Манихейство

 

источники

содержание

распространение

манихейские книги; церковь, культ

методы воздействия

происхождение; влияние демонов

взаимодействие с другими системами

 

источники

Манихейство создало обширную литературу, из которой до нас дошла лишь малая часть. На сегодня известны манихейские тексты относимые к III - X вв. на среднеперсидском, парфянском, согдийском, бактрийском, тохарском В, коптском, сирийском, латинском, греческом, уйгурском, китайском, древнетюркском языках. Самый большой круг источников составляют фрагменты манихейских книг в Турфане; они датируются VII - VIII вв., но их оригиналы восходят к более раннему времени. Кроме текстов, в оазисах Восточного Туркестана обнаружен большой археологический материал, позволивший воссоздать картину жизни манихейских общин.

О манихейских доктринах и образе жизни писали отцы церкви, в том числе Ефрем Сирин, Аврелий Августин; также арабоязычные авторы: Бируни в своих трактатах "Индия", "Памятники минувших поколений", ан Надим в своём "Фихристе".

 

содержание

Мани (216- 74/6 гг.), принадлежавший к гностико- баптистской южновавилонской секте элхасаиотов, в 228/9 году получил религиозные откровения от явившегося ему "духа", к которым он добавил фрагменты из других религий и на этой основе разработал собственную систему.

Центральное место в манихействе занимал пространный теокосмогонический миф. В нём рассказывалось о двух мирах, Света и Мрака, существовавших изначально и раздельно. Мир Света описывался во всех положительных чертах и соотносился с духовностью; мир Мрака описывался во всех отрицательных чертах и соотносился с материальностью. Мир Света находился в покое,  гармонии, счастье; мир Мрака – в постоянной битве его обитателей друг с другом. Во главе мира Света находился Отец Света, он же Царь Величия, во главе мира Мрака – Материя. В какой-то момент обитатели мира Мрака приблизились к миру Света, увидели его, позавидовали, и захотели захватить его. Они вторглись в светлый мир и внесли туда свои вредные свойства. Для защиты мира Света его царь, Отец Величия создал- "вызвал" свои эманации, среди них Первочеловека, непосредственно вступившего в битву с порождениями мрака. С помощью других божеств мира Света создания мрака были отброшены, но некоторое число частиц Света остались захваченными ими. Для их освобождения от власти Мрака- Материи и возвращения в мир Света- Духа, эманации Отца Величия создали материальный мир, в котором Луна и Солнце стали местами концентрации светлых частиц, возносимых далее в мир Света. Однако Материя- Мрак решила воспрепятствовать этому и создала новые порождения, двое из которых, демон Сакла и демоница Намраэль породили первую пару людей, Адама и Еву. В них светлая часть, "светлая душа", была заключена в тело из материи, и, кроме того, связана с "тёмной душой" из материальных желаний.

Для высвобождения частиц Света, заключённых в людях, Отец Света создал новые эманации, которые просветили Адама, дав знание о мирах Света-Духа и Мрака-Материи, и о путях освобождения, возвращения светлой части души в мира Света.

В дальнейшей истории человечества эти знания постепенно исчезали- деградировали, и тогда в мире появлялись новые апостолы Света, основывавшие новую истинную церковь, занимавшуюся спасением душ. В этот ряд апостолов, начинавшийся с Адама, Мани вписывал Зороастра, Будду, Христа и прочих, последним же и завершающим его пророком истинной церкви он провозглашал себя.

Методом "спасения души"- вознесения её в мир Света манихейство объявляло "праведную жизнь", под которой подразумевалось выполнение определённых запретов, чтение молитв, гимнов и миссионерская деятельность. "Неправедная жизнь" вела к перерождению в худшем воплощении, вплоть до животных, "частично праведная" – к лучшему перерождению, включая воплощение в манихейского праведника, душа которого после смерти не подвергалась перерождению а уходила в мир Света, впрочем, с остановками по пути на Луне и Солнце. Среди манихейских запретов для "праведника" были: отказ от брака, от убийств животных и повреждения растений, от животной пищи и так далее. Хлеб и другую пищу "праведникам" должны были доставлять низшие члены манихейской церкви, не принявшие на себя строгих обетов.

История мира, по Мани, должен был завершить конец света, когда "грешники" на короткое время возьмут верх над "праведниками", но потом церковь праведников одержит победу, а мир погибнет в результате пожара продолжительностью 14068 лет. Произойдет Последний Суд и души праведников отправятся на вечное блаженство в новый эон, а души грешников будут извергнуты в вечный Мрак. После этого окончательного разделения миров Света и Тьмы между ними уже не будет никакой возможности контакта и создания Тьмы больше не смогут нападать на мир Света.

Психологической основой манихейской теории "частиц света, заключенных в тёмную материю", очевидно, было мнение о самих себе, окруженных "тёмными/ бездуховными людьми". Позже сходные идеи развивались в лурианской каббале (XVI в.), оккультной ариософии (XX в.) и имели аналогичную мотивацию.

Историко-психологической основой манихейской теории "вторжения созданий мира Мрака в мир Света и войн между ними", видимо, являлись миграции и нападения диких народов на культурные страны. Характерно, что территориально мир Мрака, по Мани, находился на юге, где и в самом деле обитали относительно нецивилизованные "варвары".

Мани, выросший в Месопотамии, высоко ценил астрологию. Он рассматривал Солнце и Луну как добрые сущности, составленные из частиц чистого Света, без примесей Тьмы, остальные планеты и знаки зодиака он рассматривал как злые, пагубные силы.

Рассуждая об устройстве мира, Мани предлагал также и объяснения явлений природы. Как правило, эти объяснения являлись совершенно фантастическими выдумками. Например, приливы и отливы он представлял как "вдохи и выдохи демона"; смену фаз Луны объяснял "наполнением и опустошением её праведными душами".

В свою систему Мани включил ряд положений из других религий – зерванизма, гнозиса, христианства, буддизма и т.д., зачастую существенно преобразованных. Он считал основателей этих религий своими предтечами, открывавшими часть истинного знания, которое полностью и окончательно было открыто только им самим, последней инкарнацией Мирового Интеллекта- Нуса. Он называл себя небесным посланником, утешителем (параклетом), возвещенным Христом, апостолом Христа; предлагал свою систему как универсальную религию, включавшую другие как предварительные и несовершенные. "Упоминал о посланнике Буде в Индии, Христе, Зороастре" (Бируни).

В обоснование своих претензий Мани подчёркивал тот факт, что прежние религии не имели канонических книг, написанных основателями; их записали ученики, что повело к их искажениям. В манихейство же его доктрины были зафиксированы в книгах, написанных самим Мани.

 

распространение

Мани (216- 74/6 гг.) начал свою проповедь в южной Вавилонии, которая, таким образом, стала исходным центром распространения манихейства. После обращения в манихейство двух братьев шаха и поддержки, оказанной ему самим шахом, Шапуром I (240- 72/3 гг.), Мани получил возможность проповедовать своё учение по всему сасанидскому Ирану – невзирая на антипатии к нему зороастрийских жрецов. Кроме того, Мани путешествовал, проповедуя и основывая общины, по северо-западной Индии, региону Белуджистана, Мидии, Армении, возможно, Иверии- Грузии; посылал в разные страны миссионеров. Ещё при жизни Мани его учение достигло Палестины, сирийской Эдессы- Урхоя, Малой Азии, Египта, на востоке – Мерва, Бактрии, Согдианы.

Мани направил своего ученика Фому в Иудею и Сирию. В 261 году он направил миссию во главе с мар Аддой в Египет (Александрию). Мар Адда основал много общин- "манистанов". Позже туда прибыли также манихеи Герма, Пап, Фома, автор собрания манихейских псалмов, известного под его именем, В конце III века в Александрии существовали два монастыря манихеев, мужской и женский; впрочем, большинство манихеев обосновалось в египетском Ликополе.

На восток, в Хорасан, Мани направил миссию во главе с мap Аммо, знавшим парфянский язык и письмо. Вначале миссия мар Аммо прибыла в Абаршахр (Нев-Шапур - Нишапур), потом распространяла манихейство в Центральной Азии, в Кушанском царстве, Белуджистане, других областях Турана. По турфанским текстам, мар Аммо дошёл через Маргиану и Бактрию до Окса (Аму-дарья). Он проповедовал на парфянском языке; перевёл на него манихейский канон; обратил многих, в т.ч. правителей городов. С того времени Мерв- Согдиана стали основными центрами манихейской церкви и базами для распространения миссионерской активности на восток".

В конце 290-х гг. манихейство достигло арабоязычного региона, сначала города Хира, расположенного в южной Месопотамии, на стыке сирийской, иранской и арабской культур; оттуда миссионеры добрались даже до Мекки.

В IV - V вв. влияние манихейства расширялось по всем направлениям.

Из Египта манихеи перебрались в Северную Африку, в Карфаген. "Почти девять лет я прислушивался к манихеям..." (бл. Августин, IV в.). (В Карфагене, где жил Августин, имелась манихейская община). Оттуда они прибыли в Галлию и Испанию. "Ещё в IV в. африканские манихеи рассеялись по Испании и Галлии, на этом пути они были связаны с арианами"[1].

Из Ирана и Сирии манихейские миссионеры двигались на север – на Кавказ, Малую Азию. "Усиление манихейства в северном Иране, об этом упоминает манихейский трактат начала IV века"[2]. "Проникновение манихейства в IV веке в Грузию… глава грузинской церкви манихей… не поддержано…"[3]. Через Малую Азию манихейство попало в Грецию, Иллирию, Италию; "есть сведения о манихейских организациях в Равенне(VI в.), Сицилии (VII в.)"[4].

К концу IV века манихеи установили прочную базу в восточном Иране- Парфии и в регионе Мерва- Согдианы. Центр манихейской пропаганды, образованный в районе Согда, с его главными городами Самаркандом и Ташкентом, находился на пересечении трансконтинентальных торговых путей, что способствовало успехам миссионерской деятельности, тем более, что манихейские тексты поощряли торговлю и разрешали взимание ростовщического процента. Вдоль Шелкового пути, вплоть до оазисов Восточного Туркестана, согдийцы имели торговые колонии, где оседали и миссионеры. На согдийский язык переводилась манихейская литература: книги, молитвы, письма, наставления, прозаические сочинения литургического и церковно-исторического характера.

Манихейским миссионерам противодействовали служители и сторонники других религий.

При шахе Бахраме II (274- 93 гг.) Мани был арестован и умер в тюрьме (по другой версии – казнён). "Бахрам всюду искал Мани, пока не нашёл. Тогда он сказал: этот человек выступил с призывом разрушить мир, поэтому нам нужно разрушить его самого, прежде чем ему удастся что-нибудь из того, что он хочет" (Бируни). В 289 году в Иране по инициативе зороастрийских жрецов- магов начались новые гонения на манихеев, в результате которых погиб преемник Мани Сисинний и другие руководители церкви. По легенде, новый глава манихейской церкви Иннай, излечив шаха от болезни, сумел остановить гонения. Однако при следующем шахе Нарсесе I (293- 303 гг.), а затем при Хормизде II (303- 09 гг.), гонения продолжились и иранским манихеям вынуждены были массово эмигрировать из страны; они перебирались преимущественно на восток. В Иране манихеев преследовали всю сасанидскую эпоху, что привело к практическому исчезновению там манихеизма.

В Палестине, Сирии, Малой Азии, Египте, Северной Африке, Риме манихейство встретило противодействие христианской церкви и властей. Отцы церкви уже с III века составляли труды против манихеев. "Лживое и богохульное учение… известная демонская ересь… излил её, словно некий смертоносный яд, из Персиды на нашу страну" (Евсевий). "Писать против манихейства было для учителей церкви в V веке такой же потребностью как против маркионитов во II веке". Антиманихейские указы издавали римские кесари: Диоклетиан (297 г., адресован проконсулу Африки), Константин (326 г.), Валент (372 г.), Феодосий (381 и 383 гг.). К началу V века в Египте усилиями властей и церкви манихейство практически исчезло, большинство бывших манихеев было обращено в христианство; хотя в отдельных местах Северной Африки манихейские общины сохранились до арабского завоевания. В Византии и Западной Римской империи правительства продолжали гонения на манихеев. "Их надо гнать отовсюду, стирать с лица земли, принимать их, не выдать немедленно судье преступление" (эдикт императора Юстиниана, VI в.). К VI веку манихейство на Западе пришло в упадок.

Зато в этот период манихейство прочно утвердилось в Согдиане. С VII века согдийский стал языком манихейской церкви. В VIII веке глава манихеев находился в Тохаристане; с X века – в Самарканде. Оттуда оно распространялось дальше на восток, чему содействовала находившаяся в руках согдийцев торговля по Шёлковому пути, поскольку "купцы часто являлись миссионерами и обратно".

Уже в VII-VIII вв. манихейство распространилось в Восточном Туркестане. Обнаруженные там многочисленные манихейские рукописи на разных языках, включая древнетюркский, остатки культовых построек, произведений искусства, свидетельствовали о его проникновении в разные слои общества этого региона.

В 762 - 840 гг. манихейство являлось государственной религией Уйгурского каганата. В 762 году уйгурские войска, пришедшие на помощь китайскому императору по его просьбе, отбили у повстанцев Ань Лушаня восточную столицу, город Лоян. В Лояне уйгурский каган Бегю встретил манихейских "праведников", видимо, согдийцев. Возвращаясь в Уйгурию, он взял их с собой и вскоре объявил манихейство государственной религией. Его решение, возможно, обусловило вовлечение уйгуров в согдийскую караванную торговлю, либо же их претензии на оазисы Тарима, с согдийским населением. После падения каганата в 840 году уйгуры массово переселились в Турфанский оазис, увеличив число уже имевшихся там манихеев. В 866 году уйгурский каган Букучин захватил Турфан и район Бешбалика (Бэйтина), и создал государство со столицей в Кочо. Он сохранил манихейство как государственную религию, хотя по числу приверженцев среди населения Таримской впадины продолжал доминировать буддизм. Из Уйгурии манихейство добралось и до Южной Сибири, где просуществовало до монгольского нашествия.

В VII веке манихеи проникли в Китай. В 694 году ко двору в Чанъани прибыл манихейский проповедник, "человек из Персии… принес с собой лжерелигию "Книги о двух принципах""[5]. В 719 году при дворе появился новый манихейский проповедник, он был рекомендован императору правителем Тохаристана (Бактрия), который просил дать манихею разрешение построить храм для богослужений. В 731 году манихейские проповедники вновь появились при дворе и принесли с собой текст манихейского катехизиса "Краткое изложение учения и обрядов Мани, Будды света". Однако китайские власти встретили их неблагосклонно. В 732 г. в указе императора Сюаньцзуна учение Мани называлось "полностью ложной религией"; утверждалось, что "манихеи ложно притворяются буддистами и обманывают народ". По мнению Брайдера (Bryder), это следовало понимать в том смысле, что манихеи использовали буддийские термины. Указ настаивал, что религия Мани "должна быть запрещена в любой ее форме", однако разрешал её для иностранцев. "Так как она является верой западных варваров, то не будет преступлением, если они станут исповедовать её". Однако с 762 года, после того, как манихейство стало официальной религией уйгуров, которые помогли в подавлении восстания Ань Лушаня, оно получило в Китае легальный статус. В 768 году в Лояне был построен манихейский монастырь. После падения Уйгурского каганата китайское правительство предприняло меры против манихейства. В 843- 45 гг. были разрушены храмы манихеев, после чего манихейство перешло на нелегальное положение, но закрепилось в южных провинциях Китая. Манихейство сливалось с буддизмом и даосизмом. В даосский канон XI в. вошла "Сутра о двух началах и трёх периодах" - перевод центрально-азиатской версии "Шапуракана" ("Краткое изложение учения и обрядов Мани, Будды света"). Оно оказало влияние на синкретические буддийские религиозные секты "Белого Лотоса" и "Пути Всепроницающего Единства", а также, возможно, на неоконфуцианство X - XIII вв., положения которого имели дуалистический характер.

В халифате в конце VIII века против манихеев были предприняты репрессии, которые привели к новым их переселениям на восток. К началу XI века манихейство из исламских стран было вытеснено на восток, кроме общины в Самарканде (по Бируни). В XI веке Бируни писал, что "веру Мани и его учение исповедуют большинство восточных тюрок, обитатели Китая, Тибета и части Индии".

В Византии VIII - X вв. преследовались относимые к манихеям павликиане. "Для манихеев, именуемых ныне павликианами, император Михаил назначил смертную казнь" ("Продолжатель Феофана"). "В течение правления Михаила I (811- 13 гг.) законы против манихеев применялись против павликиан со всей строгостью... они предусматривали разыскание манихеев и смертную казнь". Императрице Феодоре (IX в.) приписывалось уничтожение 100 тысяч павликиан. "Мрачная, грязная, мятежная, отвратительнейшая и злодейская ересь манихеев преследуется всеми народами из-за её неизлечимости" (Григорий Магистр Пахлавуни, XI в.)

 

манихейские книги

Манихейская литература создавалась на сирийском, среднеперсидском, парфянском, согдийском, коптском, греческом, китайском, древнетюркском языках; переводилась на эти языки. От неё сохранились, в основном, фрагменты, цитаты, пересказы.

В манихейский канон включалось семь книг.

1. "Шапуракан". первое произведение Мани, в котором он изложил свое учение; содержал главу "Пришествие Посланника", в которой рассказывалось, как небесный посланник в различных воплощениях снисходил на землю, это были предшественники Мани - Будда, Заратуштра, Иисус; также содержал эсхатологию, автобиографические данные и пр.

2. "Живое/ Великое евангелие". Манихейская космогония. Мани объявил себя Параклетом, появление которого предвозвестил Иисус.

Книга разделялась на 22 главы по числу букв арамейского/ сирийского алфавита;

3. "Сокровищница жизни". История "Души Живой", её пленения в материи; учение о путях "освобождения света", в частности освобождения человеческой души.

Фрагмент приводил Бируни в "Индии" - о состоянии обитателей мира Света; обширные фрагменты приводили Августин и Еводий.

4. "Прагматия" (Трактат). ничего не сохранилось; о содержании ничего не известно.

5. "Книга таинств". Критика учения Бар Дайсана; притчи; трактовка различных положений манихейской доктрины. Никаких отрывков из этой книги не обнаружено; в Фихристе приведены наименования глав.

6. "Книга гигантов". Переработка ветхозаветного апокрифа "Книги Еноха", созданного на основе легенды из книги "Бытия" о племени гигантов- сынов ангелов и смертных женщин.

7. "Образ" (ср.-перс. "Ардханг"). Иллюстрации учения о загробной жизни и перерождении; изображение пути праведника в мир Света и дороги грешника в ад.

Другие сочинения, приписываемые Мани или его ближайшим ученикам:

"Послания" - письма Мани к ученикам и другим верующим; объяснения положений учения; указания миссионерам; практические наставления, личные сообщения.

"Главы" (в греческом переводе "Kephalaia") - толкования манихейских догматов. Согласно введению, основа книги - подлинные речи и проповеди Мани, записанные учениками.  Ученики задают вопросы, на которые Мани отвечает, или он сам просвещает своих учеников относительно некоторых проблем своего учения.

Многочисленные сочинения манихеев: объяснения догматов; беседы- наставления в форме вопросов- ответов; псалмы; космогонические, астрономические сочинения, календари; биографии Мани; рассказы о жизни и деяниях его ближайших учеников: Аммо, Аддая, Фомы, Сисинния, Инная; история церкви.

"Псалмы"- гимны. Коптские "псалмы Фомы"; в т.ч. описывали, как силы Мрака готовили нападение на мир Света. Сохранились большие сборники гимнов, на иранском, парфянском, согдийском, греческом, латинском, коптском, уйгурском, китайском, тюркском языках.

Исповедальные/покаянные молитвы, в т.ч. для настоятелей манихейских общин. Покаянная молитва "Хвастванефт" сохранилась на древнетюркском.

"Гомилии" (беседы) - работы разного рода; "первого поколения после Мани". Имелись на коптском, но исчезли из Берлинского музея во время Второй мировой войны.

Материалов по биографии Мани, на разных языках. От них сохранились многочисленные фрагменты, в т.ч. среди текстов Турфана. Среди коптских текстов, исчезнувших из Берлинского музея, было "Житие Мани".

Много художественных рассказов, в т.ч. обыгрывавших древние фольклорные сюжеты, анекдоты, сказки. Сохранились на согдийском, среднеперсидском, парфянском, тюркском языках.

Письмо и язык книг Мани и его учеников восточно-арамейский, сирийской в эдесском ворианте. Он тогда использовался как литературный и церковный язык в Иране, восточных частях Римской империи, также являлся языком международных отношений. Кроме того, его развил бар Дайсон; "своими работами снискал ему широкую известность".

Кроме того, Мани изобрел и использовал алфавит, который употреблялся в восточных церковных провинциях.

"Шапуракан" был написан на пехлеви= среднеперсидском; вероятно, Мани вначале написал его на арамейском, потом перевёл.

 

церковь, культ

Члены манихейской церкви делились на две группы: "слушатели" и "праведники"; и теми и другими могли быть и мужчины и женщины. Из среды "праведников" избирались пресвитеры, епископы, учителя; женщины не могли занимать церковных должностей. В церкви манихеев было 12 учителей, 72 епископа, 360 пресвитеров. Во главе церкви стоял преемник Мани, его резиденция находилась сначала в Вавилоне. а когда гонения на манихеев в Иране усилились её перевели в Самарканд.

Предположительно, у манихеев имелись таинства: елеопомазания, при принятии в "слушатели", и рукоположения, при переходе из "слушателей" в "праведники"

Манихейский культ включал гимны- молитвы, исповеди и отпущения грехов, праздники. "Праведник" должен был молиться 7 раз в день, "слушатель" – 4 раза; при этом они обращались днём лицом к Солнцу, ночью - к Луне. В году было пять двухдневных праздников и ежегодный праздник Бема ("трона").

Манихеи молились/ возносили гимны Высшему Богу (на востоке - Зервану); манихейским божествам; богу солнца Миръязду; "Душе Живой"; Третьему Посланнику; Иисусу и Мани, как инкарнациям Третьего Посланника, Великого Нуса; апостолам, учителям общины. Некоторые гимны воспевали фазы космогонического процесса, прославляли дело "освобождения".

Главный праздник манихейской общины назывался "Бема" (от греческого "кафедра/ трон") и был посвящён Мани. Он отмечался весной, в конце двенадцатого месяца, в день смерти Мани; длился месяц; ему предшествовал тридцатидневный пост "праведников", который соответствовал времени пребывания Мани в темнице. В начале праздника возводилось возвышение из пяти ступеней, его накрывали коврами; ставили на нём сиденье-"трон", где размещался портрет Мани. На такой "беме", как считали манихеи, при жизни восседал Мани; также она символизировала престол Судии после конца света. На праздник совершалась культовая трапеза; однако, считалась ли она таинством – неизвестно.

 

методы воздействия

Очевидно, важным фактором в успехах проповеди Мани было гипнотическое воздействие – только оно и могло заставить слушателей счесть излагаемые им фантазии реальной историей. О гипнотических способностях Мани говорит эпизод, когда он "показал" принцу Михршаху райский сад, где "его душа находилась три часа, в то время как его тело лежало как мертвое". Сходными способностями, хотя и слабее выраженными, видимо, обладал и ряд преемников Мани.

Другим важным фактором воздействия на слушателей была умелая риторика, способность Мани и его преемников увлечь аудиторию. В проповедях они использовали аллегории, символы гностического языка; сюжеты различных сказок и басен. Аллегории они применяли и в своих художественных сочинениях. "Самая примечательная черта манихейской литературы – богатая фантазия".

Далее, для привлечения внимания манихеи использовали живопись. Хорошим художником считался уже Мани, "…мастер в искусстве живописи" (Абул Маали); "как художник не имел себе равных" (Мирхонд); в персидской литературе времен ислама искусного художника сравнивали с Мани. Ему приписывалось создание книги рисунков, иллюстрирующих религиозные положения. Иллюстрации в книгах, по Мани, должны были дополнять обучение грамотным и пояснять его неграмотным. Эти иллюстрации включали изображения божеств, Мани, "праведников", светских персонажей, сцены религиозных праздников, символы. Мани придавал в помощь миссионерам писцов и художников. Книги манихеев отличала прекрасная каллиграфия, красочные виньетки, использование сусального золота для обрамления иллюстраций. Роскошь их оформления отмечал Августин. Экземпляр "Ардханга" в XI в. хранился в сокровищнице Газневидов. Манихеи достигли большого мастерства и в разных областях живописи; их рисунки на ткани, фрески, миниатюры отличались высоким мастерством исполнения, сюжетным разнообразием, богатством красок.

В обрядности манихейства придавалось большое значение и музыке; эта традиция также шла от Мани, который очень любил музыку (по Августину).

Наконец, ещё одним фактором для привлечения в свои ряды, манихейские проповедники считали предлагаемые ими "рациональные", как они полагали, объяснения природных явлений и религиозных доктрин. Подобные их рассуждения, действительно, иногда поначалу давали эффект. Так, Августин упоминал, что манихейство привлекло его попыткой всеобъемлющего объяснения мироустройства, притом исходя из рассудка, а не авторитета. Однако при проверке манихейских утверждений о природе они оказывались полностью несостоятельными, что влекло негативное отношение недавних адептов (Августин) или благожелательных поначалу наблюдателей (Бируни). Августин: "Я сравнивал слова Мани, изложившего свой бред во множестве пространнейших сочинений, с положениями науки: у него не было разумного объяснения ни солнцестояний, ни равноденствий, ни затмений… было приказано верить тому, что совершенно не совпадало ни с вычислениями ни с тем, что видели мои собственные глаза… И кто, спрашивается, требовал, чтобы какой- то Мани писал об этих предметах? Эти науки были ему вовсе неведомы, но он бесстыдно осмеливался поучать. При этом он не соглашался на малую для себя оценку, но пытался убедить людей, что в нём обитает Святой Дух. Его уличили в лжи относительно неба, звёзд, движения Солнца и Луны... мало того, говоря в пустой и безумной гордыне о том, чего он совсем не знал и искажал, он даже пытался приписать эти утверждения как бы божественному лицу… Кто же не счел бы отвратительным такое безумие?" По словам Бируни "этот человек не ограничился в своём учении невежественными россказнями, но высказал также и суждения об устройстве мироздания, из которых ясно видна его преднамеренная ложь".

 

происхождение

Источники учения Мани оценивались так:

"Вторая волна гностического движения" (Нуцубидзе)[6].

"В той среде, в которой манихейство возникло, общей религиозной идеей был гнозис" (Ганс Генрих Шедер)[7].

"Структура, лежавшая в основе манихейства являлась по сути иранской, а именно, зерванистской в гностической интерпретации… синкретическое смешение христианства и иранской религии с нижним слоем древней месопотамской религии в том виде, какой она приобрела в гностическом баптизме… Дуалистическая концепция Мани соединила принципы зороастризма, христианства и гностицизма; некоторые элементы космогонии прямо восходили к вульгаризированным формам античной философии… Мани вырос в мандейской баптистской общине и получил там первые впечатления, оказавшиеся важными для всей его последующей жизни " (Гео Виденгрен)[8].

"Мани принадлежал к школам древних магов, более древних, чем Зороастр" (Осокин)[9].

"Мани, ученик Фадаруна, знал учение магов, христиан и двоичников <дуалистов>, объявил себя их пророком… был изгнан из Ираншахра, вступил в землю индусов, взял от них переселение душ…" (Бируни).

"Лживое и богохульное свое учение он составил из множества давно исчезнувших ересей… Демон, сам сатана выдвинул этого человека на погибель многим" (Евсевий Кесарийский).

Хотя Мани взял элементы своего учения из многих религиозных систем, но они оказали на него неодинаковое влияние. Больше всего аналогий и прямых заимствований персонажей и идей мифов манихейства обнаруживается в сирийском гнозисе и иранском зерванизме.

Прежде всего, разработка Мани своего учения и его начальная пропаганда проходили в гностическое время и в гностической среде. В Вавилонии- Сирии незадолго до Мани действовали видные гностики бар Дайсан, Маркион, Василид; секты элкасаитов, мандеев и прочие. Далее, как на эти секты, так и непосредственно на Мани оказали воздействия иранские религиозные учения, в первую очередь древний зерванизм, который исповедывали мидийские маги, и зороастризм. В тех же краях и в той же среде были распространены неопифагорейские идеи. Наконец, во время своих ранних путешествий, Мани познакомился с религиозными учениями, развитыми в регионе северо-западной Индии, и оно также оказали на него влияние, особенно буддизм.

Ряд идей из других религий был заимствован Мани и его последователями для адаптации и более успешной пропаганды своей системы. Сам Мани в письмах называл себя "апостол Иисуса Христа", а среди своих предшественников числил Будду. Западные манихейские проповедники вставили в его учение некоторые христианские "добавки", восточные – буддийские.

Основные представления главного теокосмического мифа манихейства – дуализм мира; борьба Света и Мрака, их смешение – взяты из гнозиса и иранской теологии. Вместе с тем, они переработаны и до некоторой степени совмещены. Так, если у гностиков- валентиниан дуализм явился следствием отпадения от Плеромы ("полноты") одного из эонов, то у Мани он изначален; с другой стороны, если у зороастрйицев Ормузд и Ахриман в известной степени равноправные боги - "близнецы", то манихейский Отец Света явно превосходит Материю- Мрак. Представление же о смешении в мире света и тьмы, духовного и материального, можно найти и в гностицизме с его "падением Логоса в материальный мир", и в теософии александрийских иудеев, и в зороастризме.

С зороастризмом манихейство связывало превращение абстрактных понятий в божества; с гностицизмом и неоплатонизмом – идея Великого Нуса (Вахмана)- Ума- Интеллекта; с религиями Месопотамии – красочно описанный миф о страдающем и воскресающем боге Таммузе.

Манихейские представления о спасительности некоего сокровенного знания- гнозиса опять возвращали к гностицизму и всей его последующей линии, вплоть до современных теософов, причём повторялась и такая, характерная для многих христианских гностиков (и теософов) деталь, как "спасительность" для Адама поедания им плода с дерева познания добра и зла; только если у гностиков спаситель, просветивший Адама- вручивший это яблоко, является змеем, а у теософов – Люцифером, то в манихействе он именовался Иисус-Сияние. Этот гностический миф представлял собой, очевидно, зеркальное отражение библейского рассказа, полностью меняющее его смысл.

Манихейское представление о прекрасных девах, встречающих праведника после смерти, и направляющих его в рай, можно возвести также к древнеиранской или индоиранской мифологии, а соотнесение Девы Света с "высшим Я" самого праведника – к зороастризму.

Концепция перевоплощения душ у Мани, очевидно, была заимствованной, она встречалась в его время в регионе Сирии и у неопифагорейцев, и у гностиков, а в регионе северо- западной Индии, где побывал Мани, - у буддистов. Впрочем, как отметил Гео Виндгерн, коптские тексты манихеев для перевоплощения души использовали греческое слово, означавшее переплавку или перековку, что могло означать восприятие этой идеи и из древних индоиранских представлений о человеке как творении небесного кузнеца[10].

Из учения элкасаитов, к общине которых он принадлежал, Мани взял идею воплощений апостолов; впрочем, она явилась естественным дополнением его общей концепции возрождения и угасания в мире "истинной церкви".

Картины "конца света", нарисованные Мани, близки и к "Апокалипсису", и к иранским- вавилонским представлениям о пожарах (или наводнениях) в конце "мирового цикла".

Помимо идей и персонажей своей мифологии, Мани позаимствовал из других религиозных систем организационные принципы. Так, вероятно, во время первого путешествия Мани в Индию, познакомившись с буддийскими монастырями, он пришёл к мысли об организации аналогичных манихейских общин. Как Будда разделил своих последователей на монахов и мирян, так и Мани разделил своих приверженцев на "праведников" и "слушателей". Изображения Мани в Турфане восходили к образу Будды, из буддийской иконографии были заимствованы позы персонажей и их жесты ("мудры"), лотосовый трон.

В изобразительном искусстве Мани при иллюстрации своих трактатов следовал традиции гностиков, украшавших рукописи рисунками, чтобы сделать более наглядным их содержание.

Наконец, астрология Мани следовала вавилонской и зороастрийской; в последней, как и у манихеев, планеты и знаки зодиака считались злыми силами.

 

влияние демонов

Очевидно, что Мани находился в изменённом состоянии сознания/ под влиянием демонов. Это следует и из явления ему "духов", и из содержания проповедовавшихся им теокосмогонии и псевдонауки, представлявших собой наборы фантастических выдумок но возвещавшихся с полной уверенностью в своей правоте.

Влияние демонов на создателя манихейства отмечалось.

"Варвар по языку и по нраву, он имел в своей природе нечто демоническое и безумное... объявлял себя то утешителем и самим Святым Духом, то Христом…

Демон, сам сатана выдвинул этого человека на погибель многим " (Евсевий Кесарийский).

 

взаимодействие с другими системами

Хотя Мани включил в свою религию элементы зороастризма и зерванизма, она встретила решительное противодействие магов. По их настояниям, Мани был арестован (по другим версиям, и казнён), а потом они же стали главными организаторами преследования манихеев в Иране.

Мани включал в свою систему элементы из Ветхого и Нового Завета, впрочем, в некоторых случаях (например, с "плодами познания добра и зла") изменив их смысл на противоположный; здесь он следовал предыдущим гностикам. Он также объявлял себя "апостолом Христа". Ни его религия, ни его претензии не признавались отцами церкви, которые вели против манихейства  решительную борьбу.

Гораздо более позитивными были отношения манихейства с буддизмом. В обеих системах и имела ключевое значение концепция перевоплощения душ; налагались сходные запреты. Позже восточное (среднеазиатское) манихейство вобрало много буддийских элементов; в его текстах стала использоваться буддийская лексика. Мани в восточных манихейских текстах именовался Буддой, или "Мани-Буддой"; иногда бодхисаттвой.

Вероятно, манихейство оказало некоторое влияние на ислам, в котором также говорилось о последовательности пророков, включавшей Христа; о райских девах, встречающих праведника. Манихейский месячный пост перед праздником Бема, возможно, стал прообразом исламского месяца поста Рамадана.

К манихеям относили армянскую секту павликиан (VIII-X вв.); болгарских богомилов (X-XII вв.); патаренов в Италии (XII-XIII вв.); катаров в южной Франции (XII-XIII вв.).

Баха-улла (XIX в.), основатель бахаизма, объединял разнородные религии, как и Мани.

 



[1] Нуцубидзе Ш. "Руставели и восточный Ренессанас", Тб., 1967 г.

[2] Толстов С.П. "Древний Хорезм", Л.,1949 г.

[3] Нуцубидзе Ш. "Руставели и восточный Ренессанас", Тб., 1967 г.

[4] Нуцубидзе Ш. "Руставели и восточный Ренессанас", Тб., 1967 г.

[5] Bryder P. "The Chinese transformation of Manichaeism", 1985.

[6] Нуцубидзе Ш. "Руставели и восточный Ренессанас", Тб., 1967 г.

[7] цит. по Гео Виденгрен "Мани и маихейство", М., 2001 г.

[8] Гео Виденгрен "Мани и маихейство", М., 2001 г.

[9] Осокин Н. "История альбигойских войн", тт. 1,2, Казань, 1869 г.

"Более древние, чем Зороастр" маги – это зерванисты.

[10] Гео Виденгрен "Мани и маихейство", М., 2001 г.