убили всех врачей, которые имели глупость подняться к ним в горы. А учителя ... такого ненормального, который по доброй воле согласился бы отправиться к ним не сыскать. Ведь даже у нас, в нескольких школах, где учатся дети осевших здесь хургов, учителя постоянно слышат от них угрозы, а школьники вынуждены брать на занятия оружие.
          - И с этим ничего не поделать,- добавил советник,- потому что едва только директора пробуют приструнить эту шпану, как тотчас "озарённые" расклеивают листовки с обвинениями учителей в "ненависти к ученикам" и "систематическом расизме".
          - Вот эта активистка,- герцог порылся в бумагах на своём столе и достал фотографию коротко подстриженной молодой женщины в очках,- сама побывала там. Неужели она тоже "не видела", что вытворяют хурги в захваченных ими посёлках? Вы общались с ней?
          - Общались,- советник вздохнул.- Не знаю, где она была и что видела, но на недавней пресс-конференции на вопрос: известно ли ей, сколько мирных жителей убили хурги? она ответила, что "ни о чём подобном не слышала". Зато очень долго живописала "зверства" наших войск, которых мы тогда отправили на защиту крестьян.
          Герцог погрузился в размышления.
          - Они в самом деле могут вывести на улицы столицы столько народу?- спросил он наконец.
          Советник утвердительно кивнул.
          - Группы уже собираются на центральной площади. Несут плакаты с лозунгами "не допустим новых зверств военщины!", "позор мясникам-генералам!", "свободу доблестным хургам!"
          - Я полагаю, ваша светлость,- подумав, добавил он,- что в сложившихся обстоятельствах было бы большой ошибкой направить войска к Продольным горам.
          - А как же наши крестьяне там? Оставить их на произвол судьбы, вернее, на растерзание этому зверью?- мрачно спросил правитель.
          Советник молча пожал плечами.
          * * *
          Завершив исторические изыскания и систематизировав их результаты землянин отослал их в приложении к электронному письму своим друзьям в Высокой империи. На этот раз, помня какой холодный приём встретили его прошлые рекомендации, он воздержался от прямых советов насчёт социальных реформ или борьбы с Советом Двенадцати, но предложил заняться восстановлением истинной истории страны, подчеркнув, что фальсифицированная история так же дезориентирует людей и превращает их в игрушки владык, как и без конца льющаяся с экранов дальновизоров манипулятивная пропаганда и дегенеративное искусство. В конце письма землянин, не критикуя главные положения программы Сопротивления – ликвидацию Совета Двенадцати владык, роспуск корпуса змееносцев, конфискацию сверхсостояний, популяризацию фильмов о Земле – отметил, что, по его мнению, большинство населения Эксельсоры сегодня старается просто выжить, а для этого нужно, прежде всего, прекратить слушать лжецов, отвергнуть псевдоисторические фейки и навязываемые манипуляторами чужие цели.
         
          Часть V
         
          Глава 1. Заседание Совета Двенадцати.
          - Расширенное заседание Совета Империи объявляю открытым.- Верховный владыка Тейген Герс стукнул председательским молоточком по небольшой бело-мраморной подставке.- Сегодня мы должны рассмотреть четыре вопроса: снабжение армии, повышение благочестия в народе, борьба с подрывной деятельностью отщепенцев и противодействие дезертирству на фронтах.- Герс обвёл взглядом присутствующих.
          За круглым столом в центральном Зале Мрака правительственной резиденции Цоам сидели все двенадцать владык, а также духовные руководители Высокой Империи – патриарх церкви Змеи и Великий Старец, глава конгрегации благочестивых, ригористов- сторонников максимально точного следования священным канонам вероучения.
          Второй ряд стульев за ними занимали высшие чины наиболее важных ведомств и несколько олигархов – последние почти все были из числа новоназначенных, к которым по указу верховного владыки перешли активы впавших в немилость или проявивших нелояльность прежних магнатов.
          Среди них глава змееносцев, владыка информации и владыка промышленности представляли три основных центра силы, к которым примыкали, в той или иной степени, большинство сидящих сейчас в Зале Мрака. Троица соперничала за благосклонность верховного вождя, но, вместе с тем, имела и собственные политические амбиции. Ресурсы и влияние каждого из них относились к разным сферам. У главы змееносцев это была власть силовых ведомств; у владыки информации – возможности манипулирования данными, распространяемыми по дальновидению, в газетах и в социальных сетях; у владыки промышленности – рычаги воздействия на экономику. Чиновники и магнаты империи примыкали к кому-то из них, как правило, в соответствии со своими профилями деятельности. Так, начальство лиловых стражей было естественным союзником главы змееносцев, хотя и не зависело от него напрямую; владельцы фабрик и заводов ориентировались на владыку промышленности; редакторы СМИ, хозяева коммуникационных компаний, руководители компьютерных центров – на владыку информации. Армейские чины в этот расклад не входили – они подчинялись непосредственно верховному владыке и традиционно считались находящимися вне политики.
          - Прежде чем мы перейдём к повестке дня, я хочу отметить одно важное обстоятельство.- Тейген Герс бросил взгляд на лежавший перед ним блокнот с пометками и продолжал:- Основой нашей политики, всех принимаемых нами решений должна быть честность. Только честность даст нам доверие народа, а оно, в свою очередь, необходимо для процветания Высокой Империи. Без доверия добиться успеха в делах невозможно. Доверие это то, с чего начинается всё. Народ может простить многое, но только не бесчестность и вранье, особенно со стороны высшей власти. Не так давно мы вычистили из экономики воров и мошенников, наживавшихся на трудностях империи и бедствиях народа, составивших состояния на спекуляциях и грабеже бюджета. Тем самым мы освободили дорогу честному бизнесу, ставящему перед собой цель повышения народного благосостояния. Принципом честности мы должны и дальше руководствоваться во всех своих словах и делах.
          Владыка откашлялся, перевернул страницу в блокноте и продолжал:
          - Теперь по повестке дня. Необходимо лучше организовать снабжение армии продовольствием. Я принял решение централизовать поставки провианта как для фронта, так и для тыловых частей. Главным их распорядителем назначен Кай Грон.
          Взгляды большинства присутствующих обратились к сидевшему во втором ряду невысокому человечку в строгом деловом костюме – Кай Грону, недавно ставшему хозяином консорциума, включавшего все перерабатывающие и консервные заводы империи. Прежний владелец этих предприятий Шарон Гров, несмотря на личную дружбу с верховным владыкой и регулярные воспевания его деятельности, впрочем, за малый прайс, в патриотической прессе, был смещён и арестован после того, как скоропостижно скончался армейский генерал, прибывший с инспекцией во фронтовую часть и отведавший суп, приготовленный из продуктов, поставленных компанией Грова. Если солдаты привыкли к подобной еде и усваивали её без особых последствий (на разные мелочи в боевых условиях никто внимания не обращал), то желудок генерала, питавшегося, как правило, деликатесами из лучших ресторанов, отреагировал на неё жестоким спазмом, вскоре перешедшим в конвульсии со смертельным исходом. По настоянию влиятельных родственников генерала по факту его смерти было возбуждено следствие и, хотя владыка обороны, пытаясь выручить поставщика, регулярно подносившего ему обильную мзду, объявил погибшего "героем, павшим за отечество", наградил его посмертно орденом, хотя патриотические писатели, помня о прежних благодеяниях и рассчитывая на новые, отчаянно просили "не раскачивать лодку", тем не менее, история с отравлением генерала попала в прессу, была в самых чёрных красках расписана в передачах дальновидения – чему немало поспособствовал владыка информации, использовавший удобный случай для нанесения ещё одного удара по лагерю владыки промышленности – и замять её не удалось. Следствие быстро вышло на поставщика некачественных продуктов и верховному владыке,чтобы не портить отношений с армейской верхушкой, пришлось, скрепя сердце, дать согласие на арест Шарон Грова. Который, в конце концов, так и сгинул в подвалах змееносцев, а созданный им консорциум перерабатывающих и консервных предприятий перешёл к новому владельцу. Тогда же впал в немилость у Тейген Герса, был снят с поста и предпочёл сбежать из столицы в свою виллу на Экваториальном море Пых Мых, прежний владыка продовольствия.
          При известии о назначении главным распорядителем поставок провианта для армии Кай Грона присутствовавшие на совещании чиновники ведомства владыки промышленности обменялись довольными взглядами. Новый хозяин консорциума за недолгое время своей работы смог заслужить их полное доверие. Он не только правильно, то есть, согласно субординации, и регулярно заносил – чем прежний магнат, пользуясь дружбой с верховным владыкой, нередко манкировал – но и делал это с подчёркнутой обходительностью и уважением. Выглядели вполне удовлетворёнными и духовные наставники, патриарх и Великий Старец, в кои-то века имеющие одинаковое мнение по некоторому вопросу – Кай Гров был благочестивым прихожанином и делал щедрые пожертвования храмам обеих церковных направлений, патриаршего и "ревнителей". В глазах владыка обороны тоже мелькнул алчный огонёк и он мысленно поздравил себя с тем, что игнорировал заигрывания со стороны главы змееносцев, в последнее время не раз изъявлявшего ему знаки расположения – понятно, вербуя в свой лагерь. Конечно, змееносцы были самой влиятельной силовой структурой, но с распилами бюджета они, как правило, напрямую дела не имели, так что, поразмыслив, владыка обороны решил продолжать придерживаться нейтралитета в междоусобной грызне трёх кланов. И теперь за этот нейтралитет владыка промышленности, несомненно, должен будет выделить ему лично и всему его ведомству изрядный кусок от нового пирога.
          Между тем, верховный владыка перевернул ещё одну страницу в блокноте и продолжил:
          - Второй вопрос, связанный, впрочем, с честностью и порядочностью, о которых уже говорил, относится к вере и духовности. К глубоком прискорбию, в последнее время в Высокой Империи всё чаще появляются лицемеры, на словах заявляющие о своём патриотизме, о верности нашей святой религии и исконным ценностям, но в делах вовсе не проявляющих должного рвения.- Тейген Герс повернулся к Тин Дару, владыке информации.- В передачах дальновидения и других масс-медиа следует беспощадно разоблачать подобных двурушников.
          Тин Дар почтительно наклонил голову. Это указание верховного вождя противоречило его же требованию, высказанному всего лишь две недели назад – убрать из передач дальновидения даже косвенные намёки на воровство олигархов и коррупцию чиновников, но главному распорядителю информационных потоков Высокой Империи было не привыкать менять направление вектора пропаганды на прямо противоположное. Обычным делом это было и для его подчинённых – медиа - инженеров, дикторов дальновидения, редакторов газет, модераторов социальных сетей. Все они получали зарплату от его ведомства, все были профессионалами экстра-класса, и все умели не моргая глазами называть чёрным белое, утверждать сегодня то, что опровергали вчера. Другие в их системе не выживали. Сам владыка информации служил уже больше двадцати лет и помнил разные времена. При Чойо Чагасе он восхвалял твёрдую руку великого вождя; когда к власти пришёл Зет Уг – пропагандировал либеральные реформы; при Тейген Герсе – превозносил учение Великой Змеи и имперский патриотизм. Средства массовой информации, контролируемые им, были сильным оружием, особенно дальновидение, в котором недавно начали применяться разработанные научными сотрудниками Института психологии мощные методы зомбирования. Они могли возмутить или, наоборот, успокоить народ, могли скомпрометировать неугодного или, наоборот, возвысить полезного человека. Могли придержать компромат, а могли пустить его в ход. Могли запятнать репутацию чиновника или олигарха, а могли, наоборот, представить его честнейшей личностью и благодетелем общества.
          - Мы непременно выполним выше указание,- заверил Тейген Герса владыка информации.- Двурушники и лицемеры пожалеют, что появились на свет.- Он заметил неприязненный взгляд, брошенный на него главой змееносцев, и усмехнулся про себя. Пожалуй, новая прихоть вождя развязывает ему руки для продвижения кое-каких интересных проектов.
          - Сказанное относится не только к дальновидению.- Верховный владыка повернулся в сторону духовных наставников.- В храмах Божественной Змеи надлежит также усилить борьбу против лицемеров.
          Хотя патриарх и Великий Старец сидели за круглым столом рядом, но их отношения были далеки от дружеских, а взгляды на многие вопросы являлись диаметрально противоположными. Глава секты "благочестивых", иначе именуемых "ревнителями", регулярно называл склонного к роскоши и сибаритству предстоятеля церкви, как и лиц из его окружения, "погрязшими в мирских благах", "отступившими от простых обычаев предков", а то и вовсе "еретиками". В свою очередь, в кругах, близких к патриарху, сторонников Великого Старца, как и его самого, время от времени именовали то "фанатиками", то "изуверами". Если патриарх жил в роскошных покоях, носил пышные одеяния, утверждая, что Великая Змея даровала своим чадам материальные блага, дабы они ими наслаждались, то его оппонент обитал в скромной келье и носил на публике, исключая особо торжественные случаи, потрёпанную хламиду, заявляя, что Великой Змее угодны смирение и бедность. Если на нынешнее заседание Совета Империи патриарх прибыл в шикарной машине, украшенной вычурными изображениями красно-золотых змей, то глава "благочестивых", как бы в пику своему оппоненту, дотрусил до Садов Цоам на невзрачном сером ослике. По крайней мере, на него он пересел, под крики восхищения и умиления толпы своих поклонников, за два поворота до выезда на шоссе, ведущее к правительственному кварталу.
          В ответ на обращенное к ним замечание владыки, оба духовных наставника почти синхронно кивнули, выражая своё согласие. Впрочем, внимательный наблюдатель мог бы заметить, что на лице патриарха энтузиазма было поменьше, чем на лице его соседа.
          - Третий вопрос. Владыка снова перелистнул страницу своего блокнота.- Вместе с осуждением лицемеров следует активизировать поиск и разоблачение отщепенцев.- Тейген Герс повернулся к Пур Тиссу, главе змееносцев.- Их подрывная деятельность не только наносит вред Империи, но и оскорбляет Великую Змею.
          Пур Тисс, сидевший в идеально выглаженной форме прямо, как палка, сверкнул глазами и выпрямился ещё больше, хотя казалось, что это невозможно.
          - "Предателя уничтожь немедленно",- проскрежетал он одну из заповедей вероучения Змеи.
          Патриарх незаметно поморщился, зато Великий Старец расцвёл в улыбке. Пур Тисс слыл фанатичным приверженцем культа Змеи, имел твёрдый характер и был беспощаден к врагам империи и еретикам. Хотя по долгу службы он посещал торжественные молебствия в соборной церкви столицы, принадлежащей патриархату, но входил в одну из общин "ревнителей" и именно храмам этой секты делал богатые пожертвования.
          - Не сомневаюсь в вашем усердии и профессионализме,- удовлетворённо откликнулся Герс.- Кроме активизации борьбы с отщепенцами у меня есть ещё одно поручение для вашего ведомства. Я получил сведения,- владыка метнул короткий взгляд в сторону начальника военной разведки, который тоже был приглашён на расширенное заседание Совета,- что с нашими фронтовыми частями не всё благополучно. Участились случаи прекословия старшим офицерам, неповиновения начальству, неисполнения приказов, даже дезертирства.- Лицо владыки приняло гневное выражение. Он перевернул несколько страниц блокнота и зачитал:- За последний месяц с передовой из-за разгильдяйства младшего командного состава сбежало более тысячи человек.- Верховный владыка отложил бумагу и обвёл суровым взглядом подчинённых.- Это недопустимо. Следует принять меры, притом самые решительные.
          - Но это не по моей части,- начал было глава змееносцев, однако владыка прервал его:
          - Ведомство обороны не справляется с проблемой дезертирства. Интересное средство было применено в одной из наших фронтовых дивизий. Командовавший ей генерал, чтобы пресечь бегство солдат с передовой, сформировал из приданного его соединению карательного отряда специальную группу, которую он назвал- владыка заглянул в блокнот,- ага, которую он назвал "заградительной". Ей было поручено встречать бегущих назад солдат прицельным пулемётным огнём. Так что дезертиры и паникёры ставились перед альтернативой – честно воевать или заведомо погибнуть, притом позорной смертью, как трусы, от рук своих же. Это значительно повысило дисциплину в его дивизии. Я решил, что такой опыт следует распространить. Поэтому поручаю корпусу змееносцев сформировать и направить на фронт двадцать заградительных отрядов, которые будут самыми строгими мерами препятствовать оставлению солдатами своих боевых позиций.- Перевернув ещё один листок блокнота, владыка продолжил:- Их личный состав следует набирать из хургов. Они уже не раз проявляли себя как решительные и преданные бойцы. Выдавайте им повышенное содержание, довольствие по нормам первой категории, предоставляйте им удлинённый отпуск и другие льготы-.
          - Я полагаю, такие отряды лучше назвать поощрительными,- вклинился в разговор владыка информации.- Ведь они, по сути, будут поощрять наших воинов выполнять свой патриотический долг. А такое название гораздо лучше воспримут в народе.
          Подумав немного, верховный владыка кивнул.
          - Принимается. Итак, сформируйте, для начала, двадцать поощрительных отрядов из хургов.
          Глава змееносцев посмотрел на своего заместителя, в чьём ведении находились приписанные к его ведомству хурги. Тот поднялся с места и почтительно поклонился.
          - Очень мудрое решение, владыка. Оно будет выполнено в кратчайший срок.
          Тейген Герс удовлетворённо кивнул, закрыл блокнот и поднялся с места.
          - На этом сегодняшнее заседание Совета Империи объявляю закрытым,- сказал он .
         
          Глава 2. Истинно-верующие и двоедушники.
          Культ Великой Нагини-Змеи в течение уже многих столетий безраздельно господствовал в религиозной жизни Высокой Империи. Однако, несмотря на все усилия жрецов, программ дальновидения и гипноредукторов храмов, среди местных обитателей ещё находились те, кто сомневался в учении, возвещаемом в змеиных святилищах. В основном это были скептики- циники по природе, либо лица, предпочитавшие мирские блага духовным (последних особенно часто обличали миссионеры из числа "ревнителей"). Чтобы не выделяться среди составлявших подавляющее большинство населения истинно-верующих, они для вида выполняли обряды, следовали предписаниям священников, жертвовали на нужды капищ, даже исповедовались, вместе с остальными, в своих грехам перед Змеёй – но в глубине души не верили в провозглашаемые с амвонов постулаты. Истинно-верующие называли таких лицемеров-отступников оборотнями и двоедушниками.
          По мере затягивания Войны Величия вера в Божественную Змею стала ослабевать среди части населения. Несмотря на призывы и молитвы жрецов, становилось всё больше тех, кто отказывался подписываться на военные займы и даже уклонялся от армейской службы – они пополняли ряды двоедушников, вслух говоривших, вместе с искренними патриотами, одно, а про себя думавших совсем другое. Среди простых людей, регулярно смотревших передачи имперского дальновидения и еженедельно посещавших гипнотизирующие сеансы "встречи со Змеёй" в храмах, таковых по-прежнему было не слишком много, но среди богачей и чиновников их число неуклонно росло. Они игнорировали сборы денег для фронта, либо вносили совсем незначительные суммы; укрывали свои капиталы; отмазывали от армии своих детей. В общем, когда дело Великой Змеи потребовало реальных действий, а не словес, они стали проявлять характерное для двоедушников лукавство и лицемерие.
          Впрочем, через некоторое время часть двоедушников, чтобы не выглядеть среди сограждан белыми воронами, решила прибегнуть к мимикрии. Те, что победнее, стали чаще выступать на патриотических митингах, усерднее посещать религиозные службы, в поте лица писать доносы на крамольников и еретиков. Те, что побогаче, принялись вносить щедрые пожертвования в храмы, заказывать дорогие молебны во славу Змеи и оплачивать окропление оружия для фронта самыми ценными сортами змеиного яда. Канцелярия патриархата массово выдавала таковым окаймлённые красно-золотыми змеями сертификаты благомыслия и патриотизма, которые те показывали своим коллегам, либо же, вставив в рамочку, прикрепляли к стене на видном месте у себя в офисах.
          Тем не менее, на фоне подъёма жертвенности и героизма большинства населения, маловерие и лицемерие двоедушников, несмотря на разнообразные их ухищрения, становились всё отчётливее заметными. Особенно опасным для страны было распространение двоедушничества среди элиты империи – олигархов и высших чиновников. Это вызвало обеспокоенность у верховного владыки. В результате по его настоянию лицемеров стали критиковать в передачах дальновидения – сначала в общих формулировках, а потом и называя конкретные имена.
          В храмах Божественной Змеи тоже началась кампания осуждения двоедушников. Великий Старец, возглавлявший "благочестивых", почти ежедневно произносил против них проповеди. Он бичевал поведение лицемерных богачей как отступление от заветов предков, попрание канонов и впадение в ересь.- "Может ли такое быть – купил бумажку и всё, грехи тебе прощены?"- гремел он с амвона.- "Религия нынче стала разменной монетой, коммерческим предприятием. Нет, истинная вера требует действия, а не слов и бумаг. Пусть те, кто согрешил перед Великой Змеёй, покаются, потом попостятся, потом, стоя на коленях, прочитают каноны, столько раз, сколько им предпишет благочестивый наставник. Критерием веры и патриотизма в нашей Высокой Империи может быть только нравственность, а не тугая мошна".- Десяток чиновников из числа прихожан церквей патриархата Великий Старец публично предал анафеме, после чего те, чтобы добиться прощения, перешли в храм его конгрегации и преподнесли ему богатые дары. Однако им пришлось, помимо материальных затрат, ещё и простоять полдня на коленях перед церковными воротами, посыпая головы пеплом.
          Патриарх, в свою очередь, выполняя указание верховного владыки, произнёс несколько проповедей против лицемеров, но они по эмоциональному накалу далеко уступали речам его идейного противника. Патриарх вообще был склонен к терпимости, а потому снисходительно относился к двоедушникам – особенно, когда те вносили большие отступные в качестве покаяния. Великий Старец негодовал на это, как он выражался "виляние хвостом" предстоятеля церкви, но всё же вносить патриарха и лиц из его ближнего круга в списки анафематствуемых не решался, справедливо опасаясь, что верховный владыка сочтёт такие его действия партийной склокой – а не выполнением своих предписаний.
          Зато Тин Дар использовал предоставившийся ему шанс для дискредитации своих противников на полную катушку. Хотя двоедушников было куда больше в стане изворотливого и относительно либерального владыки информации, чем среди тупых и твердолобых змееносцев, но, поскольку имперское дальновидение находилось под контролем первого, то и в передачах, критикующих лицемеров, имена приближённых владыки информации почти не упоминались, зато регулярно обличались олигархи и чиновники из лагеря его основного врага – главы змееносцев, либо, реже – из числа ближников владыки промышленности, тоже конфликтовавшего с владыкой информации.
         
          Глава 3. В Центральном техническом университете.
          - Знаешь, деда, у нас после занятий было очень интересное обсуждение. Пир Кас, аспирант кафедры философии, организовал у себя дома кружок по методологии науки. И сегодня он сделал блестящий доклад, в котором доказал на примерах из прошлого, что для правильного развития науки и образования нужно не механическое усвоение догматов, а критические обсуждения всех изучаемых вопросов. Знаешь, это такой эрудированный, а ещё смелый и честный человек, просто влюбиться можно!- Лей Вира, студентка второго курса Центрального технического университета, пододвинула к себе чашку чая и блюдце с печеньем. У ножек обеденного стола тёрся в ожидании подачки чёрный котёнок.
          Лей Ган невесело улыбнулся. Он и сам когда-то, при Зет Уге, вдохновлённый начавшимися реформами, увлёкся "свободными дискуссиями" – до хрипоты обсуждал с друзьями: прибыли их предки с Белых Звёзд, как то возвещает учение Змеи, или же прилетели в далёкой древности с Земли, как о том говорили посетившие их планету пришельцы? Эти дискуссии быстро прекратились, когда к власти пришёл Тейген Герс, а многие их участники сгинули неизвестно где. Хорошо ещё, что он тогда, по совету родителей, бросил биологический факультет, на котором учился, срочно завербовался в армию, и тем самым исчез из поля зрения вновь вошедших в силу служителей Змеи.
          "Ничего вы не знаете о жизни, несмыслёныши. Какие "критические дискуссии" могут быть в стране владык, змееносцев, провокаторов, стукачей и палачей?",- подумал он. Но вслух сказал только:
          - Не ввязывайся в политику, Вира. Учись, получи диплом с отличием и уезжай отсюда. Потом родителям деньгами поможешь. Может, ещё и заберешь нас когда-нибудь к себе. Мне-то недолго осталось, а вот твои папа с мамой ещё поживут. Сейчас они тянут лямку в золотых копях Хелема, работают изо всех сил, чтобы оплатить твоё обучение, Мечтают, чтобы у тебя жизнь наладилась. Держись подальше от политики.
          - У нас не политика,- сердито возразила девушка.- Мы обсуждаем только научные вопросы. И любому здравомыслящему человеку очевидно то, о чём мы говорили: без свободного обсуждения, без объективного подхода любые исследования зайдут в тупик. Как и образование. Вот пример: если бы мы всегда только верили в догматы и не могли их критически исследовать, то до сих пор считали бы, как когда-то, что наша планета плоская. Этот пример приводил в своём докладе Пир Кас.
          Котёнок вспрыгнул ей на колени и замяукал, выпрашивая угощение.
          Семья Лей жила в маленьком городке столичного региона. Она принадлежала к среднему классу и была относительно обеспеченной. Дед Виры получал пенсию как фронтовик-ветеран. Её родители работали геологами в золотодобывающей компании. В целом им жилось лучше, чем представителям низших классов – тем, кто за гроши ковырялся в земле на плантациях, трудился в загазованных цехах заводов, или махал кайлом в частных шахтах олигархов. Им платили высокую зарплату, они могли позволить себе покупать натуральные продукты, а не заполнившие все продовольственные магазины фальсификаты из сои со вкусовыми добавками; их не призывали в армию во время очередных военных кампаний. Но в остальном они были столь же бесправными, что и подавляющее большинство жителей империи. Как и другим, им приходилось еженедельно посещать храмы Змеи, принимать участие в митингах "верности владыкам", мириться с коррупцией и произволом чиновников. Как и любых обитателей империи, не входящих в мафиозные кланы, их могли в любой момент арестовать змееносцы – по подозрению в нелояльности, по чьему-то доносу, или даже просто для того, чтобы улучшить статистику разоблачения отщепенцев. Поэтому родители Виры мечтали дать дочери образование в профессии, востребованной за рубежом. Когда девочка начала приносить из школы хорошие оценки по математике, они наняли репетитора, который стал готовить её к поступлению в институт. Лучшим высшим учебным заведением в империи считался столичный Центральный технический университет. Обучение в нём стоило дорого, и родители Виры работали, не щадя сил, часто без выходных, отказываясь от отпусков, беря сверхурочные, когда появлялась такая возможность. Сейчас Вира училась на втором курсе факультета системного программирования. Специалисты в этой быстро развивающейся отрасли требовались во всех странах Соммерсиона – конфедеративного союза юго-западных республик, отстоявших некогда свою независимость от восточных орд. В отличие от Высокой империи, эти государства не имели бандитско-мафиозного характера; в них не было всевластных владык, змееносцев и олигархов. И хотя уехать из "страны покоя и счастья" становилось с каждым годом всё сложнее, кое-какие лазейки для этого ещё оставались. Сами родители Виры не рассчитывали вырваться отсюда, но надеялись, что хотя бы их дочь сумеет устроить свою жизнь.
          В один из редких приездов матери и отца Виры домой её дед, глядя в окно на играющую с котёнком девушку и одолеваемый дурными предчувстиями, в сердцах сказал:
          - Зачем вы только родили её. Ей не выжить в этом мире.
          После минуты неловкого молчания, он виновато обратился к дочери:
          - Прости, Фая, брякнул, не подумав.
          - Мы считали, что жизнь наладится,- тихо ответила та.
          - В газетах пишут, что в империи сейчас демографический кризис,- вмешался в разговор её муж.- С каждым годом детей рождается всё меньше и меньше. А при Чойо Чагасе жили беднее, но с демографией был порядок. Странно, не правда ли?
          - Нет, тут как раз всё закономерно,- возразил Лей Ган, который до ухода на службу в армию закончил четыре курса биологического факультета столичного университета.- Есть такой закон природы: быстро размножается не та популяция, которая живёт хорошо, а та, которая ожидает в будущем улучшения условий жизни.(пр14) Тогда, хотя время было бедное и жестокое, люди всё-таки верили в будущее. А сейчас люди живут богаче, но не верят ни во что. И в будущее тоже.
          Он помолчал немного, потом снова заговорил:
          - Всё было в Империи за последние пятьсот лет. Глупость, невежество. Алчность, воровство. Террор, неправый суд. Ложь, лицемерие. Но вот чтобы всё это оказалось вместе, в одном флаконе – такого до сих пор у нас не бывало. У меня сложилось впечатление, что при Герсе Империя вобрала в себя все гнусности и подлости прошлого. Или, вернее, повторила всё худшее, притом в виде какого-то фарса. В прежних правителях можно было найти хоть что-то человеческое. А ныне это просто механические куклы, из которых вытравлены все людские качества. Поистине они на самом деле являются слугами Великой Змеи, которой строят храмы. Хотя я в неё и не верю. Да и они сами, конечно, тоже.
          - Уж не связался ли ты с отщепенцами, отец?- с тревогой спросила дочь.
          - Я, может, и связался бы,- мрачно ответил тот.- Только не знаю как.
          - Пожалуйста, ради Виры, не делай ничего такого,- умоляюще сложила руки Фая.
          - И даже не говорите ничего такого, папа,- добавил её муж.- Разве вы забыли про Уши Владык?
          * * *
          - Как обстоят дела с выявлением отщепенцев в Центральном техническом университете?
          Начальник сектора бдительности в Пятом отделении корпуса змееносцев оторвался от бумаг и взглянул на стоявшего перед ним навытяжку старшего дозорного Рон Кера. Этот сектор занимался внедрением своих сотрудников в официальные и неформальные молодёжные группы. После успешного внедрения такой агент, обычно числившийся студентом какого-то учебного заведения империи, время от времени заводил разговоры о политике и постепенно выявлял взгляды своих товарищей. Иногда он собирал единомышленников, разделявших высказывавшиеся им мнения, в отдельный кружок по интересам. Дальнейшее зависело от характера поставленной руководством перед агентом задачи.
          Пятое отделение интересовали два типа политически активной молодёжи. Во-первых, они брали на заметку тех, кто проявлял патриотические настроения и поддерживал начинания властей. Таких змееносцы через какое-то время вербовали в своё ведомство как внештатных сотрудников и делали из них лидеров общественного мнений и функционеров политических партий. Во-вторых, они вели списки тех, кто высказывал крамольные взгляды или сомневался в учении Великой Змеи. Таких они в подходящий момент арестовывали и те либо получали длительные сроки тюремного заключения по приговорам судов, либо просто бесследно исчезали в застенках змееносцев.
          Старший дозорный сектора бдительности Пятого управления Рон Кер был внедрён для выявления отщепенцев в Центральный технический университет под легендой аспиранта кафедры философии и ником Пир Каса. Обаятельный и эрудированный, привлекавший молодёжь смелыми высказываниями по политическим вопросам, аспирант быстро организовал кружок под названием "Обновление науки", к участию в котором приглашал всех, разделяющих принципы критического подхода и свободных дискуссий в обществе. Для популяризации своего кружка он ещё и устроил в социальной сети одноименный чат. Постоянных посетителей кружка он тоже вовлёк в этот чат, а сам высказывал в нём, под другим ником, острые инвективы в адрес властей и даже самих владык. На сегодняшний день, когда его внезапно срочно вызвал куратор, в его кружке было двадцать пять постоянных участников и ещё около полусотни студентов время от времени заглядывали в чат.
          - Вот,- Рон Кер протянул начальнику сектора отпечатанный на машинке список.
          Тот бегло просмотрел бумагу и удовлетворённо кивнул.- Очень хорошо. Отнеси это в наш оперативный отдел и подготовь ордера на арест их всех.
          Старший дозорный недоуменно уставился на своего куратора.
          - Так ведь работа только началась. В наш кружок можно вовлечь ещё многих. В чате только постоянных посетителей уже больше двух десятков.
          - Нет времени,- покачал головой начальник сектора бдительности.- Сверху поступил приказ – срочно арестовать всех выявленных отщепенцев. Говорят, об этом распорядился лично верховный владыка.
          Старший дозорный помрачнел.
          - Жаль. То есть, не отщепенцев, конечно, жаль.- поспешил поправился он.- Жаль, что кто-то из них останется невыявленным.
          - Что мешает тебе через некоторое время собрать ещё одну такую группу?- начальник сектора усмехнулся.
          - На следующие выходные у нас был запланирован поход за грибами в лес, а я предложил им показать, как обращаться с огнестрельным оружием ...- начал было Рон Кер, но куратор прервал его.
          - Это лишнее. Группой собирались? Собирались. Крамольные разговоры вели? Вели. В учении Змеи сомневались? Сомневались. Всё, для трибунала достаточно. Хотя то, что они планировали учиться обращаться с оружием, как ты говоришь, лишним не будет. Дашь об этом показания на суде. Срок утяжелит лет на десять.
          - Но я мог бы вовлечь в наш кружок ещё несколько человек, друзей остальных. Они пару раз посещали наши собрания.- Рон Керу очень не хотелось прерывать удачно ведущуюся работу и начинать всё заново.- Чем больше мы выявим врагов Империи, тем лучше – разве не так?.
          - Они от нас не уйдут,- недовольно заметил начальник сектора, которому разговор начал надоедать.- Генерал потребовал доложить о выявленных отщепенцах немедленно, чтобы он уже завтра мог сообщить о результатах верховному вождю. Сколько в твоём списке? Двадцать пять человек? Вполне достаточно.
          - Кстати,- прибавил он,- тебя мы, конечно, тоже арестуем и для вида, осудим, чтобы не было лишних слухов. А потом поможем тебе и ещё двоим-троим бежать. Будешь набирать группу для освобождения остальных. Как раз среди тех их друзей, о которых ты говорил.- Он ухмыльнулся.- Я же сказал – от нас не уйдёт никто. Всё, разговор окончен. Или, оформляй ордера.
          Старший дозорный, однако, по-прежнему мялся в дверях. Похоже, он хотел задать какой-то вопрос, но не решался это сделать. Впрочем, начальник сектора догадался сам.
          - Да, квартиру тебе выделили. В одном из наших служебных домов. На окраине столицы, ясное дело, зато двухкомнатную, как и было обещано. Ступай теперь.
         
          Глава 4. Хурги и патриоты.
          С началом правлении владыки Герса в столице Империи ежегодно стало увеличиваться число переселявшихся туда из Продольных гор хургов. Этому очень способствовало благожелательное отношение к ним как самого владыки, набравшего себе из горцев отряд личной стражи, так и главы змееносцев, охотно пополнявшего ими карательные отряды своего ведомства. В свою очередь, взрослые мужчины-хурги, перебравшись в столицу, перевозили туда близких и дальних родичей, кунаков и просто знакомых, помогая им обустраиваться в столичном регионе.
          Бывшие обитатели гор, даже получив работу в городе, не оставляли своих многовековых разбойничьих обычаев – сколачивали банды, грабившие по вечерам прохожих; занимались рэкетом бизнесменов; предпринимали разные торговые афёры. Своё вызывающее, задиристое, наглое поведение они тоже не оставляли, так что затеваемые ими драки были обычным явлением в столице и других городах империи.
          Внедрение хургов в криминальный бизнес доставило немало проблем лиловым стражам, крышевавшим деловых людей, на которых теперь наезжали, требуя "денег за охрану", горцы, и местным гангстерам, для которых "гости" с гор стали крайне неудобными конкурентами. Из-за связей хургов с корпусом змееносцев отбить от их притязаний свои делянки кормления лиловым, не говоря уже о простых, не носивших форму, бандитах, удавалось далеко не всегда.
          Антропологически и генетически хурги были близки к древним восточными племенам, от которых они некогда откололись, уйдя на запад и обосновавшись в районе Продольных гор, чтобы кормиться набегами на обрабатывавших землю в долинах крестьян. Таким образом, они имели то же полузвериное происхождение, что и орды, покорившие западные государства и создавшие Высокую империю. Родство с завоевателями, безнаказанность своих набегов на "земляных червей", как они презрительно называли земледельцев, а также неуязвимость горных крепостей за века выработали у хургов высокомерие и чувство превосходства – они лишь владык и военную элиту Империи признавали отчасти равными себе, к остальным же относились как к ничтожным холопам. А принятие ими религии Аблагахуна, одного из пророков, в большом числе появившихся в мрачную Эпоху Голода и Войны, когда население планеты сократилось на треть, ещё больше отдалило их от основной массы жителей Империи, исповедовавшей культ Великой Змеи.
          Впрочем, с укреплением центральной власти, хургам, оказавшимся под серьёзным давлением армии Империи, пришлось до некоторой степени изменить свой образ жизни. Прежде всего, они признали – хотя большей частью чисто формально – власть над собой верховного владыки. Далее, они согласились за выплаты-"дары" из казны прекратить набеги на земледельцев, кражи их скота и угоны людей в рабство. Одновременно правительство заключило с ними договор, по которому взрослые хурги-мужчины могли вербоваться, на особо выгодных условиях, в силовые структуры. Такая политика стабилизировала отношения между хургами и Империей, хотя национальный менталитет этого народа она, по сути, не изменила – горцы по-прежнему считали себя высшей кастой, вели себя надменно, держались обособленно, в браки с дочерьми "земляных червей" не вступали. Вместе с тем, поступившие на службу хурги отличались верностью и преданностью начальству, платившему им деньги, что входило в их своеобразный кодекс чести.
          Изо всех силовых ведомств хурги предпочитали корпус змееносцев. Там их определяли в охранники или направляли на карательные операции, которые они выполняли всегда образцово, получая за это благодарности и премии от руководства.
          В имперской армии хурги тоже служили. Во время боевых действий они находились в тылу своих частей, а после окончания сражений им поручалась зачистка захваченных территорий врага. На передовую, в штурмы или в окопы их не посылали – отдай командир такой приказ хургам, те его просто не поняли бы, или восприняли бы как смертельное оскорбление. Военные кампании они считали поводом пограбить мирное население, а не рисковать жизнью под огнём противника.
          Конечно, во время войн хургам тоже случалось получать ранения и даже гибнуть. Но, во-первых, это происходило не чаще, чем в криминальных разборках в городах – а вознаграждение за риск было куда выше, да и всё награбленное ими во время зачисток официально считалось их законным трофеем; во-вторых, пострадавшие хурги или, в случае гибели, их семьи, немедленно получали громадное страховочное вознаграждение, пожизненную пенсию, бесплатное жильё, а также льготы и привилегии, прописанные специальным указом верховного владыки. Это, кстати, давало хургам дополнительный повод смотреть на обычных жителей империи как на ничтожных холопов – ведь последним или их семьям официально полагающиеся в случае ранения или гибели выплаты удавалось получить лишь изредка, с большим трудом, и после долгих хождений по военным офисам.
          Поэтому не было ничего удивительного в том, что приказ о формировании поощрительных- заградительных отрядов для борьбы с трусами и паникёрами на фронте хурги, служившие в корпусе змееносцев, восприняли с энтузиазмом. В их казармах даже развернулись состязания за места в таких отрядах.
          Воодушевление вызвал этот указ верховного владыки и среди патриотов Империи, включая писателей-почвенников. Последние и раньше постоянно восхищались мужеством и благородством хургов – притом даже не за малый прайс, как в случае их хвалебных од владыкам и олигархам – а искренне, считая тех верными защитниками Империи. И, по правде говоря, у них были основания так считать – ведь обычный хург получал зарплату, включая дотации из личных фондов владыки, в среднем в два-три раза большую, чем рядовой житель империи. А хурги, служившие в армии, фактически находились на привилегированном положении: их суточные многократно превышали довольствие рядовых бойцов, питались же они в офицерских столовых. За всё это хурги были очень
          благодарны Тейген Герсу, установившему такие порядки, и патриоты вполне обоснованно считали их преданными верховному вождю лично и Империи в целом.
         
          Глава 5. Владыка информации делает ход.
          Первый канал общественной сети имперского дальновидения показывал очередную передачу из цикла "Встречи с народом". В этих репортажах затрагивались наиболее актуальные темы жизни страны, они шли в прайм-тайм, и обычно собирали многомиллионную аудиторию.
          На экране белоснежные яхты плавно скользили по гладкой поверхности лазурного моря. Камера то приближалась к ним, показывая на палубах смеющуюся молодёжь, распивающую напитки, то отдалялась, панорамируя на весь залив Экваториального моря с плывущими по нему, похожими с такого расстояния на чаек, судами. Поворот камеры – и в её фокусе оказывался песчаные пляжи, на которых располагались бравые парни в шортах и длинноногие красавицы в бикини. Вдали виднелись роскошные виллы-дворцы, утопавшие в зелени и цветах. Звучала бодрая музыка и хиты в исполнении популярных артистов.
          Время от времени картины курортных развлечений золотой молодёжи Империи сменялись кадрами фронтовой хроники, и тогда на экране появлялись бегущие в атаку солдаты, изрыгающие огонь пушки, рушащиеся здания, заваленные разорванными телами траншеи. Был слышен грохот взрывов и крики умирающих.
          Затем сцены войны вновь сменялись картинами яхт, красавиц, роскошных дворцов и парков.
          Видеоколлаж, показывающий контраст между жизнью детей имперской элиты и солдатскими буднями, был сделан весьма качественно.
          Но вот чередование картин сражений и развлечений прекратилось. Музыка смолкла. Экран потемнел и некоторое время на нём ничего не происходило. Потом зазвучал бравурный марш, показались идущие по пыльной дороге солдаты, лица которых были замазаны чёрно-серо-белыми квадратиками. Над ними появилась надпись крупными буквами:
          НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ АРМИЯ
          Солдаты маршировали, не слишком стройно, примерно полминуты. Вдали, фоном, виднелись всё те же яхты и роскошные дворцы. Впрочем, опытный оператор дальновидения мог бы, обратив внимание на тени предметов, понять, что этот эпизод представляет собой склейку двух разных фрагментов.
          Потом изображение на экране снова изменилось. Теперь камера показывала большой зал с трибуной и прямоугольным столом на сцене. В помещении находилось около полусотни человек. Они о чём-то разговаривали, оживлённо махая руками, а сидевший за столом писал на бумаге. Их лица тоже были замазаны туманными квадратиками, голоса же приглушены и изменёны – так что соотнести их с работниками недавно образованной при ведомстве информации охранной структурой было практически невозможно.
          Снова исчез звук и появилась тёмная заставка, на которой большими белыми буквами было написано:
          НАРОД ПРОТИВ ЛИЦЕМЕРОВ
          и, ниже, ещё одна:
          НАРОДНЫЙ СУД
          Полминуты заставка держалась, потом её сменило изображение подвала, на полу которого в разных позах сидели и лежали связанные люди в роскошных, хотя и порванных и перепачканных одеждах.
          Камера лишь мельком показывала их лица, но всё же постоянные зрители дальновизоров могли узнать среди них часто появлявшихся ранее на экранах владыку продовольствия Пых Мыха и известного бизнесмена Хелема.
          Дав круговой обзор подвала, камера вернула изображение прежнего помещения. На этот раз она показала, крупным планом, человека, сидевший за столом на сцене Лицо его, впрочем, тоже было заретушировано.
          Под ним появилась надпись:
          ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДА
          Изображение отдалилось; вернулся звук, вернее, какофония перебивающих друг друга разных голосов. Председатель суда стукнул молоточком по столу, очевидно, призывая присутствующих к спокойствию и, когда наступила относительная тишина, к трибуне прошёл человек в военной форме без знаков различия.
          Под ним появилась надпись:
          ПРОКУРОР
          Камера опять показала подвал и прошлась по заключенным, по-прежнему ни на ком особо не задерживаясь. После чего на экран вернулось изображение зала суда.
          - ... составили заговор против нашего народа, грабили, обманывали, двурушничали с наглостью и цинизмом,- пафосно возглашал человек на трибуне.
          Его слова сопровождались аплодисментами и выкриками:
          - ... жировали за наш счёт ...
          - ... пили кровь ...
          - ... двурушники и лицемеры ...
          - ... долой, на нары, к стенке ...
          На экране помещение суда сменилось панорамой объятого пламенем посёлка и обугленных остовов бывших белоснежных яхт.
          Послышался голос за кадром:
          - Лицемеры, наживающиеся на бедствиях народа, непременно понесут наказание и в этой и в будущей жизни – так возвещает нам учение Великой Змеи.
          Вид горящих вилл сменила данная крупным планом официальная фотография Пых Мыха в красно-золотом парадном халате тех времён, когда он ещё был владыкой продовольствия и входил в Совет Двенадцати. Некоторое время изображение держалось в кадре, затем вместо него начали появляться снимки того же персонажа, только теперь в нерабочей обстановке – в кабаках за столом с изысканными яствами, окружённым гетерами; на банкетах с друзьями, среди которых можно было заметить владыку промышленности и главу змееносцев, на чьих физиономиях камера на несколько секунд ненавязчиво задерживалась. Бывший владыка продовольствия входил в число сторонников первого и в то же время лебезил перед вторым. Что и отразил один из снимков, где Пых Мых угодливо сгибался перед Пур Тиссом.
          На экран вернулось помещение суда, в котором человек на трибуне всё так же пафосно продолжал вещать:
          - ... собрали громадные состояния на спекуляциях продовольствием ... снабжали школы и другие учреждения гнилыми продуктами ...
          Его поддерживали реплики с мест:
          - ... прислали нам еду – а она вся оказывалась протухшей ...
          - ... тошнило каждый день ...
          Голос за кадром проинформировал слушателей:
          - Полгода назад, из-за употребления некачественных консервов, которые поставлял в нашу доблестную армию одуревший от жадности спекулянт из ведомства Пых Мыха, скоропостижно скончался герой война генерал Хай Кордин.
          Картинка на экране пошла рябью и её на несколько секунд сменила заставка-предупреждение:
          СЛЕДУЮЩИЕ КАДРЫ ДЕТЯМ И ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНЫМ ЛЮДЯМ
          СМОТРЕТЬ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ!
          Вслед за чем камера показала бесформенную кучу человеческих тел, в одном из которых по бочкообразной фигуре и прежде роскошному халату угадывался бывший владыка продовольствия.
          Эти кадры сменила фотография крупным планом самодовольного, властного и жесткого лица Хелема. Под которым возникла надпись:
          МАГНАТ ХЕЛЕМ, ВЛАДЕЛЕЦ ЗОЛОТЫХ ПРИИСКОВ
          На экране вновь появился зал суда. Прокурор, выразительно взмахивая рукой, продолжал свою обличительную речь:
          - ... Помимо разного рода мошенничеств, они нещадно эксплуатировали рабочих – заставляли трудиться в ужасных условиях и платили им мизерную зарплату ...
          Сквозь возмущённый шум слышались возгласы:
          - ... час шли в мороз из своих бараков к копям. ...
          - ... надсмотрщики чуть что пускали в ход плётку ...
          Камера вернулась в тот же мрачный подвал и на этот раз довольно долго показывала сильно потрёпанного бывшего магната, который был привязан толстыми верёвками к железной скамье.
          Голос за кадром сообщил:
          - Бывший высокий капитан Хелем, вопреки указаниям верховного вождя и решению трудовой комиссии Империи, заставлял рабочих трудиться по двенадцать часов в день, игнорировал все требования техники безопасности, в результате чего травматизм на его предприятиях превышал все допустимые значения.
          На экране снова появился зал суда.
          - ...Это не капитаны экономики, не чиновники, не служащие государства, это просто банда уголовных преступников, ничем или, в лучшем для них случае, немногим отличающихся от гангстеров, которые оперируют кистенем и финкой в тёмную ночь на большой дороге ...
          - ... заканчивайте, суду всё ясно ...
          На экране вновь появился запертый в подвале хург. Его показали с разных сторон, а затем картинка сменилась снимком бывшего магната за столом в ресторане, в компании каких-то военных, среди которых был и Пур Тисс. Хелем, как и почти все высокопоставленные хурги, что из числа городских бандитов, что из легализовавшихся бизнесменов, входил в круг знакомых главы змееносцев.
          Детально просканировав роскошные яства и вина и ещё раз мазнула по лицам пирующих, камера вернулась в зал суда.
          Голос за кадром торжественно возвестил:
          - Верховный владыка осуждает лицемеров и зажравшихся толстосумов, наживающихся на горе и страданиях народа!
          Снова возникла чёрная заставка, на ней большая фотография вождя и подпись:
          ВЛАДЫКА ПРОТИВ ЛИЦЕМЕРОВ
          На сей раз заставка держалась гораздо дольше, потом экран понемногу стал меркнуть и, после того, как он совсем почернел, на нём появились слова:
          КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ
          Нетрудно было заметить, что при общей направленности против "зажравшихся толстосумов", передача вполне конкретно компрометировала главу змееносцев и магнатов из окружения владыки промышленности. Хотя их имена ни разу не прозвучали, но умелой подборкой кадров у зрителей создавалось отчётливое впечатление, что за все проблемы Империи ответственны именно эти две недостойные личности. На которых таким образом, по замыслу режиссеров передачи, и должен был обратиться гнев народа, а, значит, и верховного вождя.
          * * *
          Когда бывший старший сержант Дур Тур рассказал своему новому командиру, что он по ходу дела снимал на пектрофон, стыренный им в палатке сбежавших офицеров, весь их поход, виды элитного посёлка, развлечения золотой молодёжи, а потом суд над олигархами, то Кен Дар задумался. Такие острые материалы, пожалуй, можно было бы с толком использовать, но он не мог сообразить – как именно. После недолгих размышлений, он решил сообщить об этом своему дядюшке. И вскоре Дур Тура пригласили в ведомство информации, к которому ныне он был приписан как сотрудник охранного предприятия НОА (Кен Дар решил так зашифровать старое название своего отряда – Народно-освободительной армии – полагая, что оно ещё может быть востребовано). Там бывшего сержанта принял помощник владыки, они вместе просмотрели сделанную видеозапись, Дур Тур был подобно расспрошен, после чего отпущен, и ещё через пару дней премирован крупной суммой. А вскоре обработанный специалистами ведомства материал был показан в прайм-тайм в одной из популярных программ дальновидения.
          * * *
          Досмотрев до конца передачу "Встречи с народом", Тейген Герс раздражённо фыркнул. Если на трусливого и нелояльного Пых Мыха, глупо подставившегося в "консервном" деле и с позором изгнанного из Совета, ему было наплевать, то с Хелемом вышел явный конфуз. Какая-то шайка грабителей, именующая себя "Народно-освободительной армией", вот так запросто взяла и расстреляла одного из первых богачей Империи! Почему он не нанял хорошую охрану? И куда смотрели змееносцы, которым полагалось обеспечивать безопасность всех магнатов, вносящих часть прибыли в собственную казну владыки? А в неё с принадлежавших знатному хургу золотых рудников ежемесячно поступали изрядные суммы. Да ведь Пур Тисс был ещё и личным другом Хелема! Сколько раз они вместе расслаблялись в самых дорогих ресторанах столицы – за счёт магната, разумеется! И ведь это тоже показали в передаче, хотя и осторожно, мельком, не на первом плане, но осадок-то остался.Верховный владыка был уверен, что прокрученный по дальновидению фильм был согласован с владыкой информации, а может даже и запущен в эфир по его указанию – однако какую претензию он ему мог выставить, если сам недавно на заседании Совета Империи приказал разоблачать "лицемеров и двурушников, наживающихся на бедствиях народа"? Придётся теперь Пур Тиссу выступить с объяснениями по дальновидению, чтобы хоть немного сгладить впечатление от такого провала.
          Верховный владыка ещё раз вздохнул и набрал номер телефона главы змееносцев.
         
          Глава 6. Операция "Возмездие".
          - Они выставили меня идиотом!- бушевал Пур Тисс.- Всё моё ведомство! Погиб мой друг! И кто были эти люди, эти бандиты?
          Начальник оперативного отдела слушал генерала, стоя навытяжку. Он редко видел своего патрона в таком гневе. Да и то сказать: какая-то шваль с закрытыми чёрными балахонами лицами под камеру расстреляла Хелема, происходившего из знатного хургского рода, богатейшего человека империи и личного приятеля главы змееносцев. А этот проклятый мошенник, владыка информации, осмелился показать такое позорное действо по дальновидению! Генералу мало того, что пришлось иметь неприятные объяснения с верховным вождём, так он ещё и был вынужден оправдываться по дальновидению, отвечая на наглые вопросы репортёришек из конторы того же мерзавца.
          Глава змееносцев тем временем понемногу успокаивался. Стукнув последний раз кулаком по столу, он перевёл взгляд на своего помощника и приказал, уже обычным своим твёрдым тоном:
          - Это дело нельзя оставлять безнаказанным. Ты знаешь, кто виновник нашего позора. Устрой налёт группы захвата на узловой пункт шифрования его ведомства, разгроми его и арестуй там всех. Назовём эту акцию "Операция "Возмездие"".
          * * *
          Кен Дар вместе со своим отрядом сидел в главном зале бывшего информационного центра, срочно переделанного под казармы. С утра пораньше он, согласно поступившему распоряжению, собрал всех парней и теперь ждал дальнейших указаний.
          Размышляя, на какое задание их могут послать, он ещё раз с удовольствием глянул на шеврон, вшитый в правый рукав его формы – зелёно-золотую змею, вставшую на хвост перед микрофоном, символ ведомства информации, к которому стараниями его родича был приписан, как охранная структура, его отряд . Чутьё опытного вора, с юных лет вынужденного бороться за место под солнцем, а то и за жизнь, говорило ему, что он сделал правильный выбор. Да, по улицам столицы ещё гордо вышагивали патрули лиловых, крались в тени одетые в неизменную чёрную форму змееносцы, но он замечал озлобленные взгляды, которые бросали на раскормленные рожи тех и других фронтовики как из его собственного отряда, так и гулявшие на побывке. Тыловых крыс, отъедавшихся на казённых харчах в то время как солдаты проливали кровь за Империю и вождя, армейцы, понюхавшие пороху, побывавшие под артобстрелами, откровенно ненавидели. А ещё недавно всесильные стражи порядка при виде пятнистых серо-зелёных мундиров с орденами и медалями старательно отводили глаза, прикидывались, что ничего не замечают и спешили убраться куда подальше. За неделю, проведённую в столице, Кен Дар лишь один раз был свидетелем того, как патруль лиловых остановил подвыпившего армейца, и, похоже, стал требовать у него документы. Однако тотчас, откуда ни возьмись, стражей порядка окружили мрачные парни в таких же серо-зелёных пятнистых мундирах и, хотя они не произнесли ни слова, бравые полицаи поспешили ретироваться, поджав хвост.
          От приятных размышлений командира охранного отряда вернул к действительности голос в миниатюрном приёмнике, вставленном в ухо. Это вышел на связь их куратор. Рано утром он предупредил Кен Дара, что его отряду сегодня предстоит выполнить важное задание, вслед за чем надолго умолк. И вот теперь, похоже, дело началось.
          - Время пошло,- сообщил человек, которого он знал только по голосу, и которого должен был называть "Первый".- Выбери десять фронтовиков из своего отряда и через полчаса выдвигайся с ними к пересечению проспекта Верности и улицы Героев Тарского перевала. Маршрут выслан на твой пектрофон, он указан зелёными линиями. Проследи, чтобы все надели свои боевые награды и взяли лёгкое оружие. Когда прибудете на место, я скажу, что делать дальше,- с такими словами куратор прервал связь.
          Кен Дар встал со стула и взгляды всей сотни бывших дезертиров, а ныне полноправных членов общества, обратились к нему.
          - Парни, хорошо отдохнули?- с ухмылкой спросил он.
          Ответом был довольный гомон. Всю эту неделю, пока оформлялись документы, большинство его подчинённых отводило душу в столичных кабаках. Кто-то съездил на пару дней домой, кто-то пристраивал в надёжных ухоронках свою долю награбленного.
          - Пора за работу,- продолжил Кен Дар.- Сегодня нам предстоит выполнить серьёзное задание, и от результатов зависит, как начальство будет к нам относиться дальше. Дур Тур,- он нашёл взглядом бывшего старшего сержанта,- выбери из своей группы десять человек и двигай с ними на выход. С собой возьмите табельные пистолеты и финки, у кого есть. Да, ещё проследи, чтобы все надели свои боевые награды,- прибавил он, вспомнив указание Первого.- На сборы вам даётся пятнадцать минут. Остальные свободны. Впрочем, по кабакам пока не разбегайтесь, будьте на связи. Возможно, нам понадобится подмога,- расширил он несколько неопределённые указания куратора.
          * * *
          В то самое время, когда группа Кен Дара готовилась к выходу на задание, командир отряда хургов, приписанных к ведомству змееносцев, получал по пектрофону последние указания от руководителя оперативного отдела. Завершив разговор уставным "Слава вождю!", он принялся набирать на клавиатуре номера своих подчинённых и лающим голосом отдавать команды: первому отряду собраться с оружием перед входом в казармы, выдвинуться в сторону ювелирного магазина на проспекте Верности, на его втором этаже разгромить логово отщепенцев.
          Змееносцы считали свои аппараты связи надёжно защищёнными от прослушивания. Однако блокировку несанкционированного доступа ставили им специалисты ведомства информации, которые, разумеется, могли её и снять. Что они при надобности и делали. В результате все приказы, которые сейчас отдавал руководитель оперативного отдела командиру хургов, а тот – своим подчинённым, немедленно становились известными в секторе ведомства информации, носившем скромное название "Лаборатория перспективных исследований". Откуда передавались помощнику владыки, которого Кен Дар знал под именем "Первый". После чего тому, зная замыслы противника, оставалось лишь грамотно сыграть на опережение. Чем "Первый" сейчас и занимался.
          Через городские камеры наблюдения он видел, как дюжина хургов вышла из ворот казармы, расселась по машинам, и выехала в направлении центра города. Одновременно он отслеживал, по другим камерам, движение охранного отряда своего ведомства, отправленного им туда же. А на большой электронной карте города перед ним мигали зелёными огоньками медленно перемещавшиеся точки – это компьютер выдавал по его запросу движение армейских патрулей. Рассчитав, который из них окажется к требуемому объекту через десять минут ближе всего, Первый набрал номер служебного телефона оперативного дежурного военной полиции.
          * * *
          - Займите место у входа в ювелирный магазин, расположенный на углу. На его втором этаже находится объект нашего ведомства. Вам поручается охранять его. Через десять-пятнадцать минут туда подъедет группа хургов-змееносцев. Они попытаются войти в магазин. Не дайте им этого сделать – требуйте, как официальные охранники, письменный приказ. Если такой будет – возьмите бумагу, прочитайте, сделайте вид, что звоните начальству, в общем – тяните время. Если приказа не будет, а хурги начнут наглеть – тоже тяните время. В любом случае не пускайте их в помещение. Вам нужно продержаться, желательно без физического конфликта с хургами, порядка пяти минут – потом подойдёт помощь.
          - Принято, Первый,- слегка охрипшим голосом отозвался Кен Дар. "Кажется, предстоит замес по серьёзному", подумал он при словах о змееносцах.
          За пару минут до этого разговора находившийся неподалёку от пересечения проспекта Верности и улицы Героев Тарского перевала армейский патруль получил по мобильной связи приказ от оперативного дежурного переместиться к ювелирному магазину на углу и следить там за порядком.
          * * *
          Известие, что объект, который им надлежит обработать по первой категории – в переводе с языка змееносцев это означало арест всех присутствующих и показательный разгром помещения – находится на втором этаже, а на первом расположен ювелирный магазин, хурги отряда захвата встретили с восторгом. Сидя в быстро мчащейся чёрной машине с мигалкой и сиреной, они даже облизывались от удовольствия в предвкушении богатой добычи.
          Группа каких-то штатских, стоявших перед входом в магазин, их ничуть не смутила.
          - Прочь с дороги,- рыкнул командир отряда.- Здесь будет проводиться операция ведомства охраны Империи.
          В витринах магазина призывно поблескивали золотые часы, ожерелья, кольца, брошки. Хурги, жадно поглядывали на них, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Лиловых, патрули которых обычно ошивались неподалёку от этих мест, ныне как ветром сдуло – то ли они, завидев машину змееносцев, благоразумно предпочли убраться подальше, то ли им кто-то отдал такой приказ. Оставалось только отшвырнуть в сторону этих невесть откуда взявшихся штатских и наброситься на сверкающие богатства. Ну а затем, понятное дело, расправиться с бунтовщиками, засевшими наверху.
          Вот только штатские, одетые в какую-то полувоенную форму, даже и не думали уходить с дороги. Мало того, один из них, светловолосый парень с челкой и выглядывавшими из-под рукавов мундира татуировками вора в законе, выступил вперёд и, дерзко глядя на командира змееносцев, потребовал (потребовал!):
          - Предъявите письменный приказ о проведении здесь операции. Это помещение ведомства информации и оно находится под защитой нашего охранного агентства.
          Командир отряда хургов заскрежетал зубами от злости.
          - Вам что, кости переломать?- рявкнул он.- Сказано – убирайтесь отсюда!
          Кен Дар окинул взглядом выбравшуюся из машину дюжину хургов и задумался. Он не был трусом. Драки с детства, одиночные грабежи, потом организация своей банды; умение держать в узде разношерстный сброд – всё это выработало в нём бесстрашие и уверенность в себе. И мериться силами с хургами, известными своей наглостью и агрессивным поведением – впрочем, только по отношению к тем, кого они считали слабее себя – ему доводилось не раз. Теперь он тоже был готов принять вызов, тем более, что за ним стоял десяток бывших фронтовиков, да ещё и с оружием. Однако Первый велел постараться избежать драки. Как бы подтверждая этот приказ, в приёмнике прошелестел голос куратора:
          - Продержитесь ещё минуту. Подмога близко.
          - Я должен созвониться с начальством,- делая вид, что готов уступить, сказал Кен Дар. Он отошёл немного в сторону, достал пектрофон и принялся случайным образом нажимать на кнопки, краем глаза поглядывая по сторонам.
          Командир змееносцев недовольно хрюкнул, но остался на месте.
          Кен Дар сбросил вызов и снова принялся набирать несуществующий номер.
          Среди хургов послышалось недовольное ворчание.
          Когда Кен Дар набрал номер в третий раз, одновременно незаметно давая сигнал своим парням приготовиться, командир хургов взревел:
          - Всё, хватит! Даю вам минуту, чтобы убраться отсюда!
          В этот момент из-за угла появился военный патруль.
          Между армейцами и змееносцами, тем более змееносцами-хургами, симпатий не было ни малейших. Увидев, что дюжина хургов прицепилась к каким-то гражданским, притом, судя по боевым наградам, бывшим фронтовикам, патрульные немедленно вклинились между обеими сторонами и их капитан требовательным голосом приказал:
          - Прекратить беспорядки! Немедленно разойдитесь!
          Кен Дар подал знак и его команда послушно отступила ко входу в магазин.
          Одним из минусов национального менталитета хургов, обусловленным их генетикой, был плохой контроль за своим поведением во время сильного возбуждения, особенно припадков ярости. В таких случаях у них начинала доминировать звериная часть натуры. Если одинокие хурги, даже впав в бешенство, при виде более сильного противника, как правило, ограничивались только злобными воплями, плевками, и размахиванием руками, то в стае их разум полностью затмевала жажда крови. А сейчас у них к раздражению от неожиданного препятствия прибавилась ещё и злоба от потери богатой добычи, поблескивавшей в витринах магазина, которую они уже считали своей.
          Издавая устрашающие вопли, все хурги-змееносцы, во главе с командиром, ринулись на армейских.
          Пока обе группы мутузили друг друга, бойцы Кен Дара зашли в помещение и деловито принялись возводить у дверей баррикаду.
          * * *
          В приёмном кабинете верховного вождя находилось трое, не считая самого хозяина – глава змееносцев, командир злополучного отряда захвата, и владыка обороны. Хург выглядел сильно потрёпанным; его физиономию украшал приличных размеров синяк. Армейский генерал и глава змееносцев время от времени бросали друг на друга неприязненные взгляды, а хург злобно зыркал глазами на них обоих. На вождя все они старались не смотреть.
          - Итак, что мы имеем,- нейтральным тоном начал Тейген Герс.- Оперативная группа ведомства охраны Империи выполняла приказ своего начальства. При этом она вступила в конфликт с армейским патрулём. С обеих сторон имеются раненые. Повреждено имущество частного магазина, владелец которого требует возмещения. Вы ведь выполняли приказ своего начальства, я правильно понимаю?- обратился он к хургу.
          Тот молча кивнул.
          - Пытаясь остановить беззаконие, пострадали трое моих людей. Пусть предъявит письменный приказ, если они на самом деле действовали по распоряжению начальства, а не решили просто разграбить ювелирный магазин!- гневно воскликнул владыка обороны.
          Тейген Герс поморщился, но бросил вопросительный взгляд на Пур Тисса. Мрачный и злой змееносец никак не отреагировал на слова армейца, и тогда Герс снова посмотрел на командира отряда захвата.
          - Да, мы действовали по приказу,- неохотно произнёс хург.
          - Пусть предъявит!- рявкнул генерал.
          Хург, ничего не отвечая, застыл, глядя куда-то вдаль, и верховный владыка вновь повернулся к главе змееносцев.
          - Я не отдавал никаких приказов,- выдавил из себя тот.- Оперативная группа, насколько мне известно, была направлена в район проспекта Верности для пресечения возможных провокаций со стороны врагов Империи.
          При словах своего начальника "не отдавал никаких приказов" хург дёрнулся, но ничего не сказал.
          Размышляя, что же предпринять, верховный владыка, принялся механически барабанить пальцами по столу. Конфликты между змееносцами и военными были естественным следствием конкуренции обеих ведомств, но в последнее время они стали заходить слишком далеко. Нельзя терять контроль над такими событиями. Это опасно для его власти, основой которой является баланс интересов разных ресурсных групп. С другой стороны, нельзя и допускать своеволия подчинённых, особенно в силовых структурах. Там на все действия должна быть санкция начальства. Взвесив разные варианты и риски, он принял решение.
          - За допущенный произвол вы лишаетесь месячной премии. И впредь при проведении любой операции вам надлежит иметь при себе письменный приказ руководства,- сообщил он командиру хургов, который по прежнему смотрел куда-то в стену, сжав губы.
          - Руководителей отделов ведомства охраны Империи следует предупредить, чтобы при проведении всех операций, включая секретные, делалась запись в служебном журнале и вручался письменный приказ командирам групп,- повернулся он к главе змееносцев.
          Красный и злой Пур Тисс угрюмо кивнул.
          - Армейским патрульным, пострадавшим в конфликте, будет выплачена компенсация. За счёт корпуса охраны Империи,- заключил Тейген Герс.
          Приёмную верховного вождя посетители покидали в разном настроении. Владыка обороны шёл первым, самодовольно улыбаясь. Следом за ним двигался мрачный как туча глава змееносцев. Замыкал шествие командир хургов, несмотря на внешне сохраняемое бесстрастие кипевший от злости.
          * * *
          В личном кабинете владыки информации делал доклад его помощник, тот, кого Кен Дар знал под позывным "Первый".
          - Змеи думали, что только они умеют устраивать провокации,- дослушав его, усмехнулся Тин Дар.- Они направили группу хургов для наезда на нас, а получили стычку с армейцами.- Полистав снимки, сделанные городским камерами видеонаблюдения с места происшествия, он спросил:- Как ты сумел договориться с дежурным военной полиции по городу?
          - Личные связи,- коротко ответил Первый.- Услуга за услугу; он был мне должен. Трудность состояла только в том, чтобы рассчитать подходящее время. Но поскольку мы прослушивали все их переговоры, то эта задача была успешно решена.
          - Пур Тисс не сумел защитить своих подчинённых и фактически потерял лицо перед ними,- довольно ухмыляясь, сказал Тин Дар.- Хурги посчитают, что он их предал.
          - Там уже разгорается конфликт,- сообщил Первый.- Мы сейчас слушаем и пишем, что они говорят в казармах. Материал просто прекрасный.- Первый слегка улыбнулся.- Хурги скоро ему, как говорится в их кругах, "забьют стрелку".
          Владыка информации кивнул.- Направляй мне краткие сводки. Обработаем и покажем через какое-то время по дальновидению.
          Теперь вот что. Составь ещё несколько сценариев подобных операций. Нам надо мелкими шажками, чтобы никого не насторожить, склонить на свою сторону владыку обороны. В случае конфликта, если речь пойдёт о смене верховной власти, всё решат не змеи, а спецподразделения. А они подчиняются владыке обороны. Если же Герс удержится, мы попробуем с помощью армейцев скинуть главу змеев. И тогда можно будет установить контроль над предприятиями, которые они курируют. То есть, разделить активы магнатов, ходящих под змеями.
          Подумав, владыка информации добавил:
          - Но прямо на себя мы их перевести не сможем, следует подобрать кандидатуры надёжных подставных лиц. И здесь без Третьего отделения корпуса змееносцев нам не обойтись. Нужен будет материал, который они собрали на перспективных чиновников и бизнесменов. Доверять можно только тем, на которых есть надёжный компромат. В известных пределах, конечно.
          Это аксиома,- согласно наклонил голову Первый.- Я поручу своим людям установить связи с сотрудниками Третьего отделения.
          Оба высокопоставленных чиновника с примерно одинаковыми и несколько двусмысленными лёгкими улыбками посмотрели друга на друга. Они были не только отдалёнными родственниками, но и у каждого имелся вполне надёжный компромат на другого, так что оба друг другу доверяли. В известных пределах, конечно.
          Собрав снимки с камер видеонаблюдения, владыка информации снова принялся их изучать
          - Этот парень неплохо проявил себя,- сказал он, наконец, отложив несколько фотографий Кен Дара.- Помнится, его привёл наш человек из ведомства здоровья.
          - Да, это был Рон Дез,- кивнул Первый.
          - И вид у него весьма фотогеничный,- отметил владыка, продолжая рассматривать фотографии. - Я думаю, его стоит продвинуть.
          Первый снова согласно кивнул.
          - Человек из народа. Держится смело, речь бойкая и грубовато-свойская. Личности такого типа нравятся широким массам. И ещё – он очень уверенно командовал своей довольно разношёрстной группой.
          - Может, сделаем его одним из наших спикеров-фронтменов? Чтобы озвучивал мысли, которые высказывать нам самими несподручно?- спросил владыка информации.
          - Отличная идея,- отозвался Первый.- Будет резать в глаза окопную правду-матку. Он ведь ещё и фронтовик.
          - Ну да, полдня был на передовой,- хохотнул владыка информации, в деталях ознакомившийся с биографией Кен Дара, прежде чем дать своё согласие на создание охранного отряда с особыми функциями.
          - В народе о такой подробности не узнают,- серьёзно ответил Первый.- Статистически в народе знают только то, что показывает дальновизор, то есть, то, что сообщаем им мы. А проскочившие цензуру низкорейтинговые сообщения в социальных сетях или, тем более, устные слухи ни на что не влияют. Верховного владыку, если змееносцы решат придти к нему с подобным компроматом, он только позабавит. Однако надо бы приладить ему на мундир какую-нибудь красивую побрякушку, скажем, военный орден. Для визуального соответствия биографии и внешности.
          - Владыка обороны на это не пойдёт,- подумав, ответил Тин Дар.- То есть, оказать услугу он, конечно, может, но мне не хочется влезать к нему в долги по пустякам.- Вот что,- ещё немного поразмышляв, решил он.- Пусть наш человек из ведомства здоровья оформит ему медаль по своей линии. Да хоть за самоотверженный труд санитаром в инфекционных бараках. Главное, чтобы она блестела и чтобы к её происхождению нельзя было прикопаться.
          - Неплохая идея,- согласился Первый.- Я передам ему ваше указание. А нашему отделу кадров поручу составить официальную биографию парня. То, что он был бандитом, я полагаю, скрывать не надо. И само по себе это понравится, если правильно подать, большинству народа, и всегда можно будет сказать – воевал на фронте, искупил кровью.
          - Хорошо. На сегодня всё. Продолжаем готовиться к решающей схватке,- подытожил разговор владыка информации.
         
          Глава 7. В подполье.
          Просмотрев в третий раз видеозапись передачи "Встречи с народом", историк Арк Дин сказал:
          - Владыка промышленности слишком много нагрёб под себя. Похоже, активы его магнатов скоро начнут делить другие.
          Заседание нелегально вернувшегося в Империя руководства Сопротивления проходило на одной из конспиративных квартир движения в пригороде столицы. Их прежнее тайное убежище под Храмом Времени давно уже было раскрыто змееносцами. На этот раз в совещании принимали участие трое: историк Арк Дин, инженер Таэль и аналитик Кир Сен. Они решили собраться, чтобы обсудить ряд странных событий, произошедших за последнюю неделю в империи. Сначала по первому каналу дальновидения в прайм-тайм неожиданно был показан довольно серый ролик о генерале Хай Кордине, ничем особо не примечательным, кроме нелепой кончины от отравления просроченными консервами. Зачем редакторы канала вытащили на свет эту мало кому интересную историю стало ясно уже на следующий день, когда в то же время был показан яркий документальный фильм о казни какой-то "Народной армией" нескольких магнатов и чиновников, отдыхавших в своих дачах на Экваториальном море. Среди них оказался бывший владыка продовольствия Пых Мых, которого на революционном суде, вернее, некоей пародии на суд, обвинили в поставке некондиционных продуктов в армию, а в фильме упомянули в связи с этим смерть генерала Кордина. Причём проштрафившийся бывший, а ныне уже и покойный владыка продовольствия был показан на парочке снимков в одной компании с владыкой промышленности, считающимся сейчас лидером одной из трёх основных групп силы в Империи. Режиссёры коллажа явно целили в высокопоставленного чиновника. В том же фильме несколько раз мелькнула на экране и физиономия главы змееносцев, тоже в сходном компрометирующем контексте – за одним столом в ресторане с другим фигурантом "народного суда" – крупным бизнесменом Хелемом. То есть, режиссёры не побоялись затронуть и начальника всесильной охранки. Это означало, что они действовали по указанию лично главы владыки информации Тин Дара – только он, считающийся лидером третьей группы силы в Империи, мог осмелиться задеть влиятельного сановника. Формально фильм обличал мошенников и лицемеров, о начале борьбы с которыми недавно лично объявил верховный вождь. Но по сути он представлял собой умело поданный компромат на конкурентов владыки информации. При этом фильм имел две референтных группы – одной из них являлся народ, которому показывалось, как обворовывают его магнаты и чиновники (и кто именно); другая референтная группа состояла из всего одного человека, зато самого главного в стране, верховного владыки Тейген Герса, которому демонстрировалась связь этих чиновников с конкурентами владыки информации.
          На следующий день после показа фильма по дальновидению выступил глава змееносцев. Он давал разные путаные объяснения своим встречам в ресторане с проштрафившимся магнатом и, то и дело вытирая платком вспотевший лоб, отвечал на каверзные вопросы репортёров.
          - Да, дело явно идёт к перераспределению собственности,- согласился с историком аналитик.- Владыка промышленности самый слабый во властной триаде. Очевидно, Тин Дар решил потрясти его жирных котов.
          - Я думаю, дело обстоит сложнее,- возразил инженер.- Ведь фильм одновременно нападал и на главу змееносцев. Кроме того, ходят слухи о неудачном рейде группы захвата охранки на одно из помещений ведомства информации. Говорят, что змееносцы там столкнулись с армейцами и были вынуждены отступить.
          - Если в игру вступило ведомство обороны, то, похоже, речь зашла о верховной власти,- сказал историк.
          - У Тин Дара для такого слишком мало сил,- усомнился аналитик.
          - Как знать, как знать,- задумчиво отозвался историк.- В прошлый раз после Чойо Чагаса пост верховного владыки занял тогдашний руководитель ведомства информации.
          - Потому что прежнего главу змееносцев незадолго до этого убили,- напомнил инженер.- Кстати, убили наши люди.
          - А сейчас его прямо и косвенно компрометируют.
          - Похоже, дело движется к клановой войне,- кивнул аналитик.
          - Мафиозно-клановой,- поправил его историк.- Все эти их политические группы – просто мафии. Как там говорил прокурор "народного суда" – "ничем или, в лучшем для них случае, немногим отличающиеся от гангстеров, которые оперируют кистенем и финкой в тёмную ночь на большой дороге".- Арк Дин усмехнулся.- Похоже, это цитата из какой-то древней книги. Я читал что-то подобное, только не помню где.
          - Владыка информации, очевидно, занялся, устранением конкурентов, с тем, чтобы разделить их активы,- сказал инженер.- Он хитёр и коварен. Действует обычно из-за кулис. Я полагаю, что он сейчас найдёт какого-то человека из народа, который будет озвучивать "чаяния широких масс", и примется исподволь, его устами, продвигать свою программу. В которой наверняка будут тезисы типа "богатеи зажрались", "они жируют, а народ бедствует" "пора призвать их к ответу".
          - Если ведомство информации действительно будет вести такую линию, то не возникнет ли на каком-то этапе конфронтация народа и владык?- предположил аналитик.
          - Не думаю. Тин Дар хочет ослабить своих врагов и присвоить их активы. Он действует внутри олигархической системы и не намерен доводить дело до изменения социального строя,- ответил инженер.
          - Нам надо определиться со своей позицией в этом конфликте,- сказал историк.- И в нынешней ситуации вообще. Хотя остальных руководителей сейчас нет – я выскажу твёрдое мнение: нам не следует поддерживать ни один из этих кланов, вернее, мафий. Все они хотят, по существу, только одного – стричь олигархов, брать с них часть прибыли. То , что сейчас происходит – лишь борьба за перераспределение собственности. Никто из них не собирается ни менять олигархическую систему, ни ликвидировать диктатуру владык.
          - Полагаю, нам всё же следует дождаться остальных членов руководства Сопротивления и всё обсудить,- осторожно заметил аналитик.- Тин Дар считается более либеральным.
          - Более лицемерным, если говорить точнее,- поправил инженер.
          - Я своего мнения не изменю,- отрезал историк.- Наша программа, в любом её варианте, и цели владык диаметрально противоположны. Да притом все они – отъявленные мошенники и негодяи, хотя у каждого есть свои особенности,- добавил он.- Тин Дар изворотлив, Пур Тисс туп, владыка промышленности жаден. Других различий между ними нет.
          Некоторое время все трое молчали. Потом инженер сказал:
          - Обстановка в Империи стала быстро меняться. Надо бы узнать, что думает об этом наш гость с Земли. Его совет сейчас не помешает.
         
          Глава 8. Горизонт планирования сжимается в точку.
          За последнее время землянин стал замечать, что события в Империи становятся всё менее предсказуемыми. В передачах имперского дальновидения всё чаще появлялись неожиданные персонажи, дискуссионные программы, острокритические репортажи, за которыми ощущались конфликты между элитными группами. В газетах Арды, которые он регулярно просматривал, тоже отмечались странности в политической жизни Империи – главной характеристикой которых было слово непредвиденность.
          Одновременно он обратил внимание на то, что сообщения имперских медиа стали всё дальше уходить от реальности, увеличивая путаницу в умах своей аудитории.
          Из социологии землянин знал, что хаотизация общественного сознания является главным фактором роста социальной турбулентности.
          Покопавшись в файлах, оставленных покинувшей планету экспедицией, он нашёл нужные материалы и формулы, и засел на расчёты.
          Довольно быстро он составил компьютерную программу, вычисляющую статистическую меру хаотизации общественного сознания. Алгоритм сравнивал нарративы имперского дальновидения с реальными фактами, после чего, с поправкой на взятые из социологических опросов данные о количестве просмотров программ, числе их зрителей, уровнях доверия и так далее, находилась мера отклонения виртуального мира, создаваемого дальновидением в умах населения, от реальной действительности.
          Расчёты показали, что хаотизация сознания населения Империи в последнее время постоянно росла, и, соответственно, повышалась турбулентность социальной системы. Это влекло за собой снижение её устойчивости и сужение горизонта прогнозирования. Больше того, величина меры хаотизации общественного сознания приближалась к порогу, за которым динамика социума полностью теряла определённость – даже малые инциденты могли вызвать в нём значительные последствия, включая переход в другое фазовое состояние.
          Землянин размышлял, в какой форме сообщить об этих результатах своим друзьям, когда на его визоре обозначился вызов.
          Нажав клавишу приёма, он ответил на приветствие и внимательно выслушал рассказ взволнованного историка о последних событиях в стране. Похоже, они обратили внимание на те же явления, что и он сам. Поэтому, опустив предварительные объяснения, землянин сразу изложил главные итоги своих исследований.
          - Империя вошла в социальную турбулентность. По моим расчётам, горизонт планирования сократился до нескольких недель и продолжает сужаться. Мера хаотичности общественного сознания близка к значению, за которым система войдёт в состояние полной непредсказуемости.
          - Поясните,- попросил инженер.
          - Наши учёные создали теорию хаоса и порядка, - начал рассказ землянин.- Согласно этой теории, состояние любой системы – физической, биологической, социальной – если её динамика нелинейна – а таковы модели почти всех реальных систем – нельзя определить точно для любого будущего момента времени, даже если уравнения системы полностью детерминистические. Период прогнозирования параметров системы, или, иначе, горизонт планирования зависит от меры её хаотичности, которую определяет так называемый коэффициент Пуанкаре-Рейнольдса. Чем ближе он к нулю, тем тем на больший период можно предсказать состояние системы. И обратно, чем этот коэффициент, мера хаоса выше, тем время прогнозирования меньше. При приближении значения коэффициента к так называемому порогу Ламберта система входит в неустойчивость, когда малые изменения её состояния могут повлечь за собой большие изменения уже в ближайшем будущем. Горизонт планирования сжимается, длительное прогнозирование макропараметров системы оказывается невозможным. А при превышении этого порога система входит в полностью неустойчивое состояние, где не только её поведение станет непредсказуемым, но и самые незначительные события могут привести к её кардинальной трансформации, переходу в качественно иной тип. Точнее говоря, система покидает область устойчивости своего фазового состояния и начинает двигаться по неопределённой траектории к какому-то из аттракторов, в котором она снова станет относительно устойчивой. Но к какому именно – заранее определить нельзя.
          - Поясните, пожалуйста, на примере,- попросил кто-то из слушателей.
          Землянин кивнул. - Хорошо. Рассмотрим такую физическую систему, как атмосфера планеты. Из-за большого числа факторов, воздействующих на неё, мера хаотизации в ней велика, несмотря на то, что уравнения её состояния детерминистичны. Поэтому расчёт будущего, прогнозирование погоды обычно возможен на не слишком долгий период времени – другими словами, горизонт планирования невелик. Когда мера хаотизации по каким-либо причинам повышается, возрастает и чувствительность решений уравнений к начальным условиям – даже малые возмущения текущего состояния могут вызвать значительные изменения в будущем. Образно говоря: взмахнёт бабочка крыльями в южном полушарии планеты – и через час на севере поднимется ураган. При переходе меры хаотизации через порог Ламберта состояние атмосферы делается полностью неустойчивым, и, значит, погода становится принципиально непредсказуемой.
          Другой пример: неустойчивое, хаотичное состояние эрозии горных склонов, когда падение камешка или кусочка льда может вызвать сход лавины.
          - А для общества?
          - В социальных систем всё аналогично – повышение хаотизации влечёт рост неустойчивости, снижение времени прогнозирования, сжатие горизонта планирования, а переход через порог Ламберта – вход в полную турбулентность, когда самое незначительное событие может вызвать гигантские последствия, вплоть по качественного преобразования всей системы, её перехода в иное фазовое состояние.
          Некоторое время слушатели осмысливали сказанное. Потом инженер, черкавший что-то в своём блокноте, поднял голову и спросил:
          - Как вычисляется мера хаотизации социальных систем?
          - Основным методом для её определения является расчёт дистории общественного сознания, то есть, отклонения картины мира в умах статически значимого количества людей от реальности,- ответил землянин.- Такие расхождения у отдельного человека вызывают когнитивный диссонанс и девиантное поведение, способные развиться в хроническое нервно-психическое заболевание, а в масштабе общества они вызывают турбулентность, хаос. Можно сказать так: хаотизация сознания у статистически значимого числа людей переходит в хаотизацию социальной системы. В Высокой империи эти виртуальные миры, искажающие сознание её обитателей, создаются прежде всего дальновидением. Я сравнил нарративы официальных передач дальновидения и реальные факты. Или, если угодно, подсчитал уровень правительственного вранья. Если ещё месяц назад горизонт планирования основных макропараметров системы составлял месяцы, то сейчас он снизился до нескольких недель. При сохранении такой тенденции нет сомнения, что предел Ламберта скоро будет превышен . Это означает, что не только какие-то предсказания, а, значит, и рациональные планирования становятся принципиально невозможными, но и переход системы в новое фазовое состояние может быть вызван как угодно незначительным локальным событием.
          Если продолжить аналогию со взмахом крыльями бабочки, то, например, кто-то разольёт пиво, а через сутки падёт правительство и сменится верховный владыка. Хаотизированная система полностью теряет устойчивость и предсказуемость. Однако со временем она начнёт движение к упорядоченному аттрактору.
          - Интересно,- задумчиво сказал историк.- Однажды, в какой-то древней книге мне встретилась шутливая фраза: "Анархия – мать порядка". А это, оказывается, не совсем шутка.
          - Да, доля правды в ней есть. К сказанному я хочу еще добавить следующее. Ваши правители, занимаясь пропагандой, распространяя ложь, манипулируя сознанием людей, искажая у них восприятие реальности, решают задачу сохранения своей личной власти. Но одновременно они подрывают саму её основу – всю политическую систему, в которой они действуют: снижают её управляемость, увеличивают хаотизацию общества и, тем самым, готовят крах этой системы, а, значит, и собственный.
          - С другой стороны, соперники таких правителей и руководимые ими партии зачастую не столько стараются опровергать внедряемые властями в сознание людей фальшивые нарративы, сколько заменяют их своими, бывает, что и не менее фальшивыми. Это увеличивают дисторсию,- заметил аналитик.- Она им выгодна, потому что приближает крах власти их врагов.
          - Верно. Это им, я полагаю, ясно и без научного анализа. Увеличивая хаотичность в системе, они снижают её управляемость. Вот только какой будет траектория системы после её вхождения в состояние полной неустойчивости они знать не могут. Вполне возможно, что, образно говоря, первыми полетят их же головы.
          - Тогда получается, что мы, создав свою сеть вещания и распространяя по ней правду, снижаем меру хаоса в обществе и тем самым продляем время власти владык?- мрачно спросил кто-то.
          - Отчасти это так,- кивнул землянин.- Но, с другой стороны, аудитория имперских программ гораздо больше вашей, а их пропаганда, навязываемое ими видение мира ныне настолько безумно, настолько значительно отличается от реальности, что ваши действия не слишком снижают общую хаотизацию общества. Зато – и это куда важнее – они оказывают влияние на траекторию системы, по которой она пойдёт после входа в полностью хаотичное состояние. И на формирование одного из аттракторов, возможных будущих новых устойчивых состояний общества.
          - Значит, какой-то неприметный случай, чей-то незначительный поступок может вызвать непредсказуемый социальный фазовый переход. Я правильно понимаю?- спросил аналитик.
          Землянин кивнул.
         
          - Примерно так. Только это не обязательно должен быть "чей-то поступок". Это может быть и "что-то". И фазовый сдвиг тоже не обязательно окажется социальной революцией. Это может быть потоп, извержение вулкана, землетрясение, или другой катаклизм. Потеря устойчивости систем, что физических, что социальных, с последующей их фазовой трансформацией, это, в известной степени, реакция Природы на чрезмерную дисторсию, превышение допустимой для данной системы меры хаоса. И Природа вызывает обрушение этого искажения, ликвидацию дисторсии – тем или иным способом.
          Некоторое время слушатели размышляли.
          - Хорошо, какой вывод из всего этого следует?- спросил, наконец, историк.- Что нам делать?
          - Поскольку горизонт планирования параметров социальной системы неуклонно снижается и в ближайшее время может вообще схлопнуться в точку, то в нынешней ситуации предхаоса вам нет никакого смысла заниматься рациональным планированием,- ответил землянин.- Сейчас можно быть уверенным только в том, что события станут развиваться стремительно и тривиальными они не будут.
         
          Часть VI
         
          Глава 1. Чёрное солнце.
          Стремясь разобраться в тайнах прошлого, землянин изучал в библиотеках Арды древние документы, в первую очередь возвращенные в открытый доступ из так называемых "спецхранов" – помещений, где во времена Империи содержались книги и другие материалы, которые, с одной стороны, по мнению властей, нельзя было читать широкой публике, а с другой стороны, слишком ценные, чтобы их можно было просто уничтожить. По особым разрешениям, выдававшимся Пятым отделением корпуса змееносцев, эти книги могли изучать проверенные на лояльность специалисты. После выхода Арды из состава Империи все такие материалы были переправлены в обычные библиотеки, а сами "спецхраны" ликвидированы. Как, впрочем, и корпус змееносцев. Разбираясь с загадками истории, землянин небезосновательно полагал, что именно те сведения, которые прежние правители старались закрыть, могут пролить свет на всё ещё неясные для него вопросы – и, прежде всего, на природу Искажения.
          В одно из своих посещений центральной столичной библиотеки он обратил внимание на то, что среди рассекреченных книг оказались сочинения по астрологии. Это показалось землянину странным. Насколько ему было известно, астрология здесь, как и некогда на Земле, занималась гаданием по небесным телам, пытаясь связать космические феномены с событиями в мире. Научных оснований у неё не было и все заключения астрологов делались из случайных, не имевших действительных физических связей, совпадений между изменениями положений звёзд и планет с земными явлениями. То есть, это было бесполезное, но, в целом, довольно безобидное занятие. Почему же власти Империи отправили книги по ней в спецхраны? Решив выяснить это непонятное дело, он запросил в библиотеке прежде засекреченные сочинения по астрологии и углубился в их изучение.
          Всё оказалось примерно так, как он себе и представлял. Местные звездочёты трудолюбиво фиксировали небесные явления, движение планет, появления комет, после чего сопоставляли им события, происходившие в это время в государствах или в жизни отдельных людей. Однако среди разных, обычно довольно примитивных рассуждений древних астрологов, землянин неожиданно встретил упоминания о некоей "планете Змеи". Он знал, что вокруг красного солнца Торманса обращались пять планет и всем им местные астрономы присвоили названия минералов – видимо, по их цветам. Планеты под названием "Змея" среди них не было. На всякий случай землянин ещё раз запросил современный астрономический справочник и убедился – планеты с таким названием в системе Торманса нет. Сделав пометку – проконсультироваться со здешними астрономами – он вернулся к изучение астрологических сочинений, тщательно отмечая в них любые упоминания о "планете Змеи".
          На первый взгляд предсказания древних астрологов, связанные с ней, ничем особенным не отличались от гаданий по другим небесным телам. Например: "когда планета Змеи войдёт в созвездие Правителя – быть большой войне". Или: "если планета Змеи приблизится к звезде Северной – будет хороший урожай зерновых". Сходное можно было прочитать и в предсказаниях по другим планетам: "когда планета Берилла пересечёт путь звезде Тумана – будет голод и мор", и тому подобное. Однако при более внимательном изучении выяснилось, что даты появления этой таинственной планеты Змеи совпадали с важными историческими событиями. Так, фактический основатель восточной империи Буй Цигин родился в год, когда "планета Змеи подошла к звезде Огня" – как было записано в старой астрологической летописи, а его великий поход на запад был начат в год, когда "планета Змеи светила особенно ярко". Конечно, скорее всего, астрологические правила устанавливались здесь, как и в древней земной астрологии, "постфактум" – после событий – а реальной, физической связи между небесными феноменами и явлениями общественной жизни не было. Тем не менее, он решил расспросить про загадочную "планету Змеи" местных учёных.
          Директор Института астрономии охотно согласился встретиться с земным гостем, об участии которого в отражении агрессии имперцев было широко известно всей Арде. Но на заданные ему вопросы он мало что смог ответить.
          - Мы только начали восстанавливать свои научные учреждения. Многое было уничтожено во время этой войны,- извиняющимся тоном сказал он.- В старых учебниках о "планете Змеи", про которую вы спрашиваете, ничего не говорилось. Кое-что было в священных книгах жрецов – но только очень туманные фразы. Кстати, её исследования во времена Империи были запрещены. Они подпадали под статью о неблагочестии и змееносцы немедленно арестовывали всех, кто что-то писал или говорил про неё. А прежние, доимперских времён сочинения были засекречены.
          Землянин кивнул.
          - Да, я знаю. Упоминания о "планете Змеи" я встретил в астрологических рукописях, которые раньше находились в спецхранах. Директор подошёл к книжному шкафу, открыл его дверцы, порылся там и достал какую-то старую, довольно потрепанную брошюру.
          - Вот,- сказал он, протягивая книжку посетителю.- Здесь, пожалуй, всё, что мне известно на интересующую вас тему. Издано в Соммерсионе, к нам доставлено нелегально.
          - Я сам,- продолжал он,- наблюдал это небесное светило очень давно и только неделю. Потом оно стало невидимым – либо имело кольцеобразную форму и повернулось к нам боком, либо, что вероятнее, ушло за пределы разрешимости наших приборов.
          - Его исследовали астрономы Соммерсиона,- продолжал директор.- Кстати, как ни странно, там тоже очень мало публикаций о нём. Эта полувековой давности брошюра Института астрофизики – почти единственное издание. В передачах дальновидения и в социальных сетях учёные Соммерсиона о нём тоже почти ничего не пишут. Между тем, объект очень интересный. Сам я подумал, когда впервые увидел его в телескоп, что это коричневый карлик, образующий вместе с нашим солнцем двойную звёздную систему. Однако астрономы Соммерсиона,- он кивнул на брошюру,- у них куда более мощные телескопы – установили, что это аккреционный диск из космической пыли вокруг небольшой чёрной дыры, движущейся вокруг нашего солнца по очень вытянутой орбите. Тут описаны,- он снова кивнул на брошюру,- её физические характеристики. Считается вероятным, по отклонениям от эллиптической траектории, что у неё есть планета, которая в обычные телескопы не видна. Сам объект, который у нас получил название "планета Змеи", их астрономы окрестили "Чёрным солнцем".
          Проглядев бегло брошюру, землянин спросил:
          - Можно взять эту книгу с собой?
          Директор замялся.- Это очень редкий экземпляр,- сказал он, наконец. А у нас в стране вообще, наверное, единственный. Впрочем, мы переснимем её для вас.- С такими словами он нажал кнопку вызова секретаря.
          Пока книга копировалась, землянин задал главный вопрос, ради которого он и затеял весь этот разговор:
          - Наши учёные установили, что мощные магнитные поля солнечных пятен влияют на планеты. На состояние их атмосфер, на вулканическую активность, на растения, людей, даже на социальные процессы. Не может ли быть так, что приближение этой чёрной дыры тоже как-то влияло на вашу планету? Например, через жёсткое синхротронное излучение от её аккреционного диска? Видите ли,- пояснил он,- есть корреляция по времени между некоторыми важными событиями вашей древней истории и появлением записей об этой "планете Змеи" в астрологических сочинениях, что я читал. Не знаете ли вы каких-либо работ на эту тему?
          - То, о чём вы говорите, возможно,- подумав, ответил директор Института астрономии.- У нас тоже учёные обнаружили влияние солнечной активности на погоду и другие процессы. Но насчёт чёрной дыры ... нет, не знаю таких работ. Ни у нас, ни в Соммерсионе. В этой книге их астрономов описываются только её физические характеристики.
          Вернувшийся секретарь передал директору отсканированные листы и тот протянул их гостю.
          - Если хотите узнать больше – посетите Соммерсион,- предложил он. Насколько я понимаю, эти исследования проводятся в секторе высоких энергий Института астрофизики. Сейчас его возглавляет профессор Рой Дан. Побеседуйте с ним. А наши возможности слишком ограничены, увы. Провинция, знаете ли, да и последствия войны,- повторил директор с сожалением.
          Землянин кивнул.
          - Пожалуй, я так и поступлю. Спасибо,- сказал он, укладывая отсканированные листы в папку.
         
          Глава 2. Железная планета.
          Поездка в столицу Соммерисона а оттуда в район высокогорного плато, где располагался Институт астрофизики и его обсерватории, заняла у землянина три дня. Чиновники федерации, которую гость с другой планеты посещал впервые, встречали его дружелюбно и оказывали любое требовавшееся содействие. Про прилёт и отлёт экспедиции землян они, конечно, уже давно знали из передач дальновидения и газетных публикаций, как и про то, что один из астронавтов остался на их планете.
          Профессор Рой Дан, руководивший в астрофизическом Институте сектором высоких энергий, также благожелательно встретил земного гостя и охотно согласился побеседовать с ним. Впрочем, когда тот озвучил интересовавшую его тему, в глазах учёного промелькнуло некоторое сомнение.
          После краткого обмена приветствиями, землянин сразу приступил к делу:
          - Я хочу побольше узнать о чёрной дыре, объекте, который на севере называется "планетой Змеи", а у вас – "Чёрным солнцем". В Империи её почему-то запрещено изучать, даже упоминать. В Арде, где я обосновался, о ней тоже нет данных, кроме тех, что содержатся в вашей брошюре. Директор тамошнего института астрономии посоветовал мне обратиться к вам. Это ведь издание ваше, верно?- он протянул отсканированную брошюру.
          Взглянув на бумаги и немного помедлив, профессор Рой Дан кивнул.
          - Да. Это отчёт, который составили сотрудники нашего сектора полвека назад,- сказал он.- Но с тех пор наблюдения за черным солнцем практически не велись. Проводились лишь теоретические исследования некоторых проблем, связанных с общей теорией коллапса звёзд в двойных системах.
          - Почему?- изумился землянин.- Ведь объект крайне интересный! А наблюдать чёрную дыру на столь близком расстоянии – это вообще уникальная возможность.
          - Видите ли,- нерешительно заговорил профессор после некоторой паузы,- изучение этой темы – как бы точнее выразиться? – не слишком приветствуется нашими властями. Пожалуй, её можно было бы назвать, в определённом смысле, "закрытой".
          - Как такое может быть?- недоуменно спросил землянин.- В Соммерсионе нет ни змееносцев, ни владык. Я много раз читал в ваших медиа, что у вас всем гарантирована полная свобода мнений и дискуссий. Что ваша наука свободна, учёные, университеты и академии независимы. Что только критические обсуждения разных точек зрения могут обеспечить прогресс в науке и обществе. Да ведь это и в самом дело так.
          - Змееносцев у нас и вправду нет,- ответил профессор, протирая очки.- Если кто-то сказал или написал что-то, неугодное властям – его не арестует полицейский и не отправит в тюрьму судья. У нас нет запрещённых, в прямом смысле слова, тем. Но остановить исследования, особенно такие, которые требуют дорогостоящих приборов и сложного оборудования, нетрудно и без полиции. Их можно лишить финансирования, высмеять в прессе, объявить тех, кто ими занимается, невеждами, лжеучёными, фанатиками, конспирологами.
          - А это ещё что?- непонимающе глянул на него землянин.
          Рой Дан вздохнул.
          - Это один из бессмысленных, но звучных ярлыков, которые медиа навешивают на тех, кто осмеливается заглянуть несколько дальше, чем предписано негласными правилами поведения в нашем государстве,- сказал он.- С таким или подобным ему ярлыком вы никогда не получите денег на свои проекты, да что там – ваша репутация как учёного и работа в научном учреждении окажется под угрозой – если только вы не покаетесь публично и не отречётесь искренне от своих, так сказать, ересей. В общем, некоторые исследования у нас признаются нежелательными. Иногда это такие, которые могут быть опасны для общества, иногда такие, которые задевают интересы группы влиятельных лиц, иногда совершенно, на первый взгляд, безобидные.
          - Странно,- подумав, сказал землянин.- Интересы какой влиятельной группы могут задеть исследования чёрных дыр?
          - Вы ведь приехали, чтобы прояснить непонятные проблемы, верно? Давайте начнём с них,- предложил профессор.- Возможно, в конце нашего разговора вы сами найдёте для себя ответ на этот вопрос.
          - Хорощо,- согласился землянин.- Меня интересует вот что. Времена приближениям чёрной дыры к вашей планете совпадают с некоторыми важными историческими событиями. Не могут ли эти события быть вызваны или стимулированы синхротронным излучением быстрых частиц, разгоняемых в магнитном поле аккреционного диска, либо уносящих момент вращения дыры через её эргосферу?
          - Какие именно корреляции вы заметили?- оживленно спросил профессор.
          - Прежде всего, относящиеся к началу становления Восточной империи,- ответил землянин.- Но, кроме того, я думаю, что это излучение в более ранние времена могло явиться причиной изменений в генетике аборигенов Востока. По расчётам, предполагая периодичность движения чёрной дыры, или "планеты Змеи", как её называют на севере, она приблизилась к вашей планете примерно тогда, когда начался и генезис восточных племён. Их генетические особенности до сих пор не имеют научного объяснения. Вернее, мне оно не встречалось. Не могут ли повреждения или искажения в их геномах быть вызваны такого рода излучением?
          - Что ж, вы мыслите в правильном направлении,- задумчиво сказал профессор.- Хотя я и не советовал бы вам открыто высказывать такие суждения в Империи или даже у нас. Чёрное солнце действительно испускает в гамма-диапазоне модулированное излучение, оказывающее неясное пока воздействие на физиологию и генетику живых организмов. Это было установлено четверть века назад, до того, как исследования подобного рода были у нас, как я уже сказал, негласно "закрыты". Причину, то есть механизм этой модуляции мы не знаем, тогдашние учёные выявили только общие свойства самого излучения.
          - Хорошо,- кивнул землянин.- Потом уточним ещё кое-что насчёт изменений генетики. Второй вопрос. В Арде директор института астрономии сказал мне, что вокруг этой чёрной дыры может обращаться планета. Так ли это? В свой телескоп он её не наблюдал, но упоминал отклонения орбиты чёрной дыры от эллиптической.
          - Да какой у них телескоп,- усмехнулся Рой Дан.- Это же практически школьная обсерватория. Владыки Империи и свою-то науку не развивали, по большей части им хватало наворованного у нас агентами змееносцев – тем более они не заботились о провинциальных институтах.
          Верно, у чёрного солнца есть одна планета. Она находится внутри эргосферы, но постепенно движется к гравитационному горизонту и не позже чем через сотню лет уйдёт за него. Сотрудники нашего сектора успели её изучить, прежде чем нам урезали финансирование и изъяли – "для более важных целей" – нашу основную аппаратуру.
          - Расскажете?
          Профессор кивнул.
          - Это так называемая железная планета. То есть, в её составе нет камней-силикатов, в отличие от большинства планет до снеговой линии, а только железо, вольфрам и ещё более тугоплавкие элементы. Очевидно, звезда, вокруг которой она вращалась, перед схлопыванием в чёрную дыру сильно раздулась и её высокотемпературное тепловое излучение выжгло всё на поверхности планеты. Теперь там в видимом диапазоне спектра наблюдаются только оплавленные глыбы металлов да шлаковые поля – следы бушевавшего некогда огненного шторма. А легкоплавкие вещества выгорели и испарились. Они сейчас как раз и составляют основную часть аккреционного диска.
          - Эта планета была когда-нибудь обитаемой?
          Рой Дан помедлил с ответом. Взял в руки брошюру, зачем-то перелистал её. Потом заговорил снова:
          - Когда исследования чёрного солнца ещё не были в Империи запрещены, а у нас закрыты, мы обнаружили в рентгеновские телескопы на этой планете вихревые структуры, перемещавшиеся по её поверхности. Поскольку магнитного поля у планеты не было, а её атмосфера давно выгорела, причины таких перемещений были непонятны. Потом мы заметили, что вихри каким-то образом взаимодействуют между собой. И была высказана гипотеза, вначале показавшаяся совершенно фантастическим, что эти вихревые структуры являются некоторой формой жизни, неорганической и даже неэлементной. Предварительно её назвали "энергетической".