Ленский расстрел

         

          В начале апреля 1912 года на приисках компании "Лензолото" случилось чрезвычайное происшествие: войска расстреляли собрание рабочих. Общее число жертв составило 147 убитых и 193 раненых. Это событие получило название Ленский расстрел. Оно оказало значи­тельное влияние на общественное мнение России. "За этим событием открыто или негласно признается значение кардинальной даты рус­ской истории"[1]. Ленский расстрел вызвал резкую критику правитель­ства со стороны самых разных общественных сил. Большевистская га­зета "Правда", основанная вскоре после этого события (22 апреля 1912 г.), неоднократно приводила расстрел в Лене как пример антинародной политики царизма.

          "Лензолото", на приисках которой произошел расстрел рабочих, являлась самой прибыльной компанией в России того периода. В 1911 году капитал "Лензолота" возрос с 6 до 11 млн. рублей. Однако достигались эти сверхприбыли за счет сверхэксплуатации рабочих приисков, положение которых немногим отличалось от рабского. Добыча золота велась в шахтах, в поясе вечной мерзлоты. Спускаться в 20-60 метровые шахты приходилось по вертикальным обледенелым лестницам. Рабочие трудились по колено в воде; рабочий день составлял 11 часов. После смены они, в сырой от воды робе, шли по морозу несколько километров до бараков. Компания монополизировала в регионе торговлю, вынуждая рабочих отовариваться, по завышенным ценам, только в её лавках. Часть зарплаты выдавалась продуктовыми талонами, хотя это было законодательно запрещено. Однако коррумпированная местная власть игнорировала требования закона. Газеты того периода писали: "На Лене… Ленское товарищество господствовало и господствует  с той мощью и беспощадностью, которые трудно описать. Там всё ему принадлежит. Для него добывают золото, и от него рабочие получают за это свою ничтожную плату, и ему же они эту плату отдают за тесное место в его бараке и скудные припасы из его амбаров… В качестве монополиста рабочей силы "Лензолото" обратила рабочих в рабов"… "Компания ввела законодательно запрещённую систему оплаты работ натурой (хозяйскими харчами), произвольно устанавливая размер зарплаты. Выселение рабочих из квартир зимой было равносильно осуждению их на гибель от голода и холода"[2]. Местная власть, военная и гражданская, обеспечивала интересы эффективных менеджеров, игнорируя закон и интересуясь лишь размерами взяток. "Многие из местных властей активно и пассивно способствовали этой слепой и пагубной политике… Пресса обратила внимание на тесную связь с "Лензолото" местных властей, которые в ряде случаев были явно коррумпированы"[3].

          Чрезвычайное происшествие на Ленских приисках вызвало бурную реакцию в прессе. Председатель правления "Лензолота" Гинцбург направил информацию о происшествии в газету "Биржевые ведомости", издававшуюся Соломоном Проппером. Пытаясь оправдать массовое убийство, он утверждал, что действия рабочих "всё более и более стали принимать резко выраженный политический характер". То есть, Гинцбург представил себя как бы "защитником самодержавного строя", оборонявшим его от "революционеров". Однако даже и эти оп­равдания были ложью: отсутствие политических требований у лен­ских рабочих было установлено правительственной комиссией.

          Поскольку расстрел рабочих был произведён военными, полицейскими, то ложно понимаемая "честь мундира" требовала от начальников силовых структур затушёвывать происшедшее и правительство взяло под защиту офицеров- непосредственных руководителей убийства. Министр МВД Макаров, искажая события, заявил в Думе: "Когда… толпа набрасывается на войска, войскам ничего не остается делать, как стрелять. Так было и так будет". Последняя его фраза стала крылатой, вызвав дополнительное возмущение в обществе.

          Положение усугублялось тем, что власти были коррумпированы не только на местном, но и на центральном уровне: видные чиновники состояли пайщиками "Лензолота" - например, Дурново, оберполицмейстер Москвы в 1905 г. и министр внутренних дел.

          Для изучения событий на Лене была образована специальная правительственная комиссия, во главе с сенатором Манухиным, бывшим министром юстиции, имевшим репутацию честного человека.

          По заключению комиссии Манухина Ленская стачка имела чисто экономический характер, вызванный тяжелейшими условиями быта и многочисленными нарушениями даже скудных законов, защищавших рабочих. Условия жизни в бараках "Лензолота" были названы "несовместимыми с человеческим достоинством". Выстрелы военных осуждались как неспровоцированные. Манухин раскрыл множество нарушений закона компанией, ставших возможными из-за материальной зависимости представителей государственной власти от "Лензолота" – то есть, попросту говоря, их подкупа.

          Хотя события апреля 1912 года на сибирских приисках неоднократно назывались "проявлением звериного лица капитализма", "кровавым произволом русского самодержавия" и т.д., однако в правлении ленского рабовладельческого концерна, совершившего массовый расстрел рабочих, не было ни одного русского. Правление товарищества "Лензолото", избранное в июле 1909 года, было следующим: директор- распорядитель А.Г. Гинцбург, директора М.Е. Майер, Г.С. Шампаньер; кандидаты в члены правления В.М. Липин, Б.Ф. Юнкер, А.В. Гувелякен; ревизионная комиссия В.В. Бек, Г.Б. Слиозберг, Л.Ф. Грауфман, В.З. Фридляндский, Р.И. Эбенау.

          Правительство в официальных публикациях по делу о расстреле на Ленских приисках постаралось затушевать острые моменты и практически не предприняло мер для изменения существующего положения вещей. Труд и кровь русских рабочих по-прежнему обращались в счета акционеров компании в Швейцарии, в их виллы во Франции, яхты в Италии; шли на содержание жёлтой прессы.



[1] Хаген М. "Ленский расстрел 1912 г." // "Отечественная история", №2, 2002 г.

[2] Хаген М. "Ленский расстрел 1912 г." // "Отечественная история", №2, 2002 г.

[3] там же