Арабская работорговля в Африке

 

         

 

          "Мы видели женщину-рабыню, заколотую кинжалом, и лежащую на дороге. Очевидцы сказали, что араб убил её в гневе из-за напрасной траты денег, потому что она не могла идти дальше… мы видели мужчину-раба, умершего от истощения, женщину, повешенную на дереве…" (Ливингстон).

 

          В наши дни, благодаря сентиментальным либеральным романам прошлого, в довольно широких кругах утвердился образ "европейских колонизаторов- работорговцев, массово обращавших в рабство чёрное население Африки". Этому образу в немалой степени обязаны нынешние расово- экономические претензии негров как в Африке, так и  в Европе или США. Между тем, куда более долгое время и несравненно более жестокими методами вели работорговлю в Африке арабы- мусульмане.

К IX веку арабские торговцы организовали транссахарские караванные пути между Северной Африкой и богатыми золотом районами истоков Сенегала. Кроме золота, они вывозили оттуда слоновую кость и чёрных рабов, которых продавали в Египет, Аравию, Турцию, страны Среднего и Дальнего Востока. Крупный рынок рабов, существовавший долгое время, образовался в Занзибаре, на восточном побережье Африки.

Только в середине XV века начали захват негров в рабство европейцы – к тому времени арабская работорговля существовала полтысячелетия.

Арабские и турецкие рабовладельцы обращались с чёрными рабами гораздо хуже, чем европейцы и американцы; тем более, что обходились они арабам много дешевле, из-за более близкой транспортировки. По оценке Д. Ливингстона, на путях к занзибарскому рынку погибала почти половина рабов. Невольников, в основном, отправляли работать на плантациях; участью женщин нередко была проституция, а мальчиков – превращение в евнухов для гаремов мусульманских владык.

          С конца XVIII века в Европе развернулось движение за запрет работорговли. В марте 1807 г. британский парламент принял "Акт о запрете торговли рабами". Торговля неграми была приравнена к пиратству; английские военные корабли начали проводить досмотры торговых судов в Атлантике. В мае 1820 года Конгресс США также приравнял работорговлю к пиратству и американские военные корабли стали проводить досмотр торговых судов. С 1840-х гг. все страны Европы ввели наказания за работорговлю.

Однако в арабо-мусульманских государствах торговля рабами продолжалась. В XIX веке главным центром работорговли стали Занзибар и Египет. Отсюда вооружённые отряды охотников за рабами отправлялись вглубь Африки, проводили там облавы и доставляли рабов к прибрежным пунктам восточно-африканского побережья. Только на рынке Занзибара продавалось ежегодно до 50 тысяч невольников.

Для борьбы с арабами- работорговцами французский кардинал Лавижери выдвинул проект создания союза, подобного средневековым рыцарским орденам. Во второй половине XIX века англичане принудили некоторых правителей Восточной Африки подписать договоры о запрете работорговли. Однако и после подписания этих соглашений число негров, уводимых в рабство, составляло порядка миллиона человек в год.

          Во многих регионах Африки работорговля продолжалась и XX веке. В Турции рабство было запрещено только в 1918 году, после падения Османской империи. В Саудовской Аравии, Судане, Мавритании оно фактически существует и сегодня, как отрасль криминального бизнеса.

 

Давид Ливингстон. "Дневники исследователя Африки".

          Посетив невольничий рынок, я увидел около трехсот рабов, выставленных на продажу… Все взрослые, казалось, стыдились того, что их распродают. Покупатели осматривают их зубы, поднимают платье, чтобы поглядеть на нижнюю часть тела, бросают палку, чтобы раб принес её и таким образом показал свою расторопность. Некоторых продавцы таскают за руку в толпе, всё время выкрикивают цену. Большинство покупателей – арабы с севера и персы…

          19 июня 1866 г. Прошли мимо мертвой женщины, привязанной за шею к дереву. Местные жители объяснили мне, что она была не в состоянии поспевать за другими рабами партии и хозяин решил так с ней поступить, чтобы она не стала собственностью какого-нибудь другого владельца, если ей удастся поправиться после некоторого отдыха. Отмечу здесь, что мы видели и других рабынь, привязанных таким же манером, а одна лежала на тропе в луже крови, не то застреленная, не то заколотая. Нам каждый раз объясняли, что когда измученные рабы не в состоянии идти дальше, рабовладельцы в бешенстве оттого, что лишаются прибыли, изливают свою злость на рабов, убивая их.

          27 июня. Наткнулись на дороге на труп мужчины; он умер, очевидно, от голода, так как был крайне истощен. Один из наших побродил вокруг и обнаружил много рабов с ярмом на шее, брошенных хозяевами из-за отсутствия пищи. Рабы были слишком слабы, чтобы говорить или чтобы хоть сказать, откуда они; среди них были совсем молодые.

В значительной степени, если не целиком, беззакония в этом районе – результат работорговли, так как арабы покупают любого, приведенного к ним, а в такой лесистой местности, как эта, можно заниматься похищением людей с чрезвычайной легкостью.

На вопрос, почему людей привязывают к деревьям и оставляют так умирать, здесь дают обычный ответ: привязывают и оставляют их погибать арабы, так как они злятся, что теряют деньги на рабах, которые не могут продолжать идти.

Начальники караванов из Килвы обычно прибывают в деревню вайяу и показывают привезенные товары. Старшины щедро угощают их, просят подождать и пожить в свое удовольствие; рабы для продажи будут доставлены в достаточном числе. Затем вайяу совершают набег на племена манганджа, у которых почти совсем нет ружей, тогда как нападающие вайяу обильно снабжены оружием своими гостями с морского берега. Часть арабов из прибрежной полосы, ни в чем не отличающихся от вайяу, как правило, сопровождают их в этих набегах и ведут свое дело самостоятельно. Таков обычный способ добычи рабов для каравана.

Недалеко от нашего лагеря находилась партия арабов-работорговцев. Я хотел поговорить с ними, но, как только арабы узнали, что мы близко, они снялись и отправились дальше… Партия арабов, услышав о нашем приближении, убежала. Все арабы убегают от меня, так как англичане в их представлении неотделимы от захвата работорговцев.

30 августа. Страх, который англичане внушают арабам-работорговцам, причиняет мне неудобства. Все они бегут от меня, и я поэтому не могу ни переслать письма на побережье, ни переехать через озеро. Арабы, видимо, думают, что, попав на шхуну, я обязательно ее сожгу. Так как две шхуны на озере используются исключительно для работорговли, то у владельцев нет никакой надежды на то, что я дам им убежать.

Тяжело было видеть черепа и кости рабов; охотно бы не замечали их, но они повсюду бросаются в глаза, когда бредешь по душной тропе.

16 сентября. У Мукате. Долго обсуждал с вождем вопрос о работорговле. Арабы говорили вождю, что наша цель при встрече с работорговцами – обратить отобранных рабов в свою собственность и заставить их принять нашу веру. Ужасы, которые мы видели, – черепа, разрушенные деревни, множество погибших в пути к побережью, массовые убийства, совершаемые вайяу, – потрясли нас. От всего этого Мукате пытался отделаться смехом, но наши замечания многим запали в душу…

Партия работорговцев состояла из пяти или шести арабов-полукровок с побережья; по их словам, они из Занзибара. Толпа так шумела, что мы с трудом слышали друг друга. Я спросил, будут ли они возражать, если я подойду и посмотрю на рабов вблизи. Владельцы разрешили, а потом стали жаловаться, что с учетом людских потерь на пути к берегу моря и расходов на прокорм им останется от этого путешествия очень малая прибыль. Я подозреваю, что основной доход получают те, кто отправляет рабов морем в аравийские порты, так как в Занзибаре большинство молодых рабов, каких я видел здесь, идут приблизительно по семи долларов за голову. Я сказал работорговцам, что все это дурное дело…

 

          Я. Абрамов "Генри Мортон Стэнли. Его жизнь, путешествия и географические открытия" (серия ЖЗЛ),

По мере того, как Стэнли в это путешествие приближался к водопадам его имени, страна, которую он нашел при первом посещении столь цветущею и переполненною населением, теперь предстала перед ним совершенно разоренной. Деревни были выжжены, пальмовые деревья вырублены, поля заросли дикой растительностью, население исчезло. Словно какой-то исполинский ураган прошел по стране и сокрушил все, что можно было сокрушить. Только кое-где встречались люди, сидевшие на берегу реки, опершись подбородком на руку и тупо смотревшие на все окружающее. Из расспросов этих людей Стэнли узнал, что разорение страны было делом рук арабских работорговцев, проникших, наконец, и сюда. Эти разбойники пробрались из Ниангуэ на верхнем Конго на Арувими, один из главнейших притоков Конго, и разорили огромную область в 50 тысяч квадратных верст, зацепивши при этом и часть населения по Конго, выше впадения Арувими. Подойдя к какой-либо деревне, арабы нападали на нее ночью, зажигали с разных сторон, убивали из жителей взрослых мужчин, а женщин и детей уводили в рабство.

Скоро Стэнли встретил огромный отряд работорговцев, который вел больше двух тысяч пленных туземцев. Чтобы набрать такое количество пленных, арабы разрушили 18 деревень с населением приблизительно в 18 тысяч человек, которые частью были убиты, частью разбежались, частью, наконец, умерли уже в плену от жестокого обращения своих новых господ. Обращение это было неизмеримо хуже обращения со всякой скотиной. Несчастные были в оковах и привязаны целыми партиями к одной цепи. Цепь прикреплялась к ошейникам, давившим горло. Во время пути положение закованных было неизмеримо хуже вьючного скота, как бы он ни был тяжело нагружен. На привалах оковы и цепь не давали возможности расправить члены или свободно лечь. Люди должны были жаться один к другому и никогда не имели покоя. Кормили арабы своих пленных лишь настолько, чтобы из них выжили сильнейшие, так как более слабые являлись для них лишь обузой ввиду далекого пути до Занзибара - главного невольничьего рынка в Восточной Африке.

Стэнли готов был напасть на этих разбойников, наказать их и силой отнять у них несчастных пленников. К сожалению, он располагал слишком ничтожными силами для того, чтобы иметь хоть какой-нибудь успех в стычке с многочисленным отрядом арабов и их людей, вооруженных превосходными ружьями. Но он решился сделать все возможное для защиты туземцев от разбоя арабов и вскоре основал у Водопадов Стэнли станцию, назначение которой состояло в том, чтобы помогать туземцам давать отпор арабам-работорговцам, если они появятся на верхнем Конго… в 1886 году она была разрушена соединенными силами арабов-работорговцев. Зато более действенной оказалась другая мера, на принятии которой усиленно настаивал Стэнли, - запрещение торговли невольниками в Занзибаре. Мера эта принята лишь в самое последнее время, хотя при том влиянии, которое получили европейцы в Занзибаре с 1884 года, когда они - сперва немцы, а затем англичане - сделались полными хозяевами султанства, такая мера могла бы получить осуществление немедленно по опубликовании Стэнли тех ужасов, которые производят работорговцы внутри Африки, отыскивая там рабов.

…арабы оказываются страшнейшей язвой Центральной Африки, - потому что важнейшими предметами, которые они вывозят из Центральной Африки, являются слоновая кость и рабы. Охваченные жаждою наживы арабы, чтобы добыть больше слоновой кости, без церемонии отнимают ее у туземного населения, сжигая при этом селения и убивая жителей. Еще убийственнее торговля рабами. Арабы просто предпринимают охоту на людей, разоряя и лишая населения целые страны. Так как оба главных предмета арабского вывоза становится все труднее добывать в областях, лежащих ближе к морю, - слоновую кость из-за ухода отсюда слонов, а рабов - вследствие того, что туземцы, получив огнестрельное оружие, дают теперь отпор арабским разбойникам, - то арабы с каждым годом проникают все далее и далее внутрь Африки. В середине шестидесятых годов они не проникали далее озера Танганьика, а в конце восьмидесятых Стэнли встретил их далеко на западе, по берегам Арувими, притока Конго, и в верхнем течении самого Конго. Конечно, далеко не все арабы занимаются таким разбойничьим ремеслом; есть между ними благородные люди, ведущие правильную и честную торговлю, которая сама достаточно выгодна здесь, чтобы обогатить каждого занимающегося ею… Против упорных же работорговцев в настоящее время принимаются серьёзные меры в Занзибаре, который недавно ещё являлся главным пунктом работорговли. Меры эти явились, главным образом, под влиянием открытого Стэнли чудовищного способа, которым арабы получали свой живой товар. Однако ещё до сих пор это зло сильно, и многие арабы по-прежнему охотятся на людей, опустошают целые области.