"Семья любви"

           

          В XVI веке в религиозной жизни Европы действовал выраженный дух времени, одной из характерных черт которого было распространение всевозможных еретических учений и сект, раскалывавших католическую церковь (во многом всё это было следствием возрождения античной культуры и философии). Реформационная деятельность немецких протестантов была лишь одним, хотя, возможно, наиболее ярким и успешным примером этого.

          Помимо протестантов в Германии и сходных с ними гугенотов во Франции, в Европе XVI века возникли или оживились многие другие секты: анабаптисты, хилиасты, ариане и т.д. Одной из таких сект была семья любви. Эта международная секта заслуживает особого внимания поскольку, во-первых, её деятельность проходила в трудных условиях, в основном на территориях, остававшихся в зоне католической юрисдикции; во- вторых, она использовала новые методы борьбы против церкви, в том числе вербовку и внедрение агентов влияния. В долгосрочном плане эти методы нередко оказывались более действенными, чем военно- политические.

          Центр семьи любви находился в Антверпене, крупном торговом центре того времени. Основные положения сектантов включали: отрицание Троицы (как и в арианстве); отказ от крещения детей (как и в анабаптизме); отказ от ношения оружия и принесения клятвы[1] (как и у квакеров). В "семье" занимались аллегорическими толкованиями Библии; игнорировали церковные обряды и догмы; объявляли принадлежность к той или иной конфессии несущественной, по сравнению с духовной общностью – то есть, общностью взглядов самих сектантов. На идеологию "семьи" оказали влияние датские анабаптисты; точнее, секта Давида Йориса (1501- 56 гг.) - "Йорис снес яйцо, которое высидел Никлас"[2]. В свою очередь, секта Йориса вела происхождение от группы северных мистиков XIV - XV вв. "Новое благочестие" (Devotio Moderna). Некоторые члены "семьи" (внешне) принадлежали к католикам, другие – к кальвинистам. Имелись среди них и евреи-марраны. Влияние последних на секту было значительным и, несмотря на заявленный либеральный и общечеловеческий характер, она во многом представляла собой орудие борьбы еврейской организации против инквизиции и испанской короны.

          Семья любви была образована в 1540 году "пророком" Хендриком Никласом (Hendric Niclaes). Никлас (1502- 80? гг.) был родом из Мюнстера, где в 1520- 30-х гг. развернулось сильное анабаптистское движение[3]. В 1529/ 30 г. он переехал в Амстердам, где занялся торговлей шёлком и бархатом; стал преуспевающим бизнесменом. Около 1540 г. перебрался в г. Эмден (Восточная Фрисландия), один из центров протестантизма. После случившегося с ним "внутреннего озарения" Никлас решил создать секту. Он написал более пятидесяти памфлетов, пророчеств, мистико- теософских работ: книги "О духовной жизни", "О небесном Иерусалиме и святом народе" и т.д. В 1560 г. из-за конфликта с городским советом Никлас покинул Эмден. Жил в Нидерландах, Лондоне, Кёльне; везде вербовал сторонников.

          В организованную Никласом секту вошли Хендрик Янсен- Баррефелт, датский географ Ортелий, антверпенский издатель Плантин, испанский богослов и гебраист Арий Монтан, антверпенский банкир и книготорговец марран Луис Перец, учёные А. Мазий, И. Липс, издатель ван Бомберг, ряд других фламандских бюргеров и интеллектуалов. С "семьей" контактировали фирмы печатников Вассон в Лейдене и де Бри во Франкфурте и Оппенхейме.

          Хендрик Янсен-Баррефелт, как вскоре выяснилось, тоже оказался пророком; его назвали Hiel – "свет бога". Два пророка вместе не ужились и в 1573 году секта раскололась. Большинство последовало за Баррефелтом.

          Идеологи "семьи" хорошо понимали значение печатного слова, массовой пропаганды идей. Для распространения сочинений Янсена- Баррефелта была основана издательская фирма, которую возглавил Плантин (около 1555 г.). Вскоре эта фирма, благодаря активной финансовой и организационной поддержке, особенно со стороны марранов, развернула деятельность по всей Европе, образовав книготорговую империю, распространявшую, прямо и косвенно, идеи секты. Аналогичную, хотя и более скромную деятельность вело семейство издателей Бомбергов (членов секты) в Антверпене и Венеции.

          Особой удачей руководителей секты стало вовлечение в неё Бенито Ария Монтана, видного испанского религиозного деятеля. Монтан не только помогал представителям секты в основном месте её расположения, Антверпене, где он в 1570-х гг. являлся советником правителя Нидерландов герцога Альбы, но и продвигал её идеи после своего возвращения в Испанию, где он в течение десяти лет заведовал королевской библиотекой, одновременно вербуя среди монахов Эскориала адептов секты. Весьма близкие отношения сложились у Монтана с антверпенским банкиром и книготорговцем марраном Луисом Перецом, участником секты; Монтан писал ему еженедельно в течение двадцати лет. В Испании он помогал родственникам Переца устраивать финансовые дела, а в Антверпене по его рекомендации Н. Рококс, тесть Переца, был назначен бургомистром.

          Секта оказывала значительное, хотя и не всегда прямое, идейное влияние на политику и культуру Европы XVI века. "Являлась тайной силой в католическом и протестантском мирах"[4]. Идеи фамилистов имели определённое продолжение в Англии времен Елизаветы Тюдор.

          Деятели секты

          Кристофер Плантин (Plantin) (1514- 88/9 гг.) – антверпенский издатель, француз по месту рождения. В 1549 году Плантин приехал в Антверпен, где, при спонсорстве богатых купцов, участников "семьи любви", устроил типографию (около 1555 г.). Типография была предназначена для тиражирования сочинений Янсена-Баррефелта. В 1561 году Плантин, опасаясь ареста за издание еретических сочинений, покинул Антверпен. Он направился в Париж. В 1562 году имущество его типографии было конфисковано а сотрудники наказаны. Однако уже в 1563 году Плантин вернулся в Антверпен, где продолжил свою деятельность. Для восстановления типографии он создал товарищество, вместе с издателями ван Бомбергами и другими фламандскими бюргерами. Среди его спонсоров были марраны Луис и Марко Перецы.

          Плантин выдвинул проект издания в своей типографии Библии на пяти языках, т.н. Библии-Полиглоты, с привлечением наиболее авторитетных учёных и с лучшими шрифтами. Вначале Плантин искал спонсоров для издания этой Библии в Германии, однако после обострения религиозного конфликта в Антверпене и введения туда войск герцога Альбы он решил обратиться к Филиппу II. Испанский король считался главным защитником католицизма, под его контролем находилась инквизиция, и Плантин рассчитывал, что если бы его удалось вовлечь в это дело, то Библия и её издатель, при любом повороте событий, были бы защищены от возможного церковного осуждения. (Предусмотрительность Плантина вполне оправдалась: несмотря на неодобрение Римом Библии-Полиглоты, никаких репрессий против её издателей и редакторов, учитывая покровительство им короля, не было предпринято). Помимо такой своего рода охранной грамоты Плантин получил от Филиппа II звание королевского печатника и привилегию на монопольное издание литургических текстов для священников, что приносило ему доход в две тысячи золотых ежемесячно. (Эти немалые деньги из казны католического короля шли на распространение идей еретиков, с которыми Филипп II воевал по всей Европе).

          Плантин печатал сочинения сектантов; вербовал новых членов; стал старейшиной секты. Особенным его успехом явилось вовлечение в "семью" испанского богослова Ария Монтана. В 1567 году Плантин перешёл от Никласа, основателя секты, к другому её руководителю, Баррефелту.

          В 1576 году, после захвата испанскими войсками Антверпена, Плантин снова бежал, опять в Париж. После перехода Антверпена под власть кальвинистов (1577 г.) бывший "печатник короля" стал работать на Генеральные Штаты; издавать антииспанские и антикатолические памфлеты. В 1580 году он напечатал восемь томов сочинений идеолога секты Баррефелта.

          В 1583/5 г. Плантин приехал в Лейден для устройства типографии, по приглашению руководства недавно организованного там кальвинистского университета. Он работал в Лейдене два года.

          Плантин имел широкий круг корреспондентов в разных странах, среди них были: Бьюкенен в Шотландии, Ян Доуза в Лейдене, кардинал Гранвелла в Риме; Скалигер, Пьер Порре, дю Плесси Морней (Mornay) во Франции; Ян ван Гут (Hout), Корнхерт (Coornhert), датский гуманист в Гарлеме. В его доме останавливался в 1563- 64 годах Иоанн Исаак Левита, преподаватель из Кёльна (видимо, родственник Эли Левита, работавшего с Бомбергом в Венеции над изданием еврейских книг).

          По словам Ария Монтана, Плантин был "человеком идеи"; "в нём не было ничего материального, только разум"[5].

          Плантин создал сеть книготорговых лавок в разных городах и странах Европы; она была крупнейшей в его время. Несмотря на постоянные жалобы на плохое финансовое положение, Плантин оставил значительное состояние. Преемником и продолжателем дела Плантина стал его зять Морет. Издательский дом Плантина существовал долгое время.

          Даниил ван Бомберг (1483 - 1553 гг.). Сын Корнелия ван Бомберга, антверпенского купца и финансиста, сотрудничавшего с английским купцом и финансистом Томасом Грешемом[6]. Дядя антверпенского печатника Корнелия ван Бомберга, деятельного кальвиниста, одного из первых последователей Хендрика Никласа.

          В конце XV века Даниил ван Бомберг переехал в Венецию, где в 1516 году организовал типографию. Он специализировался на издании иудейских сочинений. Опубликовал Библию с раввинистскими комментариями; полный текст Вавилонского Талмуда (между 1519 и 1523 годами). В 1537- 38 гг. Бомберг, вместе с Эли Левита (Эли бен Ашер ха-Леви Ашкенази (1468 - 1549 гг.)), работал над изданием книг Иова и Даниила. Через антверпенских родственников он пересылал изданные им еврейские библии для колонии евреев в Северной Африке.

          В 1530-х гг. Даниил ван Бомберг сотрудничал с французским лингвистом и каббалистом Г. Постелем, оплачивал его закупки книг на Ближнем Востоке.

          Являлся финансовым агентом еврейского дома Мендесов; помогал переводить в Италию имущество евреев, бежавших от испанской инквизиции.

          В своей работе Даниил Бомберг постоянно испытывал помехи со стороны городских властей и инквизиции. В 1549 году он прекратил издательскую деятельность в Венеции и вернулся в Антверпен.

          Марко и Луис Перецы. Братья- марраны, обосновавшиеся в Нидерландах (Антверпене). Марко Перец был активным проповедником кальвинизма; в его доме останавливался Пётр Датен, глава нидерландских кальвинистов, духовный наставник Вильгельма Оранского, один из главных сторонников революционного террора. Жена Марко держала салон для богатых дам Антверпена. Луис – банкир и книготорговец, "примерный католик", имевший свидетельство о благонадежности от испанской инквизиции.

          Братья Перецы разделяли роли: один изображал из себя преданного католика, другой – убеждённого кальвиниста. Когда в Антверпен входили испанские (католические) войска – в городе оставался Луис и охранял имущество семьи. Когда город брали кальвинисты – Луис бросал все дела и срочно уезжал, но зато во власть входил любимец местной интеллигенции, "герой трудовой Фландрии", "бесстрашный борец против испанского порабощения", "мужественный кальвинистский проповедник" Марко.

          Бенито Арий Монтан (1527 - 1598 гг.). По утверждению Рекерса (Rekers), Арий Монтан происходил из идальго и старых христиан; его отец был нотарием Святой Службы. Однако многие события жизни Монтана – его близкие связи с марранами, продолжительное обслуживание их интересов, участие в еретической секте – делают это утверждение крайне сомнительным.

          В 1546 году Арий Монтан учился в Севилье; в это время там распространялись идеи гуманиста Эразма Роттердамского. Специализировался в гебраистике. Путешествовал по Италии. В 1560 году стал священником духовно- рыцарского ордена Сантьяго. В 1562 году вошёл в состав испанской делегации на Тридентском соборе. После возвращения стал духовником короля Филиппа II.

          В 1568 году король назначил Ария Монтана редактором Библии- Полиглоты, проект создания которой выдвинул печатник К. Плантин.

          В Антверпене, куда переехал Монтан, в это время происходили ожесточённые столкновения между католиками и протестантами. Монтан занял важное место в политической и религиозной жизни города. Он был председателем местной богословской комиссии; составил, по поручению короля, "Индекс запрещённых книг" для Нидерландов; печатал свои религиозные сочинения; встречался с местными и приезжими учёными: географами Ортелием, Меркатором, Фризом; филологом Липсом; гебраистом Мазием. В 1573 году он стал политическим советником правителя Нидерландов герцога Альбы. По рекомендациям Монтана прошли многие назначения на религиозные и политические посты; в Лувенский университет; например, гуманиста Левина Торрентия на должность епископа Антверпена (1575 г.); тестя Переца Никола Рококса на должность бургомистра Антверпена. Он же был одним из инициаторов политической амнистии в Нидерландах (1574 г.) Особенно близкие отношения сложились у Ария Монтана с печатником Плантином. Постепенно Монтан подпал под влияние секты "семья любви" и её лидера Баррефелта, вступил в неё, "вероятно, между 1573 - 1575 гг."[7], распространял их идеи, вербовал новых адептов. С Плантином Монтан поддерживал постоянную переписку, притом "в весьма интимном тоне" (Rekers). Ещё одним близким другом Монтана стал антверпенский банкир и книготорговец Луис Перец, происходивший из семейства марранов, также участник секты. Монтан писал ему еженедельно в течение почти двадцати лет; помогал финансовым делам его родственников в Испании, Диего и Франциско Нуньес Перецам. Друзьями Монтана были также Марко и Альваро Нуньесы, Фердандо де Севилья из марранской колонии Антверпена.

          Издание Библии-Полиглоты было завершено в 1571 году. Однако для Ария Монтана дела, связанные с ней, не закончились. Рим отклонил его редакцию Библии (немалую роль здесь сыграло то, что в работе над ней участвовало много явных и тайных еретиков; например, Постель). "Этот монумент Контрреформации был, по сути, оппозиционен Тренту, почти все его участники находились на границе между ересью и ортодоксией" (Rekers). Монтан был вызван для объяснений. Ему также поставили в вину выдачу разрешений на печать Талмуда и "Космографии" протестанта С. Мюнстера – эти книги Монтан исключил из нидерландского "Индекса". В 1572 году Монтан добился в Риме одобрения своей редакции Библии, но позже, в январе 1576 года, она была вновь отклонена. Для короля Филиппа II, позволившего втянуть себя в этот проект, он стал источником длительных и неприятных объяснений с Римом.

          В 1575 году Монтан вновь побывал в Риме с объяснениями по поводу своей редакторской деятельности. В 1576 году он вернулся в Испанию.

          После возвращения в Испанию Арий Монтан писал богословские сочинения, читал лекции по гебраистике в колледже, более десяти лет заведовал королевской библиотекой; его сотрудники, с разрешения главы инквизиции, могли пользоваться запрещённой литературой. Одновременно он вербовал среди монахов Эскориала новых адептов секты. Один из них, Жозе де Сигуэнца, позже стал приором Эскориала. Сам Монтан в это время, как отмечал Б. Рекерс на основе изучения его религиозных сочинений, "полностью подчинился духовному авторитету вождя секты". Сочинения Янсена-Баррефелта Монтан ставил даже выше Библии. В предисловии к своему комментарию на "Апокалипсис", напечатанному Плантином в 1588 году, он писал, что встреча с "пророком" полностью изменила всю его жизнь.

          В 1607 г. испанский "Индекс" запретил все книги Монтана. "Инквизиция вначале предприняли лишь частичную цензуру его работ, но нашла так много неприемлемого, что, в конце концов, запретила всё" (Rekers).

          Авраам Ортелий (1527- 98 гг.), принадлежавший к роду Ортелиев из Аугсбурга, работавший в Антверпене и входивший там в "семью любви", стал известен своими географическим картами. В 1557/ 70 г. он издал Theatrum Orbis Terrarum ("Театр мира") – атлас из 53 карт с сопроводительными текстами, неоднократно переиздававшийся в разных странах. Через Ария Монтана передал эту работу наследнику испанского престола, за что получил значительное вознаграждение. С 1575 г., по рекомендации Монтана, стал королевским географом. Заодно Арий Монтан удостоверил религиозную благонадёжность своего протеже, представив его "истинным католиком".

          Ортелий переписывался с видным английским учёным и оккультистом Джоном Ди; в 1577 году встречался с ним в Англии.

          Историк и юрист Иост Липс (1547 - 1606 гг.) несколько раз менял своё вероисповедание, что для члена "семьи любви", конечно, не представляло чего-либо особенного. Работая секретарём кардинала Гранвеллы в Риме, он был католиком. В Йене, где Липс стал преподавателем истории и риторики, он перешел в лютеранство. Направляясь в католический университет Лувена, он остановился в Кёльне, где вернулся назад в католичество. С 1578 года Липс преподавал историю в Лейденском университете, где обратился в кальвинизм. Вернувшись в 1590 году в Лувен, он снова перешёл в католичество. С 1591 г. занимал кафедру истории и латинской литературы в Лувенском университете; был частным советником и историографом испанского короля Филиппа II.

          Деятельные связи с "семьёй любви" и лично Плантином поддерживало семейство печатников де Бри (Bry), специализировавшихся на издании сочинений протестантов и оккультистов, в том числе работ М. Майера, Р. Фладда и других. Теодор Де Бри (1528 - 1598), родом из Льежа, гравер и золотых дел мастер, в 1578 г. открыл во Франкфурте-на-Майне издательскую фирму. Позже он работал в Оппенхейме. В 1620 г. вернулся во Франкфурт. Дети: Иоганн Теодор де Бри (1551 - 1629 гг.); Иоганн Израиль де Бри (1570 - 1611 гг.); издатели.

          С "семьёй любви" был связан англичанин (по месту рождения) Томас Бассон (1555 - 1613 гг.). В 1581 г. он открыл книжную лавку в Кёльне; в 1584 г. перебрался в Лейден, где вначале также занимался книготорговлей, а потом образовал своё издательство. Печатал сочинения членов "семьи"; датских ариан. Его поддерживал граф Лейстер, во время своего пребывания на посту военного губернатора Северных Нидерландов (1586 г.). Говард Бассон, сын Томаса, тоже член "семьи" и издатель, напечатал первую работу Р. Фладда о розенкрейцерах.

         



[1] что в тогдашней конкретно-политической обстановке означало отказ от повиновения испанским (католическим) властям

[2] Rekers B. "Benito Arias Montan", 1956.

[3] В конце 1520- начале 30-х гг. в ганзейском городе Мюнстере, расположенном на границе Германии и Нидерландов, велась активная анабаптистская пропаганда. В 1532 г. анабаптисты захватывали церкви, громили иконы. Эти эксцессы усилились после прибытия в город Бернарда Ротмана, ранее проповедовавшего в Виттенберге и Страсбурге, и Иоанна Лейденского (Бокельсона). В 1533 г. городской совет, который возглавил Ротман, принял решение закрыть монастыри и изгнать из города католических священников. В начале 1534 г. Мюнстер перешёл под полный контроль анабаптистов – или, как они себя именовали "избранного народа божия". Было объявлено о приближении "тысячелетнего царства Христа". Ян Матис, лидер движения, вначале предложил перебить всех, кроме истинных христиан (т.е. анабаптистов); потом решено было ограничиться их изгнанием. Имущество передавалось в "общее пользование" (т.е. в распоряжение лидеров движения); каждому запрещалось иметь более двух перемен одежды и четырёх рубашек; вводились совместные трапезы. Начались массовые перекрещения взрослых.

В 1535 г. город Мюнстер захватили войска епископа; активисты движения были казнены.

[4] Rekers B. "Benito Arias Montan", 1956.

[5] цит. по Rekers B. "Benito Arias Montan", 1956.

[6] Грешем Томас (1518/19- 79 гг.). Отец и дядя Грешема были лорд-мэрами Лондона. В 1543 г. отправился в Нижние Страны; обосновался в Антверпене. При короле Эдуарде выполнял дипломатические и коммерческие поручения правительства; при католической королеве Марии Тюдор (1555- 59 гг.) некоторое время не у дел; при Елизавете продолжал действовать как финансовый агент короны. Стал одним из самых богатых людей Англии. В 1565 г. предложил создать в Лондоне биржу; по образцу антверпенской. Контактировал с антверпенскими марранами. Активный протестант. Оставил средства на создание колледжа в Лондоне, под контролем купцов и протестантов (т.н. Грешем колледж).

С семейством Грешемов был связано семейство Беконов: отец Ф. Бекона был женат на сестре Т. Грешема, а сводный брат Ф. Бекона – на дочери Т. Грешема.

[7] Rekers B. "Benito Arias Montan", 1956