Н.В. Овчинников Сталин и государство

 

Часть II. Национальный проект.

Государство и нация

Развитие индустрии

Решение продовольственной проблемы

Авиация

Освоение Арктики

Героический оптимизм

Знатные люди сталинского СССР

   Мичурин.

   Циолковский

   Валерий Чкалов

   Паша Ангелина; Мария Демченко

   Ткачихи Виноградовы

Отклик народа

Война

Против атомного шантажа и долларовой пирамиды

Против глобализма и космополитизма

   Бесславный конец афёры "КР"

Патриотическое движение конца 1940- начала 50-х гг.

Против клановых группировок и мафий

"Засуху тоже победим!"

Ленинградское дело

Отставка Молотова

Дело врачей

Сталина больше нет

"И не раскаялись они в убийствах своих"

Послесловие: Сталинизм.

   Причины успехов

   Факторы деградации

   Историческое наследие

Сталин сегодня

Оценки Сталина

 

Сталин и государство

 

Часть II. Национальный проект.

 

Государство и нация

 

Предназначением государства является, во-первых, организация и регулировка создания гражданами и их группами/ системами полезных продуктов; во-вторых, защита граждан и результатов их труда от паразитов и организованных преступных группировок. Эти две задачи тесно связаны; решение одной из них без удовлетворительного решения другой лишено смысла.

Руководство, координация, регулировка государством создания гражданами/ их группами общественно-полезных продуктов означает, что государство является в экономическом отношении сверхсистемой, включающей в себя как составные части всех ведущих хозяйственную деятельность субъектов; синтезирующей их в единую систему. Использование государством в военных целях природных, материальных, человеческих ресурсов, имеющихся на его территории; объединение, синхронизация усилий граждан и их групп по защите своего труда также означает синтез государством частных и коллективных защитных структур в единую систему. Таким образом, государство является единой военно-экономической социальной системой.

В социальных системах как единых объектах для достижения поставленных целей очень важно взаимодействие их частей и синхронизация действий участников - без этого нет единой системы. Взаимодействие частей, синхронность действий есть свойства единого объекта, образованного из частей. Сила единой социальной системы гораздо больше силы её "механически просуммированных" разрозненных частей или подсистем. Это относится и к нормальным государствам, ставящим перед собой естественные цели, и к организованным преступным группировкам: мафиям. Государство – единая военно- экономическая система – основано на связях- взаимодействиях между гражданами и их группами; на общем плане; синхронности действий; единой воле.

"Власть есть, прежде всего, организация всего населения (народа) в единое целое" (А.А. Зиновьев).

Основное требование граждан к любой власти – обеспечение защиты от мафий и банд: этнических, религиозных и прочих. Наиболее опасны иноэтнические ОПГ, вторгающиеся на территорию обитания народа – совершающие прямую агрессию. Очень опасны и внутренние ОПГ, паразитические мафии; в частности: торговцы наркотиками, фальшивой едой, создатели дегенеративного искусства. В свою очередь, банды и мафии выступают против государственных структур нормальных государств; стараются их дискредитировать, разбить, включив их остатки в свою систему.

Для кого плохо государство как таковое – любое и вообще? Прежде всего, для ОПГ. Если рассмотреть историю идеологической борьбы, пропагандистских войн разных групп против идеи государства или его важных частей – структур безопасности, цензуры, руководителей, … – то можно быстро обнаружить эмпирический факт: большинство таких "борцов" либо входили в этнические или религиозные ОПГ, либо были наняты ими. Причина этого ясна – основной функцией государства как раз и является организация людей для защиты себя, своего труда от паразитов, особенно объединённых в организованные преступные группировки. Организованным грабителям гораздо легче грабить, и эксплуатировать слабо связанных, разъединённых людей. Подобно тому, как банде хулиганов гораздо легче избить и ограбить одного человека, чем группу людей, да ещё хорошо организованную. Поэтому одной из первоочередных задач банд и мафий является максимально возможное ослабление защитных структур государства, внутри которого они действуют. Разрушение государства позволяет им далее захватить власть в его остатках и построить находящуюся под своим управлением социальную систему (например, псевдогосударство).

Нацией называется многочисленная группа лиц, как правило, связанных отношениями родства и культурной близости, реализующая крупный социально-политический проект, включающий обеспечение основных параметров жизнедеятельности его участников.

Нации отличны от народов – больших родственно близких групп. Во-первых, в нацию могут входить этнически отдалённые общности. Во-вторых, внутри нации имеются политические взаимосвязи определённого характера, при отсутствии которых даже этнически близкие общности (народы), хотя бы и значительные по численности, не могут быть названы нациями. Народы- этносы – природные образования; нации – социальные.

Наличие совместного социально-политического проекта является главным признаком нации. Другие характеристики – родство, близость языка, культуры, мировоззрения – имеют вторичное или вспомогательную значение; они содействуют объединению групп, уже частично связанных между собой – по роду (семейства, этносы), культуре, религии и т.д. – в новую социально-политическую общность.

Нередко нация образуется на основе одного или нескольких родственных народов. В этом случае её можно назвать политически организованным народом. Народ объединяется в нацию, прежде всего, для обеспечения своей жизнедеятельности, обороны, защиты ценностей.

Родственная близость составляющих нацию групп даёт большую устойчивость их политических связей. Этнически однородные группы легче объединяются для выполнения совместных дел – например, общий дом строят близкие родичи. Вместе с тем, родственная близость не является обязательным исходным условием образования нации. Так, советская нация (нередко неправильно называвшаяся советским народом) состояла из нескольких народов, в том числе весьма разных, но объединённых общим социально-политическим проектом – построением советского социалистического общества. С другой стороны, близкородственные группы могут реализовывать существенно разные социальные проекты – представлять собой разные нации. Пример доставляют "красные" и "белые" русские во время Гражданской войны.

Основной социально-политической структурой, реализующей национальный проект, является государство.

Население государства не совпадает с нацией. Например, рабы или военнопленные в каком-либо государстве не входят в основную нацию, реализующую в этом государстве свой политический проект.

В одном и том же государстве крупные группы населения могут реализовывать разные политические проекты – фактически представлять собой разные нации. В государствах могут появляться паразитические группы- антинации (в меньших масштабах – мафии).

Нация может быть создана – например, из народа, или определённой его части – усилиями какой-либо организации. Тогда лидеры проекта становятся элитой нации, рядовые участники образуют её состав. От политической партии нацию отличает масштаб проекта: в случае возникновения новой нации государство преобразуется существенно, в отличие от прихода к власти другой партии. Вместе с тем, политические партии иногда являются зародышами новых наций.

Нацию делает более устойчивой родственная близость либо комплементарность входящих в неё социальных групп/ народов; согласованность поставленных её проектом целей с естественными стремлениями людей и с природными тенденциями эволюции социумов.

Новая нация крепнет по мере успехов своего проекта. Например, советскую нацию сплотили трудовые достижения 1930-х гг.; ещё больше – победа в Великой Отечественной войне 1941- 45 гг.

Нация может расширяться – ассимилировать в свой проект членов других общностей, в т.ч. иноэтнических, оказавшихся на территории государства- реализации этого проекта. Такое расширение может существенно сказываться на судьбах самой нации. В частности, включение в нацию новых общностей, некомплементарных к основным участникам по образу жизни, культуре, ведёт к потере устойчивости всей социальной системы – нации. Одним из примеров такой химеризации является включение в нацию, ставящую перед собой цели производительного труда, паразитических групп, с идеологией или религией, обосновывающими это паразитирование. Никакой длительной общности, единого национального проекта, союза для совместной деятельности между ними не только не получится, но в результате и исходная нация может распасться.

Социально-политическая программа Сталина[1] по грандиозности своих замыслов соответствовала характеристикам национального проекта. Она намечала создание и государства нового типа – советского социалистического строя, и новой общности – советской нации.

Одним из ключевых положений сталинской программы было прекращение разных видов эксплуатации, получения незаслуженных доходов – установление соответствия социально- экономического статуса человека услугам, оказанным им обществу. Внутри страны это достигалось, прежде всего, отменой "прав собственности" капиталистов на средства производства, а помещиков на землю (т.о. отменой не заработанной собственным трудом ренты) и дальнейшим утверждением в советском обществе социалистических отношений. Во внешних отношениях – достижением национальной независимости (т.о. прекращением всех прямых и косвенных выплат разнообразной "дани") и дальнейшим установлением равноправных взаимовыгодных отношений со всеми народами. Переформулируя, это могло быть названо установлением социальной справедливости.

Этническую основу сталинского национального проекта должны были составить русские и родственные к ним народы, проживающие на территории бывшей Российской империи. Сблизить их с другими этносами, принимающими участие в реализации проекта, предполагалось внедрением универсализующих этических ценностей; которые, впрочем, как показал опыт практической реализации, также должны были находиться в пределах русского культурного поля.

 

Развитие индустрии

 

Предыдущее положение

Промышленное производство в царской России, несмотря на ускоренный рост экономики в конце XIX - начале XX вв., значительно отставало от передовых западных стран.

В 1913 г. в России было выплавлено 4 636 тыс. тонн чугуна. В том же году производство чугуна в США составило 30 970 тыс. тонн, в Германии – 16 766 тыс. тонн, в Великобритании – 10 479 тыс. тонн, во Франции – 5307 тыс. тонн.

В 1913 г. в России было выплавлено 4 039 тыс. тонн стали. В том же году производство стали в США составило 31 777 тыс. тонн, в Германии – 17 133 тыс. тонн, в Великобритании – 7781 тыс. тонн, во Франции – 4 685 тыс. тонн.

В 1913 г. в России было добыто 36,3 млн. тонн угля. В том же году добыча угля в США составила 629,5 млн. тонн, в Германии – 278,6 млн. тонн, в Великобритании – 292,0 млн. тонн, во Франции – 40,8 млн. тонн.

Хотя к началу XX в. в России добывалось около ½ всей нефти в мире (позже это число уменьшилась), но большая часть её шла на экспорт.

Ещё хуже обстояли дела с конечными продуктами промышленности. Так, в 1910-х гг. автомобилей в России производилось за год меньше, чем в США за неделю; авиамоторов за год – как во Франции за 5 дней.

Производство оружия:

 

ПулемётыОрудияСнарядыСамолёты

   (тыс.)  (тыс.)   (млн.)   (тыс.)

 

Россия     28  11,7     67      3,5

Англия   239  26,4   218    47,8

Франция    312  23,2   290    58,1

Германия   280  64,0   306    47,3

 

С осени 1916 г. в сражениях Первой мировой войны начали участвовать танки. За время военных действий Великобритания произвела 2,8 тыс. танков, Франция – 5,3 тыс., США – 1,0 тыс. В Германии, начиная с октября 1917 г., было выпущено 20 тяжёлых танков A7V и несколько опытных образцов других моделей. В России первый свой танк, скопированный с трофейного французского "Рено", был выпущен заводом "Красное Сормово" в Нижнем Новгороде 31 августа 1920 г.

Гражданская война и вызванная ей разруха ещё больше увеличили разрыв между Россией и ведущими западными державами во всех областях производства.

Новая экономическая политика, принятая весной 1921 г., ко второй половине 1920-х гг. в большинстве промышленных отраслей России лишь восстановила уровень последнего довоенного (1913) года. При этом её основные достижения относились к лёгкой промышленности.

Курс на индустриализацию

"Мы отстали от ведущих стран на 50-100 лет. Либо мы пробежим их за десятилетие, либо нас сомнут" (Сталин)

Состоявшийся в декабре 1925 года XIV съезд ВКП(б), на котором была разбита "новая оппозиция" (Зиновьев-Каменев), утвердил предложенный Сталиным курс на достижение экономической независимости и форсированное развитие тяжёлой промышленности – индустриализацию.

"Превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими силами необходимое оборудование, – вот в чём суть, основа нашей генеральной линии" (Сталин, XIV съезд).

Съезд принял принцип планового экономического развития. Первый план был составлен лишь на один (1925/26) хозяйственный год.

В октябре 1927 г. объединенный пленум ЦК и ЦКК принял решение о разработке плана развития народного хозяйства на пять лет – на пятилетку (1928 - 1932 гг.) – предварительные контрольные цифры которой были утверждены в декабре 1927 г. на XV съезде.

Победа в 1928-29 гг. Сталина над "правой оппозицией" (Бухарин- Рыков) позволила окончательно взять курс на ускоренную индустриализацию, а также начать коллективизацию – и для повышения производительности в сельском хозяйстве, и для снабжения городов хлебом по низкой цене (обусловленной высокой ценой индустриализации).

Новая экономическая политика (нэп) была свёрнута.

"На базе нэпа нельзя осуществить индустриализацию" (Сталин).

В планах первой пятилетки приоритет отдавался созданию предприятий тяжёлой индустрии. На капитальное строительство в промышленности предполагалось выделить средств в 4 раза больше, чем за предыдущие пять лет. Рост валовой продукции всей промышленности намечался в 2,8 раза; средств производства – в 3,3 раза; машиностроения – в 3,5 раза.

"Необходимо было построить заново целый ряд отраслей индустрии, которых не было в царской России,- построить новые машиностроительные, станкостроительные, автомобильные, химические, металлургические заводы, наладить собственное производство двигателей и оборудования для электростанций, увеличить добычу металла и угля.

Необходимо было создать новую оборонную промышленность, - построить новые артиллерийские, снарядные, авиационные, танковые, пулеметные заводы, ибо этого требовали интересы обороны СССР в обстановке капиталистического окружения.

Необходимо было построить тракторные заводы, заводы современных сельскохозяйственных машин и снабдить их продукцией сельское хозяйство, чтобы дать возможность миллионам мелких единоличных крестьянских хозяйств перейти на крупное колхозное производство, ибо этого требовали интересы победы социализма в деревне" ("Краткий курс ВКП (б)").

Первая пятилетка

В первой половине 1930 г. вошли в строй или готовились к пуску новые промышленные предприятия-гиганты: Сталинградский тракторный завод; Запорожский завод сельскохозяйственных машин; Мариупольский металлургический завод; Ростсельмаш и другие.

В апреле 1930 г. на Ленинградском металлическом заводе начался выпуск первых в Советском Союзе мощных турбин. 1 мая 1930 г. открылось движение по Туркестано-Сибирской железной дороге. 10 мая 1930 г. ленинградский завод "Коминтерн" приступил к выпуску первых советских телевизоров. В июле 1930 г. запорожский завод "Коммунар" выпустил первый комбайн.

15 мая 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление "О создании на востоке страны второго основного угольного-металлургического центра", согласно которому в Урало-Кузбасском регионе намечалось построить ряд ключевых промышленных предприятий.

На проходившем 26 июня - 13 июля 1930 года XVI съезде ВКП (б) курс на ускоренную индустриализацию промышленности и коллективизацию сельского хозяйства был окончательно подтверждён. В отчётном докладе Сталин привёл цифры быстрого роста за 1929 г. в СССР экономики в целом, капитального строительства, добычи энергоресурсов, и указал на возможность досрочного выполнения заданий пятилетки по ряду важных областей – нефтянике, электротехнике, общему машиностроению.

За 1930 год прирост промышленной продукции составил 25%, а в целом в 1930 г. валовая продукция промышленности превысила довоенный уровень в 1,9 раза.

"Ещё более грандиозные задачи вставали в следующем, 1931 году. В строй должны были вступить 518 предприятий, в т.ч. Харьковский тракторный и Нижегородский автомобильный заводы. Расширялся Урало– Кузнецкий комбинат, и создавалась вторая угольно-металлургическая база. Возводились дополнительно 1040 машинно-тракторных станций. Цифры "518" и "1040" в дни государственных праздников сияли лампочками иллюминированных зданий, бросались в глаза с плакатных лозунгов" (Зверев[2]).

4 февраля 1931 года на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности Сталин выступил с речью "О задачах хозяйственников". Выдвинув лозунг "Техника в период реконструкции решает все", он подчеркнул, что нельзя снижать темпы индустриализации, если мы хотим построить действительно независимое, способное дать отпор любому агрессору государство.

"Задерживать темпы – это значит отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим быть битыми. Нет, не хотим!  История старой России состояла, между прочим, в том, что её непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско- литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все – за отсталость. За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было доходно и сходило безнаказанно… Таков уже закон эксплуататоров - бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма. Ты отстал, ты слаб - значит ты не прав, стало быть, тебя можно бить и порабощать. Ты могуч - значит ты прав, стало быть, тебя надо остерегаться. Вот почему нельзя нам больше отставать " (Сталин).

Одновременно Сталин указал, что в стране есть все объективные возможности успешно решить поставленные задачи:

достаточные природные богатства: железная руда, уголь, нефть, хлеб, хлопок…Взять хотя бы Урал, который представляет такую комбинацию богатств, какой нельзя найти ни в одной стране. Руда, уголь, нефть, хлеб - чего только нет на Урале! У нас имеется в стране всё, кроме разве каучука. Но через год-два и каучук мы будем иметь...

наличие такой власти, которая имела бы желание и силу двинуть использование этих огромных природных богатств на пользу народа. Есть ли у нас такая власть? Есть.

Ещё требуется, чтобы эта власть пользовалась поддержкой миллионных масс рабочих и крестьян. Пользуется ли наша власть такой поддержкой? Да, пользуется. Во всём мире не найдёте вы другой такой власти, которая бы пользовалась такой поддержкой рабочих и крестьян

Нужно ещё наличие такого строя, который был бы свободен от неизлечимых болезней капитализма… Кризис, безработица, расточительство, нищета широких масс - вот неизлечимые болезни капитализма. Наш строй не страдает этими болезнями, потому что власть в наших руках, в руках рабочего класса, потому что мы ведём плановое хозяйство, планомерно накопляем ресурсы и правильно распределяем их по отраслям народного хозяйства… мы не знаем кризисов перепроизводства, мы не имеем и не будем иметь миллионов безработных, мы не имеем анархии в производстве, ибо мы ведём плановое хозяйство.

Требуется наличие партии, достаточно сплочённой и единой для того, чтобы направить усилия всех лучших людей рабочего класса в одну точку, и достаточно опытной для того, чтобы не сдрейфить перед трудностями… Есть ли у нас такая партия? Да, есть. Правильна ли её политика? Да, правильна, ибо она даёт серьёзные успехи. Это признают теперь не только друзья, но и враги… Посмотрите, как воют и беснуются против нашей партии всем известные "уважаемые" джентльмены – Фиш в Америке, Черчилль в Англии, Пуанкаре во Франции. Почему они воют и беснуются? Потому, что политика нашей партии правильна, потому, что она даёт успех за успехом.

В январе 1931 г. началось строительство огромного завода "Шарикоподшипник". 3 апреля 1931 г. Сталин послал приветственную телеграмму рабочим и административно-техническому персоналу Московского Электрозавода в связи с выполнением заводом пятилетки в два с половиной года. 1 октября 1931 г. в Москве был пущен автомобильный завод АМО. В тот же день состоялось открытие Харьковского тракторного завода. 31 декабря 1931 г. было завершено строительство Саратовского комбайнового завода. 1 января 1932 г. начал работу Горьковский автомобильный завод. 3 января 1932 г. открылась пассажирская авиалиния Москва - Ленинград. 31 января 1932 г. начала действовать первая домна Магнитогорского металлургического комбината. 29 марта 1932 г. в Москве начал работу 1-й подшипниковый завод. 3 апреля 1932 г. была пущена первая домна Кузнецкого металлургического комбината. На Урале строились Уралмашстрой, Березниковский и Соликамский химкомбинаты. 27 апреля 1932 г. Березниковский химкомбинат дал первую продукцию. 1 мая 1932 г., на 6 месяцев раньше намеченного срока, дал ток первый генератор Днепрогэса. 4 октября 1932 г. в Воркуте открылась первая шахта Печорского угольного бассейна.

Итоги первой пятилетки

Пятилетка была выполнена, по основным показателям, за 4 года и 3 месяца. За пятилетку было возведено полторы тысячи промышленных предприятий, рядом со многими из которых образовались рабочие посёлки и города (Магнитогорск, Кузнецк, Комсомольск-на-Амуре и др.). Объём промышленного производства по сравнению с 1913 г. возрос в 2,7 раза; по машиностроению – в 7 раз. К концу пятилетки СССР создал свою машиностроительную базу, удовлетворявшую основные потребности хозяйства в новой технике. Численность рабочих возросла почти вдвое, с 11,6 до 22,9 млн. человек. С 1930 г. в стране фактически исчезла безработица.

Выступая 7 января 1933 года на Пленуме ЦК и ЦКК с докладом, Сталин перечислил основные цели первой пятилетки:

"Перевести нашу страну с её отсталой, подчас средневековой техникой на рельсы новой, современной техники… превратить СССР из страны аграрной и немощной, зависимой от капризов капиталистических стран, в страну индустриальную и могучую, вполне самостоятельную и независимую от капризов мирового капитализма… создать в нашей стране такую индустрию, которая была бы способна перевооружить и реорганизовать не только промышленность в целом, но и транспорт, но и сельское хозяйство – на базе социализма… создать в стране все необходимые технические и экономические предпосылки для максимального поднятия обороноспособности страны, дающей возможность организовать решительный отпор всем и всяким попыткам военной интервенции извне, всем и всяким попыткам военного нападения извне".

Сталин назвал новые отрасли промышленности, которые возникли в СССР благодаря форсированной индустриализации:

"У нас не было чёрной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.

У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.

У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь.

У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь.

У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь.

У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь.

У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь.

В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.

В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.

У нас была лишь одна единственная угольно-металлургическая база – на Украине, с которой мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали еще новую угольно- металлургическую базу – на Востоке, составляющую гордость нашей страны.

Мы имели лишь одну единственную базу текстильной промышленности – на Севере нашей страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новых базы текстильной промышленности – в Средней Азии и Западной Сибири.

И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в таком масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии.

Страна наша из аграрной стала индустриальной, ибо удельный вес промышленной продукции в отношении сельскохозяйственной поднялся с 48% в начале пятилетки (1928 г.) до 70% к концу четвертого года пятилетки (1932 г.)".

В своём выступлении Сталин не преминул сравнить бурный рост экономики СССР с глубокой депрессией в тогдашнем западном мире:

"В то время как объём промышленной продукции СССР к концу 1932 года вырос в сравнении с довоенным уровнем до 334%, объем промышленной продукции САСШ снизился за тот же период до 84% довоенного уровня, Англии – до 75%, Германии – до 62%.

В то время как объём промышленной продукции СССР вырос к концу 1932 года в сравнении с уровнем 1928 года до 219 %, объем промышленной продукции САСШ снизился за тот же период до 56%, Англии – до 80%, Германии – до 55%, Польши – до 54%".

26 января 1934 года, в отчётном докладе на XVII съезде партии, Сталин дал краткое описание результатов напряжённого труда страны по решению задачи ускоренного развития индустрии:

"Созданы новые отрасли производства: станкостроение, автомобильная промышленность, тракторная промышленность, химическая промышленность, моторостроение, самолетостроение, комбайностроение, производство мощных турбин и генераторов, качественных сталей, ферросплавов, синтетического каучука, азота, искусственного волокна и т.д.

Построены и пущены в ход за этот период тысячи новых вполне современных промышленных предприятий. Построены гиганты вроде Днепростроя, Магнитостроя, Кузнецкстроя, Челябстроя, Бобриков, Уралмашстроя, Краммашстроя. Реконструированы на базе новой техники тысячи старых предприятий. Построены новые предприятия и созданы очаги промышленности в национальных республиках и на окраинах СССР: в Белоруссии, на Украине, на Северном Кавказе, в Закавказье…

Создано свыше 200 тысяч колхозов и 5 тысяч совхозов с новыми районными центрами и промышленными пунктами для них.

Выросли почти на пустом месте новые большие города с большим количеством населения. Колоссально разрослись старые города и промышленные пункты.

Заложены основы Урало-Кузнецкого комбината – соединения кузнецкого коксующегося угля с уральской железной рудой. Новую металлургическую базу на Востоке можно считать таким образом превращенной из мечты в действительность.

Заложены основы новой мощной нефтяной базы в районах западного и южного склонов Уральского хребта – по Уральской области, Башкирии, Казахстану.

Это было бы чудом, если бы развитие шло на базе капитализма и единоличного мелкого хозяйства. Но это не может быть названо чудом, если иметь в виду, что развитие шло у нас на основе развёртывания социалистического строительства.

Понятно, что этот гигантский подъём мог развернуться лишь на базе успешного строительства социализма, на базе общественного труда десятков миллионов людей, на базе преимуществ социалистической системы хозяйства перед системой капиталистической и единолично- крестьянской.

Ресурсы

Форсированная индустриализация 1928- 33 гг. совершалась за счёт, прежде всего, мобилизации внутренних ресурсов. Национализация основных средств производства передала в распоряжение государства ценности, ранее принадлежавшие частным лицам. В результате

"прибыль от государственных фабрик и заводов, от транспорта, торговли, банков шла теперь не на потребление паразитического класса капиталистов, а на дальнейшее расширение промышленности" (Сталин).

Сходным образом уничтожение помещичьей собственности на землю освободило крестьян от ежегодной уплаты помещикам

"около 500 миллионов рублей золотом арендной платы"

- средства, которые теперь, в виде налогов, также были переданы в распоряжение государства.

Аннулирование царских "долгов", "по которым ежегодно народ уплачивал сотни миллионов рублей золотом одних только процентов", освободило экономику страны от насильно навязанной кабалы.

В условиях крайней, почти военной необходимости, руководство страны вынуждено было прибегнуть к фактической недооплате рабочим, в т.ч. занятым в тяжёлых или опасных производствах, направив образовавшиеся средства на создание предприятий промышленности.

Аналогичным образом был фактически взят сверхналог с крестьян – и через низкие закупочные сельскохозяйственные цены, и через принудительные плановые задания колхозам и совхозам.

"Это есть добавочный налог на крестьянство в интересах подъёма индустрии, обслуживающей всю страну, в том числе крестьянство. Это есть нечто вроде "дани", нечто вроде сверхналога, который мы вынуждены брать временно для того, чтобы сохранить и развить дальше нынешний темп развития индустрии, обеспечить индустрию для всей страны… Дело это, что и говорить, неприятное… но без этого добавочного налога на крестьянство, к сожалению, наша промышленность и наша страна пока что обойтись не могут" (Сталин).

Значительным богатством, использованным для реализации целей пятилетки, стала организованная Сталиным высокоэффективная система управления экономикой страны, включавшая и подбор руководящих кадров по деловым качествам, и поощрение за достижения в работе, и жесткий спрос за провалы, и правильное соотношение в намечаемых планах кратко- и долгосрочных целей. В частности, Сталин отказывался признавать в качестве решающего критерия рентабельность предприятий, указывая, что предприятия, нерентабельные сейчас, могут, тем не менее, иметь большое значение для народного хозяйства в целом или же стать рентабельными позже.

"Более половины текстильных предприятий несколько лет тому назад были нерентабельны. Одна часть наших товарищей предлагала нам тогда закрыть эти предприятия. Что было бы с нами, если бы мы послушались их? Мы совершили бы величайшее преступление перед страной, перед рабочим классом, ибо мы разорили бы этим нашу подымавшуюся промышленность. Как же мы поступили тогда? Мы выждали год с лишним и добились того, что вся текстильная промышленность стала рентабельной. А наш автозавод в городе Горьком? Тоже ведь нерентабелен пока что. Не прикажете ли закрыть его? Или наша чёрная металлургия, которая тоже пока что нерентабельна? Не закрыть ли её, товарищи? Если так смотреть на рентабельность, то мы должны были бы развивать вовсю лишь некоторые отрасли промышленности, дающие наибольшую ренту, например, – кондитерскую промышленность, мукомольную промышленность, парфюмерную, трикотажную, промышленность детских игрушек и т. д. Я, конечно, не против развития этих отраслей промышленности. Наоборот, они должны быть развиты, так как они также нужны для населения. Но, во-первых, они не могут быть развиты без оборудования и топлива, которые дает им тяжёлая индустрия. Во-вторых, на них невозможно базировать индустриализацию. Вот в чем дело, товарищи.

На рентабельность нельзя смотреть торгашески, с точки зрения данной минуты. Рентабельность надо брать с точки зрения общенародного хозяйства в разрезе нескольких лет" (Сталин "Итоги первой пятилетки", 7 января 1933 г.)[3].

Важным ресурсом выполнения заданий пятилетки, обслуживания и освоения новой, передовой техники стали подготовленные в массовом порядке технические кадры. За 1928- 33 гг. в фабрично- заводских училищах (ФЗУ) прошли курсы обучения 450 тыс. человек. На предприятиях, для скорейшего повышения квалификации рабочей молодёжи, была организована сеть кружков. За 1928- 33 г. количество вузов, готовивших кадры для промышленности и транспорта, увеличилось с 25 до 159, учащихся в них – с 48,9 тыс. до 226,5 тыс. При большинстве действовали рабочие факультеты (рабфаки), благодаря которым ученики из рабочих или крестьянских семей могли быстрее овладеть профессией. Тиражи технической литературы выросли в 2,7 раз; действовали центры технической пропаганды.

Значительным кадровым ресурсом стало выдвижение талантов из народа. Многие способные новые руководители промышленности – сталинские выдвиженцы – были родом из русской глубинки.

Немалую роль в повышении производительности труда сыграла в те годы сталинская пропаганда, неустанно воспевавшая пафос работы на благо общества, призывавшая к достижению новых рекордов в промышленности и сельском хозяйстве. По всей стране развернулось движение социалистического соревнования; создавались ударные рабочие бригады; прославлялись и премировались передовики производства и сельского хозяйства.

"…активность и самоотверженность, энтузиазм и инициатива миллионных масс рабочих и колхозников, развивших вместе с инженерно- техническими силами колоссальную энергию по разворачиванию социалистического соревнования и ударничества…" (Сталин, "Итоги первой пятилетки", 7 января 1933 г.)

Создать в кратчайшие сроки передовую промышленность было бы весьма сложно без использования технического опыта западных стран. Поэтому ещё одним ресурсом форсированной индустриализации стала закупка машины, лицензий и наём иностранных специалистов. В 1931 г. удельный вес СССР в мировом импорте машин и оборудования (без автомобилей) составил 30%; в 1932 г. – 50%. Наиболее крупные закупки промышленного оборудования делались в Америке.

Валютные средства, требовавшиеся для покупок передовой зарубежной техники и лицензий, поступали от экспорта, который состоял наполовину из сырья (нефть, лес,…), наполовину из сельскохозяйственных продуктов (зерно, масло,…)[4]. В дальнейшем, с ростом потребностей индустрии в новом оборудовании, экспорт увеличился за счёт продажи золота и картин Эрмитажа.

Форсирование создания предприятий тяжёлой индустрии не могло не сказаться отрицательно на развитии лёгкой промышленности. Сталин пошёл на этот вынужденный шаг сознательно:

"Предметов широкого потребления действительно произведено меньше, чем нужно, и это создает известные затруднения. Но тогда надо знать и надо отдать себе отчёт, к чему привела бы нас подобная политика отодвигания на задний план задач индустриализации. Конечно, мы могли бы из полутора миллиардов рублей валюты, истраченных за этот период на оборудование нашей тяжёлой промышленности, отложить половину на импорт хлопка, кожи, шерсти, каучука и т.д. У нас было бы тогда больше ситца, обуви, одежды. Но у нас не было бы тогда ни тракторной, ни автомобильной промышленности, не было бы сколько-нибудь серьёзной чёрной металлургии, не было бы металла для производства машин – и мы были бы безоружны перед лицом вооруженного новой техникой капиталистического окружения.

Мы лишили бы себя тогда возможности снабжать сельское хозяйство тракторами и сельхозмашинами – стало быть, мы сидели бы без хлеба.

Мы не имели бы тогда всех тех современных средств обороны, без которых невозможна государственная независимость страны, без которых страна превращается в объект военных операций внешних врагов. Наше положение было бы тогда более или менее аналогично положению нынешнего Китая, который не имеет своей тяжелой промышленности, не имеет своей военной промышленности, и который клюют теперь все, кому только не лень" (Сталин "Итоги первой пятилетки", 7 января 1933 г.).

Вторая пятилетка

Во второй пятилетке (1933- 38 гг.) строительство предприятий тяжёлой индустрии продолжилось.

1 июня 1933 г. начал работу Челябинский тракторный завод; 15 июля 1933 г. был введен в эксплуатацию Уральский завод тяжелого машиностроения (Уралмаш); 16 ноября 1933 г. дал первую продукцию металлургический завод "Запорожсталь";…

Темпы роста производительности труда во второй пятилетке удвоились по сравнению с первой (с 41 до 82 %). Темпы прироста валовой продукции промышленности поднялись от 19% в 1934 г. до 25% в 1935 г. и 29% в 1936 г.

"В 1925 г. СССР занимал 11-ое место по производству электроэнергии; в 1935 году он уступает лишь Германии и Соединенным Штатам. По добыче угля СССР выдвинулся с 10-го места на 4-ое. По выплавке стали - с 6-го на 3-ье. По производству тракторов - на первое место в мире" (Троцкий, "Преступления Сталина").

Вместе с тем, в новой пятилетке несколько сместились акценты и приоритеты задач – на первое место выдвинулось освоение передовой техники и воспитание кадров, представляющих собой самый ценный капитал общества – "кадры решают всё!" 28 декабря 1934 г., выступая в Кремле на приёме в честь металлургов, Сталин заявил:

"Если раньше однобоко делали ударение на технику, на машины, то теперь ударение надо делать на людях, овладевших техникой".

4 мая 1935 г., на приёме в Кремле в честь выпускников военных академий, он же сказал:

"Надо было пойти на жертвы и навести во всем жесточайшую экономию, надо было экономить и на питании, и на школах, и на мануфактуре". Теперь голод в области техники позади, страна вступила в новый период, я бы сказал, голода в области людей, в области кадров".

Напомнив о лозунге "кадры решают всё", Сталин призвал

"наконец, понять, что из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди, кадры".

Третья пятилетка

Вторая пятилетка плавно перешла в третью. За первую половину 1938 г. было сдано в эксплуатацию свыше 600 новостроек. В 1939 г. с конвейера сошел миллионный советский автомобиль. Были введены в строй новые крупные предприятия: завод цветной металлургии в Чимкенте; новые цеха заводов черной металлургии в Запорожье и Кривом Роге; угольные шахты Караганды; нефтяные вышки Татарии и Башкирии; созданы крупные ГЭС и водохранилища на Волге;…

За 1938- 40 гг. продукция индустрии в целом увеличилась почти в 1,5 раза, производство средств производства – более чем в 1,5 раза, а рост машиностроения составил 76%.

Выполнение планов третьей пятилетки было прервано войной. Но созданные в СССР за годы форсированной индустриализации предприятия, в том числе оборонного назначения, позволили стране быстро перейти на рельсы военной экономики и наладить производство вооружения в объёмах, по всем видам превышающих выпуск оружия у противников (в отличие от Первой мировой войны; ср. выше):

 

Произведено за время Второй мировой войны, тыс. шт.

 

Винтовки   Пулемёты   Орудия  Танки   Самолёты боевые

СССР    12129       1515  482  102112

Германия   10327       1175  319   46  89

Англия      2457 938  389    29  94

 

Решение продовольственной проблемы

 

Коллективизация сельского хозяйства

Кооперация – объединение сил, орудий труда, денежных ресурсов – существовала с древности. Для ранней стадии капитализма она представляла собой главный организационно-экономический принцип повышения эффективности производства, на котором основывались разнообразные артели, товарищества, акционерные общества.

Форсированное развитие экономики СССР, предпринятое сталинским руководством, требовало резкого ускорения производства товарного зерна и другой сельскохозяйственной продукции, поставляемой в города. К 1928 году Сталин пришёл к выводу, что решить эту проблему "не отходя от социализма" – т.е. не поощряя частно- эксплуататорские, кулацкие хозяйства – можно только путём организации широко кредитуемых государством крупных коллективных хозяйств, использующих тракторы, удобрения, передовые агротехнические приёмы.

"Колхозы и совхозы, являются... крупными хозяйствами, способными применять тракторы и машины. Они являются более товарными хозяйствами, чем помещичьи и кулацкие хозяйства… наши города и наша промышленность растут и будут расти с каждым годом. Это необходимо для индустриализации страны. Следовательно, будет расти с каждым годом спрос на хлеб" (Сталин, январь 1928 г.).

"Удобрения, машины, агрономические знания и прочие усовершенствования – это такие вещи, которые могут быть с успехом применены в крупных хозяйствах, но которые не имеют или почти не имеют применения в мелкокрестьянском хозяйстве… Есть ли у нас вообще крупные хозяйства в деревне, применяющие машины, удобрения, агрономические знания и т. д.? Да, есть. Это, во-первых, колхозы и совхозы. Но их у нас мало, товарищи. Это, во-вторых, крупные кулацкие (капиталистические) хозяйства. Этих хозяйств не так уж мало в нашей стране, и они все еще играют в сельском хозяйстве значительную роль. Можем ли мы стать на путь поощрения частных крупных капиталистических хозяйств в деревне? Ясно, что не можем. Отсюда вывод: нажать вовсю на развитие крупных хозяйств в деревне типа колхозов и совхозов, стараясь превратить их в хлебные фабрики для страны, организованные на основе современной науки"  (Сталин, апрель 1928 г.).

"Выход в переходе мелких распыленных крестьянских хозяйств в крупные и объединенные хозяйства на основе общественной обработки земли, в переходе на коллективную обработку земли на базе новой, высшей техники. Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства… объединять в крупные хозяйства на основе общественной, товарищеской, коллективной обработки земли, с применением машин и тракторов, с применением научных приемов интенсификации земледелия. Других выходов нет" (Сталин, май 1928 г.).

С весны 1928 года сталинское руководство страны взяло курс на массовую организацию колхозов - коллективизацию сельского хозяйства, ставшую с осени 1929 года в основных хлеборобных районах форсированной, или сплошной, и сопровождавшуюся там раскулачиванием. 7 ноября 1929 года был опубликована статья Сталина "Год Великого перелома", в которой он писал:

"Нам удалось повернуть основные массы крестьянства в целом ряде районов от старого капиталистического пути развития, от которого выигрывает лишь кучка богатеев- капиталистов, а громадное большинство крестьян вынуждено разоряться и прозябать в нищете, к новому социалистическому пути, который вытесняет богатеев-капиталистов, а середняков и бедноту перевооружает по-новому вооружает новыми орудиями, вооружает тракторами и сельскохозяйственными машинами, для того чтобы дать им выбраться из нищеты и кулацкой кабалы на широкий путь товарищеской, коллективной обработки земли".

К середине 1932 года в колхозах состояло около 60% крестьян. В дальнейшем число колхозников непрерывно росло, вследствие предоставления государством льгот и кредитов общественным хозяйствам и одновременного давления на единоличников.

В феврале 1933 года состоялся первый Всесоюзный съезд колхозников-ударников. Выступая на нём, Сталин поставил задачу: "в ближайшие 2-3 года... сделать всех колхозников зажиточными".

"Самое меньшее 35% всех крестьянских дворов составляли бедняки, вынужденные нести ярмо кулацкой кабалы. Я уже не говорю о маломощных слоях середняков, составлявших более половины середняцкого крестьянства, которые мало чем отличались по своему положению от бедняков и находились в прямой зависимости от кулаков.

Назовите мне страну, где бы правительство поддерживало не капиталистов и помещиков, не кулаков и прочих богатеев, а трудящихся крестьян. На свете нет и не бывало такой страны. Только у нас, в Советской стране, существует правительство, которое стоит горой за рабочих и крестьян-колхозников, за всех трудящихся города и деревни против всех богатеев и эксплуататоров…

Мы разбили кулацкую кабалу, всю эту массу бедняков вовлекли в колхозы, дали им там обеспеченное существование и подняли их до уровня середняков, могущих пользоваться колхозной землей, льготами в пользу колхозов, тракторами, сельскохозяйственными машинами… мы должны добиться нового достижения. В чем состоит этот второй шаг? Он состоит в том, чтобы поднять колхозников – и бывших бедняков, и бывших середняков, – еще выше. Он состоит в том, чтобы сделать всех колхозников зажиточными" (Сталин, речь на Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников, 19 февраля 1933 г.)

В 1925 году Бухарин бросил фразу, обращённую к крестьянам: Обогащайтесь! Сталин поставил задачу: сделать всех колхозников зажиточными. С виду похожие, эти фразы-программы на самом деле сильно отличались друг от друга: обогатиться можно было разными способами, в том числе спекуляцией или эксплуатацией чужого труда, а стать колхозниками зажиточными – лишь работая на государство, на народ.

26 января 1934 г. в отчетном докладе XVII съезду Сталин сказал:

"Между лозунгом "обогащайтесь" и лозунгом "сделать всех колхозников зажиточными" лежит целая пропасть. Во-первых, обогащаться могут только отдельные лица или группы, тогда как лозунг о зажиточной жизни касается не отдельных лиц или групп, а всех колхозников. Во-вторых, обогащаются отдельные лица или группы для того, чтобы подчинить себе остальных людей и эксплуатировать их, тогда как лозунг о зажиточной жизни всех колхозников при наличии обобществления средств производства в колхозах исключает всякую возможность эксплуатации одних другими".

"С исчезновением кулацкой кабалы исчезла нищета в деревне. Любой крестьянин, колхозник или единоличник, имеет теперь возможность жить по-человечески, если он только хочет работать честно, а не лодырничать, не бродяжничать и не расхищать колхозное добро".

Механизация

Несмотря на ускоренный рост промышленности в конце XIX - начале XX вв.,  уровень механизации в сельском хозяйстве царской России был низким. Более 50% крестьянских хозяйств не имели плугов, обрабатывая землю сохами и косулями. В 1913 г. в России имелось лишь 152 трактора. В США к тому времени их было несколько тысяч, а к концу 1919 г. только компания Форда выпускала около 90 тыс. тракторов в год.

К концу нэпа положение в области механизации сельского хозяйства продолжало оставаться тяжёлым. Более того, в 1927 г. 28,3% крестьянских хозяйств РСФСР не имели рабочего скота, 31,6% – пахотного инвентаря, 19,2% – коров. Безлошадные крестьяне одалживали лошадей на условиях, в средней полосе России, "пуд в день". Обработка десятины занимала 12-15 рабочих дней лошади, и, если крестьянин брал взаймы ещё и инвентарь, ему приходилось отдавать – только за долги – до половины урожая. Из-за низкой урожайности запасы хлеба во многих крестьянских хозяйствах заканчивались в феврале- марте; его приходилось также занимать, на кабальных условиях: "пуд на пуд или рубль на рубль" (100% сезонных, не годовых) ("История советского крестьянства", т. 1, 1986 г., стр. 330).

Взятый сталинским руководством курс на форсированную индустриализацию радикально изменил положение. 17 июня 1930 года с нового Сталинградского тракторного завода- гиганта сошёл первый трактор. К 1931 году в сельское хозяйство СССР поступило около 60 тыс. тракторов; в 1934 году их было уже 204 тыс. В 1935 году СССР вышел на первое место в мире по производству тракторов.

   Сталинградский тракторный завод

 

5 июня 1929 года правительство приняло постановление об организации машинно-тракторных станций, для облегчения доступа колхозов к новой технике. К лету 1930 года уже действовало 158 государственных и 479 кооперативных МТС. Всего за первую пятилетку было создано около 2,5 тыс. МТС. К 1937 году, концу второй пятилетки, в хозяйствах МТС находилось около 365 тыс. тракторов; 105 тыс. зерноуборочных комбайнов; 60 тыс. грузовых автомобилей.

Освоение техники

Постройка тракторных заводов, массовый выпуск автомашин, создание сети МТС решили, в целом, вопрос механизации сельскохозяйственного производства. Вместе с тем, для освоения этой и другой новой техники, поставлявшейся в разные отрасли народного хозяйства, требовалась подготовка многочисленных квалифицированных кадров. Она была начата под известным лозунгом: "Кадры решают всё".

Задача подготовки специалистов, владеющих новой сельскохозяйственной техникой, решалась путём расширения сети средних и высших агротехнических образовательных учреждений; организации курсов трактористов; массового выпуска профильной литературы; общего повышения грамотности и культуры на селе.

Повышение агрокультуры; движение передовиков

К концу второй пятилетки в СССР было 87 сельскохозяйственных вузов и 515 техникумов; за две пятилетки было издано 419 млн. экземпляров книг по сельскому хозяйству; выходила специальная "Крестьянская газета". В селе организовывались избы-читальни; велась пропаганда агротехнических новшеств; для приучения крестьян к самостоятельной постановке сельскохозяйственных опытов создавались хаты-лаборатории. (Среди работников таких хат-лабораторий был и знаменитый позже создатель системы почвозащитного земледелия, "народный академик" Терентий Мальцев.)

 

С начала 1930-х гг. в стране развернулось движение передовиков производства, распространившееся и на сельское хозяйство. В 1933- 34 гг. женская тракторная бригада МТС Паши Ангелиной выполнила план на 129%. Тогда же колхозное звено Марии Демченко собрало рекордный урожай свеклы, более 500 центнеров с гектара.

 

Инициатива передовиков получила поддержку руководства страны. В ноябре 1935 года в Кремле состоялся приём в честь колхозниц- ударниц свекловичных полей (на нём выступила Мария Демченко).    В декабре 1935 года прошёл Всесоюзный слёт передовиков сельского хозяйства (на нём выступила Паша Ангелина). В том же декабре 1935 года состоялась встреча руководителей страны с передовиками урожайности по зерну, трактористами и машинистами молотилок.

Ударники и новаторы сельскохозяйственного производства прославлялись в прессе, чествовались на торжествах, избирались в высшие представительные органы.

Агротехника; селекция; интродукция

Наряду с механизацией сельского хозяйства, в СССР в 1930-х гг. внедрялись передовые агротехнические приёмы повышения урожайности, в т.ч.: травопольные севообороты (под руководством академика В.Р. Вильямса), посадки защитных лесополос (в 1931- 41 гг. было посажено около 450 тыс. га полезащитных насаждений и водоохранных лесов); осуществлялись крупные ирригационные проекты.

В те же годы, откликаясь на социальный заказ, стало появляться всё больше специалистов, активно включавшихся в решение проблем сельского хозяйства страны. Широкую известность и поддержку на государственном уровне получил Т.Д. Лысенко, предложивший ряд оригинальных агротехнических приёмов повышения урожайности и подчёркивавший необходимость быстрого внедрения достижений науки в производство. Яровизация пшеницы, наиболее известное из ранних достижений Т.Д. Лысенко, была открыта им в конце 1920-х гг. и стала широко внедряться в стране, повышая урожайность на 1-2 ц/га. В 1936 году Т.Д. Лысенко предложил метод чеканки (удаления верхушек) хлопчатника, позволивший увеличить сбор хлопка на 10-20%. Он нашёл решение проблемы посадки в южных районах СССР картофеля, который там быстро вырождался и давал невысокие урожаи, предложив сажать его в летнее время. В результате в южных районах повысилась урожайность картофеля и улучшились его сортовые качества. Видный руководитель сельского хозяйства СССР 1960-  80 гг., автор ряда книг о земледелии, Ф.Т. Моргун писал: "Хорошо помню, что в довоенные годы мы, жители Донбасса, наелись картофеля только тогда, когда начали сажать эту культуру в середине лета: в июне и июле. Этот метод предложил академик Лысенко"[5]. В 1939 году Лысенко разработал новую агротехнику проса – широкорядный посев в сочетании с усиленной борьбой с сорняками – позволившую увеличить урожайность этой культуры с 8-9 до 15-20 центнеров с гектара. В 1940 году просо по его агротехническим рекомендациям высевалось на 700 тыс. га.

Несколько хуже поначалу обстояли дела в области селекции, сортоиспытаний, интродукционной работы. Большие капиталовложения, делавшиеся с середины 1920-х гг. в ведущие научно- исследовательские сельскохозяйственные организации – ВИР и ВАСХНИЛ – дали за десятилетие весьма незначительную практическую отдачу. Руководство страны усмотрело в этом политический саботаж со стороны академических работников, возглавлявших эти организации[6], что привело в середине 1930-х гг. к кадровым перестановкам в них. В 1935 г. президент ВАСХНИЛ Н. Вавилов, сделавший стремительную научно- административную карьеру в начале 1920-х гг., был снят со своего поста. В 1938 году ВАСХНИЛ возглавил Т.Д. Лысенко.

В результате этих кадровых перестановок положение с селекционными и интродукционными работами в СССР стало улучшаться. В 1937- 40 гг. кубанский селекционер П.П. Лукьяненко вывел ряд новых сортов озимых пшениц, устойчивых к ржавчине, превышавших по урожайности прежние на 5-7 ц/га. В 1940 году он был награждён Большой серебряной медалью Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ). В 1940- 41 гг. агроном В.С. Пустовойт создал новый урожайный и высокомасличный, устойчивый к волчку и другим болезням, сорт подсолнечника. На Грибовской овощной селекционной станции вывела ряд сортов капусты Е.М. Попова, награждённая в 1939 году Малой серебряной медалью ВСХВ. Одесский селекционер Д.А. Долгушин разработал методы получения элиты зерновых культур, за что в марте 1941 г. получил Сталинскую премию. И.С. Варунцян, сотрудник Азербайджанской опытной станции, вывел ценные сорта хлопчатника, районированные в Закавказье, а А.Г. Лорх и П.С. Гусев из подмосковного НИИ картофельного хозяйства создали новые сорта картофеля, отмеченные премиями и золотыми медалями ВСХВ.

Новые агротехнические приёмы и селекционные достижения давали повышение урожайности основных сельскохозяйственных культур, использовавшихся для питания населения и для получения промышленного технического сырья.

Результаты

Предпринятые в 1930-х гг. руководством СССР усилия по форсированной механизации сельского хозяйства, освоению новой техники, поддержке агротехнических работ имели своими результатами расширение посевных площадей, повышение сбора основных зерновых культур, увеличение поголовья скота. В 1937 г. было собрано 97 млн. тонн зерновых, что значительно превышало рекордный довоенный сбор (80 млн. в 1913 г.)[7]. В 1938 г. посевная площадь по сравнению с 1913 г. увеличилась на 8 млн. га, при этом весь прирост пошёл на расширение посевов наиболее ценной зерновой культуры – пшеницы. К началу 1938 года поголовье крупного рогатого скота увеличилось, по сравнению с 1 января 1933 г., с 33,5 до 50 млн.; свиней с 9,9 до 25,7 млн. СССР стал производить 30% мировой продукции пшеницы, 56% ржи, 24% ячменя, 80% гороха и чечевицы.

Результатом развития сельского хозяйства стало заметное повышения уровня жизни населения. С 1 октября 1935 г. была восстановлена свободная торговля мясом, жирами, сахаром, картофелем. В продаже появились деликатесные и ранее дефицитные продукты.

"Если перечислить продукты, напитки и товары, которые в 1935-м... появились в магазинах, то мой советский современник <1980-х гг.>, пожалуй не поверит… В деревянных кадках стояла черная и красная икра по вполне доступной цене. На прилавках лежали огромные туши лососины и сёмги <российской>, мясо самых различных сортов, окорока и поросята, колбасы, названия которых теперь никто не знает, сыры, фрукты, ягоды – всё это можно было купить без всякой очереди и в любом количестве. Даже на станциях метро стояли ларьки с колбасами, ветчиной, сырами, готовыми бутербродами и различной кулинарией. На больших противнях были разложены отбивные и антрекоты. А в деревнях в жаркий день... вам выносили кружку молока или холодной ряженки и не хотели брать деньги"[8].

 

Авиация

 

После Октябрьской революции в руководстве страны высказывались разные точки зрения на перспективы развития авиации. Крупный троцкист, член президиума ВСНХ Ю.М. Ларин предлагал ликвидировать в России авиапромышленность: "авиазаводы подобны фабрикам духов и помады, в которых не нуждается Советское государство". Однако верх взяла иная точка зрения, обусловленная не в последнюю  очередь срочными военными задачами, и правительство начало принимать меры к восстановлению в стране авиапроизводства.

30 октября 1918 года научно-технический отдел ВСНХ принял предложение Н.Е. Жуковского о создании, на базе аэродинамической лаборатории МВТУ и Расчетно-испытательного бюро, Центрального аэродинамического института (ЦАГИ). Были выстроены лаборатории испытания авиационных материалов, гидроканал, опытный завод.

В 1920 году для подготовки квалифицированных инженеров была создана Академия воздушного флота.

В декабре 1922 года СТО утвердил трёхлетнюю программу восстановления, дооборудования, расширения авиапроизводства.

В 1920-х гг. были образованы самолетостроительные КБ, которые возглавили А.Н. Туполев, Н.Н. Поликарпов, Д.П. Григорович.

В первой половине 1920-х гг. советские авиазаводы выпускали самолёты, в основном, по зарубежным образцам и лицензиям. Так, на "Красном лётчике" (объединение бывших заводов Щетинина и Лебедева) в Петрограде строились "Авро-504", на "Дуксе" и "Авиаработнике" в Москве – "Хэвиленды" и "Фоккеры"; на концессионном заводе фирмы "Юнкерс" в Москве – Ю-21 и пассажирские Ю-13. Впрочем, аналогичным образом обстояли дела и в царское время.

В 1923 г. в воздух поднялся один из первых советских самолётов – легкий спортивный моноплан АНТ-1 конструкции Туполева. За ним последовали другие: первые цельнометаллические русские самолеты АНТ-2; биплан АНТ-3 или Р-3, двухместный разведчик и т.д.

В КБ Поликарпова был создан истребитель с мотором 400 л.с., имевший скорость 204 км/час. В 1925 г. он был усилен вооружением и пошёл в серию как И-1. В том же КБ в 1927 г. был создал двухместный биплан У-2 со 100-сильным отечественным авиамотором конструкции А.Д. Швецова. Самолет прослужил в авиации свыше тридцати лет. Хотя первоначально он предназначался для обучения летчиков, но вскоре начал использовался и как связной, транспортный, санитарный, для аэрофотосъемок, в сельском хозяйстве и т.д. В годы войны применялся легкий ночной бомбардировщик У-2ВС, вооруженный пулемётом и поднимавший до 300 килограммов бомб.

В 1920-х гг. были образованы школы военных лётчиков: Егорьевская военно-теоретическая школа; Московская школа высшего пилотажа; Серпуховская высшая авиационная школа стрельбы, бомбометания и воздушного боя, Севастопольская школа морской авиации,…

8 марта 1923 года организовалось добровольное Общество друзей воздушного флота (позже Осоавиахим), поставившее своими задачами сбор средств на постройку аэропланов и популяризацию авиации..

КБ и самолёты

Форсированное развитие тяжёлой индустрии в первой пятилетке сопровождалось ускоренным созданием и расширением научно- исследовательских и конструкторских учреждений в различных областях производства, включая авиапромышленность.

В 1930 году для подготовки авиаинженеров был образован Московский авиационный институт.

В начале 1930-х гг. КБ Туполева выделилось из ЦАГИ в отдельную организацию. КБ Туполева специализировалось на создании многомоторных пассажирских самолетов и бомбардировщиков. Для их постройки впервые в нашей стране был применён в качестве конструкционного материала дюралюминий.

КБ Поликарпова разрабатывало новые образцы самолетов разного назначения, в основном истребителей. На протяжении почти десяти лет истребительная авиация СССР вооружалась только его машинами.

От ЦАГИ отделился, кроме КБ Туполева, отдел авиаматериалов, который стал Всесоюзным институтом авиаматериалов (ВИАМ). Винтомоторный отдел ЦАГИ объединился с авиамоторным отделом автомоторного института и образовал Центральный институт авиамоторостроения (ЦИАМ). Моторостроители освоили производство двигателей М-22 воздушного охлаждения мощностью 450 л.с. и М-17 водяного охлаждения мощностью 700 л.с.; затем М-25 воздушного охлаждения мощностью 715 л.с. и М-100 водяного охлаждения 750 л.с.

К 1930 году в ВВС поставлялись истребители И-3, разведчики Р-5 Поликарпова, бомбардировщики ТБ-1 Туполева. Опытную проверку проходили более совершенные типы самолетов. Вскоре двухмоторный бомбардировщик ТБ-1 был заменён четырехмоторным ТБ-3, который пошёл в серию с 1932 года. Весной 1930 года вместо истребителя И-3 появился И-5 Поликарпова и Григоровича, развивавший скорость до 300 км/час. В начале 1930-х гг. началось массовое строительство легкомоторной авиации.

Ускоренное развитие тяжёлой индустрии и конструкторских учреждений позволило авиапромышленности СССР уже к началу 1930-х гг. полностью перейти на производство самолетов, моторов и приборного оборудования из отечественных материалов и по отечественным образцам. К 1933 году на заложенных в начале пятилетки заводах строились истребители И-5, разведчики Р-5, бомбардировщики ТБ-3.

В 1930-х гг. КБ Туполева проектировало гигантские многомоторные цельнометаллические самолеты – АНТ-14, АНТ-16, АНТ-20. Специально для побития рекордов был создан АНТ-25. В 1934 г. КБ Туполева создало первый серийный скоростной бомбардировщик СБ.

В 1933- 34 гг. под руководством Поликарпова был создан маневренный истребитель-биплан И-15 со скоростью 360 км/час и истребитель-моноплан И-16 с убирающимся шасси и скоростью 460 км/час. В 1939 году на очередной модификации И-16 с мотором М-62 была достигнута скорость 525 км/час.

В 1936 г. пошёл в серию дальний бомбардировщик ДБ-3 (ИЛ-4) конструкции С.В. Ильюшина, с двумя двигателями и скоростью более 400 км/час. В 1940 г. начали испытываться опытные образцы пикирующего бомбардировщика Пе-2 конструкции В.М. Петлякова.

На высоком уровне находилась в те годы и организация работы авиапромышленности, требовавшей налаженного взаимодействия многих отраслей производства. Если в первой четверти XX века Франция лидировала среди европейских держав в авиастроении, то к середине 1930-х гг. положение существенно изменилось. А.С. Яковлев, побывав в 1936 году на французских авиапредприятиях, отмечал: "по масштабу, по качеству оборудования ни одно из виденных мною французских предприятий не могло идти ни в какое сравнение с любым из наших рядовых авиационных заводов"[9].

Популяризация авиации

В 1930-х годах в стране продолжал массово пропагандироваться авиаспорт: планеризм, парашютизм, воздухоплавание, авиамоделизм. Прославлялись достижения советских лётчиков; сообщалось об успехах авиаторов других стран. "Кажется, не проходило дня, чтобы на страницах центральных газет и журналов не было какой-нибудь информации о достижениях парашютистов, планеристов, летчиков легкомоторной авиации"[10]. В 1930 г. на русский язык была переведена книга "Самолёт и я" (We) американского пилота Ч. Линдберга, впервые перелетевшего через Атлантический океан из Нью-Йорка в Париж (1927 г.).

Лётчики и рекорды

31 августа - 2 сентября 1926 г. лётчик М. Громов и бортмеханик Е. Родзевич на самолете АНТ-3 (Р-3) пролетели по маршруту Москва - Кенигсберг - Берлин - Париж - Рим - Вена - Варшава - Москва 7000 километров за 34 часа лётного времени.

В августе 1927 г. на том же АНТ-3 лётчик С. Шестаков и бортмеханик Дм. Фуфаев пролетели по маршруту Москва - Токио - Москва около 22000 километров за 153 часа полета.

В июле 1929 г. М. Громов с группой корреспондентов совершил на десятиместном АНТ-4 полёт с посадками в Берлине, Париже, Риме, Лондоне, Варшаве. Советская и мировая пресса были наполнены похвалами лётчику и техническим достоинствам самолета.

23 августа - 3 октября 1929 г. состоялся полёт лётчиков Шестакова, Болотова и бортмеханика Фуфаева на самолете АНТ-4 из Москвы в Нью-Йорк, по маршруту Москва - Омск - Хабаровск - Петропавловск-на-Камчатке - остров Атту - Сиэттл - Сан-Франциско - Нью-Йорк. Перелёт длился больше месяца. Общая протяженность маршрута составила 21 250 километров; около 8000 из них проходило над океаном. Это был первый полёт советских лётчиков на советском самолёте с советскими моторами в Америку.

Осенью 1934 года лётчики Громов, Филин и штурман Спирин пролетели на АНТ-25 72 часа по замкнутому маршруту, составившему 12411 км, установив мировой рекорд.

21 июля 1936 г. Чкалов, Байдуков, Беляков, стартовав на самолёте АНТ-25 с аэродрома в Москве через 56 непрерывного полёта приземлился на острове Удд в Охотском море.

Весной 1937 года звено самолётов под командованием М. Водопьянова высадило на Северный полюс экспедицию Папанина.

18-20 июня 1937 года Чкалов, Байдуков, Беляков совершили второй трансарктический перелёт, через Северный полюс, из Москвы в Портленд (США).

Сталин и авиация

Своим быстрым развитием в 1930-х гг. советская авиация была во многом обязана Сталину. Он внимательно следил за авиационными новинками, регулярно встречался с авиаконструкторами, директорами авиазаводов, лётчиками; хорошо разбирался в конструкции самолётов и двигателей; в советской и зарубежной авиатехнике.

"Сталин задал несколько вопросов. Его интересовали состояние и уровень немецкой, английской и французской авиации... Я был поражен его осведомлённостью. Он разговаривал как авиационный специалист"[11].

"-Авиации Сталин много внимания уделял?

-Много, много. Одно из главных его довоенных дел, говорит Молотов" (Чуев Ф. "140 бесед с Молотовым").

 "Все мало-мальски важные авиационные вопросы решались, как правило, с участием и под руководством Сталина. Он любил авиацию, лично знал ведущих деятелей нашей авиации и охотно занимался авиационными делами" (Яковлев)[12].

"Слово Сталин в авиации звучит как призыв к победе… авиация сроднилась со Сталиным" (Чкалов)[13].

В то же время Сталин призывал авиаконструкторов, руководителей заводов и лётчиков отстаивать в дискуссиях, невзирая на авторитеты, включая и его собственный, взгляды, в справедливости которых они уверены:

"Если вы твёрдо убеждены, что правы и сумеете доказать свою правоту, никогда не считайтесь с чьими-то мнениями, а действуйте так, как подсказывает разум и ваша совесть" (Сталин)[14].

Сталин лично принимал и решения по выполнению рекордных полётов, в частности по проведению дальних беспересадочных рейсов Москва - Камчатка, а потом Москва - США.

"Маршрут перелёта, в котором мне выпало счастье участвовать был дан нам великим Сталиным… все мировые рекорды будут нашими, ибо наши лётчики проходят сталинскую выучку".

"Вылетая в беспосадочный арктический полёт, мы провозглашали: За доблесть Родины! За дело Сталина!" (Чкалов) [15].

 

Освоение Арктики

 

В 1924 году, ещё во времена нэпа, образовался "Севгосрыбтрест", сосредоточивший в своих руках траловый лов рыбы в Баренцевом море. В Мурманске была выстроена новая гавань с большой пропускной способностью, сооружены холодильники для замораживания рыбы; подведён железнодорожный путь к пристани; возведён завод для производства медицинского жира, в 1929 году получивший премию на конкурсе промышленного строительства СССР. Росту добычи рыбы способствовало нахождение новых банок, улучшение работ по разгрузке траулеров, ускорение их оборота, переход на круглогодичный лов. Увеличивалось население города. Если до войны в Мурманске обитало 500 жителей, то в 1926 году их было уже 4 тыс., в 1927 году – 7 тыс.; в 1929 году – 15 тыс. человек.

После взятия сталинским руководством курса на форсированное развитие экономики страны объёмы рыбного промысла в Баренцевом море значительно выросли. В 1929 г. там добывалось 40 тыс. тонн; в 1932 г. – 54,2 тыс.; в 1937 г. – более 200 тыс. тонн рыбы. Увеличивался флот траулеров: в 1919 г. их было 12; в 1932 г. – 46; к 1937 г. их стало 80. При этом строительство траулеров было освоено отечественной промышленностью – раньше рыболовные суда закупались за рубежом. В 1939 году в Мурманске вступила в строй судостроительная верфь, выпускавшая 10 - 12 траулеров в год.

Значительно увеличились за годы первых пятилеток объёмы рыбного промысла и на Дальнем Востоке. За 1927- 37 гг. гг. добыча рыбы в районе Камчатки - Чукотки возросла в четыре раза.

В Сибири закладывались новые лесопильные заводы и зверобойные фактории; строились новые порты и города. За 1933- 39 гг. через недавно построенный на Енисее порт Игарку прошло больше миллиона тонн лесоматериалов. В конце 1920- 30-х гг. меха и лесоматериалы давали около трети валютных поступлений в бюджет.

Велся поиск полезных ископаемых. В 1919- 21 гг. геологические экспедиции обнаружили в районе реки Норилки залежи полиметаллов – никеля, кобальта, платины. В 1935 г. там началось строительство горнообогатительного комбината, а в 1938 г. были заложены металлургические заводы. В бассейне Колымы обнаружились золотоносные рудники; в устье Хатанги – залежи каменной соли.

Ускоренное развитие промышленности в годы первых пятилеток сделало ещё более актуальной проблему транспортировки добываемых полезных ископаемых к местам их потребления на западе и на востоке. Полиметаллы в больших количествах требовались новым заводам СССР и на экспорт. Хатангская соль была нужна многочисленным рыболовецким хозяйствам Дальнего Востока.

В 1932 году для выяснения проблем трансарктической навигации была организована морская экспедиция от Мурманска до Берингова пролива на ледоколе "Сибиряков". Её возглавил О. Шмидт; научным руководителем стал полярник В.Ю. Визе, спутник Г.Я. Седова в арктическом плавании 1912 года; капитаном – помор В.И. Воронин. 28 июля судно вышло из Архангельска и через месяц вошло в устье Лены. Оттуда "Сибиряков" направился к Колыме. Его путь был нелёгким: при столкновениях с льдинами неоднократно случались аварии и поломки. Уже приближаясь к концу пути, судно потеряло управление и вынуждено было лечь в дрейф. Тем не менее, 1 октября "Сибиряков" добрался до Берингова пролива, доказав возможность прохождения Северного морского пути за одну навигацию.

14 декабря 1932 года Политбюро заслушало доклад начальника экспедиции "Сибирякова". Итоги обсуждения подвёл Сталин: по Северному Ледовитому океану проходит значительная часть нашей границы; это – наши моря, где никто не помешает нам плавать; это единственный морской путь, связывающий европейский центр России с севером Сибири и Дальним Востоком. 17 декабря правительство приняло постановление об организации Главного управления Северного морского пути, которому было поручено развитие транспортной системы, северных промыслов, строительство портовых сооружений, организация постоянно действующих радио- и гидрометеорологических станций, а также создание больниц и школ для местного населения.

В 1933 году на Северном морском пути проводили топографические и гидрологические работы 13 экспедиций. Несколько грузовых пароходов доставили лес из Архангельска в устье Лены.

В 1933 году была создана Северная военно-морская флотилия, преобразованная в 1937 г. в Северный флот.

Внимание всей страны привлекла арктическая эпопея парохода "Челюскин". 14 июля 1933 года "Челюскин" вышел из Ленинградского порта и направился, вдоль полярного побережья, в сторону Тихого океана. На острове Врангеля, близ Чукотки, он должен был сменить зимовщиков. 18-22 сентября, недалеко Берингова пролива, корабль был зажат льдами и через полгода, 13 февраля, затонул. Экипаж и пассажиры, всего 104 человека, перебрались на дрейфующую льдину. Правительство приняло решение вывозить челюскинцев самолётами. 5 марта 1934 г. лётчик Ляпидевский первым спустился на льдину; забрал женщин и детей. К 13 апреля были вывезены все челюскинцы. Репортажи об их спасении печатались в центральных газетах и передавались по всесоюзному радио. 16 апреля 1934 г. ЦИК принял постановление об утверждении звания Героя Советского Союза. Первыми Героями стали лётчики, участвовавшие в спасении челюскинцев: Водопьянов, Доронин, Леваневский, Ляпидевский, Каманин, Молоков, Слепнев. 19 июня 1934 г. лётчики и участники экспедиции прибыли в Москву. Их встреча превратилась в массовый общегосударственный праздник.

Начиная с 1935 года маршруты по Северному морскому пути, притом в обоих направлениях – с запада на восток и с востока на запад – стали регулярными. На сложных участках плавания стояли ледоколы. В навигацию 1935 г. было перевезено более 246 тыс. тонн; в навигацию 1936 г. – более 271 тыс. тонн грузов. В 1936 г. по Северному морскому пути впервые прошёл к Тихоокеанскому побережью отряд военных кораблей. Тогда же караван судов доставил грузы для Норильского полиметаллического комбината. Арктика стали внутренним транспортным морским путём России.

Для научного изучения Крайнего Севера в 1934 году был образован Арктический институт, на основе созданного в начале 1920-х гг. Института по изучению Севера.

В 1935 году Главное управление Северного морского пути провёло первую высокоширотную экспедицию, от Шпицбергена до Северной Земли, на ледоколе "Садко". Были проложены авиатрассы полярной авиации; расширена сеть полярных станций. В 1938 году на побережье Северного Ледовитого океана работало более 50 полярных станций. Для сравнения: в 1931 г. их было 15, в 1928 г. – 4.

Главное управление Северного морского пути занималось и издательской деятельностью; так, в 1936- 37 гг. им была выпущена книга норвежского полярного исследователя А.Э. Норденшельда "Путешествие на "Веге"" (тт. 1,2) и др.

В 1936 году лётчик М.В. Водопьянов, участник операции по спасению челюскинцев, составил проект полёта на Северный полюс. Он изучил опыт предшествовавших полярных экспедиций и изложил свои предложения в виде фантастической повести "Мечта пилота".

Проект Водопьянова был принят и началась подготовка к его осуществлению. Корабль "Русанов" доставил грузы к промежуточной базе на острове Рудольфа (81о с.ш.). 22 марта 1937 года пять самолётов АНТ – четыре 4-моторных и один 2-моторный – под общим командованием Водопьянова, вылетели из Москвы в Архангельск.

19 апреля члены экспедиции прибыли на о-в Рудольфа, а 21 мая самолёт доставил на льдину у полюса тринадцать человек. Четверо из них – И.Д. Папанин (руководитель), Э.Т. Кренкель (радист), Е.К. Фёдоров (магнитолог), П.П. Ширшов (гидробилог) – остались на дрейфующей льдине и составили экипаж станции "Северный полюс - 1". В самой северной точке Земли были подняты два флага: государственный флаг СССР и штандарт с изображением Сталина.

После высадки члены экспедиции получили подписанную Сталиным радиограмму: "Эта победа советской авиации и науки подводит итоги блестящему периоду работы по освоению Арктики и северных путей, столь необходимых для Советского Союза".

Прямо на льдине были установлены палатки и научные приборы. Члены экспедиции вели комплексные наблюдения: гидрологические, биологические, метеорологические, магнитные.

 

Центральные газеты и радиопередачи ежедневно сообщали о полярной экспедиции. Публиковались радиограммы, которыми обменивались Москва и станция "Северный полюс - 1"; репортажи, очерки о папанинцах, о командирах экипажей самолетов – М.В. Водопьянове, B.C. Молокове, И.П. Мазуруке, А.Д. Алексееве – их рассказы, а также популярные материалы об освоении Арктики.

19 июня 1937 года полярники "СП-1" обменялись приветственными радиограммами с экипажем Чкалова, летевшего над Северным полюсом в сторону Америки.

Дрейфующую льдину постепенно уносило в сторону Гренландии.

Проплыв более 2,5 тыс. километров в высоких широтах и проведя многочисленные научные исследования, четвёро полярников перешли на ледоколы "Мурманец", "Таймыр" и "Ермак". 17 марта 1938 года Москва встречала участников арктической экспедиции.

 

И. Папанин, Э. Кренкель, Е. Фёдоров, П. Ширшов были удостоены звания Героя Советского Союза. В Кремле состоялся приём в их честь. Папанин, доставивший побывшее на полюсе знамя, вспоминал:

"В этот вечер Сталин произнес речь о смелости советских людей, об истоках их героизма, о том, что в нашей стране человек ценится, прежде всего, по его делам на благо общества. Затем Сталин поднял бокал за здоровье всех героев – старых и молодых, за тех, кто не устает идти вперёд, за молодость, потому что в молодых сила".

"Папанинцы" ощущали солидарность с ними всего народа, а миллионы людей созидательного труда в СССР воспринимали работу полярников станции "Северный полюс-1" как своё собственное дело. Жители Крайнего Севера становилась ближе к Большой земле; ударники- рабочие и колхозники приобщались к победам над Арктикой. Газеты были заполнены приветственными телеграммами и письмами полярникам.

"Экспедиция на полюс отважных папанинцев служит образцом для полярников всего мира… Личные качества каждого участника – смелость, мужество, выносливость, безграничная преданность делу науки – отличительные черты нового человека, созданного эпохой великого Сталина" (Водопьянов).

 

Героический оптимизм

 

Художественные произведения, создаваемые в СССР на государственные средства, по представлениям Сталина и партийного идеолога Жданова, должны были соответствовать целям заказчика- государства. Таким образом, романы и повести, пьесы и картины, музыка и кинофильмы должны были славить передовиков производства и сельского хозяйства, учёных- новаторов, лётчиков- героев; должны были вдохновлять народ на новые трудовые свершения; должны были заканчиваться на оптимистической ноте.

В результате в сталинское время в литературе, драматургии, киноискусстве утвердился, как основной жанр, героический оптимизм. В художественных произведениях центральными стали образы ударников, изобретателей, рекордсменов труда, авиации, спорта. К ним же постоянно обращались в своём творчестве художники. На радио доминировали мажорные тона в музыке и в тональности передач. Предметами массовой пропаганды и популяризации в публицистической и художественной литературе стали образы первых Героев Советского Союза – полярных летчиков, спасших участников арктической экспедиции корабля "Челюскин". За ними не меньшую популярность завоевали лётчики- рекордсмены Чкалов, Байдуков, Беляков, Громов, Гризодубова, Раскова, Осипенко; чётвёрка папанинцев. Кинофильмы, историческая проза обращались и к героям прошлого – Александру Невскому, Суворову, Кутузову, Минину и Пожарскому, севастопольским морякам.

Прославление передовиков и героев использовалось для создания в обществе соответствующей моральной атмосферы, формирования у народа стремления подражать высоким образцам в труде и обороне Отечества.

"Художественный образ в кино великого лётчика нашего времени Валерия Чкалова способствовал воспитанию десятков тысяч бесстрашных советских соколов - летчиков, покрывших себя в годы Великой Отечественной войны неувядаемой славой, а славный герой кинокартины "Парень из нашего города" полковник-танкист Сергей Луконин - сотен тысяч героев-танкистов" (Сталин).

 

Знатные люди сталинского СССР

 

Мичурин

Иван Владимирович Мичурин (1855 - 1935 гг.) был родом из русской глубинки, относимой ныне к Тамбовской области, где издавна обитали мелкопоместные дворяне Мичурины. Трудные условия детства – бедность и болезнь отца – вынудили его с раннего возраста зарабатывать на жизнь ремеслом и службой в железнодорожной конторе. Однако настоящим его увлечением было садоводство. Свой редкий досуг он использовал для изучения ботаники, географического распространения плодовых растений, знакомства с каталогами плодовых фирм, с состоянием отечественного садоводства, о котором он впоследствии писал: "В течение целых столетий не принималось почти никаких мер к его улучшению, в особенности, в средней и северной частях Европейской России.… Сортименты были крайне бедны, кроме того, засорены различными полукультурными а иногда и прямо дикими лесными деревьями. Из сносных сортов по продуктивности в то время повсюду фигурировали на первом плане среди яблонь – одни Антоновки, Боровинки, Скрижапели, Анисы, Грушовки и т.п.; среди груш – Бессемянка, Тонковетка, Лимонка; среди вишен – Владимирская и её сеянцы; среди слив – сеянцы различных тернослив и терна… Среди груш совершенно не было зимних сортов. Что касается черешен, абрикосов, персиков и винограда, то эти виды плодовых растений только изредка встречались в оранжереях…".

В 1875 году И.В. Мичурин арендовал за 3 рубля в месяц для постановки селекционных опытов усадьбу с запущенным садом в городе Козлове Тамбовской губернии. Первыми мичуринскими сортами стали малина Коммерция, вишня Гриот грушевидный, Мелколистная полукарликовая, Плодородная, межвидовой гибридный сорт вишни Краса севера (вишня Владимирская ранняя * черешня Винклера белая).

Через семь лет, в 1888 году Мичурин приобрёл участок земли. Покупка истощила его средства, и основание первого русского селекционного питомника началось при капитале в 7 рублей.

Тяжёлый труд вскоре начал приносить плоды. На участке выросли гибридные сеянцы яблонь, груш, слив, черешен, вишен; впервые появившихся в этих краях персиков, абрикос, шелковицы, винограда.

Основным методом Мичурина при выведении новых сортов, выносливых к суровому климату центральной России и одновременно имеющих высокие качества плодов, была отдалённая гибридизация. Экспериментальным путём подбиралось наилучшее сочетание положительных признаков у гибридов, географически далёких по местообитанию и родству. Например, сорт груши Бере зимняя Мичурина был выведен скрещиванием уссурийской дикой груши, мелкоплодной, но зимостойкой, и южной Бере рояль с крупными сочными плодами. У гибрида оказались крупные, лёжкие, имевшие высокие вкусовые качества плоды – как у её южного родителя – и, вместе с тем, гибридное растение переносило холод до –36°. Широко применял Мичурин также методы прививок и "воспитания"- закаливания сеянцев.

В 1905 году, к пятидесятилетию Мичурина, в его селекционном активе имелся ряд качественных сортов яблонь: Антоновка шестисотграммовая, дававшая урожай с одного дерева до 350 кг, Кандиль- китайка, Ренет бергамотный, Шафран северный осенний; Парадокс, груш: Бере зимняя Мичурина, Бере победа, Бергамот Новик; слив: Ренклод реформа, Терн сладкий; виноград Северный белый, Северный черный и др. Ряд сортов плодовых и ягодных культур Мичурин продвинул далеко на север.

В 1912 году деятельность И.В. Мичурина в области садоводства получила государственное признание: он был награждён орденом св. Анны 3-й степени. (В том году вышел указ Николая II "О насаждении сельскохозяйственных опытных учреждений", в соответствии с которым в России открылось 12 селекционных станций). Его работами интересовались видные специалисты в области сельского хозяйства академик В.В. Пашкевич, профессора Н.И. Кичунов, М.В. Рытов.

Помимо создания новых сортов плодовых деревьев и кустарников Мичурин занимался декоративными растениями. Он вывел лилию фиалковую, которая выглядела как лилия, а пахла, как фиалка; около 30 сортов роз – Князь Варягов, Князь Рюрик, Нептун, Церера,…

После революции 1917 года Мичурин передал свой питомник государству и был назначен его заведующим. В это время в нём находилось уже 154 новых сорта, выведенных Мичуриным, среди которых были 45 сортов яблонь; 20 сортов груш; 13 – вишен; 15 – слив (из них три сорта Ренклодов); 6 – черешен; много кустарников; а также ряд южных деревьев: абрикоса, миндаля, шелковицы, белой акации.

В 1921 году достижения Мичурина были продемонстрированы на уездной выставке. Его питомник стал привлекать внимание земледельцев, представителей сельскохозяйственных артелей и коммун. В 1923 году в Москве прошла первая Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Экспертная комиссия присудила высшую награду Мичурину.

 

 

25 октября 1925 года в городе Козлове был отпразднован юбилей пятидесятилетней селекционной деятельности И.В. Мичурина.

К этому времени значительно возросла материальная база питомника и его научно- исследовательские возможности. В нём производилось до 800 комбинаций скрещиваний ежегодно; в его отделениях имелось до 30 тысяч гибридов яблонь, груш, вишен, черешни, слив, миндаля, персика, абрикоса, алычи, винограда, грецкого ореха, фундука, шелковицы, малины, ежевики, крыжовника, смородины, земляники и других плодово- ягодных растений.

Особенно большую помощь стало оказывать государство Мичурину в его работе с конца 1920-х годов, когда сталинское руководство взяло курс на поддержку новаторов науки и производства.

В 1927 году на экраны вышел кинофильм "Юг в Тамбове", популяризировавший мичуринские достижения. Фильм имел большой успех в Советском Союзе и за рубежом.

В 1928 году питомник был переименован в селекционно- генетическую станцию плодово- ягодных культур им. И.В. Мичурина. В 1929 году в Козлове был открыт первый в стране техникум селекции плодово- ягодных культур. Был издан сборник трудов Мичурина "Итоги полувековых работ", рассказывавший о его методах и достижениях. 7 июня 1931 года И.В. Мичурин был награждён орденом Ленина. 3 октября 1931 года правительство приняло решение об организации, на базе мичуринских достижений, производственного учебно-опытного комбината в составе совхоза-сада на площади свыше 3500 га; Центрального научно- исследовательского института северного плодоводства; Института плодоовощного хозяйства; рабфака; детской сельскохозяйственной станции; опытной школы. 18 мая 1932 года город Козлов Тамбовской области, ставший крупнейшим центром научно- исследовательского и промышленного садоводства, был переименован в Мичуринск.

К Мичурину часто приезжали для консультаций. Он вёл обширную переписку. В 1928- 35 гг. сельскохозяйственным заведениям разного рода, опытным станциям, колхозникам, всего в 3058 адресов, было отправлено свыше 600 тыс. штук саженцев. Тем не менее, спрос на мичуринские сорта в десятки раз превышал предложение.

Мичурин не только занимался практической селекцией, но и разрабатывал теоретические вопросы, связанные с наследственностью и изменчивостью. Принципом своей работы он считал сознательное управление развитием растений. Мичурин писал: "мы можем действовать в смысле целесообразного воспитания сеянцев... усиливать развитие полезных и ослаблять или совершенно погашать развитие вредных признаков". Он неоднократно подчёркивал большую роль окружающей среды в формировании свойств растительных организмов и полагал, что наследственность растений под воздействием внешней среды, условий жизни (климата, питания и т.д.) может изменяться.

20 сентября 1934 года страна отпраздновала юбилей восьмидесятилетия жизни и шестидесятилетия творческой деятельности Мичурина. За несколько дней до празднования Мичурин направил письмо Сталину, в котором отмечал, что его некогда небольшой приусадебный участок земли ныне превратился в огромный Всесоюзный центр промышленного плодоводства и научного растениеводства с тысячами гектаров садов, лабораториями, десятками высококвалифицированных научных работников, и что выведенные им новые ценные сорта плодовых растений в массовом масштабе стали использоваться колхозными и совхозными садами, заменяя низкоурожайные старые сорта. Сталин послал ответное приветственное письмо.

Товарищу Мичурину, Ивану Владимировичу

От души приветствую Вас, Иван Владимирович, в связи с шестидесятилетием Вашей плодотворной работы в пользу нашей великой Родины. Желаю Вам здоровья и новых успехов в деле преобразования плодоводства. Крепко жму руку. И. СТАЛИН

Образ Мичурина постоянно использовался сталинской пропагандой как пример учёного-творца, созидателя, новатора.

Из высказываний И.В. Мичурина:

   ▪ Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у неё - наша задача.

   ▪ Я всегда и всецело был поглощен только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения и настолько сильно было такое увлечение, что я почти даже не замечал многих остальных деталей жизни; они как будто  прошли мимо меня и почти не оставили следов в памяти.

   ▪ Плоды моих трудов идут на пользу широким массам трудящихся, а это для экспериментатора, для каждого учёного самое главное.

"Над чем Вы работаете, Иван Владимирович?" - спрашивали его многочисленные посетители. "Над тем, что сегодня полезно для государства", - лаконически отвечал он.

 

Циолковский

Константин Эдуардович Циолковский (1857 - 1935 гг.) был родом из Рязанской губернии, центра России. Ещё в детстве он увлекся техникой, созданием моделей аэростатов, сочетая эти занятия с чтением- самообразованием, в которое включалось "проглатывание" начавших тогда появляться фантастических романов Жюль Верна. В 1873 году Циолковский приехал в Москву, где продолжил свои занятия при поддержке философа- космиста Н.Ф. Фёдорова (1829 - 1903 гг.). Изучив математику и физику в объёме средней школы, он перешёл к математическому анализу и теоретической механике. При этом полученные абстрактные знания он пытался применять для практического решения занимавших его задач построения летательных аппаратов тяжелее воздуха и космических путешествий.

Со второй половине XIX века во всём мире начали быстро завоёвывать популярность и оказывать влияние на мировоззрение людей научно- фантастические сочинения о путешествиях на другие планеты. Классические романы Жюль Верна "С Земли на Луну" и "Вокруг Луны" были опубликованы в 1865 и 1879 гг. практически одновременно во Франции и в России. По словам Циолковского, "стремление к космическим путешествиям было заложено у него Жюль Верном". В конце XIX века Герберт Уэллс написал фантастический роман "Первые люди на Луне".

Циолковский также увлекался в те годы сочинением фантазий на космические темы. С конца 1870-х гг. он проектировал в своих дневниках воображаемые космические сооружения. В небольшой повести "На Луне" (1887 г.) он описал, что увидели бы очутившиеся на нашем спутнике люди. В 1893 г., после переезда Циолковского в Калугу, эта повесть была напечатана в журнале "Вокруг света". В том же году Циолковский написал "полуастрономическое, полуфантастическое", как он его назвал, произведение "Грёзы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения", опубликованное вскоре в журнале "Наука и жизнь", а потом и в виде отдельной книги.

В отличие от писателей- фантастов Циолковский, наряду с сочинением "космических фантазий", занимался и реальной разработкой вопросов создания летательных аппаратов тяжелее воздуха и космических путешествий. В 1885 году он увлекся идеей построения металлического управляемого аэростата, над которой работал "два года почти непрерывно". Весною 1887 года Циолковский сделал сообщение о металлическом аэростате в Москве в Обществе любителей естествознания. В 1897 году он вывел элементарную математически, но весьма значимую для практических приложений формулу движения ракетного летательного аппарата. В мае 1903 года он опубликовал в журнале "Научное обозрение" (№5) статью "Исследование мировых пространств реактивными приборами", ставшую основанием научной космонавтики. В ней он предложил использовать для полётов за пределы атмосферы "реактивный прибор" – "грандиозную и особенным образом устроенную ракету". Циолковский дал техническое описание проекта ракеты, её преимуществ перед пушкой, математическую теорию её движения. Работа Циолковского примерно на 10 лет опередила подобные же исследования за границей. Через восемь лет в журнале "Вестник воздухоплавания" (в 8 номерах за 1911- 12 гг.) вышла его более полная статья о реактивном движении и космических полётах. В ней содержались: концепция нового вида машин - управляемых ракет на жидком топливе; описание явлений, происходящих в космическом полете; средств жизнеобеспечения экипажа космического корабля; видов лунных и межпланетных космических траекторий, обоснования возможности и необходимости освоения человечеством космоса.

После революции 1917 года Циолковский продолжал заниматься разработкой вопросов космонавтики, как научно-технических, так и философских. В апреле 1924 года при Военно- научном обществе Академии Военно-Воздушного флота была создана Секция межпланетных сообщений, а несколько позже, в мае того же года – более широкое по составу Общество изучения межпланетных сообщений, завязавшие переписку и обмен материалами с работавшим в Калуге Циолковским. Важную роль в создании Общества и дальнейшей популяризации идей Циолковского, а также в их практической реализации, сыграл инженер Ф.А. Цандер.

В апреле-июне 1927 года в Москве состоялась первая всемирная выставка межпланетных аппаратов и механизмов, организованная Ассоциацией изобретателей. Целью выставки была популяризация идеи космических полетов. В экспозиции выставки были представлены научные достижения Н.И. Кибальчича, К.Э. Циолковского, Ф.А. Цандера, американца Р. Годдарда[16], немца Г. Оберта[17] и других.

В начале 1930-х гг. в Москве и Ленинграде образовались Группы по изучению реактивного движения (ГИРД), занявшиеся практическими работами по созданию ракетной техники. Ведущую роль в них играл тот же Цандер. Сотрудники ГИРД продолжали поддерживать связи с Циолковским. 17 августа 1933 года в воздух поднялась первая советская ракета, созданная гирдовцами. Она достигла высоты 1,5 км.

Сам К.Э. Циолковский в 1930-х гг. был уже всенародно известным автором многих популярных, фантастических и философских работ по вопросам космонавтики и ракетной техники. Он консультировал инженеров и популяризаторов науки, писателей и режиссеров фильмов о межпланетных полётах.

   "И на Марсе будут яблони цвести"

 

В 1932 году на торжественном юбилее 40-летия научной деятельности и 75-летия со дня рождения Циолковского он получил много приветствий и благодарностей от общественных организаций. Правительство наградило его орденом Трудового Красного знамени.

 

Знаменитому деятелю науки, товарищу К.Э. Циолковскому

Примите мою благодарность за письмо, полное доверия к партии большевиков и Советской власти. Желаю Вам здоровья и дальнейшей плодотворной работы на пользу трудящихся. Жму Вашу руку.

И. СТАЛИН

17 сентября 1935 года

 

О работах Циолковского по космонавтике неоднократно писала центральная пресса. Его образ использовался сталинской пропагандой как пример учёного-творца, созидателя.

 

Чкалов

Валерий Чкалов (1904- 38 гг.) был родом из русской глубинки – приволжского села Василёво, расположенного близ Нижнего Новгорода. Он был десятым ребёнком в семье мастера-котельщика Павла Григорьевича Чкалова. От своего отца Чкалов унаследовал любовь к труду и стремление непрерывно совершенствоваться в нём, а также редкое физическое здоровье и силу[18]. Начало трудовой жизни Валерия Чкалова пришлось на бурное революционное время, за которое он сменил несколько рабочих специальностей – помощника кузнеца, кочегара, слесаря – пока в 1919 году не устроился механиком в авиационных мастерских. В 1921 году Валерий был направлен по путёвке от своей организации в Егорьевскую военно-теоретическую лётную школу, а в 1923 году, вместе со всем выпуском – в Борисоглебскую школу лётчиков для практических занятий. В числе десяти лучших учлётов он был осенью того же года зачислен в Московскую школу высшего пилотажа, после окончания которой прошёл курс в Серпуховской высшей авиационной школе стрельбы, бомбометания и воздушного боя. В октябре 1924 года он получил звание лётчика- истребителя и отбыл в авиаполк под Ленинградом. За время учёбы Чкалов освоил все фигуры высшего пилотажа, по мнению своих командиров даже чересчур увлекаясь воздушной акробатикой. Не изменил он этим привычкам и во время строевой службы: однажды он пролетел на самолёте под ленинградским мостом. В ноябре 1927 года Чкалов, как один из лучших лётчиков части, демонстрировал своё пилотажное искусство на авиапараде в Москве.

С 1930 г. Чкалов стал лётчиком-испытателем, сначала НИИ ВВС, потом одного из авиазаводов. Он летал на разных видах самолётов, но чаще других ему доводилось испытывать истребители Поликарпова.

Весной 1936 года лётчики Чкалов, Байдуков и штурман Беляков обратились в правительство с просьбой организовать беспосадочный перелёт из Москвы в Америку через Северный полюс. По предложению Сталина конечной целью первого трансарктического рейса, получившего название Сталинский маршрут, была выбрана Камчатка.

21 июля 1936 г. специально созданный в КБ Туполева для сверхдальних полётов самолёт АНТ-25 под управлением Чкалова, Байдукова, Белякова стартовал с аэродрома в Москве в направлении Арктики. Полёт проходил над архипелагами Франца-Иосифа и Северной земли; над тайгой, безлюдными, пустынными областями; над Северным Ледовитым океаном. Лётчикам досаждали циклоны и частые обледенения, туманы и плохая видимость. Тем не менее, длительный – пятидесятишестичасовой – непрерывный полёт завершился успешно. 22 июля 1936 года самолёт приземлился на острове Удд в заливе Счастья Охотского море. В тот же день в "Известиях" была напечатана статья Валерия Чкалова "За доблесть Родины", рассказывавшая об их полёте.

По представлению Сталина всем троим участникам полёта было присвоено звание Героя Советского Союза и выдана значительная денежная премия. Острова Удд, Лангр, Кэос Охотского моря были переименованы в Чкалов, Байдуков, Беляков.

10 августа экипаж возвратился с Дальнего Востока на своём самолете, делая по пути остановки в сибирских городах. На московском аэродроме лётчиков встретили Сталин, Орджоникидзе, Ворошилов.

 

25 мая 1937 года правительство приняло решение об организации трансарктического полёта из Москвы в США через Северный полюс.

18 июня 1937 г. тот же АНТ-25 под командованием Чкалова, Байдукова, второго пилота, и штурмана Белякова стартовал с аэродрома в Москве в направлении самой северной точки Земли.

Это полёт был ещё более сложным, чем предыдущий – как по метеоусловиям, так и по маршруту, проходившему и над Северным полюсом, и над Скалистыми горами Канады. Помимо частых циклонов, неоднократных опасных обледенений, кислородного голодания; в конце полёта была потеряна радиосвязь с землёй. Однако и этот перелёт, занявший более 63 часов, завершился успешно. 20 июня АНТ-25 приземлился на аэродроме близ Портленда (штат Вашингтон).

После посадки члены экспедиции получили подписанную руководством страны приветственную радиограмму:

Горячо поздравляем вас с блестящей победой. Успешное завершение геройского беспосадочного перелёта Москва – Северный полюс – Соединённые Штаты Америки вызывает любовь и восхищение трудящихся всего Советского Союза. Гордимся отважными и мужественными советскими лётчиками, не знающими преград в деле достижения поставленной цели. Обнимаем вас и жмём ваши руки.

Американцы очень тепло приняли чкаловский экипаж – Russian flyers. Ещё более восторженный приём был оказан лётчикам в Москве:

 

После своих трансарктических полётов Валерий Чкалов стал одним из самых популярных людей в СССР. О нём писала центральная пресса; в его честь называли заводы и школы; его приглашали на торжественные мероприятия, просили выступить перед рабочими, колхозниками, учёными, писателями. Само его имя стало синонимом мужества и героизма.

В ноябре 1937 года Валерий Чкалов был избран депутатом Верховного Совета СССР.

К своим депутатским обязанностям, несмотря на загруженность летно- испытательной работой над новой техникой, он относился очень внимательно, отвечая избирателям на их обращения, помогая им решать бытовые проблемы и обустраивать жизнь.

 

Валерий Чкалов любил отдыхать в своём Василёво, приезжая туда на волжскую рыбалку.

"Как и все люди, вышедшие из гущи трудового народа, Валерий горячо любил родные места" (Байдуков)[19].

Частое и охотное общение с самыми разными людьми ещё больше поднимало популярность Чкалова.

"Изо всех больших имён геройских

Что известны нам наперечёт

Как-то по особому, по свойски

Это имя называл народ" (Твардовский)

 

Рекордные полёты демонстрировали всему миру достижения Советского Союза в области авиации. Валерий Чкалов писал:

"Наш полёт показал, что советской авиации нет предела в полёте ни по югу, ни по северу. Советские самолёты могут летать всюду и везде… К нашим лётчикам переходит один рекорд за другим, и нет сомнений, что в ближайшее время все мировые рекорды будут нашими"[20].

Кроме того, полёты Чкалова и других авиаторов- рекордсменов использовались сталинской пропагандой как образцы для воспитания народа, создания культа героев – людей мастерства и высокой личной отваги, преданных своей родине и народу. Их избирали в Верховный Совет и в ЦК ВКП(б), их чествовали на торжественных мероприятиях и в прессе; их имена присваивались заводам, колхозам, кораблям, школам; о них писались книги, создавались кинофильмы, пьесы, картины.

 

 

Паша Ангелина и Мария Демченко

"Сталинизм в основе своей… был стремлением миллионов глубоко несчастных людей заиметь хотя бы малюсенькую крупицу Света. Вот в чём была его несокрушимая сила!" (А.А. Зиновьев)

Паша Ангелина (1912/13 - 1959 гг.) родилась в греческой семье, обитавшей в украинской деревне Старобешево, близ Юзовки (Донецка). Её отец Никита Васильевич, как и мать Евфимия Фёдоровна были батраками, нанимавшимися на сезонные работы к местным кулакам.

С семи лет Паша уже помогала родителям в поле, иногда подрабатывая разносчицей угля на близлежащей шахте. Когда в их деревне образовался колхоз, семья Ангелиных вступила в него, а Паша ещё и по своей инициативе прошла курсы трактористов. С 1929 года она работала на Старобешевской машинно-тракторной станции.

В 1933 году Паша Ангелина организовала женскую тракторную бригаду в МТС и возглавила её. В 1933- 34 гг. бригада Ангелиной, выполнив план на 129%, заняла первое место по МТС.

В декабре 1935 года трактористки-рекордсменки приняли участие во Всесоюзном слёте передовиков сельского хозяйства. В своём выступлении Паша рассказала о прежней жизни в деревне, о том, как стала трактористкой; как работает её бригада; как им удалось добиться рекордных показателей.

"Мы вспоминали нашу нищую, единоличную жизнь под гнётом кулачества, коллективизацию села, тяжёлую борьбу с кулаками. Мы благодарили за помощь рабочий класс, говорили о механизации сельского хозяйства, о науке в колхозах… Сталин внимательно слушал, улыбался, аплодировал"[21].

В то время достижение бригады Ангелиной было важно не только как рекордный показатель, образец для других, но и как пример воспитания новых, овладевших современной техников специалистов на селе. "Кадры, Паша, кадры", - бросил реплику Сталин во время её выступления. В ответ докладчица дала с трибуны обязательство организовать десять женских тракторных бригад.

Инициатива Паши Ангелиной была подхвачена: до 1938 г. около двухсот тысяч колхозниц освоили сельскохозяйственную технику. В 1937 г. только женских тракторных бригад насчитывалось уже 545.

Соревнования за достижение рекордных показателей в разных областях промышленности и сельского хозяйства стали важным ресурсом ускорения развития экономики. Передовики заводов и ударники колхозов получали высокую зарплату, премии. Трактористки в бригаде Ангелиной строили хорошие дома, приобретали мотоциклы.

Кроме того, сталинская пропаганда широко культивировала пафос и даже поэтику труда на общее благо. Передовики и ударники прославлялись в прессе, чествовались на торжественных собраниях, избирались в представительные органы. Паша Ангелина получала сотни писем из Алтая, Сибири, Урала, Казахстана, Грузии и других областей СССР. В 1937 г. она стала депутатом Верховного Совета 1-го созыва.

Труд в сталинском СССР становился не только средством добывания материальных благ, но и формой взаимодействия людей, дававшей им ощущение смысла жизни. Сталин отмечал, что рабочие и колхозники ставят рекорды потому, что труд "становится делом чести и славы". Тем более, что теперь они "работали не на эксплуататоров, не для обогащения тунеядцев, а на себя, на своё общество".

"Передо мной действительно открылся новый мир счастья, разума, и в этот новый мир привёл меня великий Сталин… научил меня, простую крестьянку, дочь батрака, жить и работать для счастья моей страны, для моего народа"[22].

Во время Великой Отечественной войны Паша Ангелина вместе со всей бригадой работала в Казахстане на двух составах техники. В 1943 году её бригада выполнила три годовых плана.

В 1946 году П.Н Ангелина стала лауреатом Сталинской премии, а 19 марта 1947 года ей было присвоено звание Героя Социалистического труда. В 1950 году она написала небольшую книгу о своей жизни "Люди колхозных полей". 26 февраля 1958 года П.Н. Ангелиной во второй раз было присвоено звание Героя Социалистического труда, "за умелое руководство в течение двадцати пяти лет тракторной бригадой и высокие показатели в сельскохозяйственном производстве".

Бронзовый бюст Паши Ангелиной был установлен на её родине – в посёлке Старобешево Донецкой области, где ныне её имя носит улица и где открыт её музей.

 

Мария Демченко, ровесница Паши Ангелиной, была родом из села Староселье, ныне находящегося в Городищенском районе Черкасской области. В 1930- 36 г. она работала звеньевой колхоза.

На 2-м Всесоюзном съезде колхозников-ударников, проходившем в феврале 1935 года, она взяла обязательство собрать не менее 500 ц сахарной свёклы с 1 га, которое успешно выполнила в этом же году, получив 523,7 ц/га. В освоении новых агротехнических приёмов – использовании более качественных удобрений, более эффективных методов борьбы с вредителями и сорняками – колхозницам помогали хаты-лаборатории.

Достижения Марии Демченко и её бригады были отмечены Сталиным в его речи на приёме в честь колхозниц-ударниц свекловичных полей, состоявшемся 10 ноября 1935 года в Кремле:

"Товарищи, то, что мы сегодня видели здесь, – это кусок новой жизни, той жизни, которая называется у нас колхозной, социалистической жизнью. Мы слушали простые слова простых трудовых людей, как они боролись и преодолевали трудности для того, чтобы добиться успехов в деле соревнования. Мы слушали речи женщин, не обычных, а, я бы сказал, женщин– героинь труда, потому что только героини труда могли добиться тех успехов, которых они добились. У нас не бывало раньше таких женщин. Мне вот 56 лет уже, видал виды, видал достаточно трудящихся мужчин и женщин. Но таких женщин я не встречал. Это – совершенно новые люди… Я думаю, что правительство должно отметить героинь труда, приехавших сюда, чтобы доложить правительству о своих успехах… особо отметить товарища Марию Демченко".

Достижения Марии Демченко и членов её бригады широко пропагандировались в советской прессе второй половины 1930-х гг.; о них публиковались статьи, очерки в газетах, журналах. Вскоре её рекорд по сбору свеклы был достигнут многими колхозницами, получившими название пятисотниц.

Мария Демченко была удостоена правительственных наград и большой золотой медали ВСХВ. В 1937 году она была избрана депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва.

 

Ткачихи Виноградовы

Дуся Виноградова (1914- 62 гг.) была родом из деревни Долматиха, расположенной близ городка Вичуга, в Ивановской области. После четырёх лет обучения в начальной школе она, оставшись без родителей, поступила ученицей на Вичугскую ткацкую фабрику, а затем в местное фабрично-заводское училище (ФЗУ). Кроме учёбы, участвовала в выпуске стенной газеты, театральных пьесах, песенном ансамбле. Лето проводила в пионерлагере на Волге. В 1931 году, закончив ФЗУ, стала работать ткачихой.

Сначала Дуся трудилась, как и большинство, на стандартном комплекте из 16 автоматических станков "Нортроп", а в 1933 г. перешла на 26 станков.

Поскольку на ткацких фабриках США не редкостью были работы на 70-80 "нортропах", наиболее опытные ткачихи Вичуги предложили ввести такие комплекты и у себя. С лета 1935 г. Дуся Виноградова и её напарница Маруся Виноградова (однофамилица) начали работать на комплекте из 70 автоматов.

1 октября 1935 г. ткачихи Виноградовы установили мировой рекорд производительности труда, перейдя с 70 на 100 станков. Их пример стал пропагандироваться в отраслевой и центральной прессе.

14 ноября 1935 г. в Кремле открылось Первое всесоюзное совещание рабочих и работниц стахановцев промышленности и транспорта, на котором Дуся и Маруся выступили с рассказом о своих достижениях. В дальнейшем они установили новые рекорды, обслуживая более 200 автоматических станков за смену.

В 1936 году обе ткачихи-рекордсменки поступили учиться в Промышленную академию (Москва).

В декабре 1937 года Дуся Виноградова была избрана депутатом Верховного Совета 1-го созыва.

В 1930-х гг. в советской прессе её называли "первой работницей страны", а за рубежом – miss USSR. В 1940 г. по мотивам жизни Дуси Виноградовой был поставлен фильм "Светлый путь". В Вичуге появилась улица Виноградовых и посвящённая женщинам-ткачихам мозаичная стела "Идущие вместе". Позже Е.Н. Микулина написала о них повесть для школьников "Лён и музы".

 

Отклик народа

 

Созидательная работа, развернувшаяся в первой половине 1930-х гг. в Советском Союзе и принесшая зримые плоды в виде новых заводов, машин, технологий, достижений науки и культуры, вдохновляла на новые трудовые победы, а процессы против троцкистов показывали, что страна при нынешнем руководстве не вернётся к положению управляемой культуртрегерами колонии; что результаты труда народа пойдут на улучшения его жизни, а не в банки Запада на "мировую революцию".

Советские люди видели, что они трудятся не на эксплуататоров, не для обогащения группировки бандитов, а на себя, своё общество; видели значительные достижения в индустрии и сельском хозяйстве; видели перспективы дальнейшего промышленного и культурного развития страны. Это внушало им веру в будущее; одним из проявлений которой стал быстрый рост численности населения СССР в те годы.

Во второй половине 1930-х гг. рабочие, колхозники, инженеры, учёные в сталинском СССР стали не только больше зарабатывать и лучше жить, но и глубже ощущать сопричастность к делам других.

"Совместная работа многих людей становилась общественной жизнью (её новым видом), приносившим развлечение самим фактом совместности. Собрания, совещания, беседы, пропагандистские лекции и прочие явления новой жизни, связанные с колхозами и сопровождавшие их, делали жизнь людей интереснее, чем раньше" (А.А. Зиновьев).

Полёты Чкалова, спасение челюскинцев, открытия Циолковского, новые яблони Мичурина, рекордные урожаи на колхозных полях становились достижениями не только самих первооткрывателей, героев и ударников, но отчасти и всех трудящихся СССР – потому что эти достижения создавались для других; а значит, в них вкладывался не только труд и знания, но и частица души. Со всех концов страны шёл поток писем к Паше Ангелиной и Марии Демченко; полярным лётчикам; передовым ткачихам.

"Коллективизм и сопричастность людей в общности целей и результатов их труда, по существу, практически решали извечный вопрос о смысле самой жизни… они давали ощущение полноты человеческого существования" (Романенко).

"Человек жизни в себе не имеет…  Наш брат есть наша жизнь" (св. Силуан).

"В 999 случаях из 1000 человек, который "устал от жизни" устал не от жизни как таковой, а устал от жизни для самого себя" (Генри Форд).

Улучшение социальной среды, прославление и пропаганда производительного труда на благо общества оказали позитивное воздействие на физическое и духовное здоровье народа, а также на генетику. В сталинское время на улицах городов и деревень всё чаще можно было встретить красивых людей, здоровых детей.

 

 

 

 

 

 

 

Война

 

К началу 1930-х гг. успехи национально-освободительного движения в СССР, выразившиеся в поражении троцкизма и утверждении курса на преодоление экономической отсталости, достижение продовольственной и оборонной безопасности страны, стали всерьёз беспокоить мировую демократию[23].

Ускоренно развивалась тяжёлая индустрия; повышался уровень культуры и образования; росла численность населения – в том числе, что было особенно досадно международной демократической общественности1, в центральных, русских регионах. Реализовывалась, в интересах основной части народа, обширная созидательная программа, подавая пример другим странам и показывая, что в мире есть альтернатива хищническим банкирским империям.

Кроме того, Советский Союз перекрыл, ценой больших усилий и трудового героизма, основные каналы внешнего империалистического грабежа – выкачивания природных ресурсов, спекуляций с валютой, эксплуатации коренного населения – продемонстрировав зависимым странам образец успешной борьбы против неоколонизаторов.

В результате к 1930-м гг. перед мировой демократией возникла настоятельная потребность трансформировать происходящие в СССР процессы, а именно: либо постараться вернуть к власти своих прежних контрагентов, либо же прибегнув к внешнему давлению, вплоть до военной агрессии, установить прямой политический контроль над этой страной.

После того, как несколько попыток правых и левых троцкистов свергнуть сталинский режим путём заговоров или дворцового переворота потерпели неудачу, мировая демократия утвердилась во мнении, что единственной возможностью остановить Россию является война.

Некоторая проблема заключалась в том, что воевать против СССР было на тот момент некому: Франция – далеко; Польша – мала; Англия – привыкла сражаться чужими руками. Оставалась только Германия. Хотя она после поражения в Первой мировой войне была разоружена, экономически слаба, и, вдобавок, не имела общей границы с Советским Союзом, однако кроме неё ангажировать на новую битву в защиту демократических ценностей было просто некого.

Веймарская Германия

В 1919- 20 гг. Германия, согласно условиям Версальского договора, была лишена орудий, военного флота и авиации. Вслед за чем последовал тотальный грабёж разоружённой страны.

"Германия была принуждена к выплате баснословных репараций" (Черчилль).

Выплаты контрибуций, массовая безработица, развал сельского хозяйства из-за диспаритета цен и спекуляций дополнились в начале 1920-х гг. гиперинфляцией. За 1922- 23 гг. немецкая валюта обесценилась полностью: осенью 1923 года 1 доллар стоил 1 трлн. 200 млрд. марок; экземпляр газеты – 8 млрд. марок.

"Средние классы, ремесленники, чиновники и пенсионеры подверглись пролетаризации" (фон Папен)[24].

"Когда немцы, наконец, поняли в чём дело, было уже поздно. Три четверти из них были разорены" (Вертинский)[25].

Хорошо чувствовали себя в веймарской Германии лишь имевшие доступ к иностранной валюте международные гешефтмахеры.

"Спекулянты скупали дома целыми кварталами… Один только мой знакомый, одесский коммерсант Илья Гепнер, имевший в кармане всего-навсего одну тысячу американских долларов, умудрился купить шесть домов и огромный "Луна-парк" в Берлине" (Вертинский)[26].

Ещё процветали обменные пункты.

"Берлин был весь покрыт сетью маленьких киосков, напоминавших лимонадные будочки. Из крохотных окошечек видны были только руки… Это были менялки. Лавочки, где торговали деньгами... Знаменитый петербургский спекулянт, "банкир" Дмитрий Рубинштейн говорил мне с отеческой нежностью в голосе: - "Хотите посмотреть моего ребёнка?"… Мы пошли к менялке. Оттуда выглядывало жирное молочно- розовое лицо, напоминавшее свежераспаренный человеческий зад. Пухлые руки с обкусанными ногтями лежали на прилавке. Плотоядный чувственный рот снисходительно улыбался. –"Уходи, уходи, папаша", строго прикрикнул на отца "ребёнок". Ты мне мешаешь работать" (Вертинский)[27].

Разорение среднего класса и крестьянства сопровождалось распространением в стране дегенеративного искусства, разложением морали и культуры народа.

"Намеренно и умышленно всё, что свято для немцев, втаптывалось в грязь, чтобы лишить их источника их силы, сделать их беспочвенными" (Гесс).

Социал- демократическая "партия власти" тогдашней Германии, являвшаяся главной движущей силой установления в 1918 г. республики, не препятствовала этому, понимая, что её господство покоится на пассивности основной части населения, внушившего себе: "у них всё схвачено и изменить уже ничего нельзя".

"У них <веймарских с.-д.> действовал чистый инстинкт самосохранения, когда они сознательно делали всё, чтобы в народе не проявились гордость и дух сопротивления" (Гесс).

Вдобавок, в те же годы в разных областях Германии происходили "пролетарские революции", в результате которых к власти приходили представители трудящихся. Как правило, они организовывались с помощью эмиссаров из Сов. России и сопровождались, как и в России после октября 1917 года, террором, убийствами, казнями заложников.

"Беспорядки провоцировали вовсе не местные рабочие. Организаторами забастовок и мятежей были профессиональные политические агитаторы, многие из которых состояли на службе у московских революционеров: именно они несут ответственность за мятежи и убийства" (Тиссен).

"Самая известная из казней заложников имела место в Мюнхене, где революционное правительство[28] приказало арестовать и казнить видных горожан без суда и следствия" (Тиссен).

Немецкое национально-освободительное движение

Подрывная деятельность в Германии – в том числе "втаптывание в грязь всего, что было свято для народа" – имела длительную историю, восходя своими корнями к периоду средних веков. Постепенно она широко распространилась в стране, поразив разные области общественной жизни. К концу XIX века многие немцы начали ощущать угрозу самому существованием своего народа.

Одним из противодействий этой угрозе стало движение народничества (фёлькише), в рамках которого формировались клубы, ферейны, стремившиеся к защите достижений немецкой культуры; наследия предков. В веймарский период борьба против антинародных сил, захвативших в стране уже и политическую власть, особенно обострилась.

Однако немецкое национально- освободительное движение 1920-х гг., несмотря на искренность и самоотверженность многих его участников, было весьма слабым. Оно не имело большой прессы; практически не имело денег, спонсоров; находилось под постоянным прессингом правительства и хорошо организованных структур интернационалистов – в том числе вооружённых отрядов "Рейхсбаннера" (с.-д.) и "Рот фронта" (коммунисты)[29]. В его среде распространялись, зачастую теми же интернационалистами, ложные политические доктрины, псевдонаучные теории типа социал- дарвинизма. Наконец, этно- политические мины, заложенные в Версальском договоре[30] предоставляли мировой финансовой олигархии богатые возможности для манипулирования политикой Германии почти в любом направлении, вплоть до вписывания её в сценарии новых войн.

Ангажирование

Из многочисленных националистических партий, действовавших в Германии начала 1920-х гг., для вышеописанных целей мировой демократии наиболее подходила образованная в 1918 году в Мюнхене (Бавария) слесарем локомотивного депо Дрекслером Немецкая рабочая партия (Deutsche Arbeiterpartei, DAP), через год с небольшим, в феврале 1920 г., переименованная в Национал- социалистическую немецкую рабочую партию (NSDAP). Во-первых, её программные положения, точнее, цели, объявленные Гитлером в "Майн кампф", включали расчленение России; захват и колонизацию её европейской части. Во-вторых, вожди партии были людьми с затемнённым сознанием, запутанным фальшивыми доктринами и теориями, почёрпнутыми ими из дешёвых бульварных брошюрок; да ещё и склонные к самообману и грёзам наяву -

"Гесс… как и Гитлер, когда положение стало ухудшаться, создал собственный мир, далёкий от реальности" (Шпеер).

"Гиммлер вообще не жил на этой планете" (Гудериан).

Наконец, в третьих, вопреки неоднократно декларировавшимся партией идеалам здоровой эстетики и морали, многие её ведущие руководители являлись физическими и психическими вырожденцами.

Нацистская верхушка

"Берегитесь уродством отмеченных" (саксонская поговорка)

Геббельс, в 1920-х гг. "барабанщик партии" и гаулейтер Берлина, а в Третьем рейхе министр пропаганды, был внешне и по своим манерам явным дегенератом[31]:

"Геббельс был странным замкнутым типом со своей косолапой, изуродованной ступней… прекрасный чёткий голос и очень большие карие, умные, почти оленьи глаза… насмешливый, ревнивый, злобный, по сатанински одарённый карлик" (Ханфштенгль[32]).

"Он был ниже среднего роста, с острыми чертами лица, большим ртом и умными глазами… Его внешность находилась в полном противоречии с нордическим идеалом нацистов. Несмотря на свой недостаток – изуродованную <от рождения> ступню – он, по-видимому, не страдал комплексом неполноценности. Геббельс обладал едким остроумием и был наделён даром ядовитого сарказма" (фон Папен)[33].

Пост руководителя СС занимал Гиммлер, "невзрачный человек со всеми признаками расовой неполноценности" (Гудериан).

Далее Гейдрих, ближайший подручный Гиммлера, возглавивший в Третьем рейхе службу безопасности (РСХА). Казалось бы, на столь важный пост в нацистской империи мог попасть только удовлетворяющий самым строгим тестам физиогномики и морали "истинный ариец". Однако по своему внешнему виду и поведению Гейдрих, как и Геббельс, был явным наследственным дегенератом:

"Голос Гейдриха был на два тона выше нормального: голос женщины, вырывающийся из широкой груди атлета. Женственными были и его руки: белые, тонкие, холеные и живые, столь же выразительные, сколь и его лицо… Дисгармония лица, отмеченного противоречащими друг другу признаками, лица гермафродита, отражала свойственный ему психологический строй"[34].

"…длинный острый нос и беспокойно бегающие, косящие глаза… Широкие бедра придавали его высокой фигуре женственный вид. Вздутые губы также странно не соответствовали его длинным рукам, пальцы которых напоминали паучьи щупальца" (Шелленберг).

"Человек сексуально неуравновешенный, он находился как бы в состоянии постоянной гонки за удовольствиями, любил организовывать ночные экспедиции в злачные места с несколькими наиболее близкими друзьями. Даже в те времена, когда Гейдрих занимал очень высокие посты, он не отказался от таких прогулок, которые начинались обходом берлинских ночных заведений, славившихся тогда разнообразием, продолжались всю ночь и заканчивались в притонах, где он подбирал проституток, готовых на любые извращения"[35].

Несоответствующими строгим партийным предписаниям были не только внешность и манеры Гейдриха:

"Канарис хранил в своем сейфе… документы, содержавшие опасные свидетельства о "неполадках" в родословной Гейдриха – одна из бабок высокопоставленного руководителя СС была еврейкой, стало быть свидетельства Гейдриха о его арийском происхождении были подложными" (Шелленберг).

Недалеко от Гейдриха и Геббельса ушёл ведущий партийный философ Розенберг, прославившийся своей ненавистью к христианству и попытками возродить "истинную древнюю германскую религию".

"Розенберг внешне был явный еврей, хотя он первым бы протестовал, если б кто-нибудь подверг сомнению его родословную… почти каждое утро я видел его сидящим в захудалом кафе на углу Бриннерштрассе и Аугустенштрассе в компании какого-то венгерского еврея по имени Холоши, являвшегося одним из его главных помощников. Этот человек называл себя в Германии голландцем и был ещё одним представителем пресловутых еврейских антисемитов" (Ханфштенгль).

Разительный контраст между расовыми канонами, декларировавшимися в партийных документах, и далёкой от нордического идеала внешностью ведущих деятелей НСДАП отметил советский авиаконструктор А.С. Яковлев, побывавший в 1940 году в составе правительственной делегации на приёме у Гитлера в Берлине:

"Гитлер пригласил нас к пышно убранному, украшенному цветами столу… 10 - 15 официантов, вытянувшихся в струнку. Все молодые, все одного роста, все одной масти – светлые блондины, с одним цветом глаз и даже похожие друг на друга… Все они, включая и офицера, подававшего кушанья Гитлеру, являлись олицетворением чистейшей арийской расы… Эти "белокурые бестии" являли собой резкий контраст с самими вождями германского фашизма. Ни Гитлер, ни тем более Геббельс не могли ни в какой степени считаться родственными им по расе"[36].

Нелишне отметить, что расовый и антихристианский психоз раздували в партии и стране именно те лица, чьё происхождение было весьма сомнительно – Геббельс, Гейдрих, Розенберг,… – в то время как "истинные арийцы" от него более или менее дистанцировались.

"Геринг…  бесспорно арийский член гитлеровского окружения, был наименее пылким толкователем их расистских идей" (Ханфштенгль).

В целом можно заключить, что и агрессивная программа, и затемнённое мировоззрение, и сомнительное происхождение большинства лидеров нацистской партии предоставляли мировой демократии самые благоприятные возможности для манипулирования ими и ангажирования на выполнение главной задачи: столкнуть Германию и Россию в новой войне; разрушить экономику обеих стран; уничтожить побольше немцев и русских; поработить уцелевших. Оставалось только "продать" НСДАП немецкому народу. Впрочем, для профессиональных демократов это было чисто технической проблемой.

Финансовые источники НСДАП

"В политике важны две вещи. Первая – это деньги, а вторая… я забыл" (сенатор Марк Ханна)

В начале 1920-х гг. нацисты были "лишь одной из многих праворадикальных организаций, процветавших в то время в Баварии… они не были ни в коей мере ни самыми многочисленными, ни самыми значительными" (Ханфштенгль). Не было в те годы у НСДАП и денежных ресурсов. Однако востребованные на политическом рынке товары у неё имелись: 1) ораторские дарования/ харизматичность Гитлера; 2) программа Гитлера, недвусмысленно нацеленная на войну против России. Поэтому в конкуренции за крупное финансирование, без которого сколь- либо серьёзная политическая деятельность невозможна, нацисты неуклонно набирали вес. Вклады в казну НСДАП внесли

"паровозный фабрикант Борзиг, Фриц Тиссен из Объединения сталелитейных заводов, тайный советник Кирдорф, заводы "Даймлер" и Баварский союз промышленников" (Фест)[37].

"Тиссен, Кирдорф и Шредер, видимо совместно с некоторыми деятелями из-за границы, предоставили в распоряжение нацистов значительные средства" (фон Папен)[38].

Денежные взносы капитанов немецкой промышленности в фонд партии, которая, как они надеялись, станет преградой против большевизма, составили уже на раннем этапе не весь, а скорее всего даже не основной её капитал[39]. Среди спонсоров НСДАП появились "некоторые деятели из-за границы" (фон Папен); "чехословацкие, скандинавские и, в первую очередь, швейцарские финансовые круги" (Фест).

"Осенью 1923 года Гитлер съездил в Цюрих и вернулся оттуда, как говорили, "с сундуком, набитым швейцарскими франками и долларовыми купюрами"" (Фест)[40].

Вопрос об источниках финансирования НСДАП, позволивших ей оплачивать содержание целой армии штурмовиков (в условиях массовой безработицы[41]) и проводить дорогостоящие общенациональные предвыборные кампании, неоднократно обсуждался, как в предвоенное, так и в послевоенное время. В 1933 г. в Швейцарии была опубликована книга "Источники финансирования национал-социализма" -

"весь её тираж исчез вскоре после выхода в свет" (фон Папен)

- в которой внесение основных средств в казну НСДАП приписывалось плохо конкретизированным "американским финансовым группам". В дальнейшем все данные о главных спонсорах НСДАП так и остались на уровне предположений, от которых упоминавшиеся в них лица, особенно представители "американских финансовых кругов" категорически и с большим возмущением открещивались. Вместе с тем, следует отметить, что предположения о финансировании Гитлера этими кругами вполне удовлетворяют критерию: кому выгодно? Итогом прихода к власти Гитлера и развязанной им войны против почти всего мира стало уничтожение миллионов русских и немцев, разорение России, новое разграбление и порабощение Германии. Кроме того, на весь мир, исключая сталинский СССР, была накинута финансовая удавка в виде навязанной фальшивомонетчиками ФРС продукции своего печатного станка. В отличие от недалёких "капитанов немецкой промышленности", полностью разорившихся в 1945 году, "некоторые деятели из-за границы" по итогам Второй мировой войны многократно приумножили свои капиталы. Финансирование НСДАП принесло им политические и экономические дивиденды даже ещё большие, чем финансирование революции 1917 года в России.

Внутреннее положение Германии 1933- 39 гг.

Став 30 января 1933 года канцлером, Гитлер за относительно короткое время добился больших внутриполитических успехов, признававшихся даже его безусловными врагами.

Было предпринято широкомасштабное строительство автострад, монументальных зданий, каналов и т.д. что форсировало развитие экономики и значительно сократило безработицу.

"Когда мы пришли к власти, у нас были миллионы безработных. С другой стороны, мы видели, что все материалы, необходимые для дорожного строительства, имеются в пределах наших границ. Что было проще решения вопроса мобилизации рабочей силы и материалов организованным путём? Поэтому мы превратили имеющуюся рабочую силу и имеющиеся материалы в ценности, которые со временем могут создавать новые ценности. Автострады не только удовлетворяют потребности момента, они создают новые потребности… Строительство автострад это и есть социализм в лучшем смысле этого слова" (Гесс, выступление 3 сент. 1934 г.).

"По всей стране строятся автострады… люди отвоёвывают землю у моря… регулируются реки, осваивается целина… возводятся новые грандиозные постройки, болота превращаются в плодородные земли…" (Гесс, выступления 26, 28 июня, 3 сентября 1934 г., 21 марта 1936 г.).

"В январе 1933 года в Германии было больше 6 миллионов безработных. К лету 1935 года безработица была ликвидирована" (Дениц).

Правительство поддержало аграрный сектор; крестьянство было объявлено основой общества. Дарре, министр сельского хозяйства и глава Расового управления СС (само сочетание таких постов выражало определённый идеологический подход) провозгласил важнейшей задачей "как можно быстрее неразрывно связать лучшие линии крови нашего народа с почвой"; "создать новую знать крови и почвы".

В результате производство продовольствия в Германии значительно выросло, а зависимость страны от его импорта ослабла.

"Битва за продовольствие была, по сути, оборонительной битвой против большевизма"  (Гесс, выступление 17 ноября 1935 г.).

Были переоборудованы старые и построены новые заводы гражданского и военного назначения.

"В Германии строятся огромные новые заводы, которые позволят как можно большему числу наших соплеменников пользоваться достижениями прогресса… Другие заводы должны сделать нас независимыми от шантажа остального мира, который пытается поставить нас на колени, прекратив поставку сырья" (Гесс, выступление 16 января 1936 г.).

Значительно улучшилось положение немецких рабочих; повысился их социальный статус.

"Из 19 млн. рабочих в Европе, имеющих оплаченный отпуск, по данным Международной рабочей конференции, не менее 12 млн. приходится на Германию"  (Гесс, выступление 21 марта 1936 г.)

"Классовая вражда, раздиравшая страну изнутри, исчезла. Постоянные заявления о том, что любой труд почётен и человек, делающий своё дело с максимальной отдачей, достоин наивысшего уважения, внесли большой вклад в упрочнение национального единства" (Дениц).

Своей особой заслугой лидеры национал-социалистической партии Германии считали предотвращение совершения в стране "пролетарской" революции на российский манер, в результате которой

"палачи из ЧК свирепствовали бы и в Германии, в стране бушевала бы гражданская война, царили бы голод и отчаяние" (Гесс, 21 марта 1936 г.).

Деятельность компартии и иностранных (советских) эмиссаров в стране была запрещена; многие лидеры КПГ были арестованы; против неё велась массированная пропагандистская кампания.

"Со "свободой" безнаказанно предавать страну, безнаказанно обманывать народ, безнаказанно натравливать одних соплеменников на других, безнаказанно толкать Германию в объятия большевизма – с такой свободой мы покончили" (Гесс, выступление 16 января 1936 г.).

26 декабря 1937 г. в старом здании рейхстага прошла антибольшевистская выставка, на который были вывешены

"картины, изображающие всевозможные козни коммунистов во всех странах мира. Коммунисты, все без исключения евреи, совершали насилия, убийства, кражи, революции" (Додд)[42].

Одновременно новое правительство повело решительную борьбу с разложением культуры – в частности и в особенности с распространением дегенеративного искусства. Уже в 1933 году в ряде немецких городах были организованы выставки "Большевизм в культуре", "Камера ужасов в искусстве", "Искусство на службе разложения". Выставки комментировались искусствоведами; рисунки сопровождались надписями типа "так больной разум видит природу". В прессе подчёркивалось, что дегенеративное искусство, как и фальсифицированные продукты или лекарства, представляет собой опасность для народа. В 1936 г. Гитлер поручил профессору Адольфу Циглеру, президенту Имперской палаты изобразительных искусств, возглавить комиссию по чистке немецких музеев от дегенеративного искусства. 19 июля 1937 г. в Мюнхене открылась выставка "Дегенеративное искусство", на которой было представлено около 650 картин из 32 музеев Германии. Выставка объехала ещё 12 городов; её посетили около 3 млн. человек. 3 июня 1938 г. рейхстаг принял постановление об изъятии из музеев и частных собраний всех произведений дегенеративного искусства. Под действие этого закона попало более 20 тысяч работ. 20 марта 1939 г. в Берлине, во дворе пожарной команды, было сожжено 4289 картин, отнесённых к категории дегенеративного искусства. К дегенеративному искусству в Германии 1930-х гг. относили работы импрессионистов, экспрессионистов, кубистов, дадаистов,…, а также "творчество" композиторов типа Шёнберга или кинорежиссёров типа Ланга, впрочем, благоразумно эмигрировавших из страны.

В середине 1930-х гг. был также предпринят ряд мер по укреплению семьи и поощрению рождаемости коренного населения; запрещены аборты, исключая случаи по медицинским и евгеническим показателям; изданы законы против гомосексуализма.

Внутриполитическая программа Гитлера была поддержана подавляющим большинством немецкого народа.

"Громадный всплеск массового энтузиазма, вызванный назначением Гитлера…" (фон Папен).

Весной 1933 года несколько сот видных немецких учёных и преподавателей вузов заявили о своей поддержке правительства. Среди них были лауреаты Нобелевской премии по физике Ленард и Штарк; учёные с мировыми именами математик Бибербах, врач Зауэрбрух, философ Хайдеггер и многие другие.

На проводимых Гитлером референдумах его политика получала одобрение абсолютного большинства населения.

Народ в целом поверил в будущее, что выразилось и в быстром росте рождаемости. Если в 1932 г. в Германии родился 975581 ребёнок, то в 1935 г. – 1265000 детей.

Многие видные зарубежные политические и общественные деятели посетили в середине 1930-х гг. Германию, желая своим глазами увидеть произошедшие в ней перемены и ознакомиться с решением социальных проблем. Бывший английский премьер Ллойд- Джордж, побывав в 1936 г. в Германии, высоко оценил деятельность немецкого правительства по ликвидации безработицы, улучшении условий труда, предоставлении отпусков рабочим.

"Когда наша машина остановилась у отеля, его дочь шутя приветствовала отца нацистским приветствием "Хайль Гитлер!" При этом престарелый Ллойд Джордж посерьезнел и ответил со спокойной решимостью: "Разумеется, хайль Гитлер! Я тоже произношу эти слова, потому что он действительно великий человек"" (Шмидт [43]).

В целом, успехи немецкого национально- освободительного движения в 1930-х гг., учитывая могущество сил, которым оно бросало вызов, представлялись реализацией невозможного.

Внешняя политика Германии 1933- 39 гг.

Менее однозначными были оценки внешнеполитических достижений Германии после прихода в ней к власти Гитлера. С одной стороны возращение Саара[44], воссоединение с Австрией; развитие экономики; рост единства и национального самосознания немецкого народа повышали престиж страны на международной арене. С другой стороны, лихорадочное вооружение, угрозы в адрес соседних стран, общая агрессивно-милитаристская направленность нацистского режима вызывали у европейских народов всё большую тревогу. А захват Чехословакии в марте 1939 года, в нарушение данных Чемберлену личных гарантий, по выражению фон Папена "окончательно уничтожил репутацию Гитлера как добропорядочного политического деятеля".

Сценарий войны

По итогам Версальского договора Германия была разоружена. Веймарские власти, хотя и предпринимали, вместе с рейхсвером, некоторые усилия по поддержанию боеготовности армии[45], в целом следовали ограничительным условиям этого договора.

Придя к власти, Гитлер практически сразу же начал форсированное вооружение страны. Эти его действия, сочетавшиеся с территориальными претензиями к соседним странам, почти не встречали сопротивления со стороны Англии и Франции – между прочим, связанной союзным договором с одним из государств, в адрес которого фюрер постоянно разражался угрозами – Чехословакией.

"Англия и Франция мирились с провокациями Гитлера, не реагируя на них активным образом" (Хильгер[46]).

При этом было ясно, что вооружённая и консолидированная Германия, руководимая амбициозными и политически недальновидными лидерами, с большой вероятностью будет добиваться своих целей военным путём, в результате чего в Европе почти наверняка вспыхнет широкомасштабный конфликт.

"Как только гитлеровской Германии позволили перевооружиться без активного противодействия со стороны союзников, возникновение второй мировой войны стало почти неизбежным" (Черчилль).

До сентября 1939 года Гитлера, на любом этапе реализации его агрессивной внешней политики, можно было без труда остановить.

"Осенью 1938 года[47] он <Гитлер> мог бы продержаться в случае вооружённого столкновения лишь несколько дней" (Фест).

"Полностью исключено, чтобы пять кадровых дивизий и семь танковых дивизий могли бы устоять на линии укреплений, которая только еще строилась, перед натиском ста французских дивизий. С военной точки зрения это было невозможно" (показания генерала Йодля в Нюрнберге).

"Германские армии были неспособны нанести французам поражение в 1938 или 1939 году[48]" (Черчилль).

В 1935- 37 гг. попытки организовать совместную оборону против продвижения Германии на восток предпринимал Советский Союз -

"в 1935 - 1937 гг. Сталин интенсивно занимался созданием коалиции против Гитлера" (Хильгер)

- однако его усилия не встретили положительного отклика со стороны западных стран.

Сталин правильно понял причину этой уклончивости:

"советский диктатор сделал вывод, что… в случае нападения Германии на Советский Союз западные державы и пальцем не пошевельнут, а при определённых условиях даже будут делать общее с Гитлером дело" (Хильгер).

Особенно утвердили Сталина в этих предположениях результаты переговоров Гитлера с Чемберленом и Даладье в Мюнхене.

"Мюнхенские события осенью 1938 г. убедили его окончательно в том, что все его усилия по созданию совместного оборонительного фронта против Германии обречены на провал… Более того, у него сложилось впечатление, что передача Германии Судетской области явилась платой за войну, которую она должна была развязать против СССР" (Хильгер).

10 марта 1939 года в докладе на XVIII съезде ВКП(б) Сталин прямо заявил, что Англия и Франция провоцируют войну между Германией и Советским Союзом.

"На наших глазах происходит открытый передел мира… политика невмешательства означает попустительство агрессии, развязывание войны, – следовательно, превращение её в мировую войну… сквозит стремление, желание не мешать агрессорам творить своё чёрное дело… не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут, – выступить на сцену со свежими силами, выступить, конечно, "в интересах мира" и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия. И дёшево, и мило!… Уступили ей Австрию, несмотря на наличие обязательства защищать её самостоятельность, уступили Судетскую область, бросили на произвол судьбы Чехословакию, нарушив все и всякие обязательства…"

Сталин отметил, что одновременно западная пресса муссирует тезисы о неподготовленности советской армии, о возможном немецком вторжении на Украину и прочее подобное, выступая в роли провокаторов и поджигателей войны:

"стали крикливо лгать в печати о "слабости русской армии", о "разложении русской авиации", о "беспорядках" в Советском Союзе, толкая немцев дальше на восток, обещая им легкую добычу… Нужно признать, что это тоже очень похоже на подталкивание, на поощрение агрессора".

"Характерен шум, который подняла англо-французская и североамериканская пресса по поводу Советской Украины. Деятели этой прессы до хрипоты кричали, что немцы идут на Советскую Украину, что они имеют теперь в руках так называемую Карпатскую Украину, насчитывающую около 700 тысяч населения, что немцы не далее как весной этого года присоединят Советскую Украину … Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией".

Вооружение Германии было первым условием для создания потенциальной возможности её нападения на СССР. В 1933- 39 гг. в этом процессе активное участие приняли банки Англии и США; многие западные фирмы. Помогали или не мешали им ведущие политические деятели стран Запада, особенно представители Англии -

"именно англичане каждый раз ободряли Гитлера… Многообразные ободряющие знаки со стороны Англии оправдывали самые смелые ожидания Гитлера" (Фест).

Вторым условием было появление общей границы между Германией и СССР. Однако, учредив "протекторат Богемии и Моравии" в чешской части распавшейся в марте 1939 года Чехословакии, Гитлер воздержался от такого же шага по отношению к Словакии и Закарпатской Украине, в результате чего общей границы с СССР у Германии тогда так и не образовалось. Эта неожиданная "умеренность" фюрера немало озадачила и даже возмутила сценаристов новой мировой войны, заставив их на ходу менять уже готовые планы.

"Некоторые политики и деятели прессы Европы и США, потеряв терпение в ожидании "похода (немцев) на Советскую Украину"… прямо говорят и пишут чёрным по белому, что немцы жестоко их "разочаровали", так как, вместо того чтобы двинуться дальше на восток, против Советского Союза, они, видите ли, повернули на запад и требуют себе колоний. Можно подумать, что немцам отдали районы Чехословакии как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом, а немцы отказываются теперь платить по векселю, посылая их куда-то подальше" (Сталин, 10 марта 1939 г.).

Отклонение от сценария

Гитлер неоднократно выражал враждебное отношение к Советскому Союзу – и до прихода к власти, и как глава государства.

"Его речи в рейхстаге 8 марта 1936 г. и 30 января 1937 г. были настоящим объявлением "холодной войны", а в своей речи на Нюрнбергском съезде партии он зашёл даже так далеко, что заговорил о заинтересованности Германии в богатствах Урала, Сибири и Украины. Четыре дня спустя Ворошилов ответил заявлением, в котором говорилось, что его страна готова к войне" (Хильгер).

Вместе с тем, Гитлер стремился проводить политику в интересах своего народа и государства. Намерения западных стран форсировать военное столкновение между Германией и СССР не являлись для него тайной, но играть по их правилам он не собирался. Присоединив осенью 1938 г. Судетскую область, он вскоре сделал символический дружеский жест по отношению к СССР: 19 декабря было без проволочек, как ранее, продлено германо- советское торговое соглашение.

С другой стороны, Сталин, выступая в марте 1939 года на очередном съезде партии, обрисовав достаточно ясную картину политики мировой демократии, направленной на разжигание конфликта между Германией и Россией, одновременно указал, что для такого конфликта "нет никаких оснований".

"Доклад Сталина 10 марта 1939 г. на XVIII съезде партии, где он заявил, что подозрительный шум, поднятый французской, английской и американской прессой по вопросу об Украине, имеет целью натравить СССР на Германию и спровоцировать конфликт, никаких видимых причин для которого нет. Это заявление Сталина существенно способствовало подготовке почвы для германо-советского взаимопонимания" (Хильгер).

"После того, как речь Сталина 10 марта дала первый сигнал, СССР неоднократно обращался к правительству рейха, изъявляя заинтересованность в урегулировании отношений на новой основе, идеологические разногласия, как он объяснил, "не должны мешать"" (Фест).

Сталин смог пойти на смягчение напряжённости в советско- германских отношениях лишь благодаря разгрому в партии и стране "пятой колонны" провокаторов и поджигателей войны.

"Кажется оправданным предположение, что без предпринятой Сталиным широкомасштабной чистки государственного аппарата и партии союз между ним и Гитлером едва ли смог бы возникнуть, ибо такая попытка сорвалась бы из-за оппозиции со стороны Бухарина, Радека, Крестинского, Зиновьева, Раковского и им подобных" (Хильгер).

Пакт Молотова-Риббентропа

Весной-летом 1939 года Гитлер старался разрешить последний важный для него внешнеполитический вопрос – польский.

По условиям Версальского договора, город Данциг, населённый преимущественно немцами, был объявлен "вольным", а центр Германии и Восточную Пруссию разделил т.н. "польский коридор" – переданные Польше бывшие немецкие земли. Требования Гитлера заключались в возврате Данцига и прокладке через "коридор" экстерриториальной дороги, соединяющей Восточную Пруссию с основной частью Германии. Эти неоднократно высказывавшиеся немецким руководством условия ещё раз и более определённо озвучил 19 марта 1939 года Риббентроп в беседе с польским послом. Ответ польского министра иностранных дел Ю. Бека был резко отрицательным, хотя

"если подходить к делу строго объективно, то вряд ли он <Бек> считал немецкие требования неоправданными" (Фест).

Польское правительство 1926- 39 гг. являлось военной диктатурой, образовавшейся после переворота, совершенного в мае 1926 года Ю. Пилсудским, бывшим руководителем Польской социалистической партии. Целью переворота Пилсудского было недопущение прихода к власти коалиции крестьянской партии "Пяст" и национал-демократов, выступавших в поддержку отечественного бизнеса, католической церкви, народной культуры, против грабежа экономики страны этническими бандами и навязываемого космополитами "мультикультурализма". Режим Пилсудского ("санация") опирался на группу коррумпированных военных (Ю. Бек, А. Коц и др.) и пользовался негласной поддержкой "международной демократической общественности", опасавшейся прихода к власти в Польше национальных сил.

В конце марта 1939 года, практически одновременно с отказом польского руководства от обсуждения немецких предложений, Англия и Франция предоставили Польше гарантии безопасности.

Эти гарантии стали фактором, не столько сдерживающим Гитлера в его политике пересмотра Версальских соглашений, сколько провоцирующим его на применение силы, поскольку, во-первых, не давали возможности достичь объявленных им целей дипломатическим путём, а во-вторых, вынуждали его "терять лицо" перед любыми афронтами со стороны получивших внешнюю защиту лидеров "санации"[49]. 3 апреля 1939 г. Гитлер дал вермахту директиву о разработке плана вторжения в Польшу.

Учитывая возможность военного вмешательства западных стран, такое вторжение нельзя было предпринять, не обезопасив себя от столкновения ещё и с СССР. Поэтому с апреля 1939 г. гитлеровское руководство начало предпринимать меры по смягчению советско- германских противоречий. Сам Гитлер, выступая 28 апреля 1939 г. в рейхстаге с пространным ответом на послание президента США Рузвельта, воздержался от обычных для его риторики антисоветских выпадов, подвергнув взамен критике "международных поджигателей войны", "провокаторов" и "врагов мира", под которыми вполне определённо – и солидарно со Сталиным – подразумевались западные "демократии".

Руководство СССР увидело в этом возможность ослабления напряжённости в отношениях с Германией. 3 мая 1939 года В.М. Молотов сменил на посту наркома иностранных дел М.М. Литвинова (Меер- Геноха Моисеевича Финкельштейна-Валлаха). При этом Сталин дал Молотову указание: "Убери из наркомата евреев".

"Слава богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов... И каждый за собой целый хвост тащил. Причем, свысока смотрели, когда я пришел, издевались над теми мерами, которые я начал проводить" (Молотов).

Чистка НКИД была масштабной.

"Мне пришлось строго очень менять почти всю головку" (Молотов).

"Когда в 1940 г. я пришел в Наркоминдел, там можно было пересчитать по пальцам тех, кто работал с Чичериным и Литвиновым" (Бережков).

Перемены в советском наркомате иностранных дел были замечены в германской рейхсканцелярии.

"Неожиданная отставка Литвинова не ускользнула от внимания Гитлера. Через два дня после получения Гитлером известия об этом министерство иностранных дел дало мне указание немедленно прибыть в Германию… Я обрисовал смысл и значение той борьбы за власть, которая шла между Сталиным и оппозиционными течениями, и рассказал, какой идеологический балласт Сталин выбросил за борт, когда ему стало ясно, что на базе одной лишь коммунистической доктрины здорового и способного противостоять всем государственного организма не создать. Имея в виду усилия Сталина заменить революционный энтузиазм новым советским патриотизмом, я упомянул об оживлении возвеличивания национальных героев, старых русских традиций, о недавних мерах по поощрению семейной жизни, о введении вновь строгой дисциплины в армии, на промышленных предприятиях и в школах, а также о борьбе с экспериментами в области театра, музыки и изобразительных искусств.

Гитлер весь подался вперёд и слушал внимательно" (Хильгер).

Летом 1939 года в Европе развернулась интенсивная дипломатическая игра. Стороны, участвовавшие в ней преследовали разные, зачастую прямо противоположные цели.

Для мировой демократии оптимальным представлялся следующий сценарий: Гитлер захватывает Польшу, получая общую границу с СССР; Англия и Франция, "выполняя свои союзнические обязательства", формально объявляют Германии войну, но не ведут её, обнадёживая нацистского фюрера надеждами на близкий мир; путём несложных провокаций организуется нападение Германии на Россию, как и было предусмотрено в "Майн Кампф", после чего, дождавшись обескровливания обеих сторон, мировая демократия определяет устройство послевоенного мира – "и дёшево, и мило!" В рамках этого сценария августовские переговоры Англии и Франции с СССР о заключении антигитлеровской коалиции являлись инсценировкой, тем более простой в исполнении, что сама Польша заранее исключила всякую возможность подобного соглашения, заявив, что ни при каких обстоятельствах не пропустит советские войска через свою территорию.

"Польша… прямо заявила, что и не подумает допускать Советский Союз в область, которую она отняла у него совсем недавно – всего лишь в 1921 году (Фест).

В свою очередь, Гитлер, предлагая Сталину проведение переговоров, рассчитывал что, заключив договор с Советским Союзом, он избежит войны на два фронта, а может быть и удержит Англию и Францию от выполнения данных Польшей обязательств. (Последний его расчёт был ошибкой и показывал его непонимание степени зависимости правительств этих стран от мировой финансовой олигархии).

Наконец, Сталин, соглашаясь на заключение советско- германского договора, ставил следующие цели: 1) возращение части Украины и Белоруссии, захваченной в 1921 году поляками

"давайте нам хоть ту часть Польши, которая, мы считаем, безусловно принадлежит Советскому Союзу" (Молотов).

2) оттяжку, а может быть и полную отмену войны с Германией, которая, хоть и провоцируется без конца мировой демократической общественностью, всё же не рискнёт воевать на два фронта – о чём неоднократно писал и сам Гитлер в "Майн Кампф".

"Сталин считал что заключение пакта о ненападении с Германией создаст желательную ситуацию, прежде всего по следующим причинам:

1. Заключение пакта ликвидировало бы непосредственную опасность германского нападения на Советский Союз.

2. Заверения, полученные от Риббентропа и соответственно от Гитлера, убедили его в том, что Гитлер нападет на Польшу, как только добьется советского прикрытия с тыла.

3. Сталин, в противоположность Гитлеру, не сомневался в том, что Англия и Франция выполнят свои обязательства в отношении Польши[50]. Поэтому возникновение войны между великими державами и Германией он считал обеспеченным.

4. Таким образом, Сталин рассчитывал получить ценную отсрочку, которая позволит ему ускоренно вести дальнейшее вооружение Советского Союза. В остальном же он хотел выждать дальнейший ход развития, чтобы в надлежащий момент, когда воюющие державы будут в достаточной степени ослаблены, оказаться в состоянии бросить на всемирно- историческую чашу весов всю мощь Советского Союза.

5. Предусмотренное секретным дополнительным протоколом разграничение сфер интересов в Восточной Европе дало бы Советскому Союзу возможность овладеть важнейшими стратегическими позициями в Прибалтике. За эти позиции два с лишним века назад царь Петр… вёл войну 20 лет. Теперь же они без всякой борьбы падали ему с неба благодаря заключению пакта с Гитлером" (Хильгер).

"При прощании г-н Сталин заявил рейхсминистру иностранных дел буквально следующее: Советский Союз очень серьёзно относится к этому пакту, он может дать честное слово, что Советский Союз не обманет своего партнера" (Хильгер).

В СССР заключение договора о ненападении с Германией было горячо поддержано народом.

"Огромная масса советского населения восприняла известие о заключении пакта с облегчением и удовлетворением. Для него оно означало устранение той опасности войны, которая кошмаром давила на него с 1933 года" (Хильгер).

Мировая демократическая общественность, напротив, отреагировала на договор, вновь заставивший корректировать сценарии организации войны между Германией и Россией, с негодованием. Молотов, выступая 31 августа 1939 г. на внеочередной сессии Верховного Совета, сказал по этому поводу следующее:

"Т. Сталин предупреждал против провокаторов войны, желающих в своих интересах втянуть нашу страну в конфликт с другими странами…

Главное значение советско-германского договора о ненападении заключается в том, что два самых больших государства Европы договорились о том, чтобы положить конец вражде между ними, устранить угрозу войны и жить в мире между собой… Недовольными таким положением дел могут быть только поджигатели всеобщей войны в Европе, те, кто под маской миролюбия хотят зажечь всеевропейский военный пожар. Эти люди требуют, чтобы СССР обязательно втянулся в войну на стороне Англии против Германии. Уж не с ума ли сошли эти зарвавшиеся поджигатели войны?... Если у этих господ имеется уж такое неудержимое желание воевать, пусть воюют сами, без Советского Союза. В наших глазах, в глазах всего советского народа, это такие же враги мира, как и все другие поджигатели войны в Европе".

Предметом озабоченности мирового сообщества в то время было и поведение Гитлера. А что если он в решающий момент, когда международная демократическая общественность уже практически записала на свои банковские счета доходы от готовой вот-вот разразиться новой войны – выкинет новый трюк: возьмёт, да и не нападёт на Польшу?!

Впрочем, уже через несколько дней прогрессивное человечество вздохнуло с облегчением.

Мышеловка захлопнулась

В течение всего лета 1939 года напряжённость в отношениях между Германией и Польшей возрастала. "Провокации, предупреждения и ультиматумы сменяли друг друга" (Фест). При этом "польское правительство реагировало с явно нарастающей непримиримостью, несдержанностью и упорствовало в том, чтобы говорить с рейхом ледяным тоном возмущенной великой державы" (Фест).

В организуемых и происходящих спонтанно провокациях и инцидентах парадоксальным образом оказывались заинтересованными все основные действующие лица. Нацистский фюрер получал основания для ужесточения требований к Польше; лидеры "санации" отрабатывали заказы своих хозяев; мировая демократия с удовлетворением наблюдала приближение начала военного конфликта.

""Повсюду хотят катастрофы",– отмечал в отчаянии итальянский посол Аттолико" (Фест).

В ночь на 1 сентября 1939 года немецкие войска, по приказу Гитлера, пересекли границу Польши.

Западные "демократии" не собирались останавливать немцев, хотя в тот момент вполне могли бы это сделать.

"Если мы не потерпели крах ещё в 1939 году, то лишь потому, что во время польской кампании примерно 110 французских и английских дивизий на Западе пребывали в полном бездействии против 25 немецких дивизий" (показания генерала Йодля в Нюрнберге).

3 сентября, дождавшись, пока немецкие войска необратимо далеко продвинутся вглубь территории польского государства, правительства Англии и Франции объявили Германии войну.

Попытки Сталина сохранить мир с Гитлером

Руководство СССР стремилось максимально закрепить достигнутое улучшение отношений с Германией. 6 сентября 1939 года немецкий посол Шуленбург сообщал в Берлин:

"Советское правительство делает всё возможное, чтобы изменить отношение населения к Германии. Прессу как подменили. Не только прекратились все выпады против Германии, но и преподносимые теперь события внешней политики основаны в подавляющем большинстве на германских сообщениях, а антигерманская литература изымается из книжной продажи".

Хильгер, советник немецкого посольства в Москве, отмечал:

"Из печати, на радио, со сцены и с киноэкрана исчезло всё, что хоть отдаленно могло восприниматься как критика Германии и национал- социализма… стали появляться материалы о благотворном влиянии германского духа на культурное развитие русского народа…

Бисмарк и его политика, благодаря публикации русского перевода его "Мыслей и воспоминаний", теперь тоже стали достоянием русского народа. В московском Большом театре ставились оперы Вагнера, восторженно принимавшиеся публикой. Официальные военные сводки командования германского вермахта печатались всеми советскими газетами на видном месте".

В свою очередь и германское руководство, несколько даже ошеломлённое столь резкой переменой, дало указание о смягчении идеологического противостояния. Планировавшуюся на 25 августа лекцию в Мюнхене "Обвиняется Москва – коминтерновский центр мировой диктатуры" срочно заменили концертом русской музыки.

Сталин придавал отношениям с Германией первостепенное значение и лично занимался ими, вплоть до деталей.

"Вспоминаю, как я передавал ему присланный из Берлина проект совместного коммюнике о советском вступлении в Польшу. Я перевёл проект на русский язык, и Сталин должен был дать согласие на составленный в Берлине текст. Пробежав его глазами, он попросил посла разрешить внести некоторые изменения. Сделал он это всего за несколько минут… затем возвратил мне исправленный текст с просьбой перевести его для посла на немецкий. Хотя своими поправками Сталин решительно улучшил коммюнике, графу Шуленбургу пришлось заявить, что он должен сначала получить согласие своего правительства… Утверждение измененного текста последовало из Берлина незамедлительно. Позже я узнал, что оба текста были представлены Гитлеру для сравнения и он тут же безоговорочно предпочел сталинский, сказав: "Конечно, этот! Разве вы не видите, что он намного лучше? Кто, собственно, его сформулировал?"" (Хильгер).

Личность Сталина производила на немцев сильное впечатление:

"Время большевизма закончилось. В России сейчас развивается нечто новое и лучшее. Сталин – человек необычайно больших масштабов, действительно великий человек… Сталин намного превосходит Рузвельта и Черчилля по своим военным и государственным способностям; он единственный, кто действительно заслуживает уважения" (Риббентроп).

"Гитлер никогда не скрывал, что он (разумеется, за исключением своей собственной персоны) считал Сталина самым значительным из всех современников" (Хильгер).

29 сентября 1939 г. СССР и Германия подписали договор о дружбе и границе. Новый западный рубеж Советского Союза прошёл примерно по т.н. линии Керзона, отграничивавшей украинцев и белорусов от этнических поляков.

После возвращения из второй поездки в Москву, Риббентроп за столом у Гитлера с воодушевлением рассказывал, что в Кремле он чувствовал себя "словно среди старых товарищей по партии".

"Первые месяцы, казалось, оправдывали надежды, которые возлагались обеими сторонами на вновь возникшую дружбу. К тому же поначалу обе стороны старались давать доказательства своей доброй воли и стремились тщательно избегать любого нарушения обязательства консультироваться друг с другом" (Хильгер).

Политические договорённости об улучшении межгосударственных отношений сопровождались расширением экономических связей.

"В конце 1939 года Сталин сам принял участие в переговорах с немецкой торговой делегацией в Москве… В захваченных на Вильгельмштрассе документах были обнаружены длинные и обстоятельные меморандумы о трёх встречах с внушающим страх советским диктатором, который обладал способностью вникать в такие детали, что поражал немцев. Как выяснилось, Сталина невозможно было обмануть" (Ширер).

"Весьма впечатляющими были и познания Сталина, когда он, к примеру, во время переговоров насчёт германских поставок говорил о конструкциях броневых орудийных башен на крейсерах, которые должна была поставить Советскому Союзу Германия, или когда речь заходила об иных технических вопросах" (Хильгер).

11 февраля 1940 года в Москве было подписано торговое соглашение, предусматривавшее обмен товарами между СССР и Германией в течение 1,5 лет на сумму около 640 миллионов марок. В первый год немцы получили миллион тонн пшеницы, 900 тысяч тонн нефти, 100 тысяч тонн хлопка, 500 тысяч тонн фосфатов, значительное количество другого сырья. В Россию было поставлено оборудование для нефтяной и электротехнической промышленности, локомотивы, турбины, генераторы, станки, морские орудия, истребители "Мессершмитт-109", "Мессершмитт-110", пикирующие бомбардировщики "Юнкерс-88", образцы немецкой артиллерии, танков, взрывчатых веществ.

"Мы получили не только необходимое нам оборудование, но и современные военные системы… В первые дни апреля 1940 года Тевосян, которого я сопровождал, посетил базу германских подводных лодок в Киле. Меня поразило то, что от советского наркома как будто не было секретов. Он смог увидеть всё, что хотел" (Бережков).

В 1939- 40 гг. многие члены германского правительства дорожили хорошими отношениями с СССР. Во время советско-финской войны руководители Германии, несмотря на многочисленные обращения, отказывались вмешаться и оказать давление на Сталина с целью прекращения конфликта. Риббентроп, в ответ на просьбы известного шведского путешественника Свена Гедина о посредничестве Германии для прекращения войны между Финляндией и СССР, сказал: "Наше будущее зависит от России. Мы получаем из России сырьё, хлеб, бензин. Мы не можем оскорблять Россию. Престиж России должен быть спасён, поэтому сейчас для России важно продемонстрировать успех в Финляндии. Мы придерживаемся строгого нейтралитета". Геринг заметил, тогда же: "Дружить с Россией для нас сейчас важнее всего".

"Что касается Гитлера, то он, как кажется, в течение первых 5-6 месяцев после заключения договоров верил, что они не только осуществили непосредственную цель, но и заложили основу выгодных для обеих сторон отношений на ближайшие годы. Я обладал надежной информацией о том, что зимой 1939/40 г. Гитлер неоднократно высказывался в этом духе в кругу своих ближайших сотрудников" (Хильгер).

"(Гитлер сказал:) ни одна коалиция в мире не сможет устоять против партнёрства Германии и России" (фон Папен, цит. соч., стр. 456).

7 мая 1940 г., за три дня до германского вторжения в Бельгию и Голландию, фон Шуленбург посетил Молотова, чтобы проинформировать его о предстоящей акции. Молотов откликнулся так:

"Советское правительство проявляет полное понимание того, что Германия должна защититься от англо-французского нападения".

"Последовали и другие признаки, подтверждавшие, какое огромное значение придавал Сталин тому, чтобы не допустить никакого конфликта с Германией… порвал дипломатические отношения с Норвегией, Бельгией, Югославией и Грецией под тем предлогом, будто эти страны ввиду их оккупации Германией потеряли свой суверенитет…" (Хильгер).

"Нужно отдать справедливость Сталину, он всеми силами старался лояльно и верно сотрудничать с Гитлером, в то же время собирая все силы, какие он только мог собрать на необъятных просторах Советской России…  они (русские) были исполнены решимости любыми средствами выиграть время… Если их политика и была холодно расчётливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной" (Черчилль).

Конец передышки

Новый срыв сценария войны между Германией и Россией вызвал у международной демократической общественности припадок ярости. Со стороны политиков и "свободной" прессы Англии, Франции, США в адрес СССР посыпались угрозы, оскорбления и морализующие обвинения, перемежавшиеся с посулами и провокациями.

"Поскольку Советский Союз не пожелал стать орудием англо- французских империалистов в их борьбе за мировую гегемонию против Германии, нам на каждом шагу приходилось натыкаться на грубую враждебность их политики в отношении нашей страны" (Молотов, 29 марта 1940 г.).

Одновременно руководителям Советского Союза стали направляться предупреждения от разведчиков (по большей части, впрочем, работавших на несколько сторон сразу) и гуманистов ("заботящихся о сохранении международного мира") о немецкой угрозе, подготовке Германией войны против СССР и т.п. Наряду с этим и нередко теми же самыми лицами "достоверные сведения" об агрессивных замыслах Кремля, коварной политике Советского Союза и т.д. направлялись в адрес немецкого руководства.

"Провокаторов там и тут не счесть" (Молотов).

Впрочем, гуманисты и борцы за мир не слишком надеялись на успех. Британский посол в Москве Криппс весной 1941 года говорил, что Советский Союз будет "с абсолютной твердостью" противодействовать всем стараниям втянуть его в войну с Германией, даже если Гитлер сам решится напасть на СССР. Впрочем, добавлял посол, он опасается, что Гитлер "не преподнесет своим врагам такого подарка".

Действительно, хотя после поражения Польши между Германией и Советским Союзом образовалась общая и довольно обширная граница, было крайне маловероятно, что Гитлер, имея в тылу французские дивизии, рискнёт предпринять поход на Восток.

Ситуация резко изменилась в июне 1940 года, после фактической ликвидации западного фронта.

"Молниеносный поход нацистских полчищ в Западную Европу, неожиданно быстрый разгром Франции, неспособность английских войск задержать продвижение вермахта к Ла-Маншу и их паническое бегство из Дюнкерка – всё это озадачило и напугало Сталина" (Бережков).

За прошедшие годы мнение Гитлера о Советском Союзе не слишком улучшилось. Хотя ему было известно об успехах национально- освободительного движения в СССР 1930-х гг.; о процессах против троцкистов; о преобразованиях во внутренней и внешней политике, совершённых Сталиным (см. выше доклад Хильгера); о его противостоянии мировой финансовой олигархии, но нацистский фюрер предпочитал закрывать на всё это глаза, очевидно, будучи не в состоянии преодолеть внушённых ранее самому себе ложных стереотипов.

Впрочем, осенью 1940 года Гитлер, перед тем как определиться с дальнейшими шагами, решил провести с руководством СССР переговоры. По его поручению Риббентроп направил Сталину письмо с изложением целей немецкой внешней политики. В письме высказывалась заинтересованность в продолжении экономического сотрудничества между Германией и Россией и давались заверения, что заключенный 27 сентября 1940 г. Тройственный пакт Германии, Италии и Японии не направлен против Советского Союза. Письмо заканчивалось приглашением Молотову посетить Берлин, чтобы обсудить вопросы дальнейшего развития отношений между обеими странами.

Молотов прибыл в Берлин 12 ноября 1940 г. и пробыл там два дня. Он имел беседы с Гитлером и Риббентропом; кроме того, посетил Гесса и Геринга. Переговоры прошли неудачно: на попытки Гитлера заинтересовать СССР экспансией в сторону "южных морей" Молотов реагировал прохладно, а высказанные им претензии на часть Буковины и требование вывести немецкие войска из Финляндии, в свою очередь, вызывали раздражение у Гитлера.

После отъезда Молотова отношения между обеими странами стали неуклонно ухудшаться. В конце года Гитлер отдал приказ подготовить план возможной военной кампании против СССР.

6 мая 1941 года, ввиду становившегося всё более опасным охлаждения советско-германских отношений, Сталин решил лично возглавить правительство. Немецкий посол фон Шуленбург расценил это как намерение предпринять все возможные усилия, чтобы предотвратить войну между Германией и Россией:

"Сталин, сменив Молотова на посту Председателя Совета Народных Комиссаров СССР, таким образом, возглавил правительство Советского Союза… Причину этого следует искать в недавних ошибках во внешней политике, которые привели к охлаждению дружественных германо- советских отношений, за создание и сохранение которых Сталин постоянно боролся… Я убежден, что Сталин использует своё новое положение для того, чтобы принять личное участие в деле сохранения и развития хороших отношений между СССР и Германией" (телеграмма фон Шуленбурга в МИД Германии, 7 мая 1941 года).

В те же дни резко возрос поток предупреждений о подготовке Германией агрессии против СССР. Отличить реальные из них от намеренной дезинформации было весьма трудно. Сталин дал категорическое указание военным не поддаваться на провокации.

"Если бы мы шелохнули свои войска, Гитлер бы прямо сказал: А вот видите, они уже там-то, войска двинули!…

Всё делалось для того, чтобы не дать повод немцам начать войну... главный интерес был наш, всего народа - ещё на несколько недель оттянуть" (Молотов).

"Сопоставляя и анализируя все разговоры, которые велись И.В. Сталиным в моём присутствии в кругу близких ему людей, я пришёл к твёрдому убеждению: все его помыслы и действия были пронизаны одним желанием – избежать войны или оттянуть сроки её начала и убеждённостью в том, что это ему удастся" (Жуков)[51].

"Положение у него было очень трудное, потому что он очень не хотел войны" (Молотов).

Перед войной

18 июня 1941 года, ввиду угрожающего развития событий на западной границе СССР, на заседании Политбюро было принято решение преобразовать Прибалтийский, Белорусский и Киевский особые военные округа в Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты. 21 июня было решено создать вторую линию обороны и ещё один фронт, Южный. Тогда же Молотову было поручено встретиться с германским послом и попытаться выяснить намерения Гитлера.

Визит наркома иностранных дел в немецкое посольство оказался бесполезным – фон Шуленбург, хотя и был решительным противником войны с Россией, ничем не мог помочь и на вопрос Молотова "что послужило причиной нынешнего положения германо-советских отношений" ответа не дал, сославшись на отсутствие информации.

Вечером же 21 июня, после безрезультатного визита Молотова в немецкое посольство, Сталин поручил Тимошенко и Жукову отдать приказ о приведении в полную боевую готовность частей и соединений в приграничных округах. Этот документ был направлен в приграничные военные округа в полночь 21 июня.

А в 4 часа утра 22 июня на всем протяжении западной границы СССР началось вторжение вермахта. Гитлер, наконец, выполнил то, что ожидала от него мировая демократическая общественность и для чего ею была "вскормлена" НСДАП.

*     *     *

Отдавая приказ о начале операции "Барбаросса", Гитлер фактически стал исполнителем планов мировой финансовой олигархии, наёмником тех самых сил, против которых он с такой патетикой выступал на протяжении всей своей политической карьеры.

Результаты войны были вполне предсказуемы. Гитлер, как человек с затемнённым сознанием, не мог осознать их сразу, но те, кто финансировал его военную программу, кто подбивал и подталкивал его к военным авантюрам, кто играл с ним в кошки-мышки и поддавки, провоцируя, угрожая, подбадривая и заманивая, уже подсчитывали будущие барыши и перекраивали послевоенный мир по своим сценариям.

Для самого же нацистского фюрера нападение на Россию стало заключительным и необратимым шагом к катастрофе,

"последним и наиболее рельефным из его самоубийственных решений" (Фест).

Защита Отечества

"В прошлом у нас не было и не могло быть отечества. Но теперь, когда мы свергли капитализм, а власть у нас рабочая, – у нас есть отечество и мы будем отстаивать его независимость" (Сталин, 1931 г.)

От немецких планов блицкрига и "быстрой прогулки в Россию" довольно скоро уже ничего не осталось. Немецкие генералы с первых дней войны отмечали ожесточённое сопротивление советских войск.

"Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость и могли выстоять в самых напряжённых боях" (генерал-полковник фон Клейст).

"Русские отходили на восток очень медленно и часто только после ожесточённых контратак… Это был противник со стальной волей. Они держались с неожиданной твёрдостью и упорством даже когда их обходили и окружали" (генерал фон Типпельскирх).

"Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен". "Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека... Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т.п. в плен сдаются немногие". "Бои с русскими носят исключительно упорный характер"; "колосс Россия, который сознательно готовился к войне, несмотря на все затруднения... был нами недооценен. Это утверждение можно распространить на все хозяйственные и организационные стороны, на средства сообщения и, в особенности, на чисто военные возможности русских" (генерал Гальдер, записи в дневнике за 24 июня, 4 июля).

"На Восточном фронте: боевые действия продолжаются. Усиленное и отчаянное сопротивление противника... происходят очень тяжелые бои. О "прогулке" не может быть и речи". Красный режим мобилизовал народ. К этому прибавляется ещё и баснословное упрямство русских" (Геббельс, запись в дневнике за 2 июля 1941 г.)

"В начале Восточной кампании, Гитлер, в соответствии со своей теорией о "неполноценности славян", считал войну с Советским Союзом детской игрой. Однако чем дольше длилась война, тем большим уважением он проникался к русским. Он был потрясён мужеством, с которым они воспринимали свои первые поражения" (Шпеер).

Против чего сражался русский народ

В программном произведении Гитлера "Майн Кампф" откровенно излагались захватнические и колонизационные планы в отношении России:

"Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены… нам нужна восточная политика, направленная на завоевание новых земель для немецкого народа".

После начала войны высшие руководители Третьего рейха прямо заявили, что они намерены разграбить Россию и заселить освобождённые от русских территории колонистами-немцами.

"Речь идет о том, чтобы умело разрезать на куски этот гигантский пирог, дабы мы, во-первых, могли его покорить, во-вторых, им управлять и, в-третьих, его эксплуатировать" (Гитлер, июль 1941 г.).

"Я пришёл сюда грабить" (Геринг, руководитель экономического штаба "Восток", 1941 г.).

Прежние обоснования этой войны как "борьбы с большевизмом" были если не забыты, то отодвинуты на второй план:

"Гитлер напал на Россию не для того, чтобы освободить её от большевистского ярма" (фон Папен).

"Идеологические обоснования, коими определялась главным образом внешняя пропагандистская шумиха, были дезавуированы самим Гитлером, который в середине июля в самом узком кругу руководства раздраженно отверг формулу о "войне Европы против большевизма"" (Фест).

Из оккупированных территорий в массовом порядке вывозилось зерно, скот, нефть, металлы, материальные и культурные ценности. Всё это либо вкладывалось в экономику рейха, либо переводилось в валюту и тайными путями переправлялось в банки Запада для размещения в закладках- "стабилизационных фондах".

"Я выжму из этой страны всё до последней капли ... Местное население должно работать, работать и ещё раз работать" (Эрих Кох, рейхскомиссар Украины, 5 марта 1943 года, Киев).

"Славяне призваны работать на нас. Когда мы перестанем в них нуждаться, они могут преспокойно умирать" (из письма рейхслейтера Бормана министру по делам восточных территорий Розенбергу).

Министр вооружений рейха Альберт Шпеер в своих мемуарах признавал:

"Я участвовал в войне, целью которой было мировое господство, в чём все, кто принадлежал к нашему узкому кругу, никогда не сомневались… Поляков и народы Советского Союза ждала судьба бесправных рабов".

На оккупированных территориях Советского Союза и Восточной Европы был установлен режим террора. Совершались акции по массовому уничтожению людей. По указанию высшего руководства рейха захватывались и расстреливались заложники. В нацистских концлагерях военнопленные подвергались пыткам и издевательствам. Кроме того, почти во всех концлагерях ставились опыты на людях: Доменом в Заксенхаузене экспериментировал с вакциной против заразной желтухи; Хаген в Нацвайлере – против сыпного тифа; Клауберг, Шуман, Глауберг проводили опыты по стерилизации; Рашер ставил эксперименты по изучению методов отогрева обмороженных. Во многих концлагерях занимались исследованиями воздействия на человека различных химических препаратов и ядовитых веществ.

Оккупированные районы СССР деиндустралировались -

"Гитлер… на восточных территориях в грядущие годы вообще не собирался развивать промышленность" (Шпеер)

- в них "развивался" только сырьевой сектор, для перекачивания ресурсов в "цивилизованную" Германию.

Поощрялась национальная рознь; на коренное население натравливались этнические банды. Принимались меры по сокращению численности русского народа, снижению доступности медицинских услуг и уровня образования. Из подонков, жуликов и воров, немцы набрали бургомистров, старост и полицаев, образовавших нечто вроде обслуживавшей оккупантов тогдашней партии власти. Миллионы человек были угнаны на принудительные работы в Германию.

Нацисты и троцкисты в России

Обращает на себя внимание сходство в идеологии и методах действий нацистов и троцкистов:

● И те и другие стремились к мировому господству.

И те и другие рассматривали людей как "подсобный материал" или "топливо" для своих социальных проектов.

● И те и другие считали возможным истребить, в процессе реализации своих социальных проектов, столько людей, сколько потребуется. Нацистские руководители в начале 1940-х гг. планировали уничтожить в России около 30 млн. человек; троцкистские идеологи в начале 1920-х гг. готовы были уничтожить в России 90% населения "чтобы выработать из остальных коммунистическое человечество".

Пропаганда и тех и других была направлена на лишение своих противников – в первую очередь русского народа – человеческого облика.

● И те и другие организовали систему террора, концлагерей, захватов и расстрелов заложников. И гитлеровцы на оккупированных территориях, и "интернационалисты" в период утверждения их власти в России совершали массовые убийства целых групп населения:

"Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого" (Лацис[52]).

"Обратите внимание на его <Троцкого> приказы и речи. "Испепелить…", "Разрушить до основания и разбросать камни…", "Предать смерти до третьего поколения…", "Залить кровью и свинцом…", "Обескровить …", "Додушить…". В молниеносных кровавых расправах он являет лик истинного восточного деспота" (А.И. Куприн).

"Секретно. Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую безпощадную борьбу со всеми верхами казачества, путем поголовного их истребления.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное, участие с борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против советской власти…" (директива  Я. Свердлова от 24 января 1919 г.).

"Провести к семьям восставших беспощадный красный террор... арестовывать в таких семьях всех с 18-летнего возраста, не считаясь с полом… Села обложить чрезвычайными контрибуциями…" (приказ оперативного штаба тамбовской ЧК, Тамбов, 1 сентября 1920 г.).

"На одной из стен я прочел приказ, подписанный Тухачевским – одним из главных военачальников Красной Армии: "Сёла, принимающие активное участие в бандитизме, будут сожжены, крестьяне расстреляны, а женщины и дети арестованы"" (Питирим Сорокин, Тамбов, январь 1921 г.).

Впрочем, между троцкистами и нацистами имелись и различия:

В своём садизме "интернационалисты" далеко превосходили самых озверевших нацистов:

"Роза Шварц  <из киевского ЧК> лично убила несколько сот человек … Роза и "товарищ Вера" выкалывали иглами глаза или выжигали их папиросой. Особую ярость вызывали у Розы и Веры те из попавших в чрезвычайку, у кого они находили нательных крест… В киевской чрезвычайке на Садовой 5 солдаты добровольческой армии обнаружили сарай, пол которого был буквально завален человеческими мозгами… В Одессе свирепствовали палачи Дейч и Вихман… Главными помощниками Дейча и Вихмана были "Дора" <Явлинская>, убившая 700 человек… в Крыму было расстреляно 12000 человек, и эту задачу выполнил Бела Кун… В Вологде свирепствовали палачи Кедров[53] и Эйдук…" (Н.Д. Жевахов[54]).

"Член коллегии ВЧК Эйдук отличался, подобно Лацису, чисто садической кровожадностью и ничем несдерживаемой свирепостью" (Г. Исецкий).

"Это были те самые (чекисты) Лацис и Петерс, на совести которых были жестокие массовые расстрелы на Украине и других местах гражданской войны - число их жертв исчислялось сотнями тысяч" (Б. Бажанов).

"Во главе этого ужасного учреждения <ВЧК> стоял человек-зверь… во главе провинциальных отделений находились подобные же звери, отмеченные печатью сатанинской злобы, несомненно одержимые дьяволом… Не подлежит ни малейшему сомнению, что между этими людьми не было ни одного физически и психически нормального человека: все они были дегенератами с явно выраженными признаками вырождения" (Н.Д. Жевахов)[55].

"Помню, какою жутью повеяло на меня, когда первый раз привезли восемь замученных добровольцев из Батайска – изрубленных, исколотых, с обезображенными лицами, в которых подавленные горем близкие едва могли различить родные черты... Вскоре стало известным, что большевики убивают всех добровольцев, захваченных ими, предавая перед этим бесчеловечным мучениям. Сомнений в этом не было. Не раз на местах, переходивших из рук в руки, добровольцы находили изуродованные трупы своих соратников, слышали леденящую душу повесть свидетелей этих убийств… Помню свою поездку на Таганрогский фронт в середине января. На одной из станций возле Матвеева кургана, на платформе лежало тело, прикрытое рогожей. Это быль труп начальника станции, убитого большевиками, узнавшими, что его сыновья служат в Добровольческой армии. Отцу порубили руки и ноги, вскрыли брюшную полость и закопали еще живым в землю. По искривленным членам и окровавленным израненным пальцам видно было, какие усилия употреблял несчастный, чтобы выбраться из могилы… убили его отца, дряхлого отставного генерала, мать, сестру и мужа сестры – полного инвалида последней войны…" (Деникин).

"Комиссары… приказывали совершать пытки и массовые убийства под влиянием направляющей сверху руки, возводившей террор в систему и видевшей в нём единственное средство сохранить свое существование и власть над (захваченной) страной"  (Деникин).

■ Рейхсфюрер СС Гиммлер, увидев совершаемый по его приказу массовый расстрел, упал в обморок (что засвидетельствовано во многих мемуарах). Однако нет сообщений, чтобы когда-либо в обморок падали Троцкий, или Зиновьев, или Бела Кун, или какие-либо другие организаторы массовых убийств в России.

Многие нацисты раскаялись в своих преступлениях (Альберт Шпеер, Ганс Франк,…). Однако среди организаторов ГУЛАГа и ГПУ таковых не нашлось ни одного! Наоборот, те из старых большевиков, кто пережил необоснованные, как они говорили, сталинские репрессии, истерично твердили о своей невиновности, добивались реабилитации, а потом ещё и писали мемуары с восхвалением себя самих и "гениального Троцкого". Даже родичи палача Крыма Бела Куна не постыдились написать хвалебную книгу о нём!

Далее, неизвестны случаи чтобы кому-либо из родичей гестаповцев или эсэсовцев приходила в голову мысль требовать возвращения награбленного теми имущества. А большинство потомков бывших руководителей ВЧК-ГПУ и ГУЛАГа, добившись всеми неправдами "реабилитации" своих родственников, начинали хлопотать о возврате им квартир в Москве, ценных вещей и пр.

■ Наконец, в Германии после войны родичи нацистских палачей старались сидеть смирно и не привлекать к себе внимания. Напротив, в СССР потомки организаторов массовых убийств сразу же после их официальной "реабилитации" (а то и не дожидаясь такой) стали претендовать на роль моральные цензоров, наставников и судей этой страны, а также членов разных "комиссий по правам человека".

Так что, несмотря на некоторое сходство нацизма и троцкизма, между ними имелись весьма существенные различия.

*    *    *

В мае 1945 года представители расы господ, считавшие всех остальных людей скотами с человеческими лицами, разбегались кто куда. В их числе были не только идеологи массового террора, концлагерные палачи, операторы душегубок и расстрельных подвалов, но и тогдашние немецкие демократические интеллигенты типа освенцимского доктора Менгеле, уверенные, что сам Бог разрешил им ставить опыты на представителях низших рас. Теперь они спешили укрыться в потайных щелях, в надежде что через какое-то время, когда шум поутихнет, их собратья, гуманисты на Западе или в СССР помогут им легализоваться и вновь заняться продвижением мировой науки. Отчасти так и произошло. Хотя в зоне ответственности советского военного командования этим демократическим интеллигентам пришлось несладко. Многие из них были осуждены как военные преступники, и для своей реабилитации им пришлось дожидаться перестройки.

Причины поражения Гитлера

"Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами" (Сталин)

Главная причина поражения Третьего рейха во Второй мировой войне заключалась в том, что его руководство поставило перед собой неправые цели. На борьбу с агрессией гитлеровской Германии поднялось множество людей, не желавших становиться рабами или подопытными кроликами.

Гитлер и Сталин

Немалую роль в поражении Третьего рейха во Второй мировой войне сыграли недостатки характера и ложные взгляды Гитлера.

Одним из свойств нацистского фюрера была его неуравновешенность, склонность к демагогии, патетике и даже истерикам, что неоднократно отмечалось лицами из его окружения.

"Его власть была властью речи… считал, что если говорить достаточно долго и решительно, повторять свои аргументы десяток раз в десятке различных форм, то не будет никакого препятствия, человеческого или технического, которое невозможно преодолеть" (Ханфштенгль).

"Фюрер всегда занимал своими речами восемьдесят-девяносто процентов всего времени, а Муссолини имел возможность лишь вставить несколько слов под конец" (Шмидт).

"Я нашёл его в состоянии истерического возбуждения…" (фон Папен)

"Меня проводили к Гитлеру, который находился в состоянии, близком к  истерике…" (фон Папен).

В противоположность этому, Сталин

"всегда был сдержан, вежлив, внимателен" (Гронский).

"всегда спокоен, хорошо владеет собой" (Бажанов).

Гитлер считал, что историю делают герои, а народ представляет собой лишь инструмент реализации "героем" некоей данной ему свыше "исторической миссии".

"Я часто слышал от Гитлера, что только великие личности определяют ход истории" (Шпеер).

В противоположность этому, Сталин неоднократно подчёркивал, что политический лидер лишь тогда добивается успеха, когда опирается на массы и выражает волю народа:

"Правильно выражать то, что народ сознает, – это именно и есть то необходимое условие…" (Сталин).

"У древних греков в системе их мифологии был один знаменитый герой – Антей, который был, как повествует мифология, сыном Посейдона – бога морей и Геи – богини земли…Он считался непобедимым героем. В чём состояла его сила? Она состояла в том, что каждый раз, когда ему в борьбе с противником приходилось туго, он прикасался к земле, к своей матери, которая родила и вскормила его, и получал новую силу… пока они (руководители партии) держат связь со своей матерью, с народом, они имеют все шансы на то, чтобы остаться непобедимыми" (Сталин).

Гитлер не отступал ни от чего, пока не дошёл до окончательного краха. Сталин, напротив, постоянно корректировал свою социально- политическую программу и тактические приёмы.

Гитлер придерживался распространявшихся в его время прогрессивной демократической интеллигенцией псевдонаучных положений социал- дарвинизма

"дарвинистская теория естественного отбора, которой был одержим Гитлер… его картина мира-джунглей…

Каждое существо стремится к экспансии,- заявил он в 1930 году, выступая перед профессорами и студентами в Эрлангене - и каждый народ стремится к мировому господству… Этот "железный закон природы" являлся истоком и стержнем всех его соображений – он определял представление, что история есть не что иное, как борьба народов не на жизнь, а на смерть за жизненное пространство и что в этой борьбе допустимы "все мыслимые средства": "уговоры, хитрость, ум, настойчивость, доброта, лукавство, но и грубая сила тоже", равно как и то, что между войной и политикой, в принципе, нет никакой разницы, более того – "последняя цель политики – это война"" (Фест).

В согласии с этими представлениями находились и высказывания Гитлера о "народе-господине, призванном повелевать другими" и т.д.

В сталинском СССР, напротив, социал- дарвинистские взгляды подвергались осуждению. Советский Союз неизменно поддерживал борющиеся за своё национальное освобождение народы.

Ошибкой были призывы Гитлера перенимать методы своих противников, мировой демократии, которые он считал очень успешными-

"учителя не убьёшь украденным у него приёмом" (китайская пословица)

Наконец, Гитлер легко поддавался на дезинформацию и обман, если они соответствовали его собственным представлениям, а в трудных ситуациях был вообще склонен к уходу от реальности.

"Гитлер ничего не знал о своих врагах и даже отказывался использовать имеющуюся информацию. Он доверял своим озарениям, какими бы противоречивыми они ни были, а эти озарения определялись глубочайшим презрением и недооценкой других… когда положение стало ухудшаться, создал собственный мир, далёкий от реальности" (Шпеер).

В отличие от него, Сталин

"в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям" (Черчилль).

Результаты гитлеровской авантюры

Германия. Миллионы немцев, солдат и мирных жителей, погибли на полях сражений и под бомбами англо-американской авиации. В стране было разрушено множество заводов, нанесён громадный ущерб экономике, все довоенные достижения в области промышленного и сельскохозяйственного развития были фактически ликвидированы.

После капитуляции Германия попала в политическую, информационную и финансовую зависимость от мировой олигархии.

Немецкое национально- освободительное движение было дискредитировано; за последующие годы страна была полностью денационализирована и немцы как нация сейчас фактически не существуют.

Россия. Миллионы русских, солдат и мирных жителей, погибли на полях сражений, в оккупации, в лагерях для военнопленных. В европейской части страны было разрушено 1710 городов, более 70 тысяч сел и деревень, 31 850 промышленных предприятий, 98 тысяч колхозов и совхозов, без крова осталось 25 миллионов человек. Россия вынуждена была долгие годы залечивать военные раны.

"Как расцвела бы наша страна сегодня, как далеко мы бы ушли вперёд, не прерви война широкое, мерное и могучее течение тех лет" (Жуков, цит. соч. стр. 298).

Тем не менее, в отличие от немцев, русский народ всё же отстоял своё существование. Об этом свидетельствует хотя бы неутихающая ненависть к нему сегодня мировой демократической общественности.

Финансово-политическая олигархия. Прибыли мировой демократии от новой войны оказались гораздо большими, чем от предыдущей. Германия была порабощена окончательно, Россия – разорена. В обеих странах погибли миллионы человек. Финансовое и политическое устройство западного и зависимого от него колониального мира было преобразовано по составленным заранее схемам, предусматривавшим более эффективное ограбление народов.

*   *   *

После окончания войны многие высшие руководители Третьего рейха были приговорены к смертной казни. Если для Советского Союза их наказание было возмездием за их преступления, то для мировой демократии это была расправа с теми, кто осмелился бросить вызов её претензиям на мировое господство.

Хотя одним из главных пунктов обвинений, предъявлявшихся на Нюрнбергском процессе руководителям рейха, было "развязывание и ведение агрессивных войн", в дальнейшем такие войны по сценариям мировой финансовой олигархии развязывались неоднократно.

"Британцы и французы высадились в Египте… Сегодня Ширах сказал американскому охраннику Ростламу: "Кстати, с каких это пор разрешили агрессивные войны? Насколько я знаю, на них наложен запрет". Американец не знал, что ответить" (Шпеер)[56].

"О нём <запрете агрессивных войн> не вспоминали ни во время корейской войны, ни после франко-британских военных операций в зоне Суэцкого канала… во время суэцкого конфликта один британский солдат, отказавшийся подчиниться приказу, предстал перед трибуналом и был наказан – вопиющее неуважение к Нюрнбергскому статуту!" (Дениц)[57].

См. также темы "Оружие массового поражения в Ираке" и др.

Третий рейх как близнец-конкурент мировой демократии

Сформировавшись вначале как один из отрядов немецкого национально-освободительного движения, нацистская партия после прихода к власти стала трансформироваться в направлении уподобления многократно осуждаемой ею "мировой демократии". Была создана система манипулирования общественным сознанием, тотальной слежки и концлагерей, ссылок и убийств политических противников.

В гитлеровской Германии распространились концепции высшей расы, народа- господина, "самой Природой (или Богом) призванного владеть миром и эксплуатировать других", имевшие близкие аналогии с воззрениями представителей "мировой демократии".

"В отдаленном будущем перед человечеством возникнут проблемы, которые будут по плечу только высшей расе. И только эта высшая господствующая раса, опираясь на все средства и возможности всего земного шара, призвана будет разрешить эти проблемы" (Гитлер).

"Мы – раса господ и должны помнить, что последний немецкий труженик в расовом и биологическом отношении представляет в тысячу раз большую ценность, чем местное население" (Эрих Кох).

"Конечно, мы, англосаксы – высшая раса" (Черчилль).

"Те, кто делал историю Европы, принадлежат к немногим наследственным линиям и по этим линиям тесно связаны между собой кровным родством. Выдающиеся лидеры человечества: судьи, спикеры палат общин, коммерческие деятели, воины, дипломаты, промышленники - все они связаны кровно с современными вождями, творцами идей, которые руководят прогрессом человечества" (советский генетик-евгеник Н. Кольцов).

Законы Третьего рейха о насильственной стерилизации для "улучшения расы" одобрялись многими западными гуманистами, а биолог- гуманист Джулиан Хаксли в 1936 г. предложил ещё и ограничить "низшим слоям общества" доступ к медицинскому обслуживанию[58].

Планы нацистского фюрера по выведению евгеническим путём "господ-сверхлюдей" находили почти точные аналогии в проектах по созданию "богоподобных существ" гуманиста-демократа, ведущего американского евгеника Г. Мёллера[59].

Многие представители международной демократической общественности тайно, а то явно выражали восхищение Гитлером. Например, согласно материалам третьего московского процесса, поклонником нацистского фюрера был шеф ОГПУ Г. Ягода:

Буланов. Он <Ягода> увлекался Гитлером, говорил, что его книга "Моя борьба" действительно стоящая книга (процесс 38).

В практическом применении своих теорий в России и других странах также не было существенных различий между гитлеровским режимом и мировой демократией[60].

Впрочем, это относилось и к самой Германии.

"Большевистские методы, которые он <Гитлер> когда-то проклинал, давно уже применялись в рейхе" (фон Папен)[61].

Таким образом, можно сделать вывод, что идеология гитлеровского режима являлась близнецом идеологии мировой демократии, а рухнувший в мае 1945 года Третий рейх был предварительным вариантам или прообразом мирового государства, строительством которого эта "демократия" уже долгое время занимается, именуя себя при этом "просветителями", "учителями", "прогрессистами", "спасителями человечества" – также, впрочем, в близком соответствии с пропагандистскими идеологемами гитлеровских заправил.

"Так говорили все эти выродки, им нужно было какое-то оправдание, какая-то красивая цель, прикрытая красивыми словами – и поэтому они говорили именно так… Везде выродки рядились в одеяния гуманистов и сулили рай на Земле. Но приносили на Землю ад" (Ю. Петухов).

Падение Третьего рейха лишь временно решило проблему противодействия мировому фашизму.

"Если какой-то народ вновь будет подвергнут совокупному воздействию навязчивой пропаганды… народу будут внушать, что он является народом избранным, призванным господствовать, результат будет тот же, что и в Германии. Этот вопрос сейчас так же актуален, как и в прошлом, и останется актуальным навсегда"[62].

 

Против атомного шантажа и долларовой пирамиды

 

"Чему они радуются? Они не знают, что их ждёт"

пленный немецкий генерал, 9 мая 1945 г., глядя на ликующих москвичей

 

Атомная дипломатия

Окончание Второй мировой войны в Европе совпало по времени с созданием в Соединённых Штатах сверхоружия – атомной бомбы. 24 июля 1945 года на конференции в Потсдаме Трумэн сообщил Сталину о "новом оружии большой разрушительной силы", а 6 и 9 августа продемонстрировал его в действии.

Монопольное владение сверхоружием позволило США проводить после войны политику атомной дипломатии, в своём существе основанной на рекомендации президента Т. Рузвельта: "говорить мягко, но держать наготове большую дубинку". Об этой "дубинке" руководителям других стран наглядно напоминали сожжённые города Хиросима и Нагасаки.

Однако атомная монополия мировой демократии была неустойчивой: по оценкам специалистов СССР должен был вскоре (по Ирвингу Лэнгмюру – через 3 года, по Гансу Бете – через 5 лет) создать свою бомбу. Поэтому в 1945- 46 гг. дипломатия западных стран предпринимала разнообразные усилия – от соблазнительных предложений до неприкрытого шантажа – для предотвращения создания Советским Союзом собственного атомного оружия.

На проходившей в конце декабря 1945 года Московской встрече министров иностранных дел СССР, США и Англии американские участники – госсекретарь Бирнс, посол Гарриман – предложили советской стороне установить сотрудничество в области атомной энергетики при условии отказа СССР от производства атомного оружия.

В июне 1946 года Барух, полгода назад назначенный госсекретарём Бирнсом главой американской делегации в Комиссии по атомной энергии ООН, представил поэтапный план установления "международного", как он его назвал, контроля над атомной энергией. На первом этапе предлагалось открыть для неограниченной инспекции месторождения руд урана и тория во всех странах (читай – в России). На последнем этапе американский арсенал атомных бомб должен был быть передан специальному агентству ООН; вариант – уничтожен. Намечаемая передача/ уничтожение арсенала бомб обуславливалась требованием, чтобы установленная система международного контроля была – по оценке американской стороны – удовлетворительной, а подозрение в её нарушении другими странами (читай – Россией) в любой момент могло прервать этот процесс. Специальное агентство наделялось обширными правами: подозрение в нарушении запрета на производство атомного оружия могло повлечь, по его решению, наказание, что подразумевало, хотя об этом и не говорилось прямо, атомную атаку на виновных (читай – на Россию). Право вето, которым наделялись члены Совета Безопасности, подлежало отмене – таким образом, предположительно виновная сторона (читай – Россия; или смотри, для сравнения, тему "Оружие массового поражения в Ираке") не могла бы воспользоваться им для хотя бы юридической попытки предотвращения такого развития событий.

Мировая демократия на тот момент, для наиболее эффективного формирования своей атомной дипломатии, не имела ответов на два ключевых вопроса: 1) каково состояние исследований атомной проблемы в СССР; 2) каковы запасы в СССР расщепляющихся материалов? План Баруха давал ей возможность получить на эти вопросы ответы, а затем определиться: как вести себя дальше. Например, уничтожить запасы атомного оружия в США. Или не уничтожать их – если у неё вдруг возникнет подозрение, что устанавливаемая система международного контроля будет недостаточно эффективной.

Хотя намечаемый в плане Баруха специальный комитет ООН был назван им международным, но его состав оказался бы, скорее всего, весьма однородным. С американской стороны в него, видимо, вошли бы гуманисты[63] Оппенгеймер, Ферми, Комптон, Лоуренс, Бете и другие ведущие участники Манхэттенского проекта. С советской стороны их коллегами, видимо, стали бы Капица и Иоффе: в декабре 1945 года на Московской встрече министров иностранных дел американцы предложили Сталину и Молотову "сотрудничество в области атомной энергетики, ознакомление нас с секретом атомной бомбы в обмен на отказ СССР от её производства. Эти условия американцы выдвинули в том случае, если они будут вести научно-технические переговоры при участии Капицы и Иоффе"[64]. Таким образом, намечаемый спецкомитет ООН оказался бы составленным почти целиком из гуманистов.

"План Баруха", представленный 14 июня 1946 года, был очевидно неравноправным, что отметил даже министр торговли США Уоллес в письме президенту Трумэну (июль 1946 г.): "Россия имеет лишь две карты: наше незнание уровня её атомных исследований и её ресурсов, в то время как мы имеем такие карты как атомную бомбу, бомбардировщики Б-29 и Б-36, военные базы по всему миру. Тем не менее, мы предлагаем ей открыть её единственные карты – обещая, что после того, как мы их посмотрим – мы решим, как играть дальше".

19 июня 1946 года советская делегация в ООН выдвинула встречный проект: заключение международной конвенции о запрете производства, обладания и применения атомного оружия. Эти предложения были отклонены Барухом, а для подкрепления весомости изложенных им аргументов, Соединённые Штаты 1 и 25 июля 1946 года провели новые испытания атомного оружия на атолле Бикини.

29 октября 1946 г. СССР окончательно отверг "план Баруха".

Конец атомной монополии

В конце 1930- - начале 40-х гг. ряд советских физиков- ядерщиков считал возможным создание атомного оружия. Их аргументы постепенно оказали воздействие на руководство СССР. В сентябре 1942 г. ГКО принял решение "Об организации работ по урану", предписывавшее Академии наук "возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путём расщепления ядра урана и представить к 1 апреля 1943 г. доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива". В феврале 1943 г. решением ГКО была создана "спецлабратория по атомному ядру" (Лаборатория № 2) под руководством И.В. Курчатова. 20 августа 1945 г. Сталин подписал постановление ГКО о создании Специального комитета для руководства всеми работами по проблеме атомной энергии. 25 декабря 1946 г. был пущен первый советский экспериментальный атомный реактор на ураново-графитовой основе.

29 августа 1949 г. СССР произвёл взрыв своей атомной бомбы. Атомная монополия, а с ней и политический шантаж империалистических кругов США были ликвидированы.

Долларизация мира и отказ СССР от валютных афёр

Практически сразу же после начала давно готовившейся войны, лидеры финансово-политической олигархии США и Англии приступили к планированию сценария переустройства мира после её вполне предсказуемого финала. Такой сценарий предусматривал, прежде всего, создание новой системы финансовых отношений.

14 декабря 1941 года, меньше чем через неделю после формального вступления США в войну, министр финансов Генри Моргентау дал своему помощнику Гарри Д. Уайту[65] поручение подготовить проект создания межсоюзнического фонда, который стал бы основой послевоенного денежного устройства. Одновременно в Лондоне над таким же проектом начал работать видный экономист М. Кейнс. Разработки Уайта-Кейнса легли в основу обеих крупнейших послевоенных финансовых структур: Международного валютного фонда (МВФ) и Международного банка реконструкции и развития (МБРР).

С 1 по 22 июля 1944 г. в Бреттон-Вудсе (Нью-Гемпшир) прошла конференция по финансовым вопросам представителей стран антигитлеровской коалиции. Были подписаны соглашения об обменных курсах валют, о создании Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития. Основной расчётной единицей был принят доллар США. МВФ имел капитал $8,8 млрд. в золоте, валюте и ценных бумагах стран-участниц; из которых США внесли $2,75 млрд., Англия – $1,3 млрд. Одной из целей создания МВФ заявлялась стабилизация курсов валют. Фактически же Фонд стал инструментом контроля мировой финансовой олигархии над экономикой вошедших в МВФ стран[66]. Принцип "взвешенного", пропорционального взносу голосования давал представителям США и Англии возможность определять политику МВФ в существенных вопросах. Международный банк реконструкции и развития имел капитал $10 млрд.; он должен был выдавать займы для восстановления экономики под небольшой процент. Однако условием получения займов от МБРР было членство в МВФ. Представители Советского Союза участвовали в работе конференции и подготовке её итоговых документов.

3 января 1945 года В.М. Молотов запросил посла США А. Гарримана о предоставлении СССР льготного займа для послевоенного развития, размером в 6 млрд. долларов, на 30 лет, под 2¼ процента годовых. Уже через неделю проект такого займа, даже на ещё более льготных условиях (10 млрд. долларов, на 35 лет, под 2% годовых, при гарантиях выплаты сырьём) был одобрен американским министром финансов Г. Моргентау.

Однако получение Советским Союзом кредита от США увязывалось американскими представителями с проектом "образования еврейской республики в Крыму"; мало того, с целевым направлением кредита на этот проект[67]. То есть, заём взяло бы государство, выплачивать его стал бы (в основном) русский народ, а потрачен он был бы на обустройство предполагаемой еврейской автономии. Такой эффективный менеджмент, особенно циничный после прошедшей разрушительной войны, видимо, показался Сталину диким. Абсурдным, с точки зрения нормального человека, представлялось и предложение выселить жителей Крыма, чтобы водворить на их местах евреев[68]. Когда в ноябре 1945 года посол США Гарриман попытался через Молотова связаться со Сталиным "для обсуждения вопросов экономического сотрудничества", его просьба о личной встрече была отклонена по прямому указанию Сталина[69].

Сталин также принял решение о неучастии СССР в работе МВФ и МБРР. Очевидно, он пришёл к выводу, что Советский Союз ожидают там перспективы подобных же гешефтов и счёл их для государства излишними.

28 февраля 1950 года Совет Министров СССР постановил прекратить определять курс рубля по отношению к иностранным валютам на основе доллара (как должны были делать страны, попавшие в зависимость от МВФ) и перевёл этот курс на золотую основу, в соответствии с золотым содержанием рубля. Это решение отвязало советскую валюту от самой крупной в мире спекулятивной финансовой пирамиды[70].

 

Против глобализма и космополитизма

 

Мондиалистские планы

Уже во время Второй мировой войны, ближе к её концу, в западных странах стали деятельно обсуждаться проекты ограничения суверенитета отдельных государств и создания всемирного правительства. Эти проекты выдвигались в обрамлении пышной риторики – "ради интересов всеобщего мира", "чтобы избавить человечество от ужасов новых войн" и т.д. – и инициировались, в основном, гуманистами.

Стимулом для форсирования пропаганды мондиалистских планов стало появление атомного оружия. В 1946 году, вскоре после атомной бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки, в США вышел сборник статей физиков-атомщиков и либерально- космополитических публицистов "Единый мир или никакого мира" (One world or none). В нём утверждалось, что в нынешнее время для выживания человечества необходимо установление управления над ним интернациональных структур – альтернативой этому может быть лишь всеобщая атомная катастрофа. Газетный обозреватель Липпман призывал к созданию единого всемирного государства, прообразом которого могла бы стать недавно образованная ООН. Физик-теоретик Эйнштейн требовал интернационализации военных служб государств. Физик-  атомщик Комптон предлагал оставить "изношенные традиции национальной самозащиты" и создать международные структуры, гарантирующие недопущение войн между разными государствами.

Одним из первых послевоенных проектов такого рода стал обнародованный в июне 1946 года план Баруха. Намеченное в нём международное агентство, обладавшее полномочиями наказывать страны, не подчиняющиеся его решениям, притом невзирая на право вето великих держав, могло бы составить ядро будущего сверхправительства. Автор представлял свой план как "выбор между миром во всём мире и всемирным разрушением"; как "путь ко всеобщему миру".

По мере приближения сроков создания Советским Союзом собственной атомной бомбы – и т.о. прекращения атомной монополии мировой демократии – предложения гуманистов об образовании всемирного правительства начали становиться особенно назойливыми.

В 1947 г. в городе Монтрё прошла конференция мондиалистов. В принятой на ней резолюции утверждалось, что "человечество может избавить себя навсегда от войны при условии создания мондиалистской конфедерации... Создание мирового федерального правительства является самой насущной проблемой современности… Только федерализм <т.е. всемирное федеральное правительство> способен гарантировать выживание человека".

В сентябре 1947 года гуманист Эйнштейн[71] в открытом письме делегациям государств-членов ООН предложил реорганизовать Генеральную ассамблею ООН, превратив её в мировой парламент, обладающий более широкими полномочиями, чем Совет Безопасности, работа которого, по его мнению, была "парализована из-за права вето".

В сентябре 1948 года гуманист Б. Рассел заявил, что "кошмар мира, разделенного на два враждующих лагеря", закончится только с образованием мирового правительства. Таковое, по мнению философа- пацифиста, должно быть создано под эгидой США – как цитадели демократии – и притом "только путём применения силы".

Тогда же группа мировых федералистов, возглавлявшаяся опять-таки гуманистом бизнесменом К. Мейером, разработала проект всемирной Конституции – "Чикагский план". В преамбуле документа утверждалось, что "эпоха наций приходит к концу, начинается эра человечества". Во главе человечества предлагалось поставить всемирного президента, наделённого большими полномочиями: он должен был стать руководителем всех вооруженных сил, главным судьей, председателем всемирного суда и т.д.

В 1948 году группа американских учёных, назвавших себя гражданами мира и представителями единой мировой науки, обратилась к учёным всех стран с предложением "расширить свои понятия от провинциальных и национальных до космополитических" и поддержать создание "Соединенных Штатов Мира". В качестве ядра такого образования они предложили Соединенные Штаты Америки – остальные, пока ещё независимые страны должны были получить при США статус отдельных штатов.

Одновременно с выдвижением этих и других мондиалистских политических проектов осуществлялась, при помощи МВФ и МБРР, финансовая глобализация экономик разных стран – их долларизация и постановка под контроль Федеральной Резервной Системы. Активизировалась церковная глобализация – экуменическое движение.

Борьба против мондиализма

Мондиалистские планы, предполагавшие ликвидацию независимых государств, однако, встретили серьёзное противодействие, в том числе в самих США. Уже создание надправительственной Федеральной Резервной Системы, контролируемой группой международных банкиров, вызвало критику со стороны ряда влиятельных политических и общественных деятелей Америки, называвших её

"составленным заранее планом по разрушению экономической и политической независимости Соединённых Штатов" (сенатор Дж. Мэйлон).

"Необходимо изъять из рук частных лиц право печатать деньги и регулировать их ценность, и вернуть это право Конгрессу" (Ч. Кофлин).

Мондиалистская пропаганда конца 1940- начала 50-х гг., поддерживавшаяся администрацией Трумэна, встречала оппозицию правых республиканцев и ряда демократов. Так, сенатор Маккарэн требовал выхода Соединённых Штатов из ЮНЕСКО, поскольку эта организация в своих изданиях продвигала идею создания мирового правительства.

Сенатор Дженнер, критикуя солидарную с глобалистами администрацию, заявлял: "Наша страна находится ныне в руках тайной группы заговорщиков… Наша единственная возможность разоблачить это невидимое правительство – добиться импичмента Трумэна".

Мондиалистские планы не вызвали положительного отклика и со стороны Сталина. Советское правительство отклонило план Баруха; отвергло предложения превратить ООН в мировой парламент; отказалось от участия в работе МВФ и МБРР. В тогдашних выступлениях руководителей СССР, ведущих советских писателей и учёных отстаивалась необходимость защиты национальной независимости, национальной культуры; поддерживались национально-  освободительные движения других стран; подчёркивалось, что демонтаж государств, проповедуемый сторонниками всемирного правительства, на деле означал бы подчинение этих государств диктату финансовой олигархии и империалистических кругов США.

В 1945- 53 гг. советские СМИ неоднократно критиковали планы установления всемирного правительства, называя их пропагандистов "апологетами империалистической экспансии".

В конце 1940-х гг. негативное отношение к мондиалистско- экуменическим предложениям выразила и Русская Православная церковь. На Московском соборе 1948 года экуменизм был охарактеризован как "новая попытка построения Вавилонской башни, признак очередного заблуждения человечества".

Космополитизм

Мондиализм как политико-экономический проект мировой олигархии поддерживался определённой идеологией, самой заметной частью которой была проповедь космополитизмамирового гражданства.

Космополитическая пропаганда имела целью ликвидацию наций, политических и культурных связей внутри народов; превращение их в собрания разрозненных "индивидуумов".

"Космополитизм – это проповедь так называемого "мирового гражданства", отказа от принадлежности к какой бы то ни было нации, ликвидации национальных традиций и культуры народов под ширмой создания "мировой", "общечеловеческой" культуры. Космополитизм это отрицание… национальных интересов, национальной независимости, государственного суверенитета народов… идеологи космополитизма лицемерно объявляют националистами всех тех, кто борется за национальный суверенитет, отстаивает политическую, экономическую и духовную независимость стран и народов… Одни из них демагогически заявляют, что надо сломать "экономический национализм", подразумевая под этим экономическую самостоятельность государств и народов. Другие ополчаются против "идеи национализма", разумея под этим право народов на национальную независимость… пытаясь доказать, что субъектом международного права являются не государства, а отдельные личности. Согласно этим теориям, не существует ни суверенных прав государств и народов, ни прав гражданства, ни патриотического долга. Существуют лишь скопища "индивидуумов", "граждан мира", которыми вольны распоряжаться американские империалисты <читай – мировой фашизм>" ("Правда", 7 апреля 1949 г.).

Космополитические призывы, лозунги "где хорошо там и родина" представляли собой подрывную, по отношению к базовым ценностям общества, пропаганду и имели целью ослабление способности народов сопротивляться утверждению власти мировой финансово- политической олигархии.

Впрочем, идеология глобализма включала в себя не только космополитизм – он представлял собой, так сказать, "средство для внешнего употребления". Сама олигархия исповедывала вовсе не космополитические, а кланово-  мафиозные принципы верности своей квазинациональной общности – своеобразному государству без территории и без границ, но с армией, знамёнами, героями и системой ценностей.

Во второй половине 1940-х г. мондиалистские проекты на Западе сопровождались широкомасштабной космополитической пропагандой, объявлявшей патриотизм и национальную независимость "устаревшими идеями", "пережитками", "анахронизмами" и т.д.

В те же годы космополитические идеи получили новое – после троцкизма 1920-х гг., провозглашавшего "Будь проклят патриотизм!" – возрождение и в Советском Союзе. Учитывая мощное послевоенное патриотическое движение, они излагались прикровенно и имели, по большей части, форму нападок на политических и общественных деятелей, придерживавшихся патриотической ориентации. Их проводниками были, в основном, скрытые троцкисты и члены кланово- мафиозных группировок, образовавшихся в разных областях общественной жизни СССР.

Так, группа космополитически настроенных литературных и театральных критиков регулярно шельмовала народное искусство и произведения писателей- патриотов, одновременно восхваляя- рекламируя низкопробные поделки своих единомышленников и римейки американских опусов.

В декабре 1947 - феврале 1948 гг. в ряде общественно- политических изданий, контролируемых скрытыми троцкистами, была раскритикована "русская национальная ограниченность" писателя Твардовского; прозвучали призывы "не думать о нашей национальности в узком, ограниченном смысле этого слова", "воспринимать слово "советский" новой, широкой национальностью".

Ещё одним характерным приёмом тогдашней космополитической пропаганды в СССР стало принижение значимости работ русских учёных и деятелей искусства при одновременном превозношении западной (или мировой) науки и культуры. Ряд критиков, литературоведов и искусствоведов, в своих статьях пытался доказать, что русская культура "заимствована на Западе". В науке их единомышленники пропагандировали "передовые западные достижения", одновременно третируя русских учёных дореволюционного и советского периода. Это явление получило название низкопоклонства перед Западом.

Космополитическая пропаганда второй половины 1940 - 1950-х гг. в СССР представляла собой, в отличие от её тогдашних западных аналогов, не столько поддержку мондиалистских проектов мировой олигархии (хотя содействовала и им тоже), сколько подрывную деятельность местных кланово- мафиозных групп. С её помощью эти группы старались дискредитировать своих оппонентов, учёных или писателей патриотической ориентации и ошельмовать разрабатывавшиеся ими научные или художественные направления.

Назойливо пропагандируя свои взгляды, эти лица пытались выдавать их за общественное мнение.

Борьба против космополитизма

Идеология космополитизма противоречила сталинской программе превращения Советского Союза в высокоразвитую, независимую от угроз и внешнего давления, опирающуюся на собственные интеллектуальные и материальные ресурсы страну. Кроме того, её насаждение содействовало усилению кланово- мафиозных групп в различных областях жизни общества, что влекло вырождение этих областей – распространение лженаучных теорий, дегенеративного искусства и т.д.

Эти обстоятельства, а также начало "холодной войны" с Западом, потребовавшей новой консолидации общества на основе патриотизма, побудили сталинское руководство развернуть борьбу против пропаганды космополитических взглядов. Резкой критике было подвергнуто и низкопоклонничество перед Западом – как идеологическая диверсия, направленная на подавление национального самосознания народа.

16 августа 1946 года Политбюро приняло, по докладу А. Жданова, ближайшего соратника Сталина, постановление, осуждающее редакции журналов "Звезда" и "Ленинград" за низкий уровень публикуемых произведений и за низкопоклонство перед иностранщиной. Заведующий отделом пропаганды Ленинградского горкома был снят с работы; журнал "Ленинград" закрыт; в "Звезде" сменился главный редактор.

4 сентября 1946 года на президиуме правления Союза советских писателей его новым председателем был избран А.А. Фадеев, а членом секретариата стал Л.М. Леонов, занимавшие патриотические позиции. В дальнейшем на пленумах и съездах ССП неоднократно звучала резкая критика космополитизма и "низкопоклонства". Были осуждены как очернительские рекламировавшиеся космополитическими критиками произведения "Дума об Опанасе" Багрицкого, "Двенадцать стульев" Ильфа и Петрова и им подобные.

В январе 1947 года в журнале "Новое время" появилась статья О. Куусинена "О патриотизме". Автор утверждал, что космополитизм – пренебрежительное отношение к отечеству – противоположен интересам трудящихся и отражает взгляды представителей банкирских домов, корпораций, финансовых спекулянтов – "всех, кто орудует согласно латинской пословице "ubi bene, ibi patria" (где хорошо, там и отечество)".

13 мая 1947 года Сталин в беседе с писателями А. Фадеевым, Б. Горбатовым, К. Симоновым – руководителями ССП – подверг критике "присущие отбросам общества" упаднические, декадентские и космополитические тенденции в искусстве:

"В последнее время во многих литературных произведениях отчетливо просматриваются опасные тенденции… Высмеивается положительный герой, пропагандируется низкопоклонство перед иностранщиной, восхваляется космополитизм, присущий политическим отбросам общества. В кинофильмах появилось мелкотемье, искажение героической истории русского народа… под видом новаторства в музыкальном искусстве пытается пробиться в советской музыке формалистическое направление, а в художественном творчестве – абстрактная живопись…".

18 октября 1947 года, в беседе с Ю. Ждановым перед назначением его в аппарат Управления пропаганды и агитации (УПиА), Сталин затронул ту же тему в приложении к науке:

"Большая часть представителей биологической науки против Лысенко. Они поддерживают те течения, которые модны на Западе. Это пережиток того положения, когда русские учёные, считая себя учениками европейской науки, полагали, что надо слепо следовать западной науке и раболепно относились к каждому слову с Запада".

В течение 1947- 48 гг. космополитизм критиковался в самых разных областях – от художественной литературы до биологии и физики.

30 августа 1947 г. в "Литературной газете", а 2 сентября в "Правде" были напечатаны статьи, осуждавшие генетика А. Жебрака за его нападки в западной прессе на Т.Д. Лысенко:

"Жебрак… стал опорачивать представителей русской науки… антипатриотическое выступление А. Жебрака усугубляется его личным выпадом против Т.Д. Лысенко…"[72].

"В своем низкопоклонстве перед зарубежной наукой проф. Жебрак доходит до того, что фактически предлагает американским учёным нечто вроде единого союза для борьбы против советского учёного Т. Лысенко"[73].

Был отвергнут и высказанный Жебраком тезис о "мировой науке":

"Вместе с американскими учёными, пишет Жебрак в журнале "Сайенс", мы, работающие в этой же научной области в России, строим общую биологию мирового масштаба. С кем это вместе строит Жебрак общую биологию мирового масштаба? Не с теми ли учёными-генетиками, которые на международном генетическом конгрессе выпустили манифест с проповедью человеководства?[74]".

4 октября 1947 года в "Литературной газете" была опубликована статья В. Немчинова, критиковавшая "нелепое пресмыкание перед американской наукой" и "позорное стремление замалчивать открытия советской науки, затирать советских авторов" со стороны В. Гинзбурга.

В феврале 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки, А. Жданов подчеркнул, что мнимые противоречия между интернациональным и национальным искусствами усматривают лишь безродные космополиты: "Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает потерять своё лицо, стать безродным космополитом".

В течение всего 1948 года подвергались критике за космополитизм и принижение работ русских учёных публикации ряда сотрудников Института философии, в первую очередь его директора Б.  Кедрова (сына крупного чекиста М. Кедрова; о нём см. выше).

В первой половине 1949 года кампания против космополитизма и очернительства ещё больше активизировалась. Подчеркивалось, что "недооценка роли и значения русского народа в мировой истории непосредственно смыкается с преклонением перед иностранщиной", что "нигилизм в оценке величайших достижений русской культуры, других народов СССР есть обратная сторона низкопоклонства перед культурой Запада".

28 января 1949 года в "Правде" была напечатана редакционная статья "Об одной антипатриотической группе театральных критиков". В ней осуждались критики, которые

"пытаются дискредитировать передовые явления нашей литературы и искусства, яростно обрушиваясь именно на патриотические, политически целеустремленные произведения под предлогом их якобы художественного несовершенства".

"Их эстетствующий формализм служит лишь прикрытием антипатриотической сущности… В то время, когда перед нами со всей остротой стоят задачи борьбы против безродного космополитизма…  эти критики не находят ничего лучшего, как дискредитировать наиболее передовые явления нашей литературы".

"Перед нами не случайные отдельные ошибки, а система антипатриотических взглядов, наносящих ущерб развитию нашей литературы и искусства, система, которая должна быть разгромлена. Не случайно безродные космополиты подвергают атакам искусство Художественного театра и Малого театра — нашей национальной гордости… Надо решительно и раз навсегда покончить с либеральным попустительством всем этим эстетствующим ничтожествам, лишенным здорового чувства любви к Родине и к народу, не имеющим за душой ничего, кроме злопыхательства и раздутого самомнения".

Статья была отредактирована Сталиным и инициировала новый виток борьбы против космополитизма и клановых мафий, сначала в драматургии и театральной критике, а затем и во всех других областях общественной жизни страны.

10 февраля 1949 г. в "Правде" появилась статья президента Академии художеств А. Герасимова "За советский патриотизм в искусстве", в которой он писал, что "люди подобные гурвичам и юзовским <театральным критикам, упоминавшимся в статье "Правды" от 28 января> есть и среди критиков, пишущих по вопросам изобразительного искусства": А. Эфрос, А. Ромм, О. Бескин, Н. Пунин и другие. Тогда же были опубликованы статьи "Против космополитизма и формализма в поэзии" (Н. Грибачев, 16 февраля, "Правда") "Безродные космополиты в ГИТИСе" ("Вечерняя Москва", 18 февраля), "Буржуазные космополиты в музыкальной критике" (Т. Хренников, "Культура и жизнь", 20 февраля), "До конца разоблачить космополитов- антипатриотов" (на собрании московских драматургов и критиков) ("Правда", 26 и 27 февраля); "Разгромить буржуазный космополитизм в киноискусстве" (И. Большаков, "Правда", 3 марта) и т.д.

В феврале-марте 1949 года прошли подготовительные заседания Всесоюзного совещания физиков, на которых ряд выступающих резко критиковал антипатриотические и космополитические взгляды известных советских академиков. Так, Н.С. Акулов, профессор физического факультета МГУ, основатель кафедры магнетизма, сказал:

"Научная общественность должна заострить этот вопрос и… устранить вредное влияние антипатриотических тенденций группы физиков- космополитов, которая, хотя и является небольшой, но, тем не менее, захватив в некоторых областях физики ключевые позиции, оказывает вредное влияние на молодежь, на подготовку кадров, на решение важнейших задач, стоящих перед нашей наукой. Борьба между этой антипатриотической группой физиков и их приспешников с широкими кругами советских физиков весьма остро протекает 1) в области идеологической и 2) особенно остро в вопросе – кому и для чего должна служить наука".

Приведя примеры принижения заслуг русских учёных, он добавил, что группа космополитов обязана своим влиянием не столько реальным научным достижениям, сколько взаимной рекламе:

"У представителей антипатриотической группы не так уж много научных заслуг. Им приходится использовать наши журналы для рекламы себя и друг друга".

В поддержку Н.С. Акулова выступил профессор кафедры теоретической физики физ-фака МГУ Д.Д. Иваненко[75], заметивший, что

"если из фактов, указанных Николаем Сергеевичем <Акуловым> хоть один факт правилен (а это так), это нечто вопиющее, а если десятки - это преступление".

Критика космополитов- физиков, в качестве примеров которых назывались академики Капица, Иоффе, Ландау, Фок, прозвучала в выступлениях и других представителей физического факультета МГУ – бывшего декана, профессора А.С. Предводителева, секретаря парткома, доцента В.Ф. Ноздрева и т.д.

28 февраля 1949 г. на Секретариате ЦК был рассмотрен вопрос о Б. Кедрове, которому ставились в вину "космополитические ошибки" в его собственных работах и в статьях возглавлявшегося им журнала "Вопросы философии". Кедров был освобождён от должности главного редактора журнала и снят с поста директора Института философии.

7 апреля 1949 года в "Правде" появилась статья, критиковавшая космополитизм как идеологию, насаждаемую империалистами в целях разложения национального сознания:

"Космополиты проповедуют отвратительное низкопоклонство перед Соединенными Штатами, цинично утверждая, что американская экспансия есть средство распространения высокой культуры. Немецкие фашисты, кстати сказать, тоже хорошо знали, что нельзя подчинить себе народы, не разложив их национального самосознания[76]. Именно фашисты старались всеми способами морально разоружить народы. Нынешние космополиты… творят то же самое чёрное дело, которое творили идеологи гитлеризма"[77].

В дальнейшем борьба против космополитического мировоззрения стала составной частью патриотического движения и, одновременно, методом ликвидации клановых мафий, распространявших, "для внешнего потребления", с целью разложения народа, космополитические установки- идеологические диверсии (см. далее).

Бесславный конец афёры "КР"

В начале 1946 года биологи Клюева и Роскин объявили о создании ими из трипаносом (возбудителей сонной болезни) препарата круцин, якобы обладавшего противораковыми свойствами. 13 марта Клюева сделала доклад о новом средстве в Академии медицинских наук, а затем публикации на эту тему появились в центральных газетах.

Министерство здравоохранения пообещало расширить финансовую поддержку исследователей и штаты их лаборатории.

К препарату проявили интерес за рубежом. Из США в американское посольство в Москве были направлены запросы о присылке образцов препарата. В июне 1946 года лабораторию Клюевой посетил, с разрешения вице-президента АМН А. Абрикосова, посол США Уолтер Б. Смит, а в июле – американские специалисты. Был составлен проект соглашения о совместной работе над круцином советских и американских учёных – "во имя гуманизма и интересов мировой науки"[78].

Информации о "чудо-препарате" дошла и до советского руководства. В ноябре 1946 г. А. Жданов принял в Кремле Клюеву и Роскина. Совет министров подготовил решение о поддержке их работ. 23 декабря Сталин подписал правительственное постановление "О мероприятиях по оказанию помощи лаборатории экспериментальной терапии профессора Н.Г. Клюевой".

Тем временем, академик-секретарь АМН В. Парин, находившийся во главе делегации медиков в США, передал в конце ноября в Американо-Советское медицинское общество рукопись книги Клюевой и Роскина (ещё не опубликованной в СССР) и образец круцина.

24 января 1947 года Жданов, вернувшись из отпуска, вновь занялся круцином. Он вызвал в Кремль Клюеву, Роскина и представителей министерства здравоохранения для объяснений насчёт передачи книги и образца препарата в США.

17 февраля 1947 г. дело Клюевой и Роскина рассматривалось на заседании Политбюро, которое вёл Сталин. Было принято решение об аресте Парина "за разглашение государственной тайны" и смене руководства Минздрава, допустившего утечку информации в США.

Этот эпизод послужил для Сталина поводом к усилению кампании борьбы с "преклонением перед иностранщиной" и к организации судов чести для осуждения антипатриотических поступков граждан. Сталин также отметил, что под предлогом "развития мировой науки" может осуществляться обыкновенный экономический шпионаж:

"Интернационализация науки это шпионская идея. Клюевых и Роскиных надо бить".

5-7 июня 1947 года в зале заседаний Совета Министров прошёл Суд чести над Клюевой и Роскиным. Общественный обвинитель, профессор Военно- медицинской академии П.А. Куприянов сказал: "Своими действиями они способствовали рассекречиванию препарата КР и передаче его американцам, чем было поставлено под удар советское первенство в этом открытии и нанесен серьезный ущерб советскому государству… В этом факте передачи американцам еще не завершенного секретного исследования скрывается вся мелкая душа этих людей, показавших, что они отплатили своему народу черной злой неблагодарностью за все его заботы…". Клюевой и Роскину был объявлен общественный выговор.

В сентябре 1947 г. Суд чести Минздрава объявил общественный выговор бывшему министру здравоохранения Митереву. Академик В. Парин в апреле 1948 г. был осужден на 10 лет лишения свободы по статье "Об ответственности за разглашение государственной тайны и за утрату документов, содержащих государственную тайну".

*     *     *

Поднятая вокруг круцина рекламная шумиха оказалась, как через некоторое время выяснилось, блефом. В 1951 г. комиссия АМН пришла к заключению об отсутствии у препарата противораковой активности. Хирург-онколог, в 1960- 68 гг. президент АМН Н.Н. Блохин писал: "Шумно рекламировавшиеся предложения Клюевой и Роскина, для которых была создана специальная лаборатория, закончились… полной несостоятельностью пропагандировавшегося препарата"[79]. Впрочем, моральных оценок учёных, которые пытались, "для развития мировой науки" или с иными целями передать этот препарат в США, данное обстоятельство не изменило.

 

Патриотическое движение конца 1940- начала 50-х гг.

 

Во второй половине 1930-х гг. успехи индустриализации, сельскохозяйственного, культурного, научного развития страны вызвали в СССР подъём патриотического движения, поддержанного сталинским руководством. Великая Отечественная война 1941- 45 гг. возбудила в народе новый всплеск патриотизма, выразившийся в массовом воинском и трудовом героизме.

В послевоенное время руководство Советского Союза развернуло долговременную патриотическую кампанию, направленную на реализацию сталинской программы превращения СССР в высокоразвитую и независимую державу. После Фултоновской речи Черчилля (5 марта 1946 г.), обозначившей начало холодной войны, эта кампания приобрела мобилизационный характер – консолидации сил страны в новом, пока ещё невооружённом конфликте с Западом.

Основой и ускорения развития экономики и идейного сплочения нации мог стать только русский народ; что показал опыт как 1930-х гг., так и Великой Отечественной войны. Поэтому патриотическая кампания второй половины 1940-х - начала 1950-х гг., наряду с пропагандой и прославлением советского патриотизма, делала особый упор на его русскую составляющую.

24 мая 1945 года на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии Сталин провозгласил здравицу в честь русского народа, являющегося, по его словам, "наиболее выдающейся из всех наций, входящих в состав Советского Союза".

В последующих публикациях центральной прессы, статьях сотрудников Агитпропа, выступлениях советских писателей и учёных подчёркивалось, что без русского народа, "старшего и могучего брата в семье советских народов", не удалось бы победить немецко- фашистских захватчиков; что "история народов России есть история постепенного их сплочения вокруг русского народа"; что "русская культура и наука всегда играли огромную, а теперь играют ведущую роль в развитии мировой культуры и науки" и т.д.

Во второй половине 1940- начале 50-х гг. в СССР в книгах, кинофильмах, театральных пьесах прославлялись (как было и в предвоенное, и в военное время) русские учёные, полководцы, политические и общественные деятели советского и дореволюционного периода.

Массовыми тиражами издавалась художественная и научно- популярная литература, посвящённая русским инженерам, физикам, биологам, селекционерам; полководцам, землепроходцам, мореплавателям, исследователям Арктики, писателям и деятелям культуры.

Был создан ряд фильмы патриотической направленности: "Адмирал Нахимов", "Сказание о земле Сибирской", "Мичурин", "Возвращение Василия Бортникова",…

"Вспоминаю, как отмечался юбилей Ивана Андреевича Крылова. Это было национальное, всенародное торжество и празднование с гуляниями по всей Москве на Манежной площади" (В. Солоухин). 

На официальном уровне начала восстанавливаться историческая справедливость в отношении авторства ряда фундаментальных научных открытий, до того часто безоговорочно приписывавшихся западным учёным. В 1948 г. К.Е. Ворошилов (председатель Бюро по культуре при Совмине СССР в 1947- 53 гг.), предлагая издать двухтомник "Люди русской науки", писал, что многие открытия и изобретения, носящие имена иностранцев, принадлежат нашим ученым:

"Закон сохранения вещества открыт Ломоносовым, а не Лавуазье, так называемая "вольтова дуга" открыта Петровым, а не Дэви, первая паровая машина изобретена Ползуновым, а не Уаттом, изобретение радиотелеграфа принадлежит Попову, а не Маркони, открытие неэвклидовой геометрии – Лобачевскому, а не Гауссу…".

"Некрасов, вероятно, не знал, как не знал и я, что, например, первая паровая машина действительно была изобретена русским Ползуновым – и что она работала на Алтайских промыслах за двадцать лет до Уатта и Стивенсона. Об этом писала советская пресса – и я ей не поверил. Потом это подтвердила и немецкая пресса, – вероятно, ей можно поверить" (И.Л. Солоневич, "Народная монархия").

Проводились конференции, посвящённые важным открытиям русских учёных и инженеров.

 

 

5-11 января 1949 г. в Ленинграде прошла юбилейная сессия Академии наук, посвященная истории отечественной науки. Она была приурочена к 200-летию основания Ломоносовской лаборатории.

Одновременно критиковалось пренебрежительное отношение к русской культуре и науке, народному творчеству; осуждалось очернительство, критиканство, низкопоклонство перед Западом.

"У нас все еще не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия… Эта болезнь прививалась очень долго, со времен Петра[80], и сидит в людях до сих пор. Надо уничтожить дух самоуничижения. Надо противопоставить отношение к этому вопросу простых бойцов, солдат, простых людей… У нас имеется теперь немало ответственных работников, которые приходят в телячий восторг от похвал со стороны Черчиллей, Трумэнов, Бирнсов и, наоборот, впадают в уныние от неблагоприятных отзывов со стороны этих господ. Такие настроения я считаю опасными, так как они развивают у нас угодничество перед иностранными фигурами. С угодничеством перед иностранцами нужно вести жестокую борьбу. Я уже не говорю о том, что советские лидеры не нуждаются в похвалах со стороны иностранных лидеров. Что касается меня лично, то такие похвалы только коробят меня[81]" (Сталин, 1947 г.).

Пропаганда космополитизма, выпады против патриотизма стали считаться антигосударственными действиями; осуждались как на официальном, так и на общественном моральном уровнях[82].

Патриотическая кампания второй половины 1940- начала 50-х гг. стала важным фактором ускорения развития передовых научно- технических отраслей, в том числе ракетостроения и атомной энергетики, обеспечивших военную безопасность Советского Союза в последующие годы.

Приложение "За здоровье русского народа". Тост И.В. Сталина на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии, 24 мая 1945 г.

Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.

Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа.

(Бурные, продолжительные аплодисменты, крики "ура").

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение.

У нашего правительства было не мало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому Правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, - над фашизмом. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! За здоровье русского народа! (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты).

 

Против клановых группировок и мафий

 

Клановые мафии

"Эти люди рекомендовали друг друга для приёма на федеральную службу. Они поднимали друг другу зарплату, перемещали друг друга из департамента в департамент, и из комитета в комитет. Они назначали один другого в международные комиссии. Они ручались за репутацию друг друга и защищали один другого, когда возникала опасность их разоблачения"[83]

Паразитические группы, образованные по этническим, религиозным или идеологическим признакам, наносят большой вред государству. Проникая в те или иные области политической и общественной жизни, продвигая в них преимущественно "своих", они превращают эти области в кормушки, чёрные дыры, поглощающие общественное достояние без эквивалентной отдачи. Внутри таких групп быстро возникает идеология мафиозной сплочённости; в народе же они стараются распространять разъединяющие людей представления и мотивировки – занимаются подрывной деятельностью.

Если количество и "мощность" паразитических клановых групп превышает определённый уровень, то противодействие им со стороны производительной части общества принимает характер национально- освободительной борьбы.

В Советском Союзе за вторую половину 1930-х гг. влияние многих мафиозных группировок существенно снизилось (см. Часть I). Однако они не были "выкорчеваны" до конца, а за период войны вновь воспрянули, чему в высокой степени способствовали два фактора: 1) отвлечение внимания и ресурсов государства на оборону; 2) вынужденная неразборчивость в средствах, когда в условиях тяжёлой военной обстановки приходилось налаживать сотрудничество с представителями мафий или пользоваться их услугами.

Большинство таких клановых структур за время войны сохранило свои кадры, избежав участия в непосредственных боевых действиях – оказавшись либо на тыловых должностях, зачастую связанных с распределением материальных ресурсов, либо в эвакуации в Средней Азии. Впрочем, впоследствии они не стеснялись говорить о своих мифических "военных заслугах" и требовать "положенных им как фронтовикам льгот и привилегий" (что породило известное в советское время выражение "бойцы Ташкентского фронта").

Характер клановых образований приобретали и некоторые группы внутри интеллектуальных профессий, когда их члены оказывались связанными родством и близостью идейно- политических воззрений. Во всяком случае, именно как мафиозные структуры интерпретировались отдельные группировки в научных и искусствоведческих кругах, характеризовавшиеся агрессивной сплочённостью и взаимовыручкой (см. эпиграф).

В культуре основной интерес для таковых представляла литературная, театральная и кинокритика, дававшие широкие возможности рекламы "своих" и диффамации "чужих". Сотрудница газеты "Известия" А. Бегичева в письме Сталину (8 дек. 1948 г.) описала их методы:

"Эта группа крепко сплочена… Людей, осмелившихся выступать против них, подвергают остракизму через своих приверженцев и ставленников во всех нужных местах, создают вокруг протестующих атмосферу презрения, а их принципиальную борьбу расценивают как склочничество… Уличенные на одном месте, эти "идеологи" не предаются суду как бракоделы, а, отсидевшись понемногу, перекочевывают в другие места, хотя их брак – это часто исковерканные человеческие жизни".

В науке влиятельную кланово-мафиозную структуру образовала группа физиков- членов Академии наук. Их вес в правительстве обусловили их связи с организованными преступными группировками за рубежом, через каналы которых в СССР поступала развединформация об американских работах по атомной бомбе. Благодаря таким связям эти лица не стеснялись в грубо-ультимативной форме требовать от руководства страны назначения своих ставленников на посты научных администраторов или аннулирования избрания неугодных им лиц. Мало того, они не раз обращались к бывшему наркому внутренних дел Берии, с 1945 года возглавившему работы по созданию атомной бомбы, заявляя, что если в советской науке восторжествуют такие-то физические теории, или не будут сняты такие-то лица, то западные коллеги огорчатся (подразумевалось: снизится или иссякнет поток шпионской информации об американском атомном проекте). Подобный шантаж действовал эффективно, и в ряде случаев этим академикам удавалось добиться увольнения с работы неугодных им лиц.

Клановые мафии, хотя и меньшей значимости, действовали в те годы и в других научных сообществах, особенно среди биологов.

Борьба против клановых мафий в науке и культуре

Критика дегенеративного искусства, разоблачение высокопоставленных шарлатанов, прекращение финансирования не приносивших пользы обществу псевдонаучных структур снижали влияние, а иногда и вели к полной дезинтеграции паразитических мафиозных группировок в различных областях социальной жизни. Тому же содействовала борьба против подрывной идеологии космополитизма и проявлений кланового этнонационализма.

Действенной мерой против представителей мафиозных групп было их моральное осуждение. Нередко, из-за фактического бойкота со стороны подчинённых, им приходилось покидать высокие научно- административные посты, на которые их продвинули сообщники.

Моральному осуждению в СССР 2-й половины 1940-х гг. подвергалось и распространявшееся мафиозными кликами дегенеративное искусство. Так, американский писатель Дж. Стейнбек, посетивший в 1947 г. СССР, писал о своей переводчице Светлане, выпускнице МГУ:

"от Пикассо её тошнило… экспериментаторы в живописи были для неё представителями упаднического направления… такими взглядами отличались все молодые люди с которыми мы встречались… отношение к подобным вещам наиболее консервативных общественных групп <в США> во многом совпадало с принципами советской молодёжи"[84].

В послевоенное время существенно ослабило позиции клановых мафий в ряде областей культурной и научной жизни страны предоставление льгот и привилегий участникам боевых действий. Так, новый декан физического факультета Московского университета А.А. Соколов, при поддержке ряда видных учёных, организовал подготовительные курсы для бывших фронтовиков. В результате многие талантливые ребята, которым в 1941- 45 гг. вместо обучения мирным профессиям, пришлось защищать Родину, получили высококачественное образование. На этих курсах преподавали (без дополнительной оплаты) выдающиеся учёные- профессора физ-фака МГУ Д.Д. Иваненко, А.А. Соколов, Н.С. Акулов, А.А. Власов, В.Ф. Ноздрев и другие[85].

Во 2-й половине 1940- начале 50-х гг. существенно ослабили клановые группировки проводившиеся по инициативе Сталина широкомасштабные дискуссии в биологии, физиологии, языкознании, обществоведении. Дискуссии освещались в прессе и способствовали выявлению реальной силы аргументов различных научных школ; раскрытию их общественно- политических позиций, а также созданию атмосферы нетерпимости к лженауке и групповщине. Они стали поддержкой для многих настоящих учёных, "задвинутых" клановыми кликами. В качестве экспертов в дискуссиях выступали не только специалисты, но и народ, здравым смыслом оценивавший качество аргументов, честность и методы участников, а затем выносивший им моральную оценку.

Летом 1950 г. в ходе дискуссий о положении в языкознании, материалы которых публиковались в центральных газетах, был раскритикован монополизм представителей школы академика Н.Я. Марра, высказывавших ряд ошибочных положений и при этом нетерпимо относившихся к другим научным направлениям.

28 июня - 4 июля 1950 года на объединенной сессии АН и АМН СССР прошла дискуссия о положении в физиологии, в ходе которой академик Л.А. Орбели подвергся критике за монополизацию научных исследований, диктат и подавление других точек зрения. По указанию Сталина материалы обсуждений регулярно печатались в центральной прессе. По итогам дискуссий Орбели был снят с большинства из занимавшихся им двадцати административных постов.

Агенты влияния; мимикрия

Эффективность кампаний против космополитизма и клановых мафий снижалась из-за действий ряда партийных функционеров, являвшихся либо скрытыми троцкистами/ их агентами влияния, либо представлявших собой полезных идиотов (к числу последних можно было бы отнести аппаратчиков УПиА Шепилова и Ю. Жданова- младшего). Так, на протяжении всего 1948 года Агитпроп, возглавлявшийся Шепиловым, не только игнорировал критику со стороны генерального секретаря Союза советских писателей А. Фадеева клановости во Всероссийском театральном обществе, но и попустительствовал попыткам литературной мафии организовать смещение патриотической части руководства ССП. В дальнейшем Д. Шепилов старался, насколько хватало его возможностей, выводить космополитов из-под критики в разных областях – от искусства до физики.

Сами космополиты и представители клановых мафий в этот период по большей части не решались высказывать свои истинные убеждения и мимикрировали: писали "патриотические" сочинения, осуждали "преклонение перед иностранщиной"; ставили хвалебные пьесы и фильмы о судах чести; превозносили в публичных выступлениях советских и дореволюционных русских учёных; делали доклады о восстановлении исторической правды в отношении отечественной науки и пр. (При этом, славословя вслух достижения России и СССР, они втихомолку утверждали, что "официальная" наука и литература здесь ничего не стоит по сравнению с некоторой подпольной; что "официальные" учёные и лауреаты в этой стране "как правило, дураки и невежды" и т.д. Однако всё же когнитивный диссонанс между внутренними убеждениями и внешними действиями оказывался для этих лиц чересчур велик и приводил у них к проблемам со здоровьем, а в ряде случаев даже к ранней смерти). Прошло ещё много времени, прежде чем они решили, что могут открыто высказывать, что они на самом деле думают об этой стране и этом народе.

 

Приложения. Докладная записка начальника УПиА Г.Ф. Александрова секретарю ЦК А.С. Щербакову (17 августа 1942 г.).

"Во многих учреждениях русского искусства русские люди оказались в нацменьшинстве… В Большом театре Союза ССР, являющемся центром великой русской музыкальной культуры, руководящий состав целиком нерусский... Такая же картина и в Московской государственной консерватории…"

 

Докладная записка Управления пропаганды и агитации М.А. Суслову (23 октября 1950 г.).

В ряде институтов Академии наук имеет место тенденциозный подбор кадров по национальному признаку, что ведет к образованию среди научных сотрудников замкнутых националистических групп, связанных круговой порукой. Например, в Институте физических проблем среди заведующих лабораториями русских только 20% и 1 член ВКП(б). В отделе теоретической физики, руководимом акад. Ландау, все руководящие научные сотрудники евреи, беспартийные. Акад. Ландау подбирает своих сотрудников и аспирантов не по деловым, а по национальным признакам. Аспиранты не еврейской национальности, как правило, уходят от него, "как неуспевающие". В руководимом Ландау семинаре по теоретической физике нет русских…

Бывший директор института акад. Фрумкин и его заместитель Дубовицкий создали круговую поруку и семейственность; аспирантов и докторантов подбирают исключительно по национальному признаку. За период с 1943 по 1949 год под руководством Фрумкина, Рогинского и Ребиндера подготовили докторские и кандидатские диссертации 42 человека, из них евреев – 37 чел.

В физическом институте им. П.Н. Лебедева из 19 заведующих лабораториями русских 26%, евреев 53%. В оптической лаборатории, руководимой акад. Г.С. Ландсбергом, в составе старших научных сотрудников русских 33%, евреев 67%. В Институте экономики из 20 докторов наук только 7 русских…

Среди теоретиков физиков и физико-химиков сложилась монопольная группа: Ландау, Леонтович, Фрумкин, Френкель, Гинзбург, Лифшиц, Гринберг, Франк, Компанеец, Нейман и другие. Все теоретические отделы физических и физико-химических институтов укомплектованы сторонниками этой группы, представителями еврейской национальности… Сторонники Ландау во всех случаях выступают единым фронтом против научных работников, не принадлежавших к их окружению. Ландау и его сторонниками были охаяны работы проф. Терлецкого по теории индукционного ускорителя и теории происхождения космических лучей, имеющих серьезное научное и практическое значение…

 

Из выступления Д.Д. Иваненко на заседании Оргкомитета по подготовке Всесоюзного совещания заведующих кафедрами физики высших учебных заведений (19 янв. 1949 г.)

…В реферируемых академиком Леонтовичем американских работах, продолжающих наши советские работы… когда американцы указывают фамилии русских учёных, Леонтовичем они вычёркиваются, иногда вставляются фамилии дружественных Леонтовичу авторов, которых американцы не вставляют… таких случаев десятки…

 

Из книги П.Ф. Кононкова "Мой жизненный путь"[86]

…А.Ф. Кононков столкнулся и с таким явлением: демобилизованные участники войны на экзаменах получали заниженные оценки и не проходили по конкурсу. Когда они приходили в деканат забирать документы, А.Ф. Кононков направлял их на повторные экзамены к другим, более объективным преподавателям, и многие из них набирали соответствующие баллы для приёма в МГУ. Позже многие из них не только успешно закончили факультет, но и защитили кандидатские и докторские диссертации. Некоторые из них работали над проблемами ядерной физики в Дубне и иногда, бывая в Москве, заходили и благодарили А.Ф. Кононкова за помощь при поступлении на учёбу в МГУ.

 

Из интервью Сталина о положении в языкознании

Вопрос. Правильно ли поступила "Правда", открыв свободную дискуссию по вопросам языкознания?

Ответ. Правильно поступила. В каком направлении будут решены вопросы языкознания, - это станет ясно в конце дискуссии. Но уже теперь можно сказать, что дискуссия принесла большую пользу. Дискуссия выяснила, прежде всего, что в органах языкознания как в центре, так и в республиках господствовал режим, не свойственный науке и людям науки. Малейшая критика положения дел в советском языкознании, даже самые робкие попытки критики так называемого "нового учения" в языкознании преследовались и пресекались со стороны руководящих кругов языкознания. За критическое отношение к наследству Н.Я. Марра, за малейшее неодобрение учения Н.Я. Марра снимались с должностей или снижались по должности ценные работники и исследователи в области языкознания. Деятели языкознания выдвигались на ответственные должности не по деловому признаку, а по признаку безоговорочного признания учения Н. Я. Марра.

Общепризнано, что никакая наука не может развиваться и преуспевать без борьбы мнений, без свободы критики. Но это общепризнанное правило игнорировалось и попиралось самым бесцеремонным образом. Создалась замкнутая группа непогрешимых руководителей, которая, обезопасив себя от всякой возможной критики, стала самовольничать и бесчинствовать…

Н.Я. Марр крикливо шельмует сравнительно-исторический метод как "идеалистический". А между тем нужно сказать, что сравнительно- исторический метод, несмотря на его серьезные недостатки, все же лучше, чем действительно идеалистический четырех-элементный анализ Н.Я. Марра, ибо первый толкает к работе, к изучению языков, а второй толкает лишь к тому, чтобы лежать на печке и гадать на кофейной гуще вокруг пресловутых четырех элементов.

Н.Я. Марр высокомерно третирует всякую попытку изучения групп (семей) языков как проявление теории "праязыка". А между тем нельзя отрицать, что языковое родство, например, таких наций, как славянские, не подлежит сомнению, что изучение языкового родства этих наций могло бы принести языкознанию большую пользу в деле изучения законов развития языка.

20 июня 1950 г.

 

"Засуху тоже победим!"

(Сталинский план преобразования природы)

 

20 октября 1948 года Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) приняли Постановление "О плане полезащитных лесных насаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоёмов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР". Этот постановление стало известно как Сталинский план преобразования природы.

Планом было намечено создать в течение 15 лет, в 1950 - 1965 гг., систему из восьми крупных государственных лесных полос вдоль рек и на водоразделах между ними общим протяжением 5320 км, с площадью лесопосадок 117,9 тыс. га, в основном в Центральной части России – в Воронежской, Саратовской, Сталинградской областях. Направление этих полос было выбрано таким образом, чтобы они служили заслонами против губительных для урожая юго- восточных суховеев, частых в районах Поволжья, Кубани, Дона. В план включалась программа закрепления и облесения песков. Только на 1949 - 1955 гг. она охватывала 322 тыс. га. Обеспечивать работы по посадкам и посеву должны были лесопитомники и лесозащитные станции (ЛЗС); последних предполагалось создать 570.

Планом было также предусмотрено создание системы полезащитных лесных полос на землях колхозов и совхозов, общей площадью    5 млн. 709 тыс. га[87]. Кроме того, согласно этому плану, в колхозах и совхозах должны были введены травопольные севообороты, обеспечивающие восстановление плодородия почв, и созданы 44 тыс. прудов и водоёмов.

 

Одной из основных задач "сталинского плана" было повышение урожайности на европейской части территории СССР, в особенности в степных краях и местах, подверженных периодическим засухам и неурожаям.

Лесные полосы должны были предотвратить выветривание и водную эрозию почвы. Они уменьшали скорость ветра; способствовали более равномерному распределению снега на открытых пространствах; весной и летом задерживали поверхностный сток, переводя его во внутрипочвенный, пополнявший грунтовые воды; улучшали водный режим путем изменения условий стекания талых и дождевых вод, испарений с поверхности полей.

В травопольную систему земледелия входили: отвод части площадей севооборота под многолетние бобовые и злаковые травы, восстанавливающие плодородие почвы; широкое применение черных паров, зяби и лущения стерни; применение органических и минеральных удобрений; развитие орошения на базе использования вод местного стока путем строительства прудов и водоёмов; правильная система обработки почвы, ухода за посевами.

Сталинский план не имел аналогов в мировой практике. Основой его разработки были труды русских агрономов В.В. Докучаева, П.А. Костычева, В.Р. Вильямса, лесоводов; опыт работы Института земледелия центрально-чернозёмной полосы им. В.В. Докучаева ("Каменная степь").

Реализация. В 1948- 53 гг. создавались крупные государственные лесные полосы в центрально-чернозёмной зоне России. Например, государственная лесозащитная полоса Камышин – Сталинград протяжением 250 км была создана на водоразделе Волги и Дона. В 1952 году она была уже полностью готова. По берегам р. Северный Донец легла лесная полоса г. Белгород – р. Дон протяжённостью 700 км.

К весне 1950 года в работу включились 54 лесозащитные станции (ЛЗС), 40 степных лесхозов, 43 крупных лесопитомника. К осени 1951 года ЛЗС было уже 195. За 4 года их было создано более 360. Число лесопитомников превысило сотню.

В 1949- 51 гг. в системе лесного хозяйства было выращено 14 миллиардов сеянцев, собрано 119 тысяч тонн семян, из них 105 тыс. тонн желудей.

Колхозы и совхозы в 1948- 52 гг. посадили разных полезащитных насаждений на площади 2,6 млн. га.

Полосы посева и посадки 1950 г. из дуба, березы,

 

В составе полезащитных лесных полос главное место отводилось долговечным породам, преимущественно дубу. В 1949 году, согласно пункту 26 Постановления, были произведены опытные посевы семян дуба гнездовым способом, по методике Т.Д. Лысенко. Эксперимент оказался успешным, и посевы семян гнездовым способом стали основным методом создания полезащитных лесополос.

Лесопосадки 1950 г. в колхозе.    Воронежская обл., Таловая, 1952 г.

 

Молодые деревья высаживались также вокруг садов и ягодников, по склонам балок и оврагов, на берегах рек, озер, прудов.

Закрепление и облесение песков в 1949- 53 гг. было осуществлено на площади в 353,58 тыс. га, что составляло 111% от плана. Облесение песков производилось главным образом, посадками сосны.

Полезащитные лесные полосы, как и планировалось, оказали положительное влияние на урожаи сельскохозяйственных культур. По данным Института земледелия центрально- черноземной полосы имени Докучаева урожай за 1949 - 1953 гг. в среднем был (ц/га)[88]:

 

Культура

В открытой степи

Среди лесных полос

Озимая пшеница

23,1

26,4

Яровая пшеница

10,8

13,6

Ячмень

21,0

25,6

Овес

20,3

24,0

Сахарная свекла

217,7

266,8

 

 

Проведенное летом 1954 года изучение влияния полезащитных лесных полос в районах, поражённых засухой, показало, что в большинстве случаев эти полосы давали прибавку урожая зерновых на 1,5 - 3 ц/га. При этом положительное влияние лесных полос начиналось уже с 3-5-летнего возраста[89]. Агроном И.И. Хорошилов из Ростовского областного управления сельского хозяйства утверждал, что 6-8- летние лесные полосы при высоте в 4-5 м в обычные годы способствуют повышению урожайности зерновых культур на 10-15%, а в засушливые годы урожай с защищённых участков превышает урожай с соседних открытых в 1,5-2 раза[90].

Академик ВАСХНИЛ И.В. Якушкин отмечал, что на защищенных лесополосами участках также и качество семян выше, чем на открытых полях: "Абсолютный вес зерна пшеницы составлял в открытой степи 25,5 г, на защищенных площадях 34 г. Даже меньшую разницу в весе тысячи зерен, разницу в 3-4 г, мы уже считаем существенной для оценки семенного материала. Отсюда вытекает то предложение, которое было мною опубликовано весной 1948 г., но не воспринято в достаточной мере нашими земельными органами: во всех районах, где имеются лесозащитные полосы, пусть даже не очень широкие, следует отводить площади, расположенные вблизи этих полос, под семенные участки…"[91].

Посадки лесополос дали и другие многочисленные благоприятные хозяйственные, экологические, культурные эффекты.

Леса обеспечивали колхозы и жителей деревень древесиной, что было особенно ценно в малолесной степной зоне. Размещение в лесополосах плодовых деревьев и кустарников давало дополнительные фрукты и ягоды. Многие деревья и кустарники, вводимые в состав лесных полос, были хорошими медоносами. Засушливые районы Европейской части СССР, при расширении этой практики, должны были бы превратиться в цветущие сады.

Лесные посадки замедлили процессы эрозии почвы, приостановили её вывод из хозяйственного оборота. В лесополосах находили лучшие условия для жизни полезные звери и птицы: в них было больше кормов, укрытий и подходящих для гнёзд участков.

Масштабное внедрение травопольной системы также оказало положительное воздействие на урожайность сельского хозяйства и на экологию. А.П. Водков, директор Московской селекционной станции, отмечал, что до введения травопольной системы земледелия Каменностепная станция имела урожаи зерновых 6,7 - 10,1 ц с гектара, а когда начала действовать травопольная система земледелия, урожайность устойчиво пошла вверх и достигла 24 ц зерна с гектара. И.И. Хорошилов из Ростова приводил такие данные: в местных колхозах до введения севооборотов урожай зерновых культур в среднем за 1921 - 1933 гг. составлял 7,7 ц с гектара. После введения паропропашных севооборотов урожай зерновых культур за 1934 - 1936 гг. поднялся до 11,3 ц с гектара, а при освоении травопольных севооборотов за последние четыре предвоенных года урожай зерновых достиг в среднем 20,5 ц с гектара. То есть, только за четыре года действия травопольных севооборотов урожайность зерновых культур поднялась на 9,2 ц с гектара, или на 81%. Он же отметил большое значение травопольной системы земледелия и в борьбе с ветровой эрозией почв. В районе Дона сильные ветры ежегодно причиняли значительный ущерб сельскому хозяйству. В отдельные годы эти ветры переходили в "чёрные бури", которые поднимали и далеко уносили мелкие, наиболее богатые питательными веществами частицы почвы, оголяя и занося посевы. Например, очень сильная пылевая буря разразилась в южных районах Ростовской области весной 1948 года. В первой половине апреля в течение семи дней бушевал ветер, достигавший 28-30 метров в секунду. На десятках тысяч гектаров пострадали и погибли яровые посевы в результате сноса верхнего слоя почвы. Однако травопольная система земледелия, комплекс травопольных севооборотов и полезащитных лесных полос, оказались в силах противостоять этому стихийному бедствию. В колхозе имени Сталина Сальского района, имевшем густую сеть полезащитных полос, буря не нанесла никакого вреда[92].

 

Сталинский план преобразования природы в политико- экономическом отношении означал не только усиление мер по борьбе с засухой и обеспечению высоких и устойчивых урожаев зерновых, но и вложение больших средств и трудовых ресурсов в развитие сельского хозяйства России и Украины, недавно опустошенного гитлеровскими захватчиками.

 

Ленинградское дело

 

К концу 1930-х гг. изменения в национальном составе правящей партии а также официальная реабилитация русской истории повлекли за собой повышение численности русских в средних и высших эшелонах партийно-государственного управления. Ближайшим соратником Сталина стал А.А. Жданов, с 1935 г. первый секретарь Ленинградского горкома, с 1939 г. член Политбюро, с 1944 г. фактически "второй секретарь" ЦК. Важные партийные и государственные посты занял А.С. Щербаков, с 1936 г. второй секретарь Ленинградского обкома, с 1938 г. первый секретарь Московского горкома, с 1941 г. секретарь ЦК и кандидат в члены Политбюро, с 1942 г. начальник Главного политического управления армии. При поддержке Жданова быстро возвысился Н.А. Вознесенский, ставший в 1938 г. председателем Госплана, в 1939 г. зам. председателя СНК СССР, в 1941 г. кандидатом в члены Политбюро; А.А. Кузнецов, с 1937 г. второй, с 1945 г. первый секретарь Ленинградского горкома, затем секретарь ЦК и начальник Управления кадров ЦК. В свою очередь, эти лица продвинули в средние и высшие эшелоны партийно-государственного управления, прежде всего в руководство РСФСР и Ленинграда, своих креатур, получивших название ленинградской группы. Кроме того, в 1937- 39 гг. новые сталинские наркомы – Малышев, Зверев, Бенедиктов, Косыгин… – также, по преимуществу русские, сменили верных ленинцев, нашедших свой конец в созданных ими концлагерях ГУЛАГа и в подвалах Лубянки.

В послевоенное время в результате массового вступления в партию фронтовиков и развёртывания патриотического движения с упором на русскую составляющую численность русских среди государственных и хозяйственных руководителей страны ещё больше возросла.

Эти процессы поддерживались и направлялись Сталиным, рассматривавшим русский народ как "скрепу" своей империи и как главный источник кадров для реализации своей социально- политической программы – которая, впрочем, в основных чертах совпадала с историческими целями русского народа: создания сильного, независимого от внешних угроз и давления, социально-ориентированного государства. Сталин назначал русских на ведущие военные должности, министрами и директорами крупных предприятий, а в союзные республики – вторыми секретарями местных ЦК и заведующими ключевых отделов.

"Сталин считал, что на высокие посты надо допускать в основном русских, украинцев и белорусов" (Молотов).

В 1948 году Сталин в неофициальной обстановке заявил, что видит своим преемником в правительстве Н.А. Вознесенского, а в партии – А.А. Кузнецова. В отсутствие Сталина Вознесенский часто председательствовал на заседаниях Совета Министров.

Однако возвышение в послевоенное время предполагаемых русских наследников Сталина сопровождалось относительным понижением политического статуса как оставшихся в верхнем эшелоне партии старых большевиков – Микояна, Молотова, Кагановича – так и сделавших ранее быструю карьеру более молодых членов Политбюро Берии (мингрела), Маленкова (по происхождению македонца), Хрущёва (выдвиженца Кагановича, бывшего троцкиста; считавшегося украинизированным русским, но имевшего многочисленные белые пятна в биографии[93]). Не располагая возможностями выразить неудовольствие прямо, они вели конспиративные интриги, задействуя против своих противников разнообразные методы.

10 мая 1945 г. не стало А.С. Щербакова, скоропостижно скончавшегося (в 43 года) от сердечного приступа. 31 августа 1948 г. не стало А.А. Жданова, также скоропостижно скончавшегося (в 52 года) от сердечного приступа. Уход из жизни этих деятелей, особенно Жданова, существенно ослабил русскую составляющую в партийном и  государственном руководстве СССР, в частности, ленинградскую группу. В 1949- 50 гг. их противники – прежде всего Маленков, Берия, Хрущёв – используя должностные проступки и политические просчёты "ленинградцев", сумели добиться их дискредитации, а затем и физического уничтожения.

Хотя многие документы "ленинградского дела" были впоследствии ликвидированы одним из его организаторов, Маленковым, однако оставшиеся позволили восстановить ход событий достаточно полно.

В январе 1949 г. в ЦК поступило анонимное письмо, сообщавшее о фальсификации результатов голосования на объединенной областной и городской партконференции в Ленинграде 25 декабря 1948 г.

Проведённая проверка подтвердила, что 23 бюллетеня с голосами "против" были заменены на положительные для ленинградского партийного руководства. Хотя на результаты голосования около 1200 участников это никак не могло повлиять, да и практика "единогласного одобрения" давно уже вошла в партийный стиль по всему СССР, формально поступок счётной комиссии в Ленинграде действительно мог считаться "фальсификацией".

Затем Сталину была передана информация о проведении в Ленинграде в январе 1949 года, без соответствующего решения Политбюро, Всероссийской торговой оптовой ярмарки. Хотя эта ярмарка была организована для ликвидации товаров, накопившихся на складах министерства торговли на значительную сумму (5 млрд. рублей), хотя на её проведение дал разрешение тогдашний зам. председателя Совета Министров Вознесенский, притом после рассмотрения вопроса на Бюро СМ, но в Политбюро запрос о проведении этого мероприятия действительно не направлялся.

В феврале 1949 года заместитель председателя Госснаба Помазнев направил на имя Сталина записку об искажении Госпланом (которым руководил Вознесенский) отчётности и занижении им контрольных цифр экономического развития на I квартал 1949 г. (Позже в адрес Сталина была направлена также записка о небрежном хранении в Госплане секретных документов).

Все эти компрометирующие "ленинградцев" материалы охотно подтверждались проверочными партийными комиссиями, возглавлявшимися их противниками (Хрущёвым, Маленковым, Берией,…).

Однако гораздо более опасными стали для "ленинградцев" их собственные неосторожно высказывавшиеся вслух политические проекты повышения статуса России внутри СССР. РСФСР была единственной советской республикой, не имевшей ни своей компартии, ни многих других партийных или государственных органов – даже Академии наук. 27 сентября 1947 г. М.И. Родионов, тогдашний председатель Совета Министров РСФСР, направил в Политбюро записку с предложением создать Бюро ЦК по РСФСР (которое могло стать прообразом будущей российской компартии). Начали распространяться слухи, что основой новой партии станет ленинградская партийная организация, а Ленинград сделается столицей РСФСР.

Нетрудно было понять, что реализация подобных политических проектов с большой степенью вероятности могла привести к тому, что Россия, из бюджета которой дотировались все остальные республики СССР, захочет пересмотреть и сложившиеся экономические отношения что, в свою очередь, дестабилизирует национальные окраины, уже привыкшие к этим субсидиям как своего рода "дани"[94].

Отношение Сталина к предложениям, способным подорвать политическое единство СССР, имевшее довольно искусственный а потому и неустойчивый характер, издавна было обострённо негативным.

"Требование отделения окраин от России... должно быть исключено" (Сталин, 1920 г.). "Каждого, кто… покушается на единство социалистического государства, беспощадно будем уничтожать" (Сталин, 1937 г.).

Хотя Сталин, по свидетельству его соратников,

"как никто, понимал великое историческое предназначение и тяжелую миссию русского народа" (Молотов)

а также постоянно продвигал русских на руководящие посты в государстве (см. выше), но Россия рассматривалась им, прежде всего, как поставщик ресурсов и кадров для "построения социализма в СССР", чего, разумеется, нельзя было осуществить без "братской помощи" другим союзным и автономным республикам – особенно тем из них, которые ещё недавно находились на стадии феодальных или родо-племенных отношений.

Планы "ленинградцев" изменить статус России в СССР вызвали у Сталина резко отрицательную реакцию.

28 января 1949 г. на пленуме ЦК А.А. Кузнецов был освобожден от обязанностей секретаря ЦК.

В феврале 1949 г. Политбюро приняло постановление, осуждавшее деятельность председателя Совета Министров РСФСР М.И. Родионова и секретаря Ленинградского горкома П.С. Попкова как "противогосударственную" и "небольшевистскую". Руководители РСФСР и Ленинграда были названы "антипартийной группой, стремившейся оторвать Ленинградскую организацию от ЦК ВКП(б), культивировавшей сепаратистские настроения".

5 марта 1949 г. Политбюро признало неудовлетворительной работу Госплана. По распоряжению Сталина Вознесенский был допрошен Маленковым, Берией и Булганиным, в результате чего к предыдущим обвинениям против него добавилось "поддержание связей с ленинградской антипартийной группой". 7 марта 1949 г. Вознесенский был снят с государственных постов и выведен из Политбюро.

Весной-осенью 1949 г. прошли аресты ряда крупных партийных и государственных работников, руководителей РСФСР, Ленинграда и ещё нескольких российских городов. Н.А. Вознесенскому, А.А. Кузнецову, М.И. Родионову, П.С. Попкову и другим были предъявлены обвинения в проведении "вредительски-подрывной работы".

Сталин выразил однозначное намерение не только политически устранить, но и физически уничтожить "ленинградскую группу": 12 января 1950 г., в ходе следствия над "ленинградцами", был издан указ Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении в стране недавно отменённой смертной казни.

1 октября 1950 г. на заседании Военной коллегии Верховного суда Н.А. Вознесенский, А.А. Кузнецов, М.И. Родионов, П.С. Попков и другие были приговорены к расстрелу.

Всего в стране в результате "ленинградского дела" было репрессировано около 32 тыс. руководителей разного уровня.

Для советского вождя "ленинградское дело" было устранением заговорщиков, стремившихся, по его мнению, ослабить СССР.

Для противников казнённых российских лидеров оно стало устранением конкурентов- возможных преемников Сталина.

"Мотивы, заставившие Маленкова, Берию и Хрущёва уничтожить ленинградскую группировку, были ясны: усилить свою власть. Они боялись, что молодая ленинградская команда придет на смену Сталину" (Судоплатов).

После произошедшего почти одновременно с "ленинградским делом" снижения влияния старых членов партии Молотова и Микояна (см. далее), в верхнем эшелоне политического руководства стала доминировать триада организаторов ликвидации "ленинградцев" – Хрущёв, Берия, Маленков – координировавшая свои действия и имевшая за собой поддержку влиятельных этномафиозных кланов/ организованных преступных группировок, не до конца выкорчеванных в 1930- 40-х гг. В последующее время национальный состав и идеологические взгляды членов этой "триады" обусловили выдвижение именно её на роль выразителей интересов скрытых троцкистов и других аналогичных политических групп.

"Ленинградское дело" не изменило ориентации Сталина на продвижение русских кадров в партийно-государственный аппарат. Так, пленум ЦК 16 октября 1952 г. избрал в Президиум ЦК (сменивший прежнее Политбюро) 25 членов и 11 кандидатов, в своём большинстве русских, среди которых были бывший руководитель партизанского движения в Белоруссии П.К. Пономаренко, министр В.А. Малышев и другие. В феврале 1953 г. Сталин высказал намерение сделать Пономаренко своим преемником на посту Председателя Совета Министров.

Однако "ленинградское дело" уменьшило в критические 1951- 52 годы число авторитетных русских руководителей в высшем эшелоне власти и ослабило организационные связи между оставшимися, что позволило образовавшей тесный союз вышеупомянутой "триаде" – членам Политбюро Маленкову, Хрущёву, Берии – при гласной или негласной поддержке "старых большевиков" Молотова, Микояна, Кагановича – стать наследниками Сталина.

Сам Сталин в результате "ленинградского дела" значительно уменьшил свою опору в партийном аппарате и возможности политического управления. Расправившись с показной жестокостью с теми, кого он недавно вслух называл своими преемниками, Сталин оказался не в состоянии уравновесить противостоявшую им группировку. Фактически он попал в зависимость от "триады", и последующие его кампании по борьбе с организованными преступными группировками во властных структурах если не саботировались прямо, то в значительной степени уходили в песок. Насколько слабой была позиция Сталина в начале 1950-х гг. и насколько была подготовлена почва для его ухода – тем или иным способом – видно из того, что почти сразу после марта 1953 г. многие важнейшие сталинские мероприятия в области государственного строительства были отменены либо дискредитированы.

Для русских же руководителей и народа вообще "ленинградское дело" ещё раз (после приказа по НКВД №00447 от 30 июля 1937 г. "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов", вызвавшего массовые репрессии) дискредитировало сталинизм. Оказалось, что даже минимальные попытки изменить приниженное положение России воспринимаются Сталиным как фундаментальная угроза проекту "построения социализма в СССР". Сознательно или подсознательно напрашивался вывод: может быть, русскому народу лучше обеспечивать свою безопасность и жизнеустройство какой-то другой социально-политической программой – а не той, в которой ему приходится быть вечным донором и должником.

 

Отставка Молотова

 

Во время Великой Отечественной войны для мобилизации внешней поддержки СССР был образован т.н. Еврейский антифашистский комитет (ЕАК). Он числился при Совинформбюро и, по поставленным перед ним задачам, должен был заниматься просоветской пропагандой в кругах зарубежного еврейства.

После окончания войны ЕАК продолжал функционировать, специализируясь теперь на получении разведывательной информации и выполнении деликатных поручений, а заодно преследуя определённые собственные цели. В октябре 1946 года МГБ, которое с мая возглавил бывший начальник СМЕРШа Абакумов, направило в ЦК записку "О националистических проявлениях некоторых работников Еврейского антифашистского комитета". Результаты проверки этой записки вскоре были представлены Сталину. Последующее расследование установило, что несколько членов ЕАК, якобы по заданию его руководителя С. Михоэлса, собирали информацию о частной жизни и семье Сталина. По приказу Сталина сотрудники МГБ в начале января 1948 г. организовали убийство Михоэлса, представив его как несчастный случай.

В дальнейшем МГБ подало в ЦК новые записки с обвинениями руководства ЕАК в "еврейском национализме" и "проведении антисоветской националистической работы". Сам Сталин также пришёл к выводу о широком распространении среди советских евреев сионистских и националистических взглядов.

"Сионисты подбросили и тебе твоего первого муженька, сказал мне некоторое время спустя отец. Папа, да ведь молодым всё это безразлично, какой там сионизм, пыталась возразить я. Нет! Ты не понимаешь! сказал он резко. Сионизмом заражено всё старшее поколение, они и молодёжь учат" (Светлана Аллилуева).

Восторженная встреча в Москве в октябре 1948 г. советскими евреями первого посла Израиля в СССР Голды Меир могла считаться определённым подтверждением этих оценок Сталина и МГБ.

20 ноября 1948 г., через полтора месяца после приезда Голды Меир, Политбюро постановило "поручить МГБ СССР немедля распустить "Еврейский антифашистский комитет", так как, как показывают факты, этот комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки. В соответствии с этим органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать".

В конце 1948 - начале 49 гг. был арестован ряд ведущих деятелей ЕАК и связанных с ними лиц. Расследование их связей вскоре вывело на жену В.М. Молотова – П.С. Жемчужину (Перл).

27 декабря 1948 года председатель комитета партийного контроля М.Ф. Шкирятов и министр госбезопасности В.С. Абакумов представили в Политбюро записку о контактах Жемчужины с арестованными деятелями ЕАК; о передаче ею в правительство письма с предложением организовать в Крыму Еврейскую автономную республику; её участии в похоронах  Михоэлса, посещении синагоги и т.д.

"При очных ставках с Жемчужиной также установлено, что, находясь у гроба Михоэлса в еврейском театре, в беседе с Зускиным она говорила, что Михоэлс убит... Подобное поведение Жемчужиной дало повод враждебным людям подтверждать распространяемые ими провокационные слухи о том, что Михоэлс был преднамеренно убит" (из записки Шкирятова-Абакумова).

"Когда на заседании Политбюро он прочитал материал, который ему чекисты принесли на Полину Семеновну, у меня коленки задрожали. Но дело было сделано на неё – не подкопаешься. Чекисты постарались… Между мной и Сталиным, как говорится, пробежала черная кошка" (Молотов).

П.С. Жемчужина была исключена из партии и в феврале 1949 г. арестована[95]. По требованию Сталина Молотов вынужден был развестись с женой.

4 марта 1949 г. решением Политбюро Молотов был снят с поста министра иностранных дел, на котором его сменил А.Я. Вышинский.

6 апреля Молотов был назначен главой Бюро по металлургии и геологии при Совете Министров, что для бывшего председателя Совнаркома являлось почти демонстративной ссылкой.

В октябре 1952 г. на пленуме новоизбранного ЦК Сталин публично осудил своего бывшего старейшего соратника:

"А чего стоит предложение товарища Молотова передать Крым евреям? Это - грубая ошибка товарища Молотова … Товарищу Молотову не следует быть адвокатом незаконных еврейских притязаний на Крым"

и исключил его из состава Бюро Президиума (Политбюро) ЦК.

"В последние годы Сталин ко мне отрицательно относился… недоверие было к моей жене. Тут сказалось его недоверие к сионистским кругам ... Поживи он ещё годик-другой, и я мог бы не уцелеть" (Молотов).

 

Дело врачей

 

10 мая 1945 года не стало секретаря ЦК ВКП(б), начальника Главного политического управления армии А.С. Щербакова, скоропостижно скончавшегося (в 43 года) от сердечного приступа. В те дни страна отмечала победу над Германией и уход из жизни даже столь видного партийного деятеля прошёл почти незамеченным.

В конце августа 1948 г. резко ухудшилось состояние здоровье 52-летнего А.А Жданова, находившегося на лечении в санатории. 28 августа к нему была вызвана заведующая кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы, кардиолог с 22-летним стажем М.Ф. Тимашук. Она сняла кардиограмму и поставила диагноз: "инфаркт миокарда в области передней стенки левого желудочка и межжелудочковой перегородки". Диагноз вызвал возражения со стороны других врачей, настаивавших, что у Жданова наблюдается только гипертоническая болезнь. Начальник Лечебно-санитарного управления Кремля профессор П. Егоров и академик В. Виноградов потребовали от Тимашук переписать её заключение.

На следующий день у Жданова произошёл новый сердечный приступ. Егоров вновь потребовал от Тимашук изменить заключение по электрокардиограмме, что ей и пришлось сделать, так как профессор Егоров являлся её прямым начальником. Однако одновременно она подала заявление на имя начальника Главного Управления охраны МГБ Власика и вручила его начальнику охраны Жданова Белову, который незамедлительно отвез письмо в Москву, где его содержание было передано министру госбезопасности Абакумову.

На следующий день, 30 августа Жданов умер.

Патологоанатом Федоров дал описание обнаруженных на сердце Жданова рубцов, свидетельствовавших о нескольких перенесенных тем инфарктах. Однако в своём заключении он использовал нарочито туманные формулировки "некротические очажки", "фокусы некроза", "очаги миомаляции",… имевшие целью скрыть эти инфаркты. Их "не заметили" и участники проведённого в Москве консилиума, в числе которых были профессора В. Виноградов, В. Зеленин, А. Марков, В. Незлин, Я. Этингер и П. Егоров, подтвердившие правильность первого диагноза Жданову – гипертоническая болезнь.

Начальство и коллеги обвинили Тимашук в "неправильном поведении". 7 сентября 1948 г. её, по приказу Егорова, перевели из Кремлевской больницы в филиал поликлиники.

В начале 1950-х гг. обстоятельства лечения А.С. Щербакова привлекли внимание следователей, занимавшихся делом т.н. Еврейского антифашистского комитета. 18 декабря 1950 г. был арестован и допрошен консультант Лечебно- санитарного управления Кремля, "еврейский националист", как он назывался в документах следствия Этингер, бывший ранее лечащим врачом Щербакова. Согласно письму, направленному 2 июля 1951 г. Сталину старшим следователем МГБ по особо важным делам Рюминым, на допросе в присутствии Абакумова Этингер признался, что он "умышленно проводил неправильное лечение" и "с террористическим намерениями содействовал сокращению жизни товарища Щербакова". В дальнейшем, согласно письму, Абакумов запретил проводить допросы Этингера[96] и приказал поместить его в "заведомо опасные для жизни условия" – в холодную камеру, где тот вскоре, 2 марта 1951 г. умер. Письмо Рюмина обвиняло министра госбезопасности в намеренном заведении в тупик следствия по делу Этингера[97].

4 июля 1951 г. Рюмин был вызван к Сталину, в кабинете которого в присутствии других членов Политбюро состоялась его очная ставка с Абакумовым. Было решено создать комиссию по проверке заявления Рюмина. 11 июля 1951 г., по итогам работы комиссии, Политбюро приняло постановление "О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР". 12 июля бывший министр был арестован, вслед за чем последовали аресты ряда других высокопоставленных сотрудников МГБ, большинству из которых были предъявлены обвинения в принадлежности к "еврейской террористической группе в составе МГБ".

Дознание по делу Абакумова дало толчок не только новой (после 1937- 38 гг.) волне арестов внутри ведомства госбезопасности, но и расследованию отправленных ранее в архив заявлений врача Тимашук об умышленно неправильном лечении А.А. Жданова.

В июле 1951 г. после постановления ЦК "О неблагополучном положении в МГБ СССР" была создана специальная следственная группа, которая просмотрела сведения о медицинском персонале, в разное время причастном к работе в Лечебно-санитарном управлении Кремля, и изучила истории болезней пациентов Кремлевской больницы.

24 июля 1952 г. Тимашук была приглашена в МГБ для консультации по делу Карпай, бывшей заведующей кабинетом функциональной диагностики Кремлёвской больницы, ранее участвовавшей в лечении Щербакова и Жданова. 11 августа 1952 г., во время второго визита Тимашук в МГБ, выяснилось, что она посылала письма о неправильном лечении Жданова.

В конце сентября 1952 г. новый министр госбезопасности С.Д. Игнатьев направил Сталину составленную М.Д. Рюминым обобщённую справку о результатах медицинских экспертиз, допросов арестованных медиков и т.д., в которой утверждалось, что кремлевские врачи намеренно умертвили Щербакова и Жданова. Вслед за этим последовали аресты ряда докторов и руководства Лечебно-санитарного управления Кремля, включая П. Егорова, В. Виноградова, М. Вовси и др.

В октябре 1952 г. о неправильном лечении Жданова дал показания Егоров, несколько позже – академик Виноградов.

На состоявшемся 16 октября 1952 г. пленуме ЦК Сталин заявил, что Жданов был фактически убит – врачи сознательно поставили ему неправильный диагноз и лечили умышленно неверно.

В ноябре 1952 г. С.Д. Игнатьев направил Сталину новый отчёт по "делу врачей", где уже были учтены письма Тимашук и показания по делу о лечении Жданова. В отчёте утверждалось, что "лечение тов. Щербакова велось рассчитанно преступно"; что врачи "не использовали возможности сердечной терапии, неправильно применяли сильнодействующие средства, как морфий, пантопин, симпатол и различные снотворные". "Лечение товарища Жданова велось также преступно". Игнатьев выдвинул обвинение и против руководителя личной охраны Сталина генерал-лейтенанта Власика, который видел письмо Тимашук и передал его Абакумову. Касаясь увольнения Тимашук, Игнатьев написал: "Абакумов и Власик отдали Тимашук на расправу... террористам (кремлевским врачам)". Сталин добавил на документе: "Он (Жданов) не просто умер, а был убит Абакумовым".

4 декабря 1952 г. Политбюро, по предложению Сталина, приняло постановление "О вредительстве в лечебном деле".

13 января 1953 г. в газетах появилось сообщение ТАСС "Арест группы врачей-вредителей". В нём говорилось, что органами государственной безопасности раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью сократить, путем вредительского лечения, жизнь видным деятелям партии и правительства.

* * *

Менее через два месяца после публикации сообщения ТАСС последовала смерть самого Сталина, вслед за чем арестованные были почти немедленно освобождены Берией, а их дело закрыто.

 

Приложения

Письмо М.Ф. Тимашук начальнику Главного управления охраны МГБ СССР Н.С. Власику (29 августа 1948 г.)

28/VIII-c/г. я была вызвана нач. ЛСУК профессором Егоровым к тов. Жданову А.А. для снятия ЭКГ.

В этот же день вместе с пр. Егоровым, акад. Виноградовым и пр. Василенко я вылетела из Москвы на самолете к месту назначения. Около 12 ч. дня сделала А.А. ЭКГ, по данным которой мною диагностирован "инфаркт миокарда в области левого желудочка и межжелудочковой перегородки", о чём тут же поставила в известность консультанта.

Пр. Егоров и д-р Майоров заявили мне, что это ошибочный диагноз и они с ним не согласны, никакого инфаркта у А.А. нет, а имеется "функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической болезни и предложили мне переписать заключение, не указывая на "инфаркт миокарда", а написать "осторожно" так, как это сделала д-р Карпай на предыдущих ЭКГ.

29/VIII у А.А. повторился (после вставания с постели) сердечный припадок и я вторично была вызвана из Москвы, но по распоряжению акад. Виноградова и пр. Егорова ЭКГ 29/VIII в день сердечного приступа не была сделана, а назначена на 30/VIII, а мне вторично было в категорической форме предложено переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда, о чем я поставила в известность т. Белова A.M.

Считаю, что консультанты и лечащий врач Майоров недооценивают безусловно тяжелое состояние А.А., разрешая ему подниматься с постели, гулять по парку, посещать кино, что и вызвало повторный приступ и в дальнейшем может привести к роковому исходу.

Несмотря на то, что я по настоянию своего начальника переделала ЭКГ, не указав в ней "инфаркт миокарда", остаюсь при своем мнении и настаиваю на соблюдении строжайшего постельного режима для А.А.

29/VIII-48 г.

Передано майору Белову А.М. 29/VIII-48 г. в собственные руки.

 

Письмо М.Ф. Тимашук секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Кузнецову (7 сентября 1948 г.)

28/VIII с/г по распоряжению начальника Лечебно-Санитарного Управления Кремля, я была вызвана и доставлена на самолете к больному А.А. Жданову для снятия электрокардиограммы (ЭКГ) в 3 ч.

В 12 час. этого же дня мною была сделана ЭКГ, которая сигнализировала о том, что А.А. Жданов перенес инфаркт миокарда, о чем я немедленно доложила консультантам академику В.Н. Виноградову, проф. Егорову П.И., проф. Василенко В.X. и д-ру Майорову Г.И.

 Проф. Егоров и д-р Майоров заявили, что у больного никакого инфаркта нет, а имеются функциональные расстройства сердечной деятельности на почве склероза и гипертонической болезни и категорически предложили мне в анализе электрокардиограммы не указывать на инфаркт миокарда, т.е. так, как это сделала д-р Карпай на предыдущих электрокардиограммах.

Зная прежние электрокардиограммы тов. Жданова А.А. до 1947 г., на которых были указания на небольшие изменения миокарда, последняя ЭКГ меня крайне взволновала, опасение о здоровье тов. Жданова усугубилось еще и тем, что для него не был создан особо строгий постельный режим, который необходим для больного, перенесшего инфаркт миокарда, ему продолжали делать общий массаж, разрешали прогулки по парку, просмотр кинокартин и пр.[98]

29/VIII, после вставания с постели у больного Жданова А.А. повторился тяжелый сердечный приступ болей, и я вторично была вызвана из Москвы в Валдай. Электрокардиограмму в этот день делать не разрешили, но проф. Егоров П.Ив. в категорической форме предложил переписать мое заключение от 28/VIII и не указывать в нем на инфаркт миокарда, между тем ЭКГ явно указывала на органические изменения в миокарде, главным образом, на передней стенке левого желудочка и межжелудочковой перегородки сердца на почве свежего инфаркта миокарда. Показания ЭКГ явно не совпадали с диагнозом "функционального расстройства".

Это поставило меня в весьма тяжелое положение. Я тогда приняла решение передать свое заключение в письменной форме Н.С. Власик через майора Белова А.М. – прикрепленного к А.А. Жданову – его личная охрана.

Игнорируя объективные данные ЭКГ от 28/VIII и ранее сделанные ещё в июле с/г в динамике, больному было разрешено вставать с постели, постепенно усиливая физические движения, что было записано в истории болезни.

29/VIII больной встал и пошёл в уборную, где у него вновь повторился тяжелый приступ сердечной недостаточности с последующим острым отёком легких, резким расширением сердца и привело больного к преждевременной смерти.

Результаты вскрытия, данные консультации по ЭКГ профессора Незлина В.Е. и др., полностью совпали с выводами моей электрокардиограммы от 28/VIII-48 г. о наличии инфаркта миокарда.

4/IX-1948 г. начальник ЛечСанупра Кремля проф. Егоров П.И. вызвал меня к себе в кабинет и в присутствии глав. врача больницы В.Я. Брайцева заявил: "Что я Вам сделал плохого? На каком основании Вы пишете на меня документы. Я коммунист, и мне доверяют партия и правительство и министр здравоохранения, а потому Ваш документ мне возвратили. Это потому, что мне верят, а вот Вы, какая-то Тимашук, не верите мне и всем высокопоставленным консультантам с мировым именем и пишете на нас жалобы. Мы с Вами работать не можем, Вы не наш человек! Вы опасны не только для лечащих врачей и консультантов, но и для больного, в семье которого произвели переполох. Сделайте из всего сказанного оргвыводы. Я Вас отпускаю домой, идите и подумайте!"

Я категорически заявляю, что ни с кем из семьи тов. А.А. Жданова я не говорила ни слова о ходе лечения его.

6/IХ-48 г. начальник ЛечСанупра Кремля созвал совещание в составе академ. Виноградова В.Н., проф. Василенко В.X., д-ра Майорова Г.И., патологоанатома Федорова и меня. На этом совещании Егоров заявил присутствующим о том, что собрал всех для того, чтобы сделать окончательные выводы о причине смерти А.А. Жданова и научить, как надо вести себя в подобных случаях. На этом совещании пр. Егоров ещё раз упомянул о моей "жалобе" на всех здесь присутствующих и открыл дискуссию по поводу расхождения диагнозов, стараясь всячески дискредитировать меня как врача, нанося мне оскорбления, называя меня "чужим опасным человеком".

В результате вышеизложенного, 7/Х-48 г. меня вызвали в отдел кадров ЛечСанупра Кремля и предупредили о том, что приказом начальника ЛечСанупра с 8/Х с/г я перевожусь на работу в филиал поликлиники.

Выводы:

1) Диагноз болезни А.А. Жданова при жизни был поставлен неправильно, т.к. ещё на ЭКГ от 28/VIII-48 г. были указания на инфаркт миокарда.

2) Этот диагноз подтвердился данными патолого-анатомического вскрытия (д-р Федоров).

3) Весьма странно, что начальник ЛечСанупра Кремля пр. Егоров настаивал на том, чтобы я в своем заключении не записала ясный для меня диагноз инфаркта миокарда.

4) Лечение и режим больному А.А. Жданову проводились неправильно, т.к. заболевание инфаркта миокарда требует строгого постельного режима в течение нескольких месяцев (фактически больному разрешалось вставать с постели и проч. физические нагрузки).

5) Грубо, неправильно, без всякого законного основания профессор Егоров 8/IХ-с/г убрал меня из Кремлевской больницы в филиал поликлиники якобы для усиления там работы.

7/IХ-48 г.

Зав. кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы

врач Л. Тимашук".

 

Постановление ЦК ВКП(б) "О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР" (11 июля 1951 г.; фрагмент.)

2 июля 1951 года ЦК ВКП(б) получил заявление старшего следователя следственной части по особо важным делам МГБ СССР т. Рюмина, в котором он сигнализирует о неблагополучном положении в МГБ со следствием по ряду весьма важных дел крупных государственных преступников и обвиняет в этом министра государственной безопасности т. Абакумова

На основании результатов проверки комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) установила следующие неоспоримые факты.

1. В ноябре 1950 года был арестован еврейский националист, проявляющий резко враждебное отношение к советской власти, – врач Этингер. При допросе старшим следователем МГБ т. Рюминым арестованный Этингер, без какого-либо нажима, признал, что при лечении т. Щербакова А.С. имел террористические намерения в отношении его и практически принял все меры к тому, чтобы сократить ему жизнь.

Однако министр госбезопасности т. Абакумов, получив показания Этингера о его террористической деятельности, в присутствии следователя Рюмина, зам. начальника следственной части Лихачева, а также в присутствии преступника Этингера признал показания Этингера надуманными, заявил, что это дело не заслуживает внимания, заведёт МГБ в дебри, и прекратил дальнейшее следствие по этому делу. При этом т. Абакумов, пренебрегая предостережением врачей МГБ, поместил серьезно больного арестованного Этингера в заведомо опасные для его здоровья условия (в сырую и холодную камеру), вследствие чего 2 марта 1951 года Этингер умер в тюрьме.

Таким образом, погасив дело Этингера, т. Абакумов помешал ЦК выявить безусловно существующую законспирированную группу врачей, выполняющих задание иностранных агентов по террористической деятельности против руководителей партии и правительства…

На основании вышеизложенного ЦК ВКП(б) постановляет:

1. Снять т. Абакумова с работы министра государственной безопасности СССР как человека, совершившего преступления против партии и Советского государства, исключить из рядов ВКП(б) и передать его дело в суд.

2. Снять с занимаемых постов начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР т. Леонова и заместителя начальника следственной части т. Лихачева как способствовавших Абакумову обманывать партию и исключить их из партии.

3. Объявить выговор первому заместителю министра т. Огольцову и заместителю министра т. Питовранову за то, что они не проявили необходимой партийности и не сигнализировали ЦК ВКП(б) о неблагополучии в работе МГБ.

4. Обязать МГБ возобновить следствие по делу о террористической деятельности Этингера…

 

Протокол допроса В.Н. Виноградова (18 ноября 1952 года; фрагмент)

ВОПРОС: Вы признаёте, что умертвили товарища Жданова А.А.

ОТВЕТ: Я признаю, что по моей вине жизнь А.А. Жданова была сокращена. При лечении я допустил ошибку в диагностике, приведшую к тяжелым последствиям, а затем к его смерти. Злого умысла в моих действиях не было.

ВОПРОС: Пойдем дальше. Вы знали, что электрокардиограммы, снятые у товарища Жданова А.А., указывали на наличие у него инфаркта миокарда.

ОТВЕТ: Знал.

ВОПРОС: Вы отвергли эти данные?

ОТВЕТ: Да, отверг.

ВОПРОС: Почему?

ОТВЕТ: 25 июля 1948 года электрокардиограммы, снятые врачом КАРПАЙ, не были типичными для инфаркта миокарда, в связи с чем я, ЕГОРОВ, ВАСИЛЕНКО, МАЙОРОВ и КАРПАЙ после обсуждения между собой приняли решение инфаркт миокарда не диагностировать. Не буду скрывать, что главная вина за это ложится на меня, так как в определении характера болезни А.А. Жданова мне принадлежало решающее слово.

ВОПРОС: Врач ТИМАШУК, снимавшая у товарища Жданова А.А. электрокардиограммы после КАРПАЙ, сигнализировала вам, что у больного инфаркт миокарда и вы своим лечением наносите ему непоправимый вред?

ОТВЕТ: Такой сигнал был.

ВОПРОС: Как вы поступили?

ОТВЕТ: Мы не послушали ТИМАШУК.

ВОПРОС: Больше того, вы постарались ее дискредитировать.

ОТВЕТ: Признаю. Я, ЕГОРОВ, ВАСИЛЕНКО и МАЙОРОВ 28 августа 1948 года, накануне второго сердечного приступа, случившегося у больного А.А. Жданова, в ответ на заявление ТИМАШУК, что лечение А.А. Жданова ведется неправильно, коллективно обвинили её в невежестве и снова отвергли диагноз инфаркта миокарда. Тогда же мы настояли на том, чтобы ТИМАШУК не писала об инфаркте в заключении по электрокардиограмме. После смерти А.А. Жданова мы 6 сентября 1948 года устроили специальное совещание, на котором, опираясь на данные вскрытия тела А.А. Жданова, сделали все, чтобы дискредитировать ТИМАШУК и доказать, что она была не права.

ОТВЕТ: Мне сказать в оправдание нечего. Эти факты изобличают неопровержимо. Но, тем не менее, я все-таки настаиваю, что лично в моих действиях нет злого умысла…

…Я жил своим миром и своими интересами: коллекционировал ценные картины, скупал бриллианты, имел страсть к деньгам…

 

Постановление ЦК КПСС "О вредительстве в лечебном деле" (4 декабря 1952 г.; фрагмент)

Заслушав сообщение МГБ СССР о вредительстве в лечебном деле, Президиум Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза устанавливает, что в Лечсанупре длительное время орудовала группа преступников, в которую входили бывшие начальники Лечсанупра Бусалов и Егоров, врачи Виноградов, Федоров, Василенко, Майоров, еврейские националисты Коган, Карпай, Этингер, Вовси и другие…

Участники группы под тяжестью улик признались, что они вредительски ставили неправильные диагнозы болезней, назначали и осуществляли неправильные методы лечения и тем самым вели больных к смерти. Преступники признались, что им удалось таким путем умертвить А.А. Жданова и А.С. Щербакова.

Были ли возможности своевременно разоблачить и обезглавить вражескую группу, орудовавшую в Лечсанупре? Да, к этому были возможности. Еще в 1948 году Министерство государственной безопасности располагало сигналами, которые со всей очевидностью говорили о неблагополучии в Лечсанупре. Врач т. Тимашук обратилась в МГБ с заявлением, в котором на основании электрокардиограммы утверждала, что диагноз болезни т. Жданова А.А. поставлен неправильно и не соответствует данным исследования, а назначенное больному лечение шло во вред больному. Если бы МГБ СССР добросовестно расследовало такое исключительно важное заявление, оно наверняка смогло бы предотвратить злодейское умерщвление т. Жданова А.А., разоблачить и ликвидировать террористическую группу врачей. Этого не произошло, потому что работники МГБ СССР подошли к делу преступно, передав заявление т. Тимашук в руки Егорова, оказавшегося участником террористической группы.

Далее, в 1950 году бывший министр госбезопасности Абакумов, имея прямые данные о вредительстве в лечебном деле, полученные МГБ в результате следствия по делу арестованного врача Лечсанупра Этингера, скрыл их от ЦК КПСС и свернул следствие по этому делу.

Бывший начальник Главного управления охраны Власик, который должен был по поручению МГБ осуществлять контроль за работой Лечсанупра, на почве пьянок сросся с ныне разоблачёнными руководителями Лечсанупра и стал слепым орудием в руках вражеской группы.

Министр здравоохранения СССР т. Смирнов вместо осуществления контроля и руководства Лечсанупром, входящим в систему Министерства здравоохранения, также на почве пьянок сросся с ныне разоблаченным руководством Лечсанупра и, несмотря на наличие сигналов о неблагополучии в Лечсанупре, не проявил бдительности и принципиальности…

ЦК КПСС постановляет:

1. Обязать МГБ СССР:

а) до конца вскрыть террористическую деятельность группы врачей, орудовавшей в Лечсанупре, и её связь с американо-английской разведкой;

б) в ходе следствия выявить, каким путем и какими средствами следует парализовать и исправить вредительские действия в постановке лечебного дела в Лечсанупре и в лечении больных.

2. За неудовлетворительное руководство и политическую беспечность снять т. Смирнова Е.И с поста министра здравоохранения СССР. Дело о т. Смирнове передать на рассмотрение Комитета Партийного Контроля при ЦК КПСС.

3. Поручить Бюро Президиума ЦК КПСС:

а) подобрать и назначить министра здравоохранения СССР;

б) выработать меры по выправлению положения дел в Лечсанупре Кремля.

 

Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров- врачей ("Правда", 13 января 1953 г.; фрагмент)

Сегодня публикуется хроника ТАСС об аресте врачей- вредителей. Эта террористическая группа, раскрытая некоторое время тому назад органами государственной безопасности, ставила своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь активным деятелям Советского Союза.

Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно, злодейски подрывали их здоровье, ставили им неправильные диагнозы, а затем губили больных неправильным лечением. Прикрываясь высоким и благородным званием врача – человека науки, эти изверги и убийцы растоптали священное знамя науки. Встав на путь чудовищных преступлений, они осквернили честь ученых.

Жертвами этой банды человекообразных зверей пали товарищи А.А. Жданов и А.С. Щербаков. Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью товарища Жданова, умышленно скрыли имевшийся у него инфаркт миокарда, назначили противопоказанный этому тяжелому заболеванию режим и тем самым умертвили товарища Жданова. Врачи-убийцы неправильным применением сильнодействующих лекарственных средств и установлением пагубного режима сократили жизнь товарища Щербакова, довели его до смерти.

В первую очередь преступники старались подорвать здоровье руководящих советских военных кадров, вывести их из строя и тем самым ослабить оборону страны. Арест преступников расстроил их злодейские планы, помешал им добиться своей чудовищной цели…

 

Сталина больше нет

 

   "Мы привыкли: победа – это он! Гидростанция – это он! Лесные полосы – это он!"

"Битва в пути", Галина Николаева

 

   "Сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено"

Шарль де Голль

 

Триада у власти

"Его (Берии) другом был Маленков, а потом Хрущёв к ним примазался. Разные, а есть кое-что и общее… Берия и Маленков были тесно связаны. Хрущёв примыкал к ним и имел свои цели…  Берия и Маленков были друзьями. И к ним часто присоединялся Хрущёв" (Молотов).

4-5 марта 1953 года, ещё при жизни Сталина (состояние которого, впрочем, исключало надежду на выздоровление) Бюро Президиума ЦК произвело перераспределение ключевых должностей.

Пост председателя правительства в новом руководстве страны занял Г. Маленков. Л. Берия, вернувший под своё начало МГБ, притом объединённое с МВД, да ещё и сохранивший контроль над тремя Главными управлениями Совета Министров (ядерная программа, ракетостроение, радиолокация) стал фактически "вторым человеком" в государстве. Секретарь ЦК Н. Хрущев, которому было поручено председательство на заседаниях Президиума ЦК, пока считался третьим в партийно- политической иерархии.

Практически сразу же после ухода Сталина из жизни триада его наследников отменила ряд кадровых и организационных преобразований, совершённых за последние годы советским диктатором. В Бюро Президиума (Политбюро) ЦК были возвращены находившиеся с 1949 г. в полуопале Молотов и Микоян; одновременно их восстановили в прежних правительственных должностях – министров иностранных дел и внешней торговли соответственно. Пономаренко, кандидатура которого намечалась Сталиным на пост председателя Совета Министров, был назначен на второстепенный пост министра культуры. Решение XIX съезда о расширении состава Президиума ЦК было отменено и из его прежнего состава, а также из секретариата ЦК были выведены многие сталинские выдвиженцы последнего времени.

Вскоре после распределения основных постов, члены триады занялись поисками потенциальных союзников – в ЦК, среди могущественных клановых группировок в партийно-государственных и общественно-политических структурах, других социальных слоях – в предстоявшей им междоусобной схватке за власть. Наибольшую активность уже в первые дни здесь развил Берия. 10 марта он распорядился об освобождении П. Жемчужины, а 13 марта – о приостановке следствия по делу врачей. Чуть позже по его приказу были выпущены из тюрьмы и возвращены на прежние места службы высокопоставленные сотрудники МГБ, арестованные в 1951- 52 гг. по обвинению в участии в террористической еврейской организации: Эйтингон, Райхман, Белкин и др. Наоборот, Рюмин, проводивший следствие по делам врачей и ЕАК, был 16 марта 1953 г. арестован. 2 апреля Берия направил Маленкову записку, в которой обвинял Огольцова и Цанаву, бывших заместителей министра госбезопасности Абакумова, в организации убийства председателя ЕАК режиссера Михоэлса и просил согласия на их арест. 3 апреля Президиум ЦК, по представлению Берии, принял постановление о прекращении дела врачей, их освобождении и реабилитации, а заодно отменил собственные постановления от 4 декабря 1952 г. "О вредительстве в лечебном деле" и от 9 января 1953 г. о публикации сообщения ТАСС об аресте группы врачей-вредителей.

Тогда же Берия добился существенного расширения намеченной ранее амнистии, в результате чего из лагерей было досрочно выпущено множество уголовников- рецидивистов, начавших терроризировать города и посёлки страны. Эта мера значительно усилила значение возглавлявшегося Берией ведомства – объединённого МГБ-МВД.

Берия не постеснялся почти сразу же начать дискредитацию ещё недавно обожествлявшегося им Сталина. "По свидетельству тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Грузии А. Мгеладзе, "сразу после похорон… Берия хохотал, крыл Сталину матом: "Корифей науки! Ха-ха-ха!""[99]. Во время реабилитации кремлёвских врачей и высокопоставленных сотрудников МГБ Берия делал замечания о "нарушении Сталиным законности"[100] – которые, впрочем, звучали странно для всех, кто знал, какое место занимал при правлении диктатора сам Берия и какими были его методы работы.

"Зная Берия по совместной работе более 10 лет, я не помню случая, чтобы какой-нибудь разговор по телефону или при личной встрече проходил в спокойных тонах. Как правило, он любил выражаться нецензурными словами, оскорблял словами, вроде таких: "переломаю ноги", "переломаю рёбра", "посажу в тюрьму", "пойдешь в лагерь" и так далее" (Н.К. Байбаков, министр нефтепромышленности, июль 1953 г:).

Начатая Берией весной 1953 года кампания косвенной критики Сталина получила поддержку других членов триады – Хрущёва, Маленкова, а также части партийно- политического аппарата, в основном из числа скрытых троцкистов, пока ещё, впрочем, не решавшихся высказывать свою взгляды явно.

С 19 марта партийные газеты прекратили помещать материалы о Сталине. В опубликованных 22 апреля 1953 г. в "Правде" "Призывах ЦК КПСС к 1 Мая" имя Сталина не упоминалось.

Уже с весны 1953 года начали отменяться некоторые государственные программы, принятые во время правления Сталина. Так, создание лесополос в центральной части России и Украины ("Сталинский план преобразования природы") было приостановлено, а в последующие годы объём его финансирования уменьшился в несколько раз. В марте 1953 г. был закрыт журнал "Лес и степь", публиковавший статьи по тематике, связанной с созданием лесополос.

Во второй половине 1953 и 1954 гг. сталинская тема отчасти отошла на второй план из-за острой борьбы Маленкова и Хрущёва против Берии, а потом Хрущёва против Маленкова. Но в 1955 г. она вновь актуализировалась; причём Хрущёв, ставший победителем в междоусобной войне "триады", предпринял массированную кампанию по дискредитации Сталина.

Хрущёв у власти

"За десять лет успел сделать такое, что враг не смог бы. Это хуже, чем враг. Так развалить то, что построено!" (Шахурин)

Правление Хрущёва может быть кратко охарактеризовано только как подрывная деятельность, включавшая проведение крупных диверсий общегосударственного масштаба. При этом по сей день остаётся неизвестным: являлись ли антигосударственные и антирусские мероприятия Хрущёва (среди которых искажение истории России и СССР, включая огульное охаивание Сталина, были хотя и весьма характерными, но далеко не самым пагубными) сознательными, скрытыми под маской притворного простодушия и непревзойдённого лицемерия (которое он так эффектно продемонстрировал в отношениях со Сталиным и которому не изменил даже и в мемуарах) или же Хрущёв был использован известными силами как полезный идиот, для нанесения максимального ущерба Советскому Союзу?

● Инициированная Хрущёвым в 1954 году передача из РСФСР в УССР Крыма, населённого в основном русскими и исторически тесно связанного с Россией, заложила этнополитическую мину и очаг потенциальных конфликтов в отношениях между обеими республиками.

● Инициированная Хрущёвым в 1954- 55 гг. кампания по "освоению целины" повлекла за собой крупный перерасход государственных средств и дальнейшее обезлюживание русских и украинских деревень, из которых в массовом порядке вывозились в Казахстан работники и техника[101]. Эти меры, в сочетании с хрущёвской же кампанией всеобщих (вплоть до Таймыра) посевов кукурузы и начавшейся при нём ликвидации "неперспективных" деревень, привели к потере достигнутой во время правления Сталина продовольственной безопасности страны.

"Мощные государственные резервы зерна, которые сохранялись даже после четырехлетней изнурительной войны, были разбазарены. Советский Союз из страны, экспортирующей хлеб, превратился в страну, ввозящую хлеб" (Шепилов).

"Надо быть очень талантливым человеком, чтобы суметь оставить Россию без хлеба" (о Хрущёве; приписывается Черчиллю).

● Со второй половины 1950-х гг. началось давление на крестьян с требованием ликвидации личных хозяйств и запретом держать коров. В результате за 1959- 64 гг. количество коров в крестьянских хозяйствах уменьшилось на треть. В те же годы в городах и деревнях с помощью репрессивных мер уничтожалось существовавшее десятилетиями кустарное производство и мелкая промышленность.

● Была развёрнута напоминавшая террор послереволюционного периода масштабная кампания против Русской православной церкви: массовое разрушение церквей или превращение их в склады, закрытие монастырей и семинарий, аресты священников и прихожан. За 1954- 63 гг. количество церковных приходов было принудительно сокращено в 2,5 раза. Хрущёв лично пообещал "скоро показать по телевизору последнего русского попа".

● В 1955- 56 гг. многие казнённые во время правления Сталина чекистско- гулаговские палачи были, по инициативе или при поддержке Хрущёва, "реабилитированы", с возвращением им наград и званий, членства в партии, в Академии наук, а также – последнее, но не наименее важное – квартир в Москве и награбленного имущества их наследникам и родичам.

"Реабилитация" чекистско- гулаговских палачей и других комиссаров в пыльных шлемах нередко сопровождалась ликвидацией зафиксировавших результаты их деятельности документов. Уничтожались или фальсифицировались также документы, позволявшие выявить занимавшихся оговорами и клеветой доносчиков. Например, когда следственное дело выдающегося советского физика- теоретика Д.Д. Иваненко, оговоренного в 1935 г. кем-то из его коллег и в результате репрессированного, было открыто для его родственников, оно оказалось почти пустым – "кто-то тщательно заметал следы доносчиков"[102].

● В те же 1950-е гг. при поддержке или попустительстве Хрущёва УПиА и новое руководство министерства высшего образования предприняли гонения на патриотических учёных, особенно тех, кто прямо заявлял о своей позиции в послевоенное время, выступая с критикой клановых группировок и мафий в науке. Так, 14 августа 1954 г. приказом министра высшего образования был снят с поста декана физфака МГУ выдающийся русский физик А.А. Соколов; уволены профессора Н.С. Акулов, основатель кафедры магнетизма, и В.Ф. Ноздрев, крупный специалист в области молекулярной акустики[103].

Тогда же, при поддержке "ответственных работников" активизировались искажения научных работ и клеветнические личные нападки на ряд видных учёных: физиков Д.Д. Иваненко, А.А. Власова; биолога и агронома Т.Д. Лысенко; физиолога К.М. Быкова и многих других.

"Доходило до абсурда, когда, чтобы не называть Иваненко, не упоминали и Гейзенберга, а писали, что "учёные в разных странах предложили протон-нейтронную модель ядра""[104].

Кадры, поставленные Хрущёвым в ЦК и министерствах для управления наукой и образованием, подвергли гонениям не только учёных, но даже введённую по инициативе Сталина в 1947 г. в средних школах логику. В 1954 г. количество отведённых на логику часов было сокращено и убрана основная тема – "Доказательство и опровержение". На следующий год логику совсем исключили из школьной программы[105].

Всё это сопровождалось возращением на высокие научно- административные и преподавательские должности шарлатанов, плагиаторов и ставленников мафиозных клик.

● На XX съезде КПСС Хрущёв прочитал свой известный доклад, представлявший собой очернение всей государственной деятельности Сталина и изображавший его тираном, палачом, "убийцей советского народа" а заодно неграмотным самодуром, неучем, невеждой, который даже армией во время войны "руководил по глобусу":

"Следует заметить, что Сталин разрабатывал операции на глобусе… Да, товарищи; он обычно брал глобус и прослеживал на нём линию фронта" (Хрущёв, XX съезд)[106].

"В сарказме Хрущева сквозила нескрываемая личная ненависть к Сталину" (Байбаков).

Рассказывая на съезде о "трагической судьбе выдающихся деятелей партии, верных ленинцев" типа Эйхе или Кедрова, Хрущёв не сообщил, что эти лица (как, впрочем, и сам он) являлись организаторами массовых убийств в 1920-е или 30-е гг.[107]

После съезда партийно- пропагандистский аппарат, по указанию Хрущёва, начал целенаправленно чернить образ и результаты деятельности Сталина, перемежая реальные факты с грубыми подтасовками и фальсификациями, но особенно широко применяя фигуру умолчания. Ничего не говорилось об истинных делах "безвинно пострадавших от необоснованных сталинских репрессий кристально честных большевиков-ленинцев". Скороговоркой произносились слова о роли Сталина в индустриализации, в организации отпора гитлеровской агрессии и последующем восстановлении экономики.

"Умалчивалось о том, что успехи СССР в экономическом и научно- техническом развитии, в том числе и те, что позволили СССР запустить первые искусственные спутники Земли в октябре и ноябре 1957 года, были прямым следствием усилий Сталина, направленных на ускоренное развитие народного хозяйства страны, в том числе и ракетной промышленности"[108].

Публикация сочинений Сталина, которая к марту 1953 г. дошла до работ 1934 года, была прекращена на 13-м томе. Уже подготовленные к изданию тома с работами Сталина не печатались. Произведения Сталина не переиздавались. Труды Сталина и книги о нём в библиотеках переводились в спецхраны или изымались. Из фильмов вырезались кадры, в которых появлялся Сталин. "Казалось, что Хрущев старался не только выбросить Сталина из пантеона великих советских вождей, но и удалить его из исторической памяти народа"[109].

"Хрущев с какой-то зоологической злобой и разнузданностью глумился над прахом Сталина, совершенно пренебрегая интересами государства и преследуя только свои личные, корыстные цели" (Шепилов).

Умалчивание, утаивание, искажение информации, подмена реальных событий мифологическими сюжетами привели к полному искажению в тогдашней партийной и публицистической печати всей истории 1930- 40-х г. "Под предлогом критики "культа личности" была вопиющим образом искажена личность Сталина, его деятельность, а также значительная часть советской истории"[110].

Всё это имело самые негативные последствия для страны и народа. "Миф, созданный Хрущевым из смеси правдивых фактов с многочисленными искажениями исторической правды и логики, стал разрушительным средством огромной мощности и нанес немалый урон нашей стране и её союзникам"[111].

"Ни один враг не принёс столько вреда, сколько принёс нам Хрущёв, своей политикой в отношении прошлого нашей страны и государства, а также в отношении Сталина" (Устинов).

● Во второй половине 1950-х гг., при поддержке и покровительстве Хрущёва, произошла и фактическая реабилитация троцкизма. В партийной и публицистической печати больше не упоминалось о подрывной деятельности троцкистов, о фабрикации ими политических дел ("Шахтинский процесс", "дело славистов",…), о клевете на русский народ и его историю и т.д. Троцкистское прошлое теперь не только не являлось препятствием в политической или общественной деятельности, но даже окружалось в известных кругах ореолом "мученичества".

Тогда же вновь появились на публичной арене и стали делать быструю карьеру в политике, науке, культуре, других областях общественной жизни родственники казнённых при Сталине крупных партийно- номенклатурных работников, сотрудников ЧК-ГПУ, организаторов ГУЛАГа, в 1940- начале 50-х гг. пристроившиеся на скромных местах в академических институтах и старавшиеся не напоминать о себе лишний раз. Советские граждане не без удивления вновь услышали упоминание в положительном контексте имён Б. Кедрова[112], Лациса, Сванидзе и им подобных.

Не забыли и зарубежных друзей Троцкого. Так, президент Мексики Карденас, в 1937 г. пригласивший "демона революции" в свою страну и предоставивший ему политическое убежище, в 1955 г. стал лауреатом Международной Сталинской премии "За укрепление мира между народами" (словно бы в насмешку над этой премией). В 1961 г. Карденас был "избран" председателем т.н. Всемирного Совета Мира.

Содействие троцкистов, либералов, творческой интеллигенции

В своей кампании дискредитации Сталина Хрущёв обоснованно рассчитывал на поддержку сохранившихся в партийно-политическом аппарате троцкистов и троцкистски- мыслящих. Одним из главных его сторонников стал Микоян, в 1930-х гг. оказывавший скрытое противодействие борьбе Сталина против троцкизма.

"Микоян очень связан с Хрущёвым. Я думаю, что он и настраивал Хрущёва на самые крайние меры" (Молотов).

Антисталинскую кампанию Хрущёва деятельно поддержала хотя и немногочисленная, но весьма шумная и крикливая группировка либерально- космополитической интеллигенции, включавшая многих потомков и родичей необоснованно репрессированных, как они говорили, комиссаров в пыльных шлемах. Хотя не так давно представители этой группировки громче других славословили "вождя и учителя, друга всех трудящихся, корифея всех наук, гениального продолжателя дела великого Ленина Иосифа Виссарионовича Сталина", но, разумеется, клеветать на Сталина и на эту страну им было куда сподручнее.

Творческая интеллигенция услужливо поддержала и большинство экономических, особенно сельскохозяйственных мероприятий Хрущёва. Так, его кукурузная кампания направлялась вейсманистами, среди которых имелось немало поклонников "блестящего Троцкого"[113]. Обоснование ликвидации "примитивного личного хозяйства" колхозников, якобы уже "неэффективного" в эпоху "всеобщего расцвета колхозного строительства", давала экономист Т. Заславская[114], позднее член т.н. Межрегиональной депутатской группы, имевшей сходную политическую ориентацию. То же было с кампаниями по "освоению целины", "ликвидации неперспективных деревень" и другими подобными мероприятиями Хрущёва.

 

"И не раскаялись они в убийствах своих"

 

После хрущёвской реабилитации уцелевшие основатели ЧК-ГПУ- ГУЛАГа и другие комиссары в пыльных шлемах, а также их родичи вернулись в Москву, кое-кто и на "свой" Арбат. Большинство получило престижную работу, льготы, привилегии, бесплатные путёвки в дома отдыха. Вскоре некоторые из них написали мемуары.

Воспоминания репрессированных во второй половине 1930-х гг. представителей советской номенклатуры, равно как и тех, кто попал в лагеря за мужей и отцов, были, по большей части, весьма однотипными. Они состояли из описания своих страданий, анафем Сталину, "девятьсот проклятому году", "необоснованным репрессиям кристально честных ленинцев". Авторы умалчивали, что "кристально честные" – комиссары продотрядов, крупные чекисты, организаторы концлагерей, лидеры ВКП(б),… – уничтожили множество людей. Так, Ларина (Лурье), жена Бухарина, представляя своего мужа жертвой необоснованных репрессий, ни словом не обмолвилась, например, о голосовании Бухарина за расстрел обвиняемых по Шахтинскому делу ("Сталин предлагал никого не расстреливать по Шахтинскому делу, но мы с Томским и Рыковым сговорились и голосонули за расстрел" (Бухарин)). Позже инженеры- шахтинцы были признаны обвинёнными лож­но. Однако утверждения: "Бухарин, Рыков, Томский – невинные жер­твы" и "осуждённые по Шахтинскому делу – невинные жертвы" – не могут быть истинными вместе. Равным образом, уцелевшие подельники Тухачевского, представляя его жертвой необоснованных репрессий, ничего не сообщали о его приказах расстреливать заложников, сжигать деревни, применять против восставших крестьян отравляющие газы. Обо всём этом авторы мемуаров не хотели ни говорить, ни слышать.

Потомки и родичи "необоснованно репрессированных кристально честных большевиков" в своих мемуарах не писали и о том, были ли реабилитированы расстрелянные комиссарами в пыльных шлемах люди, компенсировали ли их семьям (если таковые остались) хотя бы по­тери имущества – их это не интересовало. Зато они учредили разнообразные комиссии по десталинизации и комитеты по правам человека, в которых гневно обличали "диктатуру тирана" и "кровавых палачей". Фамилий "палачей" они, впрочем, как правило, не называли, что было вряд ли удивительно, поскольку зачастую эти фамилии совпадали с их собственными.

 

Послесловие: Сталинизм.

 

Причины успехов

Сталин организовал эффективное управление политикой и экономикой Советского Союза в 1930- 40-х гг.; ставил и добивался выполнения широкомасштабных планов развития индустрии и сельского хозяйства, укрепления международных позиций СССР.

"Сталин… сумел наладить безупречно чёткую, согласованную, слаженную работу всех звеньев управления, добивался безусловного исполнения принятых решений" (Устинов).

Эти успехи были в значительной степени обусловлены выдающимися интеллектуальными и организационными талантами Сталина и соответствием его программы интересам народа (см. выше).

Высокоэффективными были и применявшиеся Сталиным приёмы социального управления:

Награды и наказания по заслугам

"Каждому следовало бы предоставить место, соответствующее услугам, которые он оказывает обществу" (Генри Форд).

Успешному решению возникавших перед страной в 1930- 40-х гг. экономических и политических задач содействовала сталинская кадровая политика, при которой продвижение по службе определялось деловыми качествами, а поощрения или наказания определялись заслугами или провалами в работе.

"Свидетельствую: заслужить доверие Сталина можно было исключительно реальными результатами при выполнении крупных, ответственных, истинно государственных задач, и ничем кроме" (Байбаков).

"При Сталине продвижение в высшие эшелоны управления осуществлялось только по политическим и деловым качествам - исключения, конечно, были, но довольно редкие, подтверждавшие общее правило. Главным критерием являлось умение человека на деле и в кратчайшие сроки изменить ситуацию к лучшему. Никакие соображения личной преданности и близости к вождю, так называемый "блат", не говоря уже о семейно-родственных связях, в расчет не брались…

Человек глубокого аналитического ума, решительный, волевой и целеустремленный, Сталин поощрял такие же качества и у своих подчинённых, испытывая очевидную симпатию к людям твёрдых и независимых суждений, способным отстаивать свою точку зрения перед кем угодно, и, наоборот, недолюбливал малодушных, угодливых, стремящихся приспособиться к заранее известному мнению вождя" (Бенедиктов).

Принцип соответствия наград заслугам Сталин применял и к себе.

"Разговор зашёл о присвоении Сталину звания Героя Советского Союза после войны. Сталин сказал, что он не подходит под статус Героя Советского Союза. Героя присваивают за лично проявленное мужество. "Я такого мужества не проявил", – сказал Сталин. И не взял Звезду. Его только рисовали на портретах с этой Звездой" (Молотов).

Знание течения обстоятельств; следование за ними

В своей деятельности Сталин всегда учитывал сложившуюся обстановку и ход событий.

"Дела в Поднебесной идут, следуя своей природе. Ни при каких усилиях не заманишь мышь на кошку, муху на лед. Как и не отогнать мух дохлой рыбой, наоборот, их налетает ещё больше. Когда ударят холода, народ тянется к теплу. Когда обрушится жара – к холоду. У него нет постоянного прибежища, почуяв выгоду он стекается, когда её нет – уходит.

Тот, кто правильно оценивает обстановку, непобедим. Сколько бы ни было земли у его противника, как бы многочисленно ни было его войско, толку от этого никакого" (Люйши чуньцю).

Особенное значение для успеха сталинской программы имело следование народным стремлениям:

"Правильно выражать то, что народ сознает – это именно и есть то необходимое условие…" (Сталин).

"На протяжении 30-х годов происходил поворот руководства, его политики к национальным истокам" (Фроянов).

"Первые цари во главу угла ставили следование народному сердцу и потому добивались славы и побед. Они стремились к пользе народа и никогда о ней не забывали, потому порядок во всех службах устанавливался сам собой" (Люйши чуньцю).

Правильный выбор времени действия

В своей борьбе против троцкистской оппозиции, во внутренней и международной политике Сталин считал важным выбрать подходящее время, и наступления нужного момента он был готов ждать сколько потребуется, даже годами.

"Трудность или легкость любого дела не только в его малости или величине, но и в чувстве момента. Человек, даже обладающий знаниями, не добьётся успеха, если не будет учитывать время. Муж, владеющий дао, не видя удобного момента, скрывается, терпеливо дожидаясь своего часа...

Если невовремя и неумело пустишь в ход самые лучшие войска, то от них будет пользы не больше, чем от самых плохих солдат…

Когда приходит час, человек в холщовой одежде становится сыном неба, а простой человек сводит счёты с обладателем десяти тысяч колесниц. Потому ничто так не ценит мудрец, как время" (Люйши чуньцю).

Интересы государства

При решении всех политических или экономических вопросов на первом месте для Сталина стояли интересы государства.

"Вопрос, заданный мной Сталину, касался того, как совместить наш пакт с русско-французским договором 1936 года. На это Сталин лаконично ответил: "Русские интересы важнее всех других"" (Риббентроп).

Основа государства – народ

Успехи Сталина и в созидательном строительстве и в борьбе против организованных преступных группировок во многом были обусловлены его обращением за содействием к народу. В своей политической программе он не только выражал интересы широких масс трудового народа, но и постоянно стремился выдвигать народные таланты: поддерживал, поощрял их, ставил в пример, назначал на руководящие должности – можно сказать, задействовал народный капитал; вызывал силы народа для реализации своего проекта. Многие талантливые политические, хозяйственные и военные руководители сталинского времени были родом из русской глубинки.

"Гениальность Сталина как вождя, организатора страны, прежде всего заключалась в том, что он сумел дать возможность другим людям раскрыть достоинства своего ума, таланта и способностей" (Романенко).

Моральная атмосфера

Фактором успехов созидательной программы Сталина стало создание в стране такого нравственного климата, когда честный труд поощрялся, а ловчилы и проходимцы чувствовали себя неуютно.

"Осушение болот"

Другим фактором успехов сталинской программы стало оздоровление социальной среды – борьба с паразитами и мафиозными кликами в разных областях общественной жизни. Устранение жуликов и воров предоставило людям возможность работать на себя, своё государство, а не на группы мошенников.

Отклик народа

"Между вещами существует взаимный отклик. Когда есть истинное правление – есть и истинные свершения.

Где воды глубоки - там водятся рыбы и черепахи. Где деревья густы - там гнездятся птицы. Если властитель умён - у него на службе появляются герои" (Люйши чуньцю).

Подавляющая часть населения Советского Союза позитивно восприняла поворот от "мировой революции" к обустройству своей страны и другие принципы сталинской политики: поддержку талантов; поощрение за заслуги; прославление производительного труда; реабилитацию русской истории; борьбу против мафий, дегенеративного искусства и т.д. Принципы политики Сталина вошли в резонанс с моральными ценностями и нравственными идеалами основной, производительной части народа и привлекли к нему множество людей.

"Если верность государственного мужа справедливости известна, к нему обязательно потянутся" (Люйши чуньцю).

Одним из результатов этого отклика- резонанса стало воодушевление, трудовой энтузиазм – можно сказать: дополнительный, неоплачиваемый вклад народных сил и средств в сталинский проект.

"Когда народ вдруг получает возможность послужить высшему, он устремляется туда, как водный поток – кто может его удержать?"

Другим результатом стало доверие народа к руководителю государства – один из решающих факторов политических и экономических успехов любой страны.

"Властитель должен внушать доверие. Доверие и ещё раз доверие. Без доверия добиться успеха в делах невозможно. Куда бы ни достигло доверие - там всё становится управляемым… Доверие это то, с чего начинается и чем заканчивается" (Люйши чуньцю).

"Вера в слова главы государства – великое дело" (Хуайнань цзы).

Доверие народа к Сталину усиливала его способность откровенно говорить о достижениях и недостатках.

"В мастерстве уговоров, убеждения и управления нет ничего важнее искренности. Если человек искренен, его душа будет услышана другим человеком" (Люйши чуньцю).

"Ловлю себя на мысли, что меня обманывали все лидеры, при которых мне довелось жить. Все, кроме Сталина" (Чуев).

"За Сталина мы жизнь свою отдадим, мы выполним любое его задание" (Водопьянов).

Когда немцы предложили обменять его сына Якова, захваченного во время войны в плен, на фельдмаршала Паулюса, он не дал согласия на такой обмен – чтобы не разрушить веру народа в Сталина.

Моральный долг

"Побудительным мотивом действия должен являться долг, а его исполнение должно быть искренности. Если мотивом действия не является долг, а его исполнение неискренне, то даже если люди несведущие сочтут результат победой, это – поражение. Если мотивом действия является долг, а его исполнение искренне, то даже если люди несведущие сочтут результат поражением, это – победа" (Люйши чуньцю).

Факторы деградации

Социальные системы меняются с течением времени: либо постепенно модифицируются, либо становятся нежизнеспособными, "истлевают" и разрушаются в короткие сроки.

Советский Союз рухнул менее чем через сорок лет после ухода из жизни Сталина. Этому в немалой степени способствовали фатальные изъяны сталинского социально-политического проекта:

● Прежде всего, неустранимые дефекты были присущи теории, на которой основывалась экономика и идеология сталинского СССР – марксизму-ленинизму, который, при всех прагматических изменениях и теоретических поправках, внесённых в него Сталиным, не изменил в своих ключевых положениях характера материалистического и редукционистского лжеучения[115].

● Далее, если высокие административно- производственные должности – министров, директоров предприятий, руководителей КБ и т.д. – в сталинское время путём жесткого целевого отбора заняли лица, успешно решавшие поставленные перед ними экономические и технические задачи, то в высшем партийном органе (Политбюро), определявшем направление развития страны, к началу 1950-х гг. обосновалась кучка беспринципных политиканов, клявшихся в своей верности "великому Сталину", "делу построения коммунизма" и пр., но способных лишь к интригам и мимикрирующей демагогии.

● Ряд кадровых назначений Сталина, решая определённые конъюнктурные задачи, вошёл в противоречие с объявленными им же принципиальными программами. Так, утверждение С. Вавилова в 1945 г. президентом Академии наук вызвало положительный отклик у зарубежных учёных, занимавшихся атомным шпионажем для СССР, но подорвало сталинский же курс на поддержку патриотического движения и борьбу с космополитизмом. Аналогичным образом, щедрые награды Сталина Эренбургу, А. Толстому стимулировали их и других писателей в выполнении пропагандистско-идеологических заказов, но подрывали доверие народа к сталинской политике, которую лицемерно-фальшивые и художественно ничтожные опусы этих конъюнктурщиков только компрометировали.

● Сталин пользовался услугами представителей организованных преступных группировок, сильно недооценивая их опасность. Между тем, в царской России наём полицией агентов вроде Азефа -

"преступный тип, которого специальная польза, подобно цианистому калию, граничит со смертельной опасностью" (М.О. Меньшиков)

- привёл к самым печальным последствиям для государства.

● От народа были, в целом, скрыты размеры послереволюционного террора и подрывной деятельности осуждённых во второй половине 1930-х гг. троцкистов. Это не только фальсифицировало историю, но и впоследствии дало их сообщникам повод требовать реабилитации "необоснованно репрессированных кристально честных ленинцев".

● Сталинское правительство не предприняло достаточных усилий для справедливого награждения за общественные заслуги. Например, когда после окончания Великой Отечественной войны "герои Ташкентского фронта" с присущей им наглостью стали оттеснять ветеранов от получения квартир, должностей, образования, этим притязаниям не было дано надлежащего отпора. Так, на физ-факе МГУ лишь частные усилия его декана А.А. Соколова и группы профессоров позволили организовать для фронтовиков подготовительные курсы.

● "Ленинградское дело" устранило из окружения Сталина значительное число талантливых политических руководителей, а также ослабило его позиции в Политбюро, убрав противовес группировке Берии- Маленкова- Хрущёва.

● Репрессии против Русской православной церкви, проводившиеся во время правления Сталина (во второй половине 1930-х гг. и после 1947 г.), нанесли большой ущерб его политике.

● Наконец, в СССР не были в достаточной степени подавлены организованные преступные группировки, хотя Сталин и предпринимал меры для борьбы с ними. Однако, как оказалось, ОПГ слишком глубоко внедрились в политические и общественные структуры государства, что было видно, например, из быстроты и всеохватности подрывных мероприятий, инициированных почти сразу же после ухода Сталина из жизни.

Этот комплекс объективных и субъективных недостатков сталинского режима ускорил деградацию СССР, завершившуюся в 1991 году разрушением страны.

 

Историческое наследие сталинизма

 

Не всё, что здесь цветёт, увянет!

Не всё, что было здесь, пройдёт!

     Ф.И. Тютчев

 

После Сталина внутренняя и внешняя политика страны существенно изменилась, а в 1991 г. на территории бывшего СССР образовались государства с совсем иным социальным строем. Однако многие достижения сталинского периода имели длительный эффект и оказали значительное воздействие на историю.

Прежде всего, фундаментальным историческим фактом явилось ключевое событие 1930-х годов – победа сталинизма над троцкизмом. Если система, созданная представителями трудящихся в Сов. России в первой половине 1920-х гг., была направлена на подавление коренного населения и использование ресурсов захваченной страны для прямой или косвенной агрессии против других государств, то уже через десятилетие ситуация радикально переменилась: СССР провозгласил своими целями созидательный труд, достижение экономической независимости, взаимовыгодное сотрудничество между народами.

Значительными достижениями сталинской внутренней политики стали: создание индустриальной базы страны, перевод сельского хозяйства на современную технику, развитие науки. "Ценности, созданные в сталинское время, были настолько огромны, что ценности, доставшиеся от дореволюционной России, выглядят в сравнении с ними каплей в океане" (А.А. Зиновьев). При этом создание материальных и интеллектуальных ценностей в сталинском СССР сочеталось с организацией обороны от внешней агрессии и подавлением внутренних организованных преступных группировок – созидательная работа без защиты создаваемого от грабителей и воров имеет мало смысла.

Не менее значительными были достижения сталинского периода в ликвидации неграмотности, повышении уровня образования, развитии и распространении культуры. "Сталинский период был периодом беспрецедентной в истории человечества культурной революции, коснувшейся миллионных масс населения" (А.А. Зиновьев). При этом создание в сталинском СССР культурных ценностей сочеталось с борьбой против дегенеративного искусства – культивирование полезных растений невозможно без ликвидации способных всё заглушить сорняков.

В сталинский период осуществлялись мероприятия по организации досуга населения, многие из которых также имели долгосрочный эффект. "Во всех городах СССР от сталинского времени остались парки. Они изначально предназначались для массового отдыха людей. В них обязательно должны были быть читальный и игровые залы (шахматы, бильярд), пивная и мороженицы, танцплощадка и летние театры" (А.А. Зиновьев).

Значительное и длительное позитивное воздействие оказала проводившаяся в сталинское время борьба с тунеядством, паразитизмом, антиобщественным поведением, присвоением незаработанных богатств, сочетавшаяся с поощрением честного труда, работы для блага общества; прославлением передовиков и новаторов производства.

Это оздоровление социальной атмосферы или среды обитания, осуществлённое при Сталине, было аналогично очищению полей от сорняков или осушению болот. На чистых полях лучше растут полезные растения, а в здоровой местности исчезают комары и микробы. Между прочим, по приказу Сталина в кавказском регионе было произведено и непосредственное осушение заболоченных мест, путём посадки полезных деревьев, эвкалиптов:

"В Австралии жизнь для европейцев была невозможна из-за малярии. Единственным спасением было насаждение эвкалиптовых лесов. Посадка миллионов эвкалиптов дала возможность строить города. Здесь на юге также имеются обширные заболоченные районы в Кутаисской губернии, в Рионской низменности. Я предложил нашим людям посадить эвкалипты… сейчас на побережье имеется полтора миллиона деревьев" (Сталин).

Улучшение социальной среды обитания, условий жизни дало многочисленные долгосрочные позитивные эффекты: рост численности населения[116]; его физическое, интеллектуальное, духовное оздоровление, а также – как отклик на изменение внешней среды – улучшение генетики. С каждым годом в сталинском СССР всё чаще можно было встретить красивых людей, здоровых детей.

Во внешней политике главным достижением сталинского периода стало обеспечение независимости страны, её защиты от прямой военной агрессии и от неоколониального грабежа. Создание ракетно- ядерного щита, установление военного паритета с западным блоком в более позднее время также были подготовлены усилиями Сталина.

Длительный исторический эффект оказало совершённое в сталинское время воссоединение украинцев, белорусов, литовцев в своих государственных образованиях; возвращение Украине и Белоруссии их западных частей, Литве – Вильнюса и прилегающих областей, ранее оккупировавшихся Польшей. Немалое историческое значение имело и расширение территории Польши на запад, на прежние славянские, а потом онемеченные земли.

Фактором всемирной значимости явилась поддержка сталинским СССР антиколониальных и национально-освободительных движений. Достижение независимости Индией, другими странами Азии и Африки вряд ли было бы возможно без моральной и материальной поддержки со стороны Советского Союза. Впрочем, сама сталинская программа также имела в известной степени национально- освободительный характер и в этом качестве оказала заметное влияние на многие тогдашние антиимпериалистические движения.

Фундаментальным, имевшим долгосрочный исторический эффект достижением сталинизма стала организация отпора продвижению мирового фашизма; притом разным его видам – как прямой гитлеровской агрессии, так и "вторжению без оружия" – захвату государственных и общественных структур организованными преступными группировками с нацистской/ религиозно-фашистской идеологией.

Опыт; примеры; уроки

Сталинский период оставил богатый, имеющий большое значение для будущего опыт, даже когда поставленные тогдашним руководством страны цели не были достигнуты или были позже отброшены.

● Прежде всего, это был грандиозный исторический эксперимент по построению государства для народа – основной части населения. Если в прежние времена аппарат государства обеспечивал интересы, прежде всего, класса его богатых граждан –

"При неоднократном и внимательном созерцании всех процветающих ныне государств я могу клятвенно утверждать, что они представляют не что иное, как некий заговор богачей, ратующих под именем и вывеской государства о своих личных выгодах" (Томас Мор, канцлер Англии).

"Национальные комитеты миллиардеров, называемые правительствами…" (Ленин).

– то Сталин попытался создать социальную систему, которая реализовывала бы цели и интересы всех трудящихся. Это достигалось не только национализацией средств производства, не только постоянным выдвижением кадров снизу, но и постановкой (и дальнейшим контролем за исполнением) высшим руководством страны экономических и политических задач, отвечающих интересам народа. Сталинский опыт показал, что такие государства могут существовать не только в утопических проектах, но и в реальности. Хотя эта попытка и завершилась поражением, но она была небезуспешной – "каждое обретённое знание – это оружие"; тем более, что знание необратимо.

● Далее, сталинский режим дал пример или опыт организации вертикально интегрированного хозяйства, притом нацеленного на благо общества в целом (в отличие от современных частно- капиталистических вертикально интегрированных холдингов, ориентированных на частную прибыль, да притом нередко руководимых представителями наследственных преступных кланов).

● Сталинское время дало опыт эффективной организации народа на производительный труд; многочисленные примеры созидательной деятельности для блага общества.

● Также оно дало примеры эффективного подавления крупных организованных преступных группировок и мафий, в разных областях – политике, идеологии, культуре, науке.

Эти примеры имеют особенное значение для нынешних национально-освободительных движений: какими бы напористыми, наглыми, "всё контролирующими", "всё схватившими" ни представлялись организованные преступные группировки или государственно- террористические образования, падать духом не следует –

"Их можно бить! Их нужно бить!"

– и в истории есть пример победы над ними Сталина.

"Для того, чтобы выжить, нужна ясность понимания, что произошло. Я вспоминаю начало войны, окружение. Немцев тогда было в десятки раз больше чем нас. В отличие от нас, они были сыты, обуты, лучше вооружены. Многим из моих сослуживцев казалось, что мы обречены на смерть. Одни решили: "Мы умрём". И пошли сдаваться в плен. И погибли. Другие решили: "Мы обречены, поэтому подороже продадим свои жизни". И, действительно, две трети из них были убиты. Но оставшиеся стали победителями" (А.А. Зиновьев).

● Наконец, Сталин оставил, в качестве исторического наследства или опыта, примеры своей тактики, методов действий и в организации созидательной работы и в борьбе против ОПГ, изучение которых даёт возможности определить как причины его успехов, так и факторы его неудач (см. выше) и, соответственно, воспользоваться этим опытом, особенно важным в современном мире.

 

Сталин сегодня

 

Историческое наследие сталинизма, его опыт государственного строительства, организации производительного труда и нейтрализации мафиозных клик, изучается и учитывается сегодня самыми разными политическими силами, от патриотических и национально- освободительных движений до либералов и руководителей государственно- террористических образований, "сеющих огонь по всему миру".

Для многих либералов- космополитов – потомков и родичей комиссаров в пыльных шлемах – имя Сталина является символом всего самого отрицательного. Они ненавидят его и за суды над "кристально-честными ленинцами", и за утрату своей власти, и за потерю богатств, положения, квартир на Арбате. С конца 1980-х гг. ими была развернута новая антисталинская кампания – поток мемуаров, журналистики, "художественных" книг – значительно превосходившая по своей ожесточённости даже кампанию времён Хрущёва.

Беллетристически- публицистические сочинения 1980- 90-х гг. потомков репрессированной советской партноменклатуры (детей Арбата) не отличались разнообразием – их основное содержание составляли проклятья Сталину и сожаления о судьбах кристально-честных большевиков[117]. Некоторым отличием от хрущёвского периода было, пожалуй, лишь то, что представители российской демократической интеллигенции теперь иногда явно высказывали, помимо отношения к Сталину, и своё отношение к этой стране вообще: "Мне это громадное, нелепое, дикое государство отвратительно" (Б. Окуджава[118]).

Крайне отрицательное отношение либерально- космополитических кругов ко внутренней и внешней политике Сталина вызывало у них резко аллергическую реакцию и на любые действия, направленные на защиту национальных интересов страны и коренного населения. Когда раздавались требования привлечь к суду мошенников и казнокрадов, протесты против распространения наркотиков и бесчинств этнических банд, многие представители прогрессивной и демократической интеллигенции России патетически- негодующе восклицали:

"Неужели вы хотите, чтобы повторился 37 год?!"

Неистовая антисталинская кампания, развёрнутая в России либерально- космополитическими кругами при активной поддержке из-за рубежа имела целью не только утвердить, по возможности, в общественном сознании страны сугубо негативные оценки сталинской эпохи, но и не допустить появления нового Сталина, способного воспрепятствовать реваншу троцкистов и трансформировать политику государства к выражению интересов народа. В этом она, можно сказать, следовала рекомендациям руководителя РСХА Гейдриха по организации на временно оккупированных территориях СССР промывания мозгов:

"Гейдрих сказал буквально следующее: "На Востоке в самое короткое время необходимо создать мощную информационную службу, которая должна работать столь безошибочно и слаженно, чтобы ни в одном районе Советского Союза не смогла возникнуть такая личность, как Сталин. Опасны не массы русского народа сами по себе, а присущая им сила порождать такие личности, способные, опираясь на знание души русского народа, привести массы в движение"" (Шелленберг).

С другой стороны, патриотические и национально- освободительные движения в разных странах, в т.ч. в современной (2013 г.) России, обращаются к образу и делам Сталина как примеру для подражания в организации народа на созидательный труд, на отпор мафиозным кликам, неоколониалистам, фашистам. Сталинское время упоминают в положительном смысле и защитники русского языка, и борцы с извращениями истории, и противники этномафиозных кланов, дегенеративного искусства, псевдонаучного шарлатанства.

"Как выйти из экономической и духовной разрухи, из унизительного состояния, в котором оказалась наша ещё недавно такая великая держава? Как и где искать выход? У наших сегодняшних заокеанских наставников? У кабинетных экономистов-перевертышей? У лидеров разных партий, занятых своей политической судьбой? Нет, эти люди могут вести лишь в ту сторону, где светит им, но не нам. Нет, выход следует искать в нашем прошлом – героическом и трагическом, в самой сути нашего исторического пути" (Н.К. Байбаков).

В социологических опросах Сталин уверенно занимает ведущее место как выдающийся политический деятель своей эпохи. По данным Русской Православной церкви, в большинстве храмов России прихожане подают записки об упокоении души И.В. Сталина.

 

Оценки Сталина

 

А.А. Зиновьев:

Нужно много-много думать, чтобы разобраться…

Сталинский период был периодом беспрецедентной в истории человечества культурной революции, коснувшейся миллионных масс населения. Потом, когда образование и культура стали само собой разумеющимися, это состояние исчезло и забылось. Но оно было и сыграло свою историческую роль. Оно являлось одним из выдающихся достижений сталинской социальной стратегии.

Мы разгромили сильнейшую армию в мире… Затем было превращение нашей страны во вторую сверхдержаву, запуск спутника… первый выход человека в космос, создание лучшей в мире системы образования и многое другое.

Никакой другой деятель в истории не добился такого успеха, как Сталин. И ненависть к нему до сих пор не угасает не столько из-за причиненного им зла (многие в этом отношении превзошли его) сколько из-за его беспримерного успеха.

 

Н.К. Байбаков:

Я вижу свой долг в том, чтобы рассказать о Сталине объективно, показать, в чем заключалась его магическая сила вождя, умевшего владеть самыми драматическими ситуациями в стране и в мире, неотступно держать под личным контролем всё государственное руководство столько лет, в том числе и в годы, когда решалась судьба нашего Отечества. Его сила в том, что он умел сразу схватывать самую суть любого события или явления, судьбоносного для народа, искал истину путем сопоставления многих данных и мнений.

Никогда, ни разу не принимал пустых, расплывчатых директив, а с особой тщательностью продумывал и определял все пути к безусловному, верному решению и его выполнению.

Личность Сталина как человека и вождя до сих пор мало осмыслена, она будет привлекать к себе внимание всё новых и новых поколений, как и вся эпоха, связанная с его именем, – эпоха величайшего взлета России.

 

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий):

Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину.

Г.К. Жуков:

Свободная манера разговора, способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большая эрудиция и редкая память даже очень искушенных и значительных людей заставляли во время беседы с И.В. Сталиным внутренне собраться и быть начеку… Русский язык знал отлично и любил употреблять образные литературные сравнения, примеры, метафоры… Писал, как правило, сам от руки. Читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях. Его поразительная работоспособность, умение быстро схватывать материал позволяли ему просматривать и усваивать за день такое количество самого различного фактологического материала, которое было под силу только незаурядному человеку. Трудно сказать, какая черта характера преобладала в нём. Человек разносторонний и талантливый, он не был ровным. Он обладал сильной волей, характером скрытным и порывистым. Обычно спокойный и рассудительный, он иногда впадал в раздражение. Тогда ему изменяла объективность, он буквально менялся на глазах, ещё больше бледнел, взгляд становился тяжелым и жестким. Не много я знал смельчаков, которые могли выдержать сталинский гнев и отпарировать удар…

Как военного деятеля И.В. Сталина я изучил досконально, так как вместе с ним прошёл всю войну. И.В. Сталин владел вопросами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими с полным знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах... В руководстве вооруженной борьбой в целом И.В. Сталину помогали его природный ум, богатая интуиция. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную крупную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим.

 

А.М. Василевский:

Сталин не был военным человеком, но он обладал гениальным умом. Он умел глубоко проникать в сущность дела и подсказывать военные решения.

 

И.Х. Баграмян:

В тот памятный вечер, оставивший у меня неизгладимое впечатление, И.В. Сталин не раз по ходу доклада и в процессе его обсуждения также разъяснял нам, как наилучшим образом использовать боевые свойства пехоты, танков, авиации в предстоящих летних операциях Красной Армии… Я понял, что во главе наших Вооруженных Сил стоит не только выдающийся политический деятель современности, но также и хорошо подготовленный в вопросах военной теории и практики военачальник.

 

А.И. Еременко:

В его образе отчётливо выделялась сила, здравый смысл, чувство реальности, широта познаний, изумительная внутренняя собранность, тяга к ясности, неумолимая последовательность, быстрота и твёрдость решений, умение молниеносно оценивать обстановку, ждать, не поддаваясь искушению, хранить грозное терпение.

 

А.И. Покрышкин:

Я выращен Сталиным и считаю, что, если бы во время войны нами руководили слабые люди, мы бы войну проиграли.

 

Д.Ф. Устинов:

Сталин обладал уникальной работоспособностью, огромной силой воли, большим организаторским талантом. Понимая всю сложность и многогранность вопросов руководства войной, он многое доверял членам Политбюро, ЦК, ГКО, руководителям наркоматов, сумел наладить безупречно четкую, согласованную, слаженную работу всех звеньев управления, добивался безусловного исполнения принятых решений. При всей своей властности, суровости, я бы сказал жесткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений... Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооруженных Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках.

 

И.А. Бенедиктов:

При Сталине продвижение в высшие эшелоны управления осуществлялось только по политическим и деловым качествам – исключения, конечно, были, но довольно редкие, подтверждавшие общее правило. Главным критерием являлось умение человека на деле и в кратчайшие сроки изменить ситуацию к лучшему. Никакие соображения личной преданности и близости к вождю, так называемый "блат", не говоря уже о семейно-родственных связях, в расчёт не брались.

М.М. Громов:

Сталин сделал поворот в моей жизни. Это был деятель большого государственного диапазона... Имел свойство магически действовать на должностных лиц, вдохновлять их на героические подвиги. Сталин был руководителем, не терпящим в работе шаблонов, обмана, общих фраз, карьеризма и подхалимства.

 

А.А. Громыко:

Что бросалось в глаза при первом взгляде на Сталина? Где бы ни доводилось его видеть, прежде всего обращало на себя внимание, что он человек мысли. Я никогда не замечал, чтобы сказанное им не выражало его определенного отношения к обсуждаемому вопросу. Вводных слов, длинных предложений или ничего не выражающих заявлений он не любил. Его тяготило, если кто-либо говорил многословно и было невозможно уловить мысль, понять, чего же человек хочет. В то же время Сталин мог терпимо, более того, снисходительно относиться к людям, которые из-за своего уровня развития испытывали трудности в том, чтобы чётко сформулировать мысль.

Речам Сталина была присуща своеобразная манера. Он брал точностью в формулировании мыслей и, главное, нестандартностью мышления… Его внимание, память, казалось, если употребить сравнение сегодняшнего дня, как электронно-вычислительная машина, ничего не пропускали.

Что касается зарубежных деятелей, то следует добавить, что Сталин их не особенно баловал своим вниманием. Уже только поэтому увидеть и услышать Сталина считалось у них крупным событием…

 

В. Похлёбкин:

Сталин создал богатую державу из разорённой, нишей, отсталой страны. Его же "наследники" своим нерадивым и бездарным правлением превратили богатую страну в нищую.

Как же после всего этого, вопреки ясным историческим фактам, у нынешних русских лакеев американского империализма поворачивается язык осуждать Сталина и Советскую власть <сталинский СССР> за разорение страны, когда в этом исключительно виноваты те, кто отошел от сталинских принципов руководства, кто всячески поносил их в течение почти 40 лет, прошедших после смерти Сталина, кто стал ренегатом партии и предателем страны и трудящегося народа?

Исторического деятеля оценивают не по словам, а по делам, а главное – по основным конечным результатам его политической и государственной деятельности. И эти результаты в смысле построения и укрепления государства - экономически, внешнеполитически, и в военном отношении у Сталина могут оцениваться только высшим баллом, чего никак нельзя сказать ни об одном из его преемников.

 

Иеромонах Евстафий (Жаков):

По большому счёту ведь история нашей страны – это история тех, кто борется с русским народом, история тех, кто является русофобами, и история тех, кто всё-таки противодействует русофобии, кто всё-таки, в конечном счёте, в трудной борьбе защищает нашу страну, нашу землю, наш народ. И Сталин был человек, который противопоставил, порой даже предельно жестоким образом – свою жёсткость этой всемирной русофобии, которая и сегодня направлена на то, чтобы уничтожить русский народ и завладеть его территорией. Величие Сталина в том, что он не поддался русофобам, что он гениально разгромил "верных ленинцев".

 

И.Я. Фроянов:

Сталин национализировал Октябрьскую революцию, провозгласив лозунг "Построение социализма в отдельной стране". Это, на мой взгляд, было благом для исторической России. Я даже склонен утверждать, что, выдвинув план построения социализма в отдельной стране, в России, Сталин тем самым спас Россию от уничтожения. В этом его крупная историческая роль в судьбах России и русского народа. На мой взгляд, особенно любопытно, что Сталину удалось сделать то, о чем в свое время мечтал Данилевский. Данилевский, как известно, мечтал о создании всеславянского союза во главе с Россией. Он полагал, что создание такого союза сделает Россию непобедимой. Сталин создал этот союз в своеобразной форме стран социалистического содружества.

 

А. Вертинский:

После концерта < в 1934 г. в Иерусалиме> со мной познакомился человек, который имел там свою автомобильную контору. Он был русским и православным, и именно он взялся показать мне все святыни храмов Гроба Господня, а потом пригласил меня обедать к себе домой. Каково же было моё изумление, когда, войдя, я увидел на стене в его кабинете огромный портрет Сталина!… "Так вот куда проникло влияние этого человека! - думал я. В цитадель христианства! В колыбель старого мира!" Я был настолько поражён этим, что долго стоял с разинутым ртом, глядя на портрет.

А.Е. Голованов:

С Василевским у него была интересная история. Мне Александр Михайлович рассказывал, как Сталин пригласил и стал расспрашивать о родителях. А у него отец - сельский священник, и Василевский с ним не поддерживал отношений. "Нехорошо забывать родителей, - сказал Сталин. - А вы, между прочим, долго со мной не расплатитесь!" – подошел к сейфу и достал пачку квитанций почтовых переводов. Оказывается, Сталин регулярно посылал деньги отцу Василевского, а старик думал, что это от сына. "Я не знал, что и сказать", - говорит Василевский.

 

М.А. Шолохов:

Да, был культ личности, но была и личность.

 

Уинстон Черчилль:

Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе.

Сталин обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям.

 

И. Риббентропп:

Сталин намного превосходит Рузвельта и Черчилля по своим военным и государственным способностям; он единственный, кто действительно заслуживает уважения.

 

Г. Мюллер:

Сталин стоит неизмеримо выше всех лидеров западных держав.

 

А. Гарриман:

И.В. Сталин обладает глубокими знаниями, фантастической способностью вникать в детали, живостью ума и поразительно тонким пониманием человеческого характера. Я нашел, что он лучше информирован, чем Рузвельт, более реалистичен, чем Черчилль, и, в определенном смысле, наиболее эффективный из военных лидеров.

 

Дж. Кеннан:

Пожалуй, наш век не знал более великого тактика. Его хорошо разыгранное хладнокровие и непритязательность  было только ходом в тактической игре, продуманной им как у настоящего гроссмейстера.

 

Шарль де Голль:

Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел "приручать" своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений.

 

Анна Луиза Стронг:

"Вожди приходят и уходят, а народ остаётся. Только народ бессмертен". Эти слова сказал Сталин, обращаясь в октябре 1937 года к советским рабочим-металлургам. В начале марта 1953 года Сталин ушёл, а народ остался. И народу предстояло определить место Сталина в истории.

Во всяком случае, мы знаем о деятельности Сталина следующее: в 1928 году он выдвинул программу построения социализма в одной стране – в отсталой, крестьянской стране, окружённой враждебным миром. Когда Сталин начинал своё дело, Россия была крестьянской, неграмотной страной; когда он скончался, Россия стала второй индустриальной державой мира. Сталину дважды пришлось решать задачу построения новой экономики: в первый раз до гитлеровского нашествия, и во второй раз – после войны, в результате которой страна покрылась руинами. Сталин был организатором этой работы; вот почему он заслужил вечную славу.

 

М.П. Лобанов:

То, что Сталин сделал – не в теории, а на практике – не просто бросил вызов, а противопоставил всю мощь возглавляемой им мировой державы Западу, американскому финансовому капиталу – навсегда останется в истории и придет ещё время для этого наследия.

 



[1] её краткое описание см. выше

[2] А.Г. Зверев - нарком (затем министр) финансов СССР в 1937- 60 гг.

[3] Ср. также "Настоящий правитель думает о будущем благе Поднебесной. Хотя бы выгода была вдвое больше в настоящий момент, но не соответствовала выгодам в будущем – он не совершает этого" (Люйши чуньцю).

[4] Продажа зерна на экспорт составляла незначительную часть от его общей до­бычи; напр. в 1930 г. 4,8 млн. тонн при сборе 83,5 млн. тонн. В 1933 г. выручка от экс­порта зерна составила лишь 8% от общих экспортных доходов.

[5] Моргун Ф.Т. "Академик Трофим Лысенко, каким он был в действительности", 2007 г., стр. 26. В марте 1941 г. за разработку и внедрение методики летних посадок картофеля Т.Д. Лысенко вместе с группой коллег была присуждена Сталинская премия первой степени. После начала войны Т.Д. Лысенко перечислил свою часть премии на нужды фронта.

[6] их руководящий состав формировался в середине 1920-х гг. под сильным вли­янием троцкистов и других лиц, оппозиционных к сталинскому режиму: Горбунова, Муралова, Яковлева,…

[7] следует иметь также в виду, что с 1921 по сентябрь 1939 гг. значительная часть Украины и Белоруссии находилась под польской оккупацией

[8] Бережков В. "Рядом со Сталиным", М., 1998 г., стр. 253.

Нелишне добавить, что всё это были натуральные продукты, а не наполненные различными вкусовыми и консервирующими добавками, а то и геноизменённые фальсификаты, завёрнутые в красивые упаковки.

[9] Яковлев А.С. "Цель жизни", М., 2002 г., стр. 107-108.

Между тем, в царской России за год выпускалось авиамоторов столько, сколько во Франции за 5 дней.

[10] Яковлев А.С., цит. соч., стр. 76.

[11] Яковлев А.С. "Цель жизни", М., 2002 г., стр. 133. А.С. Яковлев - авиаконструктор, с 1940 года заместитель наркома авиапромышленности.

[12] Яковлев А.С. "Цель жизни", М., 2002 г., стр. 397.

[13] Чкалов В. "Наш трансполярный рейс", М., 1938 г., стр. 10-11.

[14] цит. по Яковлев А.С. "Цель жизни", М., 2000 г., стр. 401.

[15] Чкалов В.П. "Моя жизнь принадлежит Родине", 1954 г., стр. 46-47, 39; Чкалов В.П. "Наш трансполярный рейс", 1938 г., стр. 6.

[16] Годдард Р. (1882 - 1945 гг.). В 1913 г. подал заявку на изобретение ракетных аппаратов для подъема на большую высоту. С 1921 г. экспериментировал с ракетами на жидком топливе. В январе 1926 г. произвел первый успешный запуск жидкостной ракеты. Его именем назван кратер на Луне.

[17] Оберт Г. (1894 - 1989 гг.). 1923 г. - "Ракета в межпланетном пространстве".

[18] Байдуков Г.Ф. "Чкалов", М., 1975 г., стр. 8.

[19] Байдуков Г.Ф. "Чкалов", М., 1975 г., стр. 7.

[20] Чкалов В.П. "Моя жизнь принадлежит Родине", 1954 г., стр. 46-47. Чкалов В.П. "Наш трансполярный рейс", 1938 г., стр. 6.

[21] П. Ангелина "Люди колхозных полей", М., 1950 г., стр. 18.

[22] П. Ангелина "Люди колхозных полей", М., 1950 г., стр. 17, 23.

[23] так эвфемически называет себя финансово- политическая олигархия Запада и её прислужники

[24] фон Папен Ф. "Вице-канцлер Третьего рейха", М., 2005 г., стр. 105.

[25] Вертинский А. "Дорогой длинною", М., 1991 г., стр. 174 - 175. А. Вертинский побывал в Берлине в начале 1920-х гг. и описал в мемуарах свои впечатления.

[26] Вертинский А. "Дорогой длинною", стр. 175.

[27] там же

[28] 7 ноября 1918 г. в Мюнхене произошло "пролетарское" восстание под руководством К. Эйснера, театрального критика с.-д. газеты "Мюнхен пост". В апреле 1919 г. Бавария была провозглашена "советской республикой"; её возглавили Ойген Левине, Аксельрод и Левин, установившие режим террора. В мае 1919 г. их власть была сверг­нута.

[29] "В Веймарской республике… собрания правых постоянно прерывались и разгонялись радикалами левого крыла" (фон Папен, цит. соч., стр. 149). "Лучшая голова с лучшими идеями бессильна, если на неё обрушивается грубый кулак" (Гесс).

             [30] "этот договор гарантирует нам войну через двадцать лет" (премьер- министр Англии в 1916- 22 гг. Ллойд-Джордж); "это не мир; это перемирие на двадцать лет" (французский маршал Фош).

[31] именно в его адрес Эрих Кох сказал слова, приведённые в эпиграфе

[32] Э. Ханфштенгль - в 1920-х гг. советник Гитлера по вопросам прессы; в 1933- 37 гг. пресс- секретарь НСДАП. В 1937 г. бежал из Германии; во время войны был интернирован.

[33] фон Папен Ф. "Вице-канцлер Третьего рейха", М., 2005 г., стр. 287.

[34] Деларю Ж. "История гестапо", М., 2004 г., стр. 116.

[35] Деларю Ж. "История гестапо", М., 2004 г.

[36] Яковлев А. "Цель жизни", М., 2001 г., стр. 185.

[37] Фест И. "Адольф Гитлер", т. 1, 1993 г., стр. 271.

Небезынтересно, что через фирму Борзига шло, согласно материалам второго московского процесса, и тайное финансирование Троцкого. По показаниям троцкиста Пятакова, занимавшего в начале 1930-х гг. пост первого заместителя наркома тяжёлого машиностроения, Седов (сын Троцкого), во время встречи в Берлине, предложил ему делать заказы на закупки промышленного оборудования в фирмах "Борзиг" и "Демаг", которые будут отчислять часть денег в распоряжение Троцкого.

[38] фон Папен Ф., цит. соч.,  стр. 251.

[39] Не следует забывать, что НСДАП была не только антимарксистской, но ещё и социалистической, что вряд ли сильно вдохновляло немецких капиталистов.

[40] Между прочим, осень 1923 г. в Германии – это время гиперинфляции, когда за тысячу долларов можно было купить "шесть домов и "Луна-парк"" (см. выше).

[41] "Положение Германии было столь отчаянным, что очень многие молодые лю­ди соглашались надеть коричневую рубашку не потому, что это была форма наци­стов, а потому, что это была хотя бы какая-то рубашка" (Папен, цит.\соч., стр. 265).

[42] Додд У. "Дневник американского посла", М., 2005 г. стр. 458-459.

[43] П. Шмидт – переводчик МИДа в 1924- 45 гг., с 1935 г. переводчик Гитлера.

[44] Саарская область Германии, пограничная с Францией, после Первой мировой войны была передана на 15 лет под международное управление. В январе 1935 г. в ней, по решению Лиги наций, был проведён референдум, на котором более 90% населения высказались за воссоединение с Германией.

[45] Создание учебных школ для офицеров в Сов. России по соглашению 1921 г. руководства рейхсвера (фон Секта) с командованием РККА (Троцким) и пр.

[46] Г. Хильгер – в 1923- 41 гг. сотрудник, потом советник немецкого посольства в Москве. Переводчик Риббентропа во время августовских переговоров 1939 г. Сторонник сотрудничества Германии и России.

[47] во время захвата части Чехословакии

[48] Т.е. в случае если бы Франция, в соответствии со своими обязательствами, вы­ступила в защиту Чехословакии. Между прочим, также обладавшей немалой армией и развитой военной промышленностью.

[49] По оценке И. Феста, число жертв организованной весной-летом 1939 г. "санационным" руководством антинемецкой кампании составило примерно 7 тыс. человек.

[50] т.о. Сталин гораздо лучше понимал цели мировой демократии, чем Гитлер

[51] Жуков Г.К. "Воспоминания и размышления", т.1, 1987 г., стр. 287.

[52] Лацис М.И. (Судрабс) (1888 - 1938 гг.). В 1917 г. один из организаторов Красной гвардии. С мая 1918 г. член коллегии ВЧК, вскоре возглавил отдел ВЧК по борьбе с контрреволюцией. Летом 1918 г. заменял Дзержинского на посту председателя ВЧК. В 1919- 21 гг. председатель Всеукраинской ЧК; руководил Киевской ЧК. По данным комиссии Деникина, с апреля по август 1919 г. киевскими чекистами было убито около 10 тыс. человек.

Расстрелян 20 марта 1938 г. как враг народа.

2 июня 1956 г. реабилитирован как "пострадавший от необоснованных сталинских репрессий".

[53] Кедров М. (1878 - 1941 гг.). В 1918- 20-х гг. создавал, вместе с Эйдуком, концлагеря на севере России. С конца 1918 г. начальник Особого отдела ВЧК. Организатор массовых убийств, в которых принимала участие и его жена Ревекка Майзель, только в Архангельске лично расстрелявшая около 900 человек.

Расстрелян 28 октября 1941 г. как враг народа. В 1956 г. реабилитирован как "пострадавший от необоснованных сталинских репрессий".

[54] Н.Д. Жевахов – товарищ обер-прокурора Синода (сент. 1916 - февр. 1917 гг.).

[55] Жевахов Н.Д. "Воспоминания", т.2, 1927 г., стр. 19.

[56] В 1956 г. Англия, Франция и Израиль совершили агрессию против Египта.

Шпеер, министр вооружений Третьего рейха, и Ширах, руководитель Гитлерюгенда, в это время находились в берлинской тюрьме Шпандау, отбывая наказание по приговору Нюрнбергского трибунала за "участие в организации агрессивных войн".

[57] Адмирал Дениц также был осуждён Нюрнбергским трибуналом за "участие в организации агрессивных войн".

[58] в 1962 г. Дж. Хаксли был объявлен Американской ассоциацией гуманистов гуманистом года

[59] "Одним из самых выдающихся евгеников был американец Герман Маллер, еврей по материнской линии, получивший Нобелевскую премию в 1946 г. " (Глэд Дж. "Будущее эволюции человечества. Евгеника XXI века", М., 2005 г., стр. 112).

Евгенические проекты Мёллера были изложены им в книге "Out of night" (1935 г.), в "Манифесте генетиков" VII Международного генетического конгресса (1939 г.) и др. Он продолжал пропагандировать их и после войны. В 1963 г. Г. Мёллер был объявлен Американской ассоциацией гуманистов гуманистом года.

[60] См. выше раздел "Нацизм и троцкизм ".

Ср. также: "Размножение славян нежелательно" (рейхслейтер Борман министру по делам восточных территорий Розенбергу); "Десятки миллионов людей в этой стра­не станут лишними" (Геринг, "Зелёная папка", директива от 23 мая 1941 г. об эконо­мической эксплуатации СССР); "На территории России экономически оправдано про­живание пятнадцати миллионов человек" (приписывается премьер- министру Англии 1980-х гг. М. Тэтчер; отражает мнение истэблишмента Запада).

[61] фон Папен, цит. соч., стр. 569.

[62] Деларю Ж. "История гестапо", М., 2004 г., стр. 413.

[63] Так их называют в писаниях либералов- космополитов. Нелишне, впрочем, по­мнить, что эти гуманисты рекомендовали атомную бомбардировку Японии: "Четверо видных учёных, входивших в состав правительственного совета по ядерным делам, Комптон, Лоуренс, Оппенгеймер, Ферми, рекомендовали использование атомной бом­бы в войне против Японии" (Понтекорво Б. "Избранные труды", М., 1997 г., т.2, стр. 124. Б. Понтекорво (1913- 93 гг.) – физик, ученик Э. Ферми. В 1943- 48 гг. принимал участие в создании реактора на тяжёлой воде. В 1950 г. бежал в СССР). "Оппенгеймер и его коллеги по научному совету отклонили предложение о демонстрации бомбы… <по словам Оппенгеймера> никакая демонстрация бомбы не будет столь наглядной, как её применение в боевых условиях" (Геркен Грегг "Братство бомбы", М., 2008 г.).

[64] Судоплатов П.А., "Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 - 1945 гг.", 2005 г., стр. 313 - 314.

[65] Гарри Декстер Уайт (Harry Dexter White) (1892 - 1948 гг.) – сын эмигрантов из Литвы Исаака Вейса и Сары Могилевской.

[66] Печатный станок, выпускавший доллары, находился под контролем Федеральной Резервной Системы (ФРС) – инструмента мировой финансовой олигархии. Формально доллар имел золотое обеспечение – однако в 1971 г. президент США Никсон отказал Франции, потребовавшей обменять доллары на золото.

[67] "План привлечения американского капитала… был связан с идеей создания еврейской республики в Крыму", Судоплатов П.А. "Победа в тайной войне. 1941 - 1945 гг.", М., 2005 г., стр. 358.

[68] "…Это, естественно <??>, потребовало бы переселения жителей Крыма" // Судоплатов П.А., "Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-50 гг.", 2005 г., стр. 476.

[69] Судоплатов П.А. "Победа в тайной войне…", стр. 357.

[70] Также в результате существенно повысился курс рубля по отношению к доллару: 1 доллар стал стоить уже не 5 рублей 30 копеек, как ранее, а 4 рубля.

[71] Один из основателей Американской ассоциацией гуманистов. Среди объявляв­шихся этой ассоциацией гуманистов года - евгеники Хаксли, Мёллер (1962, 1963 гг.; об их евгенических проектах см. выше); один из создателей водородной бомбы А. Сахаров (1980 г.) и им подобные лица.

[72] Лаптев И. "Антипатриотический поступок под флагом "научной критики""// "Правда", 2 сентября 1947 г.

[73] Твардовский А., Сурков А., Фиш Г., "На суд общественности" // "Литературная газета", 30 августа 1947 г.

[74] Имелся в виду т.н. "манифест генетиков", принятый на VII Международном конгрессе генетиков (1939 г., Эдинбург), излагавший в развёрнутом виде евгенические проекты Мёллера и других видных англо-американских генетиков-евгеников.

[75] Иваненко Дмитрий Дмитриевич (1904- 94 гг.) - выдающийся физик-теоретик, автор протон-нейтронной модели ядра (1932 г.) - одного из фундаментальных открытий XX века; первой модели ядерных сил (1934 г.), предсказания синхротронного из­лучения (1944 г.). По оценкам современных учёных, каждое из этих открытий потен­циально заслуживало Нобелевской премии.

[76] Ср.: "Тайные покушения прельстить умы, очаровать сердца, поколебать в них любовь к земле своей и гордость к имени своему есть средство надежнейшее мечей и пушек " (А.С. Шишков).

[77] Автор статьи – Г.Ю. Францев, в 1949- 52 гг. зав. отделом печати МИД СССР.

[78] Следует заметить, что медицина в США имела (и имеет) коммерческий характер, в проекте же соглашения о работе над круцином экономические вопросы его использования не оговаривались. Вероятно, подразумевалось, что советская сторона пе­редаст это изобретение американским корпорациям (которые далее будут его прода­вать) бесплатно, из гуманных соображений, или же для развития мировой науки.

[79] "Вестник Всесоюзного онкологического научного центра АМН СССР", 1990 г., №1

Н.Н. Блохин негативно отнёсся и к более поздним (во времена Хрущёва) попытке возродить шарлатанскую афёру "КР".

[80] Ср.: "Вообще страна сия отдана иностранцам и вырваться из их рук можно лишь посредством революции. Повинен в этом Пётр, коего именуют Великим, но ко­торый на самом деле был убийцей своей нации. Он не только презирал и оскорблял её, но и научил ненавидеть самое себя. Отняв собственные обычаи, нравы, характер и религию, он отдал её под иго чужеземных шарлатанов" (де Местр Жозеф "Петербург­ские письма", СПб, 1995 г., стр. 179).

[81] Ср. также: "Риббентроп Молотову: - О вас много говорят западные радиостанции, ругают Сталина и вас. - Было бы хуже, если б хвалили, скупо замечает Молотов" (Ф. Чуев "140 бесед с Молотовым").

[82] См. выше главу "Борьба против космополитизма".

[83] Из отчёта сенатского подкомитета по внутренней безопасности (SISS) юридического комитета сената США ("комитета Маккарэна"), 1953 г.

[84] Стейнбек Дж. "Русский дневник", М., 1989 г., стр. 30-31.

[85] Клановые мафии, чьи "интересы" оказались ущёмлёнными в результате приёма на физический факультет МГУ способных студентов из числа бывших фронтовиков, не позабыли участников и организаторов этого дела. Так, заместителю декана физ-фака по учебной работе А.Ф. Кононкову на протяжении нескольких лет чинились помехи в защите кандидатской диссертации. В конечном счёте, для рассмотрения его диссертации, основанной на нескольких опубликованных книгах по истории физики в России, пришлось создать специальный совет из докторов, профессоров, специалистов по истории естественных наук (подробнее см. П.Ф. Кононков "Мой жизненный путь", М., 2010 г., стр. 37-41). В 1954 г. клановые мафии добились снятия с поста дека­на физического факультета МГУ А.А. Соколова и увольнения из университета выдаю­щихся учёных Н.С. Акулова и В.Ф. Ноздрева (см. далее).

[86] Кононков П.Ф. "Мой жизненный путь", М., 2010 г., стр. 40.

[87] Для сравнения: с 1931 по 1941 г. было посажено около 450 тыс. га полезащитных насаждений и водоохранных лесов.

[88] Мелехов И.С. "Очерк развития науки о лесе в России", М., издание АН СССР, 1957 г.

[89] Мелехов И.С. "Очерк развития…"

[90] "О положении в биологической науке. Стенографический отчёт сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина", М., 1948 г.

[91] там же

[92] "О положении в биологической науке. Стенографический отчёт сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина", М., 1948 г.

[93] "При всем своем многословии он никогда не рассказывал, где, когда, при каких обстоятельствах он вступил в Коммунистическую партию и в чем состояла его политическая работа в начальный период Советской власти… Когда и где он вступил в Коммунистическую партию старательно замалчивается, и трудно сказать, по какой причине. В Большой Советской Энциклопедии указывается, что Хрущев - член партии с 1918 года, без указания более определенной даты и места вступления в партию. Биографическое же повествование возобновляется на том, что Хрущев "по партийной мобилизации направляется на фронт, в распоряжение политотдела одной (?!) из стрелковых дивизий" (стр. 45-46). Дальше туманно говорится о "молодом двадцатипятилетнем комиссаре", без указания: комиссаре чего? О том, что он, как положено комиссару, прошел тысячекилометровый путь к Черноморскому побережью… " (Шепилов).

[94] В 1990- 91 г. именно так и произошло: российское руководство стало требовать, чтобы дотации союзным республикам из российского бюджета считались не "безвозмездной помощью", а кредитами, которые те должны были бы отдавать товарами или деньгами. Нежелание России и далее бесплатно субсидировать "братские республики" – особенно на фоне бесконечных претензий с их стороны – стало одним из факторов распада СССР.

[95] Она находилась в заключении, затем в ссылке до марта 1953 г., когда была освобождена по указанию Берии. "На свободу она вышла на второй день после похорон Сталина" (Молотов).

[96] видимо, сочтя данные им показания опасными для своего ведомства

[97] Абакумов куда более здраво оценил возможные последствия показаний Этингера, чем политически недальновидный Рюмин. Открыто расследовать эти показания в условиях возвышения после "ленинградского дела" группировки Маленкова-Берии-Хрущева и стоявших за ними кругов было весьма рискованно для следователей.

[98] Т.е. врачи высшей категории "случайно не заметили" на нескольких электрокардиограммах только что произошедшего инфаркта миокарда.

[99] Емельянов Ю.В. "Сталин перед судом пигмеев", М., 2008 г., стр. 56.

[100] там же, стр. 59.

[101] В 1954- 59 гг. в европейской части страны из-за отсутствия средств и работников вышло из сельскохозяйственного оборота свыше 13 млн. га пашни.

[102] Сарданашвили Г.А. "Дмитрий Иваненко – суперзвезда советской физики: Ненаписанные мемуары", М., 2010 г., стр. 102. Ср. также: "Отношение Ландау к Иваненко превратилось со временем в маниакальную ненависть. При этом много лет культивировалось мнение, что ненависть Ландау к Иваненко была якобы вызвана тем, что тот при аресте дал на него "показания". Но Иваненко ни на Ландау, ни на кого другого "показаний" не давал. И Ландау это знал, ему таких показаний не предъявили. Но слух не опровергал. При этом Ландау помнил, что, наоборот, это он на допросах оговорил "Димуса" <Д.Д. Иваненко>, как и многих других" (там же, стр. 22-23).

[103] Н.С Акулов в связи с организованной против него длительной кампанией травли был вынужден в 1959 г. покинуть Москву. Он переехал в Белоруссию, где основал при АН БССР лаборатории, занимавшиеся вопросами магнетизма и металлофизики. В.Ф. Ноздрев перешёл в МОПИ. (Между прочим, В.Ф. Ноздрев был ещё и незаурядным поэтом, автором ряда сборников стихов. По его литературному творчеству в 2004 г. была защищена диссертация "Поэзия В.Ф. Ноздрева в контексте художественного творчества русских учёных").

[104] Сарданашвили Г.А., цит. соч., стр. 23.

[105] Ранее отмена преподавания в школах логики была произведена послереволюционным советским правительством, а ещё до этого министром народного просвещения, бывшим "арзамасцем" и масоном С. Уваровым (в 1847 г.). Как видно, "известные круги" во все времена недоброжелательно относились к развитию у учащихся способности логически мыслить – надо полагать потому, что таковая даёт определённый им­мунитет к пропаганде и манипулированию сознанием.

[106] "Вскоре после отставки Хрущёва многие военачальники, бывшие свидетелями того, как работал Сталин во время войны, неоднократно опровергали в своих мемуарах это вопиющее измышление" (Емельянов Ю.В., цит. соч., стр. 112). "Ничего более нелепого <чем хрущёвское измышление про "глобус"> мне никогда не приходилось читать. За время войны, бывая в Ставке и в кабинете Верховного Главнокомандующего с докладами, присутствуя на многочисленных совещаниях, я видел, как решались дела. К глобусу И.В. Сталин тоже обращался, ибо перед ним вставали задачи и такого масштаба. Но вообще-то он всегда работал с картой и при разборе предстоящих операций порой, хотя далеко не всегда, даже "мельчил"" (Мерецков К.А. "На службе народу", М., 2003 г., стр. 391).

[107] "Хрущев умалчивал о том, что в ответ на предложение Сталина о проведении альтернативных выборов в 1937 году <партийные секретари> поспешили подготовить квоты лиц, которых надо будет либо выслать, либо расстрелять под тем предлогом, что они могу попытаться провести своих кандидатов в Верховный Совет … Ныне широко известно, что Хрущев и Эйхе опередили всех секретарей обкомов в со­ставлении таких квот <на расстрел>" (Емельянов Ю.В., цит. соч., стр. 106).

[108] Емельянов Ю.В., цит. соч., стр. 134.

[109] там же, стр. 134-135, 146-147.

[110] там же, стр. 123-124, 120.

[111] там же, стр. 123.

[112] Кедров Б.М. (1903- 85 гг.) – сын начальника Особого отдела ЧК М. Кедрова (1878 - 1941 гг.), реабилитированного в 1956 г. В марте 1949 г. Б. Кедров был уволен из Института философии, директором которого он являлся, после чего работал в редакции Большой Советской энциклопедии. В 1958 г. Кедров был назначен зам. директора Института философии; в 1962 г. – директором Института истории естествознания и техники. В 1966 г. стал академиком АН СССР. А именем его отца, садиста-палача М. Кедрова, организатора концлагерей и массовых убийств на Севере России, после его "реабилитации" были названы улицы в Архангельске и Ярославле.

[113] См. работы представителей этого направления (Жуковский П. "Культура изо­билия"// "Нева", 1955 г., №3; Дубинин Н. и др. "Проблема гибридной кукурузы"//  "Ботанический журнал", 1955 г., т. 40), в которых выражалась уверенность в возможности выращивания кукурузы на севере, вплоть до Архангельска.

И наоборот, Т.Д. Лысенко, противник вейсманистов, не поддержал кукурузную и целинную кампании. В 1956 г. он покинул пост президента ВАСХНИЛ. Подробнее см. Н.В. Овчинников "Академик Трофим Денисович Лысенко", М., 2009 г. Полный текст книги имеется в свободном доступе в Интернете.

[114] "Повышение уровня и устойчивости доходов, получаемых колхозниками от общественного хозяйства… по-новому ставит и вопрос о личном подсобном хозяйст­ве колхозников… По мере укрепления колхозов и развития их производительных сил ве­дение такого примитивного хозяйства становится всё менее и менее эффективным" (Заславская Т.И. "Современная экономика колхозов", М., 1960 г., стр. 104-105).

[115] Частые обращения Сталина к марксизму, его высказывания типа "все мы ученики великого Ленина" были не идеологическим камуфляжем, как иногда ошибочно утверждают, а подлинными убеждениями (см. напр. работу Сталина "Экономические проблемы социализма" (1952 г.), в которой он положения политэкономии постоянно согласовывал с "учением Маркса и Энгельса"). Учитывая высокий интеллект и большой жизненный опыт Сталина, это можно считать парадоксом, объяснимым, видимо, негативным воздействием на него с-д среды, в которую он попал в молодости. "Худые сообщества развращают добрые нравы" (1 Кор. 15 : 33).

[116] Ср.: "Быстро возрастают в численности не те народы или популяции, которые живут богато, а те, которые живут бедно, но ожидают в ближайшее время улучшения жизненного уровня" (закон В.И. Щербакова).

[117] Начиная с 1990-х гг. выражения "кристально честные коммунисты" и "верные большевики-ленинцы" стали постепенно исчезать из лексикона прогрессивной и демократической российской общественности.

[118] Булат Окуджава - популярный в русскоязычной эрзац-культуре 1970- 80-х гг. "бард", автор сентиментальных песен о комиссарах в пыльных шлемах и моём Арбате. "Ах Арбат мой, Арбат, ты моя религия…" (Б. Окуджава). Его отец - Шалва Окуджава, в 1921- 22 гг. зав. орготделом ЦК комсомола Грузии; в 1924- 26 гг. зав отделом агитации Тифлисского горкома ВКП(б); в 1932- 35 гг. секретарь парткома Уралвагонстроя; в 1935- 37 гг. первый секретарь Нижнетагильского горкома. Расстрелян в 1937 г.