Сенатор, который говорил поджигателям войны "НЕТ"

 

         

 

Во все времена за военные авантюры правительства расплачивался, как правило, простой народ – трудом и жизнями солдат. Через какое-то время людям становились ясны и причины войны, и мотивы её поджигателей, но было уже поздно – прошлое не возвращалось, мёртвые не воскресали.

После окончания Первой мировой войны, в которую Соединённые Штаты оказались втянуты глобалистами, американцы увидели, что промышленники и финансисты извлекли из неё колоссальные прибыли, что ораторы, призывавшие их "защищать идеалы мировой демократии", всего лишь делали свой бизнес, что их собственное правительство обманом ввергло страну в войну, и что народ в этой войне оказался просто "материалом" для реализации чьих-то "проектов". Реакцией на всё это явилось движение за нейтралитет США, или "изоляционизм". Одним из его лидеров стал сенатор от штата Северная Дакота Джеральд Най.

 

Джеральд Най (Nye) (1892 - 1964 гг.) был родом из Хортонвилля, небольшого городка в Висконсине. И Висконсин, и Айова, где он жил некоторое время, и Северная Дакота, где он, в конечном счёте, обосновался – сельскохозяйственные штаты Америки. Работая редактором газеты, Джеральд Най неизменно защищал интересы фермеров, по его выражению "спинного хребта страны". После назначения в 1925 году сенатором от штата Северная Дакота, 90% населения которого составляли фермеры, он постоянно требовал от правительства прекратить поддержку большого бизнеса или оказывать равную поддержку фермерам.

 

         

 

В конце 1920-х гг. Джеральд Най примкнул к группе политиков и общественных деятелей, стремившихся не допустить нового вовлечения США в европейские войны. Ведущую роль среди них играли представители аграрных штатов, что было понятно, так как именно фермеры больше всего страдали от войн – их сыновья отправлялись умирать на поля сражений, а их хозяйства, в конечном счёте, оплачивали военные расходы. Най прямо говорил: "война выгодна фабрикантам и банкирам, но разорительна для фермеров". В январе 1928 года Най внёс резолюцию, требовавшую, чтобы "политика США не гарантировала и не защищала силой вложения или собственность граждан за рубежом". Это была одна из первых попыток законодательно устранить экономические причины втягивания Америки в иностранные войны.

В начале 1930-х гг. в Соединённых Штатах усилилось критическое отношение к официально провозглашавшимся во времена президентства Вильсона "моральным" обоснованиям вступления страны в Первую мировую войну. Всё чаще утверждалось, что США были вовлечены в войну против Германии ради обеспечения коммерческих интересов крупных банкиров и торговцев оружием.

8 февраля 1934 года Най внёс резолюцию, призывавшую к расследованию сенатом деятельности военной индустрии во время Первой мировой войны. Его предложение было одобрено и в апреле 1934 года сенат принял решение об образовании соответствующего комитета, в который вошли Джеральд Най, Артур Ванденберг из Мичигана, Джеймс Поп из Айдахо, Гомер Бон из Вашингтона, Беннет Чамп Кларк из Миссури, Уолтер Джордж из Джорджии и Уоррен Барбур из Нью-Джерси.

4 сентября 1934 года комитет, под председательством Ная, начал публичные слушания. На его заседаниях выступило более 200 свидетелей, включая представителей военной промышленности и крупнейших банков США. Одновременно с заслушиванием свидетельских показаний, Най и его коллеги готовили закон о нейтралитете.

 

         

 

Деятельность комитета Ная тревожила администрацию Рузвельта. В декабре 1934 года президент попытался нейтрализовать его, назначив собственную комиссию по изучению работы военной индустрии во время войны. В эту комиссию, возглавлявшуюся Б. Барухом, вошли генералы Хью Джонсон, Макартур, государственный секретарь Хэлл. Сенатор Най язвительно отозвался о составе комиссии, которой президент решил поручить расследование деятельности военных промышленников и финансистов: "жаль, что Диллинджера[1] уже нет в живых, он бы писал для нас уголовное законодательство". Комиссия Баруха, впрочем, практически бездействовала.

Особенно возмущался деятельностью комитета Ная госсекретарь Хэлл. 11 сентября он посетил Ная и заявил ему, что деятельность комитета наносит ущерб отношениям США с другими странами. Госсекретарь пришёл в совсем уж мрачное настроение, когда комитет Ная начал вызывать для дачи показаний представителей нью-йоркских банков, кредитовавших страны Антанты. В конце концов Хэлл заявил, что деятельность комитета Ная "смущает умы американского народа в отношении причин, по которым мы вступили в Первую мировую войну"[2].

В апреле 1935 года сенаторы Най и Кларк внесли билль о нейтралитете США. По нему запрещались частные американские займы и кредиты воюющим сторонам (чтобы избежать возникновения экономической заинтересованности корпораций в вовлечении страны в войну на стороне тех, кому они дали займы), запрещались поездки американских граждан в зоны военных действий и на кораблях воюющих стран (чтобы не создавать или не провоцировать предлоги для вступления в войну). В мае 1935 года Кларк внес билль о запрете экспорта из США оружия и военного оборудования всем воюющим сторонам.

Госсекретарь К. Хэлл был категорически против этого билля и, с помощью комитета по иностранным делам, добился задержки его рассмотрения. Но ненадолго. В августе 1935 года сенат почти единогласно принял резолюцию о нейтралитете США, включавшую предложения Ная и Кларка, хотя и без запрета частных займов; однако они подпадали под закон Джонсона 1934 года, запрещавший частные займы правительствам, не выплатившим военных долгов. Защищая свои предложения, Джеральд Най говорил: "Во многих отношениях ситуация в Европе и Африке сейчас аналогична той, которая существовала в 1914 году, начавшись в Сараево. Как ничто другое, нам сейчас необходима твёрдая политика нейтралитета". Хэлл был против этого билля, но Рузвельт предпочёл уступить и 31 августа 1935 года подписал его.

В январе 1936 года в комитете Ная дал показания крупнейший международный банкир Джек Морган.

 

         

 

19 июня 1936 года Най представил сенату окончательный отчёт своего комитета. В отчёте говорилось, что решение правительства США вступить в 1917 году в войну было связано с лоббированием интересов военной индустрии, а также отмечена роль в этом банкиров. Най заявил: "факты показывают, что эти банкиры находились в самом центре той системы, которая сделала наше участие в войне неизбежным. Мы вступили в 1914 год с политикой нейтралитета, которая разрешала продавать вооружение и военное оборудование воюющим сторонам, но запрещала давать им займы. Затем, для развития нашего бизнеса[3], президент Вильсон разрешил банковскому дому Моргана снабжать союзников в кредит. После этого фактического нарушения нейтралитета дорога к нашему вступлению в войну была проложена". "Военные заказы и военный бум сыграли главную роль в вовлечении нас в войну", подчеркнул Най. Голосами 4:3 комитет Ная рекомендовал национализировать военную промышленность.

В июле - декабря 1936 г. Най совершил поездку по 38 штатам, пропагандируя свою программу: 1) национализация военной промышленности 2) расширение запрета поставки вооружений на нефть 3) запрет публичных и частных займов 4)  плати-и-вези для продажи незапрещённых товаров 5) ограничение путешествий американцев в военных зонах.

В 1937 году Най предложил билль о национализации военной промышленности, но он не прошёл. Комитет Ная рекомендовал ввести 98%-й налог на прибыль от военных заказов; но и это предложение сенат не принял.

Однако в целом сторонники нейтралитета добились больших успехов. 1 мая 1937 года был принят Закон о нейтралитете США. Он включал многое из прежнего: запрет на поставки оружия воюющим сторонам; запреты на займы; запреты на поездки в зоны конфликта; запрет на вооружение американских кораблей, торгующих со сторонами конфликта; запрет на использование американских кораблей для перевозки вооружения сторонам конфликта. Требования распространялись не только на международные, но и на гражданские войны.

Все условия и оговорки были включены в Закон о нейтралитете для того, чтобы не допустить возникновения экономической заинтересованности участия в войне, а также чтобы не дать администрации или какой-либо иной влиятельной группе возможности создавать предлоги для вовлечения страны в войну. Джеральд Най прямо говорил: "мы сможем оставаться вне войны только если предотвратим все способы получения американцами прибылей от войны, и если мы сдержим исполнительную власть от тайного продвижения к войне".

С середины 1930-х гг. правительство Ф.Д. Рузвельта взяло курс на более активное участие Америки в решении проблем европейских стран. В конце 1935 года Рузвельт писал своему советнику Б. Баруху: "международные вопросы волнуют меня куда больше чем внутренние, включая предстоящие выборы". Со второй половины 1930-х гг. приоритетом европейской политики правительства Соединённых Штатов стала ликвидация режима Гитлера. Администрация президента задолго до начала Второй мировой войны враждебно относилась к национально-социалистическому режиму Германии. Рузвельт и его окружение решительно осуждали вытеснение нацистами евреев из политической, экономической, культурной областей жизни страны, критиковали шаги Германии, направленные на пересмотр положений Версальского договора; негативно расценивали заключенные ею союзы с Италией и Японией.

Внешняя политика германского правительства вела к росту военной напряжённости в Европе. Разумеется, новую европейскую войну как результат условий Версальского договора предсказывали уже давно. Оставался, однако, открытым вопрос о размерах предстоящего военного конфликта и составе противоборствующих группировок. Глубокий антагонизм администрации Рузвельта к национально- социалистическому режиму делал для неё желательным полный военный разгром гитлеровской Германии. Такой цели можно было достичь только в результате затяжной войны и при участии в ней самых крупных тогдашних держав – Советского Союза или Соединённых Штатов Америки. Вместе с тем, ведущую роль в переустройстве послевоенного мира для США могло надёжно гарантировать лишь непосредственное участие в боевых действиях, предпочтительно на заключительном их этапе. Этот несложный ход рассуждений естественным образом приводил Рузвельта и его советников к желанию повторить вариант, не так давно разыгранный администрацией Вильсона: под тем или иным предлогом вступить в европейскую войну на стороне новой Антанты, а после окончания военных действий продиктовать условия и побеждённой Германии и всему миру. На этом пути, однако, администрации США приходилось соблюдать сугубую осторожность. В отличие от времени Вильсона, в 1937 году на подобном пути администрации США стоял Закон о нейтралитете и ей приходилось лавировать.

В 1938 году обстановка в Европе обострилась. Вслед за присоединением Австрии, Гитлер потребовал передать Третьему рейху часть Чехословакии. В октябре 1938 года Англия и Франция согласились уступить настояниям Германии. Был заключён Мюнхенский пакт – миротворец Чемберлен предпочёл пойти с Гитлером на компромисс.

С начала 1939 года президент Рузвельт и госсекретарь Хэлл стали выступать с требованиями отмены Закона о нейтралитете. 4 января Рузвельт, на встрече с сенаторами Наем, Кларком, Ландином и Рейнольдсом, заявил, что политика держав оси представляет собой угрозу Соединённым Штатам.

Председатель сенатского комитета по иностранным делам демократ Кей Питтмен разделял позицию администрации, но считал, что добиться отмены Закона о нейтралитете будет очень трудно. В марте 1939 года Питтмен и ряд других сенаторов вносили разные билли – от предложений по отмене эмбарго на поставки оружия сторонам конфликта до предоставления президенту права вводить эмбарго против агрессора – но не получили ни на один из них согласия сената.

Заключение договора о ненападении между СССР и Германией сузило пространство возможных манёвров рузвельтовской дипломатии. Стало ясно, что Сталин любой ценой стремится избежать войны с Гитлером. С другой стороны, возможный военный конфликт Германии с Англией и Францией теперь, без участия Советского Союза, оказался бы, очевидно, достаточно продолжительным.

Во время польского кризиса Рузвельт оказывал нажим на союзников, чтобы они не шли на уступки Германии. Летом 1939 года президент направил американскому послу во Франции Буллиту письмо с поручением сообщить французскому правительству, что если союзники не придут на помощь Польше в случае агрессии Германии, то они не могут рассчитывать на содействие США. Но если они окажут помощь Польше, то США поддержат их. Буллит переслал письмо послу США в Лондоне Кеннеди и послу США в Варшаве Биддлу. Джозеф Кеннеди говорил после войны: "Ни Франция, ни Англия никогда не сделали бы Польшу причиной войны, если бы не постоянное подстрекательство Рузвельта"[4].

Вскоре после начала военных действий Рузвельт активизировал борьбу за отмену Закона о нейтралитете. 21 сентября 1939 года президент, выступая на созванной им сессии Конгресса, потребовал разрешить поставки оружия Англии и Франции на условиях "плати-и-вези". 2 октября председатель сенатского комитета по иностранным делам Питтмен представил билль об отмене эмбарго на продажу оружия, подчеркнув, что эта мера поможет улучшить положение в американской экономике.

Недопущение получения прибылей от войны было главным принципом, который отстаивали сторонники нейтралитета. Джеральд Най и другие члены "блока мира" в сенате немедленно выступили против отмены эмбарго на продажу оружия. Однако большинство конгрессменов поддержало администрацию. 27 октября 1939 года сенат 60 голосами против 31 снял эмбарго, а 3 ноября 55 голосами против 24 разрешил продажу оружия за наличный расчёт и самовывозом ("плати-и-вези"). Соединённые Штаты, формально нейтральные, начали поставлять вооружение противникам Германии.

‍Джеральд Най, понимая, куда направлены усилия администрации Рузвельта, предсказывал, что вскоре она изменит принцип "плати", а потом отменит "вези". (Так и произошло: закон о ленд-лизе разрешил предоставлять вооружение в кредит, а приказ о конвоировании судов, перевозящих военные грузы, фактически отменил самовывоз).

В это время Най начал принимать самое активное участие в работе комитета изоляционистов "Вначале Америка". 15 апреля 1940 года Най заявил на митинге в Пенсильвании, что европейская война "не стоит жизни даже одного американского мула, не говоря уже об американских солдатах". "Спасать британский империализм - это не значит спасать мир", говорил Най. В ответ его обвиняли в антисемитизме, нацизме.

29 декабря 1940 года президент Рузвельт, выступая в сенате, заявил, что "Америка должна стать арсеналом демократии", дабы Англия не потерпела военного поражения. 6 января 1941 года он предложил разрешить поставки вооружений и военных материалов Англии в кредит.

Сторонники нейтралитета США категорически возражали, напоминая, что по точно такому же сценарию – сначала обещания мира и продажа оружия за наличные, затем обещания мира и продажа оружия в кредит, затем, игнорируя все обещания, направление войск в зону конфликта – страна была втянута в войну прошлый раз. Най назвал предложение президента "главным шагом по вовлечению нас в войну".

Однако большинство конгрессменов снова поддержало предложение администрации. Билль был принят 8 марта 1941 года 60 голосами против 31 в сенате и 260 против 165 в палате представителей. 11 марта 1941 года он был подписан президентом.

1 августа 1941 г. Най и Кларк (Миссури) предложили провести сенатское расследование военной пропаганды в киноиндустрии и радио. В тот же день Най выступил по радио с заявлением, что кинокомпании стали "гигантскими машинами нагнетания военной лихорадки". Он добавил, что фильмы, пропагандирующие войну, не показывают солдат в агонии, в грязи, безногих, слепых в госпиталях". Он заявил, что это происходит из-за большого влияния британских актеров и беженцев в этой индустрии.

9 октября 1941 г. Рузвельт предложил Конгрессу снять вредные пункты Закона о нейтралитете. В том числе вооружить американские торговые корабли, и разрешить им входить в военные зоны - т.е. снять "вези". Най и другие сенаторы были против, говоря, что страна подводиться к "краю войны", но Конгресс принял предложение Рузвельта.

После нападения японцев на Пёрл-Харбор, спровоцированного, как считает ряд историков, администрацией Рузвельта, изоляционисты свернули свою деятельность.

          На перевыборах в сенат в 1944 году Джеральд Най потерпел поражение, как и другие конгрессмены, выступавшие в 1939-41 гг. против вовлечения США в войну.

 



[1] Джон Диллинджер (1903 - 34 гг.) – знаменитый американский гангстер.

[2] Hull C., "The memoirs of Cordell Hull", NY, 1948, p.  404.

[3] точнее, под предлогом развития бизнеса

[4] J. Forrestal "Diaries", 1951, pp. 121-2.