Переворот Петра I

         

          Антирусское воспитание и окружение

          Петр I с раннего детства находился в окружении протестантов и людей, культурно чуждых или даже враждебных России. Его мать Нарышкина, род которой восходил к караиму Мордко Кубрату[1], была воспитанницей руководителя Посольского приказа Артамона Матвеева, "западника", женатого на англичанке Гамильтон. В отличие от своих сводных брата и сестры, Федора и Софьи, получивших определённое образование у Симеона Полоцкого[2], Петр "учился"- проводил время в развлечениях в Кокуе – Немецкой слободе, месте проживания иностранцев, среди которых подавляющее большинство составляли протестанты. Его ближайшим другом и, позже, главным военным советником стал кальвинист из Женевы Лефорт. Многие русские (по фамилиям) лица из окружения Петра также были привержено к Западу, например Андрей Артамонович Матвеев, который "с восторгом слушал обо все иностранном". Протестанты не только старались возбудить интерес Петра к своим странам, но и развивали в нём негативное отношение к конкурентам – русской культуре и католичеству (авторитет которого, впрочем, и без того был в России невысок). Иезуиты, находившиеся тогда в Москве, писали: "невозможно передать, каким врагом папы и иезуитов был этот Лефорт". Обучал Петра также дьяк Никита Моисеевич Зотов, позже "всешутейний папа" на пьяных оргиях, устраивавшихся повзрослевшим Петром.

          Поддержка западной партии

          Во время раскола двора на две партии – сторонников Милославских (родственников первой жены царя Алексея) и сторонников Нарышкиных (второй жены) – иностранцы и западники сочувствовали и, по возможности, содействовали победе Нарышкиных.

          Весьма вероятно, что иностранные "специалисты" также помогли отравить старших братьев Петра, царя Федора Алексеевича (умершего молодым от неизвестной болезни) и его брата, царя Ивана Алексеевича, больного от рождения.

         

          Переворот

          Первую попытку захвата власти партией Петра сорвало восстание стрельцов, и старшим царём остался старший же из братьев Иван, сын Алексея от Милославской (за которого распоряжалась его сестра Софья). Тогда же стрельцы обвинили в отравлении царя Фёдора и убили двоих придворных "врачей"; один из них – Данила Гаден, "жидовской породы, муж в делах своих по докторской науке и практике зело искусный, другой же немец, Иван Гутменш"[3].

          Второй переворот

          В 1689 г. был организован новый переворот, уже успешный, и Петр, а точнее управлявшая им группировка, оказались у власти. Опору Петра во время переворота составили иностранные наемники, они же стали его основными советниками в последующее время.

          Победу прозападно- антирусской партии в тогдашней борьбе за власть в России определила на макроуровне её более высокая организованность (например, второй переворот Петра по своему характеру представлял хорошо продуманную провокацию). На индивидуальном/ микроуровне эта победа реализовывалась через невежество и алчность чиновников государства и церкви, стремившихся вписаться в формирующееся течение обстоятельств по принципу "вовремя предать это не предать, а предвидеть". Многим предателям, как и государству в целом, это обошлось очень дорого[4].

          Последствия

          Приход к власти партии Петра повлёк за собой подавление русской культуры и самосознания народа, разгром церкви, денационализацию правящих кругов, переход по контроль инородцев ключевых областей государственной и общественной жизни России. "Вообще страна сия отдана иностранцам и вырваться из их рук можно лишь посредством революции. Повинен в этом Пётр, коего именуют Великим, но который на самом деле был убийцей своей нации. Он не только презирал и оскорблял её, но и научил ненавидеть самое себя. Отняв собственные обычаи, нравы, характер и религию, он отдал её под иго чужеземных шарлатанов"[5].

 



[1] Родоначальником рода Нарышкиных был крымский караим Мордка Кубрат, по прозвищу Нарыш, или Нарышко, приехавший в Москву около 1465 г. Его внук Исаак первым носил фамилию Нарышкин.

[2] Симеон Полоцкий (1629- 80 гг.) учился в Киево-Могилянской академии; в иезуитском колледже в Вильно. В 1663/4 гг. переехал в Москву.

[3]  "Записки графа А.А. Матвеева" // "Записки русских людей", СПб., 1841 г.

Данила Гаден вначале был парикмахером при дворе Алексея. Второй Романов самолично присвоил полюбившемуся ему брадобрею звание "доктора медицины".

[4] Ср. тушинские перелеты московских бояр в лагерь второго самозванца и последовавшее падение правительства Шуйского, захват поляками Кремля и т.д.

[5] де Местр Жозеф "Петербургские письма", СПб, 1995 г., стр. 179.