Сессия ВАСХНИЛ и московские процессы

         

          Августовская сессия ВАСХНИЛ 1948 года во многом походила на знаменитые московские процессы 1936- 38 гг.:

          ● На сессии, как и на этих процессах, несмотря на формально состязательный характер полемики между сторонами, фактический резу­льтат был предопределён заранее решением Сталина, поддержанным его сторонниками в руководстве страны.

          ● Как и процессы против троцкистов, сессия ВАСХНИЛ играла во многом показательную идейно- пропагандистскую роль. В московских процессах риторика прокурора Вышинского была направлена против лиц, ставивших целью подчинение СССР политической системе Запада. Аналогичным образом, в выступлениях Лысенко и его соратников на сессии ВАСХНИЛ также звучала критика "работы на еди­ную мировую науку" и других "глобализаторских" тенденций.

          ● Самой любопытной чертой сходства между московскими процессами и сессией ВАСХНИЛ была их видимая парадоксальность. На московских процессах на скамье подсудимых сидел цвет ленинизма, который обвинялся, помимо прочего, в "преступлениях перед партией Ленина". А кто были судьи? Сталин – по выражению Троцкого, "могильщик партии и революции", вместе со своим ближайшим помощником Вышинским, который в 1917 году по своей тогдашней должности подписал ордер на арест Ленина. Столь же парадоксальным образом на сессии ВАСХНИЛ Лысенко, давно отошедший от основных положений дарвинизма, критиковал за "отступления от дарвинизма" на­стоящих советских дарвинистов – Завадовского, Жуковского, Жебрака и других. Мало того, беспартийный Лысенко, озвучивая ортодоксальные партийные лозунги, громил заслуженных членов ВКП(б) (тех же). Можно себе представить, каково было настоящим дарвинистам и более или менее верным марксистам-ленинцам всё это слушать!

          ● На процессы и на сессию сходным образом реагировала "международная демократическая общественность". Прогрессивные деятели всего мира осудили реакционный сталинский режим[1], а ряд зарубежных коммунистов объявил о своём разрыве с партией. Аналогичным образом прогрессивная мировая общественность осудила реакционную сессию ВАСХНИЛ, а известный генетик-евгеник и левый коммунист Мёллер объявил о выходе из членов Академии наук СССР.

          Итак, московские процессы 1936- 38 гг. и сессия ВАСХНИЛ 1948 года имели существенные черты сходства, очевидно, отражавшие их общее социальное значение знаковых событий в конфликте двух направлений развития общества; двух идеологий - двух миров.

          Примечательные аналогии имелись не только между процессами против троцкистов и августовской сессией ВАСХНИЛ, но и между их главными действующими лицами – И.В. Сталиным и Т.Д. Лысенко:

          ● Сталин уже в начале 1930-х гг. поставил перед собой в качестве приоритетной цели решение внутренних проблем страны и защиту её интересов на международной арене. Одной из причин острого конфликта между ним и левыми оппозиционерами была продолжающаяся ориентация последних на "мировую революцию". Аналогично и Лысенко постоянно требовал, чтобы работы в биологии и сельском хозяйстве содействовали решению проблем сельского хозяйства СССР, "применялись на колхозных и совхозных полях", и отрицательно относился к академическому "развитию мировой науки", на которое ориентировались его оппоненты.

          ● Аналогии между Сталиным и Лысенко прослеживались и в их методах. Оба первоначально исходили из самых прогрессивных на тот момент учений: марксизма-ленинизма и дарвинизма соответственно. И тот и другой далеко отошли от этих учений, хотя и называли свои взгляды их "творческим развитием". Сталин так "развил" марксизм- ленинизм, что от него мало что осталось. По словам Троцкого, "официальное понимание ленинизма менялось (при Сталине) из года в год". Каменев: "марксизм есть нынче то, что угодно Сталину". Аналогичным образом "развил" дарвинизм и Лысенко: одни его ключевые положения он отверг, другие – объявил метафорами. По выражению П. Жуковского, оппонента Лысенко, это был "дарвинизм в кривом зеркале". Объявляя себя творческим марксистом, Сталин разгромил всех подлинных марксистов- революционеров. Аналогичным образом, называя себя творческим дарвинистом, Лысенко разгромил настоящих, убеждённых советских дарвинистов.

          ● И Сталин, и Лысенко являлись реакционерами относительно тогдашних прогрессивных направлений развития общества. Сталин отошёл от идеологически прогрессивной в тогдашнем марксизме- ленинизме идеи мировой революции, затормозив такие и им подобные глобализаторские проекты в СССР лет на двадцать. Аналогично и Лысенко отошёл от идеологически прогрессивных теорий в тогдашней биологии, дарвинизма и вейсманизма, затормозив развитие подобной "глобализаторской" мировой науки (точнее говоря, лженауки) в СССР на примерно такой же период.

          ● Что любопытно, и Сталин и Лысенко искренне считали себя продолжателями ленинизма и дарвинизма, соответственно. И тот и другой называли свои взгляды развитием этих систем. Однако как их оппоненты, так и нейтральные наблюдатели высказывали иные мнения. "Академик Лысенко отходит от дарвинизма" (П. Жуковский). "В (сталинском) Политбюро марксисты не нужны" (Д. Рязанов (Гольдендах)). "Нелепо считать Сталина коммунистом. Он русский националист" (Гарри Гопкинс). Можно было бы сказать и так: Сталин и Лысенко, возглавив в России тогдашние прогрессивные движения, определявшие дух времени, затем резко изменили их направление.

         



[1] Употребляя термины прогресс или реакция, следует помнить, что прогрессируют нередко разные злокачественные образования, у людей или в социуме; а реакция часто является реакцией на них. Например, борьба здоровой части общества против паразитирующих на нём банд является именно реакцией.