Медичи

           

          В начале XIII века в Италии поселился род, ставший известным под фамилией Медичи. Медичи обосновались во Флоренции, где были вначале аптекарями ("медиками"), потом ростовщиками и банкирами. Их богатство увеличивалось и, примерно с середины XV века, клан Медичи стал доминировать в экономике и политике Флоренции. Его представители сыграли значительную роль в Итальянском Возрождении, покровительствуя распространению античной культуры и философии. Относясь к христианской религии скептически, рассматривая её лишь как дополнительное средство управления, Медичи, однако принимали активное участие в церковной политике; в частности, из их рода было несколько римских пап. Медичи проявляли интерес к географическим открытиям в Новом Свете: вкладывали капиталы в завоевательные экспедиции испанцев в Америку и получали от них соответствующую долю прибыли. В XVI - XVII вв. Медичи, используя свои коммерческие, политические и церковные связи, сумели породниться со многими королевскими династиями Европы. При дворах Франции, Испании Медичи также поддерживали Ренессанс, являясь как бы кураторами эллинизма- гуманизма в этих странах. Во Флоренции представитель клана Медичи в 1530 году стал герцогом Тосканским.

          Медичи в Италии. Появившиеся в начале XIII века во Флоренции Медичи занялись аптекарским делом и ростовщничеством. Они включились в борьбу местных купцов, так называемых жирных пополанов (богатых граждан) против аристократии; возглавляли цеховые организации адвокатов, банкиров. В 1293 году пополаны победили аристократию. Представители рода Медичи заняли видные места в новой администрации Флоренции. Ардинго Медичи, сын первого переселенца, стал в 1296 году главой города, "гонфалоньером (знаменосцем) справедливости". (Под справедливостью в данном случае, как и в любой олигархии, понималась власть денег).

          В 1314 году бывшие аптекари основали банк.

          Финансовый бизнес Медичи сочетали с деятельным участием в политике; очевидно, осознавая, что "политика является концентрированным выражением экономики". В 1378 году тяжелую ношу "знамени справедливости" взвалил на себя Сальвасаро Медичи. В 1421 году должность гонфалоньера занимал Джованни Медичи (1360 - 1429 гг.), правнук основателя банка.

          При Козимо Медичи (1389 - 1464 гг.), сыне Джованни, банк имел филиалы в Риме, Милане, Женеве, Авиньоне, Лондоне; кредитовал римских пап, английского, французского королей. "Его служащие, благодаря одному имени Медичи, пользовались таким доверием, как мне приходилось видеть во Фландрии и Англии, что и диву даться можно ... Эдуард IV получил на войну 120 тыс. экю" (Ф. Коммин). В 1440 году банк располагал 235 тыс. флоринов, к концу жизни Козимо его состояние увеличилось до 400 тыс.

          В сложной экономической и политической борьбе, происходившей во Флоренции XIV - XV вв., влияние Медичи нередко ставилось под угрозу. Несколько раз им приходилось покидать город (в конце XIV в., в сентябре 1433 г.). Но они возвращались, а "после 1446 года вся власть перешла в руки Медичи"[1]. Канцлеры Флорентийской республики, многие члены городского совета были ставленниками Медичи или находились под их влиянием. Лоренцо Медичи, сын Козимо, фактически являлся в 1469- 92 гг. правителем города. В 1478 году Сикст IV организовал заговор (неудачный) против Лоренцо Медичи. В конце XV века, из-за деятельности проповедника Савонаролы, Медичи вынуждены были на некоторое время покинуть город.

          В 1529 году войска императора Карла V, вторгшиеся в Италию, захватили Рим. Климент VII (Джулио Медичи) бежал. Однако конфликт закончился для Медичи благополучно: был заключен брак между Элеонорой, дочерью императора и Козимо Медичи, сыном папы. Климент VII вернулся на папский престол, а во Флоренции Медичи в 1530/2 г., по решению Карла V, стали герцогами Тосканскими, окончательно соединив в своих руках экономическую (золотого тельца) и административную (кесарскую) власть в регионе Этрурии. Своим гербом новые герцоги и бывшие демократы - аптекари - банкиры избрали щесть шаров – аптекарских пилюль. Герцоги Тосканские правили в Этрурии до 1737 года.

          Медичи проявляли интерес к бизнесу в Новом Свете. Америго Веспуччи, по имени которого (вполне символично) была названа открытая Колумбом Америка, с 1492 года являлся представителем дома Медичи в Испании. В экспедиции испанцев в Америку Медичи вкладывали капиталы и получали от них долю прибыли; например, Веспуччи выделил деньги банка на экспедицию Охеды к жемчужному берегу; сам принял в ней участие (1499 г.).

          Медичи принимали активное участие в церковной политике. Козимо Медичи кредитовал Томмазо Парентучелли, гуманиста, делавшего церковную карьеру. После своего избрания папой (1447 г.) тот, в свою очередь, обеспечил Медичи значительные доходы; в 1450 г. прибыль дома Медичи составила 100 тыс. флоринов. Дочь Лоренцо Медичи, сына Козимо, была замужем за сыном Иннокентия VIII, тогдашнего римского первосвященника. На их свадьбе Иннокентий подарил сыну Лоренцо, 14-летнему Джованни, шапку кардинала. Этот Джованни позже стал римским папой, под именем Льва X. К роду Медичи принадлежали папы Климент VII, Лев XI.

          К христианской религии Медичи относились скептически, рассматривая её лишь как дополнительное средство управления. Н. Виллари писал о правителе Флоренции XV века: "Лоренцо шёл к своей цели прямо, не боясь на Бога, ни человека, следовал худшему, что было в течениях века... религия сделалась простым орудием в руках правителей, служила средством самого низкого лицемерия"[2]. Лев X Медичи имел прочную репутацию вольнодумца. "Более походил на римского язычника, чем на католика"[3]. Ему приписывалось высказывание: "Все знают, как много пользы принесла нам басня про Христа"[4]. Он пристраивал на доходные посты своих родственников; "проводил политику безграничного непотизма... его целью было поставить всю Италию под власть клана Медичи".

          Кураторы эллинизма. Медичи оказывали покровительство флорентийским поклонникам античной культуры и философии. Козимо Медичи оплатил переводы на латынь работ Платона, неоплатоников, герметических текстов, Диогена Лаэртского, Псевдо- Дионисия; посодействовал устройству Флорентийской Академии. Козимо и сам изучал греческий язык, под руководством Роберто Росси, ученика эллиниста Филельфо; путешествовал вместе с эллинистом П. Браччолини по северным монастырям в поисках античных рукописей. Аналогичную политику продолжал Лоренцо Медичи. К его окружению принадлежали Пико делла Мирандолла, Боттичелли, другие видные деятели Возрождения. Медичи финансировали перестройку церквей в ренессансном стиле.

          Медичи и династии Европы

          Во второй половине XVI - начале XVII вв. Медичи, используя свои капиталы и политические связи, активно внедрялись в аристократические и королевские дома Европы. Потомки бывших аптекарей-ростовщиков породнились со многими европейскими правящими династиями.

          Франция. Екатерина Медичи (1519- 89 гг.), племянница папы Климента VII Медичи, в 1533 году стала женой Генриха Валуа, второго сына французского короля Франциска I Валуа. Вскоре, в 1536 году, был отравлен старший сын короля, наследник престола[5]. В результате этого отравления Генрих Валуа, муж Екатерины Медичи, стал наследником и, в 1547 году, королём. В 1559 году он был случайно убит на турнире. Сыновья Генриха и Екатерины Медичи – Франциск (1544- 60 гг.), Карл (1550- 74 гг.), Генрих (1551- 89 гг.) – были французскими королями; Генрих короткое время (1573- 74 гг.) был королём Польши, которым его избрали в результате интриг и подкупа. При Карле IX (правление 1560- 74 гг.) Екатерина Медичи некоторое время являлась регентшей. Дочери Генриха II и Екатерины Медичи – Елизавета (1545 - 1568 гг.), Маргарита (1553 - 1615 гг.) – породнились с европейскими королевскими семьями (см. далее). Впрочем, прожили все эти новоявленные аристократы недолго, из-за явного генетического вырождения[6].

          После вымерших уродцев- сыновей Екатерины Медичи и Генриха II ближайшим претендентом на престол оказался Генрих Бурбон, герцог Наваррский, лидер гугенотов. Однако Медичи не упустили из рук французский трон. В 1572 году Генрих Наваррский обручился с Маргаритой Валуа, дочерью Екатерины Медичи и Генриха II. Варфоломеевская ночь (август 1572 г.), случившаяся через несколько дней после свадьбы, фактически расстроила этот брак. Генрих IV стал королём в 1594 году, а в 1599 году его брак с Маргаритой Валуа-Медичи был расторгнут, по формальной причине отсутствия детей. Однако Медичи сочли, что Париж стоит не только мессы, но и звонкой наличности. В 1600 году женой Генриха IV стала Мария Медичи, дочь герцога Тосканского; за которую он получил 600 тыс. золотых приданого. После гибели Генриха IV в 1610 году Мария Медичи некоторое время была регентшей. Людовик XIII – cын Генриха IV Бурбона и Марии Медичи. Кардинал Ришелье (Арман дю Плесси) – бывший секретарь Марии Медичи.

          Эти французские короли и герцоги носили фамилию Валуа или Бурбон, но по матери они были Медичи. Повсюду они стремились расставить своих приверженцев; во время их правления казнокрадство достигало громадных размеров. В придворных кругах при их содействии распространялся эллинизм и оккультизм. Например, в окружении Екатерины Медичи были популярны работы итальянского переводчика античных философских текстов Фичино; сама Екатерина Медичи пригласила в Париж Мишеля де Нотрдама ("Нострадамуса"); из Италии с ней приехал астролог Руджиери. В религиозной политике двор Валуа-Медичи склонялся к союзу с гугенотами; боролся с влиянием Католической Лиги, возглавлявшейся Гизами, пытавшейся остановить распространение протестантизма во Франции. Екатерина Медичи была близка к Маргарите Наваррской, симпатизировавшей эллинизму и протестантизму; отказалась обнародовать во Франции постановления Тридентского собора, направленные на защиту католицизма; поддерживала противников Испании, главного тогдашнего защитника католической церкви. Герцог Гиз, глава Католической Лиги, был убит по приказу Генриха III. Сам Генрих III тоже был убит, за свою прогугенотскую политику, католическим монахом.

          Двусмысленная, по форме католическая, по сути разрушительная для католицизма политика Франции, во многом определённая двором Валуа- Медичи, продолжилась и далее. Во время правления кардинала Ришелье Франция вновь вступила в затяжной конфликт с Испанией. Католический кардинал для борьбы со своими политическими противниками не поколебался вступить в тесный союз с немецкими протестантскими князьями. Правивший тогда в Риме Урбан VIII, ставленник флорентийских Медичи, открыто поддерживал антииспанский союз во главе с Францией.

          Испания. Елизавета Валуа-Медичи (1545- 68 гг.), дочь Екатерины Медичи, стала женой испанского короля Филиппа II. Таким образом, пока король, считавший себя главным защитником католицизма, воевал с еретиками в Испании и по всей Европе, в его ближайшем окружении формировалась партия антикатолической ориентации.

          В 1615 году Елизавета, дочь Марии Медичи, сестра Людовика XIII, была обручена с наследником испанского престола Филиппом (правление 1621- 65 гг.). Мария-Терезия, дочь Филиппа IV и Елизаветы, стала женой французского короля Людовика XIV.

          Связь испанского королевского дома с вырождавшимися потомками Медичи была губительна как для государства, так и для правящей династии. Она стала одним из факторов, приведших Испанию к династическому и государственному кризису в XVII веке.

          Англия. Франциск II, сын Екатерины Медичи и Генриха II – муж шотландской королевы Марии Стюарт. Намечался брак английской королевы Елизаветы I с французским герцогом, из рода Медичи. Женой английского принца Карла, позже короля, в 1625 году стала Генриетта-Мария, сестра Людовика XIII, из потомков Бурбонов-Медичи.

          Медичи и династии Европы: заключение. Итак, многие правящие династии Европы, "аристократы", гордившиеся "голубой кровью", были на самом деле потомками аптекарей-ростовщиков. Пронырливые нувориши-плутократы подсунули/ продали своих уродливых дочерей почти всем правившим в Западной Европе королевским домам.

          Возникает, конечно, вопрос: почему королевские дома Европы охотно роднилась с кланом Медичи? Неужели, например, испанский король Карл V, получавший значительные доходы из Америки, так уж нуждался в деньгах итальянских ростовщиков; к тому же, захватив Рим и Флоренцию, он имел всё по праву победителя. Возможно, у тогдашней высшей европейской аристократии и до внедрения в неё Медичи имелись аналогичные "медико- банкирские" предки, обусловившие её интеллектуальное и духовное убожество (ср. с аналогичной ситуацией в династии Романовых).

          Результатами внедрение представителей клана Медичи в королевские дома Европы стали: 1) казнокрадство – ограбление народов, оказавшихся под властью наследственных финансовых махинаторов; 2) дальнейшее генетическое вырождение правивших в Европе династий. Вероятно, странное тяготение европейской аристократии XVIII века к обществам герметического типа тоже отчасти объяснялось наследственностью – ведь именно Козимо Медичи, предок многих европейских "аристократов", некогда активно поддержал герметизм в Италии (Флоренции).

         



[1] Макиавелли Н. "История Флоренции", Л., 1973 г.

[2] Виллари П. "Джироламо Савонарола и его время", М., 1913 г.

[3] Гретц Г. "История евреев", 1904-1906 гг.

[4] Появление Медичи во Флоренции (начало XIII в.) совпало по времени с распространением там ереси катаров/ патаренов. В 1187 г. катары пытались совершить во Флоренции переворот. Флоренция того времени была центром катаризма в Средней Италии. Консул Флоренции в 1218 г. - тайный патарен. Распространение ересей, религиозных и идеологических разногласий среди флорентийский знати содействовали победе во Флоренции в 1293 г. партии денежной олигархии, к которой принадлежали Медичи.

[5] Стакан воды, выпив которую, наследник престола умер, был подан ему итальянцем, графом Монтекулли. Отравитель был казнён.

[6] Дегенеративизм детей Екатерины Медичи, в том числе внешний, неоднократно обращал на себя внимание историков. "По сравнению с этими выродками герцог де Гиз <политический соперник Валуа-Медичи> казался полубогом". Аналогичная ситуация генетического вырождения, очевидно, также обусловленного не только инбридингом, но и вырождением духовным, отмечалась и в династии Каролингов: "Потомки Карла Лысого имели все признаки дебилов".