Русские

         

                          "Вечно живое и вечно спорное название Русь…

             по О. Трубачёву означает "белый", "светлый""

             Н.Р. Гусева

            

                          I. Русский облик.

          Проводившиеся с середины XIX века антропологические исследования русского народа позволили составить представление об основных характеристиках его внешнего облика. А.Н. Краснов в статье "Материалы для антропологии русского народа" (Русский антропологический журнал, 1902, № 3) писал: "Подводя итоги измерений из 10 различных губерний и 21 уезда, мы не можем не поразиться тою однородностью состава, которая их характеризует. Везде бросается в глаза преобладание белокурого, светлоглазого типа".

          Д.Н. Анучин (1843 - 1923 гг.) отмечал, что такие характеристики были свойственны обитателям Русской равнины с древности: "Из… известий греческих, римских и арабских писателей о славянах можно вывести заключение, что в эпоху выхода их на историческую сцену и первых столкновений с культурными народами они представляли собою определённый расовый тип, отличный как от типа южных народов области Средиземного моря, так и от типа германцев. Древние писатели упоминают о высоком росте, крепком сложении, румяном цвете лица и русых волосах славян".

          А.П. Богданов (1834- 96 гг.) в работе "Антропологическая физиогномика" (1878 г.) писал о понятии характерные русские черты лица.

          "Мы сплошь и рядом употребляем выражения: это чисто русская красота, это вылитый русак, типично русское лицо… подмечая ряд подобных определений русской физиогномии, можно убедиться, что не нечто фантастическое, а реальное лежит в этом общем выражении русская физиогномия, русская красота. Это всего яснее выражается при отрицательных определениях, при встрече физиогномий тех из племен, кои исторически сложились иначе, например, инородцы, и при сравнении их с русскими. В таких случаях, нет, это не русская физиогномия звучит решительнее, говорится с большим убеждением и большей убежденностью".

         

                          Русский народ и в своих собственных пословицах, сказаниях, былинах донёс до нашего времени неизменный обобщенный образ черт, соотносимых с понятием русской красоты. Это златокудрые богатыри с ясными очами и круглолицые русокосые девицы.

          II. Русские в кругу соседей.

          Антропология и генетика

          Русский народ в антропологическом отношении был хорошо изучен уже в XIX - XX вв. Антропологические экспедиции Академии наук собрали представительный материал, позволивший сделать статистически надёжные выводы. Положение русских среди европейцев кратко суммирует заключение доктора биологических наук В.Е. Дерябина (Институт антропологии МГУ):

          "Русские по своему расовому составу – типичные европеоиды, по большинству антропологических признаков занимающие центральное положение среди народов зарубежной Европы и отличающиеся несколько более светлой пигментацией глаз и волос и менее интенсивным ростом бороды и более крупными размерами носа"[1].

             Данные генетических исследований по группам крови, митохондриальной ДНК, Y-хромосоме подтвердили заключения, сделанные антропологами: европейские народы, в особенности поляки, немцы, южные скандинавы, португальцы оказалась близки к русским; азиаты и африканцы отстояли далеко от них.

          Лингвистика

          Положение русского народа среди других проясняет также сравнительный лингвистический анализ. Не столь математически точный, как антропологический или генетический, он, однако, более понятен, поскольку сравнить слова в разных языках могут и неспециалисты.

          Языки до некоторой степени являются аналогами генетических комплексов: слова, как и обычные гены, передаются от одного поколения к другому; они так же иногда подвергаются изменениям- мутациям, и так же расходятся со временем друг от друга, как и генные/ антропологические комплексы, характеризующие народы.

          Общее положение русского языка в лингвистическом семействе было выяснено уже в XIX веке – он принадлежит к группе индоевропейских языков. То есть, сравнительный анализ дал и в лингвистике заключение, повторяющее выводы антропологов: сходство русских и европейцев. Однако выяснились и небезынтересные детали. Ряд учёных обратил внимание на особенную близость русского языка к санскриту, священному языку древней Индии. Видный индолог д.и.н. Н.Р. Гусева приводила пример: профессор Д.П. Шастри, приехавший на научный конгресс в Россию, заметил: "вы здесь все разговариваете на какой-то древней форме санскрита и мне многое понятно без перевода"[2]. А.С. Шишков (1754 - 1841 гг.), возглавлявший в 1813- 41 гг. Российскую академию, занимавшуюся филологическими исследованиями, показал, что с помощью русского – или, как он предпочитал говорить, славенского – языка можно объяснять происхождение и находить корни немецких, французских, латинских слов.

          Например в немецком слове jahr (год) исходный корень затемнён, но он выявляется при обращении к сходному и созвучному славенскому яр, означающему солнечную теплоту или свойство огня; ср. также Ярило – весеннее Солнце. Т.о. немецкое jahr можно понимать как год в смысле очередной весны, аналогично употреблению в этом же смысле слова лето. В латинских словах radix (корень дерева; арифметический корень числа), radius (радиус круга; луч) корень также затемнён, но он выявляется путём сопоставления со славенскими (русскими) словами раждать и пр.; из чего видно, что эти латинские слова являются ветвями корня рад - раж, несущего идею порождения: радиус (radius) рождается из центра круга; луч (radius) рождается от Солнца, из корня (radix) порождается дерево.

             Другие примеры: "Немец язык называет zunge, но прежде называли, и ныне в некоторых областях называют gezunge. В этом слове буквы ezug ясно показывают близость его со словом язык. Разлагая сие славенское слово, находим, что оно составлено из местоимения я и имени зык, так что заключает в себе выражение: я (есмь) зык, то есть звук, звон, голос, гул. Славенское не по ветвенному только или условному значению (как в других языках), но само собою, т.е. заключающимся в нем разумом, показывает описываемую им вещь…

             Птица рябчик по-немецки называется rabhun. Слово hип означает курицу. Неоспоримо, что в сем сложном слове часть его rab есть прилагательное, означающее род курицы. Но в немецком языке оно ничего не значит, а потому значение надлежит искать в славенском, где птица эта, по рябости или пестроте перьев своих, именуется рябчик…

             Немецкое stein значит камень. Но слово сие есть славенское стена … Немец, славенское слово изменив в stein, хотя и стал разуметь под ним не стену, а камень, однако прежнее значение не совсем истребил. Отсюда печную трубу называет он schornstein. Слово сие очевидно составлено из schorn и stein. Не ясно ли, что это славенские слова черн и стена, поскольку означают черную стену, или стены, закоптелые от дыма. Без знания славенского языка каким образом из понятия о камне (stein), соединенного с каким-то неизвестным в немецком языке словом можно сделать понятие о трубе? schorn, без сомнения, слово славенское: немец, не имея буквы ч, не может иначе сказать черн, как шорн…"[3]

             А.С. Шишков образно суммировал результаты своего анализа так:

          емецкий язык был некогда славенский, и хотя с течением времени весьма изменился, однако ж многие следы его в себе сохраняет; и для отыскания первоначального в словах своих смысла имеет в славенском, как в праотце своем, великую надобность".

             Итак, русский – славенский язык, по А.С. Шишкову, не просто один из европейских, но в некотором смысле центральный среди них: обращение к нему позволяет восстановить происхождение ряда слов в европейских языках, особенно в немецком, из самих этих языков уже необъяснимых – из-за утраты их первообразных корней. Это положение А.С. Шишкова до некоторой степени напоминает приведённое выше заключение В.Е. Дерябина: "Русские… по большинству антропологических признаков занимают центральное положение среди народов зарубежной Европы".

             Исходя из результатов своих сравнительных исследований А.С. Шишков считал, что славенский язык сохранил в себе наибольшее число первообразных корней древнейшего праязыка человечества; он наиболее близок к тому языку. Генетический аналог этого утверждения: в генофонде русского народа накопилось минимальное количество вредных мутаций (в т.ч. делеций – утрат участков ДНК) относительно прагенофонда времён появления Homo sapiens.

          III. Кто такие русские?

          Итак, русские характеризуются:

          во-первых, определённой генетикой – характерными комплексами генов, в частности, определяющими основные антропологические признаки;

          во-вторых, определённым языком, в который следует включать не только лексикон, грамматику, но и словесность: прозу, поэзию, песни;

          в-третьих (хотя здесь об этом не было подробнее сказано) определённой верой – православным мировоззрением, понимаемым в широком смысле, прежде всего как некоторый комплекс нормативных отношений к труду, другим людям, природе и религии.

          Границы русскости достаточно широки – что можно видеть как в жизни, так и на генетико-антропологических картах – но всё же они не беспредельны, и за ними располагаются уже другие народы и социальные группы.

          Нетрудно заметить сходство вышеприведённой ключевой триады с известным принципом Православие – Самодержавие – Народность (кстати, фактически введённым тем же А.С. Шишковым). Это сходство не является случайным. В самом деле, что отстаивали русские в борьбе с многочисленными внешними и внутренними врагами? Воины, во главе с князьями и царями, защищали страну и народ – можно сказать, защищали генетику. Далее, заступники православия отстаивали от искажений веру. Наконец, защитники русского слова (не последнее место среди которых занимал президент Российской академии А.С. Шишков) отстаивали от извращений русский язык. Другими словами, "оборона земли Русской" заключалась в защите всей этой триады: веры - языка - генетики, выражавшей глубинную суть русского народа – можно сказать, его национального проекта.

         



[1] Дерябин В.Е. "Современные восточнославянские народы" // "Восточные славяне. Антропология и этническая история", М., 1999 г. стр. 31-32.

[2] Гусева Н.Р. "Русские сквозь тысячелетия", М., 2007 г., стр. 66.

[3] Эти и многие другие примеры объяснения происхождения слов европейских языков с помощью славенских см. в Шишков А.С. "Опыт рассуждения о первоначалии, единстве и разности языков, основанный на исследовании оных" // "Собрание сочинений и переводов А.С. Шишкова", тт. V, XI, 1818-26 гг.