Применение методов современной логики в практике криминальных расследований (полицейские хроники)

 

Поиск драгоценностей

Командировка к говорящим обезьянам

Комедианты

Попаданец

Зазеркалье

 

Стандартная джон-булевская - шерлок-холмсовская "чёрно-белая" логика устарела. В наши дни в криминальных расследованиях всё чаще применяются методы современной логики, суть которых иллюстрируется на модельных примерах.

 

Пример № 1. Поиск драгоценностей.

 

постановка задачи

напарники

досье олигарха

урок политграмоты

лекция по современной логике

визит к ликантропам

поездка на Урал

парижские тайны

"Цветок лотоса"

решение задачи

 

Постановка задачи

- Это просто праздник какой-то,- с чувством глубокого удовлетворения произнёс старший лейтенант Синицын, созерцая десяток покойников, живописно разбросанных в разных позах вокруг двух покорёженных автомобилей. - Жизнь удалась!

Майор Мармеладов, руководитель следственной группы, бросил на подчинённого недовольный взгляд и мелкой рысцой подтрусил к человеку, только что выбравшемуся из "Мерседеса" с мигалкой.

- Какое счастье, что вас не было в машине, Орест Самуилович,- почтительно сказал он. - Покушение сорвалось.

- Это было не покушение,- сумрачно разглядывая сцену катастрофы, ответил Орест Паратворский, один из российских олигархов. - Мои охранники везли на дачу драгоценности и изрядную сумму в валюте.

Тем временем эксперты и следователи осторожно изучали пригодную теперь только на металлолом технику и фотографировали трупы. Налётчики подорвали из гранатомётов автомобили, расстреляли оглушённых пассажиров, после чего вытащили их и добавили, для верности, каждому ещё и контрольный выстрел в голову.

- Ценности находились в сейфе?- деловито уточнил майор.

Паратворский кивнул.

- Бронированном, противопожарном. Я проверил его содержимое перед отправкой и запечатал защищённым от взлома электронным кодом-ключом.

Мармеладов обернулся к следовательской группе.

Капитан Пойменный, поймав его взгляд, отрицательно покачал головой.

- Никаких сейфов нет,- сказал он.

- Разумеется.- Паратворский с досадой пнул дверцу мерседеса.

- Что находилось в сейфе?- спросил майор, доставая блокнот. - Опишите его.

Олигарх задумчиво смотрел на дорогу. Машины на ней отсутствовали – в сторону элитного подмосковного посёлка "Новый Камелот" с федеральной трассы сворачивали очень редко.

- Полмиллиона баксов. И сделанные по спецзаказу ювелирные украшения с алмазами из моего якутского прииска,- со вздохом сказал он. - У дочери скоро свадьба.

- Грабители могут попытаться переправить драгоценности за рубеж,- заметил Пойменный.

Олигарх нахмурился.

- Хорошо, что напомнили, капитан,- сказал он. - Я постараюсь подключить к вашей работе Интерпол и русский отдел ФБР.

Часом позже в Управлении по борьбе с особо крупными хищениями (сокр. УБОКХ) началось совещание по поводу ограбления видного финансового и общественного деятеля России Ореста Самуиловича Паратворского. Генерал-лейтенант Пивобродов, начальник УБОКХ, ознакомился с материалами дела, затем затребовал у майора Мармеладова список членов его следственной группы. Увидав фамилию Синицына, генерал поморщился.

- Нужен ли вам этот лейтенант?- спросил он. - Сколько я помню, ни одного крупного ограбления, в расследовании которых он принимал участие, раскрыть не удалось.

- Синицын специализируется на решении сложных задач методами современной логики,- осторожно ответил майор. - Все дела, к которым его привлекали, были успешно завершены.

- Ограбление не раскрыто, но дело успешно завершено методами современной логики. Новое слово в криминальном жанре,- усмехнулся генерал. - Ладно, пусть будет по-вашему. Действуйте.

 

Напарники

Этот автомобиль постовой Рупкин, сидевший на гаишной вышке, приметил издали. На первый взгляд в нём не было ничего особенного. Но слишком уж законопослушным было его поведение в веренице медленно спускавшихся по подмосковной дачной дороге к федеральной трассе машин. Загнав его номер в ноутбук и убедившись, что он не числится ни за депутатами, ни за бандитами, Рупкин спустился на землю, и, как только подозрительный автомобиль поравнялся с ним, повелительно взмахнул жезлом.

Съехав на обочину, машина остановилась, но из неё никто не вышел. Рупкин направился к ней, мысленно обещая спесивому хозяину отстойной "Мазды" разнообразные проверки и кары.

Окошко пошло вниз.

- Предъявите права!- рявкнул постовой. Нагнувшись, он заглянул внутрь кабины и чуть не отшатнулся, встретив ледяной ответный взгляд голубых глаз. К лацкану пиджака водителя был приколот сине-золотой значок со звездами и иностранными буквами. "FBI",- прочитал Рупкин и помянул про себя чертей. Пассажир, сидевший рядом с водителем, смотрел в окно перед собой. На его губах блуждала двусмысленная улыбка.

Уже почти машинально постовой взял протянутые ему бумаги на английском языке. Краем глаза он заметил приближающуюся и начинающую выруливать на обочину серо-голубую машину с выключенной мигалкой. Похоже, проклятый пиндос являлся важной шишкой, раз его подстраховывал полицейский патруль.

Окончательно скиснув, постовой вернул документы, козырнул и, не удержавшись, спросил, как ему казалось, язвительно:

- А с этими правами можно ездить по нашим дорогам … сэр?

- С этими правами наши парни ездят по дорогам всего мира … сэр!- неожиданно на отличном русском ответил фэбээровец, запуская двигатель.

День для постового Васи Рупкина был испорчен окончательно. Возвращаясь на свою вышку, он насвистывал мотив песни "Наша служба и опасна и трудна", что было признаком его исключительно плохого настроения.

Автомобиль же, в котором находился специальный агент русского отдела ФБР Джон Грей и старший лейтенант полиции из Управления по борьбе с особо крупными хищениями Иван Синицын, вырулив на федеральную трассу М-16, помчался в сторону Москвы.

- Как интересно!- воскликнул фэбээровец. - Мы расследуем дело об ограблении Ореста Паратворского, являющегося, по данным ФБР, хозяином колумбийского наркокартеля и владельцем парижского салона элитных проституток. В Штатах или Европе его бы немедленно арестовали. А вас он руководит финансовым холдингом. Я словно попал в Чикаго тридцатых годов прошлого века!

- Положим, у нас его тоже недавно наказали, оштрафовали,- несколько неуверенно возразил Синицын.

- На какую сумму?- поинтересовался Грей.

- Сто тысяч рублей. В пересчёте на ваши порядка полутора тысяч долларов.

Фэбээровец притормозил машину и что-то записал в своём блокноте.

- Кстати, почему нас остановил дорожный патруль?- спросил он напарника.

- Намётанный глаз,- неопределённо отозвался Синицын.

- На что он намётан?- немедленно уточнил фэбээровец, демонстрируя отличное знание русских идиом.

- Решил, что с нас можно срубить бабло,- ответил Синицын, и агент ФБР сделал ещё одну пометку в своём блокноте.

Некоторое время они ехали молча. Когда их автомобиль выехал на кольцевую дорогу, его обогнала вторая полицейская машина. Старший лейтенант взял зазвонивший мобильник.

- Следуйте за нами,- послышался голос капитана Пойменного. - Неподалёку держит малину мой информатор по кличке Ворон. Он обожает разные блестящие штучки, за что и получил своё прозвище. В налёте он не участвовал, конечно, не его уровень, но может знать, что появилось на рынке краденого.

Через четверть часа оба автомобиля остановились возле универсама. Капитан, выбравшись из патрульной машины, махнул напарникам – "присоединяйтесь".

Сыщики направились к одиноко стоявшему высотному зданию. Они уже подходили ко входной арке, как вдруг навстречу им из затенённых кустов вышла пятёрка личностей явно криминального вида.

- Сейчас мы пощекочем вам рёбрышки, пташки залётные,- показывая в ухмылке гнилые зубы, заявил тот, что был в центре. - Ну-ка, выворачивайте карманы.

С этими словами он предъявил длинный нож, скорее даже кинжал, а остальные стали поигрывать заточками.

Полицейские не успели и рта раскрыть, как фэбээровец молниеносно выхватил пистолет и пятью точными выстрелами наповал уложил всю пятёрку.

Синицын и Пойменный ошарашено уставились на покойников, валявшихся на асфальте. Они уже не дышали и не дёргались.

- Ты что, стреляешь сразу на поражение?- выйдя из ступора, спросил напарника старший лейтенант. - У нас так не принято!

- Тото, похоже, мы уже не в Канзасе,- проворчал Грей, возвращая пистолет на место.

Капитан, покусывая губы, предавался мрачным размышлениям. - Это были шестёрки Ворона,- сказал он, наконец, со вздохом. - К которому мы шли. Справа Пашка Задохлик, удивительно, что он меня не узнал, ведь три года назад как раз я его и отправил за решётку. Если сейчас появится кто-то из людей Ворона, мне предстоят муторные объяснения.

- Отойди в тень,- велел фэбээровец. - Если появятся те, о ком ты говоришь, то с ними буду объясняться я,- он похлопал себя по пиджаку. - А ты будешь объясняться с патрулём, когда он подъедет.

*   *   *

Майор Мармеладов в третий раз хмуро и недоверчиво обошёл покойников.

- И что, он прямо вот так, сходу, завалил их всех?- спросил он Синицына.

Тот пожал плечами. - Вы же сами видите. У каждого только одна дырка, и больше им не потребовалось.

Стоявшие в сторонке патрульные полицейские искоса, но с большим уважением поглядывали на Грея. Потихоньку подруливал, радуясь бесплатному зрелищу, и кое-какой местный народец – всё больше полууголовные испитые личности, обычные для рабочих окраин и спальных городских районов. Капитан Пойменный заметил среди них одного из бригадиров Ворона. Но приглашать его к разговору было не время. Да и плодотворного общения с Вороном, похоже, уже не получится. Впрочем, тут капитан ошибся. Когда санитары укладывали в машину последнего покойника, мобильник Пойменного запиликал.

- Начальник, что за беспредел творится?- капитан узнал хриплый голос Ворона. - С чего это менты положили столько моих людей?

Сообразив, что хозяин малины осведомлен о происшедшем не полностью, капитан решил продолжить игру.

- Это не менты. Твои парни нарвались на какого-то отмороженного психа из крутой конторы,- стараясь придать своему голосу оттенок сожаления, произнёс он. - Сейчас с ним разбирается начальство. Выйди, поговорить надо.

Некоторое время трубка молчала. Потом Ворон осторожно спросил:

- О чём базар будет?

- О блестящих игрушках, которые ты любишь.

На этот раз молчание длилось ещё дольше, и полицейские уже было решили, что Ворон ушёл в несознанку, когда прозвучало:

- Ладно, жди. Через пять минут буду.

Как видно, любопытство у барыги пересилило привычную осторожность.

*   *   *

- Нет, не видел, ничего про них не знаю,- сказал Ворон, возвращая фотографии. – Такие у нас в продажу не поступят, слишком заметные. Их или в сейф надолго спрятать, или за границу переправить и там сбыть.

 

Досье олигарха

На следующий день Синицын работал дома. Он решил для начала собрать информацию о деятельности и связях их клиента. Найдя сайт фирмы Ореста Паратворского, он принялся копировать в отдельный файл привлекавшие его внимание сведения. Олигарх владел предприятиями различного профиля – рекламно-модельным агентством, экспортно-импортной фирмой, имел акции нефтеперерабатывающих и металлургических заводов – так что досье постепенно становилось всё более объёмистым. Затем Синицын перешёл на сайт принадлежавшего Паратворскому телеканала ЛДР ("Либералы и Демократы России"). Пропуская новости, фильмы, комиксы, рекламу, он останавливался только на тематических программах, стараясь по их подборке составить представление о взглядах и интересах клиента. Его внимание привлекла рубрика, озаглавленная "О вечных проблемах России говорят учёные".

- Ну-ка посмотрим, господин Паратворский, что вы считаете вечными российскими проблемами,- проворчал Синицын, переключаясь на просмотр рубрики, - и что говорят по этому поводу приглашаемые вами учёные.

Первая "проблемная" передача была посвящена российскому сельскому хозяйству. Некий импозантный академик, представленный ведущим как "член комиссии по борьбе с лженаукой", рассказывал о том, что ещё в тридцатых годах прошлого века настоящие учёные создавали с помощью радиации и химического мутагенеза сорта культур, благодаря которым можно было бы решить все проблемы сельского хозяйства России. Однако, скорбно сообщал далее академик, настоящим учёным приходилось нелегко. Лжеучёные сатрапы Сталина и Лысенко запрещали им работать, гнали их, увольняли, сажали в тюрьмы и лагеря. Настоящие учёные шли на костры, но от убеждений своих не отказывались. В наши дни, продолжал академик, новое поколение настоящих учёных создаёт с помощью генных модификаций сорта культур, благодаря которым можно решить все проблемы российского сельского хозяйства, но в ответ снова получает кампанию морального террора со стороны всё тех же лжеучёных- обскурантов, наследников Сталина и Лысенко. В заключение академик сообщил, что комиссия по борьбе с лженаукой, в которой он состоит, вскоре представит "меморандум о лженаучности утверждений насчёт вреда генно-модифицированных продуктов" (подлинный текст, 2017 г.).

Следующая "проблемная" передача была посвящена вопросу, как выразился ведущий, "толерантности к альтернативным образам жизни". Профессор, член той же самой "комиссии по борьбе с лженаукой", страстно жестикулируя, требовал, чтобы однополым бракам был предоставлен "юридический статус" (подлинный текст, 2017 г.), а неуважение к ним осуждалось всем цивилизованным сообществом.

Каждая такая передача завершалась вручением выступавшим, от имени Паратворского, премий "за выдающийся вклад в развитие российской науки и активную поддержку демократии".

Пролистав ещё несколько "проблемных" передач, лейтенант решил, что общественная позиция телеканала и его хозяина ясна и снова занялся изучением информации в Интернете об олигархе. Его внимание привлекла пожелтевшая фотография, на которой была изображена группа людей, стоявших в три ряда. В центре первого ряда значилась пара военных в форме и при звёздах. По краям стояли вертухаи с винтовками. Остальные по виду и по характеру одежды являли собой типичных российских зэков – угрюмые физиономии, татуировки, полосатые куртки с номерами. Подпись под фотографией гласила, что на ней изображены выпускаемые на свободу в 1956 году сидельцы Якутлага.

- Похоже, это дед или другой близкий родственник Паратворского,- пробормотал Синицын, увеличивая на экране фигуру комиссара, сидевшего в центре первого ряда. - До чего интересно. Получается, что Паратворский-младший сейчас владеет тем же самым якутским прииском, в гулаговском лагере которого комиссарил этот его родич.

Возможно, он считает себя его законным наследником,- продолжал рассуждать вполголоса вслух старший лейтенант. - Раз дедушка комиссарил в лагере, строившем завод на этом прииске, то, значит, внучок имеет на такой прииск и завод священные права собственности.

Хотел бы я знать, когда эти комиссары ссылали людей в лагеря, призывали их "напрягать все силы для строительства общенародного достояния", считали ли они уже тогда настоящими хозяевами этой "социалистической собственности" себя, притом с правом передачи её по наследству? И, значит, нынешние числят себя не ворами, а законными владельцами наследия предков?- задал он сам себе вопрос. И вскоре сам же нашёл на него ответ. Среди других сведений, Интернет выдал интервью олигарха популярной газете, в котором тот так и сказал, адресуясь к народу: мы вам ничего не должны, мы у вас ничего не украли, потому что у вас ничего не было (подлинный текст, 2011 г.).

 

Урок политграмоты

С некоторых пор утром по средам в УБОКХ после оперативной летучки стали проводиться лекции политического просвещения. Их читал дородный полковник с лицом постаревшего комсомольского вожака и шпалами неясного рода войск. Он, однако, обладал ярким ораторским талантом и умел так лихо завернуть про "план Аллена Даллеса", "происки госдепартамента", "фашиствующих молодчиков", "бездуховных тварей, "тупых пиндосов", "Йеллоустонский вулкан" и "госдолг США", что нередко даже вышибал слезу у слушателей. Актовый зал, в котором он читал лекции, всегда был полон.

Счёл своим профессиональным долгом побывать на политинформации – это понятие было новым для него – и специальный агент русского отдела ФБР Джон Грей. Он скромно пристроился на краю пятого ряда и с интересом наблюдал за происходящим.

Полковник-политинформатор бодрым шагом взошёл на сцену, сел за накрытый кумачовым полотном стол, раскрыл папку и сообщил:

- Тема нашей сегодняшней беседы: патриотизм и борьба с национал-предателями. Да, патриотизм, духовные скрепы, – не повод для сарказма и усмешек. Это базовые составляющие нашего национального сознания и государственного устройства (подлинный текст, 2017 г.). Но как часто наши чиновники, произнося эти правильные слова, одновременно приобретают себе вторые гражданства, виллы за рубежом, счета в иностранных банках. Это делает их потенциальными объектами шантажа со стороны агентов госдепа и генералов НАТО, мечтающих отнять у нашего народа нефть, газ, фабрики, заводы, электростанции. В связи с этим патриотическая общественность требует запретить нашим депутатам, министрам и другим чиновникам иметь виллы и счета за рубежом, особенно в Англии и Соединённых Штатах-

- Вы даёте нереальные планы,- раздался голос из угла, где сидел агент ФБР Джон Грей.

Кое-где в зале послышались смешки. Полковник-политинформатор поперхнулся, но сделал вид, что не расслышал сомнительной реплики и продолжал.

- Если бы к власти в нашей стране пришли национал-предатели, то они отняли бы, при содействии госдепа, у нашего народа нефть, газ, другие природные богатства. Они разворовали и распилили бы всё, до чего могли бы дотянуться; развалили бы производство; отменили бы или превратили бы в фарс выборы; назначили бы в парламент жуликов и воров, а также, для разнообразия, нескольких клоунов-

Полковник-политинформатор отпил минеральной воды, передохнул и продолжал:

- Они поощряли бы этнические банды; миллионами завозили бы в страну мигрантов, казнокрадов выпускали бы за границу вместе с наворованными ими богатствами-

- На этом можно было бы срубить немало бабла,- предположил из своего угла Джон Грей.

По рядам слушателей-полицейских прокатилась волна полузадушенного смеха, а полковник-политинформатор вздрогнул и покрылся холодным потом. Сидевшие сзади приподнимались, стараясь получше рассмотреть оригинального комментатора.

Овладев собой, политинформатор продолжал:

- Всё это не является шпиономанией. Недавно наши органы правопорядка разоблачили вставших по сути на путь национал-предательства и пособничества агентуре спецслужб Запада крупных чиновников: министра Люлюкаева, губернатора Никобелова и ряд других-

- Огласите, пожалуйста, весь список,- снова подал голос из своего угла фэбээровец и недоуменно завертел головой, когда в зале грянул совсем уже откровенный хохот.

Сделав над собой усилие, политинформатор продолжал:

- Национал-предатели доходят до последних пределов цинизма, заявляя, что всё ещё имеющиеся местами в нашей стране отдельные недостатки обусловлены якобы воровством и взяточничеством-

- Косить бабло и руководить страной – профессии разные,- подтвердил тот же голос из того же угла.

На сей раз ответом был гомерический хохот всего зала.

Полковник-политинформатор побагровел.

- Кто этот провокатор?- рявкнул он, ударяя кулаком по столу и вставая. - Покажи своё лицо, агент госдепа!

- Простите, сэр,- ответил, поднимись с места Джон Грей, - я работаю в ФБР и не имею отношения к госдепартаменту. Видимо, причиной вашего гнева послужило плохое знание мною русских идиом. Если так, то я приношу свои искренние извинения.

На сцену поднялся начальник УБОКХ и принялся что-то втолковывать политинформатору. До навостривших уши слушателей долетали слова: "особо важное дело … по распоряжению замминистра … согласовано … сам Паратворский…"

Полковник слушал с каменным лицом, потом кивнул.

- На сегодня занятия закончены,- объявил он, собирая бумаги.

 

Лекция по современной логике

- Вряд ли это дело доставит нам хлопоты,- сказал капитан Пойменный, доставая из кожаной папки аналитические отчёты экспертов. - Логический метод, вместе с возможностями современной техники, способен решить любую задачу. Помните, как говорил Шерлок Холмс? "Дайте человеку, в совершенстве владеющему логическим аппаратом, одну каплю воды, и он по ней, чистой дедукцией, составит ясное и точное представление об Атлантическом океане и Ниагарском водопаде".

Следственная группа в составе пяти полицейских, двух экспертов и специального агента ФБР Джона Грея заседала в кабинете майора Мармеладова, расположенном на втором этаже угрюмого серого здания Управления по борьбе с особо крупными хищениями.

- Со времён Холмса криминалистка шагнула далеко вперёд,- продолжал капитан,  - и стала практически точной наукой. Мы обнаружили на месте преступления следы, нити одежды, микрочастицы, оставленные нападавшими; определили характеристики использованного ими оружия. Эти данные приведены в экспертных отчётах. Остаётся только, пользуясь классической логикой по методу Шерлока Холмса, составить единую картину происшедшего и найти виновных, чтобы восторжествовала справедливость.

Старший лейтенант Синицын скептически хмыкнул.

- Если бы Шерлок Холмс вместо поисков того, кто похитил у почтенного старого джентльмена голубой карбункул, занялся бы изучением того, как этот карбункул попал к почтенному старому джентльмену, его история оказалась бы куда более занятной,- сказал он. - Да и результат его расследования, скорее всего, был бы другим, а уж "торжество справедливости" точно выглядело бы тогда совершенно иначе.

- В классической логике Джона Буля и Шерлока Холмса все понятия строго определены н не меняются,- продолжал Синицын. - Между тем, помянутая вами "справедливость" зависит от многих дополнительных обстоятельств, да и понимают её многие по-разному. Значит, мы должны применять динамическую логику, учитывающую возможность изменения объёма и смысла используемых нами понятий.

Далее, Холмс делал свои выводы, основываясь на цепочке заключений. Однако каждое из них было верным лишь с некоторой вероятностью, а поскольку для линейной цепочки заключений вероятности перемножаются, и поскольку каждая из них меньше единицы, то окончательный вывод, подаваемый знаменитым сыщиком как несомненная истина, был только более или менее возможным. Притом, чем длиннее была цепочка его рассуждений, тем менее вероятными оказывались его выводы. Таким образом, мы должны расширить логику от классической джон-буль - шерлок-холмсовской, в которой утверждения либо истинны, либо ложны, до условно-вероятностной, где они истинны или ложны лишь с некоторой вероятностью.

Наконец, явления предстанут нам в относительно правильной логической взаимосвязи только тогда, когда мы учтём достаточно полный набор касающихся них фактов, событий, отношений – всю сеть связанных с ними обстоятельств. Тогда мы сможем и относительно правильно разрешить возникшие перед нами проблемы[1].

- С этим вряд ли можно спорить,- отозвался один из экспертов. – Но логическая сеть состоит из линейных нитей, логических цепочек. И одна такая цепочка нами уже обнаружена – группа микрочастиц на месте происшествия после спектрально-химического анализа идентифицирована как пепел от волчьей шерсти, притом принадлежащей, несомненно, ликантропу[2].

Лица российских полицейских вытянулись, а специальный агент ФБР Джон Грей навострил уши.

В мире о ликантропах – оборотнях, имеющих внешность людей, но сущность волков – было известно относительно мало. Они жили замкнутыми общинами и практически не допускали в свою среду инородцев. Да и объявились они недавно, всего несколько лет назад, в зауральском регионе России. Внезапно и стремительно вынырнув откуда-то из необъятных пространств Сибири, ликантропы захватили несколько прилегавших к тайге деревень, с крайней жестокостью вырезав всех сопротивлявшихся, а остальных обратив в рабов. Затем они начали совершать набеги на соседние населённые пункты, грабя имущество и угоняя людей в плен. Вскоре они фактически установили свою власть на территории всего Притаёжного района Лесо-сибирской области. После чего начали появляться в соседних городах и посёлках, расширяя, так сказать, кормовую базу.

Ликантропы жили родоплеменным, а местами даже первобытно-общинным строем. Все решения принимали военные вожди, они же главы кланов. Своим успехам в набегах и грабежах ликантропы были обязаны применению особой боевой тактики под названием "ихтитулут - тухтукомат", что в переводе означало: "когда нас десять на одного – мы никого не боимся", или, как вариант: "десять на одного – мы непобедимы".

Поставленное перед перспективой появления на территории страны неконтролируемого бандитского анклава, правительство послало против ликантропов войска, но их действия оказались малоэффективными. Люди-волки прекрасно ориентировались в лесах и болотах. На небольшие группы солдат, отставших от своих частей, они нападали, следуя правилу "ихтитулут - тухтукомат", и вырезали всех до единого, а встретив превосходящие силы, разбегались, уходили тайными тропами в чащобы тайги, где били в бубны и угрожающе завывали.

После нескольких лет такой безрезультатной войны правительство решило переменить тактику. К вождям ликантропов была направлена миссия, предложившая им официальное признание, устройство в форме национальной автономии и, главное, выплату значительной дани, обтекаемо названной "помощью федерального центра". Взамен предполагалось, что ликантропы прекратят набеги на города, грабежи и убийства, и перейдут к некоторого рода мирной жизни.

Вожди согласились.

Вскоре на территории бывшего Притаёжного района возникла автономия Ликантропия, с правительством, составленном из вождей кланов; парламентом, образованном из шаманов и знахарей; гербом, изображавшим оскаленную пасть волчицы Тахтамат – по верованиям ликантропов прародительницы их племени; и всё тем же девизом "десять на одного – никого не боимся". В Москве появилось дипломатическое представительство Ликантропии, место для которого отвели, впрочем, подальше от центра, на окраине столицы.

Когда волнение в обществе, вызванное появлением ликантропов, поутихло, проблемой их происхождения занялись учёные. Одни, указывая на сходство ликантропов с людьми, утверждали, что ликантропы являются человеческим племенем, обосновавшимся в древние времена в глухих местах Сибири и постепенно одичавшим. Другие, отмечая расхождения в строении скелета людей и волколаков, полагали, что ликантропы представляют собой особую ветвь эволюции, которая некогда совершила скачок от волков к человекообразным, но остановилась на полпути. Третьи, обратив внимание на отсутствие сообщений о ликантропах в записках первопроходцев Сибири, в летописях и исторических трудах русских учёных, заявляли, что ликантропы – это пришельцы, попаданцы из параллельного измерения в наш мир. Наконец, четвёртые углубились в архивные краеведческие материалы и обнаружили там упоминания о некоем местном племени, подобном по описанию ликантропам, которое, испытав во времена культа личности репрессии, ушло в глухую тайгу. Подтверждением, что речь в данном случае могла идти о ликантропах, была их неукротимая ненависть к Сталину, даже имя которого они не могли слышать спокойно.

Несмотря на выделяемую центром Ликантропии значительную денежную помощь, многие ликантропы покидали свою автономию и отправлялись в города, где сколачивали шайки, занимавшиеся рэкетом и грабежами. Поэтому перед властями, волей-неволей, встала задача адаптации ликантропов к нормам человеческого общежития. Эту задачу пришлось решать, преодолевая сопротивление правозащитников, твердивших о "попрании прав малого, но гордого и свободолюбивого народа", а также экологов и "зелёных", выражавших опасения насчёт уменьшения биоразнообразия в природе вследствие возможного исчезновения уникального национального менталитета ликантропов.

Впрочем, хлопоты правозащитников и опасения экологов оказались лишними. Приучить ликантропов к производительному труду, несмотря на все усилия, не удалось. На курсы обучения рабочим профессиям ни один из них не записался. А попытка, в порядке эксперимента, отправить часть молодых ликантропов в колледжи и институты привела лишь к постоянным избиениям их бандами студентов (по правилу "десять на одного – никого не боимся") и изнасилованиям студенток.

Короче, все старания цивилизовать ликантропов потерпели неудачу, и единственным культурным достижением человечества, которое они согласились воспринять, оказались компьютерные игры.

Представители силовых структур предпочитали не связываться с ликантропами. В случае "обиды" своего соплеменника, те сразу сбегались стаей, выли, угрожающе махали волосатыми лапами с когтями, а если их оказывалось не меньше чем десять на одного ("ихтитулут - тухтукомат") то могли даже и напасть на полицейских.

Неудивительно, что известие о возможном участии ликантропов в нападении на охрану Паратворского, мягко говоря, не вызвало в следственной группе энтузиазма.

- Это подстава,- с надеждой сказал кто-то. - Грабители подбросили клочок волчьей шерсти, чтобы навести нас на ложный след.

- Может быть и такое,- задумчиво согласился Мармеладов.- Удалось установить, к какому клану он принадлежит?- повернулся майор к экспертам.

- Да, это Таёжный Тигр,- ответил один из них.

- Очень хорошо. Их вождь постоянно обитает в Москве. Попробуем с ним встретиться. Если он поклянётся священной волчицей Тахтамат – такая клятва для них нерушима – что его люди не имели отношения к нападению на машины Паратворского, то эту линию расследования можно не открывать.

- А почему он согласится с нами встретиться?- задал вопрос кто-то из полицейских. - Ведь ликантропы терпеть не могут людей.

- А мы придём к нему с запиской от верховного шамана,- улыбнувшись, сказал майор.

- А шаман-

- А шаман даст нам такую записку, потому что мы знаем один его семейный секрет. Дело в том, что его внук, которому скоро исполнится шестнадцать лет, до сих пор не представил кругу старейшин отрезанную им у человека голову - что требуется, по их обычаям, для прохождения обряда совершеннолетия. Мало того, он несколько раз говорил деду, что компьютерная игра "Варкрафт" ему гораздо интереснее, чем пляски с бубнами перед елями и ритуальные жертвоприношения собак. Если о таком отступничестве проведают ликантроповские вожди, то верховный шаман немедленно лишится должности, а все члены его семейства станут изгоями. Мы это знаем, и он знает, что мы это знаем, поэтому он иногда выполняет наши маленькие просьбы.

 

Визит к ликантропам

Тяжёлые ворота с гербом Ликантропии долго не желали открываться. Наконец, их створки, неприветливо скрипнув, разошлись в стороны.

Привратник с седой волчьей шерстью на голове сообщил, что вождя Таёжных Тигров в посольском доме сейчас нет, он находится в стрельбище-тире, где тренирует молодняк, и полицейские зашагали цепочкой по неширокой мощёной дороге к видневшемуся вдалеке одноэтажному приземистому серому зданию блиндажного типа.

По обоим краям дороги красовались флаги и вымпелы Ликантропии с неизменным изображением священной волчицы Тахтамат и государственным девизом "Когда нас десять на одного – мы никого не боимся". Через полсотни метров флаги и вымпелы закончились.

Привычные к обычаям ликантропов, российские полицейские деловито шагали вперёд, не обращая внимания на открывавшиеся по сторонам живописные картины, но фэбээровец, для которого происходящее было в новинку, то и дело хватался за пистолет и дёргался при виде очередной распотрошённой собаки, обглоданной человеческой конечности, или груды трупов с отрезанными головами.

- Они что, каннибалы?- догоняя Синицына, спросил Грей.

- В целом нет,- рассеянно ответил старший лейтенант, не оборачиваясь, - хотя у них есть один клан, члены которого предпочитают человечину всем другим блюдам. Ещё у них в обычае давать попробовать мясо людей своему молодняку во время обряда совершеннолетия.

- Я такого даже в фильмах ужасов не видал,- прокомментировал фэбээровец, когда они оставили позади очередную кошмарную груду костей и ошметков кишок.

- Жизнь всегда опередит искусство,- философски отозвался старший лейтенант.

Где-то вдали послышался одурелый собачий вой, вперемешку с пронзительным кошачьим визгом.

- Охотятся,- пояснил Синицын, не дожидаясь вопроса.

- На собак и кошек?- недоуменно спросил Грей. - И что они будут с ними делать, когда поймают?

- Съедят, конечно. Собаки пойдут на шашлыки, кошки – на шаурму и чебуреки.

Как бы подтверждая его слова, рекламный плакат близ придорожной кафешки, мимо которой они проходили, развернулся в их сторону, приглашающе призывая "Купи двадцать чебуреков – составь кошку".

Наконец, полицейские подошли к зданию, которое, очевидно и являлось тиром, так как из него доносились характерные щёлкающие звуки. Справа от входной двери был прибит перевёрнутый вниз головой и перечёркнутый красной краской портрет Сталина с подписью "Будь ты навеки проклят, палач и убийца свободолюбивого ликантроповского народа".

- Не любят дядюшку Джо?- поинтересовался Грей.

Синицын кивнул. - Ещё бы. При нём всех ликантропов, пойманных на грабежах и разбоях, отправляли на лесоповалы, а насильников и убийц без долгих разговоров ставили к стенке.

Вождь Таёжных Тигров сидел за столом и распекал кого-то по телефону. Незваных гостей он удостоил лишь мрачного взгляда мельком. Окончив разговор, вождь набрал другой номер и рявкнул: - Абрагам, твоей жене не нужно помочь донести домой продукты? Нет? Тогда не забывай, что у тебя завтра очередная выплата. Затем вождь набрал новый номер: - Рахатай, твоей младшей сестрёнке не требуется охрана, когда она ходит в школу? Нет? Тогда почему ты задерживаешь деньги? Хорошо, даю тебе ещё один день.

 Наконец вождь выключил мобильник, отложил его и хмуро уставился на полицейских.

- Мы побеспокоили вас вот по какому вопросу,- начал было капитан Пойменный.

- Моя твоя не понимай,- неприязненно перебил его вождь Таёжных Тигров. - Моя не разговаривай твой собачий язык. Давай переводчик, большой белый сахиб,- язвительно-иронически добавил он.

Вперёд выступил майор Мармеладов и протянул вождю записку от верховного шамана.

Прочитав её, вождь волколакского клана задумался.

- И чего вы хотите от меня?- спросил он, наконец, безо всякого акцента.

- Несколько дней назад произошло нападение на кортеж бизнесмена Паратворского. Наши эксперты обнаружили на месте происшествия следы, которые могли указывать на присутствие поблизости подданных Ликантропии,- тщательно подбирая слова, заговорил майор Мармеладов. - Скорее всего, это недоразумение, но хотелось бы его рассеять.

- Мой клан не имеет к этому отношения,- проронил вождь Таёжных Тигров.

- Вы знаете наверняка?- осторожно спросил майор.

- Тому порукой священная волчица Тахтамат,- надменно изрёк вождь. - Про свой клан я знаю всё.

Наступило молчание.

Волколак достал из ножен кинжал и принялся точить приличной длины когти, время от времени выразительно поглядывая на гостей.

- Спасибо, что согласились нас принять, и позвольте откланяться,- поняв намёк, сказал майор, делая знак подчинённым. Вождь Таёжных Тигров ничего не ответил.

- Раз он поручился именем Тахтамат, значит, это действительно были не ликантропы,- сказал капитан Пойменный, когда полицейские покинули помещение. - Нам подбросили фальшивую улику.

- Возвращаемся,- решил майор Мармеладов. - Здесь нам больше делать нечего.

На обратном пути фэбээровец отщёлкивал фотоаппаратом одну живописную картину за другой – груды мусора, навозные кучи, обглоданные кости собак, обезглавленные человеческие трупы.

- Не появились бы они у нас в Штатах,- озабоченно пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Синицына. - Я отошлю эти снимки в Бюро, надеюсь, они убедят президента издать указ о категорическом запрете на въезд в нашу страну ликантропов.

- Ваши правозащитники оспорят такой указ в суде и наверняка добьются его отмены,- возразил Синицын. - А ваши приверженцы "разнообразия", пожалуй, потребуют, чтобы в общественных школах в каждом классе среди учащихся было не менее одного ликантропа.

А ещё ваши демократы проведут закон о выплате компенсаций пострадавшим от расистской дискриминации ликантропам,- продолжал подначивать хмурого фэбээровца Синицын, - а ещё вашим полицейским запретят применять против них оружие, даже в целях самообороны, даже если ликантропы сами нападут на них с оружием-

- С последним ничего не выйдет,- сообщил мрачный Грей. - Если наши копы увидят, что кто-то направляет на них пистолет, они нашпигуют его пулями. И, если он после этого останется в живых, то, выйдя из госпиталя, ещё и получит изрядный срок.

- Неужели ваши судьи не примут во внимание ходатайства сердобольных правозащитников и не учтут особенностей национального менталитета малого, но гордого народа?- поинтересовался Синицын.

- Ничего они не примут и не учтут,- отрезал фэбээровец.

 

Поездка на Урал

На следующее утро на оперативном совещании следственной группы капитан Пойменный сообщил, что в уральском городе Верхнетуринске один из информаторов УБОКХ якобы видел у местного авторитета ожерелье с жёлтыми камнями в золотой оправе, числящееся среди похищенного у олигарха.

- Кто этот информатор?- поинтересовался майор Мармеладов.

- Костя Двоечник, шестёрка в тамошней криминальной группировке,- ответил капитан. - Я разослал в регионы описание ценностей, украденных у Паратворского, и он утверждает, что видел такое ожерелье, у Федьки Коромысла, главаря местной банды рэкетиров.

- Сведения надо проверить,- поразмыслив, сказал майор. - Отправляйтесь на Урал, капитан.

Назавтра группа в составе капитана Пойменного и двух полицейских вылетела в Екатеринбург, откуда автобусом добралась до Верхнетуринска, небольшого уральского городка. Оформив гостиничные номера, сыщики направились в местное полицейское управление.

Майор, начальник городской полиции, встретил московских гостей вежливо, но ничем хорошим не порадовал.

- Федька Коромысло где-то прячется,- сообщил он. - Забавная история: его группе платит дань аффинажный завод и два леспромхоза, а он не удержался от соблазна вытащить кошелёк у старушки на рынке. Его схватили на месте с поличным, но он сумел вырваться и убежать.

- Его ищут?

Майор пожал плечами. - От случая к случаю, через пень-колоду. Из-за мелкой кражи я не хочу напрягать работников. Впрочем, если вы намерены заняться его поисками, я могу выделить вам поисковую собаку.- Он свистнул, и в помещение неспешно вошла чёрно-белая лайка. - Она отлично берёт след. Но её надо регулярно угощать,- майор протянул полицейским пакет, на котором крупными буквами было написано "Лакомство".

Вернувшись в гостиницу, капитан позвонил на мобильник информатору и велел ему прийти, не засвечиваясь, в ближайшее к гостинице кафе.

Костя Двоечник оказался тощим парнишкой с цыплячьей шеей и бегающими глазами, по виду типичным представителем мелкоуголовной городской шпаны.

- Посмотри внимательно ещё раз,- капитан положил перед ним на столик фотографию ожерелья.

- Оно, точно оно,- принялся уверять шпанёнок. - Федька показывал его на малине, я сам видел.

- И где сейчас может быть Коромысло?

- Где-то залёг, может, в охотничьей избушке. Вот, держите.- Он протянул полицейским тряпку. - Это Федькино,- пояснил Двоечник. - Вам же в ментовке дали собаку? Она возьмёт его след.

Сыщики обходили по кругу окраины города. Лайка бежала впереди. Около тропинки, уходившей на восток, в сторону дремучего леса, она принюхалась и села. После чего посмотрела на своих заказчиков.

- Ушёл в тайгу,- сделал вывод Пойменный. - И, похоже, не один. Поведёшь по следу?- спросил он лайку. В ответ та фыркнула, перевела взгляд на пакет с надписью "Лакомство" и облизнулась.

*  *  *

Федька Коромысло и его дружки уходили вглубь тайги. Преследователи шли за ними в отдалении. Брать в лесу вооружённую группу следовало осторожно. Потерять след они не боялись: лайка бежала уверенно, иногда усаживаясь на место и глядя на людей преданными глазами. Получив лакомство, она поднималась и бежала дальше. Время от времени преследователи делали привал на отдых, заодно определяя своё местонахождение, помечая его на карте, и прикидывая, куда могли бы направиться дальше их подопечные. Лайка с презрением смотрела на карты, компасы, бинокли и прочие столь же ненужные вещи.

На третий день погони преследователи заметили, что беглецы начинают сворачивать к югу, а затем к западу. Было похоже, что они, сделав круг, возвращались назад в Верхнетуринск.

- Теперь не уйдут,- уверенно сказал Пойменный.

У окраины города Федьку и его корешей аккуратно повязали.

- Ищите ожерелье,- распорядился капитан, когда задержанных доставили в местный участок. Рюкзаки всей компании были выложены на стол, и полицейские принялись копаться в них, прощупывая выпуклости внутри и снаружи и распарывая подозрительные места. Напрочь распотрошённые рюкзаки один за другим откладывались в сторону.

- Вы реально рехнулись,- констатировал Федька.

В помещение вошла лайка, осмотрелась, подошла к арестованному, обнюхала его и села рядом.

- Хорошая собачка, хорошая,- неуверенно предположил Федька.

Лайка грустно посмотрела на него и укусила.

- Нашёл! Есть ожерелье!- раздался радостный возглас. Полицейский, занимавшийся досмотром, вытащил из распоротой подкладки рюкзака ожерелье и выложил свою добычу на стол. - Вот!

Сыщики разочарованно переглянулись. Ожерелье было красивым, дорогим … но совсем не тем, которое они искали. На платиновую нить были нанизаны крупные блестящие жемчужины.

- Твоё?- спросил капитан.

- Не имеете права,- заявил протест Коромысло. - Наследство тётушки.

- Проверим,- пообещал капитан. - А где ты спрятал вот это? - он положил на стол фото ожерелья с жёлтыми алмазами в золотой оправе.

- Никогда такого не видал.- Федька недоуменно покачал головой.

- Чего же ты тогда сбежал в тайгу?

- Малява пришла из Москвы, что за мной едут менты,- сумрачно ответил Федька. – Написали ещё, что им зачем-то нужно моё ожерелье.

*  *  *

Костя Двоечник беспокойно переминался с ноги на ногу возле стола, на котором лежало изъятое у Федьки Коромысла ожерелье. Оно заметно отличалось от изображённого на фотографии рядом.

- Ты нас обманул,- сказал капитан, - потому что твой босс захотел свести счёты с конкурентом нашими руками. Верно?

- Зуб даю, ожерелье было очень похожее, просто я его видел издали,- затараторил Костя, но капитан махнул полицейским:

- Пятнадцать суток за мелкое хулиганство. Уведите.

- Я же старался, искал, вам помогал, Федьку вы словили,- плаксиво начал канючить Двоечник. А затем тонко взвизгнул: - Вот всегда такая благодарность от ментов за помощь!

 

Парижские тайны

Среди сотрудниц рекламного агентства Ореста Самуиловича Паратворского царило радостное оживление. Приезжие французы второй день подбирали кандидатуры для работы в парижском салоне мод, и контракты с ними заключили уже семь моделей.

Синицын и Грей, которым потребовалось кое-что уточнить насчёт маршрута машин в день налёта, разыскали олигарха в кругу его моделей. Неохотно покинув красавиц, которые вились вокруг него, как мухи вокруг банки мёда, или как американские кинозвёзды вокруг продюсера Харви Вайнштейна, Орест Самуилович согласился ответить на вопросы.

- Знаешь, я где-то уже видел его французских гостей,- сказал Синицын Грею, когда они вернулись в Управление. - В каком-то уголовном деле. Нет, в сводке Интерпола.

Он открыл на служебном компьютере архив интерполовских сообщений, углубился в изучение фотографий с подписями "Wanted" и вскоре воскликнул "Есть!" На снимке были французские граждане, разыскивавшиеся полицией ряда государств за продажу европейских женщин в страны Аравии, Ближнего и Среднего Востока, в основном, в гаремы арабских шейхов. Согласно приложенной сводке, мошенники, представившись сотрудниками рекламного агентства, обещали своим жертвам высокооплачиваемую работу в парижских элитных салонах мод, подписывали с ними контракты, встречали во Франции, а затем женщины исчезали. Расследования, предпринятые по заявлениям родственников, в большинстве случаев не дали результатов. Только несколько похищенных сумели бежать и вернуться на родину. По их рассказам, вскоре после приезда им что-то подсыпали в еду, а затем в бессознательном состоянии увозили к "заказчикам". Наложницы содержались под охраной и были совершенно бесправны. Те из них, кто вызывал гнев своего хозяина, или просто надоедал ему, перепродавались, зачастую полевым командирам в Афганистан.

- А у нашего клиента в Париже есть салон элитных проституток,- задумчиво сказал Грей. - Он может служить перевалочной базой.

- Займёмся этим делом,- решил старший лейтенант. - Организуем наблюдение за гостями фирмы Паратворского и соберём побольше информации о подобных происшествиях в разных странах.

В Интернете они нашли статьи о судьбах "сексуальных рабынь". А из ФБР, по запросу Грея, пришло досье по международной секс-торговле. На снимках, прикреплённых к одному из файлов, были засняты тела светловолосых женщин в душманском лагере, разбомбленном американской авиацией. То ли эти женщины попали под бомбёжку, то ли были расстреляны душманами перед отступлением, чтобы не брать с собой обузу.

Через пару дней с Синицыным связался агент наружного наблюдения.

- Похоже, французы заканчивают свои дела,- сообщил он. - Они заказали банкетный зал в ресторане "Золотая лягушка".

Сложив собранные материалы в папку, старший лейтенант направился к начальству.

- Отправь моделям из фирмы Паратворского по электронной почте подборку статей о судьбах обитательниц гаремов шейхов, с приложением фотографий из душманского лагеря,- решил майор Мармеладов, ознакомившись с документами. - И бери группу для ареста французов. Только проследи, чтобы твои сотрудники вели себя корректно, как подобает представителям российских правоохранительных органов.

Через полчаса отряд полицейских во главе со старшим лейтенантом Синицыным подъехал к ресторану "Золотая лягушка". Посоветовав охране не шуметь, они прошли через служебный вход и расположились в кухонном помещении, отделённом от зала ресторана шторами.

- Кто будет производить арест?- повернувшись к Синицыну, спросил Грей.

- Я давно хотел посмотреть, как это делается в Штатах,- ответил старший лейтенант. - Только учти: майор выражал надежду, что мы попытаемся соблюдать права человека.

Специальный агент ФБР досадливо отмахнулся от бессмысленного предположения. Раздвинув шторы, он подошёл к банкетному столу, дёрнул за скатерть, смахнув на пол все блюда и напитки, затем вскочил на стол, выхватил пистолет, выстрелил в потолок и объявил:

- Все арестованы!

*  *  *

Сидя в своём офисе, Орест Самуилович Паратворской подсчитывал упущенную из-за провала сделки с посланцами шейхов выгоду.

- Нет в мире справедливости,- пробормотал он, подведя итог.

*  *  *

Вечером того же дня майор Мармеладов докладывал генералу Пивобродову о ходе расследования по делу об ограблении Паратворского и, среди прочего, упомянул, что его группа вскрыла и ликвидировала нелегальный канал поставки россиянок в гаремы шейхов Аравии и Ближнего Востока, к организации которого был, по всей вероятности, причастен олигарх.

- Неплохо,- сказал генерал, выслушал доклад. - Выношу вашим сотрудникам благодарность, готовьте приказ об их премировании.

 

"Цветок лотоса"

Через неделю на оперативном совещании Джон Грей проинформировал о полученном им письме из отдела ФБР по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

- Наши парни перехватили электронную переписку одного из лидеров талибов, а заодно крупного афганского наркоторговца Абдуллы Гератского,- сказал он. - Он планирует прибыть в Москву и встретиться с "Бухгалтером" – под таким прозвищем известен в мире наркобизнеса хозяин колумбийского картеля Орест Паратворский. Возможно, речь будет вестись об объединении их дилерских сетей.

Мы бомбим их маковые поля и опиумные лаборатории, но они снова сеют свою отраву и восстанавливают технику,- продолжал американец. - Абдуллу мы несколько раз пытались взять во Франции, в Англии, но он каждый раз ускользал. ФБР обращается с официальной просьбой: отследить контакты Абдуллы Гератского и Паратворского.

- Что ж,- подумав, согласился майор Мармеладов, - почему бы и не отследить. Будем продолжать наружное наблюдение за его офисом.

*  *  *

Кафе "Цветок лотоса", располагавшееся в Юго-Восточном переулке, пользовалось популярностью у любителей восточной кухни. Ни в каких других московских ресторанах не подавали такого необыкновенного плова и такого восхитительного овечьего сыра. Готовили их по старинным, передававшимся из поколения в поколение, рецептам. Плов главный повар два часа томил на медленном огне, каждые пятнадцать минут сплёвывая в рис жвачку анаши. А овечий сыр неделю выдерживали в отборной, настоянной на горных травах ослиной моче, отчего он приобретал неповторимый, очень своеобразный пикантный привкус.

Посланника "Бухгалтера" в "Цветке лотоса"  уже ждали и сразу провели наверх, в комнату, где за уставленным роскошными яствами столом сидел средних лет человек с чёрной окладистой бородой, а в углу на скамеечке примостился тщедушный паренёк с каламом в руке.

При появлении гостя старший встал и обеими руками провёл по своей бороде.

- Я рад приветствовать досточтимого в нашем мирном оазисе,- напыщенно сказал он. - Большой Босс согласился меня принять?

- Высокочтимый Абдулла-ага,- стараясь попасть ему в тон, ответил гость, - я прибыл с радостной вестью. Наш руководитель может встретиться с тобой завтра в два часа дня, если тебе это удобно. Твоё письмо он получил и готов обсудить условия.

- Поистине тебя послал Аллах,- произнёс Абдулла. - Я непременно буду. А теперь прошу отведать от нашего дастархана.- Бородач опустился в кресло, разулся и придвинул к себе тазик с водой, чтобы, по древнему обычаю, вымыть перед едой ноги.

*  *  *

- Как идёт торговля, племянник?- спросил Абдулла невысокого чернявого паренька, когда они остались одни.

- С каждым днём всё лучше, дядюшка, да благословит вас Аллах,- с жаром ответил Расул. - Старые клиенты мрут, но новых приходит больше. Недавно около "Цветка лотоса" гяуры открыли школу, и у нас прибавилось сразу два десятка постоянных покупателей.

- Чем больше передохнет неверных, тем чище станет мир,- назидательно произнёс Абдулла. - Поистине это тоже джихад, и ты, Расул, считай, один из шахидов. А ведь гяуры ещё и платят нам. Не беспокойся, неверные собаки будут приходить ещё и ещё.

Племянник с благоговением смотрел на дядюшку. Тот был велик, мудр и щедр. Чем занимался бы Расул, если бы не дядюшка Абдулла? Батрачил бы до конца дней на бая, прочищая арыки да подбирая навоз за овцами. А после того, как из Афганистана прибыл дядюшка Абдулла и другие хорошие люди, научившие Расула отличать добро от зла, он получил достойную работу, купил приличную одежду, стал нормально кушать. А когда дядюшка устроил его на работу в Москве, Расул сделался предметом зависти всех односельчан. Однажды с ним поздоровался сам сын бая, а в другой раз на него благосклонно взглянула красавица Фатима, калым за которую он раньше и не мечтал собрать. И всего-то что требовалось нынче от Расула – знакомиться с детьми неверных и невзначай предлагать им попробовать дарящий волшебные сны наяву белый порошок. А потом осторожно подсказывать, где этот порошок можно найти ещё. Разве можно было сравнить с такой непыльной работой очистку в палящий зной байских арыков??

*  *  *

- Вот этого проводишь сегодня в мой кабинет. Сначала просветишь, конечно,- Орест Самуилович передал начальнику своей службы безопасности фотографию, на которой красовалась физиономия бородача средних лет с наглыми глазами. - Его зовут Абдулла.

- Какая отвратительная рожа,- поморщился безопасник.

- Нам с лица не воду пить,- холодно оборвал его Паратворский. - Это будут важные деловые переговоры. Но, конечно, твои парни должны сидеть в приёмной в полной боевой готовности.

Основной поток продукции принадлежавшего олигарху колумбийского наркокартеля шёл в США, по стандартным мексиканским каналам. В Россию, не имея налаженной сети сбыта, Паратворский кокаина завозил мало. Впрочем, развлечения ради, он как-то прикупил в соседней республике обанкротившийся коксохимический завод, и сейчас в его экспортно-импортной фирме красовался плакат времён эпохи социалистического соревнования с весьма двусмысленно звучащей ныне надписью "ПРИНИМАЙ, РОДИНА, КОКС".

И вот теперь Абдулла Гератский, один из главарей афганского наркотрафика и хозяин разветвлённой сети наркодилеров во всех странах бывшего СССР, запросил его о встрече. В письме, присланном на личную почту Паратворского, он цветистым эзоповым языком, хотя и довольно понятно, изложил свои пожелания. Наркобарон хотел увеличить свои доходы от сбыта героина в США и Канаде, отказавшись от дорогостоящих услуг цепочки европейских посредников и войдя, вместо этого, в долю с латиноамериканским картелем. Взамен он был готов предложить доступ к своей дилерской сети в России.

Логический Квадрат Противоположностей

Синицын и Грей сидели в полицейском управлении, просматривая на мониторе компьютера вчерашнюю видеосъемку посетителей офиса Паратворского, когда от агента наружного наблюдения пришло срочное сообщение.

- Из подъехавшей "Тойоты" выходит человек, похожий на фотографию, которую вы мне дали-

- Называй его дальше "афганцем",- предупредил агента Грей, - и снимай только его.

Он включил подачу текущей видеосъемки на компьютер. На экране появился человек с чёрной бородой, в длинном плаще. Изображение приблизилось, и сыщики увидели, что прибывший в самом деле очень похож на Абдуллу Гератского, снимки которого имелись в присланном из ФБР досье. Навстречу ему из офиса вышел человек, одетый в пятнистую полувоенную форму – начальник службы безопасности фирмы Паратворского. "Афганец" и встречавший поздоровались друг с другом и прошли внутрь помещения.

Время шло. Видеокамера показывала только входивших в офис и выходивших из него сотрудников фирмы. Но вот на экране компьютерного монитора снова появился Абдулла. Быстрым шагом он вышел из офиса и, оказавшись за порогом, с отвращением тряхнул полами своего длинного плаща, словно бы "отрясая прах дома сего".

Его догнал начальник службы безопасности и что-то сказал. Абдулла повернулся и, по-восточному махая руками перед самым лицом собеседника, угрожающе бросил несколько слов. Тот отступил.

С непримиримым видом Абдулла зашагал к своей "Тойоте."

Начальник службы безопасности достал мобильник и посовещался с кем-то. Затем он сунул телефон в карман и направился к другому автомобилю, "Мерседесу".

- Он пристроился в хвост к "афганцу",- сообщил по рации агент из машины наружного наблюдения.

- Хорошо,- немедленно отозвался фэбээровец, - следуй за ним и продолжай вести съёмку.

Он щёлкнул переключателем и на экран пошло изображение от полицейской машины, стоявшей на мосту и снимавшей всю трассу. Было видно, что "Мерседес" движется в сотне метров за "Тойотой", повторяя все её повороты. Грей переключил камеру, и на мониторе снова появился "Мерседес" крупным планом. Обе машины, которых по-прежнему разделяла сотня метров, миновали Садовое кольцо и направились к юго-восточной окраине столицы. Они проехали мимо гостиницы, строительного рынка, свернули с проспекта на боковую улицу. Возле какого-то заведения машина Абдуллы остановилась.

- Кафе "Цветок лотоса", Юго-Восточный переулок, дом 7,- открыв в ноутбуке карту, проинформировал Синицын.

Абдулла вышел из "Тойоты" и скрылся за дверями кафе.

"Мерседес" медленно покатил по переулку мимо "Цветка", вырулил на другую улицу и, проехав ещё сотню метров, остановился. На экране монитора было видно, что водитель кому-то звонит.

- Включи телескопический микрофон,- распорядился Грей и с досадой стукнул по столу, услышав вместо ясной речи невнятное бормотание. - Защищено от прослушивания.

Впрочем, разговор продолжался недолго.

- Наверняка он звонил своему шефу,- предположил Синицын.

"Мерседес" тронулся с места. Однако вместо того, чтобы свернуть назад к центру, автомобиль поехал в сторону метро и, миновав несколько зданий, остановился. Телекамера показала панораму улицы, и сыщики увидели, что начальник службы безопасности фирмы Паратворского направляется к зданию с вывеской "Интернет-кафе".

- Иди за ним и продолжай скрытую съемку,- распорядился Грей.

- Интересно,- протянул Синицын. - Похоже, они сдают Абдуллу.

На экране монитора было видно, как начальник службы безопасности заходит в интернет-кафе, садится за компьютер и набирает на клавиатуре текст. Затем изображение сместилось, видимо, полицейскому агенту пришлось отойти в сторону.

- Отправил анонимное письмо,- уверенно предположил Грей.

- Вот только кому? Он не настолько глуп, чтобы посылать письмо в наш УБНОН. Если у них там кто-то прикормлен, то, скорее всего, прикормлен он и Абдуллой,- принялся рассуждать лейтенант. - А посылать наудачу – есть шанс попасть на того же "оборотня".

Их клиент снова показался на экране. Он вышел из интернет-кафе и сел в машину. Развернувшись, "Мерседес" поехал в сторону центра.

- Возвращается в офис,- резюмировал Грей.

- Может быть, он писал конкурентам Абдуллы? Или знакомым бандитам?- продолжал высказывать предположения Синицын.

Впрочем, гадать ему пришлось недолго. Ноутбук Грея недовольно запиликал. Открыв его, агент ФБР увидел мигающую красную точку.

- Шифровка из моей конторы,- бросил он напарнику, запуская электронную почту и набирая пароль. К своему немалому удивлению, прочитал он следующее:

"Вашингтонский отдел ФБР.

Спецагенту Грею, срочно, секретно.

Анонимный источник сообщает, что крупный афганский наркоторговец, известный как Абдулла Гератский, сейчас находится в Москве по адресу Юго-Восточный переулок, дом 7, кафе "Цветок лотоса"". Примите меры к его задержанию в особом порядке".

Поразмыслив минутку над текстом, агент ФБР показал его своему напарнику.

- Ловко!- восхитился Синицын. - Он послал письмо в ФБР! И гадай, Абдулла, даже если ты сбежишь, как ФБР на тебя вышло.

*  *  *

- Эту операцию вам следует провести вместе с Управлением по борьбе с незаконным оборотом наркотиков,- сказал генерал, выслушав доклад Мармеладова. - Они лучше знают, где и что искать в таких притонах. И напомните им, чтобы захватили собаку, натасканную на героин. Захватом пусть руководит Синицын, а ты, майор, проконтролируешь процесс и доложишь потом мне.

Через час четыре автомобиля, в которых находились сотрудники УБОКХ и УБНОН, а также "Мазда" Грея, остановились в нескольких кварталах от "Цветка лотоса".

Давать команду к началу операции старший лейтенант, однако, не спешил. Он вышел из машины, направился в сторону кафе, прошёл мимо него, свернул на параллельную улицу, проверил, где находится служебный вход. После чего достал мобильный телефон, набрал номер "Цветка" и попросил, на восточный манер:

- Досточтимого Абдуллу-агу, пожалуйста.

- Досточтимый ага будет через два часа,- ответил писклявый голос. - Уважаемый прикажет что-нибудь передать?

- Нет, я перезвоню,- ответил Синицын. Он сунул мобильник в карман и направился к своему отряду. Подойдя к машине Грея, он сказал. - Сейчас начинаем штурм. Твоя задача: зайти в этот притон с чёрного входа на соседней улице и следить, чтобы никто не сбежал.

Фэбээровец кивнул, разворачивая автомобиль.

Старший лейтенант сел в свою машину и подал команду. Операция началась.

*  *  *

Когда в зал ворвались полицейские, Расул упал на пол, затем юркнул под столы, на четвереньках прополз под одним, вторым, третьим, вскочил, разбросав стулья, и, чудом избежав пуль, которые летали по кафе во всех направлениях, метнулся к черному входу.

Полицейский, стоявший у двери, увидел как щуплый чернявый парнишка выскочил из окружения и побежал по коридору. Он вскинул было пистолет, но беглец успел скрыться за поворотом.

Задыхаясь от быстрого бега, Расул ворвался в комнату.

Перед спасительным выходом на улицу стоял какой-то человек.

- Друг, брат, пропусти, срочно надо- зачастил было Расул и осёкся, встретив ледяной взгляд незнакомца.

- Советская малина врагу сказала нет. Не брат ты мне, гнида …,- сообщил Джон Грей, демонстрируя отличное знание российского уголовного фольклора и кинематографа.

Расул опешил, затем в его чёрных глазах вспыхнула злоба, он напрягся, готовясь к отчаянному прыжку, но тут дважды хлопнуло сзади и он мешком осел на пол. Грей увидел в дверном проёме лейтенанта. Держа пистолет с глушителем наготове, тот подошёл к своему клиенту и нагнулся для контрольной проверки.

- А говорил: мы на поражение не стреляем,- укорил фэбээровец.

- Рафик нивчёмневинуат,- проворчал Синицын, возвращая оружие в кобуру.

Фэбээровец задумался, затем лицо его просияло, и он с широкой улыбкой понимания поднял кверху большой палец правой руки.

В дверях бесшумно обозначился Мармеладов. Увидев возле Грея и Синицына очередной труп, майор покачал головой, пробормотал что-то вроде "до чего беспокойные люди", и так же бесшумно исчез.

*  *  *

Рейд на "Цветок лотоса" дал богатый улов. Помимо нескольких килограммов героина, обнаруженных в тайниках, и арестованных наркодилеров, полицейские нашли финансовые документы, позволяющие отследить явки и притоны торговцев "белой смертью".

В конце дня майор Мармеладов отчитывался перед генералом Пивобродовым о ходе проведённой операции и её результатах.

- Неплохо,- сказал генерал, выслушав доклад. - Выношу вашим сотрудникам благодарность, готовьте приказ об их премировании.

 

Решение задачи

- Надо брать Абдуллу. Полагаю, он залёг в одной из тех квартир, счета на оплату за которые мы нашли в их притоне. Отправляемся?- Грей достал из кобуры пистолет, проверил его и вернул на место.

- Подожди.- Синицын придержал фэбээровца за руку, и, в ответ на его вопросительный взгляд, пояснил: - Восток дело тонкое. Абдулла только что потерял любимого племянника. Надо уважить его чувства. И дай-ка мне адрес его электронной почты из досье твоей конторы.

*  *  *

Сидя за компьютером, Абдулла смотрел видеоролик, присланный ему по электронной почте. Вот пятнистый гяур, провожавший его к Большому Боссу, с которым не получилось договориться (да покарает его Аллах!), вышел из офиса и сел в "Мерседес". Изображение отдалилось, охватило всю трассу, и Абдулла увидел свою собственную "Тойоту", в сотне метров позади которой неотступно следовал автомобиль гяура. Пару минут экран показывал движение обеих машин, а затем, снова крупным планом, "Мерседес", медленно кативший мимо "Цветка лотоса". После чего изображение замигало, прервалось, и следующие кадры показали пятнистого гяура, входившего в небольшое здание, над которым висела вывеска "Интернет-кафе". В следующих кадрах гяур, склонившись над клавиатурой, набирал какой-то текст. Затем видеоряд сменился копией письма на английском языке, со штампом ФБР и с частично вымаранными фразами. Абдулла понимал по-английски, но справа услужливо высвечивался и русский перевод. Не веря своим глазам, он читал "… анонимный источник сообщает, что крупный афганский наркоторговец, известный как Абдулла Гератский, сейчас находится в Москве по адресу Юго-Восточный переулок, дом 7, кафе "Цветок лотоса" … ". Затем в кадре вновь показался пятнистый гяур, садившийся в автомобиль.

- Шакалы, шакалы,- хватаясь за голову, скрежетал зубами Абдулла. - Ай, какие шакалы! Ай, ай!

Изображение быстро замелькало. Теперь оно показывало облаву, устроенную вчера полицейскими в "Цветке лотоса". Беззвучно падали бутылки, переворачивались столы, суматошились, раззявив перекошенные рты в неслышимых криках, бородатые личности. Экран на мгновение потемнел, затем на нём появилась комната, в которой лежал труп. Изображение приблизилось, сфокусировалось на верхней части тела покойника, и Абдулла узнал любимого племянника. С минуту экран показывал только его лицо, искажённое гримасой ужаса. Затем изображение замигало, и на экране вновь появился пятнистый гяур, навстречу которому шёл, протягивая руку и улыбаясь, Большой Босс. После чего экран погас окончательно.

Абдулла встал. Его лицо было каменным. Возложив правую руку на священную книгу, он произнёс нерушимую клятву мести.

*  *  *

Специальный агент Джон Грей составлял текущий отчёт для руководства Бюро.

Его напарник намекнул, что дело, которым они занимаются, скоро будет завершено. Видимо, он получил информацию от начальства.

Их клиент, Орест Паратворский, улетает на отдых в Крым, куда, по рекомендации Синицына, поддержанного Мармеладовым, за ним скрытно проследует полицейский спецназ.

Абдулла Гератский ускользнул. Все квартиры, которые они проверили, оказались пустыми. Теперь поймать этого матёрого волка будет нелегко. Зачем он встречался с "Бухгалтером", так и осталось неизвестным.

Набрав текст отчёта и запустив программу шифрования, Грей откинулся в кресле и принялся размышлять о своих личных делах. Если командировка в Россию скоро закончится, то пора закупать подарки и сувениры коллегам – водку, балалайки, кокошники, матрёшек, плюшевых мишек – и далее по списку. Джон Грей достал список полученных им перед отлётом в Россию заказов и углубился в его изучение.

*  *  *

Петляя между горными склонами, поднималась к построенному в средневековом стиле замку, расположенному на одном из возвышений массива Демерджи, шоссейная дорога. Дорога была частной, и ездил по ней только Орест Самуилович Паратворский, его родственники, и приглашаемые им лица.

Сейчас по этой дороге неспешно катили два бронированных лимузина. В одном из них находился Орест Самуилович с женой и дочерью, в другом – его личная охрана. После драматических событий последнего месяца олигарх решил, что ему не помешает отдых, который он намеревался провести в кругу семьи.

*  *  *

На повороте кортеж поджидали, укрывшись за кустарником, пять суровых субъектов восточной внешности. Их лица выражали решимость, руки сжимали оружие, а к чалмам были привязаны зелёные ленточки. Все они поклялись на священной книге отомстить за обиду брата подлому гяуру.

Абдулла Гератский вспомнил шахида-племянника, обретающегося ныне среди гурий, уронил скупую слезу, и ещё крепче стиснул приклад гранатомёта.

*  *  *

Когда оба автомобиля, подбитые гранатомётами, потеряли управление и рухнули в пропасть, из-за кустов вышел бородатый человек в чалме и длинном халате. Он подошёл к краю дороги, посмотрел на пылающие внизу останки техники и людей, и плюнул. - Шакалы,- произнёс он, качая головой. - Ай, какие шакалы!

Через десять минут подоспевший полицейский спецназ изрешетил пулями всю группу Абдуллы.

*  *  *

В тот же день майор Мармеладов отчитывался перед начальником Управления о деле Паратворского.

- В связи со смертью заявителя и его основных наследников, предлагаю передать дело о похищении ценностей и расстреле их охраны в обычный угрозыск,- с невозмутимым видом закончил он доклад.

- Ловок ты, брат,- признал генерал. - Ограбление не раскрыто, но дело завершено успешно. Как и было сказано. Нашёл, значит, решение задачи ваш специалист по современной логике. Что поделаешь, на нет и суда нет, передавай дело. И готовь приказ на премии всем своим сотрудникам за содействие в ликвидации банды Абдуллы.

 

Пример № 2. Командировка к говорящим обезьянам.

 

Майор Мармеладов заканчивал оперативную летучку, когда в его кабинете зазвонил служебный телефон. Звонил начальник УБОКХ генерал Пивобродов.

- Фэбээровец сейчас у тебя?- осведомился он. - Пришли его ко мне. И напарника его тоже.

- Грей и Синицын, вас просят к руководству,- положив трубку, объявил майор.

В обширной приёмной генерала сидело несколько человек, но секретарша пропустила обоих сыщиков вне очереди.

- У нас появилось срочное дело,- предложив гостям садиться, сказал генерал. - Вчера из России была нелегально вывезена партия ювелирных изделий, ранее похищенных у наших крупных бизнесменов. Вероятно, их отправила группа подпольных дельцов, промышляющих торговлей краденым. Местом их назначения наш информатор указал Рим, но, по сведениям Интерпола, они были переправлены дальше,- тут генерал бросил взгляд на агента ФБР, - в Африку, а именно, в Ипхунию.

Африканская страна Ипхуния появилась на политической карте мира сравнительно недавно. Четверть века назад группа британских учёных, изучавших животный мир высокогорного плато, располагавшегося близ экватора, на стыке пограничных владений четырёх государств, обнаружила там, ко всеобщему изумлению, новый вид обезьян, общавшихся между собой с помощью развитой почти что до уровня человеческой речи. Когда ажиотаж, вызванный в научном мире уникальным открытием, несколько поутих, а волна экспедиций антропологов в те края пошла на убыль, проблемой говорящих обезьян занялись политики. Тем более, что в результате общения с людьми говорящие обезьяны приобрели определённые человеческие умения и навыки, и теперь многие настаивали, что их следует считать одним из подвидов Homo sapiens, - а значит и признать за ними известные политические и юридические права. После долгих рассуждений и дебатов вопрос был решён так: четыре пограничных африканских государства за компенсацию от ООН отказались от своих прав на высокогорное плато, где обитали говорящие обезьяны, и на его территории была образована новая страна, получившая название Ипхуния, что на одном из центрально-африканских диалектов означало "Страна Говорящих Обезьян".

Прошло несколько лет, феномен говорящих обезьян постепенно стал уходить из центра внимания общественности, как вдруг мир поразила новая сенсация из тех же краёв: геологи обнаружила в ипхунских горах уникальные по объёму залежи редкоземельных металлов. В Ипхунию устремились горнодобывающие компании, за ними потянулись потребительские, и жизнь в ещё недавно сонной и архаичной стране резко преобразилась. Как по волшебству, там выросли супермаркеты, "Старбаксы", "Макдональдсы" и прочие приметы современной цивилизации. К вождям Ипхунии рекой потекла валюта и на окраинах столицы появились роскошные виллы, а на её дорогах – шикарные бентли и мерседесы.

Однако, как гласит известная пословица, "дворцы, наполненные золотом и яшмой, никто не в силах уберечь". Правители соседних с Ипхунией государств, столь продешевившие в недавней сделке, оправились от изумления и объявили о решимости "вернуть свои исконные земли и священные могилы предков", вслед за чем двинули к границам Ипхунии войска.

Говорящие обезьяны, конечно, не смогли бы помешать вторжению. Но Пхун Первый, тогдашний царь Ипхунии, предпринял шаг, названный его соплеменниками гениальным – он обратился к правительству Соединённых Штатов Америки с просьбой помочь "защитить молодую демократию".

Разумеется, американцы с радостью откликнулись на такой призыв. "Морские котики" за 24 часа заняли все ключевые позиции в столице Ипхунии, а "Фантомы" принялись барражировать над скопившимися в пограничье войсками её соседей. От последних было ещё немало гневных протестов и выкриков в ООН насчёт "белого расизма" и "американского империализма" – но они ни на что не повлияли – американцы обосновались в Ипхунии прочно. Их корпорации быстро вытеснили конкурентов, и вскоре страна превратилась, по сути, в протекторат США. А через несколько лет американцы вообще отрезали её от мира, объявив, что там будет проводиться широкомасштабный эволюционный эксперимент по превращению обезьян в людей. С тех пор посещение Ипхунии разрешалось только с ведома американской военной администрации, а из известий о положении в ней публиковались только отчёты специального Научного дарвиновского совета по Ипхунии. Судя по этим отчётам, эволюция там действительно ускорялась – статистические данные показывали уменьшение средней длины хвоста у обитателей страны на 1,5 - 2 сантиметра в год.

Нынешний царь Ипхунии Пхун Второй, сын и преемник прежнего Пхуна, передавал, как и его отец, основную часть доходов от экспорта металлов своим родичам, приближённым и племенным вождям. Доходы эти были столь велики, что родичи, приближённые и вожди уже просто не знали, куда девать шальные миллиарды. Они начали собирать коллекции дорогих автомобилей, строить самые длинные в мире яхты, скупать через маклеров на аукционах картины старых мастеров, и, конечно же, собирать драгоценности.

- Пхун неоднократно покупал крупные партии ювелирных изделий в нашей стране,- продолжал генерал. - Но сейчас речь идёт о контрабанде, и притом ценностей, похищенных у уважаемых людей, столпов нашего общества

Короче, мы должны вернуть вывезенное,- заключил Пивобродов. - Акция согласована с Интерполом, а поскольку Ипхуния находится под управлением американской военной администрации, то, по договорённости с ФБР, - генерал снова бросил взгляд на Грея - решено направить туда для изъятия незаконно полученных ценностей специальную группу в составе представителя Федерального бюро расследований и, - генерал слегка поморщился - его российского напарника.

Вот приказ о вашей командировке, ордер на изъятие незаконно полученных ценностей, и билеты на самолёт,- Пивобродов подтолкнул к сыщикам бумаги. - Прямого сообщения с Ипхунией у нас, конечно, нет. Вы летите в Рим, где вас примет на борт американский военный транспортник, везущий к говорящим обезьянам партию учёных.

*  *  *

- В этом году на два сантиметра, на целых два сантиметра, господа!- восторженно выкрикнул молодой антрополог, привставая с кресла и потрясая свежим номером "Известий" Научного дарвиновского совета по Ипхунии. - Мы с вами имеем честь впервые в мире наблюдать прямую эволюцию обезьяны в человека! Умолкните, маловеры – Дарвин был прав. Миром правят мутации и естественный отбор!

- Вы слишком спешите, юноша, - отозвался другой учёный, седовласый и скептически улыбающийся, к которому, по-видимому, был обращён полемический запал коллеги. - Мы там не были и до сих пор точно не знаем, что там происходит. Прибудем – посмотрим, тогда и составим мнение.

Дискуссия происходила в салоне американского военного самолёта, направлявшегося в Ипхунию. Его пассажирами были только антропологи из разных институтов, получившие разрешение на посещение страны говорящих обезьян, а также Грей и Синицын. Оба сыщика с интересом прислушивались к дебатам. Проблемы эволюции их занимали мало, но следовало получше узнать особенности страны, в которую они направлялись. 

- У нас нет никаких гарантий, что там происходит именно эволюция,- включился в обсуждение третий. - Не исключено, что говорящие обезьяны – это просто деградировавшие люди. Тогда мы имеем там не эволюцию, а как бы совсем наоборот.

- Почему же тогда у них ежегодно уменьшается длина хвоста?

- Да хотя бы приспосабливаются к внешним условиям-

- Ах, оставьте, коллега, это ламаркизм, ненаучно-

- Может, сами американцы режут им хвосты, а потом объявляют это прогрессом науки и ускорением эволюции-

- Я знаю членов Научного дарвиновского совета, там двое нобелевских лауреатов, они не будут резать хвосты!

- Если пообещают гранты – будут!

- Тише, господа, успокойтесь,- попытался охладить разгоравшиеся страсти седовласый скептик. - Мы скоро всё увидим сами.

Самолёт пошёл на снижение.

*  *  *

Всем прибывавшим в столичный аэропорт Ипхунии бросался в глаза, прежде всего, громадный портрет Дарвина на здании аэровокзала. Учёный был изображён на фоне открытой им спирали эволюции, начинавшейся с предков людей-четвероногих обезьян и завершавшейся гордо стоявшим на двух ногах человеком.

Впрочем, встречавший сыщиков местный гид-переводчик не слишком-то походил на предка человека. Кому как, а Синицыну он показался самой обыкновенной обезьяной, по росту и общему виду средней между мартышкой и орангутангом. Выражение морды у переводчика было меланхолически-печальное.

Агент ФБР быстро прошёл таможенный досмотр, показав служащему свой сине-золотой значок. Вместе с гидом-переводчиком он остановился у выхода из аэровокзала, поджидая напарника. Но турникет перед Синицыным почему-то никак не хотел открываться. К двум обезьянам-таможенникам, рассматривавшим его документы, добавился третий. Все они что-то лопотали на своём языке и никак не могли прийти к решению.

- Рюски?- спросил, наконец, один из них, показывая на паспорт.

Синицын кивнул.

Тогда вопрошавший, воровато оглянувшись, прошептал: - Ми имеем древни народни обичай …

С этими словами он сложил вместе два пальца правой лапы и приложил их к левому лацкану своего пиджака.

Старший лейтенант удивился. Он понимал значение этого жеста, но никак не ожидал встретить его так далеко от исторической родины. Решив проверить свою догадку, он достал из кармана пару стодолларовых банкнот и пошуршал ими.

Таможенник расплылся в улыбке и радостно закивал.

В этот момент у Синицына зазвонил мобильник.

- Что там, Айвен? Почему задержка?- услышал он голос Грея.

- Таможенники хотят взятку,- усмехнувшись, сказал старший лейтенант.

- Ооо,- только и произнёс агент ФБР и отключился. Синицын увидел, как тот набирает номер и с кем-то говорит. Краем глаза он заметил движение сбоку. В их сторону направлялся, опуская в карман мобильник, американский морской пехотинец. Подойдя к таможенникам, "морской котик" сдернул с плеча автомат и, не говоря худого слова, одной очередью уложил их всех. Затем он достал из кармана какие-то блестящие медальки и прицепил их покойникам на грудь.

- The passage is free, sir,- сообщил он Синицыну, одновременно делая знак мусорщикам убрать трупы.

Синицын и Грей направились к автомобилю, выделенному им местным филиалом ФБР. Там их дожидался советник посольства.

Меланхолически-печальный гид-переводчик плёлся сзади, вполголоса бормоча: - Какая была страна! Ах, какая была у нас страна, пока Пхун не продался американцам! Жильё бесплатное, на деревьях. Еда вся своя, натуральная, без химии. Народные обычаи,- он покосился в сторону покойников, загружаемых в труповозку, и пустил слезу - свято чтились … Ах, какая была страна …

*  *  *

- Что за побрякушки прицепил ваш "котик" таможенникам?- поинтересовался у Грея Синицын, когда их машина, вырулив со стоянки аэропорта, помчалась в сторону столицы.

Агент ФБР перевёл его вопрос посольскому советнику, а затем, усмехнувшись, перевёл ответ. - Он наградил их специальной медалью Дарвина. А их семьям будут посланы грамоты с выражением благодарности покойным за содействие процессу эволюции.

Старший лейтенант некоторое время размышлял, потом сказал:

- Вы отстреливаете взяточников и прочих мошенников, а поскольку такие ближе к животным, чем остальные, то у них оказываются и более длинные хвосты. Вот почему ваша статистика показывает ежегодное уменьшение у местных средней длины хвоста. Логично?

Агент ФБР снова перевёл его слова и на этот раз рассмеялись оба американца.

- Ты действительно хороший специалист по логике, Айвен!- хлопнул его по плечу Грей. - Наши называют этот процесс дарвинизацией.

Старший лейтенант снова поразмыслил, а потом, нахмурившись, сказал:

- Но ведь всё это не имеет никакого отношения к дарвинизму. Ваши учёные думают, что здесь происходит превращение обезьян в людей из-за случайных мутаций и естественного отбора, как учил Дарвин, а на самом деле вы просто-напросто производите искусственную селекцию-выбраковку.

- Мы не только отстреливаем тех, кто не понимает правил поведения в обществе, но ещё и обучаем местных обитателей грамматике, математике. Не исключено, что через некоторое время часть их действительно превратится в людей. А учёные пусть строят теории, какие хотят,- перевёл Грей ответ посольского советника.

 - Какая была страна … какая страна …- доносилось с заднего сидения меланхолически-печальное.

Дорогу на въезде в город преграждала толпа обезьян, окружавшая самодельный помост, на котором что-то возглашала, бурно жестикулируя, обезьяна в очках. Слушатели возбуждённо галдели, временами криками поддерживая оратора. Обезьяны примостились и на ближайших деревьях. Некоторые, уцепившись хвостами за ветки и свесившись головами вниз, аплодировали всеми четырьмя лапами.

Автомобилю пришлось затормозить.

- Что здесь происходит?- повернулся Грей к гиду.

Тот словно помолодел на десяток лет.

- Это митинг патриотической оппозиции,- сказал он, гордо расправив плечи, и принялся переводить речь оратора:

"Мы должны вернуться к своим исконным ценностям, жить по заветам предков, по священным и неприкосновенным народным обычаям!"

Толпа слушателей отвечала одобрительным рёвом.

"Белые черти мучают наших детей, заставляя их учить грамматику и математику"- продолжал переводить гид, и добавлял от себя - ах какая у нас была страна, суверенная, всё своё, природное, экологически чистое …

Советник посольства сделал нетерпеливый жест: - Поезжайте. Такие митинги здесь не редкость. Я пришлю вам потом видеозаписи, если интересно.

Обогнув толпу по обочине дороги, автомобиль покатил дальше.

Старший лейтенант закрыл глаза и погрузился в размышления.

Когда Пхун увидел входящего в зал, вместе с советником посольства, человека со значком ФБР и двух морских пехотинцев, он встревожился.

- Где недавняя посылка из России?- с ходу бесцеремонно обратился к нему фэбээровец.

Пхун только моргал и вертел головой, пытаясь сообразить, чего хотят незваные гости.

Советник посольства кивнул на боковую дверь. - Свои сокровища он держит там.

При этих словах Пхун пришёл в себя. С криком "Туда нельзя! Там государственные тайны!" он бросился вперёд и загородил было дверь, но морпехи без труда его отодвинули.

Отыскав среди груды тюков, ящиков, сундуков шкатулку с российским гербом фэбээровец окликнул напарника. - Посмотри, Айвен, похоже, это то, что нам надо-

Но тут царёк с уже совершенно безумным воплем бросился вперёд и вырвал шкатулку из его рук.

- Уйдите! Не дам! Это государственная тайна!- кричал он.

Один из морпехов небрежно отшвырнул царька в сторону и протянул шкатулку Синицыну. Пхун забился в угол, продолжая всхлипывать: - Отдайте ... непосильно награбленное … трудился как раб на галерах …- подвывал он.

Переводя его причитания, снова ставший меланхолически-скорбным гид-переводчик добавлял от себя, сокрушённо качая головой: - какая у нас была страна … ах, какая была страна … суверенная … патриотизм … духовные скрепы … заветы предков …

- Да, это то, что мы ищем,- кивнул Синицын, изучив содержимое шкатулки. - Миссия завершена, можно возвращаться…

- Неплохо,- сказал генерал Пивобродов, выслушал доклад. - Выношу вам благодарность. Все ценности будут возвращены своим законным владельцам.

- Очнись, Айвен,- услышал он голос Грея. – Ты что, уснул на солнцепёке? Мы прибыли.

Старший лейтенант открыл глаза.

Их автомобиль стоял на площади возле отеля. Невдалеке виднелся роскошный дворец царька Ипхунии.

- Вам заказаны два номера,- сообщил советник. - С Пхуном мы встречаемся завтра после обеда, в два часа.

- Нет, это не годится,- пробормотал вполголоса Синицын и добавил, обращаясь к американцу: - Мне хотелось бы побольше узнать о жизни здешней элиты. Можно достать такие материалы?

- Конечно,- ответил советник, когда Грей перевёл ему вопрос. - Пхун не разрешает публиковать такие сведения, он запрещает даже фотографировать дворцы своих приближённых, но у наших парней, конечно, есть всё, в том числе кадры съёмки со спутников. Я пришлю файлы на вашу почту.

- Спасибо,- Синицын протянул ему свою визитку с электронным адресом.

Весь остаток дня старший лейтенант трудился за компьютером, изучая, сопоставляя, состыковывая разные файлы и фотографии. Закончив к вечеру работу, он запустил программу рассылки созданного им компьютерного фильма-коллажа по разным адресам и отправился спать.

А наутро его разбудил звонок мобильника.

- Срочно зайди ко мне, Айвен,- услышал он голос Грея.

Фэбээровец встретил напарника в дверях и сразу провёл его на балкон, откуда перед ними предстало красочное зрелище – заполняющая всю площадь толпа галдящих обезьян и разгромленный догорающий дворец правителя.

- Похоже, ваши сокровища мы уже не разыщем,- Грей кивнул на дымящиеся развалины. - И Пхун ничего не сможет нам рассказать – это его тушка висит на воротах.- Он протянул Синицыну бинокль. - Бунт. Случается иногда в диких странах.

*  *  *

Всю обратную дорогу агент ФБР был молчалив и задумчив. Когда самолёт уже подлетал к Москве, он повернулся к напарнику.

- Ребята из посольства рассказали, что вечером и ночью накануне бунта по всем интернет-каналам Ипхунии вместо обычных правительственных программ шла какая-то передача с тайванского прокси-сервера. Показывали дворцы Пхуна и его приближённых, их золотые троны, золотые унитазы, шубохранилища, комнаты, доверху набитые пачками долларов, коллекции автомобилей, часов, самых длинных в мире яхт. Время от времени всё это перемежалось фотографиями покосившихся хижин, разбитых дорог, сборов валежника, да ещё какими-то совсем уж непонятными кадрами, на которых бульдозеры давили бананы. Бананы, кстати, стали последней каплей. Наутро шаманы объявили Пхуна кощунником, после чего начался всеобщий бунт. Ты ничего не хотел бы сказать по этому поводу, Айвен?

Старший лейтенант неопределённо пожал плечами.

Когда самолёт уже заходил на посадку, Грей спросил.

- Так ты полагаешь, Айвен, что если бы Шерлок Холмс знал современную логику, он не стал бы возвращать голубой карбункул почтенному старому джентльмену?

- Нет, не стал бы,- коротко ответил Синицын.

*  *  *

- И вот это они привезли вместо золота и бриллиантов?- генерал Пивобродов с отвращением бросил на стол фотографии обгорелых развалин дворца, на одиноко стоявших чудом уцелевших от пожара воротах которого висела тушка обезьяны с выпученными глазами. - Я же говорил – вашего лейтенанта только за смертью посылать. Что мне теперь прикажете передать уважаемым людям? Фотографии покойного Пхуна?

- Но зато это дело можно закрывать,- осторожно возразил майор Мармеладов. - Нет похищенного – нет и проблем с ним.

Генерал задумался, затем махнул рукой.

- Ладно. Продолжайте текущие расследования,- сказал он.

 

Пример № 3. Комедианты.

 

Москва

Рабочий день уже близился к концу, когда генерал Пивобродов, начальник Управления по борьбе с особо крупными хищениями, позвонил майору Мармеладову. - Зайди ко мне,- распорядился он. - Захвати с собой капитана Пойменного и обязательно твоего специалиста по современной логике. Задание будет непростым.

Кроме генерала, в его просторном кабинете, украшенном многочисленными почётными грамотами и боевыми трофеями, находился полковник Василий Лукич Мокроушин, занимавший в Управлении должность политического организатора. В советское время он именовался бы парторгом и был бы фигурой, почти равной самому начальнику. Теперь же его функции сводились к представительству на торжественных заседаниях, встречах с депутатами и городскими властями, а также еженедельным лекциям по текущему политическому моменту для сотрудников Управления.

Некоторое время генерал перебирал бумажки на столе, потом, глядя в какой-то документ, заговорил казённо-бодрым тоном:

- Нам поручено ответственное и почётное задание. Родина ждёт, что мы достойно проявим себя. Записей прошу не делать, вопрос является исключительно деликатным.

Помолчав ещё с минуту, генерал продолжал:

- Как вы, наверное, знаете из сообщений прессы, полгода назад наше правительство заключило с властями Гаити контракт размером в десять миллиардов долларов на постройку на гаитянской территории космодрома. Отчёты о проделанной работе регулярно поступали в Россию, однако с конца прошлого месяца связь с исполнителями почему-то прервалась.

- Какая неожиданность,- вполголоса пробормотал старший лейтенант Иван Синицын.

- Возникло подозрение,- продолжал генерал, игнорируя сомнительную реплику, - что произошло хищение выделенных на строительство средств. Ответственным со стороны исполнителя является министр социального благоденствия Гаити – однако его телефон молчит, а электронные письма остаются без ответа. Ферапонт Мокеевич Петраньков, куратор проекта с российской стороны, дал нашей службе указание разобраться с ситуацией на месте. То есть, вылететь в Гаити, и выяснить, что там происходит.

В командировку отправляетесь вы четверо,- продолжал генерал. - Ты, майор, будешь старшим, но по политическим вопросам – а они наверняка возникнут – советуйся с Василием Лукичом. Встретитесь с Петраньковым, получите от него дополнительные инструкции и сразу же отправляйтесь. Он сейчас находится за городом, в кооперативе "Сказочный", в Зоне. Пропуска вам заказаны, завтра утром можете выезжать.

Вот ещё что,- поколебавшись, добавил генерал. - Никто из вас в Зоне не был… Имейте в виду, что там возможны самые разные неожиданности.

- Какие?- осторожно поинтересовался майор Мармеладов.

- Самые разные,- повторил генерал. - Во-первых, там перестают работать мобильники, фотоаппараты, навигаторы и другая электронная техника. Во-вторых, излучение, благодаря которому образовалась Зона, оказывает сложное и не до конца изученное воздействие на окружающую среду и на людей. Так что будьте готовы встретить там… всякое. Будьте готовы к "эффектам Зоны".

Впрочем, вы пробудете там недолго, так что, надеюсь, всё обойдётся без проблем. Получите инструкции от Петранькова и сразу же возвращайтесь. На послезавтра для вас заказаны билеты на авиарейс компании "Пан-Американ" до Порт-о-Пренса, с пересадкой в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже.

*  *  *

Когда полицейские вернулись в свой рабочий кабинет, за окнами уже темнело.

- Времени мало, поэтому разделим обязанности,- распорядился майор Мармеладов. - Ты, лейтенант, подготовь машину. Проверь карты, навигатор, оружие. А ты, капитан, собери в Интернете информацию об этой космической гаитянской программе, об участии в ней Петранькова, посмотри, что нового пишут про Зону, и прочее. Отправляемся завтра в восемь утра.

 

Дорога

- Трогай,- скомандовал майор сидевшему за рулём Пойменному, после того, как прибывший последним Мокроушин забрался в полицейский джип. - А заодно рассказывай, что ты накопал в Интернете. И подробнее, нам ехать час, от МКАДа до "Сказочного" полсотни километров.

Капитан Пойменный аккуратно вырулил со стоянки, вежливо пропустил чью-то розово-бежевую, явно дамскую "Тойоту", и взял курс в направлении федеральной трассы №1.

- Начну с контракта на постройку космодрома,- сказал он. - Его заключили полгода назад, после того, как гаитянские инженеры сообщили о создании ими ракетных двигателей на ядерном валежнике, способных развивать третью космическую скорость. На Западе их достижением не заинтересовались, но у нас тогда, как вы помните, эта тема была очень актуальной, и гаитяне предложили нам построить на их острове космодром для испытания новых ракет. Их проект активно поддержал Петраньков. Вначале он пообещал вложить в него собственные деньги, но как раз в тот момент его уговорили проспонсировать возведение ещё одного православного храма и он этим занялся. Была зарегистрирована компании ЗАО "Храм святого Антония" на Каймановых островах, и вскоре в центре одного уральского города появилась громадная церковь, а рядом с ней – VIP-казино, массажная, баня-сауна-

- Какая неожиданность, кто бы мог подумать,- пробормотал Синицын, закрывая глаза.

На заднем сидении недовольно заворочался полковник Мокроушин. - Попрошу ближе к делу, капитан,- сказал он.

- Короче.- Пойменный свернул на федеральную трассу и машина, отсвечивая мигалкой, помчалась в левом ряду. - Обещанных денег Петраньков не дал, и оплату контракта с правительством Гаити на постройку космодрома взяло на себя государство. Но он остался куратором проекта. Космическая отрасль вообще в последнее время плотно вошла в область его интересов.

- Он что, забросил свою мясо-молочную империю?- поинтересовался Мармеладов.

- Нет, просто добавились новые сферы деятельности. А мясной бизнес у него как первая любовь – на нём он заработал свой начальный капитал. Да вы все знаете, наверное, эту историю – когда двадцать лет назад в Англии вспыхнула эпидемия коровьего бешенства и другие страны запретили импорт оттуда говядины, Ферапонт Мокеевич провернул оптовую покупку её по сверхнизким ценам через Бельгию, а потом получил, с помощью Михал Ивановича Сказочного, контракты на поставку её для армии и для школьных завтраков-

Мокроушин снова заворочался на заднем сидении.

- Наговаривают,- с неудовольствием произнёс он. - Ферапонт Мокеевич – уважаемый человек, один из столпов нашего общества, друг и ближайший соратник Михал Ивановича. Конечно врагов у него немало, да и национал-предатели не упустят случая лишний раз оклеветать нашу страну. Я думаю, что пустые слухи и домыслы вы, капитан, можете из своего рассказа опустить.

Пойменный пожал плечами. Некоторое время они ехали молча.

- Ну, а что с Зоной?- наконец, спросил Мармеладов.

- Новой информации почти нет,- ответил капитан. - Учёные пишут, что так и не разобрались в природе излучения, из-за которого она образовалась. Притом электронная техника там не работает, а фотосъёмки с воздуха Зоны, то есть региона вокруг кооператива "Сказочный", запрещены по соображениям гостайны. Некоторые связывают излучение Зоны с самой личностью Михал Ивановича Сказочного, потому что и раньше вокруг него наблюдались неожиданные и необъяснимые наукой эффекты. Например, все его друзья, без исключения, стали долларовыми миллиардерами-

- Какая необъяснимая неожиданность, в самом деле,- пробормотал старший лейтенант, не открывая глаз.

- После же того, как Михал Иванович отошёл от дел и постоянно поселился в кооперативе, названном в его честь, вокруг этого кооператива и образовалась, под воздействием излучения неизвестной природы, эта самая Зона.

Капитан крутанул руль, съезжая с федеральной трассы на боковую дорогу, которая, судя по навигатору, шла к кооперативу "Сказочный".

- Там происходят непонятные вещи. Самые обычное дело – миражи, когда люди видят не то, что находится прямо перед ними, а нечто совсем иное. В некоторых местах Зоны, как утверждают, время идёт вспять – хотя официальными экспериментами это пока не подтверждено, из-за ограничений по гостайне.

Полицейский джип мчался по ровной дороге, Он миновал подлесок, оставил позади небольшое озерко. И вдруг машина словно перенеслась из ясного утра в поздний вечер. Солнце сияло по-прежнему, но небосвод сразу, в одно мгновение, из ярко-голубого превратился в тёмно-серый. Джип пересёк границу Зоны.

 

Поселягино

Это были не тучи, как могло показаться на первый взгляд. Само небо изменило свой цвет.

От неожиданности капитан Пойменный резко нажал на тормоза, и всех пассажиров инерция бросила вперед.

- Поосторожнее,- недовольно проворчал майор, потирая нос. - Дай-ка задний ход.

Джип прополз несколько метров назад. Когда он пересёк некую невидимую черту, небо снова стало ярко-голубым.

- Теперь вперёд, медленно.

Метр, другой, третий. И окна автомобиля словно превратились в светофильтры – небо изменило голубой цвет на грязно-серый.

- Первый эффект из обещанных,- пробормотал старший лейтенант.

- Смотрите-ка, навигатор сдох!- воскликнул Пойменный. - А у компаса стрелка вертится как на магнитном полюсе.

- Второй эффект,- резюмировал майор. - Ладно, поехали. Судя по карте, нам недалеко.

Джип осторожно двинулся вперёд. Однако через пару сотен метров ровная асфальтовая дорога сменилась каменистой полосой, а потом и вовсе грунтовкой. Капитан снова притормозил.

- Сбились мы, что ли?- Высунувшись из окна, майор прочитал вслух надпись на дорожном указателе:

"Поселение Поселягино, 1 км".

Ниже, буквами помельче и другим шрифтом, было начертано:

"Названо в честь помещика, воздвигнувшего в сем поселении церковь и неустанно учившего своих крестьян трудолюбию, благочестию и незлобивости".

- Такого на карте нет,- пробормотал майор, сверяясь с путеводителем. - Навигатор по-прежнему бездействует?

Капитан кивнул. - И мобильной связи нет.

- Вон же развилка, мы её проехали!- воскликнул старший лейтенант. - Двигай назад.

- Я срежу угол.

Капитан покрутил руль и направил джин по глинисто-песчаной полосе, но едва он съехал с грунтовки, как машина забуксовала. Несколько минут он включал и выключал зажигание, мотор натужно взрёвывал, машина стреляла выхлопными газами, дёргалась, но вперёд не продвигалась.

-Эй! Да мы погружаемся в песок!- воскликнул Синицын, приоткрыв дверцу.

- Выскакиваем! Живо!

Полицейские, спешно похватав свои кейсы, выбрались из машины и перескочили на грунтовую дорогу. Действительно, колеса их машины уже наполовину погрузились в оказавшуюся неожиданно коварной песчаную зыбь.

- Эффекты Зоны продолжаются,- хмыкнул Мармеладов. - И что будем делать?

- Можно вернуться до развилки и пойти другим путём,- предложил Пойменный.

- Каким?- спросил Синицын.

- Пешком?- одновременно с ним спросил Мармеладов.

Все снова задумались.

Неожиданно дельное предложение внёс Мокроушин:

- А давайте-ка отправимся по грунтовке в местный посёлок. Километр – считай что рядом. Они и дорогу знают, и техника у них наверняка есть – доставят нас в "Сказочный".

- А джип?

- Если его не засосёт совсем – потом вытащат.

*  *  *

Дорога, углубляясь в лес, становилась всё уже. Вскоре она превратилась в тропинку, к которой местами подступала болотистая жижа. Квакали лягушки. В воздух поднимались гнилостные испарения.

- Странно, что поблизости от "Сказочного" такое запустение,- сказал Пойменный, морща нос.

Сделав пару поворотов и пройдя через невысокий сухостой, тропинка вывела путников на поляну, по краям которой несколько мужиков в домотканных зипунах и холщовых штанах собирали валежник.

Увидав людей в форме, мужики бросили своё занятие и сбились в кучку, настороженно поглядывая на незнакомцев. Затем вперёд выступил один, по виду старший. Стянув с головы суконный картуз, он поклонился и сказал: - Всё законно-благородно, вашество. Вчерась ангельские голоса произвозвестили.

- Валежник!- с благоговением выдохнул один из мужиков.- Сбылась вековая мечта нашего народа.- С этими словами он широко, истово перекрестился и вытер слёзы счастья.

Василий Лукич с любопытством и не без благоприятных чувств рассматривал сермяжные одеяния аборигенов. - А скажи-ка, любезный,- обратился он к старшему, - правильно ли мы идём к посёлку Поселягино?

- Дык по тропе через два поворота он уже и будет, вашество,- ответил тот, снова кланяясь.

Тропа, действительно, вскоре повернула, и перед полицейскими оказался дощатый настил через речушку. В ней несколько женщин разного возраста, одетых в цветастые сарафаны, полоскали бельё.

- Петровна, ты слыхала, как вчера наши пиндосам в Сирии наподдали?- спросила одна из них товарку.

- Ага, знатно. Мой от радости на целый день в запой ушёл.

Заслышав шаги, женщины подняли головы.

- Здравствуйте,- вежливо поздоровался Мармеладов.

- И тебе не хворать,- отозвалась одна из бабёшек, побойчее. - Вы чьи будете?

- Государевы люди, не видишь, что ли,- толкнула её в бок другая.

- А скажите-ка, служивые,- с тревогой обратилась к ним третья, совсем дряхлая старушенция, - не свергли ли в Гондурасе президента Хулио? Уж который день аггельские голоса про него ничего не бают.

Василий Лукич оживился.

- Не беспокойтесь, баушка,- сказал он. - Пытались было американские империалисты устроить в Гондурасе переворот, но наши подоспели вовремя.

- Вон оно как!- радостно воскликнула ещё одна поселягинка. - Снова утёрли, значится, мы нос пиндосам и приспешнику ихнему, папе римскому?

- Так, так,- благосклонно улыбаясь, подтвердил Василий Лукич.

Второй поворот тропинки вывел полицейских прямиком к поселковой площади. В её центре высилась церковь, вокруг которой прохаживался народ.

Навстречу новоприбывшим вышел дородный священник в шелковой чёрной рясе, с украшенным бриллиантами золотым крестом на груди и позолоченным мобильником у пояса.

- Сельский батюшка, отец Гермоген,- с оттенком вопроса в голосе представился он. - Чем могу служить?

- Полицейская опергруппа,- ответил за всех майор Мармеладов. - Мы направлялись в кооператив "Сказочный", но сбились с пути и,- он несколько замялся, - у нас сломалась машина.

- В "Сказочный", значит?- раздумчиво повторил отец Гермоген. – Туда ведь только чистые души могут попасть, а грешникам и нечестивцам дорога заказана. Прошу извинить, я на минутку,- с такими словами он отошёл в сторону и принялся разговаривать с кем-то по мобильнику.

- Неплохо здесь живут сельские батюшки,- оценив прикид отца Гермогена, вполголоса сказал Пойменный.

- Они заслужили,- уточнил Василий Лукич, благочестиво крестясь.

Тем временем священник, закончив разговор, набрал другой номер и перебросился с собеседником парой фраз. После чего вернулся к полицейским.

- Ферапонт Мокеевич вас ожидает,- объявил он. - Мой автомобиль сейчас в соседнем посёлке Щепетново, я его вызвал, и, как только он подъедет, мы доставим вас прямиком в "Сказочный".

Людей на поселковой площади перед церковью прогуливалось довольно много. Некоторые из них были в праздничных одеждах.

- Сегодня какое-то церковное торжество?- разглядывая гуляющих, поинтересовался майор Мармеладов у отца Гермогена.

- Тезоименитство кума Михал Ивановича,- ответил батюшка. - В этот день он всегда присылает нам угощение. Ждём-с, и даже службы приостановили.

Майор Мармеладов кивнул и принялся задумчиво изучать окрестности. Убогие жилища и покосившиеся заборы наводили на мысль, что живут поселягинцы не слишком-то богато.

Капитан Пойменный и старший лейтенант Синицын заспорили насчёт того, как лучше вытаскивать из зыбучего песка джип, который, освободившись от груза, возможно, и не ушёл полностью в трясину.

А полковник Мокроушин увлечённо обсуждал с местным жителем, звероватого вида бородатым мужиком в кургузом пиджаке, план Аллена Даллеса, Йеллоустонский вулкан и госдолг США. То есть, говорил, в основном, Василий Лукич, а бородатый только поддакивал, время от времени вставляя короткие реплики: "Оно, конечно. вашество, все как один. Нет, не посрамим, сталыть, об энтом и думать не моги. Сталыть так, да".

Небо по-прежнему было мрачно-серым.

- В посёлке, похоже, нет газового отопления,- заметил Мармеладов, показывая на дым, поднимавшийся над трубой одного из домов.

- Что газовое отопление, вы лучше посмотрите, какое тут нравственное богатство,- отозвался Василий Лукич. - Отдохнул душой,- растроганно произнёс он. - Ах, до чего чистые здесь люди. Просто родник глубинного народного духа. Влияние растленного Запада их совсем не коснулось.

Мокроушин ещё раз умилённо вздохнул, переполненный благостными впечатлениями. Однако внезапно у него в подсознании смутно обозначилась и начала неприятно зудеть какая-то беспокойная мысль. Наконец, она расшевелилась и приобрела оформленные очертания. И словно тёмная туча внезапно закрыла полковнику Солнце. Василий Лукич вздрогнул и похолодел.

- А пятой колонны национал-предателей у вас здесь не водится?- тревожно озираясь, спросил он своего недавнего собеседника.

Звероватый мужик задумчиво поскрёб в затылке.

- Это которые, значится, супротив властей бузят, человеков баламутят, что-ле?-туповато спросил он и огляделся. - Да вон тот, пожалуй, шельма.- Он показал на человека, стоявшего несколько поодаль.- Энтот, да. Кузьмой кличуть.

Василий Лукич с отвращением оглядел указанного Кузьму с ног до головы.

- Не чувствителен он к благодати сего святого места,- вступил в разговор подошедший отец Гермоген. - Говорит, голова у него часто болит. А как ангельские голоса зазвучат, так его чуть не корёжит. Бесы в нем сидят, не иначе,- авторитетно заключил батюшка. Поселягинцы потихоньку подтягивались к беседующим. - Бесов всегда корёжит от святых слов и святых людей,- добавил отец Гермоген. – Он даже Михал Ивановича, благодетеля нашего, недавно ругал. А уж у Михал Ивановича-то святости сколько – вокруг него, когда в храм идет, десяток одних только архиереев обретается.

- Эй!- звероватый ткнул пальцем в "бузотёра". - Подь сюды. А разобъясни-ка ты народу честному нашему, наконец, с чего ты бузишь?

- Вы можете сейчас высказать свои претензии или жалобы представителям власти,- обращаясь к Кузьме, официальным тоном сказал майор Мармеладов. - Всех остальных прошу помолчать.

Василий Лукич поморщился, но воздержался от комментариев.

"Бузотёр" Кузьма робко приблизился.

- Излагайте,- предложил ему Мармеладов.

- В наш посёлок год назад по указанию Михал Ивановича завезли группу ликантропов[3],- начал Кузьма.

Среди полицейских произошло движение. Кузьма умолк.

- И что дальше?- поторопил его Мармеладов.

- Порученцы Михал Ивановича объявили, что ликантропы займутся тут фермерством.- Кузьма снова замолчал.

- Ну, и- снова поторопил его майор.

- А они, вместо фермерства, начали грабить нас, угонять скот, насиловать женщин.

- Надо же какая неожиданность, кто бы мог такое предположить,- пробормотал старший лейтенант вполголоса, но полковник услышал его политически сомнительную реплику и осуждающе покачал головой.

- Ну а дальше что?

- А дальше они остались тут насовсем, кто нанялся в охранники к "сказочным", а кто выстроил себе хоромы. И для всех нас установили порядок: пять дней в неделю работать на ихних полях. За это, сказали они, баб наших будут брать каждый по очереди, а не все вместе, и скотину угонять не будут.

Во время этой речи поселягинцы еле сдерживали своё негодование, глухо ворча и сжимая кулаки. Иные выдвигались вперёд, порываясь расправиться со смутьяном, но отступали, удерживаемые строгими взглядами полицейских.

- Получается, что Михал Иванович завёз к нам в посёлок какое-то зверьё!- неожиданно дерзко закончил свою речь Кузьма.

Наступило потрясённое молчание.

- Ах, боже мой, он карбонари!- вскрикнула тоненьким голоском какая-то поселягинка и упала в обморок. И тотчас же всеобщее возмущение прорвалось наружу.

- Национал-предатель! Агент госдепа! Продался за печеньки!- слышались отовсюду негодующие возгласы. Многие поселягинцы угрожающе махали кулаками.

- Ликантропы защищают нас от растленного Запада!

- Если бы не они, тут уже были бы солдаты НАТО!

- Которые хотят отобрать у нашего народа нефть, газ, заводы, электростанции!

- А которых убили, те самовиноватые!

- Поработаем, не развалимся!

- А от баб и вовсе не убудет! Да они сами к ним льнут! В постели – звери, говорят, когда домой возвращаются! И сами после этого аж звереют, ночами спать не дают!

Бабочки-поселягинки, слыша эти комплименты, жеманно хихикали и с деланной скромностью отворачивались, прикрывались платочками. Те же, что побойчее, поддерживали своих мужиков:

- Михал Ивановича не любят только рьяные поклонники Лжи и лютые враги Истины!

- Мы готовы даже сдохнуть, чтоб Михал Ивановичу помочь!

Василий Лукич просто сиял.

- Вы сейчас слышали, Кузьма, голос нашего глубинного народа,- отечески улыбаясь, повернулся он к "бузотёру", который стоял, понурив голову. - Наш народ интуитивно чувствует правду и его не собьют с толку ни вражьи передачи, ни печеньки из-за рубежа. Вам надо учиться толерантности, учиться учитывать особенности национального менталитета малого, но гордого народа. Подумайте над этим. И я добавлю ещё вот что: если бы ликантропы не выстроили себе здесь, как вы говорите, "хоромы", то их бы выстроили солдаты НАТО. Неужели вы этого хотите?!

Нестройные, но горячие аплодисменты поселягинцев вознаградили политинформатора за его эмоциональную патриотическую речь.

- Вот и ангельские голоса то же бают,- покивал головой один из поселян. – И про нату, и про ментытет – дескать, самые те и есть виноватые, которые ндраву их перечат.

- Несмирен ты и вельми строптив, Кузьма Потапыч,- начал отец Гермоген.

Наверное, для "бузотёра" Кузьмы дело могло бы кончиться совсем плохо – некоторые сельчане уже осматривались в поисках вил – но тут кто-то воскликнул: - Батюшка, ваша телега едет!

К площади по единственной дороге поселка приближался чёрный джип-вездеход.

- Гм, это батюшкина телега?- с оттенком недоумения спросил майор.

- Она,- радостно подтвердил поселягинец. – Хороша. Кобылка, правда, овса много жрёт, но зато какая красавица.

Полицейские переглянулись.

- Скажи-ка, ты хорошо видишь? Здесь лошадь и телега?- медленно спросил поселягинца Синицын.

Тот с недоумением повертел головой.

- Дык что ж ещё-то, вашество? Телега и лошадь как есть, каурая, в яблоках. Эх, хороша!

- А это кто такой?- спросил поселягинца старший лейтенант, показывая на отца Гермогена, который подошёл к джипу и принялся что-то втолковывать шофёру.

- Как кто? Батюшка наш, отец Гермоген,- с изумлением ответил поселягинец.

- Во что он одет?- продолжал допытываться старший лейтенант, не обращая внимания на то, что среди поселягинцев начало раздаваться хихиканье, а некоторые закрутили пальцами у виска – блажит, дескать, барин.

- Ну, ряда монашеская, бедная, вся в заплатах, гусиное перо на боку, крест медной, погнутой - начал перечислять, загибая пальцы, поселягинец.

- И сам-то худенькой какой, бледненькой,- жалостливо протянула поселягинка, глядя на упитанную физиономию священнослужителя. - Не жалеешь ты себя, батюшка, всё в трудах, всё для других.

- Тленна плоть, думать надо о вечном,- пророкотал отец Гермоген, - Благословляю тебя, чадо.

Полицейские снова переглянулись. Получалось, что в то время как они видели толстого розовощёкого священника с алмазным крестом и золочёным мобильником, стоящего радом с навороченным джипом последней модели, поселягинцы видели худого измождённого сельского батюшку в поношенной рясе, стоящего рядом с крестьянской телегой. 

- Эффекты Зоны, как и было сказано,- сделал вывод старший лейтенант. - Поехали, что ли, отец Гелендваген.

*  *  *

Джип уже миновал последние дома посёлка, когда навстречу ему из-за поворота выехала грузовая машина, доверху наполненная чем-то, подозрительно напоминающим пищевые отходы.

- Николай, нас ждут,- недовольно сказал отец Гермоген резко нажавшему на тормоза шофёру.

- Так ведь всю неделю готовились, батюшка,- умоляющим тоном, просительно глядя на священника, сказал тот. - И мои все там.

- Что происходит?- вмешался майор.

- Угощение нам привезли от кума Михал Иванычева,- ответил шофёр. - Сейчас столы на поляне расставят, скатерти белоснежные расстелют, серебряные ложки дадут. Ах, как они заботятся о нас, благодетели, дай им здоровья. Батюшка, дозволь…

- Николай, ждут же нас,- хмуро повторил священник.

- Душа требует, не могу, дозволь…

- Ну, ступай, что с тобой поделаешь,- вздохнув, промолвил отец Гермоген.

Шофёр соскочил с машины и опрометью помчался к площади.

- Епитимью потом наложу,- крикнул ему вдогонку отец Гермоген. - Благочестивый прихожанин Николай, но чревоугоден и на дармовщинку падок,- пояснил он, перебираясь за руль. - Грешит, кается, и снова грешит.

Последнее, что видели полицейские на площади, прежде чем она скрылась за поворотом, была толпа поселягинцев, жадно расхватывавших подававшиеся им с лопаты отбросы.

 

"Сказочный"

- Как доехали, отец Гермоген?- Ферапонт Мокеевич Петраньков, плотный кряжистый мужчина лет пятидесяти, стоял на крыльце, глядя на подъехавший джип.

- Всё в порядке, ваше благородие, управились споро,- ответил Гермоген, выбираясь из автомобиля. - Благословите, отец Амфилохий. - Он подошёл к тучному человеку в епископском облачении, стоявшему справа от Петранькова.

Отец Амфилохий благообразием и упитанностью очень походил на отца Гермогена, только крест золотой у него был помассивнее и бриллиантов на нём было побольше.

- Благословляю тебя, чадо,- пробасил он. Голос у него был такой же густой и гулкий.

- Что ж, пожалуйте в дом. Обсудим дела наши космические.

Все, кроме отца Гермогена, вернувшегося в джип и запустившего мотор, проследовали за хозяином. Петраньков сел за стол, епископ расположился в кресле, гости заняли указанные им места на стульях.

Заметив несколько недоуменных взглядов, брошенных полицейскими в сторону священнослужителя, Ферапонт Мокеевич нравоучительно пояснил:

- Я в своём бизнесе придерживаюсь правила во всём советоваться с нашей матерью-церковью. Именно поэтому мне всегда сопутствует успех в делах. А те, кто всё гребёт под себя, кто про нужды народные и церковные забывает, быстро разоряются.

- Кому церковь не мать, тому Бог не отец,- подтвердил епископ.

- Уже с первого моего предприятия по переработке английского мяса я отчислил деньги на церковку,- с умилением предался воспоминаниям молодости Ферапонт Мокеевич.

- А мне от имени прихожан тогда же подношение преподнесли,- добавил Амфилохий, поправляя свой массивный золотой крест. - Благодаря таким людям, как Ферапонт Мокеевич и начала возрождаться Святая Русь,- с чувством произнёс он. - Золотые купола, благорастворение воздухов, сладостный вертоград.- Он возвёл взор к разукрашенному ликами святых потолку.

- Говорят, вам тогда пытались помешать?- осторожно поинтересовался Василий Лукич.

Ферапонт Мокеевич покивал. - Было такое. Национал-предатели хотели, чтобы Россия никогда не встала с колен. Кормились с руки госдепа и распускали про меня грязные сплетни. А потом ещё и мутить стали народ против святых храмов, которые мы возводили-

- Тёмные люди, прислужники Антихриста,- вставил епископ. - Золотые купола свербят им чёрный глаз. Но Бог поругаем не бывает.

- Бойкот всероссийский мясной продукции моей фирмы объявили, а мы сумели его народной смекалкой одолеть. Ну и не без помощи Михал Ивановича, конечно, который всегда поддерживал отечественный бизнес.

Но вернёмся к делам нашим космическим.- Ферапонт Мокеевич снова сделался деловит. - Гаитянские строители космодрома должны были регулярно присылать отчёты о проделанной работе. А с прошлого месяца отчёты эти поступать почему-то перестали.

- Генерал подозревает, что имело место, как сейчас принято говорить, нецелевое расходование выделенных средств,- сказал майор.

- Неужели мошенничество? Неужели среди гаитян могли оказаться мошенники?- тревожно спросил Петраньков.

Майор Мармеладов придал своему лицо строго официальное выражение, и Ферапонт Мокеевич озабоченно нахмурился. - Надо же. А мне они показались такими чистыми людьми, с неиспорченными цивилизацией нравами. Без конца крестились, опять же-

- Левой рукой,- поддел его епископ. - Я ещё тогда предупреждал тебя, батюшка, что с ними надо держать ухо востро. Лучше бы ты приказал направить эти миллиарды на освящение спутников.

- Согласно нашей договорённости они должны были ежемесячно делать взносы на православно-культурную деятельность,- сказал Ферапонт Мокеевич. - Святой отец, вам переводили деньги из Гаити?- повернулся он к епископу.

- Да щас,- непередаваемо желчным тоном отозвался отец Амфилохий. - Ни полгроша от них мы не получили. А ведь при храме Пантелеймона крестильня бизнес-класса не достроена, фитнес-клуб там так и находится на стадии проекта, а в VIP-исповедальню для особо крупных грешников давно уже требуется новая звукозаписывающая аппаратура. 

Ферапонт Мокеевич совсем посмурнел.

- Ежели только они позволили себе истратить наши деньги на что-либо неблагопристойное,- он угрожающе поднял сжатый кулак. - Из-под земли достану.

- Прокляну,- дополнил епископ. - Анафематствую.

- Разберитесь, что там происходит,- обратился Петраньков к полицейским. - В первую очередь выясните, как обстоят дела с нашим космодромом. Побеседуйте с исполнителями, всё внимательно осмотрите сами. Узнайте, почему они не переводят обговоренные суммы на строительство культурных объектов. Короче, не дайте пропасть народным деньгам. Вот главный вам от меня наказ.

- Сделаем всё, что в наших силах,- заверил хозяина майор Мармеладов. - Но нам понадобятся копии договоров.

- Конечно.- Ферапонт Мокеевич порылся в ящике стола и достал оттуда бумаги. - Вот контракт на постройку в Гаити космодрома для испытания ракет на ядерном валежнике. Вот договор о ежемесячном направлении денег на культурную деятельность. Копии, само собой.- Он протянул документы майору. - Желаю успеха. Ну, а теперь пройдёмте в светёлку, перекусим перед дорогой.

*  *  *

Красный уголок светёлки Ферапонта Мокеевича был снизу доверху, от пола до потолка, заставлен иконами. Вслед за хозяином благочестиво перекрестился на образа и Василий Лукич, чем заслужил одобрительный взгляд отца Амфилохия.

- Начнём, благословясь,- Петраньков постучал по обеденному столу ложкой и вопросительно глянул на епископа. - Слово напутственное скажите, отче.

Отец Амфилохий встал, поправил рясу, откашлялся и звучным басом возгласил:

- Главная проблема современного православия и России – это то, что мы разучились быть рабами. В христианской традиции раб Божий – значит раб царя, раб государства, раб судьи, раб своего начальника, раб чиновника, раб полицейского (подлинный текст, 2018 г.).

Василий Лукич упоённо слушал, светлея от умиления ликом.

- Ах, как хорошо сказано. Вот и мы трудимся не покладая рук, как рабы на галерах,- покивал Ферапонт Мокеевич, отщипывая ножку жирного гуся.

После пятой рюмки отец Амфилохий, обливаясь слезами, полез обмывать водкой иконы. Ферапонт Мокеевич оттащил его обратно за обеденный стол, и они вместе запели, покачиваясь:

- А прими ты меня, пустыня тишайшая.

- А и как же принять тебя, нет у меня ни палат, ни дворцов.

- А и не надо мне ни палат, ни дворцов.

Василий Лукич плакал, уронив голову на скатерть.

После десятой рюмки Ферапонт Мокеевич вышел распорядиться насчёт вертолёта для гостей, а отец Амфилохий принялся плескать водкой в иконы, восклицая:

- Я епископ, а вы кто такие?!

*  *  *

Через полчаса хозяин прощался с гостями. Он троекратно облобызался с Василием Лукичом, вежливо пожал руки остальным полицейским.

- Главное, не дайте пропасть народным деньгам,- напомнил он им.

Вертолёт уже раскручивал лопасти винтов.

- Ну, с Богом,- сказал Ферапонт Мокеевич. - Счастливого пути.

Отец Амилохий напутственно обмахал полицейских кадилом.

На следующее утро оперативная группа Управления по борьбе с особо крупными хищениями вылетела в Порт-о-Пренс.

 

Гаити

Министр социального благоденствия Гаити встретил российских инспекторов как самых дорогих гостей: приветствовал у входа в офис, проводил в свой кабинет, предложил прохладительные напитки.

- Гаитяне с россиянами братья навек,- сверкая белозубой улыбкой, заявил он. - Крепнет единство народов и рас.- И, прежде чем посетители успели удивиться, министр пояснил: - Я учился в советском университете Дружбы народов.

Вслед за тем он принялся с жаром рассказывать какое благотворное воздействие на экономику Гаити оказал многомиллиардный российский контракт, как окрепла благодаря ему гаитянская промышленность, сколько удалось создать новых рабочих мест. Свою речь министр сопровождал показом рекламных буклетов строительных фирм и конструкторских бюро, принимавших участие в выполнении российского заказа.

- Что ж, мы рады,- выслушав горячие благодарности министра, сказал майор Мармеладов. - А как сейчас обстоят дела с космодромом?

- Работы закончены, всё построено,- бодро ответил министр.

Полицейские с некоторым сомнением переглянулись.

- И можно посмотреть?- спросил майор.

- Конечно. Сейчас в нашей столице проходит парад по случаю национального праздника,- министр взглянул на свои золотые швейцарские часы, - но через полчаса он закончится, и мы отправимся на космодром.

- А что с финансированием православно-культурной деятельности?- спросил капитан Пойменный.

- И здесь всё выполнено. В самые сжатые сроки,- с гордостью ответил министр.

- Ферапонт Мокеевич Петраньков, российский куратор проекта, говорил, что от вас не поступало на православно-культурную деятельность никаких платежей, хотя по договору вы обязывались выплачивать их ежемесячно,- осторожно заметил майор Мармеладов.

- Неужели он так сказал?- неподдельно удивился министр. - Нет, это какое-то недоразумение. В нашем договоре речь шла о выделении средств на строительство православно-культурных объектов, но о переводе денег в Россию речи не было.

- Так ведь у вас нет православной церкви-

- Вы шутите! За такие деньги у нас появится что угодно. Здесь всё и освоили. Да вы сами увидите!

Российские полицейские погрузились в размышления.

- Что за праздник у вас сегодня?- спросил, наконец, капитан Пойменный.

- День самобытной гаитянской демократии,- с гордостью ответил министр. - Пятнадцать лет назад мы свергли иго американского неоколониализма и пошли собственной дорогой.

Василий Лукич встрепенулся и стал прислушиваться внимательнее. 

- Да,- продолжал министр социального благоденствия, - американцы много говорят о демократии, но у каждой страны свои исторически сложившиеся традиции, и они не позволяют нам следовать по пути некоторых олигархий, доведших западную цивилизацию до кризиса (подлинный текст, автор - Жан-Клод Дювалье, "бэби Док", сын и преемник "папы Дока", Гаити).

Если бы мы не пошли своим самобытным путём,- продолжал министр, - американские империалисты отобрали бы у нашего народа все природные богатства, развели бы здесь ужасающую коррупцию, их олигархи и чиновники выстроили бы себе на нашем острове роскошные дворцы, набрали бы элитных проституток и разъезжали бы на бентли и мерседесах. Но теперь, когда мы пошли по самобытному пути, наша страна встала с колен. Вот, посмотрите сами,- с таким словами министр включил телевизор.

На экране, занимавшем полстены, появилось изображение парада. Шли нескончаемые толпы, реяли флаги, демонстранты несли плакаты. Что-то булькало и квакало.

- Ах да, перевод,- спохватился министр. Он нажал кнопку, и неудобопонятные звуки превратились в российскую речь.

- Патриотизм, национальное самосознание, духовные скрепы – это высокие принципы, определяющие сегодня нашу самобытную гаитянскую демократию, - пафосно возвещал кто-то.

Изображение сдвинулись, и на второй половине экрана россияне увидели говорившего.

- Ведущий журналист телеканала "Гаити-1", лауреат ордена "За заслуги перед отечеством,- с оттенком уважения сообщил министр.

Внимание старшего лейтенанта привлекла характерная башня, на фоне которой журналист-орденоносец вёл свой патриотический репортаж.

- Здорово похоже на лондонский Биг Бен,- заметил он.

- Биг Бен и есть,- подтвердил министр. - Все ведущие журналисты и руководители телеканала "Гаити-1" имеют британское гражданство и постоянно проживают в Англии. Оттуда им лучше видно, до какого разложения дошла западная цивилизация.

Словно откликаясь на эти слова, журналист сообщил:

- Растленные страны Запада продолжают деградировать. Из зависти к успехам нашей самобытной экономики они сегодня наложили новые санкции на нас. Во Франции арестованы активы наших эффективных менеджеров, под смехотворным предлогом уклонения от уплаты налогов, участия в рэкете, грабежах и организации нескольких убийств. Члены политсовета партии "Вперёд, Гаити" единодушно выразили возмущение этим актом произвола, назвав его "атакой на самобытную демократию Гаити". Сейчас у нас на проводе председатель сенатского комитета по иностранным делам и космонавтике, большой противник американского империализма.

Василий Лукич оживился.

Телекамера обозначила подъехавший к зданию гаитянского парламента роскошный бентли. Из него выбрался розовощёкий упитанный толстяк.

- У ваших сенаторов такая большая зарплата, что они могут себе позволить покупать бентли?- поинтересовался майор Мармеладов.

- Нет, конечно,- ответил министр. - Сенатор купил машину на беспроцентный кредит, полученный им от подрядчика одной из строительных фирм.

- Ни разу не похоже на взятку,- пробормотал старший лейтенант.

Политический организатор Управления по борьбе с особо крупными хищениями уже открыл было рот, чтобы ответить, но министр социального благоденствия Гаити, непостижимым образом перехватив его мысль, веско сказал:

- Если бы сенатор не ездил на этом бентли, на нём бы ездили солдаты НАТО!

- Итак, каково ваше мнение о так называемых санкциях растленного Запада против нашей страны, и какие меры в связи с ними намерено предпринять правительство?- обратился с вопросом к сенатору тележурналист.

- Никакие санкции не смогут помешать нашему священному суверенному праву передавать все бюджетные деньги нашим эффективным менеджерам,- ответил толстяк. - А остальным деньги ни к чему, они и пользоваться-то ими не умеют.

Василий Лукич лихорадочно конспектировал.

Телекамера вновь переключилась на праздничный митинг. Один из собравшихся держал в руках плакат "наш президент – идиот". К удивлению российских полицейских, никто и не думал арестовывать нарушителя порядка, многочисленные тонтон-макуты, охранявшие митинг, даже внимания на него не обращали.

Заметив недоуменные взгляды, которым обменивались между собой гости, министр социального благоденствия вежливо поинтересовался у них, в чем дело.

- Видите ли,- ответил за всех майор Мармеладов, - у нас недавно, в целях укрепления суверенной демократии, приняли закон об административной ответственности и штрафах за публичное выражение в непристойной форме неуважения к власти.

- Ваши государственные деятели неопытные,- со снисходительной улыбкой сказал министр. - Такой закон упускает из виду тех, кто выражает неуважение к власти с виду пристойно; тех, кто не уважает власть скрытно; тех, кто недостаточно восхищается властью, и ещё многих, им подобных. Поскольку мы знаем, что всё население нашей страны – за исключением, конечно, депутатов, министров и эффективных менеджеров – в той или иной степени не уважает нашу власть, мы, вместо штрафов, просто-напросто ввели восьмипроцентный налог "за неуважение", который бухгалтерии автоматически вычитают из ежемесячной зарплаты у всех граждан. Кроме, конечно, депутатов, министров и эффективных менеджеров.

- А как у вас обстоят дела с национал-предателями?- задал уже долго мучивший его вопрос Василий Лукич. - Ведь таковые наверняка имеются?

- Есть, как не быть,- вздохнул министр. Он переключил каналы телевизора и на экране появилось изображение небольшой группки людей. - Митинг оппозиции,- пояснил он.

- Проплаченной госдепом,- уточнил Василий Лукич.

Министр кивнул. - Под предлогом борьбы с коррупцией они раскачивают лодку. Замахиваются на самое святое, что у нас есть – на Конституцию. В ней записано: каждый человек у нас в стране имеет право на личную собственность. Оно охраняется законом. Каждый человек имеет право иметь машину, дачу, книги, деньги. Деньги еще никто не отменял. От каждого по способностям, каждому по его труду в наличных деньгах (подлинный текст).

- Кроме того, налицо явное возбуждение розни к социальной группе "жулики и воры",- дал профессиональную оценку Василий Лукич. - Такие экстремистские тенденции надо пресекать в зародыше.

Словно услышав его, один из митингующих сказал в телекамеру. - Может, проще поменьше чиновникам воровать?

- Может, им ещё и не дышать?- проворчал вполголоса Синицын.

Министр снова переключил телеканалы. На экране появилась заставка

НОВОСТИ ЭКОНОМИКИ

- Министерство финансов Гаити изучает предложения по введению налога на граждан, самозанятых выращиванием маиса,- сообщила дикторша. - Мы провели опрос населения, и большинство поддержало эту меру. "Вместо того, чтобы исполнять свой патриотический долг, трудиться на эффективных менеджеров, они маис сажают"- с возмущением заявил один из респондентов. "Враг обложил нашу страну санкциями, а они жируют на маисе! в земле-то ковыряться легко",- сказал другой. "Сто грамм коры дуба заменяет мешок маиса по питательной ценности, и с посадкой нет проблем. Отвар шишек с дубовым джемом – и маис не нужен"- порекомендовал третий.

- Возобновление подачи сырья по экспортному кровепроводу[4] ожидается в ближайшее время,- продолжала чтение экономических новостей дикторша..

- Кровь… говорят, в ней примеси какие-то обнаружились,- министр социального благоденствия поморщился. - Глупости. Происки империалистов. Какие могут быть примеси в крови?!

- Долго крепились, но в конце концов стали разбавлять ослиной мочой,- пробормотал вполголоса старший лейтенант, а когда министр вопросительно посмотрел на него, добавил: - Я хочу сказать, наконец-то у вас наладился нормальный бизнес.

- Да, он приносит хороший доход,- кивнул министр. - Люди – это наше богатство.

Он снова переключил телеканалы и на экране появилась заставка

НОВОСТИ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ

Дикторша, уже другая, зачитывала сообщения:

"Гаитянские ученые-генетики вывели передовую породу свиней, мечущих черную икру".

- Почему не козлов?- поинтересовался майор.

- От козлов чёрная икра получалась слишком крупной,- пояснил министр.

"Группа гаитянских астрофизиков выразила сомнение в реальности существования американского телескопа "Хаббл"".

"Институт гаитянской Академии наук выиграл правительственный тендер на мониторинг за сожжением запрещённых книг".

"Высшая аттестационная комиссия гаитянской Академии наук присвоила звание доктора философии за диссертацию "Чем больше у нас будет прав, тем меньше мы будем свободны".

- Тюрьма – это высшая форма свободы,- бесстрастным тоном прокомментировал Синицын.

Василий Лукич одобрительно кивнул, но потом нахмурился, метнул на старшего лейтенанта настороженный взгляд, однако лицо того было непроницаемым.

Словно в ответ на эту реплику дикторша зачитала новость из тюремной жизни:

"В Центральной тюрьме Гаити переведена на облегчённый режим группа заключённых, совершивших преступления, но искренне раскаявшихся в содеянном".

На телеэкране появился стол, заставленный изысканными блюдами и напитками. Можно было бы подумать, что это банкет в ресторане, если бы не зарешёченные окна и не полосатые одежды пирующих.

- Обратите внимание,- сказал своим гостям министр социального благоденствия, - это тюрьма для особо опасных преступников, совершавших жестокие убийства. Например, вон тот, в центре, сжёг во время налёта живьём семью фермера, в том числе трехлетнюю девочку.

Гангстер, словно услышав, что речь идёт о нём, подцепил вилкой краба, улыбнулся и отсалютовал телеоператору бокалом с шампанским.

- Однако они раскаялись, встали на путь исправления, твёрдо пообещали покончить с преступной деятельностью и вернуться к честному труду,- продолжал министр.- Поэтому они переведены на облегчённые условия содержания.

- Ну, обещать ещё не значит жениться,- с сомнением заметил капитан. - В тюрьмах все они горазды каяться и обещать что угодно.

Министр посмотрел на сыщика с одобрением.

- Вы смотрите в самую суть дела,- сказал он. - Мы тоже – как это говорит русская пословица – не лыком шиты. Одних обещаний, конечно, недостаточно. От вставших на путь исправления требуются надёжные гарантии серьёзности их намерений.

- И такие гарантии-

- Прежде всего, крупный благотворительный взнос в фонд помощи полиции,- утвердительно кивнул министр.

- Но крабы и шампанское – не чересчур ли облегчённо?

- Нет,- покачал головой министр. - Если бы они не кушали сейчас крабов, их бы кушали солдаты НАТО. Однако нам пора.

*  *  *

Правительственный автомобиль катил по улицам Порт-о-Пренса, столицы Гаити. Министр, сидевший спереди, полуобернувшись к гостям, давал пояснения.

- Сейчас мы проезжаем квартал, где живут наши высшие чиновники и эффективные менеджеры,- сказал он.

По обеим сторонам дороги располагались роскошные виллы, почти дворцы. Некоторые явно были выстроены недавно, другие ещё достраивались.

- Среди них есть и подрядчики по нашему космическому контракту,- продолжал министр. - В основном это мои родственники. Удивительно талантливая у нас семья.

Лимузин выехал на широкую площадь.

- А вот и культурно-просветительные учреждения, о которых шла речь,- министр социального благоденствия показал на комплекс зданий.

В его центре, под вывеской "Искушения святого Антония", помещалось громадное казино. Рядом с ним находился дансинг-бар "Пляски святого Витта", а чуть подальше здание, о назначении которого нетрудно было догадаться по вывеске перед входом "Приют Марии Магдалины". Сбоку притулилась небольшая церквушка.

- Деньги были потрачены на культурные цели, как и указано в нашем договоре с Ферапонтом Мокеевичем,- удовлетворённо сказал министр.

- Ну, а теперь к космодрому,- он махнул рукой, и лимузин покатил в сторону окраин.

По мере того, как машина удалялась от центра, окружающая обстановка становилась всё беднее. Роскошные виллы чиновников сменились жалкими лачугами, возле которых копошились одетые в рваньё аборигены. Время от времени показывались покосившиеся и обшарпанные больницы, школы.

- Многие в нашей стране живут ещё недостаточно богато,- с оттенком сожаления в голосе прокомментировал мелькавшие за окнами автомобиля картины министр социального благоденствия. - Это закономерный итог прежней диктатуры и нескольких войн. - Подчёркивая свои слова, он взмахнул левой рукой, и на ней сверкнули золотые швейцарские часы стоимостью в 800 тысяч долларов.

Лимузин выехал за пределы города и, набрав скорость, помчался по шоссе.

*  *  *

- Вот,- с гордостью сказал министр. - Передовое достижение нашей строительной техники и конструкторского дизайна. Посмотрите, какие изящные обводы у терминалов,- он показал вдаль. - А гаражи для ракет?- он показал левее. - Некоторые  считают, что в их архитектурном решении слишком много авангардизма, но мне они представляются отвечающими самым строгим требованиям современной эргономики.

Министр, сопровождавшие его тонтон-макуты, и российские полицейские стояли на невысоком холме со срезанной вершиной, игравшем роль смотровой площадки.

Однако сколько сыщики ни вглядывались в окружающий пейзаж, они видели перед собой только изрытый колдобинами пустырь, справа от которого располагалась мусорная свалка.

- Но где же всё то, о чём вы говорите?- наконец, вымолвил майор Мармеладов.

- Как, разве вы не видите эти современные платформы для стоянки ракет, эти ажурные конструкции изящных зданий терминалов?- изумлённо воскликнул гаитянский министр, и когда майор отрицательно покачал головой, задумчиво добавил: - Да, такое иногда случается с теми, кто не понимает ценности нашей суверенной демократии, чьи глаза зашорены пропагандой НАТО. Или с агентами госдепа и национал-предателями, обвыкшими чернить нашу действительность.

При этих словах тонтон-макуты насторожились, а старший из них положил руку на автомат.

- Мне что-то видится,- неуверенным тоном промолвил Василий Лукич. - Но всё как в тумане. К сожалению, я оставил очки в гостинице.

Майор Мармеладов достал было фотоаппарат, но министр замахал руками:

- Нет, нет, нельзя! Это государственная тайна!

Тонтон-макуты придвинулись ближе, и майор почёл за лучшее вернуть аппарат на место.

- Как бы то ни было, я показал вам, всё, что хотел. Прошу в машину,- министр сделал приглашающий жест, а тонтон-макуты стали деликатно подталкивать сыщиков автоматами в спину.

*  *  *

Сидя в гостиничном номере, оперативники предавались мрачным размышлениям.

- Похоже, мы провалили задание,- сказал майор.

- Генерал нас не похвалит,- добавил капитан. - Выговор и лишение премии за месяц – как минимум.

- А какой будет реакция Петранькова?- майор озабоченно потер лоб.

- Даже думать об этом не хочется,- тоскливо отозвался капитан. - Я бы не рискнул прийти к нему с таким докладом.

Старший лейтенант размышлял, закрыв глаза.

- Гаитяне, которым мы так доверяли, оказались жуликами и ворами. Они растратили все наши деньги!- воскликнул Ферапонт Мокеевич Петраньков.

Бизнесмены, политики, специалисты, собравшиеся на совещание по проблемам российской космической отрасли, возмущённо загудели. Куратор гаитянского проекта продолжал:

- Наши деловые люди не досчитались многих выгодных контрактов. Наши работники космических предприятий лишились премий, а некоторые структуры очутились под угрозой сокращения. Приостановилось строительство ряда культурных объектов, имеющих важное духовное значение.

- И это в то время, когда наша страна напрягает все силы для противодействия растленному бездуховному Западу, пытающемуся отобрать у нашего народа природные богатства, нефть, газ, заводы, электростанции, а заодно навязать ему свои фальшивые ценности,- голосом Василия Лукича вставил реплику кто-то из слушателей.

Петраньков благосклонно покивал.

- Именно. Ущерб нанесён и нашей экономике и нашей культуре. В связи с этим я предлагаю обратиться в правительство с просьбой выделить нашим бизнесменам дополнительное бюджетное финансирование.

- Никакие зарубежные мошенники не смогут помешать нашему священному суверенному праву передавать бюджетные деньги нашим эффективным менеджерам,- поддержал Петранькова из аудитории тот же голос. - А остальным деньги не нужны, да они и не знают, как ими пользоваться.

- Ресурсы для этого можно найти, введя налог на сборы грибов и выращивание картошки на садовых участках, подняв пенсионный возраст, и ещё из многих других источников…

- Нет, это не годится,- пробормотал старший лейтенант, открывая глаза. - Пойду в свой номер, мне надо поработать,- добавил он, обращаясь к коллегам.

*  *  *

Весь вечер Синицын собирал в Интернете информацию, а наутро отправился к гаитянскому министру социального благоденствия.

- Съемки космодрома запрещены из соображений сохранения государственной тайны,- начал он.

- Да,- с оттенком настороженности подтвердил министр.

- Но ведь можно попробовать сделать их в другом ракурсе, сняв только незасекреченную часть. Вот, взгляните,- старший лейтенант положил на стол десяток фотографий разных космодромов мира.

На лице министра начало проявляться понимание.

- Логично,- признал он. - Пожалуй, я отдам указание своим сотрудникам снять незасекреченную часть нашего космодрома.- Он подумал ещё и спросил: - Снимки прислать вам в отель?

- Нет, нет,- возразил Синицын. - Отправьте их в наше ведомство. К ним же приложите и фотографии культурных учреждений.

 

Москва

- Неплохо,- генерал Пивобродов рассматривал цветные фотографии гаитянского космодрома, впрочем, представлявшие собой коллажи снимков базы американских ВВС на мысе Канаверал и китайского космического городка Вэньчан. - Кто делал эти снимки?- обратился он с вопросом к вернувшимся с задания членам опергруппы.

- В районе гаитянского космодрома действуют такие же эффекты, как в Зоне возле кооператива "Сказочный",- осторожно ответил майор Мармеладов. - Наша техника там отказала, и фотографии делали местные специалисты, которые научились обходить эти эффекты.

 

Пример № 4. Попаданец.

 

новое задание

капитан Северов

будни большого города

на месте происшествия

новая дискуссия насчёт логики

поездка в Московскую область

конец командировки

 

Новое задание

- Украли десять миллионов долларов,- сообщил майор Мармеладов, возвращая на место трубку красного телефона, соединявшего его с начальством.

- Фьють!- присвистнул капитан Пойменный. И, перейдя на деловой тон, спросил: - Нам поручают расследование?

Майор кивнул. - Да. Сейчас от генерала придёт шифровка с изложением подробностей. Пока я знаю только, что пострадавший – Силантий Исаевич Фанвик, председатель комиссии по борьбе с организованной преступностью.

- Соавтор недавно принятого закона "О священности и неприкосновенности шубохранилищ",- уточнил старший лейтенант Синицын.

- Он самый.

Недовольно запищал компьютер, извещая о поступлении приоритетной служебной почты.

- Вот оно, значит, как,- задумчиво произнёс майор Мармеладов, закончив знакомиться с документами. - Вчера из городской квартиры Силантия Исаевича Фанвика неизвестные лица вынесли антиквариат и драгоценности, оцениваемые суммарно в десять миллионов долларов. В квартире в это время никого не было, домработница ушла ещё утром, соседи не заметили ничего подозрительного.

Генерал Пивобродов поручил расследование этого дела нашей группе,- продолжал майор. - Полковник Мокроушин назначен политическим куратором. И ещё: для усиления к нам будет прикомандирован капитан Северов из оперативного отдела армейской контрразведки. Краткие сведения о нём- майор пошелестел распечатками. - Тридцать семь лет. Холост. Имеет правительственные награды. Три месяца назад, во время задержания особо опасного преступника был тяжело ранен, врачи даже зафиксировали клиническую смерть, но потом оправился, хотя некоторое время страдал избирательной потерей памяти.

- Я так понимаю, что его направили к нам развеяться и отдохнуть,- сказал капитан Пойменный. - Розыск похищенного – это не перестрелки со шпионами.

- Ну, с этим-то делом особо развеяться не получится. Большие деньги – большие проблемы,- заметил майор. - Хотя по сравнению с армейской контрразведкой наша контора, наверное, – тихое болото. Общий сбор всех участников группы через два часа,- заключил он, поднимаясь. - После чего отправимся на место происшествия.

*  *  *

В это самое время на служебный компьютер политического организатора Управления по борьбе с особо крупными хищениями полковника Василия Лукича Мокроушина тоже пришло электронное письмо.

- Занятно,- пробормотал Мокроушин, прочитав документ. - Неужто в наше учреждение намерены просочиться национал-предатели?

При этих словах лежавший на коврике пёс Барбос сделал стойку, а кошка Мурка перепрыгнула в кресло рядом с полковником и почти демонстративно стала прислушиваться.

Мокроушин принялся перечитывать полученное сообщение, время от времени бурча себе под нос: - Так, так … Ишь ты каков … Раскачивает, значит, лодку … И моральный облик тоже? Ну-ну … Этот сигнал обязательно надо проверить. Прямо сейчас и займусь, не откладывая.- Полковник встал, вышел из своего кабинета и запер его на ключ.

Оставшись одни, пёс Барбос и кошка Мурка переглянулись. Но если сурово-настороженное выражение морды Барбоса словно бы предупреждало: "следует ещё больше усилить бдительность", то скептически-насмешливую гримаску кошки можно было истолковать как вопрос: "кто же всё-таки написал четыре миллиона доносов?"

 

Капитан Северов

- Здравствуйте,- произнёс, входя в комнату и закрывая за собой дверь, военный в форме армейского капитана. - Командирован в ваше распоряжение.

- Виктор Петрович Северов. Рады видеть в наших рядах,- официальным тоном представил вошедшего майор Мармеладов.

Двое экспертов, сидевших за столом, кивнули, капитан Пойменный приветственно махнул рукой, а Василий Лукич как-то по-особенному добро улыбнулся.

Старший лейтенант обменялся с армейским капитаном рукопожатием, внимательно посмотрел на него, и слегка удивился. Глаза у Северова были нездешние.

- Вот что известно на текущий момент,- открыл совещание майор. - Камеры видеонаблюдения грабители заблокировали с помощью аппарата оптико-электронного подавления. Дверь открыли универсальной отмычкой. Работали они в перчатках, поэтому никаких отпечатков пальцев не оставили. Но специалисты, выезжавшие на место происшествия с опергруппой, обнаружили там ворсинки английского твида, а по газоанализаторам установили, что кто-то из налётчиков использует одеколон "Саваж Диор".

- Антиквариат, английский твид и "Саваж Диор" - это Талман Горбун,- демонстрируя компьютерную память, сходу выдал Пойменный.

- Очень возможно,- кивнул Мармеладов. - Он уже фигурировал в делах о похищении антиквариата. Только уличить его никак не удавалось,- майор озабоченно потёр лоб. - Этот человек не в первый раз создаёт нам проблему.

- Так за чем же дело стало,- прохладно усмехнулся новоприбывший. - Нет человека – нет проблемы. - И Северов провёл рукой по своей форме, как бы невзначай коснувшись кобуры пистолета.

- Кхм,- откашлялся майор после минуты неловкого молчания. - Есть ещё информация, правда, неясно, связана ли она с ограблением. В Штатах суд недавно приговорил сына Силантия Исаевича к пятидесяти годам тюремного заключения.

- Возмутительная провокация американской военщины,- подал голос с места Василий Лукич. - Ну пошалил немножко мальчик, сделайте ему выговор. Оштрафуйте, в конце концов. Но нельзя же так: двадцать лет за изнасилование, тридцать за наезд на пешехода. Да ещё просуммировать это. И кому? Сыну уважаемого человека, столпа общества?! От такой варварской жесткости просто сердце кровью обливается,- Василий Лукич горестно покачал головой.

- Пиндосы не имеют никакого почтения к детям уважаемых людей – бездуховные твари,- отозвался старший лейтенант.

- Пресса сейчас смакует приговор Фанвику-младшему и ограбление Фанвика-старшего,- заметил Пойменный. - Но всё же вряд ли оба эти случая логически связаны, хоть они и совпали по времени.

- А я полагаю,- произнёс Мокроушин, поднимаясь и поворачиваясь в сторону армейского капитана, - что всё происходящее укладывается в программу удушения России. По плану Аллена Даллеса продажные журналисты развращают наш народ, сеют ложь и провокации, дискредитируют власть-

- Кормятся с руки госдепа и раскачивают лодку,- подсказал Синицын.

Василий Лукич бросил на старшего лейтенанта раздражённый взгляд и вновь уставился на Северова, но тот был невозмутим. Помолчав пару минуту и не дождавшись никакой реакции, Мокроушин не выдержал

- Так какое ваше мнение, уважаемый Виктор Петрович, о нынешней политической обстановке в стране? - вкрадчивым тоном поинтересовался он. - Говорят, у нас недостаточно демократии?

Капитан прицельно глянул на политработника. - Какое мое мнение?- перепросил он, обозначая улыбку. Вслед за чем размеренно, словно цитируя что-то, заговорил:

"После арестов врагов народа стало, в смысле кадров, что называется, чисто: ни одного главы администрации, ни одного партийного секретаря нет; пропагандистов и провокаторов уничтожили вообще полностью, в первую очередь; их буквально хватали и тащили резать" (перефразированная цитата из мемуаров Н.С. Хрущёва).

Старший лейтенант искоса глянул на армейского капитана. Глаза Северова отсвечивали тридцать седьмым годом.

Майор Мармеладов зашуршал бумагами, преувеличенно внимательно вчитываясь в какой-то документ.

- Чайку надо бы соорудить,- внезапно охрипшим голосом произнёс сбледнувший Василий Лукич и засуетился.

*  *  *

- Позвольте поинтересоваться, Виктор Петрович, чем вы занимались в своей организации?- спросил Мокроушин, когда чаёк был принесён и разлит по стаканам.

- Ликвидировали шпионов, вредителей и врагов народа,- ответил армейский капитан. И добавил: - Раскрывали мы их нередко по косвенным признакам. Например, кто-то носит галстук немецкого производства, а пиджак у него пошит из английской ткани …, - Капитан прошёлся выразительным взглядом по одежде Василия Лукича и многозначительно умолк.

- Я полковник, сейчас в гражданской одежде,- растерянно пролепетал Василий Лукич.

- Да неужто,- капитан снова наметил улыбку. - Целый полковник, говорите? У нас генералы и маршалы в ногах валялись, клялись в своей невиновности. Потом, конечно же, признавались во враждебной деятельности. Каста проклятая.- Он щёлкнул зажигалкой, раскурил папиросу, и комнату наполнил едкий дым "Беломорканала".

 

Будни большого города (насыщенная событиями поездка)

- Да что там такое?- недовольным тоном вопросил майор Мармеладов. – Почему стоим? У нас осталось всего полчаса до встречи с Фанвиком. Он ждать не будет.

Полицейский джип с опергруппой застрял перед поворотом. Дорогу ему перегораживали целых два ряда сигналящих автомашин. А из-за угла тянулись клубы чёрного дыма и доносились чьи-то отчаянные вопли, впрочем, плохо сочетавшиеся с раздававшимся там же весёлым смехом. Вскоре вопли смолкли, зато смех и радостные возгласы стали громче.

Наконец, одна из машин, преграждавших путь, продвинулась вперёд. Синицын, сидевший за рулём, ухитрился вклиниться в поток автомобилей и свернуть за угол. Взорам полицейских предстало зрелище, достойное голливудского боевика. На краю дороги догорал врезавшийся в рекламный столб покорёженный "Мерседес", из открытой дверцы которого свисал человек – точнее уже его останки. Похоже было, что он в последнем отчаянном усилии попытался выбраться из огненной ловушки, но так и не сумел этого сделать. Синицын узнал популярного телеведущего, специализировавшегося на передачах о трагических происшествиях и бедствиях.

- Вот ведь как – смаковал катастрофы, а теперь сам в неё попал,- философски заметил Пойменный.

- Соупадение? Не думаю,- откликнулся старший лейтенант любимой фразой популярного телеведущего, копируя и его иронические интонации.

Собравшиеся на тротуаре зрители бодро снимали происходящее на смартофоны и делали селфи. Раздавались возгласы:

- Круто!

- Прямо как в кино!

- Сегодня же размещу картинки в Инстаграме!

Вдалеке послышался вой пожарных сирен. Скопившиеся машины понемногу разъезжались.

*  *  *

- Остановись около киоска, надо бы купить минералки, в горле пересохло,- попросил капитан Пойменный.

Старший лейтенант затормозил машину перед пешеходным переходом и тоже выбрался на воздух. Пока он, прислонясь к автомобилю, дожидался коллегу, какой-то мелкий мальчуган перебежал "зебру" и по инерции врезался головой ему прямо в поясную пряжку.

Поймав мальчишку за шиворот, Синицын спросил: - Ты почему переходишь дорогу на красный свет? Не знаешь правил уличного движения?

- Я знаю нынешние правила уличного движения,- возразил малолетний нарушитель, исподлобья глядя на старшего лейтенанта. - Переходить дорогу нужно, когда на ней нет машин.

- Переходить дорогу нужно на зелёный свет,- наставительно сказал Синицын. - "Зебра" даёт право преимущественного прохода пешеходам, но если на переходе стоит светофор, то всё равно нужно дождаться зелёного сигнала и только потом переходить дорогу. Чему тебя в школе учат?

- А то вы не знаете, что крутые ездят, не обращая никакого внимания на светофоры и "зебры", - огрызнулся мальчишка. И, закрыв глаза, забубнил, очевидно, припоминая школьные уроки: - Запомните, дети, переходить дорогу по понятиям нужно, когда на шоссе не видно машин олигархов, чиновников, бандитов, или их родственников.

Логическая диаграмма, показывающая связи разных групп

 

Синицын задумался, продолжая, впрочем, держать нарушителя за шиворот.

- Но разве ты не слышал,- нашёл он, наконец, довод, - как несколько дней назад кто-то на самом верху, чуть ли не сам президент или премьер-министр, твёрдо пообещал, что отныне олигархов и бандитов, сбивающих людей на "зебрах", будут не только штрафовать, но и на время лишать водительских прав?

- Ой, не надо всего вот этого,- аж скривился мальчишка. - Если у нас в стране кому не верят ни на грош, так это тем, которые "наверху".

- Тебя такому тоже в школе учат?- поинтересовался вернувшийся капитан Пойменный.

- Подумаешь, бином Ньютона,- фыркнул мальчишка, вырываясь и убегая.

*  *  *

Через квартал, однако, полицейскому джипу снова пришлось затормозить. На сей раз причиной остановки стал затор на перекрёстке, перегороженном группой машин. Внутри образовавшейся на шоссе площадки несколько человекообразных существ плясали, стуча в бубны и завывая.

- Попали,- обречённо вздохнул Синицын. - Ликантропы[5]. У них сейчас брачный период.

С оборотнями-волколаками, известными своим злобным нравом, никому из полицейских связываться не хотелось. Мармеладов закурил, задумчиво глядя в окошко. Пойменный достал газету и углубился в чтение. Машина стояла. За ней постепенно выстраивалась очередь сигналящих автомобилей. Ликантропы самозабвенно плясали, жонглируя кинжалами и не обращая никакого внимания на окружающих.

Армейский капитан некоторое время, явно ничего не понимая, смотрел на происходящее, переводя взгляд с лихих танцоров на своих коллег и обратно. Потом он открыл дверцу, и, раньше чем его успели остановить, решительно двинулся к танцующим. Схватив одного из них за волчью шерсть на загривке, он развернул его лицом к себе.

- Ты чего?- изумлённо-негодующе пролаял волколак, пытаясь вырваться, но хватка капитана была железной. - Да ты знаешь, что я могу с тобой сделать?!- взвыл ликантроп.

Капитан немного увеличил нажим и волколаку пришлось согнуться. - Мы варили в котлах, мы бросали собакам,…- задыхаясь, хрипел он. - Я тебя шатал, я твой мама шатал… - Отчаянным усилием оборотню удалось выпрямиться.- Убью! Зарэжу!- завопил он.

Тогда капитан взял его на жесткий болевой приём и ткнул мордой в асфальт.

- Ааа! Ихтитулут!- истошно взвыл ликантроп.

Остальные ликантропы, прекратив пляску, злобно зыркали по сторонам, плевались, делали угрожающие жесты, но на подмогу соплеменнику не спешили.

- Ихтитулут! Ихтитулут!- выл всё отчаяннее прижатый к дороге волколак.

Старший лейтенант перехватил брошенный мельком на группу стоявших ликантропов взгляд Северова, и ему показалось, что отблески тридцать седьмого года в глазах капитана разгораются в костры инквизиции.

Злобно-угрожающие вопли перешли в жалобный скулёж.

Брезгливо отшвырнув почти лишившегося чувств волколака, армейский капитан повернулся к джипу, а ликантроп пополз прочь, тихо подвывая и придерживая покалеченную лапу. Соплеменники подхватили его и понесли к автомобилю.

- Умный, да? Смелый, да?- волколак постарше бросил на Северова многообещающий взгляд.

Капитан обозначил движение в его сторону и ликантропы поспешили упаковаться в свои автомобили. Хлопнули дверцы, взревели моторы.

*  *  *

- Что это он кричал – тулуп, тулуп, тулуп?- спросил Северов, когда полицейский джип миновал злополучный перекрёсток.

- Ихтитулут,- поправил старший лейтенант. - Это их священное заклинание "Десять на одного". Звал своих на подмогу. Только их было всего лишь по пятеро на каждого из нас – потому и не вступились,- пояснил он.

Северов задумчиво кивнул.

- Поторопись, лейтенант, мы опаздываем,- подал голос с заднего сидения майор Мармеладов.

 

На месте происшествия

Силантий Исаевич задерживался. Двери полицейским открыла его новая молодая жена, известная фотомодель, несколькими годами ранее завоевавшая звание "Мисс Москва".

- Проходите, пожалуйста,- пригласила она.

Осмотр места происшествия дал сыщикам мало нового по сравнению с уже известными им из отчёта оперативников и экспертов фактами. Встроенный в стену сейф с новейшим электронным замком был пуст – открыт, очевидно, отмычкой ещё более новой разработки. Грабители забрали ценности и спокойно удалились.

- Вас тогда целый день не было дома?- для порядка спросил майор, хотя и об этом он уже знал из материалов дела.

- Да, я оформляла Кирюшу на учёбу в экономико-математическую школу,- кивнула хозяйка. - Кира, зайди сюда,- позвала она.

На зов матери в комнату вошёл мальчик лет семи-восьми с явными признаками генетического вырождения: непропорционально большой головой, шалым дебильным взором, слюнявым ртом и ручками-тростиночками.

- Агу?- вопросительно произнёс он.

- Кирюша у нас вундеркинд, Ему ещё нет семи, а он финансовые отчёты как орешки щёлкает, - с гордостью сказала довольная представившимся случаем похвастаться своим чадом мамаша.

При словах "финансовые отчёты" чудо-ребёнок оживился и радостно загугукал.

Женщина подошла к шкафу, взяла с полки какой-то толстый гроссбух и протянула его своему отпрыску. Тот схватил карандаш и принялся стремительно листать страницы, с непостижимой быстротой делая записи на полях. Затем он протянул обратно исчерканный красными пометками отчёт, на первой странице которого была выведена каракулями резолюция:

БАЛАНС НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЕН. В НОВОМ КРЕДИТЕ ОТКАЗАТЬ.

- Он у нас такой талантливый, такой талантливый. Очень доброкачественные гены у Силантия Исаевича,- восторженно сказала счастливая мать.

- Уа, уа,- подтвердил вундеркинд.

- Силантий Исаевич готовит Кирюшу в свои преемники, - женщина с нежностью потрепала мальчугана за вихры.

- Но ведь он у вас, гхм, не слишком разговорчив,- осторожно заметил майор Мармеладов.

- Вы думаете, это может помешать?- забеспокоилась мать вундеркинда.

- Да пожалуй, что не очень,- поразмыслив, ответил майор.

- Агу, агу,- подтвердил кандидат в преемники, значительно подняв розовый палец.

Василий Лукич поощрительно улыбнулся чудо-ребёнку. Однако выражение лица Синицына было несколько скептическим, что тут же заметила женщина, чувствительная к успехам своего ребёнка, как и все матери. - Кто, кроме него?- обиженно спросила она.

Дискуссию прервал шум открываемой двери. Хозяин, наконец, прибыл.

*  *  *

- Я составил полный список похищенного.- Силантий Исаевич Фанвик протянул майору Мармеладову распечатку. - В этой графе описаны картины; в этой – ювелирные изделия.

- Да, это нам серьёзно поможет,- сказал майор, проглядывая список. - Рембрандт, Веласкес, Грез, … Такие картины грабителям будет трудно сбыть.

- Чёрт знает что, бандиты совсем обнаглели,- пожаловался Силантий Исаевич. - Обворовать квартиру председателя комиссии по борьбе с организованной преступностью, да притом прямо в центре Москвы – это, знаете ли, надо обладать запредельным нахальством.

- А как к вам попали эти ценности?- вдруг спросил Северов.

Хотя вопрос был задан небрежным тоном и даже как бы вскользь, в комнате вдруг словно резко похолодало.

Первым нарушил воцарившуюся напряжённую тишину хозяин дома.

- Что вы себе позволяете, капитан?- зловещим шёпотом осведомился он. - Сейчас не тридцать седьмой год!

Майор Мармеладов, тоже несколько опешивший, попытался было разрядить обстановку.

- В таком запутанном деле важны все нюансы,- примирительно произнёс он. - Возможно, вы затронули чьи-то интересы…

Но высокопоставленный чиновник не желал успокаиваться.

- Я вижу, что вас недаром обвиняют в раскачивании лодки,- продолжал он, обличающе указывая на Северова. - Но патриотические силы начеку.- С такими словами Силантий Исаевич повернулся к полковнику Мокроушину и многозначительно-требовательно взглянул на него. Однако Василий Лукич, заробев (что с ним случалось довольно редко), только виновато потупился.

Прождав несколько секунд и не получив поддержки, Фанвик несколько разочарованно сказал:

- Впрочем, если вы желаете уточнений, извольте. Наследство. Досталось от дедушки, Который собирал эти ценности по крохам ещё при тоталитарном режиме, используя свои предпринимательские таланты. Конечно, в недоброй памяти прежние времена это считалось незаконным,- хозяин презрительно фыркнул. - Но, к счастью, те времена давно остались позади.

- У вас есть какие-нибудь дополнительные сведения, которые могли бы помочь нам выйти на след похищенного,- возвращая разговор в конструктивное русло, спросил майор Мармеладов.

Силантий Исаевич самодовольно ухмыльнулся. - И очень даже,- сообщил он. - Свою должность я недаром занимаю столько лет. Все мои картины помечены в правом нижнем углу небольшим количеством стронция-82-

- Да это практически решает проблему!- воскликнул капитан Пойменный. - Поднять вертолёт с дозиметром, облететь территорию и установить, где повышен радиоактивный фон стронция-.

- Вот-вот,- кивнул Фанвик. - Так и действуйте.

*  *  *

- Какой умный, предусмотрительный человек. И как прекрасно он смотрится сегодня на своей ответственной должности председателя комиссии по борьбе с организованной преступностью,- прочувственно сказал Василий Лукич, когда опергруппа усаживалась в джип.

- Жаль, что Япончика уже нет в живых, он бы ещё лучше смотрелся сегодня на этой должности,- откликнулся Синицын, включая зажигание.

 

Новая дискуссия насчёт логики

- Операторы-вертолётчики установили повышенный радиационный фон стронция-82 в посёлке "Дон Корлеоне", расположенном в дальнем Подмосковье, под Шатурой,- открыл утреннее совещание опергруппы майор Мармеладов.

- И как раз там предположительно находится одно из лежбищ Талмана Горбуна,- вставил капитан Пойменный. - Всё, считайте, операция успешно завершена. - Он победно посмотрел на старшего лейтенанта Синицына. - Логика и техника вновь позволили нам быстро  раскрыть преступление.

- Похоже, что вы, капитан, являетесь приверженцем дедуктивного метода расследования, подобно вашему знаменитому английскому почти-однофамильцу[6]?- спросил Северов.

- Именно так,- подтвердил Пойменный. - Как по каплям дождя человек, умеющий мыслить логически, может представить себе Ниагарский водопад или Атлантический океан, так и по достаточному набору фактов он же, чистой дедукцией, может восстановить единую картину происшедшего и найти виновных, чтобы восторжествовала справедливость.

Старший лейтенант Синицын иронически улыбнулся.

- А вы, похоже, с этим не согласны?- повернулся к нему Северов.

- Джон-булевская – шерлок-холмсовская логика устарела,- ответил тот. - Да, она работает, даёт верные суждения, но ведь и пишущая машинка тоже работает – только пользуются сегодня более совершенными инструментами. Современная логика, прежде всего, ищет ответы на вопросы "зачем?", "с какой целью?", "кому это выгодно?" То есть, если угодно, она отчасти включает в себя телеологию.

- И как же это выглядит на практике?- несколько недоверчиво спросил Северов.

- Собрав все факты, установив между ними причинно-следственные связи, и сделав из них выводы – для чего обычная, джон-булевская - шерлок-холмсовская логика, конечно, полезна – следует далее мысленно представить себе разные варианты развития событий и выбирать из них наиболее подходящий,- объяснил старший лейтенант.

Теперь иронически улыбнулся уже капитан Пойменный. - Досужие умствования,- заявил он. - Все данные у нас уже на руках. Осталось только завершить дело.

- Значит, так,- принял решение майор Мармелалов.- Полученную информацию следует проверить. В конце концов, радиационный фон может быть повышен по разным причинам. В посёлок надо отправиться на разведку, с дозиметрическими приборами, установить конкретный дом, откуда идёт излучение. Картин в списке Фанвика числится двадцать пять, значит, прибор должен показать двадцать пять отдельных радиоактивных точек небольшой мощности. Затем надлежит действовать по обстановке. В поездку отправятся- майор минуту подумал, потом сказал - старший лейтенант Синицын и капитан Северов. - Подумав ещё немного, он добавил: - Ваша задача будет заключаться только в выяснении ситуации. Само изъятие ценностей, если они действительно там окажутся, надо будет произвести в присутствии хозяина и понятых. Проблемы, если что-то где-то потеряется, нам ни к чему.

 

Поездка в Московскую область

Чёрный пикап свернул с МКАДа на Егорьевское шоссе и помчался в сторону Шатуры.

- Что за зверье вчера отплясывало на перекрёстке?- спросил сидевший за рулём капитан Северов. - Смотришь с одной стороны – вроде бы люди, смотришь с другой – натуральные волки.

Старший лейтенант Синицын посмотрел на напарника с удивлением. - Это же ликантропы, оборотни. Неужели ты не знаешь? Пять лет назад о них чуть ли не ежедневно писала вся пресса. Да и сейчас в Москве они регулярно о себе напоминают.

- Пять лет назад я был… эээ-, капитан запнулся - в командировке, далеко отсюда. А новости вашей Москвы у нас на Урале не на первых полосах идут. И чем знамениты эти ликантропы?

- Ну как же,- Синицын пожал плечами. - Люди-волки, оборотни. Сенсация.

- А почему они вчера танцевали на шоссе?- спросил капитан.

- У них сейчас брачный период,- объяснил старший лейтенант. - Течка и всё такое.

- И потому они устраивают пляски с кинжалами на перекрёстках дорог, не обращая никакого внимания на окружающих?

- Народные традиции. Притом, судьба у них нелёгкая – много настрадались во времена культа личности.

- Вот как? Что за история? - заинтересовался капитан.

- При сталинской диктатуре ликантропам не давали жить в соответствии со своим национальным менталитетом,- ответил старший лейтенант. - За грабежи и разбои сталинские палачи отправляли их в каменоломни и на лесоповалы, а за насилия и убийства ставили к стенке. От таких преследований ликантропы ушли в глухую тайгу, и только недавно, пять лет назад, объявились снова. Теперь они официально признаны пострадавшими от необоснованных репрессий, получают значительные компенсации от государства, а правозащитники бдительно следят за тем, чтобы к проявлениям их национального менталитета люди относились с уважением.

- Занятное дело,- задумчиво пробормотал капитан. - Если… - он поправился - когда вернусь к своим, обязательно надо будет о нём рассказать. - После недолгого молчания он снова спросил: - А где они обосновались? После того, как вышли из тайги?

- У них есть свой автономный район в Лесо-сибирской области,- сообщил старший лейтенант.

- Наверное, живут в бараках да шалашах?- предположил капитан.

Синицын посмотрел на него с удивлением. - Какие бараки и шалаши? Я же тебе сказал, что правительство платит им, как пострадавшим от сталинских репрессий, значительные компенсации. В бараках живут их соседи, местные жители – а ликантропы обитают в современных домах со всеми удобствами.

- Как же они их построили?- недоверчиво спросил капитан. - Ты сам сказал: они раньше жили в тайге.

- Да что тут непонятного,- отмахнулся старший лейтенант. - Правительство нанимало рабочих, те приезжали в Ликантропию и строили. Простым ликантропам – дома, их вождям – дворцы, шаманам – святилища.

- И рабочие соглашались туда ехать? Не боялись оборотней?- усомнился капитан.

- Если другой работы нет – приходится соглашаться,- ответил старший лейтенант. - Тем более, что деньги платили неплохие. - Подумав, он добавил: - Случались, правда, несколько раз накладки – оборотни загрызали строителей или приносили их в ритуальную жертву. Но, в конце концов, те знали, куда и к кому едут, а естественный отбор ещё никто не отменял. Скажи-ка лучше, чем ты занимался в своей командировке, что пропустил такие новости из отечества?- спросил старший лейтенант, уходя от малоприятной темы.

Капитан искоса глянул на него. - Чем занимался? Разведка, минирование, десанты, штурмы. Много чего было за четыре года.

- Это где же сейчас такие войны ведутся?- с сомнением спросил старший лейтенант.

Машина покинула федеральную трассу и свернула на боковую дорогу. Относительно ухоженные поля и коттеджи сменились заросшими сорняком пустырями, сгнившими коровниками, битой и проржавевшей сельскохозяйственной техникой.

- Как немец прошёл,- не отвечая на вопрос, кивнул на мелькавшие за окнами автомобиля пейзажи капитан.

Старший лейтенант закрыл глаза и погрузился в размышления.

- Мы изъяли у грабителей ценности и вернули их законному владельцу,- отчитывался перед невидимым собеседником майор. - Капитан из контрразведки? Да, его помощь была очень существенной. Хорошо, передам. В приказ на премии будет включён и он тоже.- Мармеладов положил трубку и повергнулся к сотрудникам.

- Всем членам нашей группы вынесена благодарность от имени генерала,- сообщил он. - Кроме того, Силантий Исаевич Фанвик распорядился выделить специальные премии участникам операции. Вы тоже,- он повернулся к капитану Северову, - включены в список награждённых.

Армейский капитан вытянулся и произнёс уставное: - Служу России!

Старший лейтенант открыл глаза и покачал головой. Северов не вписывался в происходящие события. Собственно, он вообще как бы выпадал из текущей реальности.

Словно перехватив его мысли, капитан спросил: - Скажи-ка, а тебе не доводилось встречать людей, которые как бы попали сюда из другого времени?

- Работал в нашей конторе один сотрудник,- осторожно ответил старший лейтенант. - В присутствии начальства всегда называл себя либералом и демократом, а на вечеринках в компании сослуживцев после пятой рюмки принимался рвать на себе рубаху, стучать кулаком по столу и кричать: "не добили мы в тридцать седьмом году врагов народа!"

- Вот как?!- воскликнул капитан. - И где же он сейчас?

- Исчез однажды, и больше никто ничего про него не слышал. А незадолго до этого, как передавали, сказал непонятное: "И вверху власть тьмы, и внизу власть тьмы, и посредине. Слава богу, конец моей командировке".

Наш Фанвик,- подумав, продолжал Синицын, - тоже словно бы попал к нам из другого времени, из феодального средневековья-

- Э нет, такие люди имеются во всех временах,- возразил Северов. Он нажал на тормоза, и машина остановилась перед шлагбаумом, преграждавшим въезд в посёлок. Надпись над железной аркой сообщала: "Кооператив "Дон Корлеоне". Въезд по пропускам".

- Ты, похоже, знаком с его делами?- припомнив эпизод в квартире Фанвика, спросил Синицын.

Северов кивнул. - У нас в разработке находился его дедушка. То есть, я хочу сказать, - поправился капитан, - в нашем архиве сохранилось дело его деда. Он заведовал продуктовой базой в Ленинграде и во время войны выменивал у голодающих антиквариат, любые ценности, которые они могли дать, за лишний кусок хлеба. Наши ребята … эээ … тогдашнее НКВД его арестовало, но свои тайники он так и не выдал.

- Значит, ценности к Фанвику действительно попали по наследству?- спросил старший лейтенант.

- И по наследству тоже,- подтвердил капитан. - В хрущёвское время его отец, используя капиталы деда, развернул подпольное производство. Делился с тогдашними партийными боссами, делал взносы на антирелигиозную пропаганду для просвещения трудящихся масс. А потом, уже в перестройку, семейные традиции продолжил нынешний Фанвик. Начал он свой бизнес – вот ведь совпадение – с обворовывания всё тех же ленинградских блокадников. Опять-таки, делился с влиятельными личностями; делал взносы на постройку церквей для просвещения трудящихся масс. Фактически уголовное дело Фанвика-деда осталось, можно считать, незакрытым,- заключил Северов.

Неспешной походкой к их пикапу подошёл сторож кооператива. Полицейские удостоверения не особо впечатлили его, но шлагбаум он поднял.

Машина покатила по главной улице посёлка. Ближе к её концу дозиметр стал потрескивать сильнее. Напротив особняка с зашторенными окнами он запиликал.

- Двадцать пять точек, как и было сказано,- глядя на экран, сообщил старший лейтенант. - Здесь.

- Проверь тепловизором, есть ли там кто-нибудь внутри,- велел капитан.

- Чисто,- сообщил Синицын, сверившись с прибором.

Северов немного отогнал машину от подозрительного дома, выбрался из неё, подошёл к калитке, повозившись с отмычкой, открыл её, затем кивнул напарнику.

Оба сыщика направились ко входу в особняк, настороженно поглядывая по сторонам. Однако всё было спокойно.

- Определяй по дозиметру направление,- сказал капитан, отпирая входную дверь.

- Похоже, где-то под землёй,- сообщил Синицын, глядя на закачавшуюся вверх-вниз стрелку прибора.

Полицейские миновали кухню и пошли, следя за показаниями дозиметра, по подсобным помещениям. В одном из них массивная дверца преграждала вход в подвал. Капитан снова завозился с отмычками.

Спуск по узкой витой лестнице привёл в просторную комнату, уставленную разнообразными хозяйственными предметами. Возле стены располагался большой сейф.

- Здесь,- уверенно сказал старший лейтенант. – Дозиметр показывает прямо. И высвечивает те самые двадцать пять точек.

Капитан несколько секунд размышлял, затем двинулся назад, сделав знак следовать за собой.

- Открывать будем при хозяине, как велел майор,- сказал он. - Вызови его и доложи обстановку. Затем задержи сторожа и присматривай за приезжающими. Я буду здесь, в машине.

Синицын кивнул и направился к двери, на ходу доставая мобильник.

*  *  *

- Мы должны быть уверены, что при изъятии у грабителей вашего имущества не произойдёт никакой усушки-утряски. Вы же знаете, Силантий Исавеич, какое сейчас время,- майор Мармеладов, словно бы открывая собеседнику тайну, доверительно понизил голос,- кругом столько жуликов и воров. Даже среди работников правоохранительных органов иногда встречаются нечестные личности. Поэтому ваше присутствие при приёмке ценностей крайне желательно.

- А где сами грабители?

- На даче их нет. Там сейчас дежурит наш пост.

- Хорошо. Без меня не выезжайте,- приняв решение, приказным тоном распорядился председатель комиссии по борьбе с организованной преступностью.

 

Конец командировки

Две полицейских машины, посверкивая мигалками, стояли перед особняком Талмана Горбуна.

- Докладывайте, Виктор Петрович,- предложил майор.

Армейский капитан вкратце рассказал о результатах разведки.

- Сейф не вскрывали?- обеспокоенно спросил Фанвик.

- Нет, дожидались вас, как и было приказано,- ответил Северов. – Дозиметр показывает наличие всех двадцати пяти картин в сейфе. Очевидно, там же находятся и остальные ценности.

- Прекрасно. - Председатель комиссии по борьбе с организованной преступностью облегчённо вздохнул. - Значит, можем, когда захотим?- благосклонно пошутил он. - Идёмте, чего ждать.

- Там узкая лестница, пройти могут только два или три человека,- предупредил Северов.

- Вот вы с лейтенантом и отправляйтесь,- решил майор.

Фанвик, Северов и Синицын направились к дому.

Перед входом в подвал капитан задержался, перебирая отмычки.

- Так я пойду, приглашу понятых,- нейтральным тоном сообщил Синицын, коснувшись плеча Северова.

Армейский капитан повернулся, внимательно посмотрел на старшего лейтенанта и неожиданно улыбнулся. - Я и сам хотел попросить тебя об этом,- сказал он. - Нам достаточно будет трёх минут.- Последние слова он чуть заметно выделил.

Синицын кивнул, повернулся и зашагал к выходу. Прикрывая за собой дверь, он услышал, как Северов говорит: - Следуйте за мной, Силантий Исаевич. И осторожнее, здесь высокие ступеньки.

*  *  *

На пороге дома появился Северов, Кивнув, он подошёл к майору и сообщил: - Всё в порядке, сейф открыт. Хозяин сейчас пересчитывает свои драгоценности, просил немного подождать. Потом запустим понятых и составим- он не договорил.

Раздался оглушительный взрыв. Земля под ногами дрогнула, в небо взметнулся огненный столб. Затем с неба посыпались каменные осколки и горящие обломки деревянных предметов, поднятых в воздух взрывной волной.

Полицейские попадали на землю, прикрывая головы руками.

Когда горячий вихрь стих и камнепад прекратился, майор Мармеладов поднялся, отряхивая одежду и растерянно озираясь. Остатки дачи грабителей пылали; в соседних дворах от упавших огненных метеоритов местами занималось пламя.

- Что произошло?- хриплым голосом спросил он.

- Не иначе, как в подвале хранилась взрывчатка,- подумав, сделал логический вывод капитан Пойменный.

*  *  *

После того, как пожарные машины потушили дымящиеся развалины, полицейские ещё немного потоптались вокруг глубокой воронки. Убедившись, что ни спасать там некого, ни искать нечего, они засобирались в обратный путь. Майор забрался на место водителя и несколько минут сидел, заново переживая происшествие.

- Да ты счастливчик, Синицын!- наконец, воскликнул он. - В рубашке родился! Ещё бы чуть-чуть, и- майор не стал продолжать.

- Я просто хорошо знаю современную логику,- несколько невпопад ответил старший лейтенант.

- Заговаривается,- засмеялся сидевший сзади Пойменный, и хлопнул сослуживца по плечу. - Ничего. Как только приедем – сразу в бар, отметим твоё второе рождение. 

*  *  *

- Значит, Фанвик погиб?- выслушав доклад, спросил генерал Пивобродов.

- При таком взрыве, да ещё в замкнутом пространстве, никто бы не уцелел,- подтвердил майор Мармеладов.

- Что с его картинами и драгоценностями?

- От того, что не сгорело, остались только мелкие клочки и осколки.

- А где в этот момент находился ваш специалист по логике?- вдруг с подозрением осведомился генерал.

- Стоял вместе со всей опергруппой на улице.

Генерал Пивобродов задумчиво побарабанил пальцами по столу.

- Вот что,- принял он, наконец, решение. - Судя по количеству взрывчатки, там обитали не просто грабители, но бандиты, или даже террористы. Надо сообщить о происшедшем в смежное ведомство. А вы подготовьте письменный отчёт и закрывайте дело.

 

Пример № 5. Зазеркалье.

 

пролог

новое задание

в научном центре Каликово

лекция профессора Верёвкина

решение задачи

 

Пролог

- Украли двадцать миллиардов,- сообщил майор Мармеладов, откладывая газету.

- Сказали бы что-нибудь оригинальное, товарищ майор,- вздохнул старший лейтенант Синицын. Он подпёр голову рукой и стал смотреть в окно. Легкий ветерок время от времени срывал с деревьев пожелтевшую листву. Осень вступала в свои права.

- Я тоже читал об этом. Губернатор области переписал на себя деньги со счетов пяти предприятий, перевёл их в офшоры, после чего отбыл в Англию,- включился в разговор капитан Пойменный.

- Серьёзный человек,- откликнулся Синицын, не поворачивая головы. - Но это дело нам не поручат. Из Лондона выдачи нет. - А какие ещё есть новости?- поинтересовался он. - Что пишет сегодняшняя пресса?

- Представители КПРФ приняли участие в крестном ходе по случаю Дня Примирения. Патриотические организации поддержали планы правительства завезти в Россию ещё пять миллионов трудовых мигрантов. Биологи обнаружили, что в России рыба тухнет одновременно с головы, с хвоста, и с середины. Пьяные мальчики продолжают кидаться под колёса машин уважаемых людей. Перед телебашней Останкино установили двуглавый памятник Оруэллу-Кафке, - взяв со стола газету, зачитал список топовых заголовков капитан Пойменный.

- Всё смешалось в доме Облонских,- выслушав подборку, прокомментировал Синицын.

- Нет, всё логично,- подняв кверху палец, назидательно сообщил Пойменный. - Жизнь вообще следует законам логики, и как по одной капле воды мы можем представить себе Атлантический океан, так по сообщениям прессы об очередных попавших под колёса автомобилей уважаемых людей пьяных мальчиках мы можем предвидеть установку в Останкино двуглавого памятника Оруэллу-Кафке-

Развить любимую тему ему помешало шипение включившейся селекторной связи и голос дежурного полицейского: - Товарищ майор, к вам пришли.

 

Новое задание

Человека, переступившего порог кабинета Мармеладова, все члены группы майора хорошо знали. Будучи старшим помощником Очень Важного Лица, он полгода назад дал их Управлению задание отыскать чрезвычайно ценный предмет, похищенный из российского научного центра Каликово. Этот предмет, который Помощник именовал "артефактом Герберта", играл ключевую роль в уникальном аппарате, перебрасывавшем валюту и другие ценности на тот свет. Аппарат был создан специалистами российского научного центра в Каликово на основе недавних открытий в области физики высоких энергий профессора Фаддея Ипполитовича Верёвкина. Услуги экспериментальной лаборатории, осуществлявшей такие переброски, пользовались громадным спросом, среди её клиентов значились крупнейшие российские бизнесмены, и её доходы в десятки раз превышали бюджет остальных отделов научного центра Каликово, вместе взятых.

Розыск ценнейшего предмета был поручен сотрудникам отдела Мармеладова, и они блестяще справились с заданием. Главную роль в успешном завершении дела сыграл капитан Пойменный, обративший внимание на то, что артефакт был похищен через несколько дней после принятия российским парламентом закона о запрете переброски на тот свет капиталов криминального происхождения. Отсюда капитан сделал логический вывод, что похитители, скорее всего, принадлежат к уголовному миру, и это сильно сузило круг возможных подозреваемых. А после того, как его информаторы в воровской среде сообщили, что главарь бандитской группировки вор в законе Теодор Хмурый тайно встретился с одним из научных сотрудников Каликово и снял со своих счетов крупную сумму денег, подозрение пало конкретно на него. В результате молниеносно проведённого рейда на логово Хмурого артефакт был найден и возвращён на своё законное место.

По итогам успешно завершённого расследования все работники отдела Мармеладова получили крупные премии, а Пойменный ещё и церковный орден, поскольку переброска капиталов на тот свет осуществлялась российскими учёными в сотрудничестве с представителями церкви. Церемония награждения прошла в актовом зале Каликово на торжественном собрании, посвящённом возвращению артефакта. Во вступительном слове бородатый биоинформатик, руководитель проекта, вкратце рассказал присутствующим – это были, в основном, представители российской элиты – о работе экспериментальной лаборатории. По словам учёного, артефакт Герберта обладал способностью вбирать в себя оказавшиеся в непосредственной близости от него доллары, евро, и другие ценности, после чего они, при помощи созданного по технологии профессора Верёвкина генератора М-поля, перебрасывались на специальные счета на том свете, где дожидались своих хозяев. В конце торжественного собрания капитан Пойменный поведал захватывающую историю розыска украденного артефакта, с драками, погонями, перестрелками между полицейскими и бандитами. Синицыну в тот день досталась скромная роль статиста в последнем ряду, но он хорошо запомнил радостные лица сотрудников лаборатории и масляные физиономии церковных подрядчиков – как видно, в своей дороге на невещественный тот свет деньги олигархов оставляли немало вещественных следов на свете этом.

И вот теперь к ним в Управление пришёл тот же самый заказчик. Похоже, с артефактом Герберта опять случилось что-то неладное.

- Да, у нас снова примерно такая же проблема,- подтверждая догадки сыщиков, кивнул гость - Из Каликово похищен артефакт Герберта, только на этот раз другой.- И Помощник изложил суть дела.

Второй артефакт обладал способностью осуществлять энергетическую подпитку нервной системы человека. Его запустили в работу всего два месяца назад, но сеансы энерготерапии с ним прошли уже несколько сотен политиков, бизнесменов, журналистов, деятелей искусства. В результате эффективность их работы значительно возросла. Однако вчера в экспериментальной лаборатории Каликово снова случилась кража, артефакт пропал.

- Поезжайте на место происшествия, осмотрите его. О принципах работы второго артефакта вам расскажет профессор Верёвкин. Я хочу лишь подчеркнуть, что нам нужно отыскать его как можно скорее,- закончил инструктаж Помощник. - Очередь на энергетическую подпитку расписана на месяцы вперёд и заявки на неё продолжают поступать, притом от самых уважаемых людей. Так что любая помощь, которая вам потребуется для поиска похищенного, будет оказана.

 

В научном центре Каликово

Недавнее открытие М-поля российским профессором Фаддеем Ипполитовичем Верёвкиным вызвало большой научный и общественный резонанс во всём мире. Благодаря ему была впервые доказана реальность параллельных миров и возможность установления контактов с ними. За участие в этом открытии, точнее, за его популяризацию, были награждены Нобелевской премией три физика из США, Англии и Франции, по теории М-поля были защищено сотни диссертаций, а в России она стало основой работы научного центра Каликово, созданного по специальному распоряжению правительства. В центре были собраны лучшие умы российской науки, труд которых оплачивался по самым высоким ставкам. Впрочем, профессор Верёвкин туда не попал – руководство Каликово не нашло для него подходящей штатной должности – и он по-прежнему числился научным сотрудником в одном из так называемых "почтовых ящиков" – секретных институтов, особо строго охраняемых от вражеских агентов. Небольшая, почти не менявшаяся с советских времён по покупательной способности зарплата в этом учреждении не смущала великого учёного, чей ум был всецело поглощён познанием тайн природы и привлечением её сил на службу человечеству.

Группу майора Мармеладова, прибывшую в научный центр, встретил уже знакомый им по предыдущему делу бородатый руководитель экспериментальной лаборатории.

- Мы хотим осмотреть место происшествия и нам потребуются консультации по работе артефакта,- сказал после взаимных приветствий и рукопожатий майор Мармеладов.

- В комнату, где находился артефакт, я вас сейчас провожу,- ответил бородач. - Что касается принципов его работы, то сейчас подъедет профессор Верёвкин, он числится у нас внештатным консультантом на общественных началах. Хотя его участие в нашей работе незначительно, но всё же вам лучше дождаться его.

- У нас самые общие вопросы,- начал было капитан Пойменный, но руководитель лаборатории  прервал его:

- Я и мои сотрудники - специалисты по биоинформатике и теория М-поля – не наш профиль.

- Но мы хотим только уточнить -

- Давайте дождёмся Верёвкина,- уже начал нервничать учёный. - Через полчаса он приедет, ему уже позвонили.

- Что ж, тогда займёмся вначале осмотром места происшествия,- согласился майор.

На лице руководителя экспериментальной лаборатории явственно выразилось облегчение. - Да, конечно,- поспешно ответил он. - Идёмте. Наши помещения расположены во втором корпусе.

*  *  *

На лестничной площадке перед переходом во второе крыло здания стояла небольшая группка людей. Когда полицейские и их провожатый поравнялись с ними, те, как по команде, принялись скандировать: "Каликово – чёрная яма российского бюджета! Позор национал-предателям и пособникам госдепа, работающим в Штатах!"

- Кто все эти люди?- с недоумением осведомился майор Мармеладов.

Бородатый биоинформатик небрежно отмахнулся. - В нашем научном центре сейчас проходит международная конференция. Оплачивают американцы, и на халяву понаехал всякий сброд.

- Но они прекрасно говорят по русски-

- Так это россияне и есть, только обитают они нынче за рубежом. Вот эта парочка – из Италии, тот, что справа – из Франции, по центру – новый англичанин, уже и гражданство себе выправил.

- У них, похоже, с вами научные разногласия…

Бородач иронически хмыкнул.

- Да какие там научные. Они просто завидуют нашим конкурентным зарплатам.

- Мест у кормушки на всех желающих не хватило,- логически заключил капитан Пойменный.

Биоинформатик слегка поморщился от прямоты такого силлогизма, но возражать по существу не стал.

- Это про вас насчёт работы в Штатах они говорят?

- Более горячих патриотов, чем сбежавшие из России эмигранты не сыскать,- хмыкнул бородач. - Современная биология определяет их как подвид сервильных рептилоидов,- добавил он.

- ?

- Почитайте их блоги в Интернете,- пояснил руководитель лаборатории. - Когда российские бизнесмены завозят в Россию радиоактивные отходы, они пишут про коварное НАТО и американский империализм. Когда волколаки в России совершают ритуальные человеческие жертвоприношения, они рассуждают о влиянии на подсознание света полной Луны. Когда очередной депутат российского парламента приобретает себе лондонскую квартиру с видом на Темзу, они ораторствуют про духоподъёмные скрепы.

- Может быть, это у них переизбыток любви к Отечеству?

- Нет, это у них переизбыток любви к Их Превосходительствам,- отрицательно покачал головой бородач. - Притом оно у них врождённое: гены душевного подобострастия у сервильных рептилоидов чрезвычайно устойчивы, это я вам как биолог говорю.

Сыщики и их провожатый двинулись дальше по коридору.

- Сначала посмотрим на первый артефакт,- предложил майор.

*  *  *

Первый артефакт Герберта, чёрный обсидиановый диск, лежал на тумбочке, стоявшей посреди лаборатории. Рядом с ним высился аппарат с узким дулом, напоминавший лазерную пушку.

Интерьер комнаты сильно изменился по сравнению с тем, что сыщики видели в прошлый раз. Сумеречный полумрак едва рассеивали проникавшие через небольшое решётчатое окошко редкие солнечные лучи. Слева от входа стоял скелет, сразу приковавший к себе внимание вошедших. За ним, вдоль стены, были развешаны скалящиеся африканские маски, а на полке выше поблескивал идеально отшлифованными гранями магический хрустальный череп инков.

- Однако жутковатая обстановка,- поёжился капитан Пойменный.

- Она должна внушать клиентам соответствующую мотивацию,- с оттенком удовлетворения сообщил проводник. - Взгляните сюда.

Справа от входа стояла статуя египетского фараона в золотой маске и одежде из золочёной парчи. Рядом висел начертанный красно-чёрными светящимися буквами, стилизованными под иероглифы, плакат-призыв: "Кто бы ты ни был, вошедший, поспеши перевести свои богатства на тот свет, и будешь там так же счастлив, как я". Красочная флуоресцирующая картина изображала того же фараона, только без маски, возлежащего за пиршественным столом, уставленном золотой посудой, в обществе юных красавиц в полупрозрачных одеяниях.

- Впечатляет,- оценил креативный дизайн Синицын.

- Наши клиенты тоже проникаются,- довольно кивнул руководитель лаборатории. - Тем более, что они нынче в своём большинстве очень богомольны. Старцев посещают, храмы строят, на благотворительные мероприятия жертвуют. Ну и рассчитывают, конечно же, на продолжение своего банкета на том свете.

*  *  *

Помещение, где находился второй артефакт, было, в отличие от первого, ярко освещённым и украшенным фотографиями знаменитых певцов, музыкантов, звёзд мирового кино. Обстановка в нём уже сама по себе подпитывала посетителей бодростью и оптимизмом.

В центре стояла тумбочка, а рядом с ним высился аппарат с узким дулом. Вот только главный объект отсутствовал. Подставка, в которую целились дуло аппарата, была пуста.

Эксперты следственной группы немедленно принялись фотографировать помещение, замерять расстояния, брать образцы воздуха, делать спектральные анализы отпечатков на полу.

- Показания с меня уже взяли. Если я вам больше не нужен,- руководитель экспериментальной лаборатории вопросительно посмотрел на майора и, получив подтверждающий кивок, отбыл по своим делам.

Через четверть часа скрип открывающейся двери известил о прибытии профессора Верёвкина.

 

Лекция профессора Верёвкина

Профессор теоретической физики Фаддей Ипполитович Верёвкин до чрезвычайности походил на классический тип учёного, какой нередко изображают в художественной и научно-популярной литературе: треснувшие очки, растрёпанная шевелюра, седая бородка клинышком, испачканный мелом пиджак и помятые мешковатые брюки. Выражение его лица производило впечатление полной отстранённости от событий материального плана бытия и устремлённости к познанию высших тайн природы.

- Так что у нас с вами, молодые люди?- с порога воззрился он поверх очков на полицейских. - Ах да, краткий обзор теории М-поля.- Фаддей Ипполитович воодушевился, подошёл к стоявшему у стены шкафу, достал из него полупрозрачный кварцевый шар, поправил очки, заложил правую руку за спину и заговорил лекторским тоном:

- Как известно, уравнения полей Янга-Миллса перестают работать на расстояниях, меньших планковской длины. Причиной этого долго считали флуктуации вакуума, однако, как оказалось, на сверхмалых расстояниях начинают преобладать поля другого, ранее неизвестного науке типа, которые я назвал М-полями. Эксперименты показали, что М-поля не просто представляют собой новый вид взаимодействия тел, но связывают наш мир с параллельным. Вот- профессор поднёс кварцевый шар к раструбу излучателя и щёлкнул рубильником. Послышалось лёгкое шипение, шар слабо засветился, вслед за чем в нём заклубился молочный туман и замелькали смутные тени.

- Это вход в параллельную реальность,- пояснил профессор. - Генератор М-поля установил  с ней канал связи. Но воспользоваться таким каналом, как выяснилась, можно только при помощи предметов из параллельного мира.

- В поисках сведений о такого рода артефактах,- продолжал профессор, возвращая шар на место, - я наткнулся на рукопись, принадлежавшую ученому X века Герберту Реймсскому, ставшему потом папой римским под именем Сильвестра II. Прочитав её, я с немалым удивлениям понял, что этот человек додумался до концепции М-поля, хотя и в крайне упрощённой, конечно, форме. Я предположил, что к нему каким-то образом попали вещи из параллельной реальности, и принялся их искать. И знаете где я их нашёл?- профессор обвёл торжествующим взглядом свою аудиторию и воскликнул: - в российской Кунсткамере! Да-да, в той самой, где по приказу царя Петра собирались всяческие диковинки. В её каталоге значились "два каменя из хермитажа папежа римского Сильвестера". Один представлял собой диск из чёрного обсидиана, второй – сферическую линзу из кварца. Первые же эксперименты показали, что они взаимодействуют с М-полем. Обсидиановый диск мог переносить из нашего мира в параллельный энергетические структуры. Его удалось запустить на полную мощность восемь месяцев назад. А второй артефакт мог, наоборот, извлекать энергетические структуры из параллельного мира, переносить в наш, и заключать в подходящие носители. Его нам удалось активировать только недавно, после тщательных расчётов нужной конфигурации пучков М-поля. Затем мои коллеги обнаружили, что эти сущности, будучи переселёнными в людей, необычайно повышают их энергетику.

Директор научного центра, солидный учёный в очках, подошедший во время лекции, кивнул. - Наш оздоровительно-энергетический курс прошли уже многие бизнесмены и политики. Вот, если нужно, их полный список.- Сопровождавший директора молодой человек, ассистент или лаборант, раскрыл папку и передал сыщикам несколько листков.

- Параллельный мир, с которым нам удалось установить связь, мы назвали Зазеркальем.- Профессор снова повернулся к шкафу и достал оттуда пару полупрозрачных камней, в которых мелькали какие-то тени. - Это заключённые в кварцевые оболочки энергетические сущности, - пояснил он, вставляя камни в камеру увеличительного проектора и включая аппарат. На экране, где сфокусировалось изображение, замельтешили диковинные твари - шипастые, клыкастые, с рогами, хвостами и копытами.

- Мы называем их даэдрами,- подал голос ассистент. - Это такие персонажи из игры Скайрим,- застенчиво улыбнувшись, добавил он.

- Наше исследование Зазеркалья продвинулось довольно далеко,- снова взял слово профессор. - Мы изучили его математику, весьма отличную от нашей, его удивительные физические законы, чем-то напоминающие магию.- Профессор снял с другой полки шкафа увесистый том, на обложке которого крупными буквами было написано "Некоммутативная арифметика Зазеркалья. Часть 1", а буквами помельче, в подзаголовке, 1+4+6 = 146.

- Вот ещё одна работа.- Профессор достал из шкафа другую книгу и показал её слушателям. - Мой ученик защитил диссертацию "Методы зазеркальной математической статистики". Вкратце, суть его открытия состоит в том, что когда в Зазеркалье меняют главу статистического бюро, то результаты статистических опросов изменяются самым кардинальным образом. Отчасти это связано с некоммутативностью суверенной арифметики Зазеркалья, но тут действуют и другие факторы, пока ещё недостаточно изученные. - Задумчиво полистав брошюру, он вернул её назад в шкаф.

- А скажите, профессор, не приходилось ли вам наблюдать в Зазеркалье как под колёса машин уважаемых людей бросаются пьяные мальчики?- поинтересовался, вспомнив недавние заголовки в прессе, Синицын.

- Вы затронули чрезвычайно интересную тему, молодой человек, - воззрился поверх очков профессор на старшего лейтенанта. - Это просто у-ди-ви-тель-но,- произнёс он по слогам. – Именно что так. Передвижные средства в Зазеркалье напоминают наши, как и правила дорожного движения. У них даже есть подобия наших "зебр", где пешеходам даётся преимущество при переходе. Случаются там и аварии как у нас, и тоже бывает, что под колёса машин попадают дети. Но вот что странно и непостижимо – всякий раз, когда на переходе "зебра" машина уважаемого человека – или, лучше сказать, зазеркальной сущности – сбивала ребёнка, зазеркальная судебно-медицинская экспертиза показывала, что этот ребёнок был вдребезги пьяным! Вот какой феномен физических законов Зазеркалья, которые, как я уже говорил, скорее надо было бы назвать, с нашей точки зрения, магией, мы обнаружили.

Сыщики рассматривали мелькающих на экране зазеркальных тварей.

- Вы можете увидеть их напрямую,- сообщил профессор.

- Как это?

- Очень просто. Мы сконструировали специальный прибор, даэдрический фильтр, который позволяет разглядеть внедрившуюся в человека сущность. - Фаддей Ипполитович подошёл к стоявшему в углу телевизору и придвинул к нему какой-то громоздкий аппарат. - Вот через этот фильтр- он повернул ручку, и экран телевизора скрылся за толстым дымчатым стеклом - мы можем напрямую наблюдать зазеркальные сущности в их свободной форме. Кто-нибудь желает посмотреть?- он вернул фильтр на место, снова открыв экран телевизора, и вопросительно глянул на сыщиков.

Полицейские переглянулись, и инициативу взял на себя Синицын. Он сел в кресло и включил телевизор. По программе новостей показывали церемонию награждения писателей-лауреатов литературных премий. Спонсировал мероприятие крупный бизнесмен, впрочем, крупный только в финансовом смысле, внешне он выглядел плюгавеньким коротышкой. Синицын узнал одного из награждаемых. Это был автор сказки-аллегории "Убить змея", в которой высоким литературным стилем бичевались алчность, лживость, подлость, лицемерие. Либеральная общественность называла этого писателя "совестью всего прогрессивного человечества". Он и выглядел очень импозантно: честное благородное выражение лица, пышная седая шевелюра, высокий рост, отлично сидящий сшитый на заказ костюм. Уверенным шагом он направился к вручавшему валютные чеки бизнесмену-меценату, выглядевшему по сравнению с ним особенно жалко. Однако стоило Синицыну опустить даэдрический фильтр, как картина разительно переменилась. Старший лейтенант даже присвистнул от неожиданности. "Совесть всего прогрессивного человечества" превратилась в облезлого шакала, который, угодливо кланяясь и подобострастно улыбаясь, мелкими шажками приближался за подачкой к величественному огненно-красному дракону, возникшему на месте недавнего невзрачного бизнесмена. - Занятно,- пробормотал старший лейтенант, оправившись от изумления. Он всмотрелся в возникший на экране телевизора зоопарк внимательнее. Вместо людей там теперь были обезьяны, крокодилы, гиены и другие звери. Но большинство участников церемонии превратилось в тех диковинных тварей, которых профессор только что показывал на экране проектора. Поглощённый удивительным зрелищем, Синицын, тем не менее, краем уха улавливал обрывки объяснений, которые учёные продолжали давать его коллегами.

- … просто бешеная энергия…

- … в благодарность он подарил нам свою книгу "Как обустроить Россию" …

- … пока только здесь, но мы ведём работу над проблемой передачи энергии и вскоре подпитываться от зазеркальных сущностей можно будет просто по смартофону …

- ... прогресс науки, благо человечества, всеобщее счастье …

Послышался голос капитана Пойменного: - Всё логично. Вы вызываете из потустороннего мира бесов, подселяете их людям, и в результате эти люди приобретают бешеную энергию.

Старший лейтенант оторвался от созерцания монстров и глянул на учёных.

Взгляд профессора по-прежнему был прям и светел.

Директор снял очки и несколько смущённо принялся их протирать.

Ассистент сначала потупился, но потом поднял голову и с некоторым даже вызовом сказал, вернее, процитировал часто звучащие по телевизору аргументы: - А вы докажите! А что такого?! И потом, у всех дети и ипотека!!

 

Решение задачи

После осмотра места происшествия группа Мармеладова вернулась в Управление и вновь собралась в его кабинете. Слово взял капитан Пойменный.

- Логика говорит, что перед нами обычная уголовщина,- заявил он. - Артефакт похитили через день после того как парламент принял закон о запрете подпитывать потусторонней энергией представителей криминального мира. Значит, гангстеры его и украли.

- Допустим,- майора повернулся к техническим экспертам. - Удалось ли обнаружить какие-то следы? Волосы, отпечатки пальцев, нитки одежды?

- Отпечатков нет, но на одном грабителе был велюровый плащ,- начал зачитывать результаты анализа старший эксперт. - Другой, или тот же, носит ботинки из крокодиловой кожи на толстой подошве. Ещё очень вероятно, что у кто-то из них есть трость с посеребрённым наконечником-

- Достаточно!- капитан Пойменный рассмеялся. - Велюровый плащ и ботинки из крокодиловой кожи – это Кудеяр Крутой. А трость с серебряным наконечником есть у его помощника Капусты. Логика и техника – вот и всё, что требуется ныне, чтобы раскрыть любое дело,- он насмешливо посмотрел на хмурого Синицына.

- Возьмите с собой группу захвата и отправляйтесь,- принял решение майор.

Полицейские засобирались, проверяя табельное оружие.

- А ты, Синицын, останься. Поможешь мне с документацией,- добавил Мармеладов.

Старший лейтенант уже направлявшийся было вместе с остальными к двери, вернулся и снова сел за стол. Затем он закрыл глаза и погрузился в размышления. Многие из недавних загадочных явлений теперь делались понятными. Например, стало ясно, почему волколаки так легко освоились в окружающем мире – потусторонние сущности, внедрившиеся в тела представителей элиты, приняли оборотней за своих сородичей – ведь и те и другие считали людей рабочим или убойным скотом.

Когда он снова открыл глаза, то встретил внимательный взгляд майора.

- Даже не думай, - негромко сказал тот. - В этом деле замешаны такие лица и такие деньги, что в случае его провала нас сметут одним щелчком. Вот тебе отчёт, отнеси в приёмную генерала.

Синицын пожал плечами, встал и двинулся к выходу.

- Я тебя предупредил,- напомнил вдогонку майор.

Оказавшись на лестничной площадке, старший лейтенант набрал номер телефона Верёвкина.

- Да,- послышался в трубке голос профессора

Синицын изложил суть идеи, которая пришла ему в голову. Сначала великий учёный слушал без энтузиазма, но потом техническая сторона проблемы увлекла его.

*   *   *

В Управлении по борьбе с особо крупными хищениями отмечали успешное завершение дела о похищении второго артефакта Герберта. Все участники группы майора Мармеладова получили солидные премии, а заодно и благодарности от Очень Важных Лиц. Начальник Управления, генерал Пивобродов официально поздравил личный состав и отбыл к себе, чтобы не мешать подчинённым веселиться. Праздничный стол украшали деликатесы и шампанское; по телевизору транслировали светский раут, время от времени, впрочем, прерываемый назойливой рекламой.

- Сейчас мы уберём кое-какие фальшивки,- сообщил старший лейтенант Синицын, пробираясь между стульями к телевизору с небольшой чёрной продолговатой коробочкой в руках. - И доведём наше дело до логического конца.

- Это у тебя антирекламная приставка, что ли?- спросил кто-то из сотрудников. - Давно пора такие производить, спрос будет громадный.

- Почти что,- кивнул Синицын. Он подключил аппарат к телевизору … и мгновенно на экране знакомых всем личностей сменили диковинные твари, птице-змеи, драконо-ящеры, клыкастые и когтистые звери – те самые монстры Зазеркалья, которых полицейским совсем недавно показывал в кварцевом шаре профессор Верёвкин.

- Это даэдрический фильтр,- объяснил Синицын в ответ на изумлённые взгляды сослуживцев. - Профессор сделал его компактную версию, которую можно подключать к любому телевизору или компьютеру.

На экране Костяной Дракон пожимал копыто удивительному гибриду Лошади и Крокодила. Саблезубый тигр обнимал волосатую гориллу, одновременно норовя уколоть её шипом своего змеиного хвоста. Знакомый облезлый шакал – "совесть всего прогрессивного человечества" – прижимался к соседке- пятнистой гиено-выдре.

- Согласно современной логике, чтобы закрыть дело недостаточно просто найти украденное,- произнёс старший лейтенант Синицын, поглядывая на капитана Пойменного. - Надо ещё выбрать из дальнейших вариантов развития событий наиболее подходящий. Вот теперь, когда все могут видеть скрытые под масками людей зазеркальные сущности, порученное нам дело можно считать доведённым до логического конца.

 



[1] Подробнее о логических методах и разных видах логик см. напр. М.Ю. Симаков "Логика – умение правильно мыслить, доказывать и опровергать, искать и находить ошибки", М., 2019 г.

[2] ликантроп (греч.) - человек-волк

[3] Ликантропы – люди-волки, оборотни. Об их происхождении, нравах и обычаях см. повесть "Поиск драгоценностей".

[4] Идея экспортного кровепровода была высказана в фантастическом рассказе "Кровавая Мэри" советского писателя В. Григорьева. Во время правления на Гаити  Франсуа Дювалье- "папы Дока", страна в больших масштабах экспортировала кровь в США за валюту, которую правители переводили на свои счета.

[5] Подробнее о ликантропах, их нравах и образе жизни см. повесть "Поиски драгоценностей".

[6] Holme (англ.)– пойма, речной островок.