Загадки Канарских островов

 

          Канары с их прекрасной природой назывались в древности островами Блаженных. Из них вывозили ценное сырьё для изготовление пурпурной краски. Но, начиная с раннего средневековья, европейцы почему-то полностью забыли эти острова. Только гуанчи, племена неясного происхождение, каким-то образом попавшие на Канары, продолжали обитать там. История переоткрытия европейцами Канарских островов тоже окутана туманном – неизвестно какая экспедиция или хотя бы какая страна это сделала.

 

          Канары в античности

          Древнейшее дошедшее до нас известие об острове, лежавшем в открытом океане к западу от Гибралтарского пролива, привёл Псевдо-Аристотель в сочинении "О чудесных слухах". Он приписал его открытие карфагенянам: "Говорят, будто по ту сторону Столбов Геракла карфагеняне обнаружили в океане необитаемый остров, богатый лесами и судоходными реками и изобилующий плодами. Он находился на расстоянии нескольких дней пути от материка. Однако когда карфагеняне стали часто посещать их, то суфеты Карфагена запретили… ".

          Диодор Сицилийский (+1 в.) приписал открытие ранее неизвестной земли в океане близ атлантического берега Северо-Западной Африки, финикийцам: "В середине океана против Африки лежит большой остров, выделяющийся своей величиной… от Африки лишь на расстоянии нескольких дней пути… финикияне, изучавшие побережье по ту сторону  Столбов… были отнесены в океан, после многих дней блуждания достигли этого острова".

          Помпоний, Плиний писали, что эти острова принадлежат Гесперидам, охраняющим золотые яблоки, которые добыл, согласно мифам Геракл. В "Перипле Эритрейского моря" (около +90 г.) Атлантический океан был назван Гесперийским морем.

          Канары в античной литературе, в частности у Плутарха, в главе о Сертории, соотносились с упоминавшимися Гомером островами Блаженных, Елисейскими полями.

          Гомер, Гесиод, греческая мифология знали обитавшего на крайнем западе, "против Гесперид", титана Атланта, державшего небесный свод. Атлант был отцом или дедом Гесперид. "Возможно, Пик де-Тейде на Тенерифе (один из Канарских островов) – это Атлант" (Хенниг). Пик-де-Тейде – вулкан, поднимающийся на высоту около 3700 прямо из моря. Видимый иногда даже с побережья Африки, он вполне мог представляться одним из столпов небесного свода.

          Возможно, с Канарами связано производство в античности пурпура, которое всегда приписывали финикийцам- тирийцам. Там рос и растет лишайник орсель, содержащий краситель высокого качества. Также там добывали красящую смолу драконового дерева – "кровь дракона". Вероятно, финикийцы, а потом карфагеняне, вывозили с Канарских островов эти красители. В –I веке мавританский царь Юба устроил на Канарах пурпурокрасильни, согласно сообщению Плиния Старшего. В то время острова были необитаемы, хотя на них имелись руины больших сооружений (Плиний).

          Географы Марин Тирский (I - II вв.) и Птолемей (II в.) вели от Канар; точнее, от острова Ферро отсчёт долготы.

 

          Канары в Средние века

          С III по XIII века Канарские острова, несмотря на свою "блаженную" природу и утилитарное значение были практически забыты европейцами. Историк географии Р. Хенниг объяснить этот странный факт, пожалуй, ещё более загадочным предположением, что "европейские народы, за немногими исключениями (норманны, ирландцы) до XIII века разучились плавать в открытом океане".

          Впрочем, старые латинские названия Канар, приводившиеся Плинием, иногда появлялись у средневековых писателей. Так, ирландский монах Дикуил упоминал (825 г.) острова Юнонию, Ниварию (Тенерифе), Канарию (Гран Канария). Знал античные названия Канар и Венсан Бове (1260 г.).

          Единичное сообщение о плавании к юго-западу от Пиренейского полуострова, совершённом арабскими мореходами из Лиссабона, привёл в 1150 году географ Идриси. Мореходы достигли необитаемого острова, где обнаружили "огромное количество овец, чьё мясо было жёстким и несъедобным". Затем они продолжили путь на юг, где вскоре они нашли ещё один остров, который сперва тоже показался им необитаемым, но потом на нём были обнаружены культивируемые поля. Когда мореходы приблизились к острову, их окружили люди на барках, которые доставили их на берег, "в деревню, чьи жители были светловолосы, с длинными льняными волосами, и женщинами редкой красоты". Один из жителей знал арабский язык, и спросил, откуда они прибыли. Затем правитель приказал отправить их обратно на континент, к берберам.

 

          Повторное открытие

          "Представление, как снова были открыты Канары, не даёт ни один источник" (Р. Хенниг).

          На картах Висконти 1311, 1318 гг., Санудо 1321 г., Далорто 1330 г. Канар ещё  нет.

          В 1312 году экспедиция генуэзца Лансароте Малочелло (1270 -  1336 гг.) открыла два острова из группы Канар, одному из которых было присвоено имя первооткрывателя. На карте Дульсерта (Мальорка) 1339 года есть два острова: Фуэртавентура и Лансароте; рядом с ним расположен герб Генуи. Петрарка (1304- 74 гг.) писал: "туда (к Счастливым островам), по преданиям отцов, плавал вооруженный флот генуэзцев".

          В июле 1341 года экспедиция с итальянской командой, организованная королем Португалии, открыла остальные Канарские острова. В 1342 году из Мальорки на Канары отправились две экспедиции; потом были и другие. С этого времени между Мальоркой и Канарскими островами поддерживалась постоянная связь.

          Моряки обнаружили на Канарах жителей. Это были гуанчи. На Больших Канарах в середине XV века гуанчей было 8-9 тысяч; на Тенерифе – 14-15 тысяч; на Пальме – около 1,5 тысяч. Их обычаи описал побывавший на Канарах в 1455 году венецианец Кадамосто.

 

          Завоевание и заселение Канар европейцами

          В мае 1402 году на Канары прибыл с отрядом солдат нормандец Жан Бетанкур. Он захватил Лансароте, затем попробовал занять и другие острова. Однако сил для этого оказались у него недостаточно. Бетанкур передал власть над островом королю Кастилии, который назначил его правителем и дал вспомогательный отряд. С ним Бетанкур завоевал Фуэртовентуру, а затем, съездив за подкреплением во Францию, ещё и Ферро. В 1406 году он вернулся во Францию, оставив управлять тремя завоёванными островами своего племянника Масио. Незавоёванными в то время оставались Большие Канары, Тенерифе, Пальма и небольшие острова вокруг Лансароте.

          Постепенно Канарские острова стали заселяться испанцами. Хронист Валентин Фердинанд сообщал, что испанские корабли уже в начале XV века регулярно посещали Канары. Хронист Азузара, современник принца Генриха, сообщал, что христианское население Канар в середине XV века было таким: 80 на Фуэртовентуре, 60 человек на Лансароте, 12 на Ферро. У них имелись церкви и священники.

          Племянник Жана Бетанкура, правивший Канарами, был смещён королевой Кастилии и продал "свои" острова португальскому принцу Генриху. До конца XV века Канары продавались и перепродавались испанскими и португальскими грандами, что служило причиной военных конфликтов между ними. Лишь 4 сентября 1479 года мирный договор королей Фердинанда и Изабеллы с Афонсу V окончательно закрепил Канары за Испанией.

 

          Гуанчи

          Канарские острова во времена их завоевания европейцами, населяли гуанчи, высокие светловолосые, светлокожие люди, с серыми или синими глазами. Жан Бетанкур записал в дневнике: "Гомера (один из Канарских островов) - родина высоких людей, которые владеют самым замечательным из всех языков. Они говорят губами, как если бы у них не было языка. У этих людей существует легенда о том, что в наказание за какую-то вину вождь приказал отрезать им языки". Монах Ле Верьер, сопровождавший Бетанкура, писал "Людей на Тенерифе много и они очень сильны".

          К моменту прихода испанцев гуанчи занимались земледелием (основная пища - гофио, мука из прожаренных зёрен); разводили коз, овец, свиней, а также огромных пастушеских собак; не знали металла (изготавливали орудия из камня и обсидиана; на Гран-Канария были известны шлифованные боевые топоры) и гончарного круга; одежду делали из козьих шкур; жили в естественных или искусственных пещерах.

          Описание нравов и занятий тогдашних жителей Канарских островов оставил венецианец Кадамосто (Альвизе де Ка да Мосто), побывавший там в 1455 году. На Канарах в то время четыре острова были заселены христианами (Лансароте, Фуэртевентура, Ферро, Гомера), а три – язычниками (Гран-Канария, Тенерифе, Пальма). Европейской территорией управлял испанский губернатор. Там было много коз; производился и экспортировался сыр; добывался и вывозился в Кадис орсель (как и две тысячи лет назад). По ночам европейцы делали вылазки на острова, где жили гуанчи, захватывали их и обращали в рабов. На Гран-Канарии правили два короля. Тамошние жители не интересовались ни золотом, ни серебром, зато ценили железо, из которого делали рыболовные крючки. На острове было много овец, свиней, коз; рос инжир, финики. Обитатели острова, хотя и выращивали пшеницу, но не умели печь из неё хлеб. Огонь высекали из камня. Верили в Бога, который награждает и наказывает. На Тенерифе жители выращивали овощи, пшеницу; держали свиней, овец, коз; одевались в их шкуры. Домов не строили. Для войны использовали деревянные копья, наконечники которых закаляли в огне. На Гомере туземцы были менее цивилизованы. Они не имели одежды, домов; пищей им служили коренья и молоко домашних животных. Верили в Бога, но не имели никаких законов. Женщины являлись почти общей собственностью. На острове Пальма жители не знали хлеба, не выращивали овощей, даже не ловили рыбу, как другие канарцы; употребляли в пищу только молоко и растения.

          Откуда и когда пришли на Канары гуанчи тоже остаётся загадкой до сих пор.