Под красным солнцем Торманса

 

В книге рассказывается о событиях, происходивших на планете Торманс после отбытия оттуда экспедиции землян.

Продолжение романа И.А. Ефремова "Час Быка".

 

Пролог

Глава 1. Чойо Чагас.

Глава 2. Зет Уг.

Глава 3. Вир Норин.

Глава 4.1. Тейген Герс. Приход к власти.

Глава 4.2. Тейген Герс. Укрепление власти.

Глава 5. Вир Норин.

Глава 6. Тейген Герс. Война Величия.

Глава 7. Арк Дин.

Глава 8. Вир Норин.

Эпилог

 

Пролог

Бронированный автомобиль Ген Ши, начальника службы безопасности Совета Четырёх[1] и заместителя Чойо Чагаса, медленно катил по центральному проспекту столицы в сторону садов Цоам – резиденции Совета. Слева, справа, сзади и спереди от него ехали машины охраны, битком набитые офицерами- змееносцами[2]. Такие меры предосторожности при перемещениях владык Торманса были введены после того, как в результате нападения стражей- "лиловых"[3], пробивших с помощью генератора каскадных импульсов защитное поле СДФ[4], погибла глава экспедиции землян Фай Родис. Владыки опасались возмездия и появлялись в общественных местах только под усиленной охраной. После гибели Родис звездолёт "Тёмное пламя" многократные попытки Совета Четырёх связаться с ним игнорировал, но и активности никакой не проявлял, кроме короткого объявления по общепланетной сети вещания о своём скором отбытии домой. Так продолжалось десять дней. Владыки постепенно успокоились. Они не подозревали, что всё это время экипаж корабля поддерживал радиосвязь с группой противников тирании, которых возглавили Серые Ангелы – древнее эзотерическое общество Торманса, чья деятельность оживилась после прибытия посланцев Земли. В эту группу вошёл и астронавигатор "Тёмного пламени" Вир Норин, втайне от властей Торманса оставшийся на планете. Звездолёт ежедневно отправлял по защищённой частоте информацию для повстанцев – историческую, медицинскую, научную, техническую – которая заносилась теми на памятные устройства и видеорепликаторы. Ещё раньше последний грузовой дисколёт корабля доставил для них лекарства, аппараты ИКП- ингибиторы короткой памяти, дополненные парализующими излучателями, и АДТ- анализаторы духовного типа человека, позволявшие выявлять подосланных агентов, возможных предателей, и людей с неустойчивой психикой.

Кортеж второго по могуществу в иерархии Торманса властителя уже выезжал на последний поворот, ведущий к садам Цоам, когда экипажи всех пяти машин внезапно и одновременно ослепли, оглохли, а затем потеряли сознание. Водители успели нажать на тормоза, и громадные автомобили встали посреди дороги. Со стороны тротуара к ним устремился десяток человек в серых с красной каймой плащах, державших в руках короткие трубки. Подбежав к броневикам, они приставали к дверям машин концы этих трубок, из которых вырвалось ослепительное пламя. Металл начал плавиться. Разворотив двери, Серые Ангелы – это были именно они – забрались внутрь машин и вонзили ритуальные неизвлекаемые ножи в сердца парализованных пассажиров – Ген Ши, его помощников и охранников.

Вдали уже завывали сирены спешивших на помощь змееносцам автомобилей стражей, когда последний из Ангелов, выбравшихся из покорёженного броневика, высек лазерным лучом на его поверхности фигуру, напоминавшую трёхгранный кинжал, рукоятку которого окружал лавровый венок – символ боевой дружины их общества.

В последнем сеансе связи со звездолётом "Тёмное пламя" глава Серых Ангелов сообщил о начале террора против змееносцев и выразил надежду, что когда сюда прибудет следующая экспедиция посланцев Земли, их родина уже освободится от угнетателей.

С тех пор убийства олигархов, чиновников, змееносцев, "лиловых" и других представителей власти происходили на Тормансе почти ежедневно. Наконец, Чойо Чагас, глава Совета Четырёх, объявил в выступлении по всепланетной сети вещания о проведении реформ для восстановления мира в обществе. В ответном послании, анонимно доставленном в сады Цоам, Серые Ангелы известили о временной приостановке террора.

 

Глава 1. Чойо Чагас.

Вир Норин и трое тормансиан смотрели на экран дальновизора. Толпу кжи, собравшихся на площади Белых Звёзд и выкрикивавших какие-то лозунги, неслышимые из-за отключения звука, начали рассеивать водомётами. Потом на них двинулись плотные шеренги "лиловых" в шлемах и со щитами. Они рассекали группки державшихся за руки людей, избивали дубинками встречных, со злобой пинали коваными сапогами упавших. Затем "лиловые" разошлись в стороны и на демонстрантов медленно покатили бронированные машины защитного цвета. Их гусеницы давили лежавших и тех, кто не успевал увернуться. Из коротких жерл устройств, расположенных на плоских башенках этих машин, изрыгался огонь, и пули десятками косили разбегавшихся людей.

Вернулся звук. Посреди пулемётных очередей и криков боли, диктор взволнованно и пафосно вещал: - Итак, вы сами можете видеть, как печальна судьба осквернителей. Великий Чойо Чагас скоро выступит с призывом ко всем жителям столицы соблюдать спокойствие и не поддаваться на провокации.

Картина побоища отдалилась, расплылась. Затем вместо неё на экране появилось изображение вставшей на хвост змеи со скрещёнными под ней топорами – символ войск стражей Торманса – и надпись: Слушайте голос Средоточия Мудрости[5]. Под звуки бравурной музыки замелькали числа – начался посекундный отсчёт времени до выступления главы Совета Четырёх.

Сат Эр, глава Серых Ангелов, провёл рукой по лбу, бросил взгляд на своих соседей и устало произнёс: - Да, Арк, ты предсказал правильно. "Шаг навстречу" Чойо Чагаса оказался обманом. Он всего лишь хотел выиграть время и перегруппировать свои силы.

Арк Дин, специалист по древней истории, пожал плечами. - Чагаса испугали организованные вами убийства змееносцев,- сказал он.- Но структуру олигархического общества они поколебать не могли.

- Этого следовало ожидать,- включился в разговор землянин.- Ликвидация слуг тиранов всего лишь освобождает места наверх новым их слугам.

Арк Дин согласно кивнул.

- Сегодняшняя расправа была явно показательной,- заметил Сат Эр.- Чагас дал понять, что он не остановится ни перед чем, чтобы взять назад те уступки, которые мы у него вырвали.

- Если владыки решат, что их власть находится под угрозой, они без колебаний прикажут уничтожить хоть миллионы людей,- сказал историк.- В Эпоху Голода и Войн диктатор Той Брин приказал применить против восставшей провинции Арды оружие распада. С тех пор её южная часть представляет собой выжженную пустыню. Там раньше жили три миллиона человек.

- Мы возобновим террор,- магистр Серых Ангелов сжал кулак.- Бомбить свою столицу Чойо Чагас не будет.

- Послушаем сначала, что он скажет,- ответил историк.

Штаб Сопротивления – такое название получило движение борьбы против олигархического режима Торманса – заседал в одной из комнат тайного лабиринта, расположенного под Храмом Времени. Возглавляли Сопротивление магистр общества Серых Ангелов Сат Эр, инженер Таэль, командир отряда боевиков кжи Гзер Буям и Вир Норин, землянин. Некоторое время назад, после убийства Серыми Ангелами Ген Ши, члена Совета Четырёх, а затем ряда чиновников-змееносцев, правитель Торманса Чойо Чагас объявил об созыве Собрания Делегатов, в которое должны были войти представители джи и кжи[6], и которое, по его заявлению, должно было стать посредником между верховной властью и обществом. Вероятно, эта идея пришла ему в голову под влиянием бесед с Фай Родис. Из них умный и изворотливый владыка, несмотря на недовольство слишком вольным поведением правительницы (в его представлении) землян, умел извлекать полезное. Но выборы в Собрание Делегатов, официально названные "Шаг навстречу" и разрекламированные медиа планеты как "начало новой эры", оказались фарсом: делегаты были фактически назначены властями, притом из числа самых подлых, лживых, жадных, беспринципных приспешников олигархии – а потому народу ожидать от них улучшения жизни не приходилось. И вот теперь демонстрация протеста обманутых в своих надеждах кжи, наиболее угнетаемой части общества, была жестоко подавлена.

На экране телевизора появились числа 00:00, затем зазвучал государственный гимн, всегда предшествовавший выступлениям членов Совета Четырёх. Изображение потускнело, мигнуло, свернулось, но, вместо привычной заставки- картины дворца Совета в садах Цоам, на экране снова появился рисунок змеи со скрещёнными под ней топорами и опять замелькали числа отсчёта. Когда они дошли до отметки 00:00, ситуация повторилась.

Сат Эр и Арк Дин переглянулись. Вир Норин уловил их растерянность и подался вперёд:- Что происходит?- спросил он.

- Непонятно,- пробормотал историк.- Обычно выступления Великого и Мудрого – эти слова он произнёс слегка иронически – даются в записи. По соображениям безопасности – чтобы никто не мог узнать, где он в настоящий момент находится. Значит, либо он на этот раз намерен выступить прямо и задерживается, либо-

Он не договорил. Картинка сменилась снова. На экране дальновизора появились балерины, одетые в белые кружевные платья. Под звуки музыки, напомнившей Виру старинные земные вальсы, они водили хоровод на берегу озера, время от времени синхронно вскидывая ноги и выделывая замысловатые па.

- Какого мрега?- Гзер Буям, с плотно сжатыми губами смотревший на разгон демонстрации кжи и до сих пор не проронивший ни слова, повернулся к соседям.- С чего вдруг эти пляски?

Однако Сат Эр и Арк Дин, не говоря уже о землянине, понимали в происходящем не больше его.

Балерины на экране дальновизора неутомимо танцевали.

 

Глава 2. Зет Уг.

Чойо Чагас не выступил ни в этот день, ни на следующий. По дальновидению передавалась музыка, кинофильмы, развлекательные программы. О событиях в стране не говорилось ни слова.

Наконец, на третий день после расстрела демонстрации кжи, в общей сети вещания раздались звуки государственного гимна и на экранах визоров появился Зет Уг, второй по влиянию владыка планеты. После гибели Ген Ши он занял его должность заместителя Чойо Чагаса.

Зет Уг был невысоким одутловатым человечком с широким тонкогубым ртом. Острый взгляд его маленьких глаз говорил о незаурядном уме, который не могли скрыть нарочито простецкие манеры. На нём была красная накидка, по краям которой извивались вышитые золотом змеи. Полгода назад именно Зет Уг, ведавший всепланетной сетью вещания, объявил тормансианам о появлении в небе чужого космического корабля, и он же первым встретил делегацию землян, когда те, после недельной адаптации к местной атмосфере, вышли из звездолёта.

Приветственно взмахнув рукой, Зет Уг отложил в сторону листок с заготовленным заранее текстом речи и, глядя прямо на камеру, заговорил в свойственной ему благодушной манере:

- Дорогие сограждане, Совет хочет сообщить вам важные сведения. Во-первых, выполняя многочисленные пожелания со стороны широких народных масс, назначены новые выборы в Собрание Делегатов. И я лично прослежу, чтобы они прошли без нарушений, подобных тем, которые стали причиной недавних беспорядков. Во-вторых, закон, введённый во времена Царан Зая, о руководящей роли в жизни нашей планеты Совета Четырёх, отменяется, а его состав увеличивается до двенадцати человек. И все мы будем впредь именоваться не владыками, а слугами народа. В-третьих, деление на джи и кжи упраздняется, как и обязанность прежних кжи отправляться по достижении двадцати пяти лет во Дворец Нежной Смерти. Ну и главное, может быть, для большинства. Мы будем стремиться ликвидировать привилегии, за которые так часто народ критиковал прежних владык. Мы, слуги народа, отныне трудимся только для его блага.

Зет Уг слегка поклонился невидимым зрителям, после чего его фигура медленно растаяла, а на экране появилось изображение дворца Совета Четырёх, вернее, уже Двенадцати, в садах Цоам, и снова прозвучал государственный гимн.

Выступление нового главы Совета словно прорвало завесу молчания во всепланетной сети вещания над политическими событиями. Дикторы цитировали отклики известных людей на речь Зет Уга; передавали репортажи с митингов в его поддержку; рассказывали о подготовке к выборам в Собрание Делегатов. Как и прежде, официальные сообщения подавались в хвалебно-бодрых тонах, однако теперь в них было куда больше искренности. Почти исчезли из оборота принятые ранее в сети вещания безлично-казённые формулы "единогласных одобрений решений Великого и Мудрого". Изменилась лексика и стиль передач: прекратили употребляться слова "осквернители", или "осквернители Змеи", которыми раньше обозначались любые лица или группы, вызывавшие неудовольствие властей, а из голосов теледикторов пропала нарочитая брутальность и жёсткость, характерная для времён Чойо Чагаса; они стали говорить в более мягкой манере, присущей Зет Угу.

Как ни странно, про самого Чойо Чагаса, ещё несколько дней назад всесильного владыку планеты, без ритуального упоминания имени которого не обходилось ни одно официальное и неофициальное мероприятие, по государственной сети вещания не говорилось ни слова. Исчезли из общественных мест, как по мановению волшебной палочки, и многочисленные статуи и портреты "Великого и Мудрого".

Члены штаба Сопротивления в эти дни не покидали своего убежища в лабиринте под Храмом Времени, напряжённо вслушиваясь в сообщения о происходящем. Благодаря технике землян, они имели доступ не только к официальной сети вещания, но и к внутренней линии, предназначенной для владык, передававшей не срежиссированные митинги и отцензурированные мнения, а реальную информацию о положении в стране. Впрочем, в частных разговорах жители Торманса тоже одобрительно отзывались о переменах во власти. Хотя и не все: лиловые и змееносцы хранили настороженное молчание. Про Чойо Чагаса речь заходила часто, вот только достоверной информации о его судьбе ни у кого не было. Бывший всемогущий диктатор как сквозь землю провалился. Но почти никто о нём не сожалел. А однажды Вир Норин с изумлением услышал по внутренней сети весёлую песенку, которую распевала, с многозначительными ухмылочками, пара скоморохов в столичном цирке:

Полный, братцы, ататуй, панихида с танцами

И приказано статуй за ночь снять на станции

- выводил один, а другой подхватывал:

Кум докушал огурец и сказал прям с мукою

Оказался наш отец не отцом, а сукой

Песня вызвала у Вир Норина смутные ассоциации с прочитанной им когда-то книгой; похоже, исполнители взяли её из подпольно распространявшихся земных образовательных программ.

Государственный переворот – а не было сомнений, что произошёл именно он – обсуждался на каждом заседании штаба Сопротивления.

- У нас нет своих людей в садах Цоам, и мы можем только гадать, что произошло,- задумчиво теребя бородку, сказал магистр Серых Ангелов.- Ходят слухи, что Чойо Чагас готовил массовые аресты, о которых собирался объявить в своём несостоявшемся выступлении. Вероятно, они могли коснуться кого-то из противников диктатора, и те успели устранить его раньше.

- Фай Родис говорила, что Зет Уг интересовался историей Земли,- заметил Вир Норин.- Чагас мог узнать об этом и включить его имя в список неблагонадёжных.

- Что-то в таком духе, скорее всего, и произошло,- кивнул Арк Дин.

- Мы собирались дать ответ на бойню кжи, устроенную Чагасом,- угрюмо заметил Гзер Буям, руководитель группы боевиков.- Если его это не тревожило, то остальные члены Совета помнили про Ген Ши и вряд ли стремились разделить его судьбу.

- И это тоже возможный мотив,- согласился историк.- Но как на самом деле обстояли дела, мы узнаем нескоро.

- А почему нет никаких сообщений о Чойо Чагасе?- недоумевающе спросил землянин.

- Это как раз понятно,- усмехнулся Арк Дин.- В традициях наших властей держать в полной тайне всё, что относится к высшей политике. Так что об изменениях "наверху" народу приходится гадать по перестановкам в порядке произнесения имён или выставления портретов владык. В случаях же переворотов, как сейчас, память о свергнутых правителях покрывается забвением, из фильмов вырезаются кадры с их участием, а из книг и учебников по истории вымарываются их имена.

- Главное – уяснить цели новых властей,- поставил точку в обсуждении вопроса Сат Эр.- Судя по выступлению Зет Уга, они всерьёз намерены провести реформы. Посмотрим, что будет дальше, и тогда определимся со своей позицией.

*   *   *

Выборы в Собрание Делегатов действительно прошли без подделок и мошенничества, как и обещал Зет Уг. Движение Сопротивления приняло в них участие, легализовавшись как Партия Справедливости. Оно пропагандировало среди избирателей преобразования в обществе по образцу Земли, демонстрируя фотографии и фильмы-хроники оттуда, переданные им звездолётчиками, и получило почти треть депутатских мест. Их фракцию в Собрании возглавил Сат Эр.

Миф о прибытии предков тормансиан с неких Белых Звезд был разрушен, их происхождение с Земли перестало быть государственной тайной.

В столице и других городах начали появляться клубы "дружбы с Землёй"; ведущую роль в их организации играли члены Партии Справедливости, недавние участники Сопротивления.

Новые власти и сам Зет Уг не препятствовали этому. Мало того, из садов Цоам в штаб партии поступила просьба – именно просьба, как ни удивительно прозвучало это слово для тормансиан, привыкших к всемогуществу владык – продемонстрировать фильм о Земле на специальном заседании Совета Двенадцати. Хотя устройство земного общества было глубоко антагонистично олигархическому строю Торманса, но им интересовалось всё большее число жителей планеты, и верховные властители захотели получить о нём достоверную информацию.

Инженер Таэль при помощи Вир Норина и Арк Дина подготовил часовой коллаж из наиболее познавательных кинокартин, рассказывающих о научных, технических, медицинских достижениях землян, а также об их социальной организации и повседневной жизни. Для демонстрации вместе с ним во Дворец Совета отправились двое помощников.

Показ начался со стереопанорамы небольшого приморского городка Земли. На экране перед владыками Торманса появились расположенные поодаль друг от друга одно- и двухэтажные дома, с красивыми цветниками и садами при них. На пляж из золотистого песка накатывались лёгкие волны. Вдали в море было видно несколько изящных парусных яхт. От всей картины веяло покоем и умиротворённостью.

Изображение сменилось. Теперь видеорепликатор показывал город с высокими изяшными зданиями, зелёными парками, широкими дорогами, по которым двигались элегантные автомобили разных цветов. Камера приблизилась к одному из строений. Это был музей искусства, в котором экспонировались статуи и картины. Соседнее здание представляло собой учебно-научный центр, где в лабораториях проводились эксперименты, а в аудиториях читались лекции.

Массивный мраморный дом с колоннами в центре города оказался дворцом Совета, главного органа управления региона. Видеоаппарат показал дискуссию в одном из его залов. Выступавшие обменивались мнениями, время от времени иллюстрируя свои аргументы демонстрацией графиков и схем на большом экране.

- Обсуждается распределение ресурсов,- скупо пояснил инженер Таэль.

Затем в коллаже появились планетарные спутники связи, космические телескопы, станции на других планетах Солнечной системы, искусственные луны Юпитера, заводы по добыче металлов на астероидах, едва заметно вращавшиеся вокруг оси прозрачные тороидальные космические оранжереи.

Особо красочным был взлёт звездолёта с околоземной платформы. Гигантская конструкция сначала медленно отплыла от станции, затем так же медленно развернулась, после чего, извергая огненный поток высокоэнергетичных частиц, устремилась вдаль.

- Экспедиция к двойной звезде 61-я Лебедя,- снова дал пояснение инженер.- Около неё находится планетная система.

В объектив камеры постоянно попадали земляне. Все они казались молодыми и энергичными. Занятые делами или отдыхающие, учащиеся или празднующие что-то, мужчины, женщины, дети были открытыми, весёлыми, жизнерадостными. Ни на одном из сотен промелькнувших лиц ни разу не появилось выражения злобы, тревоги или боязни.

Фильм ошеломил членов Совета Двенадцати. Они увидели другую жизнь, глубоко отличную как от угрюмого и неустроенного быта обычных людей их мира, так и от роскошной, но мрачно-настороженной и отравленной всеобщей враждой и подозрительностью жизни элиты. На лице Зет Уга были видны слёзы. Лишь несколько человек из числа новых властителей сохраняли внешнее спокойствие. Незаметно задействовав анализатор психотипа АДТ, Таэль уловил исходящие от них волны холодной неприязни.

После просмотра фильма Совет официально одобрил деятельность клубов "друзей Земли" и выделил для них государственное финансирование.

Тогда же произошла и легализация присутствия на Тормансе Вир Норина. Чиновники города Средоточие Мудрости нейтрально восприняли пришедшее к ним из штаба партии Справедливости известие о землянине, и быстро исполнили приказ Совета Двенадцати выдать ему идентификатор личности. Вир Норин получил прямоугольную карточку из пластика, заполненную иероглифами и печатями. Такие карточки давали право жить в столице и посещать любые местные учреждения.

Впрочем, власти регулярно пытались заслать в ряды партии Справедливости своих агентов. Инженер Таэль, используя анализатор психотипа АДТ, не раз разоблачал пытавшихся пробраться на их совещания правительственных шпионов.

Противоположный конец политического спектра занимала партия "Вперед, Родина". Она была образована на деньги олигархов, владельцев предприятий промышленности и сельского хозяйства, и выражала их интересы. Партия имела большие финансовые ресурсы и на всеобщих выборах в Собрание Делегатов получила тоже примерно треть мест.

Несколько мелких партий по своим взглядам располагались между этими двумя основными.

Вероятно, такая конфигурация политических сил отвечала замыслам новых правителей, судя по всему, решивших взять на себя роль арбитра, или балансира между разными общественными группами. Это было безопаснее и надёжнее постоянных репрессий, подавления оппозиции, перевода её в конспиративное и активно враждебное состояние. Вдобавок, репрессии обходились дорого, а регулярное их применение повышало угрозу ответного террора. Ну и, наконец, знания о Земле, стремление улучшить свою личную жизнь тоже присутствовали в мотивах политики новых правителей.

Изменений в обществе с приходом к власти Зет Уга произошло много.

Прежде всего, был ограничен произвол некогда всемогущих змееносцев – государственной тайной полиции. После свержения диктатуры Чойо Чагаса они перестали быть всевластными и неприкосновенными.

Дальше, были отменены "встречи со Змеёй", на которых с помощью ритмичной музыки и магнетического излучения специальных устройств, имитирующих гипнотическое воздействие змей, людям внушались покорность и преклонение перед властями. В результате религия Змеи начала приходить в упадок, число её адептов заметно сократилось. Из публичных мест понемногу исчезали назойливые изображения змей.

В культуре Торманса перестали доминировать книги и фильмы, главными героями которых были мускулистые самцы, крушившие врагов и собиравшие себе гаремы из красавиц; появились произведения, содержавшие размышления о предназначении человека, нередко навеянные знакомством с литературой и искусством землян.

Повысился уровень научных знаний, особенно в области медицины. Решающую роль в этом тоже сыграли материалы, переданные землянами. Пропаганда и продвижение науки повысила авторитет партии Справедливости среди тормансианских интеллектуалов. Впрочем, руководители партии, включая лично Сат Эра, тщательно фильтровали информацию, которую они передавали учёным Торманса, следя за тем, чтобы её нельзя было использовать для создания каких-то видов оружия. "Есть вещи, которыми нельзя заниматься, пока не будет лучше устроено общество на нашей планете"[7], - сказал на одной из встреч с учёными в клубе "друзей Земли" магистр Серых Ангелов.

Под руководством Таэля и, опять-таки, используя земную технику, инженеры Сопротивления построили сеть телепередатчиков, по которым они передавали собственные сообщения, а также очищенные от пропагандистских наслоений репортажи из всеобщей и закрытой линий вещания.

Власти, привыкшие к тотальному контролю над получаемой населением информацией, попытались ликвидировать эту сеть, но компактность и мобильность передатчиков свели на нет их усилия, и население получило возможность слушать альтернативные правительственным мнения и скрывавшиеся ранее от него факты.

Вскоре часть провинций империи, расположенных в хвостовом полушарии, обособленных, но формально подчинённых власти прежнего Совета Четырёх, объявили о своей независимости. В их числе была Арпада, бывшая Арда. С коротким объявлением по этому поводу выступил Зет Уг, де-факто признавший суверенитет новых государств, но потребовавший от них провести переговоры об уточнении границ.

Однако олигархическая структура экономики Торманса почти не изменилась. Производство основных изделий промышленности и продуктов сельского хозяйства продолжало оставаться в руках двух десятков сверхбогатых кланов. Между этими кланами и остальной частью общества существовал колоссальный разрыв в уровне жизни.

Через некоторое время в бывшем Сопротивлении, а ныне Партии Справедливости возникли серьёзные разногласия по вопросу отношения к новой власти. Большинство, получившее название "умеренных", склонялось к сотрудничеству с Советом Двенадцати. Они указывали на проведение в стране глубоких реформ; ограничение власти змееносцев; благожелательное отношение Совета к клубам "дружбы с Землёй". Во главе "умеренных" стоял магистр Сат Эр.

Другие, поименованные "непримиримыми", утверждали, что без кардинального изменения экономического строя, и, прежде всего, ликвидации олигархии, власть рано или поздно вернётся к прежним порядкам. "Непримиримых" возглавлял историк Арк Дин.

Выпады сторон друг против друга с каждым днём становились всё ожесточённее, и тогда руководители партии решили провести совместную дискуссию, чтобы окончательно определить позицию в отношении новых властей.

Обе группы собрались в столичном клубе "друзей Земли".

Первым взял слово Сат Эр.

- Насколько можно судить,- начал он,- могущество земной науки и привлекательность образа жизни землян оказали воздействие на нынешних властителей. Я не питаю иллюзий насчёт морали Совета Двенадцати, но считаю, что их отдалённые цели достаточно близки к нашей программе, а потому мы должны их поддержать. Сейчас в политике есть только две реальные политические силы, мы и олигархия, и если наша партия отвернётся от Зет Уга, то ему придётся обратиться к олигархам.

Наша же программа проста: непрерывное распространение знаний, терпеливая пропаганда новой этики, правил отношений между людьми, плавное и постепенное подведение их к идеалам, которые нам предложили земляне. И нынешняя свобода распространения мнений даёт для этого уникальный шанс.

С ответным словом выступил историк Арк Дин.

- Ты говоришь, что сейчас в политике борются две силы, одной из которых является наша партия,- сказал он, обращаясь к Сат Эру.- Так вот, ты ошибаешься. Мы – не сила, точнее, пока ещё не сила. У нас есть только идеи, программа, социальный проект – потенциальная сила. А реальной силой сегодня в нашей стране обладают олигархи – финансовая сила, и змееносцы – физическая сила. И эти силы, сколько от них будет зависеть, никогда не дадут нам подняться. Просто потому, что наша программа, наш проект общества полностью враждебны им. Сейчас, когда змееносцы ослаблены, а олигархи разрознены, мы имеем возможность стать реальной силой. Для этого нужно додавить змееносцев и ликвидировать олигархию. Ныне те и другие стремятся к объединению. Змееносцы жаждут денег, которые есть у олигархов; олигархам нужны силы и связи змееносцев. Если не добиться изменений в экономике, если не ликвидировать олигархический строй, то две эти группы, рано или поздно, вступят в союз, и тогда они легко раздавят нас.

Далее, естественная эволюция симбиоза олигархов и змееносцев снова приведёт к диктатуре, и ни этические проповеди, ни, тем более, литература и искусство, не смогут этому помещать. Диктатор будет нужен обеим этим группам: олигархам – для защиты наворованного, змееносцам – для гарантии их власти и неприкосновенности. Мало того, если у нас вновь утвердится диктатура, то ею будет двигать жажда мести за прошлые поражения, имперские обиды за недавние отделения провинций, и трудно даже представить себе, в какую пучину бедствий она ввергнет нашу страну.

- Добейте гадину!- страстно воскликнул из зала кто-то из "непримиримых". Но его возглас поддержали немногие.

- Все наши нынешние свободы будут уничтожены,- продолжал Арк Дин.- Возобновятся массовые репрессии. В храмах Змеи опять начнут терроризировать людей, добиваясь их покорности властям. История нашей планеты полна подобных примеров. Полагаю, что они есть и в истории Земли, вернее, нашей общей истории до того, как наши пути разошлись.

Произнеся эту горячую речь, историк сел. Взгляды всех обратились Вир Норину.

Астронавигатор неохотно поднялся. Хотя по существу он был согласен с Арк Дином, но не чувствовал в себе достаточных познаний, чтобы аргументированно его поддержать.

- Я уже не раз говорил, что не являюсь специалистом в области социологии, и что вам нужно искать собственные пути борьбы для достижения целей,- начал он.- Впрочем, в нашей древней истории и в самом деле были ситуации, в чём-то сходные с вашей нынешней. Например, в Эпоху Разобщённого Мира в одном из потерпевших поражение в войне государств Европы развернулась пропаганда реванша, поддержанная богачами, сотрудниками спецслужб-тамошними змееносцами и одураченными демагогией массами. Правительство, не проводя кардинальных экономических реформ, пыталось изменить общество путём просвещения. Результаты оказались ничтожными, а предостережения немногих встревоженных людей – бесполезными. Власть захватил диктатор, отменивший все прежние права и свободы, развязавший новую войну, и ввергший свою страну в катастрофу. Лишь ценой больших жертв удалось его победить. Всего этого можно было бы избежать, если бы вовремя почистили спецслужбы и ликвидировали олигархический строй.

Рассказ землянина выслушали с интересом, пару раз раздались хлопки, но по общей вялой реакции аудитории было видно, что переубедить большинство ему не удалось.

- Пока диктатура, о которой вы говорите, у нас даже не просматривается,- снова взял слово Сат Эр.- Давайте же стараться перестраивать наше общество, двигаться дальше без потрясений, и пользоваться свободой, которую мы добились. Свобода – драгоценный дар, и не надо ставить её под угрозу чрезмерными требованиями к властям. Предлагаю провести голосование о доверии к Совету Двенадцати.

Всем присутствующим были розданы по две карточки, белой и чёрной. Белая означало, что предложение поддержано, чёрная – отклонено.

Подсчёт голосов показал убедительную победу "умеренных".

- Вы скоро лишитесь свободы, о которой так много толкуете!- в сердцах выкрикнул Арк Дин.

Сат Эр внимательно посмотрел на историка и кивнул.- Хорошо. Мы учтём обеспокоенность уважаемого соратника. Наши боевые группы будут сохранять готовность. Наша сеть вещания по-прежнему будет информировать народ. Однако теперь, в соответствии с мнением большинства, мы принимаем резолюцию о поддержке Совета Двенадцати.

*   *   *

Вскоре после этого совещания магистр Серых Ангелов получил приглашение посетить сады Цоам для личной встречи с председателем Совета Двенадцати.

На аудиенцию Сат Эр взял несколько копий фильмов о Земле.

Охранники проводили гостя к увитой цветами беседке, где его уже ждал Зет Уг.

На правителе была обычная для членов Совета красная с вышитыми золотом змеями по краям накидка. Он сидел внутри беседки на скамье, прислонённой к решётчатой деревянной стенке.

Сат Эр слегка поклонился и с любопытством глянул на гирлянды цеплявшихся за узорчатые ограждения беседки цветов. Их голубые и розовые бутоны словно окружала колышущаяся дымка.

Заметив, что внимание гостя обращено на необычные растения, Зет Уг пояснил:

- Это цветы отдыха. Те, что слева, розовые – цветы радости, их аромат даёт новые силы. Те, что справа, голубые – цветы забвения, они даруют временный покой.

Наши предки доставили их со второй планеты,- продолжал правитель,- много сотен лет назад, когда космоплавание ещё не было запрещено. Цветы отдыха очень трудно выращивать, поэтому их крайне мало.

Сат Эр наклонился к розовым цветам и ощутил сладкий обволакивающий аромат. Всё плохое, тревожащее, болезненное отступило, отодвинулось, ушло вдаль. Ему послышался шелест листьев, лёгкий плеск волн, успокаивающая приятная музыка. Усилием воли он вернулся к реальности и поднял голову.

- Расскажите, что вы узнали от землян,- попросил внимательно наблюдавший за ним Зет Уг.- Фильмы об их жизни мы уже видели. Но вы ведь и лично встречались с ними, не так ли?- полу-утвердительно добавил он.

После некоторого раздумья, Сат Эр кивнул и ответил: 

- Главное, что мы поняли, общаясь с ними – человек не имеет жизни в самом себе. Земляне показали нам это – не фильмами, а своими поступками. Жизнь для других, для большой цели ярка и интересна, а жизнь для себя мелка и ничтожна.

Вот почему мы принялись рассказывать нашему народу о Земле и её культуре – она даёт понимание смысла жизни. Земляне здоровы, бодры, выносливы. Они заняты интересными делами – на своей планете, в космосе. Вы сами видели частицу их жизни – разве она не привлекательна? Мы стараемся показать людям путь к ней, вывести их из нынешнего беспросветно тяжёлого и безысходно бесцельного существования.

Полуприкрыв глаза и слегка наклонив голову, председатель Совета сосредоточенно слушал.

- Я уверен, что нас ждёт новая жизнь, наполненная радостью познания и преобразования мира, а не серого прозябания и погони за ничтожными благами,- закончил свою речь Сат Эр.

- Продолжайте,- попросил правитель после некоторого молчания.

- Мы прилагаем усилия к просвещению народа,- поколебавшись, сказал магистр.- В клубах "дружбы с Землёй" мы показываем фильмы, на встречах с учёными и писателями рассказываем о достижениях землян. Но наших усилий недостаточно. К переустройству общества нужно привлечь структуры государства.

Затратьте в сотни раз больше средств, чем сейчас, на воспитание детей, на улучшение школ и больниц, на новые медицинские клиники и научные институты, на полноценный отдых рабочих, на хорошее жильё – обширное, достаточное для удобной жизни, на качественные машины – без раздражающего шума, на производство натуральной еды вместо нынешних фальсификатов.

- Всё это потребует колоссальных расходов,- покачал головой Зет Уг.- Откуда взять деньги на такие проекты?

- Деньги есть у олигархов,- осторожно заметил Сат Эр.

Правитель усмехнулся.

- Олигархи охотно дадут деньги на покупку газет, на разработку оружия, даже на стипендии учёным, которые потом будут их же обслуживать,- сказал он.- Они могут приобрести игровой клуб или проплатить постройку новых Дворцов Увеселений. Но они никогда не дадут денег на то, что вы только что перечислили.

- Государство может обложить их прогрессивным налогом,- с нажимом сказал Сат Эр.- Или даже,- добавил он, вспомнив Арк Дина,- совсем ликвидировать олигархический строй.

Зет Уг покачал головой и поправил складки своего одеяния.

- После того, как Чойо Чагас приказал лиловым и змееносцам разогнать демонстрацию кжи, вы ведь планировали организовать новую кампанию террора против властей, не так ли?- спросил он.

Сат Эр промолчал.

- Можете не отвечать, это и без того понятно. Но точно так же и олигархи, если правительство попробует тронуть их, займутся террором. У них есть боевики, а их отряды, вернее, банды золотой молодёжи способны устроить погромы в кварталах города, где живут бывшие кжи. На подкормке у олигархов находятся многие редакторы сети вещания, режиссеры Домов Иллюзий, создающие увеселительные зрелища. Впрочем, даже те, что получают деньги от правительства, предпочитают создавать развлекательные, а не воспитательные программы, и таким образом косвенно служат олигархам. Если мы тронем олигархию, то не только её боевики и бандиты, но и вся эта её обслуга обрушится на нас, будет выступать против правительства и призывать к перевороту.

Некоторое время оба собеседника молчали.

- Я привёз вам новые фильмы о Земле,- сказал, наконец, Сат Эр.

Правитель ничего не ответил.

- Зачем вы пригласили меня?- тихо спросил Сат Эр.- Если не можете помочь?

- Вы ведь знаете историю врача Рце Юста,- не отвечая на вопрос, сказал Зет Уг.- В эпоху Голода и Войн он изобрел средство Нежной Смерти. Он сказал всем безнадёжно больным, уставшим от жизни, опустившим руки в борьбе с невзгодами: "Приходите сюда, и вы найдёте покой – я дам вам нежную смерть. Лучшего вам сейчас никто не предложит".

Долгие годы последнее утешение людям могла дать только нежная смерть. Цветов забвения было мало, и она была единственным путём для отчаявшихся. Пусть теперь вместо неё у людей будет мечта о Земле. Когда кому-то станет совсем плохо, когда ему покажется, что выхода нет, что жизнь совершенно ужасна, он сможет прийти к вам и посмотреть ваши фильмы, мечту, которую вы даёте. Вместо последнего пристанища Нежной Смерти.- Зет Уг умолк.

- Значит, наши усилия, наши рассказы, книги, фильмы это всего лишь иллюзии, дающие отчаявшимся людям призрачный покой? Вместо ласковой смерти или цветов забвения? Так вы расцениваете нашу деятельность?- тихо спросил Сат Эр.

Зет Уг ничего не ответил.

Сат Эр остановившимся взглядом смотрел на бутоны, вокруг которых колыхалась прозрачная дымка.

На этот раз молчание длилось томительно долго.

- Я оставлю вам фильмы,- повторил, наконец, магистр, не зная, о чём говорить ещё.

- Да, конечно,- отстранённо отозвался правитель. Он слегка коснулся цветов, словно погладил их. Затем повернулся к посетителю и поднял руку в знак прощания.

Уже выходя из беседки, Сат Эр оглянулся.

Зет Уг сидел с закрытыми глазами, вдыхая сладкий дурманящий аромат цветов забвения.

 

Глава 3. Вир Норин.

Когда известие о том, что после отбытия звездолёта землян один из них остался на планете широко распространилось, к Вир Норину стали часто обращаться с просьбами выступить перед той или иной аудиторией. Особенно настойчиво приглашали землянина в гости учёные из разных научных организаций.

Астронавигатор неизменно отказывался, помня, как его лекция перед сотрудниками института физики дала местных умельцам идею разработки каскадного импульсного излучателя, пробившего защиту СДФ, что стало причиной гибели Фай Родис. Кроме того, он был уверен, что в фильмах, тщательно отобранных социологом экспедиции и переданным ранее тормансианам, содержится вполне достаточно полезной научной информации, притом такой, какую нельзя использовать для создания оружия, и не хотел снова по неосторожности сообщить что-либо опасное.

Однако на одно из таких предложений – рассказать, как он пришёл к выбору своей профессии – он, в конце концов, всё же дал согласие.

К назначенному для выступления астронавигатора часу аудитория в столичном клубе "друзей Земли" была переполнена.

- Я всерьёз заинтересовался космосом ещё в школе,- начал свой рассказ Вир Норин.- Поводом к этому послужила одна старинная книга по истории астрономии с красочными и увлекательными рисунками. В ней говорилось о Марсе – соседней с нами планете – и истории его изучения. Марс издавна, даже ещё когда у людей не было телескопов, называли "Красной звездой", потому что он выделялся среди других небесных светил отчётливо красным цветом.- Астронавигатор включил проектор, и на экране перед аудиторией слушателями появились изображения.

- Когда телескопы были ещё маломощными, некоторые астрономы решили, что они видят на поверхности Марса прямые линии, похожие на искусственные каналы – из чего возникла гипотеза о существовании на этой планете, сейчас или в прошлом, развитой цивилизации. Эти каналы схематически изображались тогда так:

Примерно тогда же астрономы предположили, что на Марсе, несмотря на его удалённость от Солнца и разрежённую атмосферу, могут обитать растения, только они будут иметь непривычный для нас цвет – не зелёный, а синий. Хотя это предположение не оправдалось, но оно стало началом нового направления в исследованиях космоса – астроботаники.

Гипотеза о каналах и марсианской цивилизации тоже не подтвердилась: в более мощные телескопов стало видно, что "каналы" – просто иллюзии, возникавшие из-за несовершенства зрительной аппаратуры. Окончательно выявили отсутствие жизни на Марсе отправленные туда автоматические исследовательские станции, а потом и пилотируемые экспедиции. На "красной планете" обнаружили много интересного – кратеры, пылевые бури, полярные шапки, иней – но органической жизни там не нашлось.

 

 

Постепенно астрономы ответили на все основные вопросы, связанные с Марсом. И всё же одна загадка, связанная с ним, осталась. В крупнейшем каньоне Марса (и всей Солнечной системы) Чашма обнаружился, сначала на фотографиях, а потом и при исследованиях марсоходами и астронавтами, странный объект, напоминающий колею от взлёта космического корабля. До сих пор так и не выяснено, что это такое – загадочная игра природы или след инопланетной цивилизации.

Для меня же увлекательная история изучения Марса стала началом пути в космонавтику.

На этом астронавигатор закончил своё выступление, поблагодарил слушателей, после чего, сославшись на неотложные дела, покинул аудиторию. Он не хотел вдаваться в технические проблемы своей профессии, опасаясь подать местным учёным идеи, реализация которых может дать в руки неблагоустроенного общества опасное оружие.

Лекция астронавигатора, транслировавшаяся по всепланетной сети вещания, имела громадный успех. Сотни молодых тормансиан подали заявления о поступлении на факультеты астрономии. В стране оживилась деятельность обществ космонавтики. Когда-то исследования в этой области были запрещены по идеологическим соображениям – чтобы не подрывать государственный миф о прибытии предков жителей планеты с неких Белых Звёзд. Но появление экспедиции землян этот миф разрушило, а лекция астронавигатора стимулировала интерес к возобновления собственных космических полётов.

Через некоторое время председатель столичного клуба "друзей Земли", старый соратник Вир Норина по движению Сопротивления, уговорил его сделать ещё один доклад, на этот раз на тему источников чистой энергии. До сих пор на Тормансе основными энергетическими ресурсами были уголь и нефть. Однако при их сжигании выделялись газы, загрязнявшие атмосферу, оказывавшие вредное воздействие на здоровье людей. Миллионы шумных повозок извергали на улицах клубы копоти и выхлопных газов, образовывавших смог в городах, а тепловые станции, работавшие на производных от нефти продуктах, ежедневно выбрасывали в атмосферу тысячи тонн токсичных отходов, оседавших потом на поверхности земли и водоёмов.

Свою вторую лекцию землянин начал с замечания, что нынешняя тормансианская система переработки топлива не только малоэффективна и вредна для здоровья, но и абсурдна, потому что сжигаемая для производства тепла нефть является концентратом ценных органических веществ.

- Как некогда заметил наш учёный – топить нефтью это всё равно, что топить ассигнациями,- сказал Вир Норин и пояснил;- ассигнации – это бумажные деньги, которые в прежние времена использовались на нашей планете.

Чтобы получать безопасную и чистую энергию нужно научиться концентрировать рассеянную повсюду вокруг вас энергию. Решение задачи концентрации энергии, бесспорно, является одной из важнейших для прогресса вашего общества.

- Но позвольте,- перебил его один из слушателей, седой учёный в очках,- ведь согласно закону Клауса Дина энергия, которая была использована, рассеялась и не может быть собрана обратно.

Землянин задумался.

- Я понял, о чём вы говорите,- сказал он, наконец.- У нас, в древности, в примитивной физике Разобщённого Мира, было сходное утверждение, оно называлось вторым началом термодинамики. Но уже вскоре после его введения учёные нашли, что область его применения очень ограничена.

В аудитории, где присутствовало немало физиков, раздался шум, не стихавший несколько минут.

- Разрешите усомниться в ваших словах,- обратился к Вир Норину другой учёный.- Этот закон подтверждался на многих примерах и никогда не был опровергнут. Температура всегда переходит от более тёплых тел к более холодным, и исключений из этого правила нет. Оно распространяется и на всю Вселенную, которая движется к состоянию равномерно распределённой температуры.

- У нас в древности тоже некоторое время так думали,- кивнул землянин.- Но это была ошибка, которую одним из первых опроверг учёный по имени Циолковский. Вот простой пример. Представьте себе объёмное изолированное тело, которое имеет равную температуру в любой своей части. Спрашивается: будет ли распределение температуры в нём меняться со временем?

Аудитория зашумела, с мест послышались выкрики:

- Нет!

- Конечно, нет!

- По закону Клауса Дина в такой изолированной системе теплообмена не происходит!

- Это известно любому студенту!

Переждав бурю эмоциональных откликов, землянин с улыбкой сказал:- Вы все делаете одну и ту же ошибку – не учитываете действие силы тяготения. Как систему ни изолируй – тяготение в ней не исчезнет. В нашем примере сила тяготения начнёт производить сжатие тела, что повлечёт за собой выделение тепла – сжатие всегда им сопровождается – и создаст перепад температур между центром и верхней частью нашего тела. То есть, исходная равномерность распределения  температуры частей тела нарушится.

Пользуясь тем, что аудитория затихла, погрузившись в размышления, Вир Норин продолжал:

- Взрывы сверхновых звёзд, как и реакции распада – тоже примеры перехода температуры от холодных тел к горячим. В природе регулярно происходят процессы уменьшения энтропии-

- Вы говорите о флуктуациях?- перебил его новый голос из зала.- Это известно. Закон Клауса Дина вероятностный, и отклонения- флуктуации от него вполне возможны.

- Нет, я говорю об общем процессе концентрации энергии. Это закон, а не статистические аномалии. Вы и сами можете найти в природе множество сходных примеров, если немного подумаете. Собирают энергию солнечного света и концентрируют её растения. Как концентраты энергии можно рассматривать те же уголь и нефть. Процессом концентрации рассеянной материи и энергии является формирование звёзд из туманностей. Наша планета тоже представляет собой не флуктуационное отклонение от некоего равновесного состояния, а результат концентрации вещества. Процессы рассеяния энергии и её концентрации происходят в природе всё время и на всех уровнях организации материи. В бурной хаотичной магме возникают и растут кристаллы. В биполярном цикле, с двумя аттракторами – хаосом и порядком – колеблются социальные системы, переходя на более высокий уровень или включаясь в другие.

Смелее критикуйте гипотезы, точнее устанавливайте границы применимости законов – и ваше научное знание станет намного яснее.

Возвращаясь к теме нашей лекции, повторю – научитесь управлять процессами концентрации рассеянной энергии – энергоинверсией – и вы решите проблему получения источников чистой и возобновляемой энергии.

В аудитории некоторое время царило напряжённое молчание, потом кто-то спросил:

- Вы сказали, что колебания между порядком и хаосом происходят и в социальных системах. Нельзя ли привести примеры?

- Это отдельный, довольно сложный вопрос, и мы рассмотрим его в следующий раз,- ответил Вир Норин.

Однако следующий раз случился нескоро.

 

Глава 4.1. Тейген Герс. Приход к власти.

Постепенно интерес тормансиан к Земле и её культуре стал ослабевать. На просмотры земных фильмов в клубах приходило всё меньше народу, передачи по сети вещания, связанные с Землёй, собирали всё меньшую аудиторию; земная литература и искусство всё реже упоминались в школах, а земная наука и техника – в вузах.

Основной причиной этого стала патриотическая кампания в официальной сети вещания. Тон ей задавали несколько членов Совета Двенадцати, в своих выступлениях постоянно твердивших о самобытных ценностях жителей планеты, которым они противопоставляли скучную и пресную – бездуховную, как они её ещё называли – жизнь землян. По закреплённой многими веками привычке к подражанию высшим властям, такие же речи вскоре зазвучали и из уст чиновников рангом пониже.

В литературе стали появляться произведения, воспевавшие историю Торманса, величие его правителей и полководцев, особенно тех, которые огнём и мечом объединили разные народы в одну империю. Слово "империя" тоже всё чаще стало появляться в книгах, фильмах, передачах сети вещания Торманса. После исчезновения Чойо Чагаса прежнее имя планеты – Ян-Ях – перестало использоваться и вместо него в оборот вошло название Эксельсора – что в переводе на земной язык означало "Высокая", или "Великая". История Высокой-Великой империи и её героев постепенно стала самой популярной темой в культуре и искусстве Торманса. Издавались красочные альбомы с фотографиями памятников прошлого; в столице и провинциальные городах воздвигались новые скульптуры императоров, царедворцев, военачальников; составлялись многочисленные философские трактаты, доказывавшие уникальность пути развития Высокой империи.

Вновь возродилась легенда о происхождении предков тормансиан с Белых Звёзд. Какая-либо связь их с Землёй всё настойчивее отрицалась. При этом подчёркивалась особая мудрость предков, позволившая им создать Высокую империю и сохранявшаяся столетиями в самобытной культуре её жителей.

Начал возрождаться культ Змеи. Его наставники проповедовали веру в небесные сады Цоам, куда после смерти попадают все истинно праведные – под которыми понимались ревностные исполнители велений высших властей. Культ Змеи объявлялся неотъемлемой частью особого духовного пути жителей Высокой империи, и он был, как утверждалось, также доставлен их предками с Белых Звёзд.

О Земле в передачах сети вещания и в публикациях всё чаще говорилось в пренебрежительно-насмешливом тоне, как о развращённой и загнивающей планете. Подчёркивалась анархичность устройства её общества, где отсутствовали сильные правители, с иронией упоминался образ жизни землян, которому противопоставлялась самобытная культура высокоимперцев. В публицистике начали появляться статьи, разоблачавшие тайные замыслы Земли, стремящейся с помощью своих наймитов внедрить в Высокую империю чуждые ценности, разложить добродетельные нравы её жителей, сокрушить её мощь, а потом захватить её остатки. Примером такой деятельности землян и их пособников называлось недавнее отпадение от империи провинций в хвостовом полушарии.

Пышно расцвела развлекательная литература в жанре фэнтези, безыдейная, но наполненная красочными описаниями драк, пальбы, похождений патриотов, уничтожающих врагов Эксельсоры – в которых всё чаще угадывались земляне. Героями таких книг, действовавшими как в космосе, так и в параллельных мирах, их сочинители нередко делали змееносцев, наделяя их мощной мускулатурой, быстрой реакций, умением метко стрелять из пистолета. Часто в таких фантазиях змееносцы спасали маленьких девочек – авторы старались этим приёмом вызвать к ним симпатию читателей – хотя в реальном мире змееносцы, как и их младшие коллеги стражи- лиловые, были палачами, карателями и убийцами, а уж помогать незнакомым людям никому из них и в голову бы не пришло. Любимым приёмом змееносцев, когда они вместе с лиловыми разгоняли демонстрации протеста, было бить женщин сапогами в живот.

В других фантазиях подобного рода простые обыватели получали необычные способности, чаще всего магические, и достигали с их помощью исполнения всех своих нехитрых мечтаний: становились богачами, посещали дорогие рестораны и бордели, "нагибали" всех окружающих, заводили себе гаремы.

Несмотря на нелепости, такая литература широко распространялась, навязывалась читателям с помощью рекламы, насаждая как безвкусицу, так и ложные представления о Земле.

Все эти книги, фильмы, статьи, агитационные ролики и прочее оплачивались олигархами и поощрялись змееносцами. Внедрение низкопробных штампов в головы читателей соответствовало целям и тех и других, поскольку развращённым и одураченным народом было легче управлять, а также отвлекать его от реальных проблем. Забавно, что сочинения о коварных планах землян, "жаждавших захватить предприятия и природные ресурсы Высокой империи", тоже издавались на деньги олигархов, которые как раз и присвоили себе все заводы и богатства планеты.

"Умеренные" и сам Сат Эр теперь лучше понимали мрачные предсказания историка Арк Дина. Вот только их усилия что-либо изменить уходили в пустоту.

*   *   *

Зет Уг всё реже появлялся на заседаниях Совета Двенадцати и на публике. Ходили слухи, что он пристрастился к вдыханию пыльцы цветов бездумного отдыха, навевавшей сладкие иллюзии, но разрушительно влиявшей на здоровье. В своих эпизодических выступлениях по общей сети вещания, становившихся всё более путаными и косноязычными, он, в основном, напоминал о мрачных временах всевластия Чойо Чагаса и восхвалял нынешнюю свободу.

Однажды на экранах дальновизоров появился Тейген Герс, один из Двенадцати, возглавивший службу безопасности после гибели Ген Ши, и сообщил, что председатель Зет Уг, утомившись от великих забот о стране и народе, принял решение отойти от государственных дел. На следующий день по общественному дальновидению было объявлено, что преемником Зет Уга избран владыка Тейген Герс. Слово "владыка", давно уже не употреблявшееся по отношению к высшим властям планеты, назойливо повторялось, как бы подчёркивая, что наступают другие времена.

*   *   *

Новый глава Совета Двенадцати происходил из низов общества. Детство он провёл в одном из провинциальных городов, среди дворовой шпаны и гопников, занимавшихся мелкими грабежами и издевательствами над более слабой малышнёй. После окончания школы он вступил в "Корпус бдительных" – так назывались добровольцы, следившие за подозреваемыми в нелояльности гражданами и писавшие на них доносы. Необычайное усердие в этом деле и умение угадывать желания начальства помогли ему достичь ранга змееносца, а вслед за этим добиться и перевода в столицу.

В городе Средоточия Мудрости он служил с таким же верноподданическим усердием, и через некоторое время стал начальником столичной тайной полиции, а затем и заместителем Ген Ши, тогдашнего главы службы безопасности. В свой департамент он определил нескольких прежних друзей из гопнической юности, которые стали самыми верными его клевретами.

После гибели Ген Ши, Тейген Герс автоматически занял его место и некоторое время, пока в стране проводились реформы, никак не проявлял себя. При Зет Уге, новом председателе Совета Двенадцати, значение службы безопасности, резко снизилось. Тем не менее, Тейген Герс, её глава, внешне не высказывал неудовольствия.

Вскоре, однако, он начал предпринимать шаги, которые позволили змееносцам снова набрать силу. Олигархов часто грабили банды, образовавшиеся из бывших кжи, которым теперь не надо было отправляться во Дворец Нежной Смерти, но которым и зарабатывать себе на пропитание было нечем. Тейген Герс предложил олигархам охрану – за определённый процент от доходов. Благодаря такой политике – на Земле в Эпоху Разобщённого Мира её называли крышеванием – змееносцы поправили своё финансовое положение, а олигархи получили защиту от бандитов и рэкетиров. Это стало первым шагом к союзу олигархов и тайной полиции- змееносцев.

Закулисная борьба в Совете Двенадцати после ухода от власти Зет Уга никак не освещалась в официальной информационной сети, но по косвенным признакам можно было догадаться, что победу в ней нового владыки обеспечила поддержка ставленников олигархов, настаивавших на кандидатуре "твёрдой руки".

Став председателем Совета, Тейген Герс назначил на высшие государственные посты своих клевретов из числа змееносцев. Среди них наиболее близкими к нему были приятели из дворового детства. Заняв чиновничьи должности, они продолжали изъясняться тем же гопническим сленгом, что и в далёкой юности. Не избегал его и новый владыка. В выступлениях по общей сети вещания он любил вставлять в свою речь хлёсткие выражения на блатной манер, что, впрочем, повышало его популярность среди босяков, люмпенов, и всей массы городской шпаны.

 

Глава 4.2. Тейген Герс. Укрепление власти.

Опорой новой власти стали, как и при Чойо Чагасе, силовые структуры, в первую очередь змееносцы и "лиловые".

Тайная государственная полиция – называвшаяся корпусом змееносцев за знак змеи, который красовался на их чёрных мундирах – во времена Чойо Чагаса контролировала все стороны жизни общества. Она искала нелояльных, внедряя агентов во все кружки и группы, собирала компромат на чиновников, регулярно проводила акции устрашения – показательные казни заподозренных в неблагонадёжности. Змееносцы пользовались полным доверием диктатора, хотя гребенка террора иногда захватывала и кого-то из них.

При Тейген Герсе тайная полиция набрала силу, невиданную даже в период правления Чагаса. Она стала неподконтрольной никому и ничему, включая других членов Совета Двенадцати, кроме самого верховного властителя. Любые их поступки, любые преступления сходили им с рук; и речи не могло быть, чтобы их за них наказали, а если таковые совершались по приказу диктатора, то змееносцев, наоборот, повышали в звании, увеличивали оклады, давали новые квартиры. В результате среди них утвердился змеизм – такое название получила идеология бесчеловечности в сочетании с уверенностью в своей полной безнаказанности. Ты можешь делать всё, что угодно, и тебе за это ничего не будет. Мало того, можешь хвастаться своими злодеяниями, или, насмехаясь над здравым смыслом, обвинять во всём пострадавших. Отравить, искалечить, убить – а потом утверждать, что это сделала сама жертва. А все, кто этому не верит – враги Великой империи, "осквернители Змеи". Которых ждут пыточные подвалы и казематы.

Ещё одной привилегированной группой при Тейген Герсе стали "лиловые". Новый правитель значительно повысил им жалование и резкое увеличил численность их войск. Через некоторое время "лиловых" стало уже почти десять процентов от населения всей империи, а в столице их было до четверти от числа жителей. "Лиловые" должны были, как предполагалось, поддерживать порядок в городах, защищать жителей от банд. Но куда больше их интересовали поборы и взятки. Часто они предлагали услуги – от которых нельзя было отказаться – охранников рыночных торговцев и предприятий бизнесменов. Небольших, конечно, – крупные фирмы курировались змееносцами, и лиловые на эту кормовую территорию не допускались. В итоге, хотя стражи и потеснили бандитов в столице и других городах империи, но только в том смысле, что сами заняли их места – разница между прежними бандитами и нынешними стражами порядка практически пропала.

Обыватели видели, что многочисленные банды, вольготно себя чувствовавшие при Зет Уге, исчезли, и хвалили за это "твёрдую руку" Тейген Герса, но мало кто из них понимал, что само государство стало мафиозным – прежние функции бандитов взяли на себя силовые структуры. А наиболее крупные гангстеры просто-напросто легализовались, купив себе либо предприятия, либо мандаты в Собрании Делегатов, либо должности в корпусе змееносцев.

Олигархов, хозяев заводов и фабрик, такое положение дел в высшей степени устраивало. Тем более, что змееносцы, помимо защиты-крышевания их предприятий, за особую отдельную плату выполняли их деликатные поручения – сбор компромата, запугивание или убийства конкурентов. Началось переплетение силовых структур и олигархии, как и предсказывал Арк Дин.

Если лиловые стражи только дополнительно кормились от торговцев и щедрот олигархов, то высшие змееносцы вскоре сами стали сверхбогачами – чего не было при Чойо Чагасе – соединив в себе власть политическую и финансовую.

Второй опорой режима Тейген Герса стали владельцы крупных предприятий и целых отраслей экономики – олигархи.

По молчаливому уговору с новым правительством им было разрешено, в обмен на поддержку, уменьшить и без того скудную зарплату рабочих, отменить обязательные медицинские страховки, и повысить продолжительность трудового дня. Робкие бунты на нескольких предприятиях были с показательной жестокостью подавлены "лиловыми".

Хищнически эксплуатировались не только люди, но и природа. Олигархи из кланов, тесно связанных с правительством, конфисковывали сельскохозяйственные земли, на которых геологи обнаруживали залежи металлов, и организовывали там добычу руды, превращая цветущую некогда местность в отвалы отходов и шлака.

Близкие друзья нового владыки беззастенчиво расхищали бюджет страны, строя себе на берегах Экваториального моря роскошные дворцы и заказывая супер-яхты.

Олигархи наживались на поставках по государственным заказам некачественной еды в школы для учащихся, в армейские части для солдат.

Широко распространилась фальсификация продуктов питания. Она приносила колоссальные доходы олигархам, тоже, в основном, из числа "приближенных к телу", с признательностью вносивших малый прайс в его "специальные фонды".

Формально Совет Двенадцати принял постановления о защите прав потребителей, и даже назначил особых чиновников для борьбы с подделками еды, но великолепные дачи, вскоре отстроенные этими чиновниками в самых престижных пригородных районах столицы, лучше всех их отчётов показали, как они выполняют свои обязанности.

Эти чиновники тоже благословляли новые времена – ни Зет Уг, ни даже Чойо Чагас всё же не допускали массовой фальсификации продуктов питания, производства их из отходов.

В целом олигархия стала почти такой же всевластной, неуязвимой и неподсудной, что и змееносцы. При Чойо Чагасе к "неприкосновенным" относился узкий круг его приближённых, теперь же всё решали деньги, и те, у кого их было достаточно, могли позволить себе любое злодеяние. Безнаказанность олигархов порождала у них и их отпрысков полное пренебрежение к простым людям. Любимым развлечением "золотой молодёжи" стали гонки с бешеной скоростью по шоссе, безо всякого внимания дорожным знакам. Если они сбивали кого-то из пешеходов, то судебно-медицинские эксперты тут же объявляли жертв "мертвецки пьяными" – даже девочек-дошкольниц.

Эта кучка людей, десятая доля процента населения, считала себя полными хозяевами планеты.

Под знаком Змеи

Религия Змеи заключалась в почитании Великой Нагини, породившей, согласно священному писанию её поклонников, весь мир. Основным догматом этой религии была вера в роскошные небесные сады Цоам, куда после смерти должны попасть все, кто усердно чтил Великую Нагини- Змею, смиренно переносил бедность и земные тяготы, и ревностно исполнял приказы змееносцев.

При Чойо Чагасе религия Змеи была государственной. Все жители были приписаны к храмам и еженедельно каждый взрослый был обязан исповедаться у наставника Змеи в своих возможных прегрешениях, главным из которых считался непочтительный образ мышления. Неповиновение властям было, конечно, ещё хуже, но оно проходило по разряду уже не грехов, а преступлений. Кроме того, в храмах ежемесячно проводились обязательные для всех сеансы "встречи со Змеёй", на которых людям с помощью ритмической музыки и гипнотического излучения специальных устройств внушались преданность и покорность властям.

Число искренних почитателей этой религии было не слишком велико, поскольку наставники её, призывая прихожан к смирению и бедности в этом мире, сами усердно накапливали в нём богатства и ходили в роскошных одеяниях. Впрочем, существовала небольшая группа истинно-верующих фанатиков-аскетов, так называемых "благочестивых", которые гневно бичевали корыстолюбивых собратьев и предрекали, что те после смерти будут вечно гореть в огненной магме. Они обычно ходили босыми, в серых (вернее, посеревших от грязи прежде белых) одеждах и носили на шее ожерелья в форме извивающейся змеи.

При правлении Зет Уга религия Змеи заметно утратила свои позиции, главным образом из-за прекращения государственного финансирования. Кроме того перестали быть обязательными для граждан покаяния в грехах и сеансы "встречи со Змеёй".

Тейген Герс, придя к власти, снова возвысил культ Змеи. Он пригласил своим религиозным наставником Великого старца- главу фанатиков- "благочестивых" и спрашивал у него советы по всем важным вопросам. Было развёрнуто строительство новых храмов с мощами подвижников и мучеников, отдавших свои жизни ради торжества религии Змеи. Опять стали обязательными еженедельные исповеди и ежемесячные "встречи со Змеёй".

Великий старец не только окормлял владыку, объяснял ему, как лучше всего обустроить его империю, но и регулярно выступал по общей сети дальновидения. Он возвещал, что в мире сейчас ведётся борьба Добра и Зла, и бастионом Добра является город Средоточия Мудрости, который ныне возглавляет истинно праведный правитель. Зло же заключается в неповиновении законным властям, анархии и растлении духа, и эпицентром его является безбожная и развращённая Земля. "Наука Земли – зло и порча чистого сердца, её техника – зло и повреждение добродетельных нравов, её культура – зло и оскорбление здравого смысла",- витийствовал он.- "Заглядывайте чаще в свои сердца и сверяйте свои поступки с делами предков, тогда вы не собьётесь с истинного пути. Наши предки обладали особой мудростью и, хотя они жили в хижинах и ходили до ветру не в сатанинские унитазы, а в свои родные дощатые сортиры, но они были просты нравами и невинны душой. Главное, помните, чада мои, Добро – это Змея, Змея – это Добро.

Великий старец заключил договор с министерством образования о сотрудничестве в деле духовно-нравственного воспитания молодёжи, и вскоре во всех городах империи наставники местных храмов стали преподавать в школах основы догматики змеиной религии.

Змееносцы и олигархи полностью поддерживали реставрацию Тейген Герсом культа Змеи. Прежде всего потому, что та воспитывала у людей привычку повиновения, внушая, что власти, как и богатства священны, ибо даруются свыше Великой Змеёй. Но многие силовики и вполне чистосердечно верили в то, что им читалось на проповедях в храмах. Их мозг, приученный к бездумному выполнению указаний начальства, воспринимал слова наставников, подкреплённые авторитетом верховного владыки, как непреложные истины. Сходным образом становились очень богомольными, особенно с приближением старости, и многие олигархи, хотя и по иным причинам. Им Великая Нагини-Змея представлялась высшим существом, с которым можно и нужно договариваться – обычным способом, то есть, через подношение ценностей ей и её служителям – чтобы обеспечить себе счастливое посмертие в небесных садах Цоам, как бы проплатить там заранее место.

Зомбирование

Основой пропаганды, внушения людям каких-либо установок всегда было привлечение внимания. Это относилось и к сеансам "встречи со Змеёй", на которых гипнотическое воздействие устройств, имитирующих змей, оказывалось после того, как зрители сосредотачивали на них своё внимание, и к передачам дальновидения общей сети вещания, где самыми популярными приёмами привлечения внимания были сообщения о тех или иных катастрофах.

Тейген Герс придавал пропаганде важнейшее значение и выделял на неё большие средства.

Однако сеансы "встречи со Змеёй" можно было проводить не больше одного раза в месяц – опыты показали, что их учащение превращает загипнотизированных в идиотов. С другой стороны, эффект от таких сеансов держался недолго, дней через десять люди возвращались к нормальному восприятию реальности. Пропаганда через сеть дальновидения также не давала долгосрочных результатов. Имперские институты психологии, щедро финансируемые диктатором, неустанно трудились над разработкой новых методов и устройств, которые внушали бы людям установки пропаганды – прежде всего, повиновение владыкам, веру в каждое их слово, смирение перед змееносцами и олигархией – надолго.

В один не слишком прекрасный день на личный приём к Тейген Герсу попросился начальник лаборатории вневербального воздействия столичного Института психологии Волдар Натгейл. После того, как охрана тщательно проверила посетителя на предмет наличия оружия, тот предстал перед владыкой и объявил, что в его лаборатории создан прибор, который, будучи подключённым к передачам дальновидения, надёжно и массово зомбирует зрителей, превращает их, по существу, в управляемых роботов.

- Его действие использует те же принципы, что и змеиный гипноз, добавлены лишь некоторые технические усовершенствования, основанные на самых передовых достижениях науки,- лучась самодовольством, сообщил учёный.- К тексту передачи дальновидения присоединяется особым образом модулированный звуковой ряд, а в визуальную её составляющую на каждом двадцать пятом кадре вставляются картинки, представляющие собой содержание внушаемой установки. После чего для зрителей показанное им становится несомненной истиной, которую нельзя опровергнуть никакими фактами или рассуждениями, и непреложным руководством к действию, которое нельзя отменить ничем другим, кроме внушения новой установки.

- Ты можешь это продемонстрировать?- спросил явно заинтересованный владыка.

- Конечно, Великий,- согнувшись в поклоне, ответил Натгейл.- Мы приготовим две группы, которые будут смотреть по дальновизору одну и ту же передачу. Для первой группы эта передача будет вестись с программой внушения, для второй, контрольной – без неё.

- Хорошо,- кивнул Тейген Герс.- Если то, что ты рассказал, окажется правдой, то тебе будет даровано звание "познавшего Великую Змею", премия в размере годового оклада, и дача на берегу Экваториального моря.

Натгейл снова согнулся в поклоне:

- Какую установку прикажете внушить испытуемым, Великий?- спросил он.

Владыка на минуту задумался.

- Пусть им расскажут о падении нравов на Земле, о развращённости и коварстве её жителей, стремящихся захватить богатства нашей Высокой империи и поработить наш доверчивый народ,- наконец, решил он.

- Слушаюсь и повинуюсь.- Отвесив ещё один поклон, Волдар Натгейл, пятясь задом, покинул зал аудиенции.

Через два дня перед Институтом психологии остановился кортеж чёрных машин, в одной из которых находился владыка. Сопровождаемый то и дело кланяющимся директором, он прошёл в большой зал, разделённый на две отгороженные друг от друга части. В каждой из них сидела перед дальновизорами дюжина человек. Владыка устроился вместе со свитой на втором этаже. По его кивку инженеры включили аппаратуру, и на экранах визоров в обеих частях зала появилось изображение. Шла обычная передача про погоду в разных частях планеты. Через десять минут визоры погасли и люди в обеих частях зашевелились. Но если в одной части испытуемые вели себя спокойно, перебрасывались репликами про слишком ранние морозы в Арпаде и неожиданный ураган в Экваториальном море, то в другой части началась истерика. Молодой человек в красной одежде вскочил на стул и, размахивая руками, дёргаясь как припадочный, принялся вопить:

- Не позволим шайке межзвёздного ворья поработить наш народ, имеющий многовековую историю и особые духовные идеалы!

Его поддержал другой, крича с выпученными глазами:

- Пришельцы навязывают нам фальшивые ценности, хотят разложить нашу культуру, лишить наш бесхитростный народ присущей ему простоты нравов!

Со всех сторон понеслись выкрики:

- Гнусные злодеи!

- Не допустим!

- Долой!

- Вон!

- Уничтожим!

- Если они посмеют ещё раз явиться к нам, мы все, как один человек, встанем на защиту нашей веры и традиционного образа жизни наших предков!

- Да здравствует Великая Змея!

- Смерть пришельцам!

- Эти преступники нагло называют себя нашими братьями, в то время как наши учёные давно установили, что предки народа Эксельсоры прибыли с Белых Звёзд, чтобы устроить здесь жизнь, полную покоя и счастья!- пафосно воскликнул седовласый мужчина.

- Беспримерные наглецы!

Владыка Тейген Герс одобрительно кивал, явно наслаждаясь зрелищем.

Раскрылись створки, разделявшие две группы между собой, и одни бросились на других с криками: - Долой предателей! Смерть пособникам Земли!

Люди из группы, которые не подвергались внушению, изумлённо смотрели на бегущих к ним брызжущих слюной психопатов. Потом те и другие, старые и молодые, мужчины и женщины сцепились в безобразной драке.

- Обратите внимание, Великий, участники эксперимента были набраны из разных возрастных и социальных групп, но наше излучение подействовало на них одинаково,- почтительно шепнул диктатору сидевший справа и немного позади от него начальник лаборатории.

- И так можно сделать со всеми?- жадно спросил владыка, повернувшись к Волдар Натгейлу.

- Увы, процентов тридцать людей нейролингвистическому воздействию неподвластны,- с некоторым сожалением ответил учёный.- Частично это обусловлено характером человеческой психики, частично – несовершенством нашего устройства. Но если увеличить финансирование…

- Ты получишь всё, что тебе требуется,- прервал его Тейген Герс.- Во славу империи. И ещё: подготовь установку на внушение, которую нужно будет запускать каждый день в конце вечерней программы новостей.- Он задумался на минуту, потом сказал:- Текст должен быть таким. "Образцовый раб – это не просто раб, беззаветно преданный своему хозяину, а раб, у которого при мысли о том, что он раб, текут слёзы счастья".

Величие, милитаризм и наука

Во время Чойо Чагаса в литературе и искусстве Торманса утвердился культ государственного величия. В начале правления Зет Уга он несколько поугас, но потом писатели и другие деятели искусства, оплачиваемые олигархами и поддерживаемые змееносцами, вновь стали проповедовать его.

При Тейген Герсе слово "величие" прочно вошло в оборот пропаганды. Ежедневно по общей сети вещания дикторы зачитывали так называемые "сводки величия" – сообщения о строительстве олигархами новых шикарных дворцов на побережье Экваториального моря и спуске на воду их очередных супер-яхт. Потоком пошли художественные и исторические сочинения, восхваляющие прошлое величие империи. При этом литераторы не удерживали полёт своей фантазии, а историки не стеснялись исправлять документы, вымарывать свидетельства, противоречившие заявленному величию, и дополнять реальные события вымышленными.

Все средства массовой информации воспевали бездумное подчинение, пропагандировали почитание владык, стремление попасть в класс их обслуги.

Ещё одним компонентом государственной пропаганды при правлении Тейген Герса стал милитаризм, бряцание оружием на парадах, воинственные угрозы в адрес соседних государств – отколовшихся недавно от империи провинций, призывы к населению готовиться к борьбе в защиту своих владык, змееносцев и олигархов.

В школах детей стали воспитывать в духе "величия" и почитания власти. С младших классов их учили обращаться с оружием, разбирать и собирать автоматы, маршировать строем.

Фильмы о Земле были безусловно запрещены, их предлагалось сдать властям, и ослушникам обещались суровые кары. Даже само упоминание о Земле стало криминальным, лиц, замеченных в нём, ждала суровая проверка на лояльность, обычно завершавшаяся увольнением с работы, а то и заключением в тюрьму. Всё то немногое, что ранее вошло в литературу или искусство страны из земной жизни, последовательно выкорчёвывалось.

И такое происходило не только в культуре, но и в науке. Знания, полученные от землян, были объявлены никчемными, а земные достижения, уже вошедшие в местный научно-технический оборот, стали приписываться каким-то неизвестным гениям Эксельсоры.

Одной из забавных мер правительства Тейген Герса в его борьбе с "негативным влиянием развращённой земной науки на наши традиционные ценности", стало запрещение преподавать в школах и вузах логику. Эту науку, с которой жители планеты познакомились благодаря фильмам землян, Великий старец, советник владыки, объявил "подрывающей устои нашего общества", "противоречащей особому духовному пути наших предков" и "внедрённой агентами враждебной нам Земли". Истинная причина запрета логики, впрочем, заключалась в том, что она повышала у людей сопротивляемость к нейролингвистическому программированию.

Наука самой империи была решительно повёрнута к разработке и производству новых видов вооружений. По крайней мере, такой стала основная её часть. Хотя существовали учреждения, занимающиеся выполнением и других заказов правительства и олигархии: институты изучения психологии и нейролингвистики, центры по разработке методов фальсификации еды, и тому подобные.

Многие учёные, не желая обслуживать тиранию и создавать оружие для владык, покинули империю. Обычно они переезжали в соседнюю Арпаду, бывшую провинцию Арду, объявившую, после свержения Чойо Чагаса о своей независимости.

Благодаря массовому притоку интеллектуальных сил, Арпада стала стремительно развиваться и, отставая раньше от центральных областей империи, вскоре вырвалась в научном отношении далеко вперёд.

*   *   *

Укрепив свою власть, Тейген Герс предпринял решительное наступление на разрушительную анархию, как он назвал разные вольности, размножившиеся в стране при Зет Уге.

В один день указом владыки были закрытие все газеты, позволявшие себе хотя бы изредка высказывать сомнение в благодетельности каких-то начинаний правительства. Выступая перед редакторами оставшихся газет, Тейген Герс заявил:

- Дело прессы – доводить мнение начальства до простых граждан. Других материалов в ней быть не должно.

Снова вошёл в обиход термин "осквернители", только теперь он обычно дополнялся словом "величия". "Осквернителями величия" именовались все, кто протестовал против преступлений змееносцев, хищничества олигархов, или коррупции чиновников. По общей сети дальновидения ежедневно оглашались верноподданнические сообщения губернаторов провинций о количестве арестованных "осквернителей" и о мерах наказания для них.

Альтернативная сеть вещания, созданная участниками бывшего Сопротивления, до крайности раздражала нового владыку, но, несмотря на самые грозные указания, отдаваемые им своим подчинённым, ликвидировать её не удавалось. Применявшиеся при разработке её трансмиттеров земные технологии не позволяли заглушить её передачи, а после перебазирования основной массы её станций вещания за рубеж, в Арпаду, и физически разгромить её стало невозможно.

Зато новый владыка разобрался с Собранием Делегатов. Хотя вошедшая уже в начале его правления в постоянную практику покупка крупными гангстерами мест в этом учреждении сильно снизила его авторитет, но, всё-таки, после зачистки прессы оно стало трибуной врагов диктатора, и ряд делегатов, пользуясь дарованной им во времена правления Зет Уга неприкосновенностью, вёл возмутительные и подрывные, по мнению Тейген Герса, речи.

Поэтому на новых выборах в Собрание Делегатов в ход пошли вбросы голосов и другие фальсификации в пользу кандидатов от змееносцев и олигархов. Потом диктатор фактически ликвидировал фракцию партии Справедливости, перекупив нескольких её депутатов, а остальных объявив лишёнными их мест за антигосударственную деятельность. Наконец, чтобы окончательно дискредитировать это учреждение, он своим указом назначил в него пару клоунов из столичного цирка.

 

Глава 5. Вир Норин.

Яростная пропагандистская кампания сделала небезопасным появление землянина на улицах города Средоточия Мудрости. С согласия руководства партии Справедливости, впрочем, снова принявшей название Движения Сопротивления, он, как и другие члены штаба, укрылся в тайном лабиринте под Храмом Времени. Остальные противники диктатора, которые могли быть известны его охранке, тоже перешли на нелегальное положение.

В сложившихся условиях было решено вынести вопрос тактики борьбы с режимом на общую дискуссию. Её открыл магистр Серых Ангелов Сат Эр.

- Тейген Герс сейчас популярен в народе,- начал он.- Во-первых, он ликвидировал почти все банды в городах, и хотя, по существу, его силовики просто заменили собой прежних бандитов, люди, в своём большинстве, этого не понимают. Они видят, что с улиц городов исчезли гангстеры, и хвалят нового владыку за наведение порядка. Во-вторых, его пропаганда через общую сеть вещания оказалась достаточно эффективной. Подбирая одни факты и игнорируя другие, занимаясь манипулятивными искажениями информации, его медиа-инженеры сумели внушить значительной части своей аудитории положительное отношение к режиму.

Учитывая всё это, я полагаю, что возобновление террора против властей сейчас окажет только отрицательный эффект – вызовет к ним сочувствие. Мы должны усилить разоблачение коррупции чиновников, хищничества олигархов, злодейств змееносцев через свою сеть дальновидения. Пока не наступит перелом настроений в народе. Только потом можно будет перейти к тем или иным активным действиям.

- Аудитория наших каналов раз в десять меньше аудитории всеобщей сети,- заметил инженер Таэль. - Мы не добьёмся успеха и за годы.

- Да, борьба будет трудной и долгой,- согласился Сат Эр.- Но я не вижу других возможностей в настоящее время. Мы должны выждать. Режим обязательно совершит какую-нибудь роковую для себя ошибку. Его нынешнее поощрение мракобесия, архаики, милитаризма ведёт страну в пропасть. С нарастанием числа абсурдов появятся и возможности для изменения ситуации.

- Пока что словно сама судьба против нас,- меланхолически заметил кто-то.

- Не надо мистики,- поморщился историк Арк Дин.- Судьба тут ни при чём. Добились бы ликвидации олигархического строя – не было бы нынешней уродливой и мракобесной диктатуры. И, заверяю вас, худшее у нас ещё впереди.

Припомнив древнюю историю Земли, Вир Норин согласно кивнул.

- Режим Тейген Герса движется к фашизму,- сказал он.

Историк поднял брови, подумал, потом согласился.

- Да. Вспомнил это слово. У нас эту идеологию называют змеизмомбесчеловечностью в сочетании с уверенностью в своей полной безнаказанности. Ты можешь делать всё, что угодно, и тебе за это ничего не будет. Именно так ведёт себя режим в целом и отдельные его представители – змееносцы и олигархи – в частности.

- Я хочу внести уточнение,- снова подал голос инженер Таэль.- Пропаганда Тейген Герса успешна не столько благодаря простым манипуляциям с фактами, сколько из-за применения особой технологии нейролингвистического программирования в передачах общей сети вещания. Мы проделали их анализ и установили, что в тексты вплетены ритмические звуковые гаммы, оказывающие гипнотизирующее воздействие, а в визуальные ряды вставлены дополнительные, не замечаемые сознанием, но влияющие на подсознание кадры, содержащие нужные властям установки. Это можно называть техникой массового зомбирования.

- Подобной сеансам "встречи со Змеёй"?- спросил Арк Дин.

- Да,- ответил инженер.- Только сеансы чаще раза в месяц проводить не удавалось – люди просто превращались в развалины, а нейролингвистическое программирование для физического здоровья относительно безвредно. Хотя и делает из подвергшихся такой суггестии своего рода аналог роботов.

- Я вчера встретил толпу молодых людей со стеклянными взглядами и пустыми выражениями лиц, маршировавших строем, размахивавших флагами и выкрикивавших бессмысленные лозунги про "величие" и "осквернителей",- сказал Вин Норин.- Похоже, это были как раз они. И такая технология действует на всех?

Инженер отрицательно покачал головой.

- Нет, примерно четверть ей не поддаётся. А у одного процента попытки программирования подсознания вызывают тошноту.

Астронавигатор вспомнил, что однажды он включил программу официальной сети вещания и у него после первых же кадров случился приступ неконтролирумой рвоты. Только немалым усилием воли ему удалось успокоить разбушевавшийся организм. И, конечно, дальновизор он с тех пор больше не смотрел.

- Что ещё может нейтрализовать нейролингвистическое программирование, кроме природного иммунитета?- спросил Сат Эр.

- Тренировка разума, приучение его к правильному мышлению. Очень эффективным было изучение логики, умения здраво рассуждать, но она сейчас, как вы знаете, указом диктатора запрещена,- ответил инженер Таэль.

- Объявлена чужеродной и антинациональной наукой,- усмехнулся Арк Дин.

- Я хотел бы ещё сказать о будущих возможностях, правда, не сказать, чтобы желательных, - сказал Сат Эр.- Почти нет сомнений, что приближается война. Усиление милитаристской пропаганды делает это всё более очевидным. Первый удар диктатор наметил, скорее всего, на Арпаду – соседку империи, её бывшую провинцию. Она куда меньше Эксельсоры, и Тейген Герс, несомненно, считает её лёгкой добычей, которую он сумеет покорить за пару дней. Он, однако, не учитывает, что Арпада за прошедшее после отделения время стала крупным промышленным и научным центром. Туда уехали многие наши учёные, не пожелавшие служить тирании. Её президент понимает, получая известия о происходящем в городе Средоточия Мудрости, что Тейген Герс, скорее всего, готовит нападение. Поэтому в Арпаде сейчас ускоренными темпами выпускаются вооружения и тренируются армейские части. Кстати, я хотел бы ещё отметить, что арпадцы очень мотивированы на защиту своей страны. Там нет всевластных змееносцев – их корпус ликвидировали сразу после отделения от империи – ни такой безумной разницы в уровне жизни между олигархами и простым народом, как в Эксельсоре. Выборы властей там не превращены в фарс, нет там и нынешнего насаждаемого у нас, под видом "традиционных ценностей", дикого мракобесия. И они совсем не жаждут заполучить всё это снова – под какими бы предлогами имперская пропаганда ни стала им его навязывать. Так что если Тейген Герс рассчитывает, что его армии там встретят с букетами цветов, то он глубоко заблуждается.

Я это говорю к тому, что, во-первых, нам следует быть готовыми к войне, а во-вторых, такие войны, затеваемые самонадеянными и безрассудными диктаторами, подрывают их же режим, и становятся, особенно в случае их поражения, факторами политических изменений.

На некоторое время участники обсуждения погрузились в раздумье. Потом Таэль сказал:

- Если так, то я полагаю, что нашему штабу следует перебазироваться в Арпаду. Помимо прочего, мы можем оказать их учёным содействие в освоении земных технологий для разработки защитного оружия,- он бросил короткий взгляд на астронавигатора, который согласно кивнул.- Дальше всё будет зависеть от хода войны и её влияния на внутреннюю обстановку в Эксельсоре.

- Если имперские войска потерпят поражение или будут нести сильные потери, то диктатора могут устранить свои же,- добавил Арк Дин.- В нашей истории, да и в древней истории Земли, такое происходило регулярно.

- Решено,- подвёл обсуждение магистр.- Наша основная задача сейчас – выжить и дождаться внутреннего развала империи.

Историк повернулся к землянину.

- Ещё одно. В прошлый раз вы обещали рассказать нам о рассеянии и концентрации энергии, колебаниях между порядком и хаосом в социальных системах. У меня сложилось впечатление, что сейчас нам эти знания могут очень пригодиться. Может быть, пока ещё есть время, расскажете, что думает об этом земная наука?

Вир Норин согласно кивнул.- Хорошо. Вряд ли скоро представится другой подходящий случай.

- Делаем перерыв на полчаса,- предложил магистр,- после чего собираемся здесь снова.

*   *   *

- Хаос и порядок – это, по нашим современным представлениям, два аттрактора, полюса притяжения, между которыми осциллируют состояния любых систем, в том числе социальных,- начал свой рассказ Вир Норин.- Упорядоченная система в процессе своего функционирования использует энергию, рассеивает её, создавая нарастающую энтропию, хаос. В какой-то момент начинается обратный процесс: появление островков новых упорядоченных структур – концентрация энергии. Когда он охватит достаточно обширную область, происходит фазовый скачок – хаотизированная система превращается в упорядоченную. Это верно и для социальных систем: они используют и рассеивают энергию, генерируют хаос, энтропию, и, со времени, устаревают, разрушаются. После чего вокруг образовавшихся ядер новых систем, того же или более высокого уровня организации, начинается процесс упорядочивания. Затем опять используется накопленная сконцентрированная энергия. И так в биполярном цикле, с двумя аттракторами – порядком и хаосом – колеблется любая система, переходя на более высокий уровень или включаясь в другие.

В созданной сегодня Тейген Герсом высокоупорядоченной системе, с иерархиями змееносцев и олигархов, постепенно начинает нарастать хаос, энтропия. Это выражается, прежде всего, в росте объёма фальсифицированной информации, распространяемой по общей сети вещания. Вступая в противоречие с реальностью, она ведёт к разрушению мышления у людей – а это и есть один из видов социальной хаотизации: распад связной картины мира. Обратный процесс, который войдёт в общее преобразование нынешней диктатуры, будет состоять из сборки вокруг островков правдивой информации действительной картины мира.

Приближающаяся, по многим признакам, война внесёт ещё больше элементов хаоса в текущее положение, особенно если её ход будет для режима неудачным. Нарастающий хаос в некоторый момент приведёт к крушению всей нынешней социальной системы. В прошлой истории Земли именно неудачные войны, которые затевали помешавшиеся на величии и милитаризме правители, чаще всего были решающими факторами кардинальных изменений в политическом строе.

Время, под Храмом которого мы находимся – главный фактор краха подобных диктатур,- так закончил свою лекцию астронавигатор.

*   *   *

Через неделю Сат Эр встретился с Вир Норином и сообщил ему, что штаб Сопротивления, по просьбе пока ещё не закрытого посольства Арпады, принял решение тайно переправить землянина на один из военных полигонов этого государства для помощи в создании боевой техники. Ещё ранее арпадцам были переданы материалы по разработке оборонительного оружия, оставленные землянами Движению Сопротивления на случай развёртывания широкомасштабной войны с олигархией. Эти материалы следовало использовать с осторожностью, и лишь в крайнем случае. Шовинистическая кампания, развёрнутая в империи и недвусмысленные угрозы со стороны диктатора в адрес соседних стран с очевидностью говорили, что такой случай приближается.

- Война практически неизбежна,- сказал магистр Серых Ангелов.

- Видимо, да,- кивнул астронавигатор.- Если бы прибыл звездолёт с Земли, он сумел бы предотвратить эту бойню, ненужную никому, кроме безумного диктатора. Но сейчас, я согласен, надо помочь арпадцам создать оружие для отпора агрессору. И ещё, они должны знать: Земля с ними, а не с имперскими змееносцами.

 

Глава 6. Тейген Герс. Война Величия.

 

1.

Вскоре после прихода к власти Зет Уга несколько провинций хвостового полушария откололись от империи и объявили себя независимыми государствами. Они выслали бывших наместников-представителей Совета Двенадцати, провели выборы президентов и депутатов парламентов, ликвидировали корпуса змееносцев, закрыли храмы Змеи.

Зет Уг, занятый внутренними реформами, уделял мало внимания происходящему за рубежом, и в одной из своих речей мельком заявил о признании новых государств.

Однако Тейген Герс, утвердившись во власти, решил вернуть обратно в состав Высокой империи отпавшие от неё территории. К этому его подбивало и ближайшее окружение. Олигархи жаждали новых природных и человеческих ресурсов, которые они могли бы эксплуатировать. Змееносцы желали восстановить там свои структуры. Наставники хотели вновь открыть там храмы Змеи. И все вместе они называли жителей стран, ликвидировавших у себя господство владык, змееносцев, олигархов и змеиных священников "осквернителями Величия".

Впрочем, для Тейген Герса главной причиной его желания подчинить новые государства – или, как он выражался, "вернуть их в лоно исторической родины" – было то, что те подавали плохой, с его точки зрения, пример его собственным подданным. Своим новым политическим устройством они бросали вызов его представлениям о правильном социальном порядке. Если с влиянием Земли в Высокой империи было, в целом, покончено, то бывшие провинции, а ныне независимые государства, своими свободными выборами властей и депутатов распространяли, по мнению Тейген Герса, опасные семена анархии и растления нравов. Так или иначе, он решил, что с подрывающими величие изменниками и мятежниками пора кончать. И, прежде всего, с Арпадой, граничащей непосредственно с землями империи.

Придя к такому выводу, Тейген Герс начал готовить план военной кампании.

Был резко увеличен выпуск боевой техники. В передачах общей сети дальновидения и в публикациях официальной (другой не осталось) прессы почти ежедневно сообщалось о коварных замыслах арпадцев против Высокой империи, об их отступлении от "священных обычаев наших предков". Историки и публицисты доказывали, что Арпада никогда и не была независимым государством, а её отпадение, точнее, отступничество и измена Высокой империи, были вызваны подрывной деятельностью пришельцев с Земли. В школах и вузах ввели обязательную военную подготовку, обучение хождению строем, а также особые "уроки величия", на которых учащимся, построенным в форме извивающейся змеи, демонстрировали, в качестве примеров такого величия, фотографии яхт и дворцов олигархов, портреты знаменитых змееносцев, и зачитывали выдержки из речей Тейгена Герса.

*   *   *

Однажды в полдень по общей сети вещания Эксельсоры зазвучал государственный гимн, на экранах визоров появилось изображение садов Цоам, вслед за чем диктор торжественно объявил:

- Внимайте все жители Высокой империи! Через несколько минут начнётся трансляция из зала заседаний Совета Двенадцати!

Грянул бодрый военный марш и сады Цоам сменил зал с белыми колонными, украшенными обвивающимися вокруг них золочёными змеями. На трибуне в центре стоял председатель Совета Двенадцати Тейген Герс.

Видеокамера приблизила изображение. Правитель прочувствованно заговорил:

- Почтенные владыки, доблестные змееносцы, достойные наставники и все благонамеренные граждане. Долгое время народ Высокой империи великодушно терпел наглое пренебрежение и высокомерное поведение самонадеянных жителей Арпады, которые отреклись от обычаев наших общих предков и подпали под влияние развращённых и злокозненных пришельцев с Земли. Они оскорбляли величие Высокой империи, отказываясь принять к себе наших советников и в то же время гостеприимно распахивая двери перед изгнанными из нашей страны отщепенцами. Они обворовывали наших предпринимателей, конфискуя их имущество, как якобы полученное путём грабежей и мошенничеств. Они запрещали проповедовать нашим наставникам, несущим слова вечной мудрости, доставленные некогда с Белых Звёзд. Но нашему терпению пришёл конец. Сегодня доблестные войска Высокой империи по моему приказу пересекли границу с Арпадой. Мы ведём войну за возрождение величия нашей планеты, наказание осквернителей величия и исправление исторических несправедливостей.

У этой страны нет права на существование. В своё время владыка Зет Уг из жалости даровал ей так называемую независимость, но правящей клике Арпады наше благородство не пошло впрок.

Несомненно, что все благонамеренные жители Арпады с восторгом встретят освободительные войска Высокой империи и радостно вернутся в состав нашей общей исторической родины.

Завершив свою речь, Тейген Герс спустился с трибуны и прошёл к креслу во главе белого стола с изображёнными на нём извивающимися золотыми змеями. Владыка опустился на своё место, и камера дальновидения переключилась на показ всего зала.

К трибуне стали подходить, один за другим, члены Совета Двенадцати. Бодрыми голосами они возвещали:

- Да здравствует наша великая, не знающая поражений освободительная армия! Осквернители величия будут наказаны!

- Мы сокрушим их за пару дней! Отщепенцы и осквернители приползут к нам на коленях, вымаливая свои жалкие жизни!

- Слава предков вызывает к отмщению! Злобные замыслы арпадцев и других пособников коварных землян будут сокрушены!

- В Арпаде засели враги нашего народа! Наша армия покарает их мечом справедливости!

Несмотря на бравые фразы, некоторые владыки выглядели бледноватыми, а пару раз камера дальновидения как бы невзначай показала их трясущиеся руки. Тем не менее, на трибуну выходил очередной из Двенадцати, и снова повторялись, в примерно одинаковых выражениях, славословия в адрес мудрого решения Тейген Герса и проклятья в адрес осквернителей. Так продолжалось пока не настала очередь выступать владыке Пух Муху, заведовавшему производством продовольствия. Невысокий толстенький лысый человечек взобрался на трибуну, взял в руки микрофон, встал на цыпочки и вдруг … закукарекал.

По залу разнеслось громкое:

- Кукареку!

И ещё раз:

- Кукареку!

И ещё:

- Кукареку!

Все владыки уставились на коллегу, большинство с изумлением, а парочка – с откровенной завистью.

Тейген Герс приподнялся в своём кресле.

- Поздно прикидываться идиотом,- прошипел он.- Скажите прямо: вы одобряете ввод наших освободительных войск в Арпаду или нет?

- Кукареку,- ответствовал Пух Мух, но уже не так уверенно.

- Значит, вы поддерживаете отщепенцев и осквернителей?- голос Тейген Герса мог заморозить воду.

- Одобряю ввод наших освободительных войск,- сдался, наконец, Пух Мух.- Проклятие и позор всем отщепенцам и осквернителям. Прошу прощения, у меня что-то странное случилось с голосом.

Правитель хмуро кивнул, делая вид, что принимает фальшивое извинение – владыка Пух Мух представлял в Совете интересы крупнейших олигархов, потому был неприкосновенен. Остальные члены Совета Двенадцати злорадно заухмылялись. Их чересчур хитроумному коллеге не удалось соскочить.

*   *   *

Трансляцию по общей сети вещания речи председателя Совета и последующих выступлений владык смотрели и в штабе Сопротивления. Присутствовало всё руководство движения – кроме землянина, который по просьбе властей Арпады был тайно переправлен туда и сейчас помогал, используя свои знания, совершенствовать боевую технику.

- К тому всё шло,- сказал Сат Эр, когда показ заседания Совета Двенадцати завершился и на экране снова появилось изображение садов Цоам.- Вся эта милитаризация, псевдопатриотическая пропаганда, фальсифицированная история, постоянные угрозы в адрес соседних стран, бряцание оружием …

- Опросы показывают, что большинство населения поддерживает решение Тейген Герса,- заметил инженер Таэль.- Несомненно, это результат длительного зомбирования через визоры. Они верят, что будут защищать свою родину, в то время, как истинной причиной этой войны являются фантазии безумного диктатора. А также интересы олигархов и змееносцев.

- Установление олигархического строя и его объединение со структурами змееносцев ничем иным, как диктатурой и войной, закончиться и не могло,- сказал историк Арк Дин.- Сейчас вся экономика нашей страны находится в руках олигархов, а политика контролируется змееносцами, занимающими ключевые государственные посты. Тейген Герс просто выполняет их коллективную волю.

- Не только, он действительно верит в то, что говорит,- возразил Сат Эр.- Он фанатик культа Великой Змеи и убеждён, что, начиная войну против Апрады, выполняет священную волю Змеи. Когда он не называет арпадцев "осквернителями Величия", то называет их "осквернителями Змеи".

- Змеизм – это идеология безнаказанных злодейств,- угрюмо заметил Гзер Буям.- Змееносцы жестоко подавляли нас, кжи, когда мы протестовали против угнетения, и, конечно же, эту войну они тоже будут вести самым беспощадным образом.

- Война, объявленная Герсом, ударит и по нашему народу,- заметил Сат Эр.- Нищета, голод, смерть – вот что она несёт нашей стране. И углубление мракобесия.

- Не все владыки согласны с решением Герса,- сказал Таэль.- Вы видели, как у некоторых из них тряслись руки?

- Про себя понимают, что это всё очень даже может плохо кончиться,- кивнул магистр.- Но вслух сказать ничего не решаются.

- Когда-нибудь эта сцена с кукареканьем и трясущимися руками войдёт в учебники истории,- сказал Арк Дин.- Как пример того, насколько тупоумные и трусливые личности, в конце концов, остаются вокруг диктатора, привыкшего к бездумному повиновению. И ведь не нашлось среди всей этой мрази ни одного человека, который осмелился бы ему возразить. Ни одного!

А ведь была возможность, после реформ Зет Уга, создать высокоразвитую, удобную для проживания страну. Вместо этого устроили диктатуру, которая не только ничего не решающие у нас массы, но и всю нынешнюю элиту ввергнет в пучину бедствий.

Арк Дин отпил воды и продолжил:

- Как ни чудовищно происходящее, но оно, весьма вероятно, приведёт к краху режима. Хаос во время войны будет лавинообразно нарастать. А сейчас надо выступить с обращением к народу по нашей сети вещания. Люди должны знать точку зрения Сопротивления на начавшуюся войну.

Инженер Таэль кивнул.- Я прогрею аппаратуру и включу трансмиттеры. Это займёт минут десять.

Когда всё было готово, Арк Дин прошёл в центр комнаты и, глядя прямо в объектив камеры, заговорил:

- Все вы недавно слышали выступление членов Совета Двенадцати, высших правителей Эксельсоры. Они упоминали врагов нашего народа. Такие враги действительно есть. Но они находятся не в Арпаде, и не в какой-либо иной стране, близкой или далёкой от нас. Враги нашего народа, несущие ему бедность, угнетение, и разрушения, во все времена обитали в садах Цоам. Но, чтобы отвлечь внимание народа от своего воровства и своих злодеяний, они постоянно указывали на других …

*   *   *

Выступление Арк Дина практически не изменило отношение большинства жителей империи к начавшейся войне. Члены штаба Сопротивления с мрачными лицами слушали отклики на него по общей и по закрытой сетям вещания.

В официальной сети показывали митинги, на которых выступающие в почти одинаковых выражениях поддерживали Тейген Герса и обрушивались с бранью на его противников. У всех их были пустые глаза и бессмысленные выражения лиц. За ними в визорах появились демонстрации многотысячных толп, несущих плакаты с лозунгами "Да здравствует освободительный поход!", "Верьте своей стране!", "Долой осквернителей!" Одетые в чёрные мундиры молодчики то и дело механически вскидывали вверх правые руки, напоминая зигующих нацистов из древних земных кинофильмов.

Всё это, впрочем, не имело особого значения, потому что было просто срежиссировано самими властями.

Но и закрытая сеть вещания, предназначенная для владык, показывала сходные настроения. Больше половины населения поддержали Тейген Герса. Мужчины и женщины, юноши и старики ругали арпадских осквернителей, вынудивших владыку начать освободительный поход; называли его "правильным", "обоснованным", "справедливым", а ещё "превентивным" и "упредительным". Клеймили противников "освободительного похода" как предателей родины и требовали для них разнообразных кар. В одном завязавшемся споре женщина- писательница, поддерживая решение Герса, обращаясь к своему оппоненту – мужчине-инженеру, выступавшему против войны – говорила: "Почему вы начали говорить только сейчас? Где вы были все эти годы, когда арпадские осквернители устраивали провокации на нашей границе, убивали наших ребят, готовили нападение на нашу страну?" Ей аплодировала многочисленная аудитория. Попытки возражений, что маленькая Арпада не могла готовить нападение на громадную Эксельсору, тонули в улюлюканье и презрительном свисте слушателей, у которых из-за постоянного зомбирования по визорам были практически разрушены способности к логическому мышлению.

*   *   *

Тейген Герс запретил распространение какой-либо иной информации о положении на фронте, кроме официальной, которая, впрочем, давно уже представляла собой чистую пропаганду.

Для укрепления духа народа были мобилизованы многочисленные активисты, как платные, так и идейные.

Учащихся в школах и вузах выстраивали в форме вставшей на хвост змеи – чтобы показать единогласную поддержку народом войны против отринувших культ Великой Змеи отступников Арпады.

Воинские отряды перед отправкой на фронт причащались змеиным ядом в храмах Змеи, где наставники, одетые в халаты с изображениями красно-золотых извивающихся змей, давали им свои благословения и читали молитвы, в которых всем, павшим в борьбе против отщепенцев и отступников, за власть змееносцев, олигархов и владык, обещалось счастливое посмертие в небесных садах Цоам

В первых рядах патриотических священников был Великий старец, глава фундаменталистов-благочестивых. Вскоре после заседания Совета Двенадцати он выступил по государственной сети дальновидения с кратким напутственным словом солдатам.

- Чада мои, война против отступников, на которую вы идёте – это священная война, война во имя правды и справедливости, - сказал он.- Вернувшимся героям будет уготована великая слава, павшим – место в небесных садах Цоам, где они будут вечно блаженствовать.

Помните, чада, в освободительной миссии вас должны вести любовь. И нет большей любви к други своя, чем у тех, кто бомбит родильные дома, детские сады и школы, а также расстреливает из систем залпового огня жилые кварталы городов. Воюйте же храбро, крушите врагов, сносите с лица земли их нечестивые и блудодейственные селища.

Да пребудет с вами наша прародительница, Вечная Нагини-Змея!

Это выступление Великого старца стало каноном для всех последующих военных молитв змеиных наставников.

 

2.

Имперские войска двинулись вглубь территории Арпады тремя армиями – по трём главным дорогам, соединяющим оба государства. Они направлялись к основным промышленным центрам и к столице. Повеление владыки гласило: пленных не брать, по пути всё живое уничтожать, города стирать с лица земли.

Генералы прилежно выполняли данный им приказ.

Танки, движущиеся по дорогам, расстреливали любые строения, оказывавшиеся в пределах видимости. Возле городков и посёлков имперские войска на время задерживались, и в действие вступали системы залпового огня, которые выпускали снаряды по жилым кварталам и другим постройкам. Потом тяжёлая бронетехника съезжала с дорог и утюжила развалины, размалывая их в щебень. И наконец, заключительным аккордом, огнемёты заливали остатки посёлка напалмом, так, что когда колонна возобновляла движение, позади неё оставалась только чёрная выжженная земля.

Поскольку основные силы обороны Арпады были сосредоточены возле крупных городов, на первом этапе войны сопротивления наступающим почти никто не оказывал, кроме отдельных отрядов снайперов, поражавших с дальнего расстояния технику имперцев самонаводящимися ракетами.

Вдали от дорог, там, где не могли пройти танки и артиллерия, действовали аэропланы. Они обрушивали с неба на города и посёлки бомбы, зажигательные снаряды, кассетные боезаряды, которые, разрываясь, причиняли мучительные раны. "Соколы Герса", как их называли, били по площадям, разнося в прах жилые кварталы, школы, детские сады, родильные дома; им было всё равно, куда попадали их бомбы. Множество людей было убито, искалечено, похоронено заживо под развалинами. Оставшиеся в живых после налётов закапывали покойников прямо там, где их находили – на территории жилых построек, на детских площадках, возле школ.

За техникой шла пехота, в основном, молодые солдаты. Война представлялась им весёлым приключением. "Горящие сёла! Прекрасное зрелище!",- сообщал один из них в письме домой. "За нами всё горит! Великолепно!" писал другой. Они охотно позировали для кинохроники, обнимаясь и смеясь на фоне сожжённых домов, разорванных людей, трупов женщин и детей. В прежней мирной жизни это были обычные с виду ребята. Пропагандистская машина Герса сделала из них бездумных зомби- убийц.

В армию Эксельсоры входили отряды хургов, предназначенные для особо кровавых операций. Хурги, обитавшие в отдалённых и экономически отсталых регионах Высокой империи, где царило повальное пьянство, наркомания и безработица, были полулюдьми- полузверями. Отвратительные с виду, кривоногие, косорукие, косматые, они, хотя и понимали человеческую речь, никаким полезным трудом заниматься не желали, зато охотно вступали в банды или служили наёмниками. Зомбировать пропагандой их не требовалось, точнее, оно ничего не добавляло; они и так готовы были убивать кого угодно, лишь бы за это хорошо платили.

Следом за армией двигались каратели – спецназ лиловых стражей. Им предстояло наводить порядок в столице Арпады после её захвата. Лиловые ехали со своим обычным снаряжением, предназначенным для приведения к окончательной покорности тех граждан Арпады, которые останутся в живых после войны: щитами, касками, дубинками.

"Священная война против осквернителей" ежедневно освещалась по общей сети имперского вещания. Её поддерживали популярные артисты и писатели; они подписывали письма "к нашим бравым воинам", благодарили их за защиту родины и призывая к новым подвигам. Такие же настроения царили и среди большинства жителей Высокой империи.

 

3.

Технические и человеческие ресурсы Высокой империи многократно превосходили ресурсы небольшой Арпады. Поэтому владыка Тейген Герс был уверен что победа над "осквернителями Величия" – дело нескольких дней. О том же постоянно твердила имперская пропаганда.

Однако уже через пару недель казавшееся неудержимым продвижение лавины бронетехники Эксельсоры по дорогам Арпады застопорилось. Снайперы всё чаще подрывали высокоточными переносными ракетами имперские танки и бронемашины, превращая их в горящие гробы для экипажей. Зенитчики сбивали самонаводящимися снарядами "соколов Герса", не ожидавших появления такого эффективного оружия у врага. Оно было создано с помощью земных технологий и быстро доказало своё превосходство над имперским.

Далее, с углублением войск Эксельсоры вглубь территории Арпады фронт растянулся и логистика стала регулярно нарушаться летучими отрядами партизан, подрывавшими колонны с продовольствием и боеприпасами.

Когда имперцы приблизились к крупным промышленным центрам, в борьбу с ними вступила уже регулярная армия, имевшая на вооружении стационарные установки с крылатыми ракетами, за считаные минуты превращавшими колонны танков в груды металлолома, а также оснащённые радарами зенитные комплексы, достававшие летательные аппараты противника даже за сотню километров.

По мере того, как армия Арпады перемалывала в хлам бронетехнику и авиацию Империи, результаты войны, вначале казавшейся Тейген Герсу и его приближённым лёгкой прогулкой со скорым парадом победы в городе Средоточия Мудрости и швырянием знамён врага к ступеням Дворца Совета Двенадцати, становились всё более неопределёнными.

В организации отпора вторжению немалое значение имел и боевой дух. Защитники Арпалы сражались на своей земле, они видели разбомблённые захватчиками жилые здания, школы, родильные дома, знали про отданные приказам "стирать с лица земли всё живое", и потому сражались отчаянно. Жестокие методы ведения войны ордами Герса порождали дополнительную мотивацию к сопротивлению, и не только у солдат регулярной армии, но и у мирных прежде жителей, уходивших в партизаны после гибели своих близких и устраивавших нападения на обозы снабжения.

Да и все вообще жители Арпады были изначально настроены на решительное сопротивление Высокой империи. Никому не хотелось, чтобы их парламент превратился в сборище воров и ставленников олигархов, каким стало Собрание Делегатов Эксельсоры при Тейген Герсе; чтобы к ним снова стали назначать из империи для управления, а точнее, для кормления алчных сатрапов; чтобы у них вновь возродилось всевластие змееносцев и практика "встреч со Змеёй".

Наконец, другие страны, обретшие независимость от Империи после падения Чойо Чагаса, поддержали Арпаду после вторжения войск Герса, сначала экономически, а потом и технически, поставками оружия. Они понимали, что если диктатор добьётся успеха на этом направлении, то очень скоро наступит их черед.

*   *   *

К концу третьего месяца вторжения наступление армий Герса захлебнулось уже полностью. По официальной сети дальновидения Арпады и альтернативной сети, организованной Движением Сопротивления для Эксельсоры, показывали груды размолотой бронетехники, сбитые аэропланы, подорванные колонны снабжения, обгорелые трупы оккупантов.

Имперская пропаганда перед вторжением создавала впечатление, что на покорение дерзких "осквернителей Величия" будут отправлены сверхсовременные танки с лазерными пушками, над которыми будут барражировать, выжигая всю местность внизу раскаленной плазмой, хищные ракетоносцы. А вместо этого по дорогам Арпады вяло ползли прикрытые дощатыми щитами устаревшие танки, половина из которых была на колёсах, а в её небе летали, кроме нескольких относительно современных истребителей и штурмовиков, фанерные бипланы.

Собравшаяся в одном месте имперская техника выжигалась арпадскими военными одним залповым ударом кумулятивных снарядов, а отставшие единичные машины становились лёгкой добычей отрядов охотников-снайперов.

Имперский спецназ змееносцев, который в их психоделической фэнтезийной литературе громил всех и вся одной левой, массово ложился в поля Арпады, ничуть не отличаясь в этом от обычной пехоты.

Сильно упал моральный дух имперских войск. Перед вторжением пропаганда твердила им, что война станет лёгкой прогулкой, на которой они, используя сверхсовременное оружие, без труда покорят слаборазвитую, почти дикую страну, которая только по недоразумению или из-за злых козней пришельцев с Земли отделилась от Высокой империи. Вместо этого они встретили упорно сопротивляющегося противника, вооружённого превосходной техникой.

По мере продвижения армии вторжения вглубь Арпады и растягивания линии фронта, возникали и с каждым днём усугублялись проблемы со снабжением. В машинах заканчивалось горючее. Солдаты стали болеть из-за плохого питания. Консервы им поставлялись просроченные, десятилетней давности – компанией того же олигарха, который поставлял протухшую еду для школьных завтраков.

Не повышало моральный дух рядового состава и отношение командования к убитым и раненым солдатам. Раненых зачастую просто бросали на поле боя, а убитых либо закапывали в наспех вырытых траншеях, либо сжигали в передвижных миникрематориях, а то и в ближайших скотомогильниках. Тела погибших солдат, которых не успели подобрать похоронные команды, дожирали собаки, стаями следовавшие за имперской армией.

По негласному указанию Тейген Герса запрещалось сообщать в официальной сети вещания о потерях имперской армии и вывозить на родину тела убитых, за исключением змееносцев и офицеров лиловых. Во-первых, чтобы не возбуждать в народе волнений, а во-вторых, чтобы не платить семьям погибших компенсации. Большинство погибших записывали как пропавших без вести – а таким компенсации родственникам не полагались – поди знай, может, он ещё жив, может, дезертировал, а может, и того хуже, перебежал к врагу.

Сообщения из дома тоже не поднимали боевой дух у солдат. Обещанное им жалование задерживалось, а когда оно всё же поступало к родственникам, то оказывалось сильно урезанным. Вернувшиеся домой безногие и безрукие инвалиды встречали полное безразличие властей. Никаких пособий им не платили.

 

4.

Сидя в своём личном кабинете, расположенном в Покоях Мрака, Тейген Герс предавался вполне подходящим для названия этого обиталища мрачным размышлениям. Владыка уже давно жил в выдуманном им самим мире, созданном из смеси обрывков плохо усвоенных школьных уроков по истории с фэнтезийными сочинениями про бравых змееносцев, лихо уничтожающих всех своих врагов. Он полностью утратил связь с реальностью, верил во всесокрушающую мощь имперского оружия, о которой ему регулярно докладывали придворные и ежедневно твердила пропаганда. Забыв о том, что такая пропаганда сочинялась по его же собственному приказу, а придворных, хотя бы изредка сообщавших ему какие-либо неприятные известия, он сам давно повыгонял. Тех, конечно, кого не казнил за трусость и паникёрство.

Однако постепенно в параллельный мир, в котором он существовал, начали проникать элементы действительности. Владыка время от времени включал альтернативную сеть вещания, созданную "проклятыми отщепенцами", и то, что он там видел, ему сильно не нравилось. Конечно, можно было бы считать, что груды покорёженной имперской техники, сбитых аэропланов и убитых солдат – просто постановки вражеской пропаганды, только сводки с театров боевых действий были к этой пропаганде довольно близки. По плану, который ему представили генералы, все города Арпады уже давно должны были быть превращены в развалины, а её столица захвачена, разграблена и сожжена. Однако вместо бодрых реляций о победах, генералы ежедневно просили подкреплений в технике и людях, стыдливо бормоча что-то невнятное, когда он задавал вопрос о потерях. Да и сама имперская техника, столь впечатляюще выглядевшая на макетах и опытных образцах, выставлявшихся на парадах, куда-то подевалась. Вместо неё владыка с изумлением созерцал на поле боя старые танки, кое-где даже покрытые дощатыми щитами вместо брони.

- Надо разобраться с этим делом раз и навсегда,- решил диктатор, нажимая кнопку вызова охраны.- Директора отдела вооружений ко мне, быстро!- рявкнул он вошедшему офицеру.- И досье на него из контрразведки!

Через несколько минут в дверях появился упитанный розовощёкий человечек. Тщательно скрывая своё беспокойство, он низко поклонился.

Некоторое время владыка сверлил вошедшего мрачным взглядом, потом процедил:

- Где боевые роботы? Где лазерные пушки на танках? Где ваши знаменитые управляемые с компьютерных планшетов огневые комплексы, которые так хорошо выглядели на картинках?

Он швырнул на стол глянцевый журнал с красочными иллюстрациями, затем повернул в сторону посетителя экран компьютера, на котором виднелась груда догорающей разбитой техники и прорычал:

- Полюбуйтесь! Почему в ваших отчётах значатся супермощные танки с керамитовой бронёй, лазерным наведением, и двумя туалетами, а на поле боя – вот эта столетняя рухлядь?!

Директор отдела вооружений весь вострепетал.

- Я выделял треть бюджета на производство новейшего оружия! А что это за груды ржавого хлама? Да ещё и обшитого досками вместо брони, позор какой!- продолжал бушевать владыка. Он стукнул кулаком по распечаткам цветных фотографий разгромленной и сожжённой имперской бронетехники.

Мелодично звякнул дверной колокольчик.

- Да!- раздражённо крикнул Тейген Герс.

Открылась дверь, к диктатору неслышно ступая по мягкому ковру, подошёл начальник военной контрразведки и положил на стол перед ним толстую папку. Тейген Герс раскрыл её и углубился в чтение. С каждым перевёрнутым листом его лицо всё сильнее дёргалось.

- Это неслыханно,- сквозь стиснутые зубы бормотал он.- Фантастика. Как можно было такое допустить?! Саботаж! Нет, прямое вредительство!

Пролистав бумаги до конца, он достал из прикреплённого к папке кармашка фотографии и принялся их изучать.

- Три дачи на Экваториальном море! Две супер-яхты! В каждой по десять золотых унитазов! Да вы рехнулись!- диктатор окончательно вышел из себя. Он повернулся к стоявшему навытяжку начальнику контрразведки и указал ему на директора отдела вооружений.

- Убрать и расстрелять!

Оружейник закачался и уже готов был упасть в обморок.

Но начальник контрразведки, подойдя к владыке, принялся что-то шептать ему на ухо.

До еле державшегося на ногах руководителя оборонного производства доносились обрывки фраз:

- … некем заменить … да кто сейчас не ворует … он хотя бы верный … полно предателей, которые только и ждут подходящего случая …

Тейген Герс барабанил пальцами по столу.

- Ладно, выметайся,- буркнул он немного опамятавшемуся директору.- Но помни, ещё хоть одну монету из оборонного госзаказа положишь себе в карман … - он многозначительно и весьма зловеще умолк.

Директор отдела вооружений, так и не произнесший за аудиенцию ничего, кроме жалобного неразборчивого блеяния, кланяясь и пятясь задом, покинул комнату.

- А ты подожди в приёмной,- велел владыка начальнику контрразведки.

Внутренние новости, с которыми Тейген Герс принялся знакомиться по обзору закрытой сети вещания, тоже не радовали.

Десяток наставников, для которых он, отрывая деньги от оборонного бюджета, строил по всей стране роскошные храмы, потребовали прекратить войну. Старший наставник столичной церкви тоже юлит. Казалось бы, он надёжно прикормлен, а ныне, вместо того, чтобы в главном храме империи возглашать: "Слава праведному воинству, во главе с владыкой идущему крушить осквернителей!" и окроплять гусеницы танков змеиным ядом, бормочет что-то невнятное про благоразумие и умеренность. Одна только и надежда на истинно-благочестивых Великого старца. Слава Змее, они остаются верными, усердно служат молебны за нашу победу и возносят военные молитвы за патриотов империи.

Однако откуда у противника такое мощное оружие? Не приложили ли к этому руку столь ловко сбежавшие к арпадским осквернителям отщепенцы? Тейген Герс отложил в сторону обзор сообщений закрытой сети и снова вызвал ожидавшего его распоряжений в приёмной начальника военной контрразведки.

- Доставь мне отчёты наших агентов, которые следят за отщепенцами в Арпаде,- велел он.- И побыстрее.

Пока тот выполнял поручение, диктатор вернулся к чтению обзора сообщений закрытой сети вещания.

Владыку Пух Муха, ведающего производством продовольствия, не видели в столице уже двадцать дней. По слухам, он отбыл на побережье Экваториального моря, где у него дворец и бомбоубежище.

- Побежали крысы с корабля,- пробормотал Тейген Герс, переворачивая лист бумаги.- Не рановато ли?

Глава отдела агитации и пропаганды ведомства внешних дел нелегально закупил крупную партию наркотиков. Вчера на устроенном им рауте несколько гостей приняли чересчур мощные дозы и их увезли домой в беспамятстве.

На артиллерийском заводе произошёл бунт рабочих из-за длительной задержки зарплаты. Лиловые стражи подавили его и арестовали зачинщиков.

Инспектор военного ведомства обнаружил, что на фабрике, выпускающей для армии защитное снаряжение, в бронежилеты вставляются листы картона, из-за отсутствия нужных материалов. Зато сын владельца фабрики организовал показ в столице своей уникальной коллекции автомобилей.

- Кругом измена, трусость и обман,- в сердцах стукнул кулаком по столу Тейген Герс.

Снова звякнул колокольчик, вошёл начальник контрразведки и, поклонившись, положил перед владыкой толстую папку.

- Есть здесь материалы по производству оружия у арпадских осквернителей?- спросил его владыка.

- Да, конечно, Великий,- поклонился контрразведчик. Он быстро пролистал бумаги и достал нужный файл.- Вот они.

Диктатор углубился в чтение. По мере знакомства с документами – донесениями шпионов, репортажами газетчиков, оценками экспертов – его лицо всё больше мрачнело.

- В сообщениях, где описываются новые виды оружия у осквернителей, упоминается Вир Норин, землянин,- повернулся он к начальнику контрразведки.- Очевидно, это тот самый, которому удалось сбежать от нас во время облавы на отщепенцев. Получается, что он перешёл к арпадцам и помогает им создавать новое оружие?

- Думаю, что вы правы, Великий,- снова поклонился контрразведчик.- Нельзя недооценивать земных развратителей. Их наука и техника намного опередили наши.

- Ладно, свободен. - Взмахом руки владыка отпустил подчинённого и вернулся к чтению донесений шпионов и выдержек из публикаций прессы.

В отличие от Высокой империи, в Арпаде даже во время войны не была введена цензура, так что про устроившихся там отщепенцев Тейген Герс узнал довольно много. Они работали вместе с военными Арпады над созданием новых систем вооружений, используя при этом переданные им ранее землянами научно-технические знания; участвовали в организации производства новых лекарств, применяя полученные оттуда же технологии; регулярно выступали по устроенной ими альтернативной сети дальновидения, которую имперским службам безопасности заглушить так и не удалось.

Одной из тем, которую отщепенцы в последнее время обсуждали в дискуссиях по визорам всё чаще, была предстоящая катастрофа, как они утверждали, политической системы Высокой империи. Они говорили, что диктатура Герса выдвинула на государственные посты угодливых приспособленцев, не способных ни к чему, кроме интриг и воровства, и именно поэтому оружие имперской армии оказалось устаревшим и низкокачественным. Что начавшееся отступление его армии вот-вот перерастёт в паническое бегство, вслед за чем вернувшиеся войска зададут владыкам из Совета Двенадцати вопросы: почему были составлены такие ошибочные планы и кто виноват в их разгроме?

Все эти рассуждения сопровождались показом по дальновизорам фотографий груд разбитой в хлам имперской техники, сгоревших аэропланов, толп пленных солдат.

Каждая из дискуссий почти неизменно завершалась предположениями о судьбе диктатора, возможности дворцового переворота, и его устранения.

Читая донесения, Тейген Герс приходил в ярость.

- Устранить меня, значит,- прошипел он, дочитав до конца и отбросив бумаги.- Я сам вас всех устраню. Триста лет назад Той Брин уже применил против вас оружие распада. Похоже, пришло время использовать его снова.

Произнеся это, диктатор потянулся к стакану воды, отпил немного и принялся размышлять, бормоча про себя:

- Почему бы и нет? Осквернители уже давно на это напрашиваются …

Вот только у Арпады тоже есть такое оружие и она, конечно же, нанесёт ответный удар …

Ну и что? Сотрут с лица земли этих ничтожеств, которые разворовали казну, и этих убогих лицемеров, которые мне всё время лгали. У меня есть убежище на стометровой глубине, которое выдержит любой ответный удар бомб распада. Запасов продуктов там на сотню лет. Бассейн с джакузи. Смогу дожить свои дни в абсолютном комфорте … Никто меня не переживёт … Хотя и не хочется сидеть до конца жизни в подземелье …

Тут, однако, мысли владыки приняли другое направление. Ведь его подземное убежище на случай войны распада строили те же самые люди, которые демонстрировали ему боевых роботов с самонаводящимися лазерными пушками – оказавшимися бутафорскими макетами.

- Моё существование необычайно важно,- пробормотал Тейген Герс.- Нельзя подвергать его даже потенциальному риску. Что, если эти мерзавцы разворовали деньги, выделявшиеся им на постройку убежища … там могут быть негодные кондиционеры и аккумуляторы … просроченные консервы …

Поразмышляв ещё немного и не придя ни к какому определённому решению, правитель нажал кнопку вызова охраны и приказал появившемуся офицеру: - Пригласи в мои покои Великого старца.

*   *   *

- Религия Великой Змеи допускает всеобщее уничтожение осквернителей оружием распада,- медленно сказал верховный наставник благочестивых и в его глазах появился фанатичный блеск.- Если даже кто-то из истинно праведных при этом погибнет, то разрушится лишь его земное тело, а душа попадёт в небесные сады Цоам, где будет вечно наслаждаться блаженством в окружении ста шестидесяти прекраснейших дев.

- Патриарх думает так же?

Великий старец поморщился.- Патриарх привязан к благам сей тленной жизни куда больше, чем подобало бы верному почитателю Змеи,- сказал он.- В последнее время он даже пропускает ежедневные молебствия во славу нашего оружия, отговариваясь немощью, но на самом деле просто опасаясь налёта вражеских аэропланов. И это в дни, когда происходит последнее сражение между Добром и Злом!- воскликнул он, воздев руки.

Диктатор задумчиво смотрел на него.

- Знай, владыка, мои последователи без колебаний освятят знаком Змеи все твои ракеты, начинённые оружием распада,- проникновенно заверил Великий старец.

- Но как быть, если Арпада нанесёт ответный удар оружием распада?- наконец, спросил Герс, барабаня пальцами по столу.

- Разве у них есть оружие распада?- в голосе Великого старца впервые прозвучали нотки неуверенности.

- Есть,- неохотно подтвердил диктатор.- Недосмотр правителя Зет Уга.- Он бросил на стол отчёт разведки.- После отделения Арпады там остались наши военные базы с ракетами распада, а правитель Зет Уг не удосужился позаботиться об их ликвидации.

Теперь надолго задумался уже его собеседник.

- Но ведь у вас имеется убежище?- наконец, спросил он.- В котором смогут укрыться настоящие патриоты?

- Убежище у меня, конечно, имеется,- начал было правитель,- вот только- он запнулся.

- Мы освятим все бомбы распада и натрём их самым лучшим змеиным ядом,- Великий старец попробовал подтолкнуть владыку к правильному решению.

- Дело не в этом,- непривычно неуверенно начал было Тейген Герс, но глава благочестивых прервал его.

- Жизни истинных патриотов необычайно драгоценны для Высокой империи,- с нажимом произнёс он.

- Есть одно обстоятельство,- правитель замялся, размышляя, как бы получше объяснить, не роняя своего авторитета, что его убежище на случай войны распада строили те же люди, которые разворовали весь оборонный бюджет империи. Однако собеседник понял его иначе. Великий старец выпрямился, стукнул об пол посохом, и торжественно заявил:

- Если всем истинным патриотам не будут гарантированы места в надёжных и комфортных подземных убежищах, то я не дам своего благословения на применение оружия распада!

 

Глава 7. Арк Дин.

Вскоре после того, как в ходе войны обозначился перелом и имперские войска, понесшие большие потери в личном составе и технике, стали постепенно, а потом всё быстрее и быстрее откатываться назад, в столице Арпады, где, наконец-то, был отменен комендантский час, состоялось совместное заседание штаба Сопротивления и арпадских военных. С обзорным докладом о положении дел выступил историк Арк Дин.

- Империя проиграла войну,- сказал он.- Армии диктатора ещё огрызаются, но вторжение потерпело крах. Столица выстояла, ни одного большого города врагам захватить не удалось. Настроения в садах Цоам, как сообщают наши соратники, далеки от радужных.

Почему так произошло, ведь по техническим и человеческим ресурсам Эксельcора намного превосходила Арпаду? Причин здесь несколько; я перечислю их в порядке приоритета.

Прежде всего, более качественное вооружение. Арпадцы за короткий срок создали ракеты с самонаводяшимися боеголовками, которые легко сбивали вражеские аэропланы и геликоптеры, так что господство имперцев в воздухе, которое они имели в первые дни войны, быстро сошло на нет. Эти устройства, как и высокоточные переносные ракеты для подрыва бронетехники, они сконструировали на основе земных технологий.

С другой стороны, воровство и коррупция, которые являются неизбежными спутниками олигархии, привели к тому, что громадные деньги, выделявшиеся диктатором на создание новых систем оружия, осели в карманах его приближённых. В результате его армия пошла в поход плохо подготовленной, с устаревшими танками, ржавой артиллерией, фанерными аэропланами, картонной бронёй.

Далее, арпадцы были высоко мотивированы на защиту своей страны, а у имперских солдат вся мотивация зиждилась на рабском послушании и пропаганде, которая, впрочем, довольно быстро выветривалась из головы при столкновении с реалиями. Армия же людей, сражающихся за свою свободу намного сплочённее армии рабов, даже если последние взвинчены пропагандой до пены на губах и шизоидной истерии.

Далее, Тейген Герс спланировал и вёл войну на основе своих искажённых представлениях о действительности. Он обитал в иллюзорной реальности, созданной его комплексами, ложной информацией и пропагандой. Придворные сообщали ему не подлинные факты, а лишь то, что он хотел слышать.

Далее, его высшие офицеры показали полную профессиональную непригодность. Это было результатом их отбора по принципу личной преданности. Мог ли диктатор найти лучших, более способных офицеров? Найти мог, заменить ими нынешних не мог – он им не доверял.

Ну и, наконец, Арпаде оказали экономическую и техническую поддержку другие страны, понимавшие, что если Тейген Герс одержит победу в этой войне, он затем придёт к ним. Да и его ковровые бомбардировки городов, разрушения жилых зданий и школ, убийства детей, тактика выжженной земли вызвали всеобщее возмущение.

Таковы основные причины провала вторжения имперцев.

Если есть вопросы, задавайте.

Первым с места поднялся молодой военный, со знаками отличия и нашивками за ранения.

- Почему Тейген Герс и другие владыки Эксельсоры с такой злобой обрушились на нас, ведь наши народы долгое время мирно жили вместе?

- Хорошее замечание,- кивнул историк.- Оно показывает, что дружеские чувства не имеют никакого значения для олигархов и владык, особенно когда речь идёт о власти. Тейген Герс и змееносцы возненавидели вас потому, что ваш пример показал: можно освободиться от тирании; люди, которые не хотят лизать сапоги змееносцам, могут победить. Это и взбесило владык. А змееносцы просто физически жаждут убивать людей, осмелившихся освободиться от их власти.

С места поднялась девушка в защитной форме.

- Наше дальновидение, как и ваша альтернативная сеть вещания, много раз показывали сцены массовых разрушений жилых домов, бомбардировок школ, детских садов, расстрела имперской артиллерией мирных жителей. Совершенно чудовищные сцены. Я хочу понять, каким же образом простые граждане Эксельсоры – не владыки и змееносцы, с ними всё ясно – а именно обычные люди одобряли это и одобряют до сих пор. Ведь мы все видим в передачах их государственной сети вещания огромные толпы, требующие продолжать войну до победного конца, призывающие убивать ещё и ещё, а то и применить против нас оружие распада. И это не только организуемые властями митинги – по вашей альтернативной сети тоже показывают толпы людей с безумными взглядами и искажёнными злобой лицами, орущие: "Да здравствует наш великий владыка Тейген Герс! Добейте до конца арпадских осквернителей!"

Историк повернулся к инженеру Таэлю, кивнул ему, и тот, поднявшись с места, ответил:

- По общей сети вещания Эксельсоры длительное время зомбировали аудиторию с помощью особой техники нейролингвистического программирования. Так что сейчас зрелища самых чудовищных злодеяний, совершаемых войсками Тейген Герса, не вызовут у тех, кто подвергся этому воздействию, адекватной реакции, точнее, не окажут никакого влияния на их поддержку диктатора.

- Я бы ещё добавил,- сказал историк,- что многие жители Эксельсоры просто отказываются смотреть такие сцены – они слишком противоречат картине мира, внушённой им пропагандой. Говоря научным языком, они отвергают социально неприемлемую информацию.

- Что будет дальше с империей? Могут ли какие-нибудь заговорщики свергнуть диктатора? Потребовать его ухода в отставку после поражения?- прозвучало сразу несколько вопросов.

Арк Дин отрицательно покачал головой.

- Заговор его придворных маловероятен. Тейген Герс окружил себя серыми, бездарными, трусливыми личностями. Трудно представить себе, чтобы кто-то из них оказался инициатором переворота. Среди своих приближённых он провёл отбор, уничтожающий все поведенческие варианты кроме двух: воровства и угодничества.

Однако хаос, который создался в империи в результате войны, несомненно, будет нарастать. Это может привести к быстрому обрушению режима, включая падение олигархата. А ведь если бы диктатор не начал войну, олигархи ещё долго могли бы купаться в роскоши. Впрочем, такова логика истории. Начав с золотых унитазов на фоне общей нищеты, неизбежно придёшь к войне и диктатуре. Которая ликвидирует, вместе со всем прочим, и твои золотые унитазы. Это называется саморазрушением.

- Что будет с религией Змеи в Эксельсоре?

- Можно твёрдо сказать одно: быстро рухнет нынешний режим, или продержится ещё какое-то время – с религией Змеи, благословлявшей эту преступную войну, будет покончено навсегда.

 

Глава 8. Вир Норин.

Когда армии Эксельсоры покатились назад, дел для землянина стало гораздо меньше. Исчезла лихорадка дней, когда нужно было постоянно вносить изменения в конструкцию радаров, зениток, систем наведения ракет, а затем передавать новую документацию на оружейные заводы. Больше не приезжали взмыленные военпреды с заявками- пожеланиями- требованиями срочно переделать то-то и то-то в экспериментальной технике. Боевые действия приближались к концу.

Неподалёку от военной базы, где работал землянин, часах в двух езды на мобиле, находился древний Храм Времени. Перестав получать заказы от военных, Вир Норин решил посетить это святилище. Религия Времени, аналоги которой имелись когда-то и на Земли, давно интересовала астронавигатора. В античной Индии существовала секта, поклонявшаяся богине Времени Кали, изменявшей мир всемогущей силой шакти. Ей был посвящён город Калигхата, или Калькутта. В Иране, до утверждения там религии Заратуштры, поклонялись Зервану Акарана – Бесконечному Времени, создавшему доброго бога Ормузда и злого Ахримана, которые далее сотворили мир. Вопрос "что такое время" издавна интересовал философов и учёных. Некоторые физические теории Эпохи Разобщённого Мира пытались объединить время с пространством в общий континуум, но от этой идеи вскоре отказались, ввиду существенных различий между тем и другим.

На Тормансе, ещё до отлёта "Тёмного пламени", астронавигатор посетил Храм Времени, который был расположен в столичном городе Средоточия Мудрости, и в тайном лабиринте под которым позже обосновался, довольно символически, штаб Движения Сопротивления. Древние скульптуры, барельефы, картины в этом храме показывали, в основном, один и тот же, варьирующийся в деталях, сюжет: неотвратимое воздействие времени на людей. Из тёмного провала перед зрителями появлялись ряды детей, становящихся юношами и девушками, потом зрелыми мужчинами и женщинами, потом стариками, после чего их путь снова уходил в чёрную бездну небытия. Однако внимание создателей этих картин, барельефов и скульптур занимали чисто чувственные мотивы – от игр детей и весёлых плясок беззаботной молодёжи до роскошных пиров солидных мужчин и женщин. Интересно было бы узнать, какие темы интересовали творцов Храма Времени в Арпаде, который, как утверждали местные краеведы, был куда более древним, чем храм в Эксельсоре.

*   *   *

Посетителей в Храме Времени было мало. Несколько пожилых людей просто прохаживались по залам. Трое человек, вероятно, специалистов, аккуратно перерисовывали на бумагу картины и барельефы. Молодая женщина объясняла что-то маленькой девочке, держащей её за руку. Группа студентов переходила от одной скульптуры к другой, негромко переговариваясь между собой.

Землянин внимательно изучал статуи, барельефы, картины храма, которые сильно отличались от тех, что он видел в Высокой империи. В своём большинстве они представляли религиозные или философские сюжеты, напоминавшие древние земные. На одной из них тетраморфное божество, под которым было подписано – время, пространство, мудрость, власть – творило мир. На другой темнокожая многорукая богиня, сходная с индийской Кали, танцевала на поверженном человеке. На третьей был изображён громадный круг со вписанными в него квадратами, похожий на Колесо Времени буддистов, Калачакру. Внутри круга располагались дома, поля, чем-то занимались люди. Видимо, древние создатели этих картин отразили в них свои размышления о происхождении мира, судьбе человека.

Уже после просмотра первых картин и барельефов, землянину стало очевидно, что этот Храм Времени был создан гораздо более развитой в культурном отношении цивилизацией, чем Храм Времени Эксельсоры – в котором от всего многообразия сюжетов остались только чувственные, в основном эротические, мотивы. Этот факт согласовывался с историей планеты, известной Вир Норину. Тысячу лет назад народы северо-восточной части верхнего материка, малокультурные, но хорошо организованные, начали завоевательные походы, завершившиеся через сто лет созданием всепланетного государства. В ходе своих захватнических войн они покорили более развитые в культурном отношении цивилизации, разрушив многие города и истребив большую часть их населения. Столицей созданной ими империи стал город Средоточия Мудрости, расположенный в верхнем материке. Тогда же возник и сохранился до нынешних времён государственный строй с владыками, олигархами, змееносцами, и вертикалью власти – непреложным подчинением низших высшим. Население верхнего материка было пришельцами ассимилировано, и его культурный уровень значительно снизился. Однако в хвостовом материке, в том числе в Арпаде, этнический состав почти не изменился, и, подчиняясь владыкам со змееносцами, выплачивая им ежегодную дань, эти регионы сохраняли автономию. Различие между центром Высокой империи, ставшем оплотом тирании, мракобесия, змеизма, с примитивной, ориентированной на чувственные наслаждения, культурой, милитаризированной наукой – и провинциями хвостового материка, сохранившими и развивавшими своё культурное наследие, было хорошо заметно и при сравнении Храмов Времени.

Под влиянием жестоких, алчных, малокультурных завоевателей, в Эксельсоре сформировался характерный стереотип этнического поведения. Население, привыкшее к полному бесправию, в массе бездумно подчинялось начальникам. Человеческие жизни были в полном пренебрежении. Землянин вспомнил кадры военной хроники, в которых показывались брошенные имперским командованием умирать раненые на поле боя солдаты. Однако, как ни парадоксально, то же полностью бесправное перед любым змееносцем, не говоря уже о владыках, население, прямо-таки обожало своих вождей и гордилось своей, построенной на военных захватах, грабежах, разбое, насилии и лжи, империей.

- То есть, возможно, их ярость и злоба против "отщепенцев" и "арпадских изменников", хотя и были вызваны нейролингвистическим программированием, но основывались на этнических стереотипах поведения их предков – захватчиков,- отметил про себя землянин.- А та четверть, что не поддалась пропаганде, видимо, представляет собой уцелевших потомков более культурных и цивилизованных народов.

Вир Норин припомнил лица в толпах, прославлявших "великого вождя Герса" и требовавших "уничтожить осквернителей Величия". Они были уродливыми, безобразными, дефективными – и антропологически иными, чем те, кого не затронула пропаганда.

- Возможно, захватчики привнесли с собой не только политическую модель Высокой империи, но и религию Змеи. Или, по крайней мере, восприняли у местных какую-то религию и деформировали её в нынешнюю.- Землянин вспомнил, что в империи запрещались свободные исторические и религиозные исследования. Историкам предписано было держаться канонов, в которых завоевательные походы тысячелетней давности, приведшие к образованию Высокой империи, равно как и установление культа Змеи, изображались великим благом для жителей планеты, давшим им единое государство и единую веру.- Астронавигатор почувствовал, что он приближается к разгадке одной из важных тайн планеты …

 

Эпилог

- Империя зла на грани распада. Вторгнувшись в нашу страну, диктатор погубил себя и свою клику,- сказал президент Арпады.- Миф о непобедимости имперской армии разбит и её имя покрыто позором за бесчисленные военные преступления. Мы залечим раны, нанесённые этой войной, и сделаем Арпаду образцовым государством. Где всем будет удобно жить и которое будет примером борьбы против тирании.

В правительственном дворце Арпады проходило заседание, посвящённое изгнанию имперцев. Народ выстоял, не пожелал снова покориться власти змееносцев и олигархов. И сейчас высшие должностные лица собрались, чтобы наметить программу восстановления экономики государства. Присутствовали на заседании и представители Движения Сопротивления.

- К нам потоком идут предложения инвестиций,- сказал председатель совета министров.- Все соседние страны готовы дать нам крупные беспроцентные займы. И просят предоставить им доступ к земным технологиям, которые мы использовали для отражения агрессии имперцев.

- А ещё рецепты землян, с помощью которых наши учёные создавали новые лекарства,- добавил министр здравоохранения.

- Подготовим всё это в кратчайшие сроки,- заверил Сат Эр.- Как и копии фильмов о Земле, что у нас есть. Распоряжайтесь ими по своему усмотрению.

- Мы чрезвычайно признательны вам за помощь,- повернулся к магистру президент Арпады.- Без неё победа обошлась бы нам гораздо дороже. Какие у вас дальнейшие планы?

- В ближайшее время мы вернёмся на родину,- ответил тот.- Нам есть, что предложить нашему народу. Прежде всего, правду об этой войне, которая была развязана сумасшедшим диктатором безо всякой на то надобности. Она позволит со временем нормализовать психику у людей, что повелись на фальшивую пропаганду.

- Пропаганда привела к тому, что не только власти, змееносцы и олигархи поддержали Войну Величия, но и больше половины простых людей, хотя она не принесла им ничего, кроме нищеты и горя. Лечить их поражённое нейролингвистическим программированием сознание придётся ещё долго,- добавил инженер Таэль.

- Мы сохраним память о преступлениях, совершённых диктатурой Герса,- сказал президент Арпады.- Разбомбленный имперцами родильный дом не будет восстановлен, наоборот, вокруг его руин мы возведём ограду. Чтобы будущие поколения всегда помнили, что такое змеизм.

- А мы,- сказал Сат Эр,- у себя на родине каждый храм Змеи обклеим плакатами, на которых крупным шрифтом будут напечатаны военные молитвы, которые возносили иерархи этой религии.

- Питающей средой змеизма является олигархический строй,- сказал Арк Дин.- Все истории, начинающиеся с выстроенных на украденные у народа деньги супер-яхт и дворцов с золотыми унитазами, неизменно закачиваются диктатурами и кровавыми войнами. Поэтому мы никогда больше не допустим появления на нашей планете олигархии.

 

Конец 1-й части

 



[1] Совет Четырёх – высший орган власти на Тормансе. Во время прибытия на планету звездолёта землян "Тёмное пламя" Совет возглавлял Чойо Чагас, неизменными эпитетами которого были Великий и Мудрый.

[2] Змееносцы – офицеры тайной государственной полиции. Носили чёрные мундиры с изображением змеи.

[3] "Лиловые" – полицейские Торманса. Их служебная форма была лилового цвета.

[4] СДФ – роботы-охранники землян.

[5] Название столицы планеты.

[6] Общество Торманса делилось на две большие группы – джи (долгоживущие), в которые входили представители власти, олигархи и их обслуга, змееносцы, учёные, творческие работники и т.д., и кжи (короткоживущие), которым предписывался уход из жизни по достижении возраста 25 лет. Такой закон был принят из-за перенаселённости планеты.

[7] И.А. Ефремов "Лезвие бритвы".