Дело архиепископа Карранса де Миранда

 

            22 августа 1559 года Бартоломе Карранса де Миранда, архиепископ Толедо, недавно назначенный на эту должность, был арестован по указу, подписанному главой инквизиции, председателем коронного совета Испании Фернандо Вальдесом.

            Возбудить инквизиционный процесс против архиепископа Испании было непросто. Епископы находились под особым покровительством центральной церковной власти – Рима. В 1480-х гг. глава инквизиции Т. Торквемада попытался начать судебное преследование двух епископов, обвинявшихся в тайном иудаизме. Те бежали в Рим, где, подкупив папу Александра VI Борджиа, не только избежали суда, но даже были назначены на высокие должности при папском дворе. В 1510 году попытка прокурора инквизитора Лусеро возбудить процесс против архиепископа Гранады де Талавера по обвинению в тайном иудаизме также закончилась неудачей. И хотя к 1550-м годам испанская инквизиция стала гораздо сильнее, а позиции её противников в стране существенно ослабли, хотя сам король Испании Карл V категорически предписал "преследовать еретиков, невзирая на лица, ранги, связи и покровительство" всё же арест столь высокопоставленного деятеля церкви являлся делом необычным.

            Странность процесса де Миранды заключалась и в том, что по своим фактическим данным оно представлялось весьма натянутым. 26 тысяч листов обвинительного заключения, подготовленного следователями инквизиции, содержали весьма мало признаков, да и то весьма косвенных и спорных, о возможных симпатиях архиепископа к двум-трём положениям лютеранства. Испанские квалификаторы осудили отдельные пункты катехизиса, составленного де Мирандой – это было главным содержанием обвинения – но этот катехизис был одобрен ортодоксальным Тридентским собором. Как компрометирующие факты в дело архиепископа вошли – видимо, за неимением лучшего – даже воспоминания о положительной оценке одной работы гуманиста Эразма Роттердамского, данной студентом Каррансой 30 лет назад, во время своего обучения в коллегии св. Григория.

            Конечно, найти прямые доказательства измены администраторов столь высокого ранга всегда непросто. Если де Миранда был католиком и патриотом Испании – зачем бы он стал вести пропаганду ересей, поддерживать враждебные королевству идеологические группы и учения? А если де Миранда был врагом испанского народа, "лицемером и тайным еретиком" – как назвал его глава инквизиции Фернандо Вальдес – то, достигнув такого поста, он, конечно, был бы крайне осторожен в словах и поступках и вёл бы в основном кадровую работу, расставлял на важных позициях своих сообщников; был бы организатором, агентом влияния, а не пропагандистом.

Хотя прямых улик, доказывавших выдвинутые против архиепископа обвинения, не было, он пробыл под арестом одиннадцать лет, почти до конца жизни. Некоторые историки объясняли преследование де Миранды личной неприязнью к нему Фернандо Вальдеса. Но ведь над инквизицией находился король, для которого обвинения против столь важной фигуры должны были быть достаточно убедительными. По всей вероятности, у высших властей Испании имелись основательные, но трудно доказуемые подозрения о причастности де Миранды к событиям, нанесшим существенный ущерб интересам страны.

Можно указать одно политическое дело, в котором де Миранда принимал активное участие, и которое, при видимости начального успеха, закончились крайне неудачно и для Испании и католицизма – попытка контрреформации в Англии, предпринятая королевой Марией Тюдор (1555- 58 гг.). Мария Тюдор, дочь Генриха VIII от его первой жены Екатерины Арагонской, имела мало возможностей для желаемой ею реставрации католицизма в Англии. Против неё были многочисленные представители новой знати, разбогатевшие на "приватизации" конфискованного короной церковного имущества. Растущий торговый класс Англии также, в основном, поддерживал "экономически выгодный" протестантизм. Наконец, за прошедшее время под влиянием активной антикатолической пропаганды в стране появилась масса фанатиков, искренне веривших, что "паписты" это предтечи антихриста, а Рим это "новый Вавилон", который нужно низвергнуть во что бы то ни стало. Представители Испании при английском дворе были немногими, кому королева, жена Филиппа II, казалось бы, могла доверять. В их число входил и де Миранда, советник правительства Марии Тюдор, принимавший участие в осуждении ряда видных английских церковных реформаторов (Кранмера, Латимера,…). Однако, процарствовав всего четыре года, королева умерла (ноябрь 1558 г.). Почти одновременно ушел из жизни и её ближайший сотрудник кардинал Реджинальд Поль. Весьма вероятным было отравление, которое мог совершить кто-то из людей, близких к королеве, например, из испанской миссии. Эти подозрения, видимо, сыграли свою роль в аресте в 1559 году и последующем преследовании инквизицией де Миранды.