Л.А. Уоддел Арийские истоки античных культур: ранние миграции народов

 

Предисловие

  биография Л.А. Уоддела

  книги Л.А. Уоддела

  реконструкция ранних миграций по Уодделу

  значение работ Л.А. Уоддела

  о настоящем издании

Финикийское происхождение бриттов, скоттов и англо-саксов

Расшифровка индо-шумерских печатей

Шумерские корни египетской цивилизации

Арийско-шумерское происхождение алфавита

 

Предисловие

 

Биография Л.А. Уоддела

Лоуренс Уоддел (Laurence Austin Waddell) (1854 – 1938 гг.) родился в Шотландии. Он был сыном Т.К. Уоддела, пастора, доктора богословия в университете Глазго, и Джин Чепмен.

В 1878 г. Лоуренс Уоддел получил степень бакалавра по медицине и магистра по хирургии и химии в университете Глазго. В 1879 г., интересуясь буддизмом, он посетил Цейлон и Бирму. В следующем году он вступил в Индийскую Медицинскую службу, являвшуюся одной из частей британской армии в Индии. Тогда же он начал преподавать химию и патологию в медицинском колледже Калькутты, одновременно изучая санскрит и редактируя Medical Gazette (Индия).

В 1885- 87 гг. Уоддел принимал участие в британской военной экспедиции в Верхнюю Бирму, когда был разбит Тибоу Мин, последний король династии Конбаунов. Вернувшись оттуда, он обосновался в районе Дарджилинга (Гималаи, Индия, крайний север штата Западная Бенгалия), продолжая находиться на военно-медицинской службе.

В начале 1890-х гг. Уоддел участвовал в археологических раскопках древнего индийского города Паталипутра (Патна), расположенного на севере Западной Бенгалии, на берегу Ганги. По итогам этой работы он издал книгу "Открытие потерянной Палипотры греков" (Калькутта, 1892 г.). Тогда же вышла его книга "Названия местностей, рек и гор в Гималаях"  (Калькутта, 1892 г.). В 1895- 97 гг. вышли его "Описания скифских индо-буддистских скульптур в долине реки Сват".

В 1895 г. Л. Уоддел получил степень доктора права.  

Во второй половине 1890-х гг. Уоддел много  путешествовал по Индии, Сиккиму, Тибету,  пограничным с Непалом регионам Гималаев, изучая буддизм, тибетский язык, обычаи местных народов. Результатом его исследовательской деятельности там стали книги "Буддизм Тибета" (1895 г.), "В Гималаях" (1899 г.), "Дикие племена в долине Брахмапутры" (Калькутта, 1900 г,).

Во время "боксёрского" восстания  в Китае (1898 – 1901 гг.) Уоддел находился там в составе медицинского персонала британского корпуса, и по результатам своей деятельности был удостоен ордена Британской Империи 3-й степени. В 1901- 02 г. он служил в Северо-Западной Пограничной провинции (ныне Пакистан) – тогдашней граничной области Британской Индии.

Во время вторжения в Тибет в 1903- 04 гг. отряда британских войск во главе с полковником Янгхазбендом, Уоддел являлся советником командующего по вопросам культуры. По результатам военной экспедиции он был удостоен ордена Бани 3-й степени.

Вскоре Уоддел вернулся в Англию. В 1906- 08 гг. он работал профессором тибетского языка в Университетском колледже Лондона. Тогда же он начал изучать шумерский и другие древние языки, с целью применения в своих исследованиях компаративистских методов лингвистики.

Со второй половины 1910-х гг. предметом исключительного внимания Уоддела стали вопросы ранних миграций народов, преимущественно, арийцев, и их влияния на культуру. Результатом этих исследования стали книги "Финикийское происхождение бриттов, скоттов и англо-саксов", "Арийско-шумерское происхождение алфавита", "Шумерские истоки египетской цивилизации", "Шумерско-арийский словарь", "Британская Эдда" и другие, изданные в основном в 1920-е годы. Последней работой Уоддела стала книга "Троянское происхождение мировой цивилизации", написанная в 1938 году. Издана она не была.

 

Книги Л.А. Уоддела

Их можно разбить на две группы:

А). Работы по происхождению и ранним миграциям народов, в основном, арийцев.

Б). Работы по истории и этнографии Индии и Тибета – регионов, которые автор многократно посещал лично, изучал на месте их современную и древнюю культуру, в том числе участвуя в проведении археологических раскопок.

Далее будут вкратце описаны только работы из первой группы.

В книге "Финикийское происхождение бриттов, скоттов и англо-саксов" (Phoenician Origin of the Britons, Scots, and Anglo-Saxons) (1924 г.) Уоддел привёл эпиграфические, нумизматические, топонимические, лингвистические свидетельства в поддержку изложенной у Ненния и Гальфрида Монмутского версии ранней колонизации Британии "Брутом троянцем" и его спутниками. Уоддел также привёл аналогичные аргументы в пользу историчности изложенной у ранних летописцев и бардов версии освоения Шотландии и Ирландии. При этом он показывал финикийские и хеттские[1] корни основных действующих лиц – Брута, полулегендарного короля Шотландии Партолона и других. Среди оригинальных гипотез, выдвинутых автором в этой книге – предположение, что круговые выемки, нередко встречающиеся на древних монументах Британии, на амулетах из Малой Азии, Сирии-Финикии являются изображениями чисел, которые, в свою очередь представляют те или иные понятия (бог, Солнце, смерть,…).

В книге "Расшифровка индо-шумерских печатей" (Indo-Sumerian Seals Deciphered discovering Sumerians of Indus Valley as Phoenicians, Barats, Goths & famous Vedic Aryans 3100-2300 B.C.) (1925 г.) Л.А. Уоддел, основываясь на своих прежних компаративистских исследованиях, предпринял расшифровку надписей на серии печатей, найденных незадолго до того экспедицией во главе с британским археологом Дж. Маршаллом при раскопках в долине Инда. Уоддел полагал, что эти надписи сделаны шумерским письмом, хотя и с определёнными особенностями. Согласно его расшифровке, печати принадлежали местным правителям или жрецам, а древняя цивилизация, остатки которой были обнаружены в долине Инда, представляла собой шумерскую колонию. При этом правителей и жрецов, указанных на печатях, Уоддел соотнёс с царями и ведийскими риши, о которых упоминали индийские Веды и эпос. Расшифровка Уодделом надписей, предполагавшая их шумерскую основу, получила одобрение Дж. Маршалла, производившего раскопки в долине Инда, и видного шумеролога С. Лэнгдона.

Книга "Арийско-шумерское происхождение алфавита" (Aryan-Sumerian Origin of the Alphabet) (1927 г.) была посвящена проблеме эволюции ранней письменности – от иероглифических систем Шумера и Египта до финикийского алфавита. Уоддел полагал решающим шагом в этой эволюции запись хеттами иероглифов, состоявших из нескольких согласных, в виде нескольких иероглифов, отвечающих одной согласной. Следующий и последний шаг в создании алфавита заключался в унификации разных иероглифов, отвечавших одной согласной. Его совершили финикияне. Так как народы, участвовавшие в этом процессе – хетты, финикияне, шумеры – считались Уодделом арийцам, то по этой его теории алфавит имел арийско-шумерское происхождение.

Вышедшая в том же 1927 г. книга "Шумерско-арийский словарь" (Sumer-Aryan Dictionary. An Etymological Lexicon of the English and other Aryan Languages Ancient and Modern and the Sumerian Origin of Egyptian and its Hieroglyphs) состояла, как говорит её название, в сопоставлении слов шумерского языка со словами древних и современных индоевропейских языков. Эпизодически Уоддел и в прежних своих книгах приводил примеры родства шумерского с индоевропейскими языками; здесь он это сделал систематическим образом.

В книге "Творцы цивилизации" (Makers of Civilization in Race and History) (1929 г.) Уоддел утверждал, что основателями древних цивилизаций в разных регионах мира – в Европе, на Ближнем Востоке, в Малой Азии, в Египте, Индии и т.д., даже в Америке (инки и майя) были арийцы, которые колонизовали новые земли и внедрили там передовые на то время аграрные и металлургические технологии, а также социальные отношения и законы. Осваивая новые земли, они подчиняли и цивилизовали туземцев, если таковые там имелись, и прививали им свою речь, обычаи, образ жизни. 

В книге "Шумерские корни египетской цивилизации" (Egyptian Civilization Its Sumerian Origin and Real Chronology) (1930 г.) автор выдвинул гипотезу о том, что первая династия Египта была по происхождению шумерской, а её первый фараон Менес – это Манис-Тушу, сын царя Саргона I. Шумерское происхождение имела, по Уодделу, и цивилизация, культура раннего Египта, включая письменность (иероглифы), мифологию, металлургию, агротехнику, украшения и т.д. Ключевым в обосновании этих утверждений было предположение Уоддела о том, что надписи, сделанные  ранним египетским письмом, следует читать при помощи шумерских пиктограмм.

В книге "Британская Эдда" (1930 г.) Уоддел попытался показать, что известная скандинавская поэма Эдда, повествующая о деяниях богов и героев, имеет бриттский (и, значит, восходящий к хетто-финикиянам) прообраз.

 

Реконструкция ранних миграций по Уодделу

Уоддел полагал, что "история цивилизация началась с шумеров", древних обитателей Южного Двуречья. Ранних шумеров он считал светловолосыми и высокорослыми, а их язык – предком всех индоевропейских языков. Представителей таких общностей он называл арийцами. (С точки зрения современной терминологии в отношении шумеров ему было бы, видимо, уместнее использовать название "протоарийцы"). Таким образом, Уоддел полагал регион Южного Двуречья прародиной (прото)арийцев, хотя в ряде мест своих работ он сходным образом характеризовал Малую Азию и её обитателей – (прото)хеттов. (Возможно, он неявно полагал, что сами шумеры пришли в Южное Двуречье из Малой Азии). В целом, прародина арийцев у него располагалась в регионе Малой Азии – Сирии – Месопотамии.

Шумеры не только создали первую цивилизацию, но и активно занимались колонизационной и торгово-предпринимательской деятельностью, в том числе путешествуя по морям и основывая поселения в разных местах, сначала поблизости от Южной Месопотамии, а потом всё дальше. (Ветвь шумеров, особенно активно участвовавших в такого рода предприятиях, Уоддел называл финикиянами; в современных терминах более уместно было бы название "протофиникияне").

Вскоре после образования в Южном Двуречье шумерских городов (около –3300 г.) шумеры основали колонию в долине Инда (около –3100 г.). Колония просуществовала порядка восьми веков, и её нередко возглавляли сыновья или наследники шумерских царей. По мнению Уоддела, там были сложены многие гимны Вед, а некоторые ведийские поэты-риши являлись жрецами при правителях колонии.

Около –2800 г. часть шумеров (финикиян) переселилась с юга Месопотамии на восточный (сирийский) берег Средиземного моря, где основала Тир и другие города. (Уоддел здесь следует Геродоту, описавшему это событие, хотя и, разумеется, без привязки по времени). Вместе с родственными им хеттами из Малой Азии они осваивали Средиземноморье, путешествовали с торговыми целями, устраивали колонии на побережье и на островах, в т.ч. на Крите, ставшем вскоре под их главенством крупной морской державой. Путешествуя на запад, они прошли Столбы Геракла (Гибралтарский пролив) и даже достигли Альбиона, где на полуострове Корнуолл и вблизи него начали разработку богатых залежей олова (металла, необходимого для изготовления бронзы). Помимо прочего, они поставили там каменные круги - свои солнечные обсерватории и храмы.

Примерно тогда же, около –2800 г. другая часть шумеров совершила экспедицию в долину Нила, обосновалась там и установила контроль над туземцами, образовав раннединастическую цивилизацию Египта. Первым его независимым правителем (фараоном) стал сын царя Саргона I, известный под именем Менес. (Уже археологи, современные Уодделу отмечали европеоидные признаки у многих обитателей древнего Египта, относившихся к правящим классам. ПалеоДНК анализ мумии фараона Тутанхамона показал, что он имел "европейскую" гаплогруппу R1b).

Ещё одной ранней миграцией арийцев, повлекшей значительные исторические последствия, была колонизационная экспедиция около –1105 г. в Альбион "Брута-троянца". Её результатом стало систематическое освоение и цивилизация страны (предыдущие колонисты-финикияне занимались, по Уодделу, в основном только разработкой рудников).

Наконец, Уоддел рассматривал также арийское вторжение в Индию, относя его к  –VII веку и связывая с поражением хеттов в битве с ассирийцами при Каркемише. При этом образовавшаяся в Индии после вторжения арийцев из Малой Азии индо-арийская цивилизация имела не только прямое малоазиатское происхождение,  но и древние шумерско-хетто-финикийские корни – легендарные индийские цари, упомянутые в эпосе и в Ведах, являлись, по Уодделу, реальными историческими шумерскими и хеттскими правителями, а "списки царей" пуран и Махабхараты представляли собой списки царей, зафиксированных в древних памятниках Двуречья.

Миграционные и колонизационные предприятия индоевропейцев в других регионах мира – в частности и в особенности в континентальной Европе, на Урале, в Сибири и Китае – остались, по существу, за пределами исследований Уоддела.

 

Значение работ Л.А. Уоддела

Со времени работ Л.А. Уоддела прошло уже около ста лет, и изучение вопросов археологии, лингвистики, религии древних народов продвинулось далеко вперёд. Не так давно в научный оборот вошли методы палеогенетики, позволяющие отслеживать ранние миграции народов более уверенно. Вместе с тем, ключевая проблема, которой были посвящены исследования Л.А. Уоддела – местонахождение прародины индоевропейцев и пути их расселения в древности – пока не имеет однозначного ответа. На сегодня существует несколько примерно одинаково обоснованных гипотез, предлагающих разные решения этого вопроса – Балканы, Центральная Европа, Восточная Европа, причерноморские степи и т.д. Популярные во времена Л.А. Уоддела представления о формировании ранней индоевропейской общности и регионе Малой Азии – Ближнего Востока отошли ныне на второй план. Вместе с тем, практически все современные работы, посвящённые прародине и ранним миграциям индоевропейцев, игнорируют связанные с ней ключевые культурологические вопросы – а именно: распространение письменности, ранних научных знаний, религии и т.д. – ограничиваясь, в основном, компаративистским анализов археологических общностей (теперь ещё и в генетическом отношении). Работы Л.А. Уоддела возвращают нас к необходимости объяснения, при реконструкциях ранних миграций народов, преемственности их научных, религиозных и культурных представлений. 

Далее, основные гипотезы Уоддела – о шумерах как протоарийцах, об их колонии в долине Инда, о шумерских истоках египетской цивилизации, об изоморфизме списков исторических шумерских и легендарных индийских царей, о древних бриттах и скоттах как потомках хеттов и финикиян – достаточно хорошо обоснованы, опираются на солидный фактологический базис и тщательный компаративистский анализ. При всей парадоксальности некоторых из них, следует иметь в виду, что некогда и Троянская война, описанная в древних поэмах и легендах, считалась чисто мифическим событием.

Далее, в своих работах Уоддел высказал ряд рабочих гипотез, интересных сами по себе, вне связи с его ключевыми предположениями – об изображениях чисел круговыми выемками на древних монументах и амулетах и их символическом значении (по сути – "числовом языке"), о  применении шумерских пиктограмм для анализа ранних египетских надписей, о возможной историчности до сих пор считающихся полумифическими сообщений индийского эпоса и пр.

Наконец, даже если основные гипотезы Л.А. Уоддела окажутся, в конечном счёте, далекими от реальности, то всё равно собранный им обширный нумизматический, эпиграфический, лингвистический материал, а также его компаративистский анализ сохранит немалую ценность.

О настоящем издании

В настоящий сборник включены четыре книги Л.А. Уоддела, относящиеся к первой группе, т.е. к его реконструкциям ранних миграций индоевропейцев: "Финикийское происхождение бриттов, скоттов и англо-саксов"; "Расшифровка индо-шумерских печатей"; "Шумерские корни египетской цивилизации"; "Арийско-шумерское происхождение алфавита". Все эти работы публикуются в существенном сокращении. Исключены разделы, не относящиеся к теме сборника, повторы, устаревшие и второстепенные материалы, а также ссылки на труднодоступные для российского читателя источники (коллекции монет в британских музеях и пр.). В нескольких случаях, оговоренных в ссылках, материалы из одних глав перенесены в другие, для удобства чтения. Редакционные примечания сделаны тем же шрифтом, что и текст, авторские примечания – другим шрифтом.

В прежних русскоязычных публикациях имя Laurence Austin Waddell транскрибировалось как Лоуренс Остин Уоддел, в соответст­вии с английским произношением. Однако в русском языке принято написание и произношение Australia как Австралия (а не Остралиа), August – как Август (а не Огаст) и пр. Соответственно, в настоящем издании принято написание Л.А. Уоддел (а не Л.О. Уоддел).

Перевод, предисловие, комментарии М.Ю. Симакова

 

I. Финикийское происхождение бриттов, скоттов и англо-саксов.

(хетты, финикияне, троянцы и древние бритты)

 

предисловие автора

ранние арийцы: хетты, финикияне, египтяне, индо-арии

Ньютоновский камень

расшифровка и перевод надписей на Ньютоновском камне

Огам как солярный финикийский алфавит

личные, этнические, географические финикийские имена и названия в надписи на Ньютоновском камне; их историческое значение

название финикийского клана Барат, или Брихат – источник названий бритт, Британия

автор надписи на Ньютоновском камне - исторический прототип "Партолона, короля скоттов", по традиции первым цивилизовавшего Ирландию в IV веке до н.э.

арийские правители пиктов с титулом Брад

прибытие "бриттов", или бритто-финикиян во главе с Брутом-троянцем на Альбион около 1103 г. до н.э.

биография Брута, первого бриттского короля

ариизация цивилизации пиктов Брутом и его бритто-финикиянами

англы и саксы как ветвь бриттов

патронимы Барат, Катти, Касси в названиях местностей, этнических и личных имён в Британии

Катти и Касси на бриттских монетах

доисторические каменные круги в Британии как солнечные обсерватории

поклонение Солнцу и обряды Белфайра древних бриттов

солярные символы на древних монетах бриттов

солнечный крест хеттов и финикиян – источник крестов на дохристианских монументах и монетах бриттов, а также "кельтских" крестов

косой крест у шумеров-хеттов-финикиян и у бриттов

ранние арийцы-хетты-готы как "козлы" и "олени" Индары. Единорог против Льва.

хеттское божество зерна и посланник Индары Ташуб на доисторических монументах и монетах бриттов

исторические выводы

Приложение

круговые метки-выемки на древних монументах, амулетах, печатях, монетах

 

Предисловие автора

В настоящей работе восстанавливается, с привлечением новонайденных свидетельств, давно утраченная до-римская, древняя, вплоть до III тысячелетия до н.э., история наших предков – бриттов, скоттов и англо-саксов. До сих пор большинство сочинений о давних обитателях Британии изображали их "лесными татуированными дикарями". Однако, как мы увидим, уже за полторы тысячелетия до христианской эры они составляли высококультурную общность, имевшую письменность; пионеров цивилизации – ветвь знаменитых финикиян[2].

Изучая увлекательную проблему происхождения арийцев[3] – светловолосой и длинноголовой североевропейской расы, предков современных англичан и скандинавов – давших в доисторические времена цивилизацию и языки Европе – исследование, которому я посвятил большую часть своей жизни и все последние шестнадцать лет – я обнаружил, что сиро-финикияне были в расовом отношении арийцами, то есть, принадлежали к светловолосой и длинноголовой северной расе. Таким образом, эти смелые мореходы, которые на своих небольших парусных судах с блистательной отвагой впервые исследовали дальние моря и земли древнего мира, чей выдающийся вклад в цивилизации Греции и Рима ярко описали античные авторы, являлись, как я обнаружил из бесспорных письменных и других свидетельств, не семитами, вопреки распространённому мнению, а арийцами – по расе, языку и духу. Кроме того, они, как выяснилось, были прямыми предками бриттов и скоттов – именуемых так для отличия от неарийских туземцев Альбиона, Каледонии, Иберии – низкорослых темноволосых пиктов и других "иберийских" племён.

Эти открытия подтвердила недавняя расшифровка финикийских надписей в Британии, а также масса других свидетельств, включая ранее непонятные легенды на до-римских монетах бриттов. В одной из таких надписей, ныне впервые расшифрованной, финикийской билингве из Шотландии, датируемой 400 г. до н.э., её автор в посвящении богу Солнца Белу называл себя "финикиянином", "бриттом", "скоттом" в древней форме этих терминов; приводил своё имя и название своего родного города в Киликии – хорошо известного древнего морского порта и центра культа Солнца в Малой Азии. Этот бритто-финикиец из Киликии оказался реальным историческим персонажем – королём скоттов Партолоном, который, согласно древним хроникам Ненния и Гальфрида Монмутского[4], а также легендам ирландских шотландцев, прибыл с флотом колонистов из Средиземноморья в Эрин, обогнув Оркнейские острова (недалеко от места, где стоит этот финикийский памятник). Его люди колонизовали и цивилизовали Ирландию за 350 лет до вторжения римлян в Британию. Эта уникальная бритто-финикийская надпись не только свидетельствует о пребывании скоттов в Шотландии восемью столетиями ранее времени, известного нынешним историкам и раскрывает их финикийское происхождение, но и, одновременно, реабилитирует хроники Ненния и Гальфрида, которые рядом современных писателей произвольно считаются недостоверными, хотя ещё сто лет назад их признавали в Англии и на континенте.

Согласие древних британских хроник с фактами до-римской истории в тех случаях, где их можно проверить, повышает достоверность передаваемых ими сообщений и насчёт событий более давних времён. Они начинаются с прибытия около 1103 года до н.э. из Средиземноморья "короля Брута-троянца", с большим флотом, "бриттскими" колонистами с женами и семьями; занятия, освоения и цивилизации ими Альбиона, который с тех пор стал именоваться "Британией", "страной бриттов". Также следует считать достоверной и излагаемую в этих хрониках до-римскую историю, тем более, что древние бритты, как ныне установлено, уже со времени своего прибытия в Альбион обладали письменностью. Это подтверждается и найденными многочисленными древними надписями "троянского типа" на камнях и монументах в Британии. И бережно сохраняемая в британских хрониках традиция о том, что "король Брут троянец" и его "бритты" были родом с малоазиатского побережья Средиземного моря согласуется с сообщением короля Партолона в сделанной им надписи о своём происхождении из малоазиатского побережья Средиземноморья.

Из вышеупомянутой надписи на Ньютоновском камне мы узнаём имя и титулы древнего "доисторического" финикийского короля Северной Британии и в то же время получаем подтверждение тем строкам из Махабхараты[5], знаменитого эпоса восточных арийцев, которые сообщают, что "панчалы", они же финикияне[6], величайший арийский клан, в доисторические времена широко, по всему миру, распространили свою власть. Эта бритто-финикийская надпись, однозначно доказывающая арийство финикиян, как и происхождение от финикиян бриттов и скоттов, подтверждает результаты, полученные мною много лет назад из других соображений.

Помимо раскрытия примерных дат основных волн арийских вторжений в Британию и причин, их вызывавших, мы установим имена, достижения и даты правления ряда королей и героев "доисторической" Британии. Среди других наших результатов – разъяснение ранее непонятных легенд и символов на древних монетах бриттов. Все они имели корни в культуре финикиян, разносивших свои символы в далёкие края.

В лингвистике мы обнаружим, что английский, гэльский, готский и другие арийские языки и алфавиты восходят к арийско-финикийскому языку и письменности, через их хеттских или шумерских предков, с которыми более 50% современных английских слов могут быть соотнесены по форме, звучанию и смыслу. При этом английский язык и шотландский диалект лучше сохранили ранне-арийскую форму слов, чем санскрит или греческий. Показано также финикийское происхождение древнего сакрального огамического письма[7] на дохристианских надписях в Британии.

Установлено далее¸ что религия ариев-финикиян, т.н. солнцепоклонство, была широко распространена в ранней Британии. Начиная с IV тысячелетия до н.э. арийцы изображали на своих печатях, стягах и монументах крест как солнечный символ Божественной Победы. Они изображали свастику, символический солярный смысл которой ныне также известен. Это объясняет появление в доисторической Британии многочисленных крестов и свастик на монументах, каменных крестов, "катящихся", т.е. "кельтских" крестов, красного креста св. Георгия, огненного креста шотландских кланов, многочисленных крестов с солярными символами на монетах до-римских королей бриттов.

Распределение мест обитания в Британии ранних ариев-финикиян реконструируется по совпадению их названий с топонимикой прародины арийцев[8]. Колонисты давали новым местам своего проживания названия городов и областей Малой Азии или финикийских колоний в Средиземноморье. Финикийские корни помогли установить значения древних названий местностей, рек, гор в Британии, ранее являвшихся объектами фантастических спекуляций.

В экономике и науке показано арийско-хетто-финикийское происхождение нашей ранней агрокультуры и индустрии. Подтверждена древняя традиция, что Лондон был построен как торговый центр за несколько веков до основания Рима.

В искусстве аналогичным образом проясняются многие мотивы нашего современного художественного творчества. Впервые раскрыто религиозно-солярное значение многих символов, спиральных изображений. При этом показано, что искусство древних, до-римских бриттов базировалось на хетто-финикийских образцах и следовало гораздо более высоким стандартам, чем искусство англо-саксонского и средневекового периодов в Британии.

До некоторой степени реабилитируются классические легенды и мифы, поскольку некоторые из великих героев и полубогов Гомера, как выяснилось, существовали реально и имели своими прообразами знаменитых ранних арийских и баратских царей.

Л.А. Уоддел, 1924 г.

 

Ранние арийцы: хетты, финикияне, египтяне, индо-арии

 

    

   Рис. 1. Солнечная лошадь на хеттской печати, II тыс. до н.э. Надпись на шумерском DIAS.

   Рис. 2. Древняя бриттская монета I-II вв. до н.э. Надпись DIAS[9].

 

Занимаясь увлекательнейшей проблемой происхождения арийцев – светловолосой, длинноголовой цивилизованной расы предков британцев, скандинавов, античных греков, мидийцев, персов – давшей Европе, Ирану, Индии их арийские языки и культуру, проблемой, поставившей в тупик всех историков, которые, отчаявшись найти истоки арийской расы, полстолетия назад совсем забросили эту проблему, я обратился к восточному индо-иранскому региону и посвятил изучению его непосредственно на месте почти четверть века. Были определённые резоны подойти к этой проблеме со стороны Востока, потому что филологи, этнологи и антропологи признавали, в целом, что восточная ветвь арийской расы в Индии сохранила в своём санскрите более чистую форму исходной арийской речи, чем европейские языки, от греческого до готского и английского; кроме того, они сохранили большой объём традиционной литературы, в которой упоминались места обитания, дела и достижения ранних арийцев, утраченные западной, или европейской ветвью за долгие века беспорядков, миграций и войн. Далее, строгая кастовая система, долго существовавшая в Индии, запрещавшая межрасовые браки, должна была помочь сохранить там арийский физический тип в правящих кастах в относительно более чистой форме, чем в Европе[10].

Изучив санскрит и разговорные языки, индийские традиции, писаные и неписаные, отчёты об археологических изысканиях, а также лично посетив все наиболее знаменитые памятники древности в Индии и приняв участие в ряде раскопок, измерив физические типы местного населения, я, в конечном счёте, нашёл, что, вопреки тому, что написано о глубокой древности индийской цивилизации – в основном теоретиками, никогда не посещавшими Индию – нет совершенно никаких следов существования какой-либо цивилизации в Индии ранее седьмого столетия до нашей эры.

С другой стороны, я заметил, что культура Индии, как и Греции, внезапно стремительно расцвела около 600 года до н.э. – в буддийской литературе, в эпосе Махабараты – с многочисленными упоминаемыми там арийскими правителями, говорившими на арийских языках, со вполне развитой арийской цивилизацией, сохранившейся, в целом, до наших дней. Возник вопрос: откуда вторглись около VII века до н.э. в прежде нецивилизованную Индию эти арийские пришельцы с их полностью развитой арийской культурой?

Изучая эту столь внезапно появившуюся в Индии арийскую цивилизацию в отношении её культуры, обычаев, религии, фольклора, социальной структуры, а также топографию и климат её прародины, описанные в Ведах – полностью неприложимые к Индии – я пришёл к заключению, что пришельцы-арийцы были родом из Малой Азии или Сиро-Финикии.

Затем я заметил, что в Малой Азии и Сирии-Финикии с незапамятных времён правил имперский, высоко-цивилизованный народ, обычно называемый хеттами, или каттами (Catti) – титул, которым называли себя и свой народ в до-римский период короли бриттов, и который они чеканили на т.н. Катти-монетах древней Британии (рис. 3). И ранние арийские правители, цивилизовавшие Индию, тоже называли себя сходно - каттии (Khattiyo)[11].

   Рис. 3. Бриттские монеты с титулом "Катти" и солярными символами. Около II в. до н.э.

 

Этот древний народ хеттов, или "катти", правивший в Малой Азии и Сирии-Финикии, называл себя также Арри (Arri), в смысле "благородные". И такой же титул прилагали к себе индо-арийцы, восточная ветвь арийцев, именовавшие себя Арья, с тем же значением "благородные"[12]. На барельефах и скульптурах эти древние хетты изображались в готских одеждах. Поэтому я предположил, что там находился исток не только индо-ариев, но и прародина всей вообще арийской расы, в том числе готов, а также бриттов и англо-саксов. Дальнейшие исследования подтвердили это предположение.

Цивилизация хеттов-арри была, по существу, арийского типа, такого же, какой ввели в Индии её новые завоеватели. По внешнему виду также эти хетты, или "белые сирийцы", как их называл Страбон, представленные своими скульптурами и барельефами, были арийского типа. Высокорослые, с коническими "фригийскими" колпаками и сапогами с загнутыми носками, носившие одежды в стиле, который ныне называется "готским" (см. рис. 4) – они и были ранними готами; готы же являлись в расовом отношении типичными арийцами.

   Рис. 4. Ранние хетты. Изображение на скале, предположительно до II тыс. до н.э. Обращают на себя внимание "готские" одежды и сапоги с загнутыми носками.

 

Руины укреплённых городов хеттов, с большими зданиями, украшенными скульптурами и иероглифическими надписями, найдены по всей Малой Азии, вплоть до Сирии-Финикии. Их страну пересекали т.н. "царские дороги", выходившие из их древней столицы Богаз-Коя или Птерии в центре Каппадокии[13].

Каппадокия по традиции считается родиной св. Георгия, покровителя Англии, а также местом, откуда св. Андрей, апостол и патрон шотландцев, отправился на проповедь к скифам (или гетам, как в греко-римском произношении назывались готы).

Этот имперский народ Малой Азии и Сирии-Финикии упоминался в Ветхом Завета в качестве правителей Финикии и Палестины во времена прибытия туда Авраама, и назывался там "хеты", "хиты".

Идентичность хеттов, Khatti Arri, с восточной ветвью арийцев, вторгшихся Индию и цивилизовавших её, стала для меня очевидной после того, как я обнаружил, что последние называли себя в своём эпосе практически так же, как и первые, а именно – Khattiyo Arryo в ранней палийской версии, или Kshatriya Arya в более поздней санскритизированной форме (Khattri Arya на хинду). Позднее я нашёл, что ранние хетты и финикийцы называли себе бараты[14] (см. рис. 5), и что их язык был арийским по корням и структуре. Таким образом, Каппадокия в Малой Азии[15] является прародиной арийцев.

   Рис. 5.Финикийская монета из Карфагена с надписью Барат.

 

Эти открытия дали ключи к восстановлению утраченной ранней истории индо-ариев и их предков, а также хеттов, сведения о которых до сих пор относились только ко временам после 2000 года до н.э.

Подобно Энею, увезшему с собой из Трои домашних богов, индо-арии принесли с собой на новую родину списки древних арийских царей, восходившие к доисторическим временам. Эти свои драгоценные списки они включили в кратком виде в Махабхарату. В более полной версии они имеются в пуранах. Там детально перечислены имена и титулы этих царей, их деяния, их преемственность. Сказания о них популярны в народной культуре Индии до сих пор, а брахманы и ортодоксальные индусы верят, что это реальные персонажи древней истории их народа.

Тем не менее, современные западные специалисты по ведической культуре, насколько мне известно, отвергают историчность основной части индийского эпоса, считая его просто легендами и вымыслами брахманов и бардов – точно так же, как современные английские историки произвольно отвергают историчность древних британских хроник, переданных Гальфридом и Неннием.

Специалисты по древней Индии отвергают историчность эпоса по двум причинам. Во-первых, они считают Веды единственным достоверным источником арийской традиции, а списка царей в Ведах нет; там упоминаются лишь некоторые из них. Во-вторых, нет никаких следов деятельности этих царей в Индии. На это следует ответить, что, во-первых, Веды – это сборник религиозных гимнов и искать там сведения о правителях так же сомнительно, как искать историческую хронику в "Псалмах" Давида. Во-вторых, эти цари правили не в Индии, а там, откуда пришли индо-арии – в Малой Азии. Сирии-Финикии и Месопотамии – за столетия и даже тысячелетия до отделения восточной ветви арийцев и их ухода в Индию.

Династии хеттских царей в Малой Азии известны по их собственным сохранившимся документам, по современным им записям вавилонян и ассирийцев. Я сравнил их со списком царей в индийских пуранах и обнаружил, что отец первого исторического арийского царя Индии (упоминаемого в Махабхарате и в индо-буддизме) – это последний хеттский царь, погибший в Каркемише на Верхнем Евфрате при захвате этой последней хеттской столицы ассирийским царём Саргоном II. в 718 году до н.э. Его же предшественники, о которых сообщали клинописные памятники Малой Азии и ассирийские документы, как раз и были легендарными царями из индийских списков. Таким образом, хетты – это первые и ранние арийцы; индо-арии – это их восточная ветвь, а древние цари, о деяниях которых повествует индийский эпос – реальные исторические персонажи.

Изучая далее список древних индо-арийских царей, я обнаружил, что некоторые из них носили почти те же имена, имели те же достижения и располагались в хронологически том же порядке, что и некоторые из правителей ранней Месопотамии, т.н. Шумера и Аккада, о которых сообщали сохранившиеся монументы и фрагменты античных хроник. Обращение к "списку царей" помогло заполнить отдельные белые пятна ранней истории Месопотамии и Египта. В частности, неожиданно выяснилось, что фараон Менес и его додинастические цивилизаторы раннего Египта принадлежали к тому же арийскому народу хеттов, или "белых сирийцев"[16].

Финикияне также оказались арийцами, теми же Khatti Arri. Антропологи, изучавшие их гробницы, установили, что финикияне были длинноголовыми и совсем иного расового типа, чем семиты, к которым их ранее, на основании лингвистических соображений, причисляли. В Махабхарате они назывались Куру-Панчалы, титул, который следует понимать как сиро-финикияне. Куру и Панчалы – два родственных правящих клана арийцев. Кур – это древнее шумерское и вавилонское название Сирии и Малой Азии хеттов и "белых сирийцев". От него произошло греческое название страны Сурья, переделанное римлянами в Сирию[17]. Сурья, Сирия было названием Каппадокии во времена Геродота[18]. Селевкиды, унаследовавшие восточную часть империи Александра, протянувшуюся от Эфеса в Эгеиде до Антиохии в Леванте, печатали Suria на своих монетах. Панчи – это Пуны; Фенкха, или Панаги, Панаса; "финикияне" греков и римлян; морской народ восточного Средиземноморья. "Панч(-ала)" индийского эпоса означает "доблестные панчи" – титул, вполне подходящий для финикиян, чьи достижения были широко известны в античном мире. В Ведах арийский клан Панч восхвалялся за приверженность культу Солнца и Огня, связанного с поклонением богу-отцу Индре. Такой же культ был и у хетто-финикиян[19], поклонявшихся богу-отцу Белу (которого они называли "Индара"). Имя Бела встречается и на ранних монументах бриттов. Панчи славились мореходным искусством; в связи с ними Веды упоминали стовесельную ладью[20]. Они иногда назывались в Ведах Криви[21]; некоторые санскритологи считают это слово вариантом Куру, означающим "из Кура" или Сирии, как было отмечено ранее. Итак, упоминаемый в эпосе союз куру-панчалов – это, видимо, сирийцы и финикияне.

Далее я обнаружил, что ранние династии финикиян в Сирии-Финикии, называвшейся евреями "Страной Аморитов", как и в древней Месопотамии на берегах Персидского залива (где, согласно Геродоту, в древности обитали финикияне[22]), называли себя Хатти, а также ранней формой имени Барат в их дошедших до нас документах и монументах, датируемых около 3100 г. до н.э. Позже мы покажем, что финикияне-хатти-бараты являлись предками бриттов и скоттов, и к их роду принадлежали до-римские короли бриттов, носившие титул "Катти". Англо-саксы представляли собой ветвь бриттов, отделившуюся от них в древние времена.

Идентичность арийцев и хеттов была подтверждена дальнейшими свидетельствами. В 1907 голу Винклер (Winckler) обнаружил в древней хеттской столице в Каппадокии, ныне г. Богаз-Кей, оригинал договора, датируемого 1400 г. до н.э., между хеттами и их соседями и родичами на востоке, митаннийцами (которые, как я полагаю, были древними медами, также арийцами, именовавшими себя "Arriya")[23]. В этом договоре они призывали арийских богов по их ведийским именам. Важно отметить, что первым призывался солнечный бог Митра. За ним следовал Ин-да-ра, солнечный Индра, главный бог индо-арийских Вед, и, как видно из многочисленных примеров, особый бог Баратов (или Брихатов, Бритов), и клана Панчей, то есть, финикиян. Его изображение и его имя были представлены и на монументах и монетах древних бриттов. Впрочем, даже эти свидетельства не побудили ассириологов счесть хеттов арийцами[24].

 

Ньютоновской камень

Этот уникальный древний монумент с надписями, содержащими упоминание "из первых рук" о Британии, относимый к 400 году до. н.э. (т.о. за три с половиной столетия до экспедиции туда Цезаря), как ныне выяснилось, был воздвигнут арийско-финикийским королём бриттов. С него удобнее всего начать изучение утерянной истории наших предков – бриттов, скоттов и англо-саксов. Памятник сейчас находится в Ньютон Хаус, в долине в верховьях реки Дон (Абединшир, Шотландия), откуда он получил своё нынешнее название – "Ньютоновский камень". Он был найден в 1803 году.

   Рис 6. Ньютоновский камень в анфас, полупрофиль и профиль (фото автора).

 

   Рис 6'. Фрагменты камня, с надписью. (Надпись, скопированную автором, см. ниже, рис. 8)

 

Видимо, это первая финикийская надпись, обнаруженная в Британии. Хотя традиционно считается, что финикияне длительное время вели торговлю и разработки олова в Корнуолле, где найдены многочисленные следы их деятельности, но там или где-либо ещё в Британии финикийских надписей до сих пор обнаружено не было.

Камень раньше стоял в центре поляны, окружённой красивыми холмами, над которыми нависали утёсы горы Беннахи, увенчанные на западе развалинами доисторического форта. Это место занимало угол верескового поля (ныне культивируемого) в древней стране пиктов, между ручьём Шевак (Shevack) и речушкой Гади (Gadie), которая ранее, до заиления, была притоком Дона.

Название Гади с большой вероятностью пришло к нам от финикиян, так как те обычно произносили своё племенное имя хетт, катт как гад, и нередко называли реки в местах своих поселений Гади, или Гад-ещ, или Кад-иш.

Эта романтическая долина Гади, заключённая между зелёными рощами и нависающими над ней пурпурными склонами Беннахи, видимо, была известна с древности, так как её восхваляла популярная старая шотландская песня неизвестного автора.

Как мы увидим далее, в этой долине, вероятно, был похоронен король, воздвигший вышеупомянутый монумент и прославляемый в ранних хрониках ирландских скоттов.

   Карта 1. Окрестности реки Дон (Шотландия), где находился Ньютоновский камень.

 

В каменном веке эта часть долины Дона была центром поселения и цивилизации севера Британии, что следует из многочисленных находок там каменных орудий и нескольких каменных кругов, т.н. "друидских", которые, впрочем, как мы увидим, являлись солнечными обсерваториями финикиян и ранних готов, и, по сути, не имели отношения к друидам. Также там находятся "доисторические" монументы, на большинстве из которых, как я обнаружил, изображены финикийские и шумерские символы солнечного культа. Из 150 описанных в классическом обзоре Стюарта[25] древних шотландских монументов с изображениями не менее 36 находятся в долине Дона, как и Ньютоновский камень (пример см. на рис. 7).

   Рис. 7. Доисторический монумент, посвящённый Белу, с солярными символами и огамической надписью (наверху). Находится в Логи (Logie), в долине Дона, недалеко от Ньютоновского камня. Расшифровку надписи и разъяснение смысла символов см. далее.

 

Одна из двух надписей на Ньютоновском камне была сделана на неизвестном, до сих пор не расшифрованном, языке. Она состоит из 48 букв с изображением свастики- солнечного креста посредине. Вторая надпись сделана на Огаме – священном письме ирландских скоттов и бриттов. После публикации этих надписей около ста лет назад было предпринято немало попыток их расшифровать, приведших к самым фантастическим и противоречивым результатам.

Поскольку ключ для дешифровки огамического письма сохранился в Баллимотской книге и в нескольких римско-огамских билингвах, и поскольку предполагалось, что текст на Огаме является билингвой главного текста, написанного на неизвестном языке, то можно было надеяться, что огамическая версия поможет прочесть и главную надпись. Но ожидания не оправдались. Даже в переводе огамической надписи эксперты разошлись во мнениях. Ещё больше затруднений вызвали попытки перевести главную надпись. Одни полагали её буквы кельтскими, а язык – гэльским или пиктским, или эрским, или ирландским. Другие думали, что это еврейский или греческий, или латинский, или англо-сакский, или коптский, или пальмирский язык. Было высказано и предположение, что это "возможно, финикийский" – то есть, семито-финикийский текст, и была предпринята попытка прочесть его с конца[26]. Однако все они полностью разошлись в переводах, которые так и остались "догадками".

 

Расшифровка и перевод надписей на Ньютоновском камне

Рассматриваемый монумент является финикийско-хеттским посвятительным камнем богу Солнца Белу; одна надпись на нём составлена арийско-финикийским (он же ранне-бриттский), вторая – огамическим письмом.

Когда я впервые, много лет назад, увидел в классическом труде д-ра Стюарта "Sculptured Stones of Scotland" эту "неизвестную" письменность на Ньютоновском камне, то решил, что маститый археолог был прав, назвав её "восточным алфавитом". Затем я пришёл к выводу, что это форма раннего финикийского письма, родственного арийским индийским палийским текстам III - IV вв. до н.э., которые мне не раз приходилось видеть, поэтому я назвал его "арийско-финикийским", что позже вполне оправдалось.

Тогда, однако, я не чувствовал себя достаточно квалифицированным, чтобы приняться за расшифровку этой надписи. Только после долгих лет сравнительного изучения древних надписей и исторических документов хеттов, шумеров, аккадцев, финикиян, обитателей Эгеиды, а также материалов, написанных огамическим письмом, готскими рунами и т.д., я вновь вернулся к Ньютоновскому камню. И я обнаружил, что "неизвестные" письмена на нём были явно того же типа, который я ранее назвал "арийско-финикийским", т.е. настоящим финикийским.

К тому времени я уже знал, что ранние надписи финикиян были сделаны на арийском языке, арийским письмом и в арийском направлении – то есть, слева направо. Т.н. семитско-финикийское письмо, где буквы шли в противоположном направлении, относилось к более позднему периоду; его использовали, как я полагаю, арийские правители для оповещения своих семитских подданных в их поселениях. Сходным образом, в Индии III века до н.э. буддийские эдикты великого арийского императора Ашоки высекались на скалах в северо-западном районе, населенном семитскими племенами, в обратном, "семитском" направлении – тем не менее, никто не берётся утверждать на этом основании, что Ашока был семитом.

Я также уяснил к тому времени, что многочисленные древние письмена, находимые близ старых поселений финикиян, и произвольно классифицируемые филологами как кипрские, карийские, арамейские, ликийские, лидийские, пеласгийские, фригийские и т.д., являлись на самом деле всего лишь локальными вариантами стандартного арийского хетто-шумерского письма финикийских мореходов, которые в древние времена распространили хеттскую цивилизацию вдоль средиземноморского побережья и далее, через Столбы Геракла[27], до Британских островов.

Вновь занявшись расшифровкой надписи на Ньютоновском камне, я отверг предыдущие противоречивые и неудачные попытки, и начал дело с чистого листа.

Я лично изучил надпись на месте, сделал её фотографии, сравнил их с фотографиями и описаниями, сделанными другими. В результате мною была составлена следующая копия главной надписи (см. рис. 8). В некоторых деталях она отличается от копий, сделанных профессором Стюартом и лордом Саутеском.

.

   Рис. 8. Арийско-финикийская надпись на Ньютоновском камне.

 

При расшифровке главной надписи мне оказались особенно полезными киликийские, кипрские, иберийские, индийские палийские письмена III-IV вв. до н.э., а также готские руны.

Арийско-финикийский характер главной надписи был мне настолько ясен, что я сначала принялся за неё, в отличие от прежних исследователей, старавшихся расшифровать сначала огамическую надпись.

Быстро расшифровав, с большей или меньшей определённостью, большинство букв в этой финикийской надписи, я затем приступил к расшифровке огамической версии, с учётом финикийской, и обнаружил, что строки личных, этнических имён, а также названия места были практически одинаковыми. Это подтвердило, что перед нами действительно билингва.

Тот удачный факт, что надпись на Ньютоновском камне представляет собой билингву некоторого исторического события имел большое значение для дальнейшей расшифровки, поскольку билингвы всегда дают наиболее надёжный ключ к разгадке неизвестных языков. Так, билингва (точнее, трилингва) на Розеттском камне дала ключ к расшифровке египетских иероглифов.

Ниже я даю свой перевод основной, то есть арийско-финикийской надписи (Табл. 1).

Сравнивая эту надпись в её транскрипции латинским буквами, данной мною, можно увидеть, что большинство соответствующих греческих и римских букв, в их курсивном написании, выводятся из этого курсивного финикийского письма, или из его предка.

Моё прочтение огамической версии (рис. 9) отличается от предложенного м-ром Брашем, у которого разделение текста на отдельные группы даёт иные буквы огамического алфавита. Отсутствие ключа к разбиению текста на отдельные слова привело м-ра Браша к признанию неудовлетворительности полученного им результата и отказу от попыток его перевода вообще. Однако, имея в руках ключ в виде финикийской версии, сомнительные буквы в огамическом тексте были мною восстановлены, в существенном согласии с главной – финикийской версией.

   Рис. 9. Огамическая версия надписи на Ньютоновском камне. А – как она вырезана на камне; В – её группировка и транскрипция латинскими буквами.

 

Расшифровка огамического текста

Полное прочтение огамической версии требует дополнения гласных, так как письмо на Огаме, подобно арийско-финикийскому, семитско-финикийскому и древнееврейскому, а также арийским пали и санскриту, не выражает прямо короткие гласные; они скрыты в виде прибавлений к каждой согласной.

Ниже я даю, друг рядом с другом, свои переводы и прочтения обеих версий. Нетрудно увидеть, что обе читаются, по существу, одинаково. Небольшие различия в произношении отдельных имён являются следствиями бедности огамического алфавита, в котором нет некоторых букв, соответствующих финикийским (так, в нём нет k и z, вместо которых используются o и s). Пропуск в огамической версии трёх названий, имеющихся в версии финикийской, очевидно, обусловлен нехваткой места, поскольку громоздкое огамическое письмо, даже в таком укороченном виде, существенно выходит за пределы монумента. Финикийское письмо, как и санскрит и пали, не записывает краткое a, скрытое в согласных, а короткое i или среднее r выражает в форме добавления штрихов или лигатур, как и эти алфавиты.

Я передаю краткое a малыми буквами, а согласные и явные гласные - большими. Выраженные лигатурами согласные (здесь только r) и гласные (i и o) тоже передаются малыми буквами.

   Табл. 1. Текст финикийской и огамической версий.

 

Итак, надпись переводится следующим образом: "Этот Солнечный крест (свастику) устроил в честь Била (или Бела, бога солнечного огня) Касси (или Касси-бел) из Каси из Силура (Siluyr) (подклан) из рода Хилани (Khilani) (хеттские "обитатели дворцов"[28]), финикиянин (именем) Икар из Киликии, Прат (Prwt, или Prat, т.е. Barat, или Brihat, или Brit)".

Письмо на фасаде камня я назвал арийско-финикийским, потому что буквы надписи шли слева направо, как у европейцев и вообще арийцев, а не наоборот, как у семитов.

Курсивная форма письма на главной надписи предполагает, что её автор лично написал её на камне с помощью пера и чернил[29], а потом каменотёс выгравировал её.

Форма букв, отчасти напоминающая полу-финикийскую "кадмейскую", она же ранняя греческая, письменность[30], имеет ряд архаизмов, не встречающихся в более поздних семито-финикийских надписях на камне. Не входя в технические детали, следует, однако, упомянуть примечательную особенность этой арийско-финикийской надписи, заключающуюся в использовании кратких гласных и частом присоединении гласных i, e, а также o, как и полугласной r к согласным буквам с помощью т.н. лигатур. Такую же особенность имеют древние сирийская и пальмирская формы финикийского письма. В интерпретации этих изображённых лигатурами гласных мне существенно помогло сравнение с индийским письмом пали III-IV вв. до н.э. Значение o для горизонтальной нижней черты было найдено таким способом, как и для других букв с лигатурами.

Палеографическая датировка надписей на Ньютоновском камне относит его к 400 году до н.э. Эта оценка согласуется с тем, что, как мы увидим позже, автор надписи, Прат-Гиолн (Prat-Gioln), был морским королём Парт-олоном (Part-olon), правителем скоттов из ранних британских хроник, который, путешествуя вокруг Оркнейских островов около 400 года до н.э., встретил своего родича Гаргианта (Gurgiunt), позже короля Британии, чей дядя Бренний (Brennius) был историческим Бренном, по происхождению бриттом, возглавлявшим галлов во время осады Рима в 390 году до н.э. Архаизмы в надписи были, очевидно, обусловлены тем, что её автор прибыл из центральной части прародины хеттов и шумеров, поскольку там, в Каппадокии и Киликии, клинопись и алфавитное письмо продолжали сохранять много древних, более примитивных, начертаний букв и символов даже в те времена, когда повсюду стали использоваться более совершенные формы.

Язык этой арийско-финикийской надписи является определённо арийским по корням, структуре и синтаксису, имея родство с шумерским и готским. Прибавка Ka в слове Kazzi, видимо, является шумерским родительским суффиксом Ka (в английском передаваемом как of), и шумерским источником современного Ka (of) в индо-персидском и хинду. Т.о. слово Kazzi означает "из клана Касси". Это шумерское Ka смягчалось до ge[31], и, позже, возможно, было представлено в готском как S. Конечное r в Sssilokoyr, "киликийский", представляется готским склонением, указывающим на именительный падеж. Конечная r явно родственна или даже идентична конечной r в готских рунических памятных и посвятительных надписях. Иногда она читается как Risthi "установил", или Risti "вырезал". Очевидно, что эти слова, наряду с английским Raise выводятся из шумерского RA - "ставить, устанавливать".

Автор называет себя "финикийцем", " брит-онцем" и "скоттом", в древней форме этих терминов. Надпись посвящена финикийскому богу Солнца Белу. (Изображение Бела см. рис. 10). Обращает на себя внимание свастика в четвёртом ряду надписи. (В финикийском солнечном культе часто встречались изображения свастик; см. рис. 10').

     

   Рис. 10. Изображение бога Солнца Бела на финикийском алтаре IV в. до н.э.

   Рис. 10'.Свастики на одеянии финикийской жрицы Солнца, несущей священный огонь. Терракота из финикийской гробницы на Кипре.

 

Внешний облик автора надписи, видимо, напоминал изображение на барельефе (см. рис. 10''), недавно открытом в Малой Азии, его прежней родине.

   Рис. 10''. Царь и бог Солнца. Фрагмент барельефа на храме-гробнице царя Коммагены[32] Антиоха I (первый век до н.э.). Бог Солнца изображён с ореолом вокруг головы. Обращает на себя внимание его "фригийский" колпак.

 

Огам как солярный финикийский алфавит

Огамический текст, очевидно, был составлен одновременно с главной надписью, тем же автором, он представлял собой её сокращённый вариант. Это, между прочим, существенно удревняет датировку появления огамического письма по сравнению с принятой сейчас.

Огам, или прутиковое письмо, встречается на древних монументах по всем Британским островам, хотя, по большей части, в Ирландии. До сих пор кельто-ирландские филологи относили его к IVV вв. н.э. и считали изобретённым гэльскими писцами. Последняя дата была принята просто потому, что некоторые огамические надписи имелись на ранних христианских надгробиях, которые иногда содержали билингвы римскими буквами на латыни или на кельтском языке, датируемые этим временем. Впрочем, можно заметить, что некоторые огамические буквы более или менее похожи на примитивные линейные шумерские буквы-символы, имевшие, вдобавок, более или менее сходное фонетическое значение. Среди аналогий между огамической и шумерской письменностями:

I в шумерском изображалось пятью перпендикулярными чертами, как и в огамическом.

E в раннем шумерском изображалось четырьмя параллельными чертами на двойном основании, что сравнимо с огамическим E, изображавшимся четырьмя параллельными горизонтальными чертами, пересекаемыми посредине одной вертикальной. Шумерский знак для бога EA полностью идентичен огамическому E.

Дифтонг AO в огамическом имеет в точности ту же форму перекрещивающихся черт, что и один из трёх шумерских знаков для, предположительно, U, один из которых возможно обозначал O или дифтонг U.[33]

B в огамическом, изображаемое одной перпендикулярной чертой, сравнимо с шумерским символом для Ba или Bi, напоминающим стрелу.

S в огамическом, изображаемое четырьмя перпендикулярными к боковому основанию чертами, сравнимо с шумерским знаком для S, образуемом четырьмя перпендикулярными к основанию чертами.

X или Kh на шумерском напоминает X на огамическом, которая, как показывает финикийская версия, произносилась как Kh или X.

Далее, огамоподобные группы строк также встречаются, как я заметил, в древних хеттских иероглифических надписях, посвящённых солнечному культу и содержащих солнечные кресты.

.

   Рис. 11. Огамоподобная запись среди хеттских иероглифов из Мараша[34].

 

Поскольку наш огамический текст на Ньютоновском камне, самый ранний из таковых, огамический текст на более или менее современном ему монументе в Логи (рис. 7, вверху), а также квази-огамический символ среди хеттских иероглифов были выбиты на памятниках, посвящённых культу Солнца, содержащих солярные символы и свастики, то я полагаю, что этот громоздкий шрифт, содержавший только 16 согласных и т.о. не предназначенный для обычного светского письма, представлял собой священную письменность, созданную поздними жрецами Солнца по образцу нескольких старых шумерских прутиковых знаков для потребностей солнечного культа.

Происхождение огамического письма из солярного культа подтверждается и его названием, данным, согласно традиции ирландских скоттов, по имени его изобретателя, которого, что знаменательно, называли солнцепоклонником и отождествляли с финикийским Гераклом[35]. Связь огамической письменности с солнечным культом объясняет как использование её на Ньютоновском камне, так и ирландско-шотландскую традицию, сообщающую о том, что широко применявшееся в дохристианской Ирландии, особенно на священных монументах и надгробиях, огамическое письмо было осуждено св. Патриком как "языческое" и вскоре исчезло.

 

Личные, этнические, географические финикийские имена и названия в надписи на Ньютоновском камне; их историческое значение

Личные, этнические, географические имена и названия в надписи на Ньютоновском камне показывают финикийское происхождение британского народа, а также имён брит-ты, Брит-ания, брит-анский. Патронимический смысл этих названий виден в арийской традиции, сохранённой восточной ветвью Баратов в их эпосе, как и в древнем обычае арийских кланов, упоминаемых в Ведах, называть себя по имени прародителя. Так, правящий клан индо-ариев стал называться по имени своего предка царя Барата. Он был, как я обнаружил, основателем первой финикийской династии, около 3100 г. до н.э.

Автор надписи на Ньютоновском камне, назвав себя "финикийцем" и приведя своё личное имя, в то же время именовал себя бриттом, скоттом, хеттом, силурийцем и киликийцем, используя ранние формы этих наименований. Местом своего происхождения он назвал знаменитую в древности столицу и центр культа Солнца в Киликии.

Название "финикиец" первым обращает на себя внимание. Приведённое в тексте надписи как "Пониг" (Poenig), оно близко ранним формам произношения названия этого народа - "Фойник-ес" (Phoinik-es) греков, "Фоник-ес" римлян, Панаг, Панаса, Фенкха древних египтян, Панаг евреев, "Панч" (Panch) индийского эпоса и Вед.

В огамической надписи этот титул пропущен, очевидно, из-за нехватки места.

Имя "Пониг" или "Понек-ион" (Phoenic-ion), возможно, сохранилось в названии горы Беннахи (Bennachie), близ которой находился Ньютоновский камень. "Ben", конечно, является кимрским или гэльским словом "гора", но нет очевидного гэльского или кельтского объяснения для "Nachie", или "Achie". С другой стороны, буквы P и B всегда свободно взаимозаменялись в диалектах, а в местах поселений финикийцев, таких как Кария, их ранняя колония в Греции, Ликия, Беотия, известны несколько гор под названием Феникс (Phoenix) и Феникос. Поэтому возможно, что имя горы Беннахи сохранило в себе титул "Пуниг" (Poenig) короля, который впервые цивилизовал эту часть Британии, установил посвятительный камень у подножья горы и, вероятно, был похоронен где-то поблизости. Или, возможно, на вершине горы, либо у её подножья находился солнечный алтарь, посвященный этим королём или его преемниками солнечной птице Фениксу – эмблеме Бела.

Титул "киликиец" дан в надписях в двух формах произношения. В финикийской надписи он звучит как "Сссилокой" (Sssilokoy), а в огамической, имеющей меньше букв, он записан как "Сиоллагга" (Siollagga). Это явно указывает на Киликию римлян и греков, или Ксилакку (Xilakku) вавилонян, приморскую провинцию востока Малой Азии. Располагаясь на путях из Малой Азии в Сирию, Палестину, Египет, Двуречье и далее на восток, она имела важное торговое и военное значение, и была рано колонизована финикийцами. Там находились их древние морские порты, в том числе знаменитый Тарсис (Таршиш), упоминаемый в Ветхом Завете. Этот город-порт назывался также "Партения" или "страна Партов", что смотрится в одном ряду с названием Прат в нашей надписи, и что можно понимать как диалектный вариант эпонима Барат. Он был центром поклонения Белу и находился под особым покровительством морской богини Барати, которая, как мы увидим далее, стала финикийским прототипом нашего нынешнего названия "Britannia".

Отношения финикиян с Киликией были в древности настолько тесными, что классические греческие авторы даже во времена, когда связи финикийцев с Киликией были забыты, всё ещё называли киликийцев "братьями" финикиян. У Агенора, царя финикиян, были сыновья Феникс, Кадм и Килик – эпоним Киликии. И финикийские колонисты с гордостью сообщали о своём киликийском происхождении, как автор нашего монумента, или как апостол Павел, говоривший о себе: "я – еврей из Тарса, города в Киликии".

Киликийские колонисты, как наш автор, обычно не возвращались на родину. Но, по рассказу Страбона, иногда патриотически давали название "Киликии" новым местам своего обитания. Так, "Киликией" называлась одна из их колоний на побережье Эгейского моря, в Троаде. Это приводит нас к открытию ещё одной прибрежной колонии финикиян в южной Британии, Селси (Selsey)[36]. Множество до-римских монет, преимущественно золотых, найдено на морском побережье между Богнором и Селси, древним бриттским морским портом на этом полуострове. Монеты имеют архаический тип, на них изображены солярные символы и нерасшифрованные до сих пор надписи. Я нашёл, что надписи на этих древних бриттских монетах из Селси сделаны арийско-финикийскими письменами, буквами, похожими на те, которыми выполнена надпись на Ньютоновском камне, и также читаются в обычном арийском (слева направо), а не семитском направлении. На них можно прочесть слово SS(i)L, являющееся сокращением от Sssilokoy, или Киликия Ньютоновского камня. Селси расположен точно так же, как финикийские города Тир, Сидон, Кадиш – на краю полуострова, выдающегося в море. Финикийские мореходы-купцы избирали для поселения такие места, поскольку их легче было оборонять.

   Рис 12. Финикийская надпись на монете, найденной близ Селси.

 

Печатание имён на этих монетах означает, что финикияне имели в старом городе монетный двор. Старый приморский город ныне, к сожалению, уже скрылся под водой, из-за понижения уровня берега. На материке в нескольких милях от Селси стоит до-римский город-порт Чичестер (от него идёт древняя, вымощенная ещё бриттами, дорога в Лондон), где сохранились остатки доисторических зданий, поселений и инвентаря бронзового века. В Сил-честере (к северу от Селси и Чичестера, на древней дороге от Чичестера через Винчестер в Лондон), некогда главном городе бриттского клана сегонти (Segonti), сохранились остатки поселения железного века, а также храм с посвящением на латинском языке "Гераклу бриттов сегонти" – свидетельство присутствия финикиян[37]. Также там есть надпись огамическим письмом, которое, как мы видели ранее, имело финикийское происхождение или возникло под финикийским влиянием.

Раскрытие финикийского происхождения названия Сел-си, или "острова Селсов, Киликийцев" позволяет высказать аналогичное предположение насчёт названия Шлез-виг (Sles-wick), "место обитания шлезов"), родины датских англов. Видимо, оно также являлось смягчённым диалектным вариантом названия "Киликия", как на Ньютоновском камне и на монетах из Сел-си. Это говорит о вероятном основании Шлезвига финикиянами из Киликии. Форма "Силик" слова "Киликия", вероятно, являлась источником и названия племени селговы (Selg-ovae) – так римляне называли население галлоуэльского побережья лимана Сольвея. Это племя называлось римлянами также Атте-Котти (Atte-Cotti), что представляло собой, как мы увидим далее, диалектную форму Catti, или Atti, или хетты. Замена мягкой S твёрдого K видна в римском произношении "Cilicia" для греческого слова "Kilikia", или в слове "Celt" для более ранней формы "Kelt".

НазваниеKast (или Kwast) в надписи на Ньютоновском камне также имеет очевидное географическое соотнесение. Оно обозначало уроженца Кастабалы, священного города Киликии и её древней столицы около 400 года до н.э., то есть как раз времени установки Ньютоновского камня. Кастабала, расположенная в Восточной Киликии, занимала командное положение на караванных путях в Армению, Персию, Центральную Азию. Через неё проезжал Марко Поло на пути в Китай. Она всё ещё оставалась столицей Восточной Киликии, когда была оккупирована римлянами в 64 году до н.э. Римляне утвердили тогда на троне её хетто-сирийского царя Таркандима и его династию. Из-за своего древнего храма, посвящённого Диане (называвшейся там Perathea, откуда, как мы увидим, произошло слово Британия) этот город получил при селевкидском императоре Антиохе IV, около 175 года до н.э., прозвание Иераполис, "Священный город", которое с того времени печаталось на его монетах и документах. На некоторых из этих монет изображено его божество, несущее огненный факел, что указывает на солнечный огненный культ, на других – якорь, свидетельствующий о морской торговле. Более того, верхняя долина реки Пирам, выше Кастабалы, называлась греками и римлянами Kata-onia или Cata-onia, то есть, страна катов – название, являющееся диалектной формой Catti – титула, печатавшегося на монетах древних бриттов, и титула финикийских правителей.

Идентификация слова Kast в нашей надписи с киликийской Кастабалой даёт ключ не только к источнику культа Солнца, принесённого в северную Британию финикийским автором надписи, но и снабжает нас определёнными сведениями о его внешнем облике и одежде. Среди памятников древней Киликии, являвшейся центром распространения солнечного культа Митры в Римской империи, разносимого легионерами, находятся два барельефа из храма Солнца царя Антиоха I в Коммагене, на верхнем Пираме (рис. 10''). На них изображена сцена, в которой царь пожимает правую руку бога Солнца, что являлось частью древней шумерской церемонии коронации, когда цари получали титул "сына бога Солнца" – титул, принятый также египетскими фараонами. Так как автор надписи на Ньютоновском камне сообщает о своём происхождении из этого региона, то он, в общих чертах, должен был походить обликом и одеждой на изображённого на барельефе царя. Царь же этот одет в готские одежды, как и солнечный бог.

Титул Kazzi, или Qass представляет собой диалектный вариант Kasi, кланового титула финикийских хатти баратов[38]. Каси являлся эпонимом, принятым некоторым ранними баратами и их наследниками, от имени Каса, знаменитого правнука царя Барата. Он прилагался в Ведах к нескольким царям первой династии Панчей, встречался также в "списках царей" индийского эпоса; в некоторых из них он прилагался ко всей этой династии и к их потомкам. После прибытия в Индию династия Каси контролировала речной путь по Ганге до своей столицы, ныне Бенареса, где находилась граница владений Панчей в древней Индии. Kassi, или Cassi являлся титулом первой финикийской династии, относимой к 3000 г. до н.э., согласно их надписям, дошедшим до нашего времени. Этот титул носила династия в Вавилоне, правившая Двуречьем около шести веков, начиная с 1800 года до н.э.[39] Имя Каси встречается также среди личных имён финикийцев в египетских надписях. Этот титул Каси, как теперь ясно, представлял собой финикийский источник титула Cassi, который носили короли бриттов, вплоть до Кассивелауна[40], печатавшего монеты с надписью Cas, изображениями солнечной лошади и другими солярными символами (см. рис. 13).

   Рис 13. Бриттская монета с надписью Cas.

 

Ведийская литература называла этих Каси жрецами священного огня и особенными протеже Индры. Также и в Вавилонии Касси были ярыми солнцепоклонниками, приносившими огненные жертвы и поклонявшиеся солнечному кресту, часто изображавшемуся, в разных формах, на их печатях и монументах (см. рис. 14 и др.).

   Рис 14. Касситы в ранней Вавилонии, пашущие и сеющие под знаком креста – символа Солнца. Из официальной касситской печати, около 1350 г. до н.э.

 

Это впервые даёт объяснение ранее непонятным изображениям крестов на многих дошедших до нашего времени дохристианских монументах Британских островов и на до-римских монетах королей бриттов, а также использование титула Касси этими королями.

Это также иллюстрирует обстоятельство, что земледелие и оседлая жизнь составили основу цивилизации арийцев, распространявших в древнем мире агрокультуру. Вавилонские касситы говорили на одном из арийских языков, и ныне большинство ассириологов допускает, что они были арийцами в расовом и лингвистическом отношениях. Впрочем, признавая, что касситы были родичами хеттов, большинство ассириологи, тем не менее, не желают сделать отсюда логический вывод, что они были арийцами.

Личное имя автора надписи на Ньютоновском камне – Икар (Ikhar, или Ixar, Icar) – также подтверждает его происхождение из рода Касси. Это имя встречается нередко у вавилонских касситов в дошедших до нас деловых и юридических документах II тыс. до н.э. Оно встречается также в разных диалектных формах – Ikhar, Ixar, Ikhur, Ikkaria, Igar, Akhri, Agar, Agri, Ekarra, Ekur – среди хеттов IV века до н.э. Страна финикиян и аморитов называлась вавилонянами, нередко менявшими гласные, Akharri, или Axarri - "западная страна'.

Название S(i)luyri, или S(i)lwor напоминает этническое имя силуров (Silur-es), прилагаемое некоторыми поздними римскими авторами к народам Южного Уэльса, обитавшим на границе с рекой Северн. Но эти силуры, описанные Тацитом как темноволосые, иберийского типа люди, явно не были арийцами, а ранние английские хроники не упоминали о какой-либо связи автора нашей надписи с Уэльсом. Таким образом, название S(i)luyri, вероятно, относилось к подклану, или к области Силур (Silurus)[41] в Испании, откуда автор надписи отправился в Британию.

Следующие имена – Прат (Prat, или Prwt"), и Гиоловин (Gyaolownie, или Gioln) – настолько важны, что им стоит посвятить отдельную главу.

 

Название финикийского клана Барат, или Брихат – источник названий бритт, Британия

"И король Барат дал свое имя династии, которую он основал, от него же пошла его слава этой династии, народ которой широко распространился" (Махабхарата)[42].

Имя Прат (Prat, Prwt), который высек на Ньютоновском камне наш финикийский правитель из рода Касси, представляло собой диалектную форму патронима Барат, или Брихат (Barat, Brihat), использовавшегося арийцами-финикиянами и упоминавшегося в гимнах Вед и индийском эпосе. Вот этот-то финикийский титул и стал источником названий "бритты" и "Британия".

Взаимозамена B и P довольно обычна во всех языках, и она особенно часта сегодня в горных местностях Шотландии и Уэльса. Она случалась и у шумеров, а в индийском эпосе и гимнах Вед слово Барат (Barat) иногда произносится как Приту или Притху, или Брихат (Pritu, Prithu, Brihat)[43]. Последняя форма эквивалентна кимрско-уэльскому названию Британии – Придайн (Pryd-ain).

Вавилонские и сиро-финикийские Касси, родичи нашего бритто-финикийского Касси, также свободно использовали этот патроним в качестве личного имени или титула, в разных диалектных формах – Barata, Biriitum, Paratum, Baruti, Burattu, Burta, Biriidia, Piradi, Piritum.

Более поздние финикийцы, печатая на своих монетах титул Барат (см. рис. 5) в полной форме, применяли и сокращения в форме PRT, практически идентичной той, которую использовал автор надписи на Ньютоновском камне. Они также записывали его как Приди, или Пруди (Prydi, Prudi), т.о. придавая ему такую же форму, что и в кимрском языке. Например, в Сардинии, древней колонии финикиян, я обнаружил эта надпись на двух надгробных камнях (рис. 13), хотя и записанную на семитский манер, справа налево и обращёнными буквами.

   Рис 15. Патронимические титулы PaRaT и PryDi, или PruDi в надписях на надгробных камнях на финикийских могилах в Сардинии.

 

Любопытно отметить, что финикийское название гробницы – Khabr, по существу, совпадает с готским – Kubl, использовавшимся готами в рунических надписях на их курганах; полугласные r и l часто взаимно меняются, например, Hal - Harry, coronel - colonel и пр.

Финикийская запись титула Barat в форме PRT, в которой краткие гласные не пишутся, как обычно в финикийском, индо-арийских пали и санскрите, в еврейском и других языках, давала некоторые вариации в произношении. Он мог читаться как PaRaT, или PaRT, или PRaT, или Part, или Prat – как в надписи на Ньютоновском камне. Знаменитый греческий мореплаватель IV века до н.э. Пифей, обогнувший на своём корабле Британию, также называл её с начальной буквой P - Pretanikai; и Pret-anoi. То же название использовал Птолемей и другие греческие писатели.

Всё же, хотя более поздние финикияне из Киликии, как и вышеупомянутые их соплеменники из Сардинии, заменяли B на P, например, в названии их главного города-порта Тарса, известного также под именем Партения (Parth-enia), "город Партов", но, вместе с тем, продолжали называть себя и Баратами, что видно из их монет (рис. 16). Первая из них, согласно легенде, написанной на ней, представляет собой монету "Баратов из Ликаоны (Lycaonia)" –горной местности в Киликии севернее Тарса, где находился, помимо столичного город Икония, древний город Барата, к югу от которого (в Гераклее, нынешнем Ивризе), на древней хеттской дороге от Эфеса и Трои к Тарсу и киликийским Воротам Тавра, находятся знаменитые хеттские скульптуры и иероглифы, сходные с изображениями на бриттских монетах (см. рис. 38, 39). Обитатели Ликаоны в римский период все ещё находились в конфедеративных отношениях со своими киликийскими родичами. Легенда на этих монетах, гласит: "Содружество ликаонских баратов" (Koinon LukaoBarateon). Ранняя империя финикиян имела характер содружества, или конфедерации родины и её городов-колоний.

   Рис 16. Монеты финикийских баратов из Ликаоны, III в. н.э.; a – из г. Барата, b – из г. Икония. Их богиня-покровительница Барати, изображённая здесь, сходна с Британией (см. следующий рис.). Обращает нас себя внимание солнечный крест на рис. b.

 

Эти монеты наряду с другими, подобными им, имеют огромную важность для восстановления утраченной истории древних бриттов в самой Британии и на их прародине, так как они открывают доселе неизвестный смысл имени Britannia и доказывают его хетто-финикийское происхождение.

Обычно на монетах изображалась одна лишь голова богини, и она имела отчётливо арийский, а не семитский характер; см. также финикийские монеты из Карфагена с надписью Barat (рис. 5). В монетах из Ликаоны следует отметить общее сходство изображения богини с Британией – до сих пор считалось, что термин "Британия" впервые ввели на монетах римляне во II веке н.э. (рис. 17); в практически таком же виде она всё ещё изображается на современном британском пенни.

   Рис 17. Изображение Британии на ранних римских монетах в Британии. a – монета Адриана (117- 37 гг. н.э.), b – монета Антонина (138- 162 гг. н.э).

 

В монетах ликаонских баратов богиня Барати (Barati) сидит в той же позе, что и Британия (Britannia)[44], в первой – на камне, во второй – в кресле, или на корабле посреди волн, которые символически представляет полупогружённая в них водная нимфа, условно изображающая море или реку, по образцу ликийских нереид в стиле римского искусства того времени, когда монеты чеканились. На обеих монетах она держит в левой руке рог изобилия, а в её правой руке на одной из монет нечто, похожее на скипетр, на другой монете – румпель (рукоятка руля), указывающий на её покровительство морю. Около её кресла на борту корабля находится напоминающий щит солнечный крест, или крест св. Георгия внутри круга, указывающий на её причастность солярному культу. Последняя эмблема представляется источником символики щита с Юнион Джеком[45], который фигурирует на современных изображениях Британии, но который, однако, не может быть датирован ранее объединения Британии и Шотландии в 1606 г. н.э., а прежде, видимо, представлял собой красный крест св. Георгия, либо крест с лучами, либо Солнце с лучами. На других монетах, найденных в Киликии, Ликаоне, и других финикийских колониях, она иногда держит скипетр или флаг с крестом (см. рис. 18), либо же жезл-кадуцей[46], позже символ власти, видимо, ставший источником атрибутики трезубца Нептуна, представленного ныне на её британских изображениях. Иногда она держит факел, как символ солнечного бога Митры; что объясняет изображение маяка позади Британии, на старых монетах пении.

   Рис 18. Финикийская монета из Сидона с изображением Барати, или Британии.

 

Имя этой богини-покровительницы Доброй Судьбы не всегда печаталось на монетах с её изображениями. Это привело современных нумизматов к предположениям о том, что перед ними поздняя греческая богиня судьбы Тихэ, она же римская Фортуна, неизвестная Гомеру и впервые появляющаяся в одах Пиндара (около 490 г. до н.э.). В связи с чем интересно отметить, что первая традиционная статуя богини судьбы была изваяна для жителей Смирны, древнего хеттского морского порта в Эгеиде[47], и близ неё находилась вырезанная в камне хеттскими иероглифами надпись.

Её подлинное имя, открытое нам гимнами Вед, было Барати, что означало "принадлежащая Баратам". Она также часто называлась там "Божественная Брихад" (Brihad-diva); и, видимо, была тождественна Притхи (Pritvi), или "Матери-Земле". Её особым местом пребывания называлась река Сарасвати (Sarasvati), которая, как я обнаружил, является рекой Сарус (Sarus) в Киликии, впадающей в море близ Тарса, он же Партений, который видимо, был первым морским портом на прародине Баратов. В ведийских гимнах перечислены её свойства и атрибуты: покровительство водам и кораблям, маяки на море, нептунов трезубец (там же упоминается и само имя Нептуна[48]), её шлем и щит, крест на её щите, как и рог изобилия, с которым она иногда изображалась на финикийских, греческих и римских монетах – на монетах бриттов его сменил зерновой колос.

В гимнах Вед она называется[49] "Великая Мать", "Священная Госпожа Вод" (РВ III, 56, 5), "впервые родившая Мать" (РВ II, 35, 5) в гимне к её сыну "Напату, сыну вод", имеющему лошадь (РВ II, 35, 1)[50] (это раскрывает нам арийское происхождение имени, личности древнего морского бога Нептуна, его лошадей, а также проясняет значение нептунова трезубца в её руках). Она олицетворяет Огонь (РВ II. 1, 11)[51], "жрица Огня" (РВ II. 1, 11), "указывает Свет" (что проясняет смысл маяка на старых британских монетах с изображениями Британии), "сидит на священном Пламени" (РВ X, 110, 7-8). Она связана с двумя солнечными всадниками Ашвинами, что показано на бриттских монетах, а также на монетах Сиракуз, древней финикийской колонии[52]. Она называется "Госпожой Благоденствия" и "Кормилицей (Подательницей Пищи)" (что объясняет появление рога изобилия на её монетах). Она "защищает, покрывает и помогает своим почитателям-баратам" (РВ I, 22, 11) (что объясняет титул "Спасительница" (soter) у греко-римской богини судьбы); "поощряет добрые начинания". Она "поражает зверя-левиафана (Вритру)" (РВ II, 1, 11)[53] (что объясняет её шлем, хеттского образца, и щит), и "даёт быстроту нашим колесницам" (РВ II, 31, 4)[54].

Имя Фортуна (Fortuna), которым римляне называли Барати, богиню Доброй Судьбы[55], как и английское слово "судьба (Fortune)", представляются произведёнными из Barati – буква F в диалектах заменялась с P, что мы уже видели на примере египетского названия Fenkha для Phoenic (финикиец), греческого Pyr для Fire (огонь), а P заменялась с B; прибавка же una или one (один) образована из хетто-шумерского ana ("один"); т.о. титул богини означал "одна из Барат" ("Fort-une"). Буква o получилась диалектной заменой, подобно букве w в слове Prwt на Ньютоновском камне, или u в слове Brut, имени первого короля бриттов, приводимого в старых английских хрониках. Фортуна изображалась в тех же формах и с теми же символами, что и Барати, и Британия.

Дальнейшие доказательства происхождения имени морской покровительницы Британии от названия Барати и её финикийских истоков дают памятники древнего Египта и Месопотамии.

Среди божеств древнего Египта имелась Баирти (Bairthy)[56], божество водной стихии, чьё имя и функции точно соответствовали морской покровительнице арийцев Барати (или Британии).

 

   Рис 19. Древнеегипетская богиня Баирти, "Матерь Вод" (Nut), или Naiad.

   Рис 19'. Имя и титулы Баирти, записанные египетскими иероглифами.

 

Египтологи считают её "иноземной", импортированной из Сирии или ещё откуда-то. Ряд ключевых "туземных египетских" божеств, таких как солнечный бог Гор, Осирис, Изида также, по некоторым сообщениям, являются импортированными, и тоже из Сирии. Согласно египетскому мифу эта Богиня Воды была матерью упомянутой триады[57]. По её титулам в надписи ниже она связана с солярным культом, поддерживает "ладью бога Солнца"[58]. Древние египтяне изображали её как царицу, сидящую на престоле, в том же виде и позе, что и Барати на малоазиатских монетах (см. рис. 19, 16), держащую на голове кувшин, символизирующий воду, а в руках – длинный копьеобразный скипетр и крест, соответствующий кресту на троне Барати и на щите Британии.

Она именуется "Госпожой-Защитницей Запуна[59]", морского порта, соотносимого с "Зефоном на море" из рассказа Ветхого Завета об исходе израильтян из Египта[60]. Это имя, транскрибируемое обычно как Zapuna, читается в полном египетском иероглифическом тексте как ZA-PUNAQ(m), и, вероятно, означает "Плавание пунов (т.е. финикийцев)"[61] (см. рис. 19', на котором изображены иероглифы имени и титула Баирти).

Исходный город или область для Za-Puna(q), с храмом его божества-покровителя, видимо, находился на севере Финикии[62]. Это место упоминалось ассирийским царём около 950 г. до н.э. под названием "Страна Би-и-За-Бу-на (Bi-'i-li Za-Bu-na), или За-пи-на (Za-pi-na)", что означало: находящийся под покровительством Госпожи Била или Бела[63], бога Солнца. Далее, эта "Госпожа Защитница (Bairthy) Запуна (Za-pu-na (-gu?))"[64] призывалась царём Вавилона около 680 г. до н.э., как "финикийское божество моря", чтобы потопить корабли врагов и наслать на них шторм[65] - что в точности было специальной функцией арийско-финикийской богини Барати. Более того, для передачи слова Za здесь был использован не обычный иероглиф в виде змеи, а изображение сверла, добывающего огонь трением из дерева (см. рис 19', буква z). Этот символ, видимо, имел финикийское происхождения и представлял страну Баирти как страну финикиян, поскольку именно они использовали такой символ для обозначения Солнца, как мы увидим далее. Слово За (Za), передаваемое этим знаком (рис. 19'), означало не только "плавать", но и "добывать огонь трением"[66]; поэтому это слово в более полном виде произносилось на древнеегипетском как Zax, с детерминативом, обозначавшим дерево[67]. Точно таким же было шумерское слово для деревянных палочек, из которых добывали огонь (Zax)[68], имевшее синонимом слово Бил (Bil), или Ге-Бил (Gi-Bil), "великий Бел", бог Бел; оно также изображалось шумерами в виде сверла, добывающего из дерева огонь трением, что раскрывает шумерское происхождение этого важного египетского иероглифа. Далее, За-хи (Za-hi) было древнеегипетским названием всего побережья Финикии, которое т.о. можно интерпретировать как "Страна культа огня".

Итак, Баирти древних египтян и ассиро-вавилонян характеризовалась ими как "Воительница, богиня Вод моряков финикиян из Страны культа огня".

Финикийская Барати, она же Божественная Брихад (Brihad diva) являлась прообразом не только Британии (Britannia), по и, вероятно, Брито-мартис, богини-покровительницы Крита, острова, который был изначально колонизован финикиянами, ставшими основоположниками т.н. минойской цивилизации[69]. По греческим и римским легендам это была финикийская богиня[70]. Она была божественной дочерью Феникса, царя Финикии, и носила, как и Диана, с которой её позже отождествили, оружие для охоты. Такой она предстаёт и на древних хеттских печатях[71], как и богиня-покровительница Партенос (Parthenos), тоже аналог Дианы[72]. Она прибыла из Финикии в Аргос в Южной Греции, откуда отправилась на остров Крит, но, преследуемая там своим назойливым поклонником Миносом, вернулась в море. Затем она приплыла в Эгину, остров в Эгейском море, недалеко от Афин. Там она исчезла в месте, на котором был поставлен храм Артемиды или Дианы.

Первый король бриттов считал Диану (носившую также титул Ператен (Perathen), или Британия) своей покровительницей, и, как сообщают, по прибытию в Британию построил на холме Ладгейт[73] храм Дианы, остатки которого сохранились до сих пор. Ныне там находится собор св. Павла.

Имена Brit-on, Brit-ain, Brit-ish произведены от финикийского имени Барат. Согласно древним английским хроникам, они были даны стране и народу первым королём бриттов по своему патрониму. Исходная форма имена Brit-on Barat-ana, или Brihad-ana. Прибавка ana в хетто-шумерском означала один. Она являлась арийско-шумерским прототипом английского one, шотландского ane (последнее сохранилось ближе к шумерскому оригиналу), равно как и прибавлений в греческом и римском an или ene[74]. Таким образом, Barat-ana, или Brihat-ana, преобразованное в Brit-on, означало "один из баратов, или бритов". Более ранняя форма лучше сохранилась в названии Дан-Бартон (Dun-Barton), или "форт бартонов". Мы уже видели, что это слово произносилось как Pryd-ain на кимрском уэльском и Pretan-(oi) на греческом. Но самая ранняя форма была Barat. В надписях на Ньютоновском камне оно было представлено как Prwt, или Prat.

Аналогичным образом, Брит-ания (Brit-ain) означало "страна Бритов", исходно Barat-ana (или Brihat-ana), где был добавлен тот же хетто-шумерский аффикс ana. Так образуются географические названия в арийских языках, например, Rajput-ana - "страна раджпутов", Gond-wana - "страна Гондов"; каппадокийская Катаония (Cataonia) - "страна Катти", древняя персидская Сузиана, Арьяна и т.д.

Титул Gy-aolownie, или Gi-oln на Ньютоновском камне требует особой главы, поскольку он показывает тождество автора надписи (Prwt, Prat) с известным из ранних британских хроник и легенд ирландских шотландцев королём скоттов IV в. до н.э. Партолоном (Partolon).

 

Автор надписи на Ньютоновском камне - исторический прототип "Партолона, короля скоттов", по традиции первым цивилизовавшего Ирландию в IV веке до н.э.

"Скотты прибыли в Ирландию из Испании. Первым был Парт-олон" (Ненний "История Британии", 13).

"Клан Гелеона (Geleoin), сына Эрк-ола (Erc-ol) захватил острова Орка (Оркнейские)… сын Партая (Partai)… прибыл и захватил север острова Британия (Breatan)" (книги Баллимота и Лекана).

Патронимический титул Prat или Prwt, использованный финикийским баратом – автором надписи на Ньютоновском камне, взятый вместе с его клановым титулом Gy-aolownie, Gi-oln – видимо, тем самым клановым титулом Geleoin, который упоминается в процитированной ирландско-шотландской истории – имя, которое в британском, гэльском и уэльском теряет свой начальный слон Gi, становясь olon, или Wallon – ведут нас к заключению о реальности существования этого короля, с далеко идущими последствиями для ранней истории бриттов. Одновременно дополнительно реабилитируется достоверность древних британских хроник, как и традиционных исторических книг ирландских шотландцев, цитированных выше.

Сопоставление двух титулов финикийского барата, а именно, Prat, или Prwt, и Gi-oln, вместе с тем фактом, что вторая надпись на камне была сделана на Огаме, священной письменности ирландских скоттов, приводит к выводу, что автор был реальным историческим прообразом "Парт-олона, короля скоттов" и "сыном Эрк-ола Партаи", который, согласно древним британским и ирландско-шотландским историям, прибыл около 400 года до н.э. из Средиземноморья, через Испанию, на Оркнейские острова, и который впервые колонизовал и цивилизовал Ирландию. Дальнейшее исследование полностью подтвердило этот вывод.

Но вначале следует сделать одно замечание относительно его кланового титула Gy-aolownie, или, как он был написан на Огаме, Gioln. Это имя, очевидно, соответствует имени клана Geleoin или Gleoin из ирландско-шотландской истории, которое носил, согласно традиции, первый король скоттов в Ирландии Парт-олон, и клан, который в доисторический период колонизовал Северную Британию. В дальнейшем материале цитированных выше книг мы находим памятку о временном пребывании Парт-олона в Испании – в названии Icathir-si, соответствующим Агадиру (Agadir), названию древнего финикийского города-порта Гадеса (совр. Кадис), лежащего за Столбами Геракла, а в названии Traicia – памятку о более отдалённом городе-порте Тарсе в Киликии:

"В тот же год прибыл [в Эрин]... из страны Трасия (Traicia) [Tarsi?] клан Гелеон (Geleoin) ... Икатир-си (Icathir-si) [Agadirs] было их имя, ... сын Парт-олона (Part-olain)" (книга Лекана)[75].

Вероятно, этот титул был прототипом второй части названия Katye-Uchlani, которое греческий географ Птолемей применял для обозначения правящего племени, занимавшего во времена Цезаря домен верховного короля бриттов Кассивелауна (Cassi-Uallaunus, или Cassi-vellaunus), простиравшийся от Темзы до рек Уощ и Хамбер. Его также можно увидеть в сокращённой форме, если отбросить начальную G, в имени самого короля – Cassi-Uallaun, или Cad-Wallon кимров. Мы получаем уравнение:

 Gy-Aolownie или Gi-Oln (Ньютоновский камень) = Geleoin, Gleoin (ирландско-шотландские истории) = Uchlani (Птолемей) = Uallaun(i) (римляне) = Wallon (кимры)

Происхождение и смысл этого названия оказываются хеттскими. Слово Ilannu в вавилонском означало "хетт"[76], Allanu – "дуб"; Khilaani или Xilaani – хеттское слово для коридора, здания с портиками или дворца; оно, в частности, использовалось для обозначения хеттских построек в Киликии[77], которым подражали вавилоняне[78]. Слово Khilaani очевидным образом родственно аккадскому Khullanu, или Xullanu - "деревянный", что раскрывает нам хеттские или аккадское происхождение греческого слова Xulon, или Xylon ("дерево"). Вероятно, название этих хеттских деревянных дворцов с портиками было перенесено на их строителей[79]. Финикийская ветвь хеттов славилась своим искусством работы по дереву, как и своим строительным искусством. Царь Соломон говорил о финикийском правителе Тира: "Ты знаешь, что у нас [израильтян] нет людей, которые бы умели рубить дерева так, как Сидоняне [финикийцы]"[80].

Представляется, что деревянные дворцы хеттов с их портиками и коридорами имели готский тип, особенно с учётом того, что, как мы увидим далее, хетты являлись ранними готами. В наши дни считается, что готический стиль в архитектуре возник не ранее XII века христианской эры. Но я уже давно показал, что его использовали индо-скифы или индо-готы во II веке н.э. в своих храмах на северо-западной границе Индии[81]. Идентичность хеттов и готов объясняет также появление готических арок в нескольких древних хеттских зданиях в их каппадокийской столице, датируемых не позднее 1500 г. до н.э.

Как племенное название, имя Гелон использовал Геродот[82]. Имя Гелон носил царь Сиракуз, финикийского поселения. Термин "деревянное жилище", возможно, применялся для различения хеттских аристократов, обитавших во дворцах, от аборигенов, обитавших в примитивных жилищах. От этих деревянных дворцов, видимо, произошло племенное название Гелоны (Geloni), упомянутое Геродотом при рассказе о колонии торговцев мехами в долине Дона в Скифии, или Готландии, чей город был целиком построен из дерева, с храмами и высокими стенами, которые поклонялись Дионису, как и финикияне и ранние бритты, и прибыли из торговых портов Греции[83], имея т.о., предположительно, финикийских предков, т.к. финикияне были главными торговцами в античной Греции.

Как Khiluni этот слово использовалось в качестве личного имени вавилонскими кассиями, с вариантом в виде Gilian[84]. В древней форме Gualen этот термин использовался как клановое имя бриттами[85], а также кимрами для одного из свих главных морских портов Cet-gueli, современный Kid-welly (в Кармантене[86]), который, по сообщению британских хроник, был древним портом скоттов или сети (Ceti), т.е. Катти (Catti). Утратив начальную букву G (подобно gueli в Cet-gueli, ставшем welly), это название в форме Uallaun стало обозначать клановый титул верховного короля бриттов из рода Катти, или Касси (Catti, Cassi), Кассивелауна, или Кад-валлона (Cassi-uallaun, Cad-wallon), а также титул правящего клана бриттов на большей части Британии[87]. Одна из поздних надписей с вариантом написания этого имени в виде Katye-uchlani, представляет особый интерес. На монументе II или III века н.э., найденном близ южного края римского вала у Саунд-Шилдса, на реке Тайн (Tyne)[88], упоминается клановый титул скоттов Cat-uallauna. Этот изящный памятник, изображающий бриттскую леди (см. рис. 20), был воздвигнут, как сообщает надпись, сирийцем Баратом из древнего финикийского города Пальмиры, лежащего на торговом пути от Тира и Бейрута в Месопотамию, города, в котором находился знаменитый храм финикийского бога Солнца Бела с колоннадой около мили длиной. Тот, кто поставил этот памятник, называл себя в надписи Баратом (Barates) и сообщал, что он женился на леди из клана Cat-uallauna, чью смерть он оплакивал, патетически восклицая "Увы!" (Alas!).

 

   Рис. 20. Памятник. Рис. 20'. Надпись.

 

Этот клан Cat-uallauna также существовал в шотландской области Селькирк (Selkirk) около V века н.э. В Ярроу есть надгробие с надписью на грубой латыни, примерно V в. н.э., посвящённое памяти вождя клана Ceti-loin.

Название этого клана, Gy-aolownie, или Gi-oln, видимо, сохранилось в названии дамбы Clyan's Dam, близ Дона, по соседству с Ньютоновским камнем, к югу от горы Беннахи, также в названии замка Cluny, или Clony, или Kluen по соседству. В последнем случае стоит отметить параллель с названием Khilaani хеттского дворца[89].

Утрата начального G довольно обычна в диалектах, так Gwalia стал Wales; Gwite, или Guith стал Wight; William – остаток от более раннего Gulielm, или Guillame. Таким образом, слово "Prat-gioln" из надписи на нашем Ньютоновском камне, предположительно имевшее смысл "Повелитель Прат" (Prat-the-Lord)[90], стало в диалекте Part-olon. Впрочем, каким бы ни было значение слова "gioln", очевидно, что этот Prat-gioln является исходным источником для более поздней формы Part-olon.

Итак, финикийский барат, автор надписи на Ньютоновском камне предстаёт историческим прототипом известного в традиции Прат-олона, первого короля скоттов, прибывшего в Ирландию около 400 г. до н.э. из Средиземноморья, через Испанию. Его клан колонизовал и цивилизовал Ирландию, а затем Северную Британию.

Латинские версии древних британских хроник, записанные монахом Неннием и Гальфридом Монмутским, передавали имя Partolon, встречающееся в ирландско-шотландских повествованиях, как латинизированное Партоломус (Partholomus), чтобы приспособить его к имена новозаветного апостола Варфоломея (Bartholomus, Bartholomew).

Сообщение о прибытии Парт-олона в Ирландию по "Истории бриттов" Ненния, написанной около 800 года н.э.: "Через длительное время после этого события (прибытия пиктов) в Эринн (Ирландию) прибыли скотты, с побережья Испании. Первым прибыл Партоломус с тысячей человек, мужчин и женщин. Но вскоре случилась чума, и все они сгинули за неделю".

Утверждение, что Партолон прибыл через Испанию очень важно, так как представляет собой ещё одно свидетельство его арийско-финикийского происхождения. Он прибыл, как и Брут ранее, видимо, через знаменитый финикийский порт в Испании Гадес (ныне Кадис), "Дом Гадов (Gads), или финикиян" – слово Gad являлось вариантом Catti, использовавшимся финикиянами. Гальфрид также сообщал, что Парт-олон прибыл из Испании.

Традиционным местом, где Партолон сошёл на ирландский берег, по Баллимотской книге, написанной на Огаме, является Скене на побережье залива Кенмэр в графстве Керри[91]. В этом регионе находят много монументов с огамическими письменами, больше чем, в других частях Британских островов.

Опустошительная чума, упомянутая выше Неннием, вероятно, представляла собой битву с аборигенами, называвшимися Фоморами (Fomori), которые, по ирландским хроникам, напали на Парт-олона и его отряд, но были побеждены им.

Гальфрид сообщал, что наследники Парт-олона продолжали жить там и колонизовали, в конце концов, всю Ирландию. Однако, как показывает надпись в Абердиншире[92], сам он покинул Керри и направился в Северную Шотландию – возможно, в поисках приключений, или для завоевания новых земель. Традиция сообщает, что в Керри остались двое его сыновей. Ирландские хроники называют их Слайндж (Slainge) и Рудрайдж (Rudraige, Roderick).

Отдельные детали поездки Парт-олона из Испании через Ирландию в Северную Шотландию сохранились в хрониках Гальфрида, но там, похоже, смешан его переезд на север Абердина с его высадкой на побережье Керри. Гальфрид писал, что Партолон прибыл в Ирландию во время правления короля бриттов Гаргианта (Gurgiunt), который, около 407 г. до н.э. наследовал своему брату Белину (Belinus), двадцать второму по счёту королю по прямой линии от Брута, и который правил номинально всей Британией, от Корнуолла до Кейтнесса[93], имея две столицы – в Оске (или Каэрлеоне), стоявшем на берегу реки Аск (Usk)[94], и Три-новантуме (позже Лондон), на Темзе. Он также унаследовал после своего отца власть над провинцией Дакия (которая, судя по контексту, располагалась в Дании, а не на Дунае). Король Гаргиант возвращался с флотом с Оркнейских островов, когда он встретил флот Парт-олона. Гальфрид пишет: "В то время Гаргиант… увидел тридцать кораблей, на которых находились мужчины и женщины. В ответ на вопрос о причине их прибытия, их правитель, по имени Партолоим (Partholoim) почтительно приблизился к нему, попросил прощения и мира, и сказал, что он явился из Испании и проплыл моря в поисках места для поселения. Он пожелал осесть в Британии, чтобы положить конец своему утомительному странствию, продолжающемуся уже полтора года. Когда Гаргиант Брабтрак (Brabtruc) узнал, что они прибыли из Испании и что они прозывались Бар-кленсы (Bar-clenses), он удовлетворил их просьбу и послал людей с ним в Ирландию,… и выделил её им. Там они умножились в числе, и стали владеть этим островом до наших дней".

Описанное Гальфридом появление у Оркнейских островов Парт-олона с флотом, якобы на пути из Испании, видимо, относится к его поездке из оставленной в Керри колонии в долину Дона в Абердине. Часть повествования, описывающая возвращение Парт-олон из Оркнейских островов в Ирландию, является, вероятно, путаницей, созданной переписчиками хроник до Гальфрида, подменившими исходное слово Garrioch (область на северо-востоке Шотландии, где находился Ньютоновский камень), на Ciarraighe[95], ирландское Керри (где Парт-олон основал, согласно традиции, колонию). Гальфрид писал, что Парт-олон высказал желание поселиться в Британии, а не в Ирландии, хотя позже упомянул Ирландию, вероятно, чтобы приспособить свой рассказ к ирландско-шотландской традиции.

Достоверные и относительно современные описанным событиям письменные свидетельства о пребывании в регионе Оркней[96] ранних катти, или хатти (Catti, Khatti) с их солнечным крестом подтверждают историчность традиции о посещении ими этих островов. В Лунастинге (Lunasting), находящемся на мейнланде Шетландских островов[97] (или Страны Шетов, что представляет собой смягчённый вариант слова Хаты, или хетты, или Ceti в ранних шотландских монументах) есть дохристианский монумент с надписью на Огаме, с выгравированным на его вершине солнечным крестом. Эта надпись поставила в тупик экспертов-кельтоведов, которые считали её то кельтской, то гэльской, то уэльской и т.д.. Кельтовед д-р А, Макбейн (Macbain) с досадой заявил, что "она написана не на уэльском или каком-нибудь другом языке!"[98]. Однако я нашёл, что она без труда читается на эддическом диалекте готского. Вот моя транскрипция этой надписи латинскими буквами (краткое неявное а выражено малым шрифтом, другие буквы – заглавным):

+ XaTTUI CUH XaTTS: +H XaHHTT MaNaNN: HaCC FFEFF: NEDT. ON Na.

Буквальный перевод с готского:

"Крест в Xattni-Cuh (городе) Xatl (или Khatt)[99]. Крест (поставил) Xahht Manann (сын) Hacc Ffeff (который) покоится под ним[100], надеюсь лечь рядом[101]".

Слово Cuh, применённое для обозначения " города" для старого города Khatti, или Xatti в Шетландии, где был воздвигнут монумент, имеет особое значение в отношении хеттов. Как теперь ясно, оно является эквивалентом современного названия Кой (Koi) для "города", применявшегося в старой "Стране Хеттов" в Малой Азии. Так, древняя главная столица хеттов все ещё называется Богаз-Кой, или "город Богаз". Оно также представляется мне хеттским прототипом современного слова Ga(n)w ("город") в Индо-Персии. Видимо, этому хеттскому слову обязаны и прибавления Cu, Go, Gow в названиях старых центров цивилизации в Шотландии, таких как "Glas-cu" – Глазго (Glasgow) в старом произношении; "Cads-cu" или "город Кадов (или финикиян)", старое название Кадзу (Cadzow), прежнее название Гамильтона[102] (резиденции герцогов Шотландии) в Клайде, с его дохристианским крестом; Лар-го (Lar-go) в графстве Файф (Шотландия), с его монументами и дохристианским крестами; Линлит-го (Linlith-gow), древняя резиденция шотландских королей, и т.д.

Дальнейшие свидетельства присутствия ранних хатти (Khatti) в регионе Оркней доставляют географические названия близлежащих местностей на материке. Например, Caithness, древнее Kataness. Смежный Sutherland в донорманнское время назвался Catuc, или Catland, или "Страна Катов", то есть. Катти (Catti), или хеттов. Герцог Сазерленд до сих пор называется местными "Diuc Cat", или "герцог Катов" (т.е. Катти)

Племенной титул "из Бар-кленсов", данный Гальфридом Партолону, подтверждает его тождество с финикийским автором надписи на Ньютоновском камне. Приставка "Бар", очевидно, является сокращением от "Барат", которое на шумеро-финикийском писали просто как "Ба-ра"; "кленс", очевидно, является латинизированной формой финикийского Gyaolownie, или Gioln - титула Uchlani, который, как мы видели ранее, представлял собой хеттский титул Khilani, особенно распространённый в Киликии, откуда прибыл наш автор, как то он сообщил в своей надписи. Теперь мы понимаем, почему король бриттов, происходивший напрямую от первого бриттского короля Брута и правивший в более цивилизованной южной частью страны, отнесся дружески к своему сородичу Парт-олону, как только узнал, что тот "из Бар-кленсов", поскольку это был тот же Катти или хеттский клан, к которому принадлежал и сам король.

Следующий титул, данный Парт-олону в ирландских хрониках, "сын Сера (Sera) или Сра (Sru)", тоже подтверждает его хетто-финикийское происхождение. Этот титул, очевидно, передаёт титул Sar короля Барата. Основатель первой финикийской династии в Месопотамии постоянно именовал себя "Сын (или наследник) Сара (Sar)"[103]. Всё это подтверждает нам замечательную аутентичность ирландско-шотландской традиции и, одновременно, снова удостоверяет арийское хетто-финикийское происхождение Парт-олона, который предстаёт первым цивилизатором не только Ирландии, но и севера Шотландии, за четыре сотни лет до начала христианской эры.

Эмиграция Парт-олона из Киликии около 390 г. до н.э., возможно, была вызвана вторжением в Киликию и Малую Азию вообще в 399 г. до н.э. греков-спартанцев. В 394 г. до н.э. против них выступил финикийский флот, но окончательно поражение на море от финикиян они потерпели лишь в 387 г. до н.э. Бегство Парт-олона (а в повести сообщается, что он был "изгнан" из своей страны), произошедшее во время оккупации Киликии спартанцами, согласуется со сведения о тогдашних событиях на его родине в Малой Азии.

Имя Парт-олона частично сохранилось в названиях окрестностей места, где он поставил свой монумент, что подтверждает вышеприведённую расшифровку надписи, равно как и его важную, хотя ныне и забытую роль в истории цивилизации Северной Шотландии.

Среди них названия Вартл и Варт-хилл (Wartle, Wart-hill) в нескольких милях к востоку от монумента (w, p и b взаимозаменяемы в диалектах); округ Боурти (Bourtie) в нескольких милях от камня вниз по долине Дона. Что ещё важнее, деревушка в девяти милях к северо-востоку от камня носит название Бартл (Bartle) или Бартол Чапел (Barthol Chapel). Бартол Чапел находится на месте древней римско-католической часовни (chapel) в честь св. Варфоломею (Bartholomew). Каждый год в последнюю среду августа, день св. Варфоломея, в ней проводятся ярмарки. Преобразование имени Парт-олон в Бартол и Варфоломей легко объясняется обыкновением римских священников ранне-церковного периода включать, с целью привлечения прозелитов, местных героев в список христианских святых. Такое изменение, как мы видели раньше, делали и Ненний с Гальфридом, превратив имя Парт-олон в Партолоим (Partoloim), Партоломус (Partholomus) и Бартоломеус (Bartholomaeus).

 

Арийские правители пиктов с титулом Брад

Титул Брад (Brude), который носили многие короли пиктов в Шотландии, вероятно, также был произведён из Prwt или Prat, или варианта Brut титула Парт-олона, короля скоттов из надписи на нашем монументе.

Из книги Адамнана, ученика и биографа ирландско-шотландского миссионера Колумбы (521- 97 гг.) мы узнаём, что Колумба, прибыв в 556 году н.э. в Шотландию для обращения язычников-пиктов, нанёс визит их королю, которого звали Брад, обитавшему в крепости в Инвернессе[104], ныне называемой Крейг Фадриг (Craig Phadraig)[105], на берегу залива Мори-Фирт, к которому ведёт старая дорога из Абердина, проходящая мимо месторасположения Ньютоновского камня. Брад принял миссионера дружелюбно, и пригласил его на состязание с верховным жрецом друидов. После того, как Колумба одержал победу над друидом с помощью "высшей магии", Брад принял христианство и Колумба окрестил многих его подданных – заметим, за сорок лет до прибытия в Британию св. Августина, обратившего страну в христианство. Он также дал Колумбе разрешение открыть миссию, построить монастырь в Дире (Deer), в 20 милях от нашего камня, и предоставил в его распоряжение остров Айона (Iona)[106]. Последнее известие показывает, что Брад был королём всей Шотландии.

Важно отметить, что королевский титул Брад, записывавшийся также как Bridei, Bride, Brete, Breth, использовался большинством предшественников этого короля, согласно списку королей пиктов кодекса Колбертина (Colbertine). Это список, в существенном совпадающий с таковыми же в ирландских книгах Баллимота и Лекана; начинается с первого короля-эпонима пиктов по имени Круитн (Cruithne) и заканчивается последним пиктским королём Бредом (Bred), около 834 г. н.э. Имя Круитн, первого короля пиктов, как считают кельтологи, представляет собой пиктскую форму слова "Pruithne", или "Briton", поскольку, по их мнению, пикты, как и кельты или гэлы заменяли Q на P в произношении имён, а также заменяли B на P. Если Круитн действительно представляет собой Pruithne, то имя первого пиктского короля Шотландии, по существу, совпадает с Prwt, именем автора надписи на Ньютоновском камне, и, таким образом, это, видимо, один и тот же человек. Круитн (или Пруитн), как сообщается, был сыном Синга (Cinge). Цитированная выше ирландская книге дополняет это сообщение, называя Синга "сыном Лучтаи (Luchtai), сына Парти (Parthi, или Parthalan)". Последнее утверждение связывает Круитна с Парт-олоном, имя которого, как было показано, являлось только семейным титулом. Однако утверждение, что Круитн был правнуком Партолона, видимо, представляет собой вставку ирландских писцов, сделанную для согласования с ирландской традицией о поселении и смерти Парт-олона в Ирландии. Миграция же в Шотландию приписана ими третьему поколению его потомков.

За Круитном (или Пруитном) в списке пиктских королей следуют "семь сыновей", каждый из которых правил, предположительно, один за другим, после своего отца. Однако в ирландской версии их именами названы семь провинций средневековой Шотландии, начиная с Фиб, или Файф, и включая Фортренн (Fortrenn), или Перт (Perth), Гот (Got), или Кайт (Caith). Ирландская версия далее утверждает, что все семь провинций Северного Альбана находились под верховным правлением Онбеккана (Onbeccan), сына Кайта. Верховенство, приписанное Кайту (имя, которое является названием племени Catti) и его сыну, показывает, что в Шотландии наследование шло от отца к сыну, начиная с первого короля Круитна, он же Прут (Prwt), или Парт-олон Ньютоновского камня. Наследование у других правителей также шло от отца к сыну, по крайней мере, для двух из четырёх королей, перечисленных вместе с Онбекканом, а именно Геста (Gest) и Ур-Геста (Wur-Gest, или Ur-Gest) тоже шло от отца к сыну, поскольку приставка Ур означала "сын такого то". Этот факт очень важен, поскольку он показывает, что первые пиктские короли наследовали друг другу по отцовской линии, а не по материнской, и, таким образом, были, вероятно, арийцами, а не пиктами, поскольку у последних трон наследовался по линии матери.

После этих ранних правителей следуют двадцать девять королей пиктов, каждый из которых носил титул Брад. Как утверждается, они правили Ибернией[107] и Северным Альбаном. Список этих королей приведён ниже, и примечательно, что некоторые имена в нём являются, по существу, арийскими[108]. Дана ирландская версия, в скобках приведены варианты написания имён по кодексу Колбертина.

1. Brude Bont. 2. Brude или Bruide-Pant(B.- Pont). 3. Bride-Ur-pant (-Ur-pont). 4. Bride-Leo. 5. Bride-Ur-Leo (Uleo). 6. Brude-Gant. 7. Brude-Ur-gant. 8. Brude-Guith (Gnith). 9. Brude-Ur-Guith (-Ur-Gnith). 10. Brude или Bruide-Fecir. (-Feth). 11. Brude-Ur-Fecir (-Ur-Feichir). 12. Brude-Cal. 13. Brude-Ur-cal. 14. Brude-Cuit (-Cint). 15. Brude-Ur-Cuit (-Ur-Cint). 16. Brude-Fet. 17. Brude-Ur-Fet. 18. Brude-Ru. 19. Brude или Bruide-Uru (Ero). 20. Brude-Gart. 21. Brude-Ur-gart. 22. Brude-Cinid (Cind). 23. Brude-Ur-cinid (Ur-Cind). 24. Brude-Uip. 25. Brude-Ur-Uip. 26. Brude-Grid. 27. Brude-Ur-Grid. 28. Brude-Mund (Muin). 29. Brude-Ur-mund (Ur-muin).

Рассматривая этот список королей, мы видим, что "Brude" было титулом, присоединяемым к личному имени короля. Далее, имена в списке даны парами, в которых второе имя снабжено приставкой Ur, предположительно представляющей кельтское Ua, "потомок, сын"; точную аналогию такого приёма мы находим в списках на санскрите и пали арийских Барат-царей, где часто даны имена с приставкой Upa, означающей "сын такого-то" для царя, носившего такое же имя, что и его отец[109]. И это также доказывает, что, по крайней мере, половина (если не все) Брад-королей, как и первый из них, наследовали своим отцам, то есть, патрилинейно.

Сходным образом, среди исторических королей пиктов, преемников Брада- патрона Колумбы, которого называли "сыном Малькома (Malkom), или Мельхона (Melchon), обнаруживаются следующие с титулом Брад: Браде или Брейде (Breidei), сын Фата (Fathe), или Вида (Wid), 640 г. н.э.; Браде или Брейде, сын Били (Bili), или Биле (Bile), 674- 93 г. н.э.,; Браде или Брейде, сын Дирилея (Derelei), 699 г. н.э.; Браде или Бреди, сын Виргаиста (Wirguist), или Тенегаса (Tenegus), 761 г. н.э., Брэд или Браде, сын Ферата или Фотела, последний король пиктов, 842 г. н.э.

Важно отметить, что хотя пикты, до-бриттские обитатели Британии, не были арийцами, но эти их короли, носившие титул Брад, были не пиктами, а бриттами или скоттами, то есть, арийцами. Второй из них, "Бредеи, сын Били", был сыном короля Шотландии Били (тёзки финикийского бога Солнца Бела), который именовался королём Стратклайда, и форт (dun) которого назывался Дан-Бартон (Dun-Barton), или форт Бартонов (т.е. Баратов). Брад или Бредеи, его сын, титуловался королём Фортренна (Fortrenn), или Перта (Perth), где находилась его резиденция. Его родич, тоже король, и тоже по имени Брад, позже участвовал в обороне Дан-Бартона от англо-саксов.

Таким образом, можно предполагать, что Парт-олон из долины Дона в IV веке до н.э. стал править пиктами; и что последующие их правители, носившие титул Брад и объявлявшие себя потомками Круитна (Пруитна), были его родичами, если не прямыми потомками. Это означает, что в конфедерации пиктов и скоттов, о которой так много пишут в учебниках истории, скотты были правителями и предводителями в битвах, а пикты – их подданными, которых те, более или менее цивилизовали. Такие отношения продолжались до IX в. н.э., когда шотландские короли пиктов всё ещё использовали диалектную форму старого арийского кланового титула "Барат", как и арийско-финикийский король из нашей надписи на Ньютоновском камне, Prat-(gya-) olowonie, или Part-olon, король скоттов. Предположительно он носил ещё и титул Кат-лаун (Cath-laun), как и первый традиционный король пиктов. Кстати, в доисторические времена долина Дона была основным местом обитания пиктов. Остатков их подземных жилищ там особенно много.

 

Прибытие "бриттов", или бритто-финикиян во главе с Брутом-троянцем на Альбион около 1103 г. до н.э.

"В конце концов он (Брут троянец) прибыл на сей остров, названный в его честь Британией, поселился на нём и наполнил его своими потомками" (Ненний).

Подтверждение надписью на Ньютоновском камне историчности древних британских хроник в отношении прибытия короля скоттов Парт-олона в страну пиктов, позволяет предположить, что и более ранняя часть этих хроник также достоверна.

Их самая ранняя часть рассказывает о первом прибытии, около 1103 г. до н.э., бриттов во главе с "королём Брутом троянцем" по морю в Альбион; о колонизации и цивилизации ими этой страны, получившей название "Брит" в форме "Британия" (Brit-ain)", т.е. "страна бритов", и получившей "троянский" язык. Эта версия, как мы увидим, полностью подтверждается новыми историческими фактами.

Древние британские хроники известны ныне лишь по их латинским переводам, сделанным Гильдой Албанием (V в. н.э.)[110], Неннием (около 822 г. н.э.), Гальфридом Монмутским (около 1140 г. н.э.), а также по фрагментам в уэльским и ирландско-шотландским повествованиях. Эти древние хроники, как сообщали их редакторы, были переведены или скомпилированы из более ранних текстов – составленных "на (древнем) бриттском языке", говорит Гальфрид – которые, будучи написанными, предположительно, на пергаменте, не сохранились.

Эта древняя традиция передавалась письменно из поколения в поколения бриттами, которые, как мы увидим ниже, знали письмо задолго до своего прибытия в Британию. Время от времени она, как обычно, модернизировалась переписчиками, подобно тому, как современные писатели модернизируют Чосера или легенду об Артуре. Эта традиция считалась подлинной ещё столетие назад. Произвольное отвержение этих древних хроник как источника по до-римской истории Британии современными писателями основано на такого рода догмах, которые признали бы недостоверными и раннюю греческую, римскую историю, Ветхий Завет. Обычное утверждение, что до римлян в Британии не было никакой цивилизации, а бритты были просто "татуированными дикарями, скитающимися среди лесов", не обосновано никакими свидетельствами, ни Цезарем, ни каким-то другим авторитетным римским историком. В своих заметках об обитателя Британии, основанных на личных наблюдениях во время пребывания там в течение нескольких месяцев и на том, что ему было рассказано переводчиками, Цезарь описал народ в целом как цивилизованный. Он сообщил, что они жили в поселениях, обрабатывали землю, имели королей, которых в одном Кенте было не менее четырёх, что "жители Кента [единственные, среди которых он побывал] цивилизованны… и их обычаи напоминаю галльские" - то есть, народ культурный и хорошо одевается. Он также сообщил, что Британия "плотно заселена, в ней множество зданий, большинство из которых построено на галльский манер, жители имеют очень много скота, пользуются золотыми монетами и железными кружками, оцениваемыми по весу, в глубине страны производят олово". На территории Франции и Бельгии было найдено много ранних бриттских монет, что говорит об участии бриттов в международной торговли в доримский период. Слова Цезаря об обитателях Британии, названых им "внутренними", что они наносят на свою кожу голубую краску, "редко беспокоят себя сельскохозяйственными делами, питаются в основном молоком и мясом, одеты в кожу" можно отнести лишь к нецивилизованным людям в глубине страны, которые были, как мы видели, не бриттами, а аборигенами-пиктами.

Цезарь также отметил высокую эффективность военных отрядов бриттов: "солдаты легионов не годятся для борьбы с таким врагом… вражеские лошади и военные колесницы наводили ужас на нашу кавалерию".

Здесь важно отметить, что эти колесницы (бывшие характерной особенностью войска бриттов и незнакомые римлянам), которых один только Кассивелаун сохранил после роспуска своей армии около четырёх тысяч, были того же типа, что и колесницы, использованные хеттами в битве при Кадеше (около 1295 г. до н.э.), которые описал фараон Рамсес II.

   Рис. 21. Хетто-финикийская боевая колесница – прототип военных колесниц бриттов. Изображение из Абидоса.

 

Те, кто отрицает существование доримской цивилизации в Британии – основываясь только на доверии к догматическим тезисам нескольких поколений невежественных учителей, чрезмерно преувеличивавших римское влияние на Британию – закрывают глаза также на неудобные для них свидетельства до-римских монет, на сведения греческого мореплавателя Пифея, который около 350 г. до н.э., то есть, за три столетия до Цезаря, проплыл вокруг Британии и нанёс на карту её очертания. Пифей был родом из Фокеи, расположенной к северу от Смирны в Малой Азии. Колония его соотечественников обосновалась в Массилии (Марселе), занимаясь экспортной торговлей оловом из Корнуолла. Отплыв из Массилии, предположительно для изучения страны, откуда вывозилось олово, Британии, которую он называл Pretanic, он вначале посетил старый финикийский порт Иктис (Ictis)[111], через который шёл экспорт олова, затем поплыл на запад, вокруг Британии, делая обзоры страны и причаливая в нескольких местах. В конечном счёте он достиг Шетландских островов (названных им Туле). Он нашёл, что народ везде живёт оседло, обрабатывает землю, даже в Шетландии, где производится вино из "зерна и мёда".

Ещё одно основание для признание недостоверными древних британских хроник, а именно, ссылка на отсутствие надписей, которые подтверждали бы излагаемые в них сведения, если бы его принять, привело бы к признанию недостоверной всей древней греческой и римской истории, покоящихся исключительно на литературных источниках, а также истории, изложенной в Ветхом Завете, как и большей части истории ранней христианской церкви. Единственное различие в принятии еврейской традиции и отклонении британской состоит в том, что первую проповедуют в церквях и преподают в воскресных школах, в то время как вторая, столько же аутентичная, активно принижается и дискредитируется как "сфабрикованная", современными писателями, каждый из которых механически повторяет другого. Тем не менее, как мы увидим, для древней истории бриттов имеются и эпиграфические свидетельства.

Ссылка на то, что в греческой и римской классике нет упоминаний о короле Бруте, даже если бы это было так, хотя это неверно, тоже не может быть признана достаточным основанием для отвержения древних британских хроник, рассказывающих о нём. В классике нет ни упоминаний о предках исторических греков, ни имён других потомков Энея, которые, по Гомеру, воевали в Трое. Нет в них и никаких сообщений о еврейских патриархах, пророках или королях.

Для упоминаемого в традиции места рождения Брута-троянца, Лациума, есть свидетельства, указывающие на прямую связь его одновременную и с Троей, и с древней Британией. По римской традиции, переданной Виргилием, там высадился, бежав из Трои и захватив с собой "домашних богов-хранителей (пенатов)", Эней-троянец, прадед Брута. Недавно в Лациуме при раскопках были обнаружены два доисторических храма (один из них см. на рис. 22), возможно, устроенные там некогда самим Энеем. Они имеют тот же вид, что и священные здания, изображённые на хетто-шумерских печатях[112]; на них нанесены такие же кресты и свастики солнечного культа, что и на троянских амулетах, а также на древних монетах и монументах Британии (рис. 27, 28).

   Рис. 22. "Троянский" храм в Лациуме, где родился Брут.

 

Это показывает, что троянцы принесли в Лациум, место рождения Брута, ту же солнечную религию, с теми же символами, что и Брут и его троянские бритты принесли в раннюю Британию.

Реабилитированные ныне ранние британские хроники являются достоверными источниками по вопросу прибытия бриттов и ранней истории до-римской Британии. В своей нынешней форме они, конечно, содержат, как и другие летописи, много деталей, внесённых позднейшими поколениями переводчиков и переписчиков.

Из всех ныне существующих текстов этих хроник версии Ненния и Гальфрида Монмутского представляются наиболее аутентичными и полными, и они, в целом, согласуются между собой. Ненний сообщал, что он скомпилировал свой текст из древних бриттских книг, римских анналов и других источников. Гальфрид писал, что он перевёл на латынь "древнюю книгу на языке бриттов". Последующие выдержки из описания жизни и путешествия в Британию "короля Брута-троянца" даны по Гальфриду, а цитаты из книги Ненния приводятся только в случаях расхождения с книгой Гальфрида или наличия дополнительных деталей.

 

Биография Брута, первого бриттского короля

Рождение и ранняя жизнь Брута-троянца

"После Троянской войны Эней, покинув с Асканием[113] разрушенный город, приплыл в Италию. Там его по-дружески встретил король Латин, что вызвало недовольство Турна, короля рутулов[114], вступившего в войну с ним. Эней одержал победу и убил Турна, женился на Лавинии, единственной дочери Латина, и стал править царством (Латина) в Италии. После его смерти царство унаследовал Асканий[115]. Построил город Альба на берегу Тибра. У него был сын по имени Сильвий, который взял в жёны племянницу Лавинии. У них был сын по имени Брут.

Однажды на охоте юноша, которому тогда было пятнадцать лет, случайно поразил стрелой своего отца… После его смерти его изгнали из Италии, ибо его родичей сильно возмутило столь ужасное деяние.

Брут отправился в Грецию, где повстречал потомков Гелена, сына Приама, находившихся в рабстве у греческого[116] царя Пандраса. После разрушения Трои Пирр, сын Ахилла, привёз с собой Гелена и многих других в оковах[117], и, в отмщение за смерть своего отца, приказал держать их в рабстве. Поскольку они были потомками его бывших соотечественников, Брут обосновался у них. Благодаря своей храбрости в сражениях он получил признание у царя, военачальников, и местной молодёжи. Троянцы из разных мест стали стекаться к нему, желая поступить под его начало, чтобы освободиться от власти греков…. В Греции жил молодой аристократ Ассарак, троянец по матери и сторонник их дела… Брут, видя сколь много пришло к нему людей и получив поддержку Ассарака, согласился с их желаниями". [Далее сообщается, что Брут вступил в сражение с армией Пандраса у реки Акалон[118], победил в нём, захватил в плен царя и вынудил его пообещать отпустить троянцев из Греции, снабдить их кораблями и припасами для поездки, "золотом и серебром", а также выдать за него свою дочь].

Отплытие Брута с флотом из Греции

"Троянцы, освобождённые Пандаром, отплыли… Через два дня они прибыли на остров Леогесия [современный Лефкас, или Лефкада, в 35 милях от устья реки Ахерон в Эпире], ранее опустошенный пиратами и ныне необитаемый… Там, в заброшенном городе, они нашли храм Дианы и статую этой богини, которая прорицала им… Они попросили своего предводителя принести жертву и спросить божество, куда им следует направиться для поселения… Брут, сопровождаемый авгуром Герионом и двенадцатью старейшинами, направился к храму. Прибыв туда с венками на головах, как того требовал древний обычай, они зажгли три огня для богов Юпитера, Меркурия и Дианы, и принесли жертвы каждому из них. Брут, держа перед алтарём чашу, наполненную вином и кровью белого оленя, обратился богине с молитвой[119].

Повторив эту молитву, он четырежды[120] обошёл вокруг алтаря, затем, совершив возлияние вина в огонь, опустился на шкуру оленя, лежавшую перед алтарём, и погрузился в сон. Во сне богиня явилась ему и дала пророчество:

Брут! Лежит за границами земли галлов

Остров, окружённый западным морем

Некогда им владели гиганты, которых ныне осталось мало

Чтобы преградить тебе дорогу.

Плыви к этим счастливым берегам

Где судьбой предписано тебе создать вторую Трою

И основать империю

Которую ни время не разрушит, ни пространство не ограничит[121].

Очнувшись от видения, он созвал своих товарищей и сообщил им о пророчестве, чему они весьма обрадовались и стали настаивать на скорейшем отплытии на запад, чтобы достичь обещанного богиней.

Отправившись без промедления, они через тридцать дней достигли Африки. Оттуда они пришли к Филенским Алтарям [вулканические скалы в море к востоку от Карфагена], и к месту, называемому Салина [порт Селинунт на юго-востоке Сицилии], откуда поплыли между Русцикадой [cкалистый мыс в северной части Карфагенского залива; сейчас называется Рас Сиди] и Азарскими горами [горы Ауза в Алжире], где подверглись нападению пиратов, которых они победили и взяли себе их богатую добычу.

Оттуда, миновав реку Малуа [к западу от Орана], они прибыли в Мавританию, где сошли на берег, чтобы запастись провизией… Починив свои корабли, они направились к Столбам Геракла… прибыли в Тирренское мире [залив у Гадеса]. На его берегах они повстречали людей из четырёх племён из числа потомков изгнанных троянцев, которые сопровождали [трояно-финикийского] Антенора[122] в его бегстве. Их вождя звали Корин, он был мужем, сдержанным в речах, но отважным в битвах.

Путешествие от Гадеса к Альбиону

Оттуда они прибыли в Аквитанию, и, войдя в устье Луары, бросили якорь. Гоффар Пикт, тогдашний правитель Аквитании, узнав о прибытии в его страну иноземцев с большим флотом, послал гонцов спросить, прибыли они с миом или для войны. Те встретили Корина, который сошёл на берег с двумя сотнями людей, чтобы поохотиться в лесах, и потребовали у него ответа, кто дал разрешение охотиться в королевских лесах. Корин ответствовал, что испросить таковое ему не представился случай, на что один из посланцев, по имени Имберт, вышел вперёд с луком и выстрелил в него. Корин, увернувшись от стрелы, бросился на лучника и проломил ему голову своим боевым топором, после чего остальные бежали и принесли новости Гоффару. Король повёл армию, чтобы отомстить за смерть своего посланника" [Следует рассказ о битве пиктов с отрядом Брута и Корина, в которой последний выказывает геркулесову отвагу. Пикты бегут. Брут преследует их по Аквитании до места, где ныне стоит город Тур, который он основал[123], и назвал его "в честь троянца Турона, своего племянника", убитого и похороненного там. Брут вознаградил своих людей военными трофеями].

"Брут, встревоженный тем, что его людей остаётся всё меньше, в то время как враг прибывает в числе,… наконец решил вернуться на корабли, чтобы отплыть к острову, о котором говорила богиня.

Прибытие Брута в Альбион и колонизация страны, 1103 г. до н.э.

С согласия товарищей он подготовил флот и, нагрузив корабли добытыми трофеями, отплыл с попутным ветром к обещанной земле, и прибыл на побережье Тотнеса[124].

Остров тогда назывался Альбион и был населён немногочисленными гигантами. Приятные места, множество рек, изобиловавших рыбой, роскошные леса понравились Бруту и его спутникам, которые решили обосноваться там. Они прошли земли, заставили "гигантов" бежать и скрыться в горных пещерах, а затем разделили страну между собой согласно указаниям своего вождя.

Затем они начали строить дома и обрабатывать землю, так что вскоре страна стал выглядеть так, словно она давно была обитаема. Брут назвал остров по своему имени Британия, "Brit-ain", а своих товарищей – бриттами. Позже и их язык, до того называвшийся троянским [дорическим], или грубым греческим, получил название британского.

Однако Корин, в подражания вождю, назвал выделенную ему часть острова "Кориной"[125], а своих людей ''коринцами", по собственному имени. Имея преимущество перед другими в выборе провинции, он предпочёл эту [Corn-wall], которая теперь прозывается, на латыни Корнубия (Cornubia). Он воевал с вышеупомянутыми гигантами, которых в его провинции было больше, чем в других местах. Среди них был один отвратительный монстр по имени Гомагот (Goemagot)[126]… Однажды, когда Брут устроил торжественное празднование в честь богов в порту, где они впервые причалили, этот гигант с десятком товарищей напал на бриттов и убил нескольких. Бритты дали отпор и убили всех, кроме Гомагота, который схватился врукопашную с Корином… Корин, взвалив его на плечи, подбежал к краю обрыва и швырнул монстра в море.

С тех пор и до наших дней это место называется Лам Гомагот, т.е. "прыжок Гомагота".

Основание в Британии Новой Трои, "Tri-Novantuna", или Лондона, около 1100 г. до н.э.

Брут решил построить в своём королевстве город. В поисках подходящего места он прошел страну из конца в конец. Прибыв к реке Темзе, он осмотрел её берега и, наконец, остановился на месте, показавшемся ему удобным. Там он построил город и назвал его "Новой Троей". Под таким именем этот город был известен долгое время, пока в результате искажений оно не превратилось в Три-Новантум (Tri-Novantum). Впоследствии, когда Лад, брат Кассивелауна, воевавшего против Юлия Цезаря, стал управлять королевством, он окружил этот город величественными стенами и башнями и приказал называть его по своему имени "Каэр-Лад" (Kaer-Lud), то есть, город Лада, [или Lud-Dun, при искажении получилось Лондон].

Создание законов

После того, как Брут закончил постройку города, он подобрал для него жителей и дал им законы для мирного правления… В это время в Трое, после бегства Антенора, правили сыновья Гектора; в Италии правил Сильвий Эней, сын Энея и дядя Брута, третий король Латинян.

Смерть Брута и раздел Британии, около 1080 г. до н.э.

В течение этих событий у Брута от его жены Игноги (Ignoge) родилось три сына, Локрин, Албанакт и Камбер. Они, после смерти своего отца, случившейся на двадцать четвёртый год после прибытия, похоронили его в построенном им городе, а затем разделили между собой королевство Британия [кроме Корнуолла]. Локрин, старший, стал править центральной частью острова, прозванной позже по его имени, "Лагриа" (Laegria), Камбер получил часть, которая лежит выше реки Северн, ныне она называется Уэльс, но долгое время носила имя Камбрия, как и местный народ, который и доныне называет себя "камбрийцами". Албанакт, младший брат, стал владеть страной, которую он назвал Албана, ныне Шотландия.

Короли бриттов после Брута

После того, как они долгое время мирно правили вместе, в Албану вторгся король гунов Хамбер. Он убил в сражении Албанакта и вынудил его народ бежать под защиту Локрина. Локрин и его брат Камбер, соединив свои силы, выступили против короля гунов… и разгромили его[127].

Локрин взял в жёны дочь Корина по имени Гвендолена (Guendoloena)… у них был сын по имени Маддан, которого воспитал его дед Корин. [Следуют хроники дальнейших правителей, до римского периода. В правление Эбраука (Ebraucus), или Йорка (основавшего Йорк и Дан-Бартон) произошло вторжение бриттов в Германию].

Цивилизация Германии бриттами, около 950 г. до н.э.

Сыновья [короля Эбраука, четвёртого по счёту от Брута], под командованием одного из них, по имени Ассарак, отплыли с флотом в Германию и, с помощью наследников Альба Сильвия[128], подчинили обитавший там варварский народ и основали там королевство".

Обзор экспедиции Брута

Морской маршрут, которым проследовал Брут в своём путешествии от Ахерона (Акалона?), реки в Эпире, до Британии, описан источником в точном соответствии с реальным положением мест, всех без исключения. Видимо, они взяли курс сначала на юг, пока не увидели африканское побережье Алжира в районе Киренаики. Поскольку Виргилий упоминал, что Эней на пути из Трои к Тибру также видел затопленные камни, называвшиеся "Алтари", можно предположить, что троянские (и финикийские) моряки, отправляясь по Средиземному морю на запад, имели обыкновение плыть вначале на юг, пока не увидят побережья Африки, а затем плыть вдоль него, ориентируясь по хорошо известным скалистым мысам, как по путевым меткам.

Брут не был Колумбом в своём открытии Альбиона, или Британии, и ему не требовалась дополнительная сверхъестественная помощь, чтобы узнать о существовании этой страны, как и о её привлекательности для поселения. Альбион к тому времени, как мы увидим далее, был уже хорошо известен финикиянам, являясь богатым источником олова, и на полуострове Корнуолл уже обитала колония родичей- соперников бриттов, когда Брут туда прибыл. Представляется, что он со своим флотом сознательно направился от Ахерона для завоевания и аннексии Альбиона.

Сообщение о колонии четырёх кланов- потомков троянцев, встреченных Брутом на берегах Тирренского моря, за Столбами Геракла, имеет большую историческую ценность, поскольку оно устанавливает родство между троянскими потомками Дардана[129] и финикиянами, а также родство с финикиянами Брута. Поселением этих троянцев на берегах Тирренского моря был, безусловно, Гадес, который, согласно традиции, посетил Геракл, и в котором находился один из самых знаменитых финикийских храмов. Он был основан, как сообщает традиция, финикиянами из Тира, откуда произошло и название - "Тирренское море"[130] – название, применявшееся также к Тосканскому заливу, где тоже имелась колония финикиян, или "пунов", граничащая с Латином, где правили финикияне тиррены, или "тирийцы". Это финикийская колония Гадес, или "Gad-es", "Дом Гадов, или финикиян", была основана, вероятно, как станция на пути к оловянным рудникам Корнуолла и лежащих рядом с ним островов Касситерид, в наши дни ушедших под воду. Согласно Геродоту, Касситериды были главным источником олова, необходимого для производства бронзы[131].

Торговля оловом была всецело в руках финикиян[132]. И, видимо, "Страна олова за Верхним [Средиземным] морем" аморитских подданных Саргона I (2800 г. до н.э.) была Касситеридами.

"Троянских" торговцев, которых Брут встретил в Гадесе, возглавлял Корин, носивший греко-финикийское имя[133]. Их четыре клана, как сообщает текст, были потомками изгнанных троянцев, сопровождавших Антенора. Он был пощажён греками после захвата Трои и ему было разрешено покинуть город вместе с уцелевшими членами семейства, как и Энею с Асканием. Как и Эней, он отбыл в Италию вместе со спутниками, называемыми венетами, но избрал для поселения Иллирию на Адриатике, где основал город Падую[134], прилегающую к Венеции, название которой, видимо, передаёт его этническую принадлежность - "финикиец". Он был так знаменит, что удостоился статуи в Тире как полубожественный герой.

Схема потомков Антенора и их связи с Брутом (составлена по сообщениям Гомера, Геродота, Страбона, Павсания и др.):

Эзиет -> Антенор, Алкатос (муж Гипподамии, дочери Анхиза, отца Энея).

Антенор -> Геликаон (или Коон), Агенор, Полибий, Акамант, Ифидамант.

Агенор (царь финикиян, женат на Телефазии) -> Европа, Кадм, Феникс, Килик, (Фазос)[135].

Европа ->Мииос, царь Крита.

Четыре клана потомков троянцев в Гадесе, являлись, вероятно, потомками четырёх сыновей  Агенора, сына Антенора, царя финикиян – Кадма, Феникса, Килика, Фазоса. Первых двоих классические авторы называли финикиянами, как и их отца. Между прочим, из схемы видно, что знаменитый царь Крита Минос, сын Европы, также был финикиянином. Корин, вероятно, являлся потомком старшего сына Антенора Коона, убитого Агамемноном. Их предок Эзиет, возможно, был потомком Дардана, основателя троянской царской династии, и родичем Энея и Брута.

В Тотнесе, где, согласно тексту, причалили корабли Брута, до сих пор есть на прибрежной улице "камень Брута", о котором местная традиция сообщает, что там Брут впервые ступил на землю, когда прибыл в Альбион. Сообщение, что Брут причалил в Тотнесе, а не в Корнуолле, видимо, подтверждает и версия Ненния,

Родичи Брута в Альбионе

Ненний утверждал, что до прибытия Брута в Альбион там, видимо, в районе оловянных рудников Корнуолла, уже обитали его родичи: "Брут разделил остров Британия, который ранее был населён потомками римлян [правильнее: троянцами из Альбы на Тибре] от Сильвия Постума. Его называли Постумом потому что он родился после смерти своего отца Энея, его материю была Лавиния… Его звали Сильвий, от него цари Альбы получили имя Сильвии. Он был [наполовину] брат Брута…. Постум, его брат, правил латинами". По Гальфриду у него был сын Сильвий Альба.

О предыдущем правлении в Альбане, предположительно как наместника, Альбана Сильвия, "наполовину брата", а, скорее, дяди Брута, сообщала также ранняя шотландская хроника Duan Albanach[136] за 1070 г. н.э., предположительно составленная в честь воцарения короля Шотландии Малькольма III, коронованного в том году. В этой поэме он назван Альбаном, сыном Аскания, а не внуком Энея от его латинской жены Лавинии. Родственные отношения Брута и Сильвия Альбана, которого от изгнал, изображены на генеалогическом дереве, составленном мной на основе хроник Гальфрида и Ненния.

Эней + Креуса (первая жена, погибшая во время захвата Трои) -> Асканий (или Исикон, или Юл) -> Сильвий -> Брут

Эней + Лавиния (вторая жена, дочь Латина) -> Сильвий Постум, или Сильвий Постум Эней -> Сильвий Альбан, предок Ромула

Видимо, Сильвий Альбан, обосновавшийся в южной части Альбиона около 1130 года до н.э., одновременно с основанием финикийского поселения Гадес, был сыном (наполовину) брата деда Брута. "Море Ихт", по которому отплыл изгнанный Брутом этот его старший родич, либо же его люди[137], получило своё названия от порта на Корнуолле, именовавшегося греками "Икт" и являвшегося финикийским поселением, через которое шёл экспорт олова. Он также назывался "фортом Солнца (Din-Sol)", предположительно из-за находившегося там финикийского храма Солнца. Поскольку Сильвий Альбан, либо его люди, поплыли через "море Ихт" то, значит, Брут отправил их из региона оловянных рудников назад, на их родину, к Тибру.

Пребывание на Корнуолле родичей Брута объясняет, почему он высадился вначале в Тотнесе, а не в Корнуолле, где уже находились его соперники. Оно также объясняет, почему Корин, вождь четырёх кланов финикиян[138] в Гадесе, занимавшихся, в основном, торговлей оловом Корнуолла, попавшей ныне в руки их родичей-соперников из Тибра, так охотно присоединился к Бруту в его экспедиции для аннексии Альбиона, и при этом наверняка поставил условие, что он получит во владение Корнуолл с его монопольной торговлей оловом. Оно объясняет и причину, по которой Брут предоставил завоевание Корнуолла Корину, вместо того, чтобы заняться этим лично, а сам отправился в долину Темзы, где и обосновался.

Дата прибытия в Альбион Брута и его спутников получается из сложения приведённых в старых хрониках сроков правления королей, начиная с Брута и по непрерывной линии его преемников до Кассивелауна и его преемников. Нет ничего невозможного в том, что бритто-финикияне записывали и сохраняли списки своих королей и продолжительности их правления на ныне утраченных документах, поскольку, согласно классическим греческим авторам, финикияне изобрели искусство письма и распространили его в Европе. Письменность же требовалась их морским торговцам для ведения счетов – такие документы составляют большинство записей, находимых ныне при раскопках ранних цивилизованных восточных[139] поселений.

Просуммировав времена правления королей, приведённые в старых британских хрониках, получаем для времени прибытия Брута 1103 год до н.э. Эта дата согласуется с общепринятой датировкой падения Трои в 1200 году до н.э., поскольку Брут принадлежал к третьему поколению после Энея. Прибытие туда Сильвия Альбы может быть отнесено на несколько десятилетий ранее.

Миграция в Альбион Брута и его троянских и финикийских беженцев из Малой Азии и Финикии может быть связана не только с падением Трои, но и с истребительным вторжением в эти регионы ассирийского царя Тиглат-Палассара в 1107 – 1105 гг. до н.э.

 

Ариизация цивилизации пиктов Брутом и его бритто-финикиянами

Введение королём Брутом и его спутниками цивилизации и арийского языка в Альбионе, или, как эта страна стала с того времени называться, Британии, подробно описано в старых английских хрониках. Их подтверждают свидетельства, более или менее современные рассматриваемым событиям.

Названия племен тогдашних аборигенов, к сожалению, в существующих версиях хроник не сохранились. Однако эти аборигены, остатки селений которых датируются временами вплоть до палеолита, явно были пиктами, или "британским кельтами"[140].

"Гиганты", упоминаемые в хрониках, которые выступили против пришельцев, очевидно, были не аборигенами, а более ранней ветвью арийско-финикийских моряков-торговцев – Муру, или Амуру, или Аморитами – высокими людьми, строителями каменных кругов и "гробниц гигантов". Они разрабатывали там оловянные и медные рудники задолго, возможно за тысячелетие до прибытия туда Сильвия Альбана, но не колонизировали и не цивилизовали страну и туземцев[141].

Систематическая цивилизация Британии началась, таким образом, лишь с прибытия туда Брута. Он занял страну на север вплоть до Твида и сразу же стал объединять разные племена пиктов в одну нацию под своим правлением, вводя арийский язык и законы.

Брут ознаменовал аннексию Альбиона, дав стране новое имя. Он был, как мы видели, арийцем из племени Баратов, главными представителями которого были финикияне. Как мы уже видели и увидим ещё, в обычае финикиян было давать своим колониям собственные племенные имена. Хроники сообщают нам, что "Брут назвал этот остров по своему имени Британия, и своих спутников – бриттами". Исходная форма слова "Британия" была, как мы видели, "Барат-ана" (Barat-ana), или "страна Баратов". Это имя в относительно чистом виде сохранилось в названии Даи-Бартон (Dun-Barton), "форт Бартонов". В уэльской триаде[142], где Брут именуется Придайн (Prydain), сын Аэдда (Aedd) Великого, утверждается, что он назвал остров по своему имени "Остров Придайна" (Inis Prydain). И, как мы увидим далее, Брут, его бараты-бритты и их потомки дали местностям, реками, горам страны имена, перенесённые с их прародины в Малой Азии и Сирии-Финикии. Сходным образом, соратник Брута финикиец Корин, возможно, связанный с городом Коранна в Испании[143], дал, как сообщает традиция, своё имя полуострову Корнуолл.

Арийская цивилизация, которую Брут внедрил на значительной части Британии, началась с распространения агрокультуры, изобретение которой принадлежало арийцам и которая составляла основу их цивилизации. Хроники сообщают, что Брут и его товарищи сразу стали "обрабатывать землю и строить дома".

Строительство домов, как мы видели, было столь характерной особенностью хетто-финикиян, что их называли, как и их деревянные дома, "Килани", или "Гелоны" (Khilani, Gelouni, Gi-oln) – так звался, в частности, и финикийский барат Парт-олон. Ещё в VIII в. н.э. Беда Достопочтенный писал о некоем доме, что тот был выстроен "на манер скоттов, не из камня, а из твёрдого дуба и покрыт тростником". Видимо, это был вышеупомянутый хетто-финикийский деревянный дом[144]. Основания таких деревянных домов найдены в Трое[145]. Вероятно, мастерски выстроенные из дерева старые коттеджи, особенно на юге Англии, представляют наследие искусства строителей знаменитых хеттских деревянных домов древних бриттов. Строительство таких домов в Британии финикиянами само по себе было важным фактором цивилизации страны, жители которой до этого обитали в землянках. Несомненно, аборигены вскоре начали подражать, более или менее успешно, своим правителям в устройстве такого рода жилищ. Обычный британский аффикс, обозначающий "город" – bury, -boro, -burg – и соответствующий санскритский термин pura, очевидно, выводится из хеттского слова buru - "город, цитадель, форт".

Хроники сообщают, что Брут, желая построить город, прибыл, в поисках подходящего места, в долину Темзы. Вероятно, Брут и его сородичи были более или менее знакомы с топографией юга страны, поскольку ранее ей владели финикияне Мориты[146], торговавшие, в том числе, янтарём Северного моря. Надо полагать, что Брут, после победы над "гигантами"-Моритами в Тотнесе, имея малые сухопутные силы во враждебной стране но значительный флот, отправился вдоль южного берега на восток, сопровождаемый судами.

Я нашёл, что названия большинства главных рек от Тотнеса до Темзы, включая последнюю, являются тёзками рек Эпира, откуда Брут отплыл, а также Трои и Финикии. Эти имена были даны им, видимо, Брутом либо же его ранними преемниками. Такого рода имена обнаруживаются и на побережье Корнуолла, к западу от Тотнеса. Сходным образом, в наши дни английские колонисты переносят в новые места своего проживания названия со своей прежней родины.

Так, название Пензанс[147], предположительно, представляет собой искажённое Phoenic-ana, "место обитания финикиян"; ранее оно называлось также Burrit-on, "место баратов". Название восточного мыса в Пензанском заливе – Каддер (Cudder) – соответствует Гадиру, финикийскому Гадесу[148]. Марасион (Maraz-ion, Maras-ion)[149] – название места в заливе Маунтс[150], где находился древний порт финикиян, через который шёл экспорт олова, Икт греков, расположенный недалеко от богатых оловом Годолконских рудников, с доисторическими каменными кругами по соседству – явно назван в честь Мараша (Marash), древней сиро-финикийской столицы в Верхней Киликии, где обнаружены монументы с хеттскими и огамоидными письменами. В византийские времена он назывался Марасион, или Марази. Это показывает хетто-финикийский источник и происхождение имения Марасион на Корнуолле. Река, которая отделила провинцию Корина от владений Брута, носит название Тамар (Tamar), вероятно, происходящее от Тамирас, Дамур (Tamyras, Damour), названия главной реки между Сидоном и Бейрутом в Финикии. Близ холма Хоу (Hoe) в городе Плимуте, где, по традиции, Корин сбросил в воду вождя "гигантов", мы находим Каттиуотер (Catti-water) и Каттдаун (Catte-down), предположительно, ранее называвшийся "Catte Dun", т.е. "форт Катти", где Катти, или, как вариант, Кад (Cad) означало одно из названий финикиян.

Сходным образом, от Тотнеса до Темзы побережье усыпано названиями, связанными с Малой Азией и Грецией. Мыс в заливе Тотнеса звался римлянами, которые латинизировали большинство древних бриттских названий, "Гелленис" (Hellenis, нынешний Berry Head), возможно, в память о племенах Геллоев, или Гелленов (Helloi, Helleni) в эпирском Геллене, откуда Брут отплыл со своей молодой женой. Следующая большая река на пути к Темзе – современный Экс, называвшийся римлянами старым бриттским именем Иска (Isca), записывавшимся также как Ска, что, вероятно, передавало древнее имя священной реки Трои Скамандра, или Ксантиса. Имя Ска было, возможно, сокращением от Аскания, поскольку гомеровский Скамандр также назывался, предположительно, Асканием. Таким образом, название Иск (Экс) раскрывает нам троянский источник имён многих рек в Британии: Esk, Usk, Exe и т.д. Река, протекавшая через столицу короля Артура Каэрлеон, также называлась римлянами Иск, ныне Аск (Usk). И точно так же, как в Британии есть несколько рек с названиями Esk, Usk или Exe, реки со сходными именами имеются в Троаде и Фракии[151]. Поблизости от Эксетера, римского Иска, находится Кэдбери (Cad-bury), или поселение Кадов (т.е. финикиян). Далее к востоку течёт большая река Акс (Axe) и находится город Аксминстер, недалеко от которого расположена деревня Каттисток, о древности которой свидетельствуют остатки селений пиктов. Дальше к востоку мы встречаем реку Эйвон (Avon), носящую то же название, что и дамасская река Абан (Aban), упомянутая в Ветхом Завете. Сирийский город, ныне называемый Дамаском, был в XIV веке до н.э. оккупирован хеттами; а слово "Ab" на хеттском означало "вода", как и "Avon" на языке бриттов. Минуя Хантс (Hants)[152], где расположены селения Бартон-стейси (Barton-Stacey) и Бартон-мир (Barton-mere), с ранней формой в своих именах титула Барат и доисторическими развалинами там, мы встречаем древний бриттский остров-порт Селси (Sels-ey), или "остров Селов", что, как мы уже убедились ранее, изучая финикийские надписи на древних бриттских монетах, означает "остров киликийцев". Выше, близ Бичи-хэд (Beachy Head), лежит река Уз (Ouse), название которой явно произведено от реки Аус (Aous)[153] в Эпире, отделяющей эту страну от Македонии. Название реки Темза (Thames), римской Тамесис (Tamesis), очевидно, произведено от самой большой реки Эпира Тиамис, финикийское происхождение которой очевидно из названия её главного притока – Кадм[154], с его городом-портом Илиумом (Ilium), напоминающим о Трое, и портом Фоенис (Phoenice) на реке к северу от него.

Прибыв к реке, названной им Темзой в память о родине своей молодой жены, Брут, как сообщают хроники, построил там город и дал ему имя "Новая Троя", которое позже, из-за искажений, стало произноситься как Tri-Novantum,

Затем, как уже было сказано, Брут дал жителям законы для мирного правления – как позднее король Альфред[155] перевёл для англо-саксов кодексы законов, созданных двумя потомками Брута в V и IV веках до н.э. Введение законов арийцем-финикиянином предполагает использование арийско-финикийского языка и письма, а также обучение на нём. В письменности, по сведениям древнегреческих авторов, финикияне были учителями всей Европы. Мы видели форму их письма и языка на Ньютоновском камне, около 400 г. до н.э. Это подводит нас к нерешённому и много обсуждаемому вопросу о том, кем и когда был введён арийский язык на Британских островах.

Современные историки приписывают такое введение "кельтам", исходя из необоснованных гипотез кельтских филологов о том, что кельты были арийцами по расе и ветвью круглоголовых кельтов-галлов, которые прибыли в Британию около VII или VI веков до н.э. – хотя нет никаких сообщений о подобных миграциях, равно как нет даже и слова "кельт" в "британских кельтских" языках.

Реально внедрили арийский язык на Британских островах арийско-финикийские бритты при короле Бруте. (Мы игнорируем незначительное предыдущее арийское влияние финикиян-моритов). Как завоеватели и цивилизаторы, они навязали аборигенам свою собственную речь в качестве официального языка. Они также дали, как мы только что увидели, арийские названия большинству местностей, рек, гор, создав т.н. "кельтскую" топонимику.

Арийский язык на котором говорили бритты при правлении Брута, очевидно, не был ни "кельтским", ни т.н. "гэльско-бриттским" IV века до н.э., который, как теперь ясно, являлся лишь относительно поздним местным диалектом исходной бриттской речи. Для него не находится места в классификациях британских языков у современных филологов, но что же он собой представлял? В переводе ранних хроник, данном Гальфридом, он назывался, как мы видели, "троянским, или грубым греческим, который [позже] стали называть бриттским". Термин "греческий" не использовался в древних текстах, его ввели римские писатели около середины I века до н.э. для характеристики страны, народа и языка обитателей Аттики, называвших себя "эллинами". Этот термин совершенно неизвестен Гомеру и другим классическим "эллинским" писателям. Гальфрид или предыдущий переписчик использовал его, вероятно, чтобы дать понять, в общепринятых на то время терминах, своим читателям, о чём идёт речь. С другой стороны, использованный Гальфридом термин "троянский", видимо, следует понимать как "дорийский".

Как я обнаружил, Трою первоначально населяла самая древняя ветвь арийцев в Греции, называвшаяся Гомером "дорийцами". Это позволяет трактовать дорийское вторжение в Грецию, случившееся в XI веке до н.э., как их месть за своих отдалённых родичей ахейцам, разрушившим Трою[156]. Таким образом, "троянский" язык, видимо, был диалектной формой дорического – т.к. замена T и Д обычна для всего семейства арийских языков.

"Дорийский" язык древних эллинов отличался от более позднего очищенного и изысканного "аттического" языка классических "греков" своей грубой простотой и более протяжным произнесением гласных. "Дорийский" характер раннего бриттского языка хорошо заметен в форме написания Партолоном на Ньютоновском камне некоторых имён, особенно своего этнического титула "Гиалоуони" (Gyaolowonie), который на Огаме был написан как Гиолн (Gioln). Пиктские кельты в своих хрониках IX века н.э. писали это имя как Галан (Galan, Gulan). Таким образом, Гальфрид, вероятно, латинизировал в "Троянский" (Trojan) слово "Дорос" (Doros), использованное в древней рукописи. Описание исходного языка, на котором говорили бритты при короле Бруте, как "троянского, или грубого греческого", означало, что они разговаривали на грубом дорийском языке, принятом у троянцев в то время. Следует отметить, что шотландский диалект, с его более протяжными гласными, тоже ныне называется "дорийским".

Остатки этого древнего троянского дорийского, т.е. раннего "бриттского" языка и письма сохранились до нашего времени и были обнаружены Шлиманом при раскопках Трои. Язык, на котором говорили и писали греки в гомеровские времена, с его архаизмами, сильно отличался от более позднего классического греческого, но был связан с троянско-дорийским, или, возможно, происходил от него. Троянская же письменность сходна с буквами ранних алфавитов, найденных на Кипре в Китиуме и других поселениях финикиян и хеттов на этом острове. Эта древняя троянско-дорическая письменность, близко напоминавшее во многих отношениях письмо на Ньютоновском камне, дала мне ряд указаний при расшифровке надписи Партолона. Я также обнаружил, что троянская письменность и язык родственны языку и письму более поздних арийцев-финикиян, готским рунам, надписям на до-римских Катти-монетах бриттов. Их можно считать предками современной "английской" письменности и языка.

Родство с готскими рунами имеет особенно большое историческое значение. Надпись Парт-олона на Ньютоновском камне и более или менее одновременная ней надпись в Лунастинге показывают корневую и грамматическую структуру готского – языка хеттов, катти, гути, гадов – изначальных готов. В свете этого факта, а также учитывая, что великий эпос готов, Эдда, герои которой, как я нашёл, имели исторический, а не вымышленный характер, была составлена в основном в Британии и на готском диалекте, который, видимо, являлся бриттским языком начала нашей эры, я обнаружил, что готский язык Эдды, язык наших бриттских предков, основывался на старом троянско-дорийском, и что именно он, а не англо-саксонский (хотя и родственный ему) являлся подлинным источником "английского" языка. Таким образом, этот ранний бритто-дорийский язык может быть лучше всего описан как "ранний бриттский готский"; таковым я и осмеливаюсь его называть. По сути, готский характер "английского" языка очевиден из величайшей английской классики, перевода на английский язык Библии, который показывает, что ранние её переводчики Виклиф (1389 г.) и Тиндал (1526 г.), на чьих работах основана современная версия, широко использовали терминологию епископа Вульфилы и его готский перевод Библии, сделанный в 350 г., хотя его вестготский диалект сильно разошёлся с готским Эдды.

"Англо-саксы", с другой стороны, не оставили письменных материалов, по которым можно было бы установить, каким был язык этих германских захватчиков до и во время их вторжения в Британию в 449 году н.э. Ранний саксонский язык заметно отличается от т.н. "англо-саксонского" в Британии, который впервые появился в поэмах Кадмона, около 650 г., то есть, через два столетия после вторжения англо-саксов. Сам Кадмон, хотя его и называют ныне "первым англо-саксонским или английским поэтом", похоже, был уроженцем Рутуэлла в Дамфрисе[157], что следует из рунической надписи "Кадмон" на красивом посвятительном каменном кресте там, содержащем фрагмент из приписываемой ему поэмы "Видение Креста" (Dream of the Rood). Хотя он писал для англо-саксонских правителей, но при этом он использовал идиомы столь отличные от обычного англо-саксонского языка юга и настолько сходные с бриттско-готским языком Эдды, что его язык особо выделили как "нортумбрийский"[158]. Знаменитая поэта "Беовульф", известная только по пересказу "нортумбрийского" поэта VIII века, относится к подвигам данов и готов Швеции, что предполагает готское влияние на её т.н. "англо-саксонский" язык. И поэт VIII века Кюневульф также показал влияние на него готского, подписав свой манускрипт рунами – письменностью, никаких следов которой нет ни на одном древнем памятнике Германии, хотя рунические надписи, начиная с IV-V веков (т.е. до "англо-саксонского" вторжения в Британию) обычны на севере Англии и в Шотландии, как и в Скандинавии или Дании, готских странах. Имя Кадмон на Рутуэллском кресте, очевидно, означало "человек из Када", что, как мы видели, было обычным прозвищем хетто-финикиян и находилось в одном ряду с бриттским Кад-валлоном и пр. Дамфрис у Птолемея располагался на границе племени Гадем (Gad-eni).

Таким образом, очевидно, что т.н. "кельтские" и "британско-кельтские" языки в Британии представляли собой местные диалекты, образовавшиеся из арийского троянско-дорийского языка, введённого королём Брутом-троянцем около 1103 года до н.э., и что официальным языком Британии был британско-готский, из которого и развился современный английский. Также ясно, что троянско-дорийское письмо, введённое Брутом и родственное финикийскому письму Парт-олона, а также архаическому греческому и римскому, является предком нашего современного письма.

Законы, введённые Брутом, и кодексы законов его преемников в V и IV веках до н.э. (Молмута и Мартии[159], переведённые королём Альфредом Великим для англо-саксов, основывались, без сомнения, на знаменитых кодексах законов шумеров и хеттов, которые, предположительно, составили базис также моисеева, греческого и римского законодательства. Многие читатели, приученные современными историками рассматривать древних бриттов как "дикарей", с удивлением узнают, что выдающийся авторитет в области английского законодательства сэр Ф. Палгрейв (Palgrave) считал, что в отношении цивилизации, как и в религии, бритты превосходили англо-саксов, принявших и адаптировавших их законы для Англии. Палгрейв писал: "…Триады, законы Хивел Да[160] (основанные на законах Монмута) превосходят обычное право англо-саксов и других тевтонских племён, как элегии Лливарха Старого и оды Талисина (Taliesin)[161] воспаряют над балладами Эдды"[162].

Искусство, привнесённое Брутом на Альбион, было, видимо, развитым искусством троян и финикиян, воспетым Гомером и явленным ныне в виде сокровищ, найденных Шлиманом и другими, хотя, конечно, в условиях тяжёлой ежедневной работы по культивации и цивилизации новой страны оно претерпело некоторый упадок. Это искусство, прежде называвшееся "ранним кельтским", представлено многочисленными образцами из раскопанных могил и т.пр. бронзовых и золотых украшений, декорированных бронзовых щитов, оружия; монументов с орнаментами, в которых стоит особо отметить эстетику троянских, эгейских, левантийских солнечных спиралей, свастик (доныне используемых в декоративном искусстве), и хетто-финикийских солнечных крестов (см. рисунки далее). Ниже будет показана идентичность ряда образцов этого раннего бриттского искусства с натуралистическим "новым египетским искусством", введённым в Египте из Сирии-Финикии во времена Ахетатона. Натуралистические рисунки на ранних бриттских монетах, как мы увидим, значительно превосходят по качеству изображения англо-саксонского и средневекового периодов в Англии.

Как пример раннего бриттского искусства можно привести ручку кинжала из могилы близ Стоунхеджа, о которой эксперт сказал: "Современные мастера не могли бы сделать лучше"[163].

Хроники сообщают о прокладке наследниками Брута магистральных торговых путей. Так называемые "римские дороги", носящие старые бриттские имена, связывали древние бриттские поселения, а потому, вероятно, были построены древними бриттами и только отремонтированы римлянами. Позднейшие же писатели, ошибочно полагая бриттов дикарями, приписали постройку этих дорог римлянам.

Бронзовый век явно пришёл на Альбион с финикиянами-моритами, или аморитами, которые разрабатывали местные оловянные рудники за много столетий до прибытия Брута, возможно даже до 2800 года до н.э. Однако, учитывая особо высокую ценность бронзы, эти ранние финикийские рудокопы и сами её использовали редко, и запрещали пользоваться ею аборигенам. При добыче руды они применяли каменные орудия, а саму руду поставляли в свои мастерские по производству бронзы, расположенные на Востоке. Брут более широко использовал бронзу, что видно из частого применения в его время бронзовых орудий. Его сподвижники, обустраивая свои поселения и сельскохозяйственные поля, рубли деревья топорами из металла [164].

Финикияне привезли с собой в Британию, как и в другие свои колонии, монотеистический культ Единого Бога, символизируемого Солнцем[165]. Возвышающий эффект воздействия этой религии на аборигенов был громадным, так как те придерживались низменных матриархальных культов змеиных демонов Тьмы и Смерти, требовавшим человеческих и иных кровавых жертв[166]. Позже финикийское "солнцепоклонство" соединилось с почитанием арийского баратского ангела-покровителя, Британии. Видимо, именно это божество, названное в хрониках Дианой, вдохновило Брута на завоевание Британии. Позднейшие редакторы хроник, похоже, соотнесли её с известной богиней-покровительницей, упоминаемой классическими авторами. В связи с этим следует отметить, что в Лондоне, основанном, согласно традиции, Брутом, на месте где ныне расположен кафедральный собор св. Павла, ранее находился некогда знаменитый храм Дианы. Старые здания по соседству назывались в церковных анналах "Покои Дианы". В правление Эдуарда I на церковном кладбище было выкопано много черепов быков, что приписали принесению там в давние времена жертв Диане.

Поддержка религии являлась важной частью арийской государственности, и короли долгое время были также и верховными жрецами. Цезарь упоминал, что в Британию приезжают за религиозными наставлениями из Галлии и других частей континента[167]. Тот факт, что правящие арийские короли бриттов и их "бриттские" подданные (называемые так для различения их от аборигенов) придерживались унаследованного от предков более возвышенного культа Солнца, а не исповедовали кровожадный друидизм местных жителей, очевиден из ранних монет бриттов и многочисленных каменных монументов дохристианского периода с их солярным символизмом. Такой чисто солнечной была высшая религия в древней Британии, что, по сообщению Плиния, античные персы – самые известные на Востоке приверженцы культа Солнца и Огня – по-видимому, заимствовали оттуда свои обряды[168].

Характер этих ранних бриттов до некоторой степени отражён в их хрониках. Карфагенский адмирал Гимилькон, посетивший Британию в VI веке до н.э. для исследования "внешних частей Европы"[169], записал, что бритты - "сильный народ, гордый, умелый в искусстве и постоянно занятый торговлей"[170].

Патриотизм и стремление к независимости бриттов с поразительной силой отражены в речи их вождя Галгака, приведённой Тацитом[171].

Итак, интеллектуальная, социальная и религиозная культура, внедрённая Брутом в Британию около 1100 г. до н.э. соответствовала высоким нормам финикийской культуры того времени. Она оказывала возвышающее и цивилизующее влияние на неразвитых аборигенов-пиктов, и изменяла их обычаи и привычки, сближая с образом жизни их арийских правителей.

   Рис. 23. Доисторический солнечный крест и солнечная спираль, высеченные на могильных камнях у холма Тара, где располагалась столица древних скоттов в Эрине.

 

   Рис. 23'. Солнечный крест на доисторическом монументе в Синнинесе (Уиктауншир, Шотландия).

 

   Рис. 23''. Доисторические солярные орнаменты ирландских скоттов.

 

Англы и саксы как ветвь бриттов

Колонизационная активность наследников Брута после того как они освоили большую часть Британии вскоре вновь проявила себя в основании ими колонии на Рейне. Согласно хроникам, около 970 г. до н.э. сыновья короля Эбраука, принадлежащего к четвёртому поколению потомков Брута, отплыли с флотом из Британии и, завоевав Германию, поселились там. Это открывает нам ранее неизвестный факт бриттского происхождение "англо-саксов" и "англо-саксонского языка". Термин "англо-сакс", ныне столь общепринятый, появился лишь в 1783 году в "Словаре" Бейли в качестве обозначения языка саксонских хроник и короля Альфреда. Применение термина "англо-сакс" в расовом и этническом смысле ещё более позднее.

Бриттское вторжение и колонизация Германии около 970 г. наследниками Брута знаменует первую по времени ариизацию речи многочисленных обитавших там неарийских племён славян и сарматов. Оно также объясняет происхождение упомянутых Плинием "континентальных бриттов" на берегах Сомма[172], каталаунского племени на Марне, а также многочисленных каттских и готских племён в долине Рейна, описанных Тацитом[173], а именно, племя Катти, или Чатти (Catti, Chatti), самое отважное в Германии, Хавки, моравские Квады, Готоны и Готины (Goth-ones, Goth-ini), с их железными рудниками в районе Вистулы и Одера, Ситоны, Кимбры в Ютландии, где мы вскоре обнаруживаем Готов, в то время как Англы (Angles, Yngl-ing готы из Эдды) занимали в первом столетии нашей эры часть Шлезвиг-Голштейна, или Ютландию, по соседству с Кимврами.

Ранняя оккупация бриттами Дании (родины англов) относится хрониками к V столетию до н.э. Отсюда видно, что англо-саксы были ветвью потомков бриттских барат-финикийцев, или бриттов, и что "англо-саксонский" язык произошёл от бриттского "дорийского" или дорийско-троянского готического, или бриттско-готического, введённого в Британии Брутом и его барат-финикийскими Катти, или Готами, а отчасти ещё раньше, финикиянами-аморитами.

 

Патронимы Барат, Катти, Касси в названиях местностей, этнических и личных имён в Британии

"Основные народы Баратов это Куру [сирийцы] и доблестные Панчи [финикияне]" (древний индийский эпос)[174].

Выше уже цитировалась древняя индо-арийская традиция о том, что "весь мир" был завоеван "доблестными Панчами", то есть финикиянами. Также рассказывалось выше о старом обычае арийцев использовать имя их предка Барата в качестве личных и племенных названий, примерами чего являются короли Брут, правильнее Барат, и Парт-олон, назвавшие свои новые колонии по имени своего самого знаменитого предка. Приняли это прославленное наследственное имя и несколько десятков потомков Парт-олона в Северной Британии[175].

Свидетельствами освоения финикийскими баратами Британских островов являются названия старых местностей и рек с древними этническими и династическими именами Барат и Катти, а также Сомер и Мор[176], встречающиеся по всей стране, с крайнего юга до крайнего севера.

Названия народов, мест, рек очень устойчивы. Ведущие археологи считают их надежными инструментами для изучения древней истории. Ф. Питри отмечал, касаясь древних названий мест в Палестине и Финикии, приведённых в клинописных табличках Амарнского архива, около 1400 г. до н.э.: "когда мы встречаем названия Акка, Аскалуна, Бирута, Газри, Лакиш, Тсидуна, Цур, Урашалим [современные Акка (Акра), Аскалон, Бейрут, Гезер, Лакиш, Сидон, Сур (Тир), Иерусалим], сохранившиеся все без изменений или только с небольшими изменениями до нашего времени… то нам не требуются дальнейшие доказательства того, что древние имена можно уверенно находить на современной карте"[177].

Найдя эти древние имена на современных картах, мы установим места обитания баратов-финикиян в Британии. Эти имена вначале давались, видимо, портам и поселениям баратов и означали просто "город баратов", чтобы отличить его от селений аборигенов по соседству.

Большинство этих мест к настоящему времени утратили своё значение, уступив его новым городам. Некоторые из них ещё сохраняют прежние имена: Бартон-на-Тренте, Бартон-на-Хамбере, Дан-Бартон, Парт-ик, в то время как другие их изменили: Барден (ныне Норвич), или Каэр Брито (ныне Бристоль)

Далее, кимры, или камбры Уэльса, Камберланда, Северной Камбрии, видимо, получили своё имя от другого племенного эпитета финикиян, а именно - "шумеров"[178].

Идентичность кимров и шумеров, предположенная мною из находок надписей на шумерском языке в ряде древних рудников в Британии, особенно в стране кимров, подтверждается тем, что шумерский язык представляет собой основу британского или английского, чему мы в дальнейшем дадим много примеров. В её пользу говорят также сообщения уэльских Триад о прибытии короля Брута, или Придайна (как его имя произносится на уэльском диалекте) в Британию. Первая Триада гласит: "Три имени было дано Острову Британия изначально… Клас Мерддин (Clas Merddin[179]), позже Фел-Инис (Fel Ynys). Когда им стал править Придайн (Prydain), сын Аэдда (Aedd) Великого, он стал называться Остров Придайна (Inis Prydain), и только народу Кимров он принадлежит, потому что они первыми завладели им". Шестая Триада, дополняющая эту, гласит: "Первым Ху Гадарн (Hu Gadarn), привёл народ Кимров в Британию. Они пришли из Солнечной Страны, называемой Деффро-Бани (Deffro-Bani), проплыли через мглистое море, и прибыли к Острову Британия и к Ллюдоу (Llydaw)"[180].

Начав со столицы Брута, или Барата, "Новой Трои", или Лондона, мы во всех направлениях обнаруживаем названия Барат или Бритон. Важно отметить, что в местностях, носящих такие названия, часто находят руины древних поселений и инструментарий раннего бронзового века. Кроме того, они в большинстве расположены вдоль древних дорог, многие из которых, будучи отремонтированы римлянами, стали называться "римскими". Двигаясь из Лондона к западу и югу, мы имеем[181].

Долина Северна представляла собой ещё одну раннюю область расселения бриттов, а её уэльский берег остался во многом свободным от римской власти или влияния. Там находилась древняя столица поздних бриттских королей, вплоть до Артура – Каэрлеон или Иска, на реке Аск. На западе располагался полуостров Гауер, древний Гахир (Gower, Guhir), связанный с легендой о короле Артуре. Имя "Guhir", очевидно, произведено от "Кур" (Kur), или "Сирия". К югу находится Сомерсет, или "место (seat) Сомеров, Сумеров, или Кимров". Западный мыс возле устья Северна назывался у Птолемея "мыс Геракла" (современный мыс Хартланд), что указывает на присутствие там в прежние времена почитавших Геракла финикиян[182]. Верхний Северн начинается у Монтгомери – имя, которое, как теперь ясно, означает "гора Кимров, Сомеров, или "Гомеров" – последнее является еврейской формой этнического названия "Сумер". В долине Северна мы находим ряд названий с корнем Барат[183]. В западном Уэльсе, прибрежных графствах мы имеем[184]. В Камбрии и на острове Мэн мы имеем[185].

Долина Клайда с Дан-Бартоном, или "фортом Бартонов, или Бритонов" в центре – это ещё одна большая артерия, по которой цивилизация ранних бриттов растекалась в отдалённые части Северной Британии. Во времена Птолемея в верхнем устье Клайда обитали гаденои (Gad-enoi), т.е. "племя Гада, или финикияне", и мы увидим далее в этой области многочисленные названия с корнями "Гад" и "Катти" (Gad, Catti)[186].

Ниже Дан-Бартона лежат Камбрейские острова и среди них красивый остров Арран, т.е. "ариев, или арийцев", с его горным пиком Гоат Фелл, или "горой готов", и каменными кругами. На Арране находилось одно из семи священных кладбищ ирландских скоттов, согласно написанной на Огаме хронике Керри. В IX веке норманны называли его Kumrey-ar, "место обитания камбров".

Выше Дан-Бартона мы обнаруживаем Партик (Part-ick), или "вик (поселение) Партов".

На побережье к северу мы проходим Вимисские пещеры (Wemyss Caves), с их рисунками солнечного культа, и попадаем в Перт, древний Берт, название которого представляет собой диалектную форму слова Барат, находящуюся в одном ряду с "Парт-олоном"; там есть ещё одна Берта, с древними римскими и бриттскими руинами. К западу от Перта есть Комри, а большая долина там, соседствующая со Сконе, древним местом коронации шотландских королей, носит название Гоури (Gowrie), в ней также имеются каменные круги, однотипные с таковыми в артуровском Гауэре (Gower) на Северне.

По соседству с долиной Дона, расположенной севернее Перта, местонахождением монумента с надписью Партолона, имеется не только ряд поселений с названиями "Катти" (см. карту 1), что отличает их от поселений пиктов, названия которых имеют префикс "Pit", но и несколько Барат-имён: Bourtie, Barth-ol, Ports-town.

В Ирландии следов ранних бриттских названий также немало. Можно привести, как примеры: Бриттас бей (Brittas Bay) в графстве Уиклоу; ещё один Бриттас и Балли Бриттс в графстве Куинс, Брутай и соседний с ним Ньютон Бреда в графстве Даун, Бартон в Корке. В заливе Голуэй есть "Священные острова" ирландских скоттов, с древними руинами и циклопическими строениями в хеттском стиле, носящие название "Арранские острова", находящимся в одном ряду с названием Эрин, или Ир-ландия, "Арья-ана", или "Иран", или "страна арийцев".

Об освоении финикийскими баратами Британии в до-римский период также свидетельствует, как я нашёл, широкое распространение финикийского племенного имени Хатти, Катти, Касси, Гад в названиях древних местностей и рек с юга до севера, от мыса Каддер в Пензансе, с его старыми финикийскими оловянными и медными рудниками, до Кейтнесса и Шетланда, или страны Кайтов, Хаттов, Шетов, Сети, или Скоттов. Титул Катти (или кшатрии) правящего клана обнаруживается на древних до-римских монетах бриттов; в названии правящего племени в их родной провинции на юге Британии – Caty-euchlani Птолемея.

Пензанс и Корнуолл, с их Касситеридскими оловянными островами, видимо, были особенно связаны с кланом Касси хетто-финикийских баратов. В древности Пензанс назывался Баррит-он (Burrit-on), что, предположительно, являлось формой названия "местообитание баратов иди бриттов". Очевидно, что финикийских баратов привлекли к Корнуоллу и близлежащим островам Касситеридам их богатые залежи олова, необходимого для производства бронзы. Финикияне в античном мире были главными производителями и поставщиками бронзы и олова, а основным источником последнего являлись для них рудники Корнуолла в Британии. Некоторые из этих рудников разрабатывались финикиянами, предположительно, ещё в 2800 году до н.э., или даже ранее. По всем данным, впервые они стали добывать олово на Касситеридах, от названия которых произошло и название олова в античном мире - "Касситерос" Гомера и классических греков, как и санскритское "Кастира" (Kastira). В этом названии сохраняется имя ведущего клана Касси (Cassi) мореплавателей-финикиян.

Происхождение этого имени от названия племени или клана, видимо, подтверждается тем, что аттические греки называли олово и острова, где оно добывалось, и Katti-teros", и "Kassi-terides" – используя, таким образом, ту же замену Cassi и Catti, что и бритты в названиях племён и монет.

Представляется вероятным, что первые финикияне, работавшие на Касситеридских рудниках, принадлежали клану Касси, как и наш бритто-финикийский Парт-олон. Но не исключено, что и Брут, как и его родичи, носил тот же титул, который его потомки, до-римские короли бриттов, чеканили на монетах. Клан Касси основал колонии вдоль всего средиземноморского побережья, а Страбон упоминал, что финикияне во главе с Кадмом обосновались в области Эпира, где основали Новую Трою на реке Тиамис (откуда прибыл Брут); что береговое племя рядом с рекой Ахерон (откуда Брут отплыл), называлось Кассопаи (Cass-opaei), с портом Кассиопа (Cassi-ope), а напротив устья реки Фоенис (Phoenice) в Северном Эпире находился другой порт под названием Кассиопа того же племени. Имя Кассиопа, видимо, означало "форт племени Касси"[187].

Я обнаружил, что Брут, его финикийские бараты и их потомки давали своё общее племенное имя Хатти, или Катти, или Готы, либо же их специфически финикийскую модификацию Гад, или Кад, своим ранним поселениям, рекам, горам на новой родине, так же, как они давали им названия Барат, или Брит-он, что мы только что видели выше.

Разница в произношении этих названий, например, изменение гласной a в e, i, o или u, а также t в d и смягчение начальной K в C, G, S, иногда J,очевидно была обусловлена отчасти местными диалектными провинциализмами, отчасти неопределённостью раннего произношения одних и тех же имён до того, как они были строго зафиксированы.

Любопытно, что нередкая замена гласной a на i в исходном слове Khat находится в одном ряду с еврейским и халдейским искажённым произношении этого названия как Khit, или Hit, илиr Hitt (Hitt-ite). Диалектная форма с i особенно часто встречается в Кенте и Суссексе. Начальная K иногда выпадала в более позднем произношении, как и в еврейском или халдейском. Например, в уэльско-кельтском терялось G в Gwalia, что давало Wales, а из Gwith давало Wight. Так и исходное Khatt-on стало Hatt-on, и мы имеем морской порт Hith, или Hithe в Кенте, что точно соответствует еврейскому преобразованию названия хеттов Khatti в Heth и Hit. Возможно, некоторые из таких диалектных вариаций обязаны своим происхождением более поздним иммигрантам, говорившим на наречиях, отличных от языка ранних хеттов, или готов. Практика пропуска начальной C (= Kh) заметна на монетах, где отчеканено Att, или Atti вместо Catti (см. рис. 3).

Ранние поселения хетто-финикиян Катти, или Хатти, как видно из области распространения их племенных названий, особенно многочисленны на юге Британии, первом регионе, который был колонизован и цивилизован ими. Эти ранние поселения часто просто назывались "поселок Каттов, или Хатов", например, Catt-on, Cade-by, Chat-ham, Cater-ham, либо же "дом Катти", чтобы отличить их соседних мест обитания пиктов – поскольку Катти часто селились недалеко от старых пиктских обиталищ, носивших такие имена как Pitten-den, Pit-ney, Pitten-ham, Pitch-ley или Wan-stead, Wans-den[188] и т.д. Эти "Катти"-названия, носившие арийские аффиксы field, well, mill, hurst, combe, bury, cot и т.д., получали свои имена, вероятно, довольно поздно, для отличения от более ранних поселений, носивших только племенное имя. Аффикс ing является готическим (т.е. ранним бриттским) племенным аффиксом.

Большое число ранних баратских или бриттских поселений, содержавших в своём названии племенной титул Катти, означает, вероятно, что в ранний период правящий клан Катти жил отдельно в своих собственных посёлках, и не смешивался в межрасовых браках с аборигенами-пиктами. Они использовали приставку Cad или Catti чтобы отличить свои города от поселений аборигенов-неарийцев.

Катти-названия, данные местностям, рекам, горам Брутом, его финикийскими баратами и их потомками, часто обнаруживаются около т.н. "римских" дорог, доисторических руин, могильных курганов с инвентарём позднего каменного и бронзового веков. Таким образом, они показывают нам ранее неизвестный расовый тип создателей этих курганов и орудий бронзового века – именно, арийских баратов, или хетто-финикиян, ранних бриттов. Начиная от Новой Трои, или Лондона, эти Катти-имена в разных диалектных формах идут на юг и запад[189].

К северу от Новой Трои, или Лондона Катти-имена идут через центральную часть страны, до Нортубрии. Старое королевство Кассивелауна (он же Кадваллон) в птолемеевской "стране Кати-евхланов (Caty-euchlani)" богато хетто-финикийскими названиями с корнями Cat, Gad, Cass.

Сходным образом, мы находим ряд ранних Катти-названий от Сомерсета в долине Северна через Камбрию, или Уэльс, до Дан-Бартона и Камбрийских островов. Обильное распространение Катти и Барат-названий в Сомерсете и Глостере, по сравнению с Уэльсом, их ограничение побережьем Северна, приводят к выводу, что Сомерсет и Глостер, вместе с северным берегом устья Северна, от Каэрлеона, или Иска на Аске до Гауэра, представляли собой исходную страну кимров; и что названия Кимри, или Камбрия для Уэльса и уэльсцев были даны, вероятно, сравнительно поздно, после того, как не-арийские племена уэльских силуров и родственных им пиктов восприняли арийскую "кимрскую" речь от своих Катти Барат-правителей и колонистов из Сомерсета и Глостера в долине Северна.

Сходным образом, недалеко от Дан-Бартона и Ферт-оф-Клайда[190], где Птолемей помещал племя Gadeni (т.е. Гадов, финикиян) мы обнаруживаем названия Катти или Гад в Арране, с его доисторическими каменными кругами и курганами на склонах Готфелла[191]. Серия названий с корнями Катти и Гад, а также Барат, простирается, как я нашёл, через узкую часть Шотландии до Хадд-инг-тона и Перта, и ещё далее на север, вдоль восточного побережья до долины Дона, и до Кейтнесса, он же древний Катнесс, и до Шетланда, где, как мы видели ранее, надпись на Огаме засвидетельствовала применение названия Хатти (Xattui, Khattui) для обозначения доисторической столицы Шетландии (произносится также Zet-land, Het-land).

Серия Касси-названий географических объектов существенно меньше, потому что Касси был только одним из династических кланов племени Катти (хеттов) баратов. К нему, вероятно, принадлежали финикияне, работавшие на оловянных рудниках Корнуолла. Кроме эпонима Касситериды, я обнаружил названия Касси, иногда в диалектно измененной форме, в других географических объектах[192]:

В Ирландии также имеется много старых Катти и Касси названий.

Остатки имён-титулов Catti, Khatti, Gad арийско-финикийских цивилизаторов Британии до нынешнего времени сохранились в некоторых фамилиях: Keith, Scott (от Xatti), Gait, Gates, Cotes, Coats, Coutts, Cotton, Cotteril, Cheatle, Cuthell, Cautley, Caddell, Cawdor, Guthrie, Chadwick, Cadman, или Caedmon, Gadd, Gadsby, Geddes, Kidd, Kitson, Judd, Siddons, Seton и т.д.; а также клана Chattan в Шотландии. Среди Cassi фамилий – Kazzi или Qass Ньютоновского камня, а также Case, Casey, Cassels, Cash, Goss, Gosse. Корни Барат или Прат, Гиолн, или Алаун, Сумер, или Мор, Мур имеют фамилии Баррет, Барт, Бойден, Джилан, Клюни, Саммерс, Камерон, Марр, Мюррей и т.д.

 

Катти и Касси на бриттских монетах

Теперь нам яснее, чем раньше, почему до-римские короли бриттов, наследники знаменитых Catti и Cassi – восточная ветвь которых дала Вавилону династию касситов, правивших там с 1800 по 1170 гг. до н.э., чеканили эти титулы на своих монетах.

На этих монетах из золота, электрума[193], олова, бронзы были изображены солярные символы, солнечный крест, солнечная лошадь, солнечная птица, или Феникс – так как арийские касси-финикияне были преимущественно солнцепоклонниками – и титулы Катти и Кас(си) (рис. 3, 13).

Слово Catti, по предположению главного знатока ранних монет бриттов, представляло собой личное имя нескольких бриттских правителей, о которых больше ничего не известно[194]. Напротив, достопочтенный Бил Пост считал, что это было не личное имя, а название древней бриттской провинции или общности[195]. Исторические свидетельства, полученные мной, показывают, что последняя точка зрения ближе к истине. Титул Catti означал правящую династию бриттских королей и был равнозначен слову хетт, которым назывался народ арийско-финикийских баратов, разрабатывавших оловянные рудники в Корнуолле. Их потомки или родичи стали королями рода Катти в Южной Британии, а впоследствии распространили своё цивилизующее правление на все Британские острова.

Монеты, отчеканенные с титулами Cassi или Cas (рис. 13) имеют тот же тип, что и Catti, с теми же солярными символами. К сожалению эти Catti-Cassi монеты очень редки, потому что, будучи сделанными обычно из золота, они часто попадали в переплавку. Но более поздние монеты того же типа, с другими надписями (например, Tascio, см. далее) достаточно многочисленны. Их находят от Корнуолла через Девон и Сомерсет и далее за долиной Северна до Роксетера; от Кента до Нортумберленда, иногда даже в Шотландии. Больше всего их, однако, находится в домене верховного короля бриттов Кассивелауна, стране Кати-евхланов, или Катвеланов (Catuellani), от Темзы до Хантера. Таким образом, эти ранние бриттские монеты находят в тех же районах, где обнаружилось много свидетельств правления Катти, сохранившихся в древних до-римских названиях местностей с доисторическими руинами. Отсутствие имён королей на этих монетах, вероятно, объясняется тем, что ранние короли бриттов являлись, подобно древним финикиянам, членами конфедеративного содружества арийских городов-государств, которое, видимо, использовало общие деньги.

   Рис. 24. Катти-монета.

 

Мнение, что старые монеты бриттов чеканились по образцу статера македонского царя Филиппа II (360 – 336 гг. до н.э.)[196] нельзя считать обоснованным, что недавно вынужден был признать и один из сторонников в этой концепции[197]. Что ещё важнее, для любого непредвзятого наблюдателя очевидно различие между символами на бриттских и македонских монетах. Всадник и колесница, как и крылатый конь на монетах бриттов, не македонские по происхождению. Нет на македонских монетах и многих финикийских солярных символов, присутствующих на бриттских монетах.

На Катти-Касси- монетах ранних бриттов, монетах Кунобелина[198], монетах в Испании, Финикии и Киликии часто изображался колос с зёрнами. Причина этого заключается в том, что бараты Катти, хоть и занимавшиеся морским делом, являлись, по сути, арийскими земледельцами. Монеты бриттов с одиночным колосом в точности подобны по дизайну ранним, 600 - 480 гг. до н.э., монетам полиса Метапонт в южной Италии, вероятно, являвшегося портом финикиян[199]. Мы также находим этот колос на финикийских монетах Киликии, на ранних троянских амулетах, связываемых с хетто-шумерскими надписями (см. рис. далее).

 

Доисторические каменные круги в Британии как солнечные обсерватории

Громадные доисторические каменные круги из необработанных валунов, всё ещё стоящие во многих областях Британских островов, по-видимому, имеют финикийское происхождение. Загадочный народ, воздвигший эти циклопические сооружения и полностью забытый, ныне, благодаря новым свидетельствам, представляется ранней волной иммигрантов- финикийских баратов, или Катти-финикиян, из клана Муру, Мер, Марту – гигантов-аморитов[200] Ветхого Завета, от которых Альбион получил своё самое раннее имя (согласно первой уэльской Триаде) "Clas Myrdin (или Merddin) [201]".

Уже давно было замечено, что эти доисторические мегалиты во всём мире располагаются, в основном, вдоль побережий, что, видимо, говорит об их установке народом мореплавателей, хотя и неизвестного пока происхождения. Поскольку таких монументов больше всего на Востоке, то было признано, что их культ в Британии, Скандинавии, Испании, Средиземноморье унаследован от Востока. Некоторые, указывая на древность египетской цивилизации и наличие на границе с Египтом нескольких таких мегалитов, сочли, что источником их культа являлась эта страна. Но, поскольку свидетельства мореплавательного искусства древних египтян отсутствовали, то даже профессор Эллиот Смит[202] вынужден был призвать финикиян для объяснения распространения этих мегалитов по всему миру. Профессор Смит внёс большой вклад в доказательство того, что главными распространителями этих монументов на побережье Африки, Европы, Азии были финикияне, хотя, как ревностный египтолог, он всё же относит возникновение их культа к Египту, невзирая на относительное отсутствие таких необработанных групп камней в самом Египте.

   Карта 2. Распределение каменных кругов в Англии.

 

Участие финикиян в сооружении этих монументов было подтверждено совершенно иными аргументами, даже ещё более специфически финикийскими, чем мореплавательное искусство их создателей. М-р У.Дж. Перри отметил, что распределение мегалитов в разных регионах позволяет предположить, что их создатели занимались разработкой минеральных ресурсов[203]. На множестве примеров он показал, что эти мегалиты во всём мире располагались по соседству с древними рудниками меди, олова, свинца, золота, либо же в областях торговли жемчугом и янтарём. Детали его географической и геологической аргументации насчёт связи этих монументов с рудниками в Англии и Уэльсе подтверждают, что их создатели были рудокопами, добывавшими металлы, особенно олово, а не колонистами-земледельцами, поскольку многие мегалиты, с руинами доисторических поселений и копей, расположены на бесплодных горных местностях, где людей могла привлечь только добыча металлов[204]. Как ни странно, в своей статье м-р Перри не упомянул финикиян, хотя неизвестны другие народы, которые бы занимались морской торговлей, разрабатывали рудники Корнуолла и Девона и монопольно торговали бронзой в античном мире.

Более того, свидетельства, доказывающие связь каменных кругов с финикиянами, даже опуская вопрос о бронзе, обнаружены в окрестностях некоторых из этих монументов и могильных курганах близ них. Неподалёку от Стоунхеджа и других мегалитов найдены раковины моллюсков, из которых жители Тира делали пурпурную краску; ювелирные изделия с шариками из стекла и синей глазурью, какие изготовляли финикияне. Янтарные бусы в синей глазури, обнаруженные при раскопках могилы раннего бронзового века около Стоунхеджа, подобны таким же египетским, периода между 1450 и 1250 гг. до н.э. Но нельзя не заметить их финикийского происхождения. В античном мире финикияне были мастерами изготовления красивых ожерелий, о чём упоминал Гомер, а также специалистами по стеклу и глазури, что подтверждают обнаруженные в их городах остатки стеклянных фабрик. Бусы в голубой глазури появились в Египте в начале финикийского ренессанса там, обычно именуемого "сирийским периодом" египетской цивилизации. Эта мода, преобразовавшая и улучшившая египетское искусство, была введена в Египте около 1450 года до н.э., с захватом и аннексией Финикии, и доставкой в Египет, в качестве военнопленных, сотен ремесленников и мастеров Тира, Сидона и т.д., как и многих тамошних произведений искусства, полученных в виде военной добычи. Сэр Ф. Питри говорит, что "сирийцы" [т.е. финикияне] "имели цивилизацию равную египетской, или превосходящую её, в отношении вкуса и мастерства… намного более утончённую, и техническим умениям скорее могли научить они, чем чему-либо научиться сами"[205]. Важно отметить, что бусы с голубой глазурью появились в Египте в начале финикийского периода, а затем неожиданно исчезли, когда финикияне более или менее восстановили свою независимость около 1250 года до н.э. Таким образом, очевидно, что ожерелья, найденные в Стоунхедже и других местах Британии, имели финикийское происхождение и были доставлены туда финикиянами примерно в этот период[206]. Ещё следует заметить, что относящиеся к тому же периоду наиболее изящные сокровища искусства, недавно раскопанные в Луксоре из гробницы Тутанхамона, как и его предшественника солнцепоклонника Ахетатона и его хетто-митаннийских предков, имеют, по общему признанию, натуралистический тип, не свойственный предшествующему египетскому искусству, а являющийся, как теперь ясно, арийско-финикийским.

Важно отметить, что сюжеты этого сирийского искусства были воспроизведены на монетах и монументах ранних бриттов. Например, кресло, сделанное сирийским мастером и найденное в гробнице сирийского верховного жреца, деда Тутанхамона (рис. 25) содержит священную сцену, неизвестную в египетском искусстве, но обычную, как мы увидим далее, как для финикийских монет и печатей, так и для доисторических монументов и монет древних бриттов.

   Рис. 25. Финикийское кресло XV в. до н.э. с солярной сценой, подобной изображениям на монетах и монументах ранних бриттов. Из гробницы сирийского верховного жреца Yuaa в Египте, дела по матери фараона Ахетатона. Мумия этого жреца показала явно арийский тип внешности.

 

Против финикийской версии возражал Фергюссон, попытавшийся доказать, что мегалиты Стоунхеджа и Эйнбери созданы в пост-римский период, и что в самой Финикии до наших дней никаких дольменов не найдено. С тех пор, однако, хотя область Сирии-Финикии исследована ещё слабо, Кондер, Олифант и другие сообщили о найденном в нескольких миля севернее Тира "круге из вертикально стоящих грубых камней", нескольких "каменных кругах" в южной Сирии и в Палестине, к востоку от Иордана. Макалистер раскопал в Газе и других местах ряд мегалитов. Кроме того, римская провинция "Финикия" позднейших времён составляла лишь часть некогда обширной Финикийской империи, а в области Персидского залива, где обитали финикияне до прибытия в Левант[207], находят каменные круги, подобные Стоунхеджу, дольмены, и объекты, носящие названия с корнем "Катти".

На возможность того, что в могилах, находящихся близ каменных кругов в Британии, были захоронены финикияне, указывает обнаруженное сэром А. Кейтом полное сходство могилы бритта, относимой к позднему каменному веку, и "могилы гиганта" в Сардинии[208]. Этот остров изобилует каменными кругами, а его самыми ранними колонистами и цивилизаторами были финикияне, оставившие после себя многочисленные руины и надписи, от их южного порта Геракла, до северного края острова.

Приблизительной датой, когда эти грубые каменные круги и другие древние мегалиты были воздвигнуты в Британии, считается 2800 г. до н.э., или даже ранее, т.е. более чем за тысячу лет до прибытия туда Брута. Это следует из корреляции мест их расположения с доисторическими медными и оловянными копями, а также неолитическими поселениями. То есть, монументы были возведены самой ранней ветвью мореплавателей-финикиян, занимавшихся добычей олова для производства бронзы. Они мало использовали этот металл в Британии сами, в отличие от более поздних колонистов, Брута и его бритто-финикиян, которые широко применяли бронзу, что показывают найденные в их могилах предметы, бронзовые серпы и пр. Тем не менее, места их обитания, в названиях которых встречаются корни Barat, Catti, Cassi, показывают, что создатели мегалитов тоже были из народа Катти, или клана Касси баратов.

Физический тип строителей этих кругов и мегалитов представлен скелетами высокорослых людей нордического типа, найденными в захоронениях позднего неолита и раннего бронзового века, расположенных рядом с кругами.

Большие каменные круги, как ныне представляется, служили солнечными обсерваториям, в то время как кругами меньших размеров, видимо, отмечали захоронения. Предположение, что большие круги использовались для наблюдений Солнца возникло, когда было замечено, что они располагались на открытых возвышенностях, удобных для созерцания восходов и заходов светила, а также, что группы камней во многих кругах, в т.ч. в Стоунхедже, были ориентированы на северо-восток, в направлении точки восхода Солнца во время летнего солнцестояния. Таким образом, было сочтено, что эти круги строились для определения этого момента, поскольку солнцестояние являлось одним из главных праздников у солнцепоклонников.

Каменные круги использовались, предположительно, и как храмы Солнца. Об этом говорит наличие специальных входов в главных точках и продуманная система путей внутри них, видимо, использовавшихся для ритуальных шествий. Позже некоторые из этих кругов друиды, вероятно, использовали как свои храмы. Несомненно, каменные круги считались священными местами, о чём свидетельствуют многочисленные древние захоронения по соседству с ними. Особенно это очевидно для Стоунхеджа, рядом с которым находится много могил бронзового века, где богатые золотые и прочие ювелирные украшения, положенные рядом с усопшими, свидетельствуют о том, что это было место ритуального погребения лиц королевской фамилии и аристократов.

Представляется также, что эти каменные круги использовались иногда в качестве судебных присутствий. Гомер, рассказывая о знаменитом щите Ахилла, выкованном, видимо, финикиянами, как и большинство выдающихся произведений искусства, упоминаемых в "Илиаде", утверждал, что старейшины у ранних арийцев заседали на торжественных конклавах внутри каменного круга[209]. В Шотландии также судебные заседания временами проводились в каменных кругах.

Итак, большие доисторические каменные круги в древней Британии использовались ранними бритто-финикиянами как солнечные обсерватории с целью определения солнцестояний и других дат для праздников своего солнечного культа, а наследовавшие им бритты продолжали считать их священными местами, вплоть до конца бронзового века и даже до начала христианской эры.

 

Поклонение Солнцу и обряды Белфайра древних бриттов

Культ Солнца в древней Британии, отражённый, как мы видели, в доисторических каменных кругах, имевших финикийское происхождение, удостоверяется также обилием солярных символов в легендах на до-римских монетах; надписями на монументах, на скульптурах, посвятительных камнях, Ньютоновском и других, на стенах пещер; имеет отголоски в обрядах Бела, или Белтайна, всё ещё сохраняющихся на Британских островах, от горы св. Михаила на Корнуолле до Шетланда.

Ранние финикияне были высокорелигиозным народом. Они сделали религию основанием своего государства, прославляли её в своих гимнах и эпосе. Также и в более позднее время храмы являлись центрами их городов, куда жители приносили богатые дары.

Ранние финикияне придерживались монотеистического культа Единого Бога, которого они символически представляли главным небесным светилом, Солнцем. Профессор Раулинсон писал в своей "Истории Финикии": "Вначале, когда они впервые поселились на побережье Средиземного моря, или ещё до того, как они отправились туда из прежних мест своего обитания на берегах Персидского залива, финикияне были монотеистами…. Видимо, на ранней стадии религии не было идолопоклонства, признавался Один Бог, как это отражено в египетском гимне: "Он не вырезан в мраморе. Его жилище неизвестно, нет здания, которое может вместить Его, неизвестно Его имя на небесах. Он не являет свои формы, бесполезны все изображения""[210].

Этот монотеизм ранних финикиян, выраженный в их т.н. солнцепоклонничестве, или культе Бела, был пронесён ими сквозь века в Средиземноморье. Им вдохновлялись финикийские купцы-предприниматели; его они несли с собой через неведомые моря; к нему они обращались в час опасности; его они распространяли в своих многочисленных колониях. Принесли они его и в раннюю Британию, вместе со своей культурой и цивилизацией, около 2800 года до н.э. или ранее.

Хетты и шумеры называли Бога-Отца, создателя и повелителя Солнца и Вселенной, Индуру (Induru) или Индара (Indara) - это Индра восточные арийцев, Индри (Indri) готов. К нему было обращено большинство шумерских и ведических гимнов, а также посвятительных монументов в ранней Британии.

Как шумеры регулярно именовали Индуру (или Индара) "Творцом", так и в Ригведе Индра назывался "родителем Солнца" (III, 49, 4), "который дал Солнцу свет (VIII, 3, 6) и поднял его высоко в небесах" (I, 7, 3). Он "поддерживает человека, щедрый, защитник" (VIII, 85, 20), "его призывают как дети отца" (X, 48, 1), он "от века был близким другом наших отцов, всегда легко призываемым" (VI, 21, 8). "Нет другого, кто пожалеет, как Ты, о Индра, покровитель людей" (I, 84, 19[211]). Его благотворная сила особо ассоциировалась с Солнцем "Индра есть Солнце" (X, 89, 2)[212].

Видимо, эта арийская идея Единого Бога-Отца, символически представляемого Солнцем, была во время правления полу-сирийца фараона Ахетатона, или незадолго до него, ре-импортирована из Сирии-Финикии в Египет. Этого фараона, тестя Тутанхамона, позже многократно заклеймили как "еретика" только потому, что он ввёл в Египте более чистую форму поклонения Солнцу, нежели прежнее почитание бараноголового Амона. Живой Бог за Солнцем, называвшийся им "Живой Атон", представлял собой в материальном отношении, как обычно считают, энергию излучения Солнца, поддерживающего Жизнь своими лучами. Его также называли всеобщим творцом, богом Любви, отцом фараона; он имел "руки" и на его изображениях каждый луч, исходящий от Солнца, заканчивался рукой помощи, протянутой к человеку. Знаменитый возвышенный гимн Ахетатона к "богу Солнца", написанный на египетском языке за триста лет до Давида, обычно рассматривается как не-еврейский источник 104-го псалма[213]. Фараон-жрец Ахетатон был внуком, сыном и мужем, соответственно, сирийских, или митаннийских принцесс (митаннийцы являлись ветвью хеттов), и пропагандировать культ Атона он начал ещё в шестнадцать лет, через два года после брака с сирийской принцессой. Символ Атона ранее использовался его матерью-сирийкой, когда она была регентшей Египта. Все эти обстоятельства привели Ф. Питри и других авторитетов к заключению, что солнечный культ Атона, как и новое искусство при Ахетатоне, произведения которого украсили гробницу Тутанхамона, были введены из Сирии-Финикии[214].

В дальнейшем шумеры и некоторые более поздние арийцы стали представлять Бога в форме человека, видимо, из-за своего обычая обращаться к нему как к Отцу или Царю. Подобные образы мы видим на печатях шумеров, на статуях и монетах более поздних финикиян, на вавилонских печатях, у мидо-персов и позднее в культе Митры, у классических греков и римлян. Но в более чистых формах солнцепоклонничества, видимо, не поощрялись изображения Бога. Их нет на древних монетах и монументах бриттов, включая наш Ньютоновский камен; нет упоминаний о таких изображениях и в готической Эдде. Шумерский гимн говорит так:

"О Индара, может ли кто-нибудь постичь твой вид?

Солнечный бог, может ли кто-то постичь твой вид?[215]

С другой стороны, финикияне часто воздвигали статуи Гераклу, являвшемуся, как сообщал Геродот, просто их канонизированным героем. Они чеканили на монетах образ своей морской покровительницы-эпонима Барати, или Британии (рис. 16), как защитницы, а не божества. На носах триер они ставили, по сообщению Геродота, гротескные деформированные изображения[216] – очевидно, как талисманы.

В обеих версиях надписи на Ньютоновском камне бог Солнца назывался Bel, или Bil (на Огаме короткая гласная была опущена). Такая же форма B-L (т.е. Bil, или Bel) встречалась в поздних финикийских надписях. В Британии она дошла до нашего времени в названии обряда Белфвйр (Bel Fire), проводимого в летнее солнцестояние.

Имя Bil, или Bel произведено от шумерского (т.е. раннего арийского) слова, обозначавшего "огонь" (Fire, Flame, Blaze), иероглиф которого представлял собой рисунок орудия для получения огня с помощью деревянных брусков[217]. С титулом "бог" он определялся как "бог БИЛ Солнца, Тьмы и Мудрости"[218]. Шумерский иероглиф для "Солнца" в глоссах определялся как "бог Бел", бог храма Солнца в Ниппуре, древнейшего солнечного храма Вавилонии, тот Бел, который, как говорится в старом шумерском гимне, "установил места для Солнца и Луны"[219].

Слово Bil – чисто шумерское (т.о. арийское); семиты Вавилонии позаимствовали у шумеров идею Бога-Отца и, не имея в своём языке похожего слова со значением "огонь", "пламя", видимо, стали называть его семитским словом Баал (Bal, Baal), означавшим "хозяин, господин", которое они произносили также как Bel и Bilu, но которое не имело значения огня или Солнца, в отличие от исходного шумерско-арийского слова. Тем не менее, этот семитский Ваал, произошедший от шумерско-арийского солнечного Бога-Отца, часто был облачён в огонь, как верховный бог их вавилонского пантеона. Предположительно от этой семитской формы Бела израильтяне позже взяли атрибуты для своего племенного бога Иеговы, который часто представлялся окружённым огнём, являлся в огне еврейским пророкам, в огненном столбе вёл израильтян через пустыню. (Исход, 3, 2; 19, 18; книга Исайи, 6, 4; Иезекииля, 1, 4; Второзаконие, 4, 24).

Важно отметить, что слово Bil раскрывает шумерское происхождение ряда слов в английском и других арийских языках, в т.ч. староанглийского Bale, шотландского Bail ("пламя, блеск, огонь") и аналогичных слов в норвежском, шведском и др.

Обряды и игры праздника Белфайр, или Белтайн представляют собой пережитки некогда широко распространённого по всем Британским островам культа Бела, который, как мы видели, был введён финикиянами, а ныне остался только в виде празднования дня летнего солнцестояния. Имя Белтайн буквально означает Белфайр, огонь Бела. Теперь это лишь игра, которой забавляются в канун середины лета юноши и девушки в отдалённых частях Британских островов, прыгая через костры и танцуя вокруг огня. (В детстве, когда мы жили на западе Шотландии, я сам участвовал в такой игре. А м-р С. Лейнг (Laing), археолог, 1810 года рождения, писал, рассказывая об огнях Белфайра, зажигавшихся на самых высоких холмах Оркнейских островов и Шетландии: . "мальчишкой я прыгал вместе с друзьями через эти костры, даже не подозревая, что мы повторяем обряды почитания Бела"[220]). Как религиозный ритуал его нередко практиковали ещё поколение назад фермеры в разных уголках Англии и Ирландии, которые в канун летнего солнцестояния проходили сами и проводили свой скот между огнями, чтобы привлечь удачу на оставшуюся часть года. Это ясно показывает, что ранее такой обряд представлял собой ритуальное очищение огнём и, вероятно, посвящение в солнечный культ, "крещение огнём". Огонь для разжигания костров добывали, без сомнения, путём трения двух деревяшек, либо же "огненным сверлом" – такой способ получения священного огня практиковался ещё в 1830 году в Шотландии, а ранее был в обычае на Гебридах, где старые традиции сохранились дольше[221].

Видимо, это тот же ритуал, который, согласно Ветхому Завету, практиковали ханааниты, до-израильские обитатели Ханаана (т.е. Финикии-Палестины), когда проводили детей через огонь при посвящении Молоху – по-еврейски Мелеку; имя, очевидным образом произведённое от Melek qart, "Царь Города", титула Геракла в поздних семито-финикийских надписях; "Баала Тира" и других финикийских городов. "Устроили капища Ваалу в долине сыновей Енномовых, чтобы проводить через огонь сыновей своих и дочерей своих в честь Молоха" (Иеремия 32, 35).

Видимо, ханаанские семиты, воспринявшие внешнюю сторону культа Солнца своих арийских правителей, иногда, оставаясь приверженными к кровавым жертвоприношения[222], человеческим и иным, идущим от матриархата, действительно сжигали своих детей, в такой извращённой форме поклоняясь Белу. Эти извращения обряда Белфайра, похоже, возобладали в Британии у аборигенов халдеев[223], приносивших под руководством друидов человеческие жертвы в своём матриархальном культе Луны с его злыми демонами. Они изменили время празднования Белфайра с летнего солнцестояния на нынешний Мэйдей, 1 мая, праздник их Богини-Матери, когда начинался, с расцветом растительности, их лунный год. Остатки ритуалов их т.н. "Белтайна" мы можем ныне наблюдать в Британии в символическом принесении в жертву мальчика по жребию. (Этот ритуал майского "Белтайна" ещё несколько десятков лет назад был довольно обычен. После зажжения костров и факелов выпекалось печенье из овса, яиц и молока, оно делилось на части, одна из них помечалась чёрным угольком. Затем их клали в чашу, и тот, кто доставал зачернённую выпечку, определялся в жертву, которую надлежало принести, чтобы год был удачным. В наши дни жертвы, конечно, не приносятся, получивший такую метку должен три раза перепрыгнуть через костёр).

Вероятно, ритуальное поедание тела принесённого в Мэйдэй друидами-халдеями в жертву человека стало причиной сообщений св. Иеронима и других в начале нашей эры о каннибализме среди диких племён Британии.

Священный огонь для возжигания костров в честь Бела как бога Солнца добывался ранними арийцами и финикиянами путём трения двух деревянных бруском или с помощью сверла – это был старейший метод получения огня. Он также применялся в Британии вплоть до Средневековья для получения "Вечного огня" в храмах и для особых Огней Нужды (Need-Fires), зажигаемых в случае мора, войны или других бедствий.

Солярный характер настоящего арийского Белфайра виден не только в приурочивании его к летнему солнцестоянию, но и в использования на празднике символизирующего Солнце колеса, которое катали вокруг костра, представляя видимое вращение Солнца. Колесо катали также во время Йоля, старого огненного праздника зимнего солнцестояния.

В христианский период этот языческий Белфайр был трансформирован римской церковью, с целью привлечения прозелитов, в день Иоанна Крестителя, который изображается в искусстве с огненным крестом, и отец которого, будучи священником, кадил в Иерусалимском Храме[224].

В заключение нашего обзора истории обрядов Белфайра в древней Британии отметим, что одним из самых ранних, даже самым ранним центром, где его начали отмечать, был древний финикийский порт в Корнуолле, или Белериуме, как его называли римляне. Этот порт, гора св. Михаила, небольшой скалистый островок напротив Марасиона[225] с его каменным кругом, ранее назывался Din-Sol, или Замок Солнца[226]. Важно ещё и что этот огненный праздник, отмечаемый ныне в канун дня Иоанна Крестителя, в Корнуолле связывали с оловянными рудниками, которые разрабатывались некогда древними финикиянами. Границы каждого рудника помечались шестом, увенчиваемым в канун дня Иоанна Крестителя цветами. Вокруг них зажигали костры и танцевали.

Каменные круги, построенные древними финикиянами, тоже, видимо, являлись местами возжигания священного огня и обрядов Белфайра. То есть, они использовались как храмы Солнца.

В целом, финикийское происхождение и введение в Британию обрядов Белфайра, как части древнего культа Солнца, представляется надёжно установленным.

 

Солярные символы на древних монетах бриттов

В древней Британии на монетах и монументах бриттов были широко представлены солярные символы, впрочем, не всегда распознававшиеся как таковые. На монетах нередко изображались круги, иногда концентрические, с лучами, колёса, кресты, спирали, лошади, орлы, крылатые диски и пр. (рис. 26). Нумизматы считали их простыми украшениями, но, как теперь ясно, они являлись солярными символами.

   Рис. 26. Солнечные символы: диски, лошади, соколы и т.д. на ранних бриттских монетах. Следует отметить различные формы солнечного диска: круг, круг с лучами, колесо, спираль, свастика, крылатый диск; также крест на рисунке а. На рисунках g и i лошадь связана с Солнцем. Обращает на себя внимание легенда AESV на рисунке c – это ведическое имя солнечной лошади. На рисунке а солнечная лошадь перепрыгивает через Ворота Заката, как и на хеттских печатях, см. рис. 26'.

 

   Рис. 26'. Хеттская печать. Возвращающееся Солнце проходит через Ворота Ночи.

 

Круг являлся символом солнечного диска на печатях шумеров и хетто-финикиян. Солнце на них изображалось также двойными, концентрическими кругами, кругами с лучами или розетками, спиралями и свастиками. И точно такие же символы мы находим на ранних монетах бриттов (см. рис. 26). Солнце над "солнечной лошадью" изображалось простым диском (a), двойным диском (b), диском с лучами (a), с розетками (c), как колесо с двумя кругами и спиралями (d), как круглый диск со свастикообразными лучами и спиралями (e) и т.д. Видимо, легенды на ряде монет Aesv (Asvp, Eciv, Eisw) означали ведическое санскритское название солнечной лошади[227], выводимое, как теперь найдено мною, из шумерского термина для "лошади" (или "осла") - Ansu (или As), аккадского Sisu[228]. Отсюда ясен солярный характер данных символов и его шумеро-хеттское происхождение на ранних бриттских монетах. Взаимозамена коня, оленя, гуся, орла в солнечной колеснице отражена и в гимнах Вед, например:

"О Ашвины, подобные паре оленей

Летите сюда, подобно гусям. к нашему медовому подношению

С быстротой сокола"[229]

Олень, Козёл, Гусь – символы, связывавшиеся с Солнцем у шумеров, хеттов, финикиян, а также на монетах бриттов, как мы увидим далее.

Солярный характер символов на ранних монетах бриттов ещё очевиднее на рис. 41f. Там Солнце располагается на плечах орла или сокола, сжимающего когтями змею. На другом рисунке Солнце привязано к крылатой лошади. На обороте надпись Tascia - имя хетто-шумерского солнечного посланника (архангела). Оно, как мы увидим, часто встречается на монетах бриттов.

Солнечная лошадь, столь обычная на монетах бриттов, не встречается на печатях шумеров и хеттов, где её место занимает орёл или сокол. Но она появляется позже на финикийских монетах и на греко-финикийских монетах из Киликии, датируемых около 500 г. до н.э. (см. рис. далее) и на архаических печатях хеттской Каппадокии.

Спирали обнаруживаются на монетах бриттов (рис. 26 и др.), на изделиях бронзового века, на доисторических монументах и скалах в Британии. Они же, обычно расположенные попарно, встречаются на шумерских, хеттских и финикийских печатях; на вазах и т.д. в старых поселениях финикиян на Кипре, Крите и по всему Средиземноморью. Их смысл до нынешнего времени не был прояснён. Теперь видно, что они являют собой две фазы движения Солнца. Правозакрученная спираль представляет дневное Солнце, левозакрученное – ночное, возвращающееся.

Культ Солнца у бриттов был так широко известен в античности, что Плиний утверждал, будто древние персы, считавшиеся солнцепоклонниками, заимствовали свои ритуалы оттуда[230].

 Рис. 26''. Древняя бриттская монета с солнечным крестом из колосьев, солнечной лошадью.

 

Солнечный крест хеттов и финикиян – источник крестов на дохристианских монументах и монетах бриттов, а также "кельтских" крестов

   Рис. 27. Солнечные кресты на печатях, амулетах и т.д. 4000 – 1000 гг. до н.э.

 a Шумерский знак для бога Солнца Бела, или огненного бога, Bar, также Pir (огонь Fire).

 b Шумерский знак для скипетра.

 m Клинописный знак для бога Била.

 z' Крест с рукояткой; обычный на хеттских печатях.

 S Египетский крест с рукояткой, или Ankh, "ключ жизни"[231].

 

   Рис. 28. Древние солнечные кресты бриттов, унаследованные от хеттов, шумеров, финикиян, троянцев.

 

Термин "крест" является производным от шумерского (т.е. ранне-финикийского) слова Garza, которое означало "скипетр бога Солнца", а также "скипетр короля". Иероглифом, изображавшим его, были два бруска, сложенные крестообразно, или боевой топор (Khat, корень слова хетты, см. рис. 27b), выходящий из Солнца с лучами (рис. 27g'). В более простой форме это крест троянских амулетов (рис. 27H и T); в ней он дожил до наших дней, как символ суверенитета, который держат в руке цари современного ариизированного мира (рис. 28H).

Солнечный крест, выгравированный нашим финикийским королём скоттов на посвятительном Ньютоновском камне, изображался на многих дохристианских монументах (рис. 28) и чеканился на многих монетах бриттов.

Самая ранняя форма солнечного креста была, как я выяснил, +, где все отрезки имели равную длину. В таком виде он представлял Солнце, или бога Солнца на священных печатях хетто-шумеров, начиная с V тысячелетия до н.э. Он широко использовался также, как мы видели (рис. 14, 27) арийской династией Касси в Вавилоне, правившей в 1800 - 1100 гг. до н.э., и имел тот же смысл. Он обычно назывался Bar или Mas, "деревянная булава (в смысле скипетр)", что, кстати, раскрывает нам шумерский источник английских слов Bar ("деревянный брусок") и Mace ("скипетр"). Он изображался как скипетр в руке бога Солнца на ранних шумерских священных печатях. Также он назывался Pir, в смысле "огонь"[232], что раскрывает нам шумерский источник английских слов Fire и Pyre, готского, англо-саксонского, скандинавского, староанглийского Fyr, греческого Pyr, имеющих то же значение.

Источником этой самой ранней формы солнечного креста, как я нашёл, были два деревянных бруска, с помощью которых трением добывался священный огонь, символизирующий Солнце.

На рис. 27 показаны формы этого креста у шумеров, хеттов, финикиян, касситов, троянцев на их печатях, амулетах, вазах, надписях, а на рис. 28 – его варианты на монументах и монетах древней до-римской Британии. Простая равносторонняя форма этого креста хеттами и шумерами иногда украшались или усложнялась (см. рис. 14, 27). Другой формой солнечного креста являлась свастика, "вращающийся крест". Солнечный крест в форме свастики встречался на ранних хеттских и шумерских печатях и скульптурах, а также, особенно часто, в развалинах Трои (рис. 27J, J'). Его находили во многих местах в Индии; в Перу, среди руин цивилизации инков. Что особенно важно, мы видим его на Ньютоновском камне, в надписи, сделанной Партолоном на монументе, посвящённом богу Солнца; на других до-исторических монументах Британии (см. рис. 6' и 28), на ранних монетах бриттов.

Простой равносторонний крест иногда изображался внутри круга- солнечного диска (рис. 27, 28i' и др.), иногда с дополнительными лучами (рис. 27, 28). Это раскрывает нам хеттские истоки т.н. "колесных" крестов, известных как "рунические", или "кельтские кресты". Имя "кельтский" было дано им потому, что их использовали Колумба и Кентигерн[233] в своей миссионерской деятельности у пиктов и "кельтов" в Шотландии, Уэльсе и Корнуолле, отчего и предположили, что их придумали "кельты". Но теперь ясно, что он был привнесён в Британию финикийскими баратами как часть их солнечного культа.

Равноконечный крест, использовавшийся как священный символ в руках бога Солнца или его жреца-царя (или в руках Барати, см. рис. 18), или воздвигавшийся для поклонения, имел опору, или пьедестал, который можно увидеть на большинстве древних шумерских печатей V тыс. до н.э. или обнаружить в руинах Трои. Иногда этот продолженный крест изображался с Солнцем и его лучами (рис. 27H).

Хеттскую свастику со многими ногами (рис. 27w, J'); можно увидеть и на древних монументах бриттов (рис. 28U, H2); вероятно, она представляла собой талисман солнечной религии, имевший целью обеспечить хороший урожай фруктов. У шумеров она носила название Buru, "фрукт"[234], что открывает нам хетто-шумерский источник английского слова berry ("фрукт").

Как видим, свастика, или вращающийся крест, изображалась многими способами. Что важно, все эти разнообразные хетто-шумерские и троянские формы свастики были воспроизведены на древних монументах и монетах бриттов (рис 27 и 28). Спирали тоже можно рассматривать как виды свастик.

Направление движения Солнца, особенно возвращающегося, или "воскресающего", также указывалось на шумерских печатях, если не ногами свастики, то рыбами, плывущими на восток, т.е. налево (рис. 29). На рис. 29 приведён интересный пример сходства мотивов изображений этих хеттских и бриттских солярных символов. Детали на хеттской печати II тыс. до н.э. по сути такие же, что и на дохристианском кресте в Кадзоу (или Кад-зу, т.е. городе Кадов, т.е. финикиян), современном Гамильтоне, древнем городе бриттов в Стратклайде, римской провинции Гадени (Gad-eni), т.е. бритто-финикийских Гадов, или Кадов, или Катти. Спираль в центре креста (a), закручивающаяся налево, представляет возвращающееся на восток Солнце, над ней изображена плывущая на восток рыба, вторая, мёртвая (изображённая вверх брюхом) рыба символически представляет покойника, ниже начертаны двое животных с короткими хвостами. То же и на хеттской печати (c), где Солнце представлено колесом с восемью лучами, рыбы также плывут налево, на восток, а внизу находятся двое короткохвостых животных, одного из которых преследует Волк Смерти[235].

   Рис. 29. c – хеттская печать II тыс. до н.э.; a и b – дохристианский бриттский крест из Кадзу.

 

Другая форма солнечного креста- свастики, отличная от обычной, изображена на монументе в Логи (рис. 7), расположенном по соседству с Ньютоновским камнем. Такой символ нередко находили на доисторических монументах Шотландии, в том числе в селениях ниже по Дону, хотя до сих пор его не соотносили с солярным культом и не идентифицировали как форму свастики. Рисунок в нижней части монумента в Логи также представляет собой декорированную свастику, в которой два диска заменяют две конца обычной свастики и представляют утреннее и вечернее Солнце, а направление движения светила указывается "зигзагом" слева направо (с востока на запад) между обоими дисками. Хетто-финикийский аналог такого мотива можно увидеть на монете из Газы (рис. 30)[236]. На хеттских печатях движение Солнца также указано стрелами (рис. 26'), или плавающими рыбами (рис. 29). Обратное движение победоносного Солнца через Область Смерти также изображалось на бриттских монументах стрелами на концах зигзагообразного, подобного свастике прута, пронзающего Змею Смерти (рис. 30'). До наших времён дошло немало образцов такого рода, в т.ч. "Змеиный камень", ныне установленный недалеко от Ньютоновского камня.

     

   Рис. 30. Финикийская (филистимлянская) монета из Газы.

   Рис. 30'. Свастика возвращающегося ("воскресающего") Солнца; на древнем бриттском монументе в Мейгле (Шотландия).

 

На древних бриттских монетах солнечные круги и кресты изображались очень часто, как то отмечено в предыдущей главе; см. также рис. 28..

Итак, мы доказали, на обширном наборе фактов, что в до-римской Британии при её королях из клана Катти доминировал культ Солнца, и что его ввели там, около 2800 гола до н.э., финикияне – мореплаватели из Киликии-Сирии-Финикии, предки нынешних британцев[237].

 

Косой крест у шумеров-хеттов-финикиян и у бриттов[238]

   Рис. 31. Косой крест у шумеров, хеттов, финикиян.

 

   Рис. 32. Косой крест на дохристианских памятниках Британии и Ирландии; на монетах бриттов.

 

Изображения косого креста Х, как я обнаружил, часто встречались, в простой и усложнённой форме (см. рис. 31), с самого раннего периода, на священных печатях шумеров, хеттов, троянцев, финикиян в качестве символа бога Индары. И практически такие же изображения мы встречаем на древних дохристианских памятниках и монетах бриттов (см. рис. 32).

Хотя этот крест напоминал солнечный равноконечный в наклонном положении, однако он представлял собой иной символ – боевого топора или молота Индары, или Тора. В шумерском языке он носил название "Отец-защитник, или Бел"[239], а обозначавший его иероглиф произносился как Pap (отсюда виден шумерский оригинал английского слова Papa – отец как защитник). Он также назывался Geur или Tuur (ср. Thor), и определялся как "Разрушитель"[240], возможно потому, что он изображался в боевом положении, для обороны или защиты, и, как общепринято, являл собой рисунок боевого топора.

Этот символ особо связывался с Индарой, или Белом[241], как видно на древней хеттской печати (рис. 33), изображающей убийство Индарой дракона – главный подвиг и ведического Индры. Описывая этот знаменитый подвиг, гимны Вед (называющие палицу[242] Индры четырёхугольной[243]), говорят:

Твоим остроконечным оружием, твоей смертоносной палицей

О Индра, ты ударил Дракона в пасть[244].

   Рис. 33. Индара, убивающий дракона. С хеттской печати 2000 г. до н.э.

 

Мы видим, как бережно сохранила индо-арийская ведическая традиция древнее арийское хетто-шумерское предание, изображённое на этой печати, даже аккуратнее, чем вавилонская традиция, приписавшая этот подвиг сыну Индары Тасу, он же Меро-Дах (Mero-Dach)[245].

Синонимом в шумерском языке для этого креста Х, смертоносного оружия Индары, было Gur, "разрушать", показывающее нам шумерский источник староанглийского слова Gar – "копьё", Gore – "заколоть", готского эддического Geir – "копьё". Это доказывает, что Х крест представлял собой смертоносное оружие, или палицу, описанную в ведических гимнах. Современная картинка черепа и скрещённых костей, видимо, сохраняет память об Х кресте, как смертоносном топоре, или молоте Индары, или Тора.

Охранный характер боевого топора, Х креста Индары хорошо виден также на хетто-шумерских печатях, где он помещён для защиты над священными козлами Индары, подходящими к дверям храма Индары (Инн[246]) (рис. 34n). Козлы были особо посвящены Индаре, и Тору в Эдде; они также символически обозначали готов[247], народ Индары, который и сам называл себя в одном шумерском гимне "козлом". На рисунке 34n косой крест изображён не только в простой Х форме, но и с двойной поперечной полосой, напоминая шумерскую пиктограмму, изображающую боевой топор (см. рис. 27b и b', а также рис. 34), притом в наклонном положении, словно бы лежащий на плече или используемый в деле. И эта шумерская форма палицы Индары встречается на многих древних бриттских монументах и монетах (см. рис. 28B, F2, а также рис. 35)..

   Рис. 34. Козлы и олени Индары, защищаемые его Х-крестом и его архангелом Тасом. Изображения на шумерских, касситских и хетто-финикийских печатях.

 

   Рис. 35. "Палица Индары" на древнем бриттском монументе.

 

Шумерский иероглиф боевого топора, знака Индары, обозначал в шумерском языке слово-знак Khat или Xat, основу племенного имени Catti или Xatti, т.е. хеттов, исходный источник названий Ceti и Scot. Khatti определяло племя Catti (хеттов) как "держателей скипетров", правящую расу. Он нередко встречался на доисторических памятниках Шотландии (Scotland), также в Уэльсе и Ирландии, древней Скотии (Scotia). Более того, изображения солнечных свастик в Шотландии следовали этому "наклонному" образцу. Вероятно, это означает, что скотты вплоть до начала христианской эры сохраняли память о том, что данный шумерский знак Xat изображал имя Catti, Xati, Ceti или Scot их собственного правящего клана.

Мы можем заметить, что кресты на британском Юнион Джеке, как и кресты на родственных скандинавских флагах, представляют собой наложение обоих крестов наших хетто-финикийских предков – прямого солнечного креста и косого креста-молота солнечного бога – сохранённые ими и после обращения в христианство[248].

 

Ранние арийцы-хетты-готы как "козлы" и "олени" Индары. Единорог против Льва.

Древним геральдическим животным шотландских кланов был Единорог. Как теперь ясно, он являлся образом священного козла (Uz, Sigga) Индары или оленя (Dara) хетто-шумеров. Его культ внедрили в древнюю Британию вместе с культом Индары финикийские бараты, они же ранние готы. Мы уже видели его на древних хеттских скальных барельефах (см. рис. 4), где он был изображён однорогим, рядом с арийско-готским[249] царём. Этот его "один рог", однако, был только надетой на его рога высокой раннеготской, или фригийской шапкой, такой же, как у царя и его подданных, изображённых там же. Отсюда позднее возникла легенда об однорогом животном.

Шумерские и ведийские тексты сообщают, что козёл являлся священным животным Индары, который и сам называл себя в одном из гимнов "козлом". В готской Эдде Тор[250] и его готы также именовались "козлами"[251]. Тор назывался там также "Отец побед" (Sig-Father)[252], как и Бел[253], т.е. шумерским термином для козла (Sig). Это объясняет появление рогатых головных уборов у хетто-шумеров, ранних бриттов и готов.

Шумерское слово Sig, "рогатый" – корень слова Sigga, "козёл"[254] – видимо, стало источником названия готской или фригийской остроконечной шапки Sag, а также названием тех, кто её носил. Его синонимом было слово Gud[255], ставшее, видимо, источником одновременно обоих слов – Goat ("козёл") и Goth ("гот"). Словом Gud, или Gut назвались также сами козлы (Goat)[256].

Наименование хеттского правящего класса Sag, или Gud, или Gut объясняет, почему в греко-римском мире готов называли как гетами, так и саками - последнее, видимо, было источником названий племён европейских саксов и индийских сакья, к которым принадлежал Будда. Видимо, к ним относились также позднехеттские cакаши (Sagas), изгнавшие из Палестины войска фараона Ахетатона[257]. Этот народ также называли Kas-ia[258], то есть, очевидно, Kasi, или Kassi.

Таким образом, видимо, козёл стал тотемным животным у ранних арийцев, или шумеров, или готов – отчасти потому, что его название в скрытом виде представляло собой название племени, а отчасти потому, что арийцы, до перехода к земледелию и оседлому образу жизни, вероятно, пасли стада козлов, и отчасти потому, что бородатая и похожая на человеческую козлиная голова давала удобную и относительно безобидную символику перехода к патриархату от матриархата, с его злобными и алчными демоническими тотемами Змеи, Быка, Стервятника или Ворона, Волка (волк мог заменяться хищным Львом), требовавшими кровавых, даже человеческих жертвоприношений. Смешение этих четырёх тотемов дало Дракона. Отсюда произошёл мотив изображений борьбы Козла (или Единорога) со Львом (или Волком, или Драконом), столь часто встречавшихся с самых ранних времён на шумерских и хетто-финикийских печатях, а также на древних бриттских монетах и монументах (рис. 34, 36).

 

   Рис. 36. Древнебриттские Козлы и Антилопы – "готы" Индары, защищаемые солнечным крестом и посланником-архангелом Tascio от Волков (и Льва). С доисторических монументов, рисунков в пещерах, бриттских монет и дохристианских крестов. Отметим, что на рис. 36a животное изображено точно таким же стилем, как и на хетто-шумерских рисунках (см. рис. 34 и др.).

 

Индара и сам иногда представлялся в виде Козла или Оленя, убивающего или укрощающего демонического Льва. В ведическом гимне мы читаем: "Ради козла ты убил льва"[259]. Но насколько плохо современная геральдика знакома с происхождением, значением и функцией Единорога, что она изображает этот непобедимый арийский тотем наших предков в виде однорогой лошади, хоть и бородатой, закованной в цепи и стоящей рядом с побеждённым им некогда врагом цивилизации, хищным демоническим Львом аборигенов халдеев[260], ныне представляемым его победителем! В то время как на старых хеттских печатях именно Лев носил ошейник и цепи, побеждённый Козлом или Единорогом, с помощью Индары и его посланника (рис. 34l).

Солнце у шумеров изображалось и в виде козла, хотя и реже, чем в виде крылатого диска, или солнечного сокола- Феникса. Лошадь появилась в позднейший период.

В таком своем качестве, а также в схватке с Волком или Львом смерти, Козёл (англ. Goat) как скрытый, символический образ арийцев-готов (англ. Goth) часто изображался на хетто-шумерских печатях, а также на финикийских и греко-финикийских монетах, вместе с солнечным крестом и архангелом-защитником Тасом (Tas) (см. рис. 34 и др.). И сходные изображения встречаются на древних монументах, рисунках в пещерах, бриттских монетах, дохристианских крестах, также вместе с солнечным крестом и архангелом-защитником Тасцио (Tascio) (см. рис. 36 и далее).

Изображение козла (англ. Goat; ст.-англ. Goot, Gote, готск.-эддическое Geit, англо-сакс. Gat, шотл. Gait), вероятно, использовалось в таких сценах как неявное обозначение народа готов (Got или Goti1, или Getce, шумерск. Guti, Kud, Khat), точно так же, как иероглиф боевого топора использовался для обозначения народа хеттов, Khat-ti. Практика использования символических картинок для обозначения имени продолжилась на греческих и греко-финикийских монетах в Малой Азии, до римского периода. Например, Бык (tauros) представлял город Тавромину, Лиса (alopex) – город Алопеконнес в Малой Азии, Тюлень (phoke) – Фокею, Пчела (melissa) - Мелитасу, Роза (rodon) – Родос,

Итак, мы нашли, что шумеры и хетто-финикияне именовали себя, либо свои главные кланы козлами[261], откуда, видимо, и пошло их название, близкое по произношению к этому слову – готы. У кимров Уэльса изображения козлов до сих пор считается счастливыми талисманами.

Фигурки козлов с косыми крестами на бриттских монументах и монетах, притом нередко в формах, идентичных изображениям на хетто-шумерских печатях и финикийских монетах, снова подтверждают широкое распространение культа Индары в древней Британии и финикийское происхождение бриттов и скоттов.

 

Хеттское божество зерна и посланник Индары Ташуб на доисторических монументах и монетах бриттов

 

"О сын Тас (Tas), повелитель мира

Могучий герой, покоряющий врагов

Создатель пшеницы и ячменя, лелеющий зерно

Обновитель растений

Владыка духов небесных

Ты поставил таблицы Судьбы

Шумерский гимн[262]

 

"Носящий копьё героя

Великий посланник Иа"

Шумерский гимн[263]

 

"О Дашап-Микал (Dashap-Mikal), благослови нас!"

Финикийская надпись[264]

 

Tas, Dias, божество-покровитель шумеров, или ранних финикиян также назывался "Сын Tas, или Dach" (Меро-Дах, Mero-Dach[265]), перворождённый сын, или посланник бога Иа[266]. К нему часто обращались в молитвах, его изображали на своих священных печатях и амулетах шумеры, хетты, троянцы, финикияне. Он был главным божеством, защищавшим козлов и оленей- готов Индары, на хетто-шумерских, троянских, финикийских печатях и амулетах, греко-финикийских монетах. Его также изображали на древних монументах и монетах бриттов (рис. 36 и др.), где он нередко носил имя Tasc, Tascio, или Dias[267], и изображался крылатым, часто с колосом или зерновым косым крестом своего отца Индары (см. рис. 38).

   Рис. 37. Древняя бриттская Tascio-монета, с надписью DIAS.

 

   Рис. 38. Tascio, или Tascif на ранних монетах бриттов – это божество зерна Тас (Tas), или Ташуб хетто-шумеров. Отметим, что колосья из зерен на рис. c и d образуют косой крест Индары, а шарики на бороде и на голове на рис. b такие же, как и на архаичном хеттском изображении Ташуба (рис. 39).

 

В приведённом выше шумерском гимне Тас восхвалялся как оздатель пшеницы и ячменя". Это показывает его идентичность с Дионисом, богом зерна древних греков, чьё имя (значение и происхождение которого до сих пор было неясным) оказывается производным от шумерского оригинала. Это также впервые раскрывает нам, почему так часто изображались зерна на бриттских монетах, где имелась надпись Tascio, на финикийских монетах, и почему популярный хеттский бог Ташуб (Tash-ub, или Tash плуга) изображался на хетто-шумерских печатях держащим пучок колосьев, а на древнем хеттском скальном рельефе в киликийских Воротах Тавра в Ивризе – как богатырь, одетый в готские одежды и держащий в руках колосья зерен и грозди винограда позади плуга (рис. 39). Отметим, что Ивриз ранее назывался Гераклея, Тас же – это деифицированный Геракл.

Позднейшие финикияне называли его Дашуп (Dashup)[268], иногда добавляя, в призывах к нему, имя Микал (Mikal), которое также появлялось, как я нашёл, на финикийских монетах Киликии V века до н.э., записанное финикийским письмом как Микла (Miklu) (см. рис. 40), и как шумерское название Мекигал (Mekigal) древнего праздника урожая.

   Рис. 39. Ташуб, хеттский или ранний готский дух зерна. Обращает на себя внимание "готская" одежда и сапоги, козьи рога, троянская или фригийская шапка божества. Ташуб увит гроздьями винограда, в руке у него пучок колосьев, позади - плуг. (С древнего хеттского скального рельефа в Ивризе на Тавре).

 

   Рис. 40. Тас-Такси с "кельтским" крестом в руках, с Зерном, Солнечным гусем или Фениксом на финикийских монетах из Киликии, V век до н.э. Отметим на монете a финикийскую легенду MKLU. На монете с солнечный Феникс перед алтарём огня, зерновой колос, двусторонний крест с рукояткой.

 

   Рис. 41. Тас на монетах бриттов. На рис. a солнечный диск с 12 парами плодов, символами месяцев года. На рис. b Tcvi с головой Диониса (ср. рис. 42). На рис. d солнечный сокол Tascia с двумя линиями =, означающими Солнце. На рис. e крылатая лошадь, к которой привязано Солнце.

 

Хетто-шумерский культ духа зерна Микала, введённый финикиянами в древней Британии, распространился от их порта у горы св. Михаила на юге, через который экспортировалось олово, до двух колодцев св. Михаила в долине Дона близ Ньютоновского камня, а также колодцев и церквей св. Михаила ещё дальше в Шотландии на севере. Как мы увидим далее, Тас представлял собой хетто-шумерский прототип библейского архангела Михаила по имени, функциям и образам. Остатки его культа как "духа зерна" до сих пор сохраняются в праздновании урожая в день св. Михаила (29 сентября), в названии Michael-mas этого праздника, в связывании с ним на этом празднике священного "солнечного" гуся (Michaelmas Goose); ср. рис. 40.

Нетрудно понять, почему ранние арийцы, или хетто-шумеры естественным образом взяли своим патроном посланника Агрокультуры и Плуга. Они были творцами сельскохозяйственной стадии в развитии мировой цивилизации, и земледелие составляло основу их оседлой жизни. Они приняли название Arri, или Arya, исходящее, как я выяснил, из шумерского Ar, "плуг" (что показывает нам шумерское происхождение древнеанглийского to Ear, готского Arian, греческого Aroein, латинского Ar-are (пахать). Они сделали пахоту и сеяние священными ритуалами, проводимыми под солнечным крестом, как мы это видели на касситской печати около 1350 года до н.э. (см. рис. 14); та же сцена изображалась на печатях IV тыс. до н.э. Обрабатывая землю, арийцам, небольшой группе первопроходцев цивилизации, приходилось защищать себя и свои поля от грабежей, а также от религиозной враждебности алчных орд кочевников дикарей-поклонявшихся змеям и демонам. Они добились успеха под главенством великого воина, второго короля первой арийской династии, который, как я нашёл, изобрёл плуг и организовал сельское хозяйство. Позднее арийцы возвели его в ранг божества, сделали своим священным покровителем и прототипом архангела[269] их солнечного культа, Таса, Таш-уба, или Таша Плуга хеттов, Тасцио (Tascio) бриттов, языческого посланника божества, который воевал против Дракона-Старого Змея и его подданных, противников "сынов божьих", и победил их.

Вот почему Тас, посланник солнечного культа, призывался на доисторических монументах и чеканился на многих ранних монетах бриттов, под именами Tasc, Tascio, Tascia, Taxci, Tcv, часто с колосом зерна и солнечными крестами, прямыми и косыми; часто изображался защищающим козлов и оленей, символизирующих готов, Катти-арийцев – более или менее сходно с изображениями Тас-Микала на хеттских священных печатях и финикийских монетах из Киликии, "страны хеттов" (рис. 42, 43). Часто он изображался крылатым и часто вместе с солнечным соколом, или орлом, солнечным гусем, или Фениксом финикиян – тоже более или менее сходно с изображениями Тас-Микала на хеттских священных печатях и монетах из Киликии (рис. 40, 41).

   Рис. 42. Греко-финикийские античные монеты из Киликии. Козлы- готы Индары; защищающий их Тас-Микал (рис. c). На монете рис. a козёл и легенда TKS; на её обороте (b) – крест. На монете рис. e из г. Тарса легенда БЕЛ (господин) TKZ; он сидит на троне над головой козла и держит в руке стяг с крестом; на обороте этой же монеты (f) – козёл, атакуемый львом. На монете рис. g бюст Диониса, гроздь винограда, легенда DZC. На монете рис. h также легенда DZC, эквивалент Tasc.

 

   Рис. 43. Тас и козлы (готы), а также солярные символы на ранних монетах бриттов. На монете рис. a козёл, на её обороте изображена голова, сходная с лицевой стороной монеты b, и с изображением Ташуба (рис. 39). На монете рис. b легенда, предположительно, HER – Геракл, либо VER Verulanum, место чеканки. Рис. c – оборотня сторона монеты b, изображены козёл, крест и 8-лучевое Солнце. На монете рис. d изображён крылатый козёл, нередкий и на хетто-шумерских печатях и киликийских монетах. На монете f Тасцио с козлом. На монете f легенда Tas, прямые и косые солнечные кресты.

 

   Рис. 43'. Бриттская монета с изображением Тасцио.

 

   Рис. 43''. Бриттские монеты с изображением Тасцио.

 

Монеты, на которых был выгравирован титул Tascio, Tasc, Tas, Taxi, Tascia, имели в ранней Британии широкое распространение. Почти на всех них изображался колос, или колосья зерна, иногда в форме креста, а также кружки, символизирующие, как мы видели, Солнце. Этот колос встречается также на многих, если не на большинстве Тасцио-монет Кунобелина[270]. На некоторых из них был изображён Геракл, как военная ипостась Тасцио, крылатая лошадь или всадник.

Элемент Ric в легенде Tascio Riconi на монетах (см. рис. 43'), несомненно, соответствовал готскому Rig, или Rik, или Reik, "король" (от Rik, "могучий" или "богатый") и был родственен латинским Rex, Regis. Возможно, сам титул Tasci Riconi означал "Тасцио Регнума" – древнего бриттского города-порта, называвшегося римлянами Regnum, ныне Чичестер. Сходный смысл имел титул Tascio Sego (см. рис. 43'') на бриттской монете. Цезарь упоминал покорённое им племя Segontiaci. Оно занимало Северный Хантс, предположительно до Темзы, с центром в Силчестере. Важно отметить, что там, помимо многочисленных римских монет и надписей, была найдена посвятительная надпись на основании алтаря финикийскому богу "Гераклу Саегона" – Геракл же представлял собой военную ипостась Тасцио. Сходным образом, надпись на монетах Tascia Ver, Tasc Vir, Tas V, очевидно, означала "Тасцио Верулама[271]".

   Рис. 44. Солнечный Феникс с крестами и солнечным диском. Изображения на стенах древних пещер в Британии и монетах. Кресты напоминают хеттские и троянские, см. рис. выше.

 

В Египте, ариизированом Катти-финикиянами[272], тоже имелся аналогичный Тас-Микалу "бог урожая". В период Среднего царства он назывался Решеф (Rashap Mikal); предположительно, был заимствован из Сирии; изображался в виде воина с головой козла на диадеме, держащего крест с ручкой (см. рис. 45). На его связь с пищей и зерном указывало его имя[273].

 

   Рис. 45. Египетский Tascio как Resef, или божество зерна.

 

Древние египтяне называли своего бога урожая Makhi-al, или Makhi-ar[274] и посвящали ему месяц мехир. Mekir у коптов означал и месяц урожая и бога урожая[275]. И это практически то же имя, какое было у хеттов около 2400 г. до н.э., которые произносили его Ma-khu-air[276], и также назвали в честь его месяц[277]. Он был также известен египтянам как "бог урожая Макхунна (Makh-unna)"[278], или "Макх, дающий пищу жизни". На египетских гробницах он изображался с красным крестом, описывавшимся как "Пожирающее Пламя"[279], т.е. это был огненный крест Солнца.

В древней Месопотамии более полная и очевидно исходная форма его имени обнаруживается как Me-ki-gal, около 2400 г. до н.э. Так назывался большой праздник урожая и соответствующий месяц, именовавшийся также "срезание колосьев ячменя" - Se-kin-kud. Слово Se, аккадское Zeru"семя, зерно", как теперь видно, стало источником английского seed (семя) и латинского ceres (урожай), а Kud – источником английского слова cut (резать). Зерновые культуры являлись основой экономики шумеров, так что они позже даже сделали месяц сбора зерна, Mekigal, первым месяцем своего сельскохозяйственного года и месяцем своих главных праздников.

 Образ этого архангела сыграл важную роль в истории религии. Mekigal на шумерском означало "Дверь Небес"[280].Таким образом, Mekigal представлялся посредником между Землёй и Небом, что обусловило большую популярность его культа.

Египетское сокращение его имени до Макха имеет интересные параллели в других культурах. Так, еврейская форма Micha-el, где el означает "бог" на семитском, даёт нам его имя как Micha, т.е. сокращённо. В сирийской молитве к св. Михаилу как защитнику урожая от повреждений, он называется Miki, Mki-ki[281].

В Ведах солнечный бог Индра носил титул Магхаван (щедрый), а ведийский месяц Магха являлся главным месяцем урожая и праздников.

Идентичность Таса, или Тас-Микала, имя которого произносилось одинаково, с небольшими лишь вариациями, в Египте, ведийской Индии, Финикии, Шумере, у хеттов, ранних бриттов и т.д. подтверждается его изображениями с крестами и козлами (готами), которые мы встречаем и на хетто-шумерских печатях (рис. 34), и на финикийских монетах (рис. 42), и на древних бриттских монетах и памятниках (рис. 36, 37, 42 и др.). В древнем Египте он именовался Решеф, или Ресаф, и изображался с крестом и головой козла на диадеме (рис. 45). В индуизме есть божество Дакша изображаемое козлиноголовым и ступающим по усеянному ростками полю (рис. 46).

   Рис. 46. Индусский Дакша.

 

На древних монетах бриттов он назывался Tas, Tasc, Tasci, Tascio, Tascia, Taxci, Tcvi, Tascif, Tascf, Tasciovan, Tasciovani, Tigiio, Dias, Deas, Deascio. У шумеров он носил имя Taxi, Takhi, или Dias, также Ta-xu[282], Tas, Tuk, или Duk. У хеттов – Tash-ub (Tash Плуга), Teisbas, или Dhuspuas, Su-Tax, или Su-Takh (Tax Сеятель). У филистимлян его звали Дагон. В индийских Ведах – Тваштр (или Taks), Дакща (Daksha). На финикийских и греко-финикийских монетах из Киликии его имя записывалось как Dioc, Dzs, Dek, Theoys. На монетах Финикии – Dioc, Dks, Thios, Tes, Theas,Theac. Имя Tasc сохранилось в шотландском как Task, где оно означает "ангел, дух"[283]. Вероятно, он же Thiazi, или Ty – богатырь-помощник Тора в Эдде, Tuisco саксов и германцев, от имени которого произошло название дня Tues-day (вторник), шотландский Tys-day. Французское название вторника, Mardi, видимо, сохранило в себе шумерский синоним – Maru (или Мардук). Греческое имя божества Дионис, доселе необъяснимое, теперь представляется производным от Ana-su, шумерского синонима для Таса, означавшего "нисходящее божество"[284], представлявшего его "посланническую" функцию. С приставкой Di (шумерской Di - "сиять"), и эллинизацией получилось имя Di-onysos.

Как патрон сельского хозяйства, бог зерна, Небесный Землепашец, "Дух Плуга", Тас, или Так-си, который, как мы видели, изображался с плугом на древних хеттских скальных рельефах (рис. 39), носил в ранних шумерских (или финикийских) надписях имя "Dasi Копья, взращивающего плоды"[285], где "копьё" (шумерск. Gir, староанглийское Gar) поэтически символизировало "плуг"; а выражение "взращивание плодов" передавалось иероглифом-рисунком орала, Lam[286], являвшимся, предположительно, шумерским источником названия шотландского праздника урожая Lam-mas. Таким образом, в этот ранний период арийцы- основатели сельского хозяйства, "перековали мечи на орала" – копьё в руке хеттского бога-воина "Таша-Плуга", Таш-уба, или Дашуба Микала на некоторых древних монетах бриттов действительно походило на плуг (см. рис. 43g).

Это позволяет нам раскрыть давно утраченное значение сложного символа, встречающегося часто на доисторических памятниках Британии, в т.ч. высеченного на трёх камнях недалеко от финикийского монумента в долине Дона; один из них см. на рис. 7 под круговой огамической надписью. Теперь мы можем истолковать этот рисунок как символическое изображение Таса, Небесного Землепашца, пронзающего землю своим копьём-плугом и взрыхляющего почву для культивации растений. Нижний символ, как мы уже уяснили ранее, представляет собой солярную свастику в форме соединения дневного и "ночного" (или "воскресающего") Солнца шумерской религии. Другой сходный доисторический монумент находится в соседней деревне Бурти (Bourtie)[287].

Идентификация рассматриваемого фрагмента рисунка как копья-лротика Таса подтверждается надписью на Огаме, вырезанной на вершине этого камня (рис. 47). Она расшифровывается так:

B(i)l Tachab Ho R(a); или, в переводе: "Белу и Ташабу, Хо установил".

   Рис. 47. Надпись на камне в честь Бела и его "архангела" Ташаба.

 

Следует отметить, что эта надпись в честь солнечного бога Бела оканчивается точно так же на R(a), или "установил", как и надпись на расположенном неподалёку памятнике финикиянина Парт-олона, посвященная тому же богу и датируемая примерно тем же временем.

Имя посвятителя, Хо, находится в одном ряду с именем Ху Гадарн (Hu Gadarn), или Ху Гад, или Финикиянин, первого короля кимров, который, согласно легендам, прибыл из Эгеиды в Британию[288]. Оно, предположительно, является источником имени Хьюго (Hugh). Отметим, что посла касситского царя Вавилонии к фараону звали Hu'a, о чём сообщает Амарнская переписка около 1400 г. до н.э.[289]. Hu Tishup также упоминалось как имя у касситов[290]. Hu – обычное первое имя у касситов и у сирийцев Киликии. Видимо, Хо был касси-баратом, как и Парт-олон.

Дополнительным свидетельством ранней организации сельскохозяйственного производства в долине Дона касси-финикийцем Парт-олоном и его наследниками является тот факт, что эти края – одни из немногих мест в Британии, где при раскопках обнаруживаются бронзовые серпы. Важно отметить, что самое большое число их найдено в местечке, носящем название Аритон (Arye-ton), расположенном близ Ньюпорта на острове Уайт (Wight)[291], которое, предположительно, означает "город арийцев" (Town of the Aryans). Ещё одно свидетельство культа Тасцио-Михаила – два древних священных колодца св. Михаила близ Ньютоновского камня. Небезынтересно также, что Птолемей в своей "Географии" назвал народ, населявший долину Дона в начале христианской эры Тезалои (Tezal(oi), а город там – Таиксалон (Taixalon) – имя, которое, видимо, было произведено от имени духа зерна Taxi. Как я полагаю, этот народ обитал в районе, который ныне называется Дайс (Dyce), где обнаружен каменный круг, в четырёх милях от Абердина выше по Дону. В имени Дайс, произносимом с местными вариациями как Дауч или Туач (Dauch, Tuach), вероятно, сохранилось переданное Птолемеем древнее бриттское имя Taixalon[292].

В свете приведённых свидетельств о почитании в древности в долине Дона Таса интересно отметить, что кафедральный собор Абердина назван в честь св. Мачара (Machar) – имя, близкое к Makhur, Makhiar, Mekir древних хеттов и египтян, которые так называли Таса-Микала. Св. Мачар – личность более или менее легендарная; как сообщается, в VI веке св. Колумба направил его к пиктам долины Дона для проповеди христианства. Но возможно, учитывая по сути недостоверный характер этой легенды[293], что христианские священники преобразовали, с целью привлечения прозелитов, местный языческий культ Микала-Макура-Мехира в культ христианского святого.

Введение языческого Михаила[294] в христианство произошло очень рано. Ангел, который превращал воду в иерусалимской купальне в целительную во время проповеди Христа[295], общим мнением рассматривается как св. Михаил; такой же была и функция многочисленных "колодцев св. Михаила" в позднем христианстве – как и в шумерских гимнах. Св. Иоанн в Апокалипсисе наделял его титулами Архангела Небесного и Победителя "Дракона, древнего Змея", как и, опять-таки, называли его в шумерских текстах. Св. Павел во время своих проповедей в Малой Азии, древней стране хеттов, осуждал почитание ангелов[296]. Гробница не-христианского императора Адриана была посвящена Михаилу[297]. Император Константин восстановил старый храм св. Михаила на Босфоре, где совершались исцеления больных. Он был устроен на месте древнего святилища, воздвигнутого, по традиции, аргонавтами[298], т.е. моряками-первопроходцами, плававшими под командованием финикийского Геракла. Константин также построил или перестроил два других храма во имя архангела Михаила на азиатском побережье напротив Константинополя[299]. И много самых ранних христианских храмов в Европе и Азии, начиная с V века, были воздвигнуты в честь св. Михаила. Ранние отцы церкви наделяли св. Михаила теми же функциями, которые приписывались его прообразу в шумерских текстах, в дохристианских памятниках и монетах бриттов. Св. Патрик, скотт из Дан-Бартона, живший в IV-V вв., по традиции считается почитателем св. Михаила, который приказал ему пересечь море и проповедовать христианство "своим братьям" в Скотии (Ирландии). Много самых ранних церквей там посвящены св. Михаилу. В Британии они особо многочисленны в регионе старых финикийских поселений в Корнуолле и Девоне. И не менее многочисленны исцеляющие воды колодцев и ручьёв св. Михаила, на Британских островах, на континенте, и в Малой Азии. И первым образом победителя дракона на английских монетах стал св. Михаил, а не св. Георгий.

* * *

Итак, мы нашли истоки расового титула "арья", или "ариец" в хетто-шумерском слове Arri, изначально характеризовавшего белых сирийцев[300], или хеттов, как "пахарей", основателей земледелия, ставшего основой для перехода цивилизации на более высокий уровень. Сельское хозяйство до сих пор остаётся основой цивилизации. Далее мы нашли, что хетто-шумерский язык, будучи предком ключевых слов арийского языкового семейства, представляет собой и базис современного английского. Далее мы нашли, что эти арийские пахари и солнцепоклонники взяли своим покровителем обожествлённого ими как духа зерна и небесного архангела исторически существовавшего арийского хеттского короля Тас-Микала (Tas-Mikal), или Мекагала (Mekigal), изобретшего плуг около 4300 года до н.э. Он также стал прообразом Такси, или Даси шумеров, Даг-она филистимлян, Дакши индусов, Диониса и Тихэ греков, Тасцио до-римских монет бриттов и архангела Михаила.. Наконец, мы нашли, что почитание его, как духа зерна, сопровождаемое солярными символами и праздниками в его честь, было широко распространено в до-римской Британии, куда его около 2800 г. до н.э. или ранее импортировали хетто-финикияне – колонисты, торговцы оловом, пахари, строители каменных кругов- солнечных храмов и обсерваторий.

 

Исторические выводы

Их удобно разделить на две части: во-первых, значение новых фактов и свидетельств для истории человеческого прогресса в целом; во-вторых, их значение для отдельной темы этой истории, а именно, происхождения и расовых связей финикиян, истоков британской нации и связей ранней арийской религии с последующими культами.

В отношении истории культуры следует отметить, что до сих пор мы находились в некотором тупике. Существует давно известная проблема взрывного развития литературы и науки в VIII - IV вв. до н.э. в таких разных и отдалённых друг от друга областях как Греция, Индия, Китай. Есть и недавно замеченная проблема, касающаяся религий Средиземноморья, Центральной и Северной Европы. Многое в религии и литературе готов, "кельтов", бриттов находится в решительном противоречии с традициями и нормами эллинов и иудеев, миссию распространения которых взяли на себя римские завоеватели мира. Однако если мы примем теорию, набросок которой дан выше, о том, что за эллинской и иудейской культурами стояла более ранняя и широко распространившаяся арийская, влиявшая, на протяжении прежних тысячелетий, не только на обитателей побережья Средиземноморья, но и, более или менее, на весь известный мир, транслировавшаяся на три континента, вплоть до Перу – в основном, благодаря арийцам-финикиянам – то, как я полагаю, эта, основанная на фактах, теория сможет объяснить многое, что доныне казалось аномалией в истории цивилизаций.

Помимо выявления пропущенных звеньев в доказательстве арийских истоков культуры, новые свидетельства показывают, что наследие хеттского, или готского расового характера более полно сохранилось у британцев, чем у других народов, у них же сохранились древние готские, или хеттские символы, как и то, что эти символы передавали – язык, культура, менталитет ранних арийцев.

Новые факты, указывающие на бриттов, как на более чистых представителей хеттской, или готской культуры, проясняют некоторые загадочные места в истории западной цивилизации. Например, высокий уровень ариизации у бриттов и более низкий у круглоголовых германцев может объяснить стремление Цезаря включить в состав Римской империи Британию, но исключить оттуда Германию. Далее, очевидно, что британцы унаследовали склонность к морским путешествиям и дух приключений от своих предков финикиян. Другими плодами прямого арийского наследия Британии были: установление в ней демократических институтов столетиями ранее, чем они были приняты другими странами, и её всемирные колониальные и торговые предприятия, повторяющие рискованные морские приключения финикиян.

 

Приложение[301]

Круговые метки-выемки на древних монументах, амулетах, печатях, монетах

Рассмотрим метки типа круговых (чашеобразных) выемок, встречающиеся на доисторических памятниках, в том числе вырезанные на скалах, дольменах, каменных гробницах, надгробных монументах близ древних поселений бриттов на большей части Британских островов (см. рис. П1), в Скандинавии, других частях Европы, а также в Леванте. 

   Рис. П1. Доисторические круговые выемки на древних каменные монументах в Британии.

 

На многих до-римских монетах бриттов выбиты кружочки, одиночные или двойные, иногда собранные в кластеры (см. напр. рис. 26, 36, 43, 43''), напоминающие чашеобразные углубления на древних монументах; также на греко-финикийских монетах из Киликии и Сиро-Финикии. Такие же метки обнаруживаются на ряде амулетов и терракот, найденных при раскопках Трои. На всех них нередко встречаются свастики или солнечные кресты и шумерские пиктограммы (см. рис. П2).

   Рис. П2. Круговые метки на амулетах из Трои. Обращают на себя внимание кресты и свастики. Круглые дырочки в центре амулетов, служили, очевидно, для их подвешивания или прикрепления.

 

   Рис. П3. Табличка с кружками и линейным шумерским письмом; из Смирны; около 4 тыс. до н.э.

 

   Рис.П4. Круговые метки на древних хеттских печатях и амулетах.

 

Пытаясь разгадать их смысл, я обратился к шумерским священным печатям и нашёл, что на многих из них есть такие же группы кружков. Из постоянной привязки их к определённым богам можно было предположить, что они обозначают этих богов.

Чтобы разобраться в смысле и религиозном значении этих групп кружков, следует вначале рассмотреть шумерскую систему нумерации чисел. (Кстати, мы увидим, что многие шумерские названия чисел стали прообразами их названий в английском и других арийских языках).

Небольшие числа обозначились шумерами чёрточками, например, / - 1, // - 2 и т.д. до 9. Но на монументах они изображались выбиваемыми или высверливаемыми на камне кружками, что было проще, образуя группы чашеобразных выемок. Число 1 называлось на шумерском Ана, Ун, или Ас (Ana, Un, As). От него произошли названия One (англ.), Ane (шотл.), An (англ.-сакс.), Oon (старо-англ.), Ein, Ains (готск.), Een (сканд.), Oinos (греч.), Unus (лат.), Un (франц.). Слово Ас обозначало на шумерском также "божество"; и Ас, или Аса было обычным названием богов в готской Эдде. Число 2 называлось на шумерском Таб, или Даб. От него произошли названия Two (англ.), Twa (шотл., англ.-сакс.), Tva, Tvei (готск.), Tva, Tu (сканд.), Duo (греч., лат.), Dva (санскр.); B, V, W часто взаимозаменялись. Шумерское название числа 3 неизвестно, но число 4 называлось в нём Гар, или Га-дур (Gar, Ga-dur), что соответствует Car (перс.), Quatuor (лат.), Quatre (франц.), Catur (санскр.), Ceithor (гэльск.), Quart и Quarter (англ.). Число 6 называлось Аш, на аккадском Сишшу (Sissu). 7 - Сишшина (Sissina) (или "шесть" плюс "один), также Сиби. 8 – Ушшу (Ussu), что сопоставимо с Eich  (бретонск.), Asta (санскр.).

На рис. Д5 показана  связь у шумеров некоторых чисел, изображённых кругами, полукругами и пр., с теми или иными идеями (следуя Recherches sur l'origine de l'Ecriture Cuneiforme, F. Thureau-Dangin, Paris. 1898-9, pp 89 etc).

   Рис. Д5.

 

Метод изображения чисел кружками был использован шумерами для обозначения божеств.

○ = 1 или 10; Бог как Монада, "Единый", Повелитель; бог-отец И-а (или Бел), или Индуру; бог Солнца; Земля, Небо, Солнце

○○ = 2 или 20; Солнце (бог Солнца) в двойном аспекте, как дневное и ночное.

○○○ = 3 или 30; Луна; Син, бог Луны; Смерть; Судьба.

○○○○ = 4 или 40; богиня-мать Га-а (= Gaia) или Ма-а; "множество".

○○○ = 5 или 50; Таш, или Ташуб (он же Мардук), посланник, или сын И-а.

○○

○○○ = 6 или 60; бог или дух морского шторма Мер, или Муру.

○○○

○○○○ = 7 или 70; "поле Таша", столичный город.

○○○

○○○○ = 8 или 80; "поле Таша".

○○○○

○○○○○ = 9 или 90; газель; бог Элим (Бел, Энлиль, или Дара?).

○○○○

= 3600; совершенство, Бел, верховный судья, бог Солнца Сур, небеса, рай.

 = 36000; бесконечность, И-а.

Такие соотнесения позволяли обозначать божества, или те или понятия, не рисуя их[302].

Доисторические круговые выемки на каменных кругах, стоячих камнях, дольменах, гробницах и других монументах позднего каменного и раннего бронзового века в Британии представляли собой религиозную письменность, используемую, как и у шумеров, хеттов, финикиян, троянцев и пр. для молитв, заклинаний, обращений к богам. Они дают очередные подтверждения шумерского и хетто-финикийского происхождения бриттов.

Связывание у шумеров определённых чисел с теми или иными идеями стало источником мистического использования чисел в древних религиях Востока и Греции, у магов, пифагорейцев, гностиков и т.д., вплоть до нашего времени.

 


II. Расшифровка индо-шумерских печатей.

предисловие автора

шумерское происхождение индо-ариев и датировка "арийского вторжения в Индию"

печати из долины Инда; шумерский характер знаков на них и его особенности

город Эдин; царь Лагаша Уруаш и его династия; Мудгала, преемник Уруаша

официальные печати

   печать ведийского жреца огня Аушиджа; печать ведийского жреца огня Канва

   печать Канви; печать Ушиж; печать Шушены;

   печать Саргона I; печать Такса; печать Даму; печать Аушиджи Каши;

   печать Канва Сара; печать Шар-гада; печать Шабтара

погребальные амулеты

этнические термины на печатях

названия местностей на печатях

датировка печатей

исторические выводы

Приложение

Гильгамеш, царь Урука, как прототип Геракла

 

Предисловие автора

В своей недавней работе о происхождении бриттов я доказал, с помощью множества новых исторических свидетельств, что шумеры, этот цивилизованный древний народ, чьи памятники и искусство пятитысячелетней давности так восхищают нас сегодня, были ранними арийцами; что финикияне были не семитами, как ранее считалось, а арийцами и главной колонизующей ветвью шумеров; что народы, колонизовавшие и цивилизовавшие Индию, Средиземноморье, северо-западную Европу и Британию, также были арийцами, в основном, из финикийской ветви этой расы. Эти результаты недавно впечатляющим образом подтвердились благодаря открытию в долине Инда серии печатей, написанных шумерскими иероглифами и связанных с древними зданиями, памятниками, культурными объектами шумерского и финикийского типа.

Шумерский, и притом архаичный характер надписей на этих печатях я распознал сразу, едва взглянув на их фотографии. Позднее я узнал, что профессор Сайс и другие ассириологи пришли к такому же выводу, но из-за некоторых отличий в характере знаков на этих печатях и на глиняных таблицах они не сумели прочесть в них ни одного слова.

Однако придя в своих поисках происхождения арийцев к шумерам и занимаясь большую часть последних двадцати лет жизни изучением их древнего письма, я нашёл проблему печатей из долины Инда относительно простой. Уже через пару дней после получения их фотографий я мог прочитать большую часть надписей на этих печатях. В последующие недели я перепроверял полученные результаты, а также разыскивал в Ведах и индийском эпосе более детальные сведения о древних арийских царях и жрецах, чьи имена оказались выгравированными на этих печатях.

Я вскоре обнаружил, что владельцы этих шумерских печатей носили имена знаменитых индийских жрецов и царей, уже знакомые мне по гимнам Вед. Как выяснилось, некоторые из них обитали на берегах Инда. Большинство остальных я соотнёс с другими ведийскими и эпическими героями, оказавшимися правителями колонии, образованной мореплавателями-шумерами, или финикиянами, торговавшими и разрабатывавшими минеральные ресурсы долины Инда и её окрестностей, начиная примерно с 3100 г. до н.э. Эту колонию основал знаменитый шумерский царь по имени Уруаш, он же Харьяшва Вед, он же Ур Нина ассирилогов, который считается первым великим царём ранних шумеров. Как ныне выяснено, он был основателем первой финикийской династии в Двуречье и сыном великого финикийского и греческого героя Геракла, соотнесённого мной с героем шумерского эпоса Гильгамешем, реально существовавшим арийско-финикийским царём Урука и жрецом солнечного бога Бела, жившим около 3150 г. до н.э.

Артефакты из долины Инда представляли собой официальные печати местных правителей месопотамской колонии и их семейных жрецов, а также погребальные амулеты. Отметим, что само существование этой колонии было ранее неизвестно ассириологам. Имелись там и печати царей Шумера и Аккада, считавшихся сюзеренами колони, в т.ч. Саргона I, который, видимо, лично её посетил. Около 2350 г. до н.э., когда царей Ура свергли их бывшие подданные из провинции Элам, печати исчезли; видимо потому, что колония прекратила своё существование.

Эти шумерские и аккадские цари, правители и жрецы назывались в Ведах и индийском эпосе "арийцами", а некоторые из них - "доблестными панчами" – название, которое обозначало, как я показал, пунов-финикиян. На печатях из долины Инда одни носили такие же титулы, другие именовались "аморитами". "готами", "саками".

Вместе с тем, эти ранние арийские шумеро-финикияне, основавшие колонию в долине Инда, существовавшую восемь веков, не предстали собой ту волну арийской иммиграции, которая ныне называется "арийским вторжением в Индию". Последнее событие, повлекшее систематическую колонизацию и цивилизацию центральной Индии, долины Ганги, произошло, как я полагаю, не ранее VII века до н.э., и не морским путём, а через Сирию-Финикию, Малую Азию и Иран. Его осуществили остатки хеттской и сиро-финикийской армии, искавшие новые места для поселения после поражения при Каркемише от ассирийского царя Саргона II в 718 году до н.э.[303]

Эти печати подтвердили историческую достоверность "списков царей" индийского эпоса и его аутентичность как независимого источника по древней истории Месопотамии, о чём я писал в своей предыдущей работе. В этих списках сохранились сведения об основных царях и династиях Месопотамии, их происхождении и взаимосвязях; с исходной формой их имён на время создания печатей, ранее лишь частично обнаруженные в шумерских памятниках и по большей части неизвестные или неправильно интерпретируемые ассириологами, привязанными к фрагментарным записям и поздним халдейским спискам царей. При этом самым фатальным дефектом методов ассириологов является по большей части всецело фантастическое "восстановление" ими имён шумерских, вавилонских царей, богов, названий мест, что ясно видно при сопоставлении индийских списков царей, надписей на печатях из долины Инда и шумерских документов и списков царей. Этот дефект, видимо, произошёл от того, что шумерский язык, как имперский или составной космополитический, вобрал в себя много иностранных слов из языков других народов, включённых в шумерскую империю. Шумерские писцы обозначали эти заимствованные слова теми пиктограммами, какие соответствовали их произношению; в итоге один и тот же шумерский иероглиф приобретал много значений, часто дюжину или более, притом без указания, какое из них является шумерским, а какое – заимствованием. Ассириологи, "восстанавливая" произношение шумерских личных имён по многозначным иероглифам и не имея ключей для определения как они произносились на самом деле (кроме отдельных случаев, когда глоссарии давали недвусмысленное произношение), выбирали то или иное значение из различных вариантов только по догадкам, притом в разных школах по-разному. Теперь, однако, этот фатальный дефект можно исправить и установить настоящие имена главных шумерских царей, жрецов и богов с помощью списка царей из индийского эпоса, произношение которых известно. И эти имена на период III тыс. до н.э., по существу совпадают с теми, которые выгравированы на наших печатях – хотя и в большинстве случаев значительно отличаются от "восстановленных" ассириологами. Таким образом, индийский "список царей" даёт нам уникальный и пока что единственный известный ключ для правильного восстановления имён и титулов месопотамских царей Шумера и Аккада. Следует отметить, что даже название "Шумер" является ещё одним вводящим в заблуждение "восстановлением" ассириологов. Сам этот народ никогда не называл себя таким именем; его нет ни в "шумерских" надписях, ни на наших печатях. "Шумеры" называли свою страну Ари-ки, или Ури-ки – то есть, "страна Ари", арийцев. Не лучше обстоят дела и с названием "Аккад", которым ассириологи обозначили Верхнюю Месопотамию. Они введи его потому, что Саргон I, ошибочно считаемый ими "западным семитом", называл свою столицу "Агад" (Agade). Но слова "Аккад" он не использовал, нет его и в глоссариях как синонима для "Агада".

Среди многих ведийских жрецов и царей, чьи личности открыли нам недавние раскопки в долине Инда – риши Канва, знаменитая служанка-рабыня Ушидж; царь Харьяшва, его отец, дед, его потомки, в т.ч. Мудгала, Бадхрияшва, Диводаса, император Сакара, или Сагара, цари-жрецы Гадхи, Джамадагни, Шушена, свирепый Парашу-Рама.

Для индусов и изучающих историю Индии эти открытия особенно важны и интересны, так как они дают сведения о некоторых авторах гимнов Вед, о древних царях и героях, сама реальность существования которых ранее отрицалась европейскими индологами.

Надписи на печатях проливают свет на историю брахманизма и ведийской религии, истоком которых оказывается религия шумеров. Главный ведийский бог Индра тождественен шумерскому Индуру; аватар бога Вишу в виде рыбы имеет прототипом шумерско-финикийский источник; как и морское божество, позже известное грекам и римлянам под именем Нептуна. Шумерскими по происхождению оказываются жреческие титулы Brahman и Bhrigu. Многие шумерские гимны, несомненно, являются исходными версиями ряда гимнов Вед. Кроме того, оказывается, что древние ведийские пророки, цари, народ разговаривали и писали на "шумерском" языке, предке всех арийских языков, включая санскрит, английский и другие.

Л.А. Уоддел, апрель 1925 г.

 

   Карта 1.Эдин. Мохенджо-Даро, Хараппа. Пунктирной линией (--) указана возможная граница залива, в который впадал Инд в 3000 г. до н.э.

 

Шумерское происхождение индо-ариев и датировка "арийского вторжения в Индию"

Подводя итог работы научно организованных экспедиций Индийского археологического агентства, полстолетия производивших раскопки в самых старых населённых пунктах, я писал: "в Индии до сих пор не было найдено никаких следов развитой цивилизации, датируемых ранее 600 года до н.э., исключая несколько грубых каменных кругов"[304]. В то же время я привлёк внимание к свидетельствам раннего присутствия арийцев-финикиян, или "аморитов" в районе плато Декана и долины верхнего Инда – доисторическим каменным кругам, расположенным близ древних копей.

Это было написано чтобы объяснить факт внезапного расцвета, в полностью сформированном виде, около 650 года в районе долины Ганги – традиционного центра Индии – богатой культуры, выразившейся в брахманском эпосе, буддийской литературе. То есть я предлагал считать, датой  т.н. "арийского вторжения в Индию", с постоянной оккупацией, колонизацией и цивилизацией центра  страны, примерно это время.

Это также проясняло другие важные факты, найденные мной, а именно, что ранние цари индийских Вед и древнего эпоса (пуран) правили не в Индии, а в Месопотамии, или в Сирии-Финикии, или в хеттской Малой Азии, и что они были идентичны описанным в дошедших до нашего времени документах местным царям. Кроме того, я нашёл, что первым полуисторическим царём Индии, устроившим около 650 года до н.э. столицу близ Дели, в долине Ганги, был бхарат кшатрий Дхрита-раштра, сын кшатрия Вичитра-вирьи ("героя Вичитры"), идентичного Wi-si-di(ri) – последнему хеттскому царю Каркемиша, павшему при осаде этого города ассирийским царём Саргоном II в 718 году до н.э. Всё это указывало, что т.н. "великое арийское вторжение в Индию", т.е. в долину Ганги, произошло не ранее 700 г. до н.э., в пост-ведийский период.

 

Печати из долины Инда; шумерский характер знаков на них и его особенности

В 1922 году появилось сообщение о нахождении при раскопках в Хараппе, расположенной на реке Рави, главном притоке Инда, двух древних печатей с "неизвестными пиктографическими письменами" (рис. 1). Я сразу же понял, что это шумерское письмо, и расшифровал его (см. далее). Но в то время представлялось, что эти печати, найденные далеко от центра Индии, могли быть просто занесены туда из Месопотамии или Малой Азии.

Затем в Хараппе и Мохенджо-Даро[305] были найдены другие печати.

Печати из долины Инда были, в отличие от месопотамских, не цилиндрическими, а плоскими –  прямоугольными или квадратными – представляя собой род штампов, которыми можно было делать оттиски на пергаменте с помощью чернил. Подобные им изредка находили в ранней Месопотамии и восточнее, в Сузиане (Эламе), несколько чаще – в Каппадокии-Киликии хеттов. 

Печати делятся на два больших класса: официальные и печати правителей, жрецов и т.д., и погребальные амулеты их же, или других людей. Изображение быка, имевшееся па многих печатях, было не украшением и не религиозным символом, а шумерским иероглифом, входившим в названия поселения. Дело в том, что стада скота составляли главное богатство ранних арийцев. Таким образом, рисунок животного, с добавлением слова-знака для "страны" или "укрепления" в то время представлялся лучшей идеограммой для выражения понятия "поселение". В результате шумерское название быка или коровы стало обозначать "населённое место". Шумерское слово Gu, или Ga ("корова") стало источником санскритского go, английского cow, шотландских coo и kye ("корова"); санскритского ga ("обитать"), старого палийского gi(-mo) ("город"), современного индо-персидского ga(n)w ("город"), малоазиатского koi, прибавляемого, аналогично gow или cu в старом английском, к названиям городов.

Разнообразие животных, изображённых на наших печатях, показывает, что уже в тот период, около 3100 г. до н.э. производилось одомашнивание скота. Мы видим на них буйвола, горбатого индийского быка, возможно, козла или рогатую антилопу – они часто изображались и на хетто-шумерских, касситских печатях как священные животные арийских культиваторов.

Знаки на печатях я сразу же распознал как шумерские по типу; среди них было много слов-знаков обычного раннего шумерского иероглифического письма. Другие были тоже, по существу, такого же типа, только более курсивные по характеру, в чём они сохранили больше черт раннего шумерского письма. Некоторые знаки на печатях являлись укороченными формами шумерских пиктограмм, использовавшиеся в самой Месопотамии только между 2800 и 2200 гг. до н.э. Одной из особенностей письма было нередкое применение инфиксов между знаками, указывающих на составной характер слова. Другой особенностью было частое добавление в конце слов знака As', изображаемого чертой I, означавшей "один", и используемого как указание на местный падеж. Также мы имеем в печатях представление гласной u в практически лигатурной форме, как она позже регулярно представлялась в пали и санскрите. Ещё одной важной особенностью печатей является систематическое использование параллельных коротких черт для представления чисел. Особенно многочисленны такие символы в надписях на погребальных амулетах. В архаичных шумерских изображениях на камнях числа были представлены круговыми углублениями, а в более поздних глиняных таблицах – полукругами и кругами.

Для чтения слова-знаки на печатях следует повернуть налево; см. первые колонки в таблицах[306]. Во вторых колонках я привожу стандартные шумерские пиктограммы[307], соответствующие знакам на печатях. Инфиксы и лигатуры пишутся отдельно. В третьих колонках я привожу по-слоговое произношение шумерских пиктограмм. После каждой таблицы даётся перевод текста.

Правильное восстановление произношения имён на печатях часто наталкивается на проблему многозначности фонетических значений шумерских знаков. В таких случаях я принимаю то произношение, которое согласуется с формами имён, данными в Ведах и индийском эпосе. 

 

город Эдин

Слово Эдин (Edin) является названием города-порта на нижнем Инде,  существовавшего ещё в VII веке н.э. Впервые оно появилось, видимо, в надписи знаменитого шумерского царя Лагаша Уруаша (Uru-as') ("Ур Нина" ассириологов), жившего около 3100 г. до н.э. Город Лагаш (S'irlapur) находился недалеко от устья Персидского залива. Раскопки там, проведённые четверть века назад французской экспедицией де Саржеца (Sarzec), доставили множество документов, скульптур и печатей с надписями и т.д., ставших основой изучения цивилизации шумеров.

В одном из шумерских документов сказано, что царь Уруаш "приказал построить два Эдина"[308]. Это означает, видимо, что он приказал построить Эдин в долине Инда и Гу-Эдин (Gu-Edin), храм бога Солнца. Второй Эдин располагался в долине Нижней Месопотамии, в 40 километрах к северу от его столицы. Предположительно там находилось святилище до основания Лагаша.

Хотя слово Эдин позже получило значения "равнина" и "пустыня", но оно изображалось тремя соединёнными знаками: Ga, или Gu ("поселение", или "святилище"), Sir ("бог Солнца"), Du, Dun, или Din ("земляная насыпь", "укрепление"). Эти три слова, взятые вместе, образовывали понятие "Укрепление святилища бога Солнца". С учётом глагола "построить" понятно, что царь приказал не просто освоить, или культивировать равнину, а создать там постройку. Кроме того, двуязычный шумеро-аккадский глоссарий определял слово "Эдин" как "город бога Бела", или Индуру (Индары хеттов, Индры индо-ариев).

 

Царь Лагаша Уруаш и его династия

.Этот древний шумерский царь был арийцем и основателем первой финикийской династии в Месопотамии, около 3100 г. до н.э. Его имя, произвольно "восстановленное" ассирилогами как "Ур Нина", следует произносить, как я нашёл, используя свои санскритские ключи, Уруаш Кад ( Uru-as' Khad, финикиянин).

Этот шумерский царь идентичен упоминаемому в индийском эпосе Харьяшве (Haryas'wa), основателю династии панчалов (т.е. финикиян). Во-первых, слова "Уруаш" и "Харьяшва" имеют сходные смысловые значения: Уру (Uru) на шумерском – "герой", "собака (в смысле герой)", Хари (Harya) - "герой", "лев" На шумерском "лев" = "большая собака", "большой Уру"[309]. Далее, их титулы – Барама-хаш (Barama-'has) и Бхарми-шва (B'armyas'wa) – также почти совпадают. Далее, сходные имена носили их преемники.  Вторая часть имени, или титула Уруаша, ранее читаемая ассириологами как "Нина" (Nina), правильнее должна произноситься "Кад" (Khad), что означает "финикиянин". Ассирийские глоссарии-билингвы не давали шумерского произношения для этого составного слова-знака. Тем не менее, ассириологи назвали его "Нина" (Nina) по одному из его ассирийских синонимов, как имя Ниневии. Однако я заметил, что хотя глоссарии не давали фонетического значения этого слова-знака, они, тем не менее, назвали его "S'a-es'- s'i(-ku) Ku-u-a-di kiki", что, в буквальном переводе, означало "Обитатель солнечного Kuadi". Слово Kuadi впервые появилось в надписях царя Уруша, и, возможно, было введено им. Видимо, оно означало Кад, или Гад - "финикиянин". Kuadi, которое является основной частью этого сложного слова (т.н. "Нина"), состоит из знака рыбы (Kua) внутри знака дома, имеющего значения "дом", "океан", "отец". Таким образом оно, видимо, состояло из двух известных шумерских слов-знаков Kua, или Kha (рыба) + ad (отец-защитник дома) и произносилось как Kuad, или Khad. Сам иероглиф вполне подходил для обозначения финикиян, известных мореходов. Именно при этом царе была основана первая колония в долине Инда[310].

Предшественники и преемники Уруаша в списках шумерских царей и в списках царей индийского эпоса носили, как я обнаружил, сходные имена – хотя в версиях имён шумерских царей, "восстановленных" ассирилогами, они звучали иначе.

Ниже приведены имена первых царей этой династии так, как они даны в шумерских списках и в списках индийского эпоса. Сравнение показывает, насколько бережно сохранила индийская традиция имена своих древних царей, и насколько ошибочно они "восстановлены" ассирилогами.

 

          Индийские списки                                  Шумерские списки

                                                         транскрипция имён моя            транскрипция ассириологов

1. Харьяшва, или

    Бьярмьяшва

Уру-аш Кад

Бар-ама-ха-аш

Ур-Нина

2. Мудгала

    старший сын 1

(A-)Мадгал

старший сын 1

Акургал,

старший сын 1

3. Пасенади, или

    Бадхрьяшва,

    сын 2

Би(д)-аш-на-ди,

сын 2

Эаннатум,

сын 2

4. Диво-Даса, или

   "божественный Дасаe"

    сын 3

Эн-э Тар-си, или

"божественный Tar-si",

сын 3

Эн-ли (Энэ) Тарзи

   Табл. 1.

 

Мудгала, преемник Уруаша

В руинах зданий Лагаша была найдена печать, относившаяся, видимо, ко времени правления Уруаша, в которой приводились его имя и сведения о подвластном ему правителе Эдина (рис. 1). Слово Эдин было написано в ней сходно с иероглифами из надписей на печатях из долины Инда.

   Рис.1. Печать Мудгалы, правителя Эдина, министра (посланника) царя Уруаша, около 3100 г. до н.э.

 

Большие размеры печати говорят о том, что она не предназначалась для создания оттисков, а была, вероятно, чем-то вроде почётного памятного медальона.

Ассирилоги по-разному переводили имена в надписи на этой печати. Я даю пересмотренный перевод, сделанный мной с учётом указанных выше санскритских ключей.

Текст:

As' edin mu- gi tax

As' bar-ama-'ha -s'a-ra

Urn-as' lugal-edin-na

A-zu us'-zu.

Перевод:

Господин Эдина, покоритель, посланник

Господина Барама-хаша

Уруаша, царя Эдина

Провидец, твой слуга

Эта шумерская печать показывает, что Уруаш был царём и Лагаша, и Эдина в долине Инда. Его посланником в Эдине и губернатором этого города был, как мы увидим далее, его старший сын и наследник Мудгала. Длительное пребывание Мудгалы в Эдине, вероятно, стало причиной малого числа связанных с ним памятников в Лагаше и вообще в Месопотамии.

Титул Барама-хаша (Barama-'has'a) царя Уруаша подтверждает его тождество с царём-жрецом панчал Харьяшвой (Haryas'-wa), упоминаемом в Ведах и индийском эпосе, который носил титул Бхармишва (B'army-as'wa), видимо, искажённое ведическое Бхуджью (Bhujyu). Слово Barama, как мы увидим из расшифровок печатей, представляет собой шумерский источник санскритского названия жреца – брахман. Дополнение has'a (или khas') является шумерским названием "провидца", оно встречается и в нескольких печатях из долины Инда (см. далее). Титул Барама-хаша царя Уруаша, означающий "брахманский пророк", был позже неправильно понят индийскими брахманами как имя собственное, и искажён ими в Бхармьяшва. Итак, шумеро-финикийский царь Уруаш Барама-хаша – это известный из Вед и индийского эпоса царь панчалов Харьяшва Бхармьяшва. 

Отметим, что шумерский титул As' ("господин") является источником готского титула  Asa ранних готских королей в Эдде[311], а также, очевидно, санскритского Isha ("господин").

Использованное в тексте шумерское слово Tax ("посланник") имеет большое историческое значение, поскольку так назывался старший посланник- архангел бога-отца у шумеро-финикиян и у древних бриттов –Tax, Das'i, Das'i ("Nin-gir-su" ассириологов), Tasc, Tascio, Dias на бриттских монетах и доисторических надписях в Британии. В шумеро-аккадском глоссарии слово Tax с "божественным" префиксом as определялось как "посланник, или управляющий бога-отца Бела".  

Шумерское слово A-zu, использованное в тексте и обозначавшее "провидец", или "врач" стало источником санскритских Oshadhi, Aushadhi ("медицина"), Ojas ("сила"), а также современного индийского названия Oja, означающего врача, практикующего магию.

Личное имя владельца этой печати не было указано в тексте, но очевидно, что им являлся Мудгала (Mudgala, (A-)Madgal). Это следует из применения в тексте в отношении него того же термина As', который использовался как титул его отца. Кроме того, изображённые на этой печати предметы соотносятся с автором гимна X, 102 Ригведы, которого также звали Мудгала. В этом гимне и ранних комментариях к нему говорится, что Мудгала обладал большим стадом из сотен и тысяч голов скота (коров или быков), и назвался "повелителем скота". Во время его отсутствия аборигены угнали весь скот, оставив только одного быка. Мудгала запряг этого быка в колесницу, привязал к ярму каменную палицу (для баланса?), взял возницей жену и отправился в погоню за похитителями. Он коснулся быка священной палицей Индры и тот помчался со скоростью ветра. Догнав врагов, Мудгала разбил палицей их полчища и вернул скот. Отметим, что в шумерском списке царей Мудгала называется "Защитник быков". Человек на нашей печати указывает на две каменных палицы, которые сотворили чудо, позади них находится ярмо с упряжью, описанное в ведийском гимне как "составленное из полос кожи". Оно подобно тем, которые используются в Индии и сегодня. Всё это, вместе взятое, говорит о том, что на шумерской печати изображён тот же самый Мудгала, о котором идёт речь в ведийском гимне. Возможно, что найденные недавно в долине Инда при раскопках две большие каменные палицы, сходные с изображёнными на нашей печати, как раз и являются теми, о которых говорит ведийский гимн. Сама же печать, видимо, являлась подношением от Мудгалы в храм Индуру в Лагаше, в ознаменование своей победы. Вместо его личного имени там был выгравирован его портрет, а титул "покоритель" в тексте надписи, вероятно, означал аннексию "страны Эдин" в долине Инда. 

 

Официальные печати

Печать ведийского жреца огня Аушиджа Бхригу[312] из Эдина, около 3000 г. до н.э.

Печать показывает историчность знаменитого автора ряда гимнов Ригведы, а также раскрывает шумерский источник ведического санскритского термина "жрец огня" Бхригу.

       

   Рис. 2

 

Примечания (см. третью колонку) [313]

1. Иероглиф рыбы; произношение Ка (Kha),

2. Конская (ослиная?- прим. ред.) голова с уздечкой.

3. Крюк.

4.Шумерский знак Гудеа (Gudea). Гу (Gu), или Хар (Har) – "страна", также "бык".

5. Шумерский знак для Эдина, с печати Мудгалы.

6. аш (as') здесь, как и в других печатях, суффикс, обозначающий место (аналог английского at[314]).

 

Чтение: Kha-as' as's'i-as' bar-u-gu edin-as'

Перевод: провидец Ашшиаш, жрец огня (bar-u-gu), из Эдина.

 

Упомянутый в тексте печати Ашшиаш (As's'ias'), видимо, идентичен ведийскому Аушидже Какшивану, названному в Ригведе "купцом" и "певцом" на берегах Синдху, т.е. Инда.

"Щедрые Ашвины, с чьей помощью туча пролила сладкий дождь

Для славного купца Аушиджи

Чем вы помогли певцу Какшивану, вашему восхвалителю…"[315],

"Для тебя Аушиджа призовёт Громовержца (Индру)…

Слушай меня своими водами

Синдху, подательница замечательных даров, прекрасных лугов…"[316]

"Я приношу эти восхваления сыну Бхавьи (моему царю)

Живущему на берегу Синдху….я, Какшиван…"[317]

Аушиджа было имя или титул нескольких ведийских жрецов огня. Аушиджа из долины Инда, купец и жрец огня, считался автором гимнов Ригведы I, 116-120 и др. В одних гимнах говорилось просто об Аушидже (РВ I, 112, 1), в других – об Аушидже Какшиван (РВ I, 18 и др.). Аушиджа Какшиван возносил на берегах Инда хвалу своему покровителю царю Сваная, сыну Бхавьи, щедро его одарившему (РВ I, 126). Он дожил до ста лет и в преклонном возрасте вступил в брак с Вричаей (РВ I, 51, 13); это имя или титул встретится нам далее в надписи на одной из печатей. У них был сын по имени Риджисван, также носивший патроним Аушиджа.

Аушиджа Какшиван часто связывался в гимнах с царём Харьяшвой и другими ведийскими царями-жрецами огня из рода панчалов, что делает правдоподобным предположение об их родстве. Титул "купец" был вполне уместен для жителя города-порта.

Позднейшие комментаторы смешали Аушиджу Какшивана с Диргхатамасом, автором ряда гимнов Ригеведы, которого в позднем эпосе также называли Аушиджа. Некоторые санскритологи истолковали имя Аушиджа как "сын Ушидж", знаменитой служанки-рабыни[318]; однако это противоречит тому, что Диргхатамас также прозывался Аушиджа. Мы далее увидим, что Аушижп, упоминаемый в тексте нашей печати, был не сыном Ушидж, а её мужем.

Диргхатамас ("Тьма Глубины") Готама, жрец царя Бхарата. жил за несколько поколений до установления около 3100 г. до н.э. династии панчалов, и входил в кшатрийский (хеттский) клан Каси. Он был, как мы увидим далее, видным мореплавателем и дедом царя Уруаша (а также предком Аушиджа Какшивана). Хотя о его проживании на берегах Инда не упоминается, но в Ведах постоянно говорится о его морских путешествиях. Например:

Диргхатамас, сын Маматы, достигший десятого периода жизни.

Он Брахман вод, стремящихся к своему пределу и цели, он их колесничий.[319]

Поскольку Диргхатамс носил фамилию Готама, то и его потомок Какшиван, как и его дальнейшие потомки, стали известны под ней же. Возможно, к ним принадлежал и Будда Гаутама из рода сакья (Шакьямуни).

Жреческий титул Баругу (Barugu), применённый в печати к Аушидже Какшивану, раскрывает нам шумерский источник санскритского титула Бхригу (B'argu, B'argava, B'rigu) для жрецов огня, обозначавший ведических жрецов, умевших добывать священный огонь путём трения двух кусков дерева. В своём большинстве они были панчалами. Шумерское слово Bar, буквально означающее "(деревянный) брусок (англ. bar)" имело также значения "дерево", "огонь", "бог огня", "Солнце", "жрец или заклинатель". Т.о. его сакральный смысл был следующим: "жрец священного огня, добываемого из дерева". В Индии храмы вечного огня до сих пор называются Бхартари (B'ar-tari).

Титул Khas ("провидец") происходит от слова Khas' ("резать прутья", "резать"), вероятно, для выбора прутьев при гадании. Он встречался и на других печатях из долины Инда.

 

Печать ведийского жреца огня Канва из Эдина, около 3000 г. до н.э.

 

   Рис.3.

 

Чтение:

Kan(-wa) bar-ama wa

Перевод:

Кан(-ва) Барама (брахман), ухо (бога).

 

Отметим, что некоторые из гимнов Канвы посвящены реке Инду (Синдху). Сам Канва и его потомки (носившие то же имя) связывались в гимнах с царями-жрецами панчалов, и являлись жрецами Криви, т.е. сиро-финикиян.

Канва и его потомки считаются авторами 8-й книги Ригведы и части 1-й книги.

Канва восхвалял, наряду с царём Уруашем (Бхуджьей) и Аушиджу Какшивана (РВ 1, 112, 5); таким образом, Канва ему предшествовал. Роды Канвы и Аушиджи не были соперниками, поскольку Аушиджи и другие Бхригу восхвалялись Канвами (РВ, 8, 3, 16). Канва также постоянно восхвалял Уруаша (Бхуджью) и других царей-жрецов панчалов.

Имя "Kan-wa" записывалось, как мы видели,  с помощью знаков "сосуд" и "ухо" (бога), что вполне подходило для прорицателя. 

По крайней мере некоторые жрецы из рода Канвы обитали на берегах Синдху. Гимн Ригведы 8, 20, 24 призывает Марутов: "хранить Синдху и помогать Криви в их нуждах".

Первый Канва был кшатрием, а не брахманом – в индийском эпосе сказано, что он был сыном бхаратского царя Аджа-Мидха (Aja-midha), предка панчал. Канва- владелец приведённой выше печати, скорее всего, был потомком, возможно даже сыном первого брахмана Канвы.

Сходное имя Kan-we или Kan -me носил владелец следующей печати.

 

Печать жреца Канви из Эдина

    

  Рис. 4.

 

Чтение: Kan (-we) s'ib (или we) -as' kha-iti-sig tab e(din-as')

Перевод. Кан (-ви) жрец-заклинатель Кайтизига во втором Эдине.

 

Личное имя здесь Кан, как и в предыдущей печати. Второе слово, возможно, представляет собой аффикс we (me). Шумерское S'ib означает "заклинатель; оно представляет собой прототип слова Сивилла. Кайтизиг (Khaitisig) это, видимо, город в нижнем Эдине, см. далее. Хотя, возможно, это титул верховного жреца, который на шумерском обычно записывался как Каттезиг (Khattesig); у ассириолгов – Патеси. Две короткие черты за ним означают число "два", или "второй", или "Солнце", что может быть отнесено либо к предыдущему слову, Кайтизигу, либо к следующему, Эдину. То есть, Эдин в долине Инда мог называться "второй Эдин"; как мы видели, царь Уруаш приказал построить "два Эдина". Эдин – здесь название города-государства, или укрепления, или храма.

 

Печать Ушиж, жрицы Солнца в Ари-ки

    

  Рис. 5.

 

Чтение : Tab mer-u gim us'-iz s'amas' uri-ki-as'

Перевод: Сестра Мер-у, служанка Ушиж (храма) Солнца в Ари-ки

 

Личное имя Ушиж (Us'iz), служанки-жрицы в Ари-ки (Uriki), записано в 4-й строке. Титулы-иероглифы 1-3 перед ним могут читаться как "Сестра из Гир-су (Girs'u)", где Гир-су – пригород столицы царя Уруаша, в котором находился большой храм Солнца. Или они могут читаться "Сестра Мер-у (амориты)". Седьмой иероглиф может читаться как "сестра", или "второй", или "храм Солнца". Из изучения "числовых" знаков на печатях известно, что они имели религиозное значение, и значок из двух черточек, "=", означал "Солнце". Т.о. здесь это "(храм) Солнца"

Печать показывает нам шумерский оригинал ведийского имени Ушидж. С другой стороны, название города Ари-ки явно представляет собой шумерский оригинал ведийской Вричаи, жены Аушиджи Какшивана, у которой от него был сын Риджисван (см. напр. РВ 1, 51,13).

Имя "Ушиж" (Us'iz) состоит из Us' и означает на шумерском означает "заклинательница-оракул". (Us' в глоссариях определяется как "предписание, послание"; родственным ему является "заклинание") и "дерево" (iz; для гадания?). Это вполне подходящее имя для жрицы-оракула Солнца из храма Диаса (Dias, Nin-gir-s'u) в Эдине, посланника Индары.

Представляется, что легенда о браке Ушидж с Диргхатамасом и о рождении у них сыне Аушиджи Какшивана была придумана позднейшими брахманами, чтобы объяснить созвучие имён.

Нахождение её погребального амулета (см. далее) показывает, что она была похоронена в долине Инда.

 

Печать Шушены из Эдина, около 2350 г. до н.э.

  

  Рис. 6.

 

Чтение : S'u-s'e-en-'a sag gu edin (или ag-du, или S'a-ki)-as

Перевод: Шушена (Sus'ena) принц Эдина (или Аг-ду?)

 

Эта печать снова показывает нам, что индийский эпос является превосходным источником по шумерской истории. Она открывает новые сведения о становлении династии Гудеа и т.н. Третьей династии Ура, которые связывают ранее изолированные факты шумерской истории того периода. Благодаря им мы узнаём правильные имена членов этих династий, которые "восстанавливались" до сих пор по большей части ошибочно.

В индийском эпосе упоминаются четыре принца или царя с именами Сушена. Первый – из династии Куша, правнук по матери царя Гадхи. Двое других, скорее легендарные – сыновья, соответственно, аватара Кришны и его отца Васудевы. Четвёртый – сын Парикшита. Наша печать относится, видимо, к первому. Он оказывается идентичен царю Ура Шу-сину (S'u-sin, S'u-as'- sin, Su-as'-en-zu), ранее назвавшемуся Гимил-син (Gimil Sin), правившему около 2350 г. до н.э. и, видимо, упомянутому на стеле царя Элама Силхака (Silhak). Элам тогда зависел от царей Ура.

Родословная индийского Сушены из династии Куша (идентичного шумерскому Шушене):

Балака (Balaka) из рода Джахну (Jahnu) ->

Куша, основатель династии Куша, или Кушика, его сын[320] ->

Кушамба, или Кушика, его сын ->

Гадхи (Gadhi), его сын ->

Вишва-Митра (Vis'wa-Mitra), его сын; Сатьявати (Satya-wati), его дочь.

Уру-рисика (Uru-Ricika), жрец огня из рода Бхригу + Сатьявати -> Джама-Дагни, сын

Джама-Дагни + Ренука -> Парашу-Рама, Руманват, Шушена, Васу, Вишва-Васу

 

    Имена в индийском эпосе                                  Шумерские имена

                                                         транскрипция имён моя          транскрипция ассириологов

1. Куша, сын Балака

Уру-аш-ба-Куш

Ур-Бау

2. Кушамба, сын 1

Кашу-махиаa

Наммакни, сын 1

3. Гадхи, сын 2

Гудиа

Гудеа, сын 2

4. Сатьявати, дочь 3

Уру-аш-нин Гир-су

Ур-Нингирсу сын 3

5. Уру-рисика, муж 4

Уру-аш-жикум

Ур-Намму,

основатель династии Ура

6. Джама-Дагни, сын 4 и 5

 (Шаму) Дук-гин[321]

Дунги, сын 5

7 Парашурама, сын 6

Бур (или Пур)-аш-син

Бур Син I, сын 6

8. Сушена, сын 6

Шу-аш-син (или -эн-зу)

Гимил Син

   Табл. 2.

 

Из этой схемы видно, что династия Ура ветви Дунги возникла как ветвь династии Куша, через брак дочери царя Гудеа с жрецом огня Уру, основавшим новую династию царей Ура. Этот жрец идентичен Уруаш-жикуму (Uru-as’-zikum), ранее называвшимся Ур-Намму, основателю династии царей Ура. Он был отцом Дунги (другое имя – Шаму-Дукхин; он же Джаму-Дагни из индийского эпоса). Династия Куша закончилась на Гадхи (Гудеа), т.к. что его сын Вишва-Митра стал жрецом Солнца.

Сравнение этих родословных ещё раз показывает, насколько точно индийский эпос сохранил имена шумерских царей. Из них, в частности, мы видим, что шумерское имя основателя династии, к которой принадлежал Гудеа, было Куш, как записано в индийском эпосе, и что Уруаш-жикум, основатель династии Ура, был Уру-рисика индийского эпоса, зять Гадхи, он же Гудеа. Также видно, что Уруаш-нин-гирсу, это не т.н. царь Ура "Нин-гир-су", а царица Сатьявати, дочь Гадхи-Гудеа, которая вышла замуж за жреца огня Уру из рода Бхригу, основавшего новую династию царей. Её титул Уруаш-нин-гирсу (Uru-as'-nin Girsu) означал "госпожа (nin) Уруаша (солнечного архангела Таси) в Гирсу". Гирсу - пригород Силпурла, где располагался главный храм Солнца. На шумерских памятниках одеяние у Уруаш-нин-гирсу было жреческим. Вероятно, Гудеа в религиозном рвении сделал жрецами Солнца и свою дочь, и своего сына, что стоило его династии потери царства.

Бур Син (Bur Sin) I, правильнее, Бур(или Пур)-аш-син (Bur as'-Sin), как теперь ясно, тождественен известному персонажу индийского эпоса фанатику Парашураме, который убил свою мать, вероятно, жрицу Солнца, а затем многих кшатриев-солнцепоклонников, включая царский род Харьяшвы. У брахманов он считается популярным героем, поскольку возвысил их касту над кшатриями. Вероятно, он внедрил элементы матриархального культа Луны и местных семитских халдеев с их женскими божествами и кровавыми жертвоприношениями.

Дунги (Dungi) соответствует в индийском эпосе Дагни (Dagni), с префиксом  Джама (Jama). Шумерское имя, вероятно, должно было читаться как Дук-гин (Duk-gin). Префикс Джама, видимо, являлся аккадским синонимом Шаму (S'amu), синонима шумерского префикса As' ("господин"), прилагаемого к Дунги. Вероятно, как "Шаму" титуловали Дунги его семитские подданные.

Шушена на нашей печати – это Сушена, сын Джамадагни из индийского эпоса. Он идентичен царю Шу-сину (S'u-sin, S'uas'-sin, S'uas'enzu) из династии Ура. Во время правления своего отца он был губернатором области в долине Инда.

 

Печать Саргона I

  

   Рис. 7.

 

Чтение: Sag-ara dub gu-ag-du (or S'a-ki or edin)-as'

Перевод: печать Сагары, в стране Агду (или Сакп, или Эдин)

 

Печать царя Саргона Агадского, названного по его имени в индийском "солнечном" списке царей как Сагара.

Ассириологи дали этому знаменитому древнему царю имя "Саргон" чтобы согласовать его с именем "Саргон" более позднего семитского ассирийского царя из Ветхого Завета. Однако он писал своё имя на памятниках, сохранившихся до нашего времени, как Шар-гу-ни, или Сар-га-ни, или Сир-гу-ни (S'ar-gu-ni, Sar-ga-ni or, Sir-gu-ni)[322]. Более поздние семитские писцы записывали его  имя как Шар-ру-ки-ин (S'ar-ru-ki-in). Из того, что писцы записывали имя царя на аккадско-семитский манер, был сделан вывод о семитском происхождении Саргона – вместо того, чтобы просто предположить, что семитами были писцы. Однако Саргон I – это арийский император, один из самых знаменитых.

Сравнивая, довольно давно, список царей из индийского эпоса со списками месопотамских царей, я обратил внимание, что великий царь Шакини (S'akuni) занимал в "лунной" версии списков такое же относительное месте,  как и Шар-гу-ни (S'ar-gu-ni) из месопотамского списка – цари до и после них также были сходны. При этом сыном или наследником Шакини был Карамбха, чьё имя отчасти походило на имя сына Саргона Нарам-сина (в версии ассирилогов). Позже, заново изучая тексты клинописных табличек с именами месопотамски царей, я нашёл, что это имя можно было также прочесть как Ка-ра-ам-ба (Ka-ra- am-ba), то есть, точно так же, как и имя индийского царя. Сходство касалось не только внешнего созвучия. Я обнаружил, что и смыслы отдельных частей (слогов) имени были в обоих случаях совершенно одинаковые. Так, слоговое слово-знак ba, означающее на шумерском "Луна", на санскрите означало "лунная стоянка". Ka, имевшее в шумерском значение Na, "нет", являлось, по крайней мере в аккадском, местоимением, как Ka в санскрите, используемым особенно в негативном смысле; а Na в санскрите, как и в шумерском, означало "нет". Далее, Am(a) и в шумерском и в санскрите означало "сила". Ra на санскрите "приобретать"; на шумерском – "схватывать". Таким образом, тождество обоих слов было полным. Это показало, что правильной формой имени сына или наследника Саргона I было не Нарам-Син, а Карамба. Более того, в "солнечной" версии списка индийских царей, где их имена и титулы часто звучат совсем по другому, нашему царю соответствовал Сагара из Айодхьи, прославившийся своими завоеваниями, напоминая и в этом Саргона I Агадского (Аккадского). Имя Сагара (Sagara) обнаружилось и на нашей печати из долины Инда. Сына индийского Сагары звали Аса-Манджас (Asa-Manjas), что соответствовало имени старшего сына Саргона I Агадского – Манис-тишу (Manis’-tiss'u) из месопотамских надписей и списков царей.

В названии местности первый слово-знак – Ag, или Sa, скорее, чем обозначение Эдина, в то время как второй знак может читаться либо du, либо ki, означая "страну", или "укрепление".

Видимо, этот великий завоеватель во время своих походов посетил и колонию в долине Инда, называемой также "страной Саков". В истории индийского царя Сагары из эпоса упоминается, что он победил "саков".

 

Печать Такса, посланника Саргона I Агадского

   

   Рис. 8.

 

Чтение: Tax tax sa-(или sir)-gan-a (или gun-a) gu ag-du (или S'a-ki, или Edin)-as'

Перевод: Такс, посланник Сир-гана (или Са-гуна) из страны Агду (или Саки, или Эдин)

 

Ключевыми иероглифами здесь являются те, которые формируют два имени: Sir-gun-a, или Sa-gana – означающие царя Саргона I, и Ag-du – его столицу Агад. Названием места может быть Эдин.

Такс, имя которого обозначено на печати, после смерти Саргона Агадского, видимо стал полунезависимым правителем в долине Инда, хотя те и не именовались царями на своих печатях. Возможно, он идентичен принцу Дакши Саку из индийского эпоса.

 

Печать Даму, сына Такса

   

  Рис. 9.

 

Чтение: Gu(t)-damu gu-ti mar-dax (or -tax) gut (or har)

Перевод: Воитель Даму, Гути, сын Дакса (или Такса), Харри.

 

Владелец этой печати, возможно, идентичен принцу Дама, потомку принцу Дакши Сака из индийского эпоса. Его личное имя может читаться "воитель Даму", учитывая патроним Дакс и этнический титул Гути (Guti), или Гот. Если первое слово-знак считать начальным слогом его имени, то оно получится таким – Гудаму, что близко к известному из Вед и эпоса имени Готама.

Его патроним Дакс, или Такс совпадает с именем владельца одной из шумерских печатей (см. выше), а также с личным именем Дакша, которое носили несколько персонажей Вед и индийского эпоса. Учитывая его племенной титул Гути (гот, сак), можно предположить, что он был тем Дама, который являлся потомком Наришвата Сака. Его племенное имя Гути, или Гот имеет большое историческое значение, убедительно доказывая его арийское происхождение, как и присутствие готов в долине Инда около 2750 г. до н.э.

 

Печать Аушиджи Каши, из Эдина

  

  Рис. 10.

 

Чтение: As's'i-as' kaz edin (P)-as'

Перевод: Ашшиаш Каз(-зи) из Эдина (?)

 

Этот Аушиджа, очевидно, принадлежал к семейству Аушиджа, носившему титул Бхригу, т.е. жрецы огня. Каз видимо было названием его клана, соответствующим Касси.

Название местности либо Эдин, либо Саки (либо Агду).

 

Печать Канва Шара

  

   Рис. 11.

 

Чтение: Kan s'a . . . gu-s'i-ki (s'ug-ki)-as'

Перевод: Кан(-ва?) Шар ... из Шики

 

Значительная часть этой печати утрачена, но из оставшегося можно понять, что её владельцем был Кан(-ва), жрец огня

Возможно, это был Канва Шраяша, жрец, упоминаемый в ведической литературе.

Местность читается как либо Шики, либо Шугки. Возможно, это диалектный вариант Шаки. "Шакаланд" – это нижний Инд.

 

Печать Шар-гада Гал-ха, жреца огня

  

   Рис. 12.

 

Чтение: S'ar-gad gal-'ha bar-gu

Перевод: Шар-гад, Гал-ха, Баргу (или Бригу)

 

Возможно, это упомянутый в эпосе жрец Галава из клана Бхригу, рода Кушика.

Шар-гад может означать "царь гадов, т.е. (финикиян)". Тогда эта печать может относиться к самому Гудеа, который был из рода Кушики.

 

Печать Шабтара

  

   Рис. 13.

 

Чтение: S'abtar . . . edin-as'

Перевод: Шабтар ... из Эдина

 

Имя Шабтар (S'abtar) хорошо соотносится с санскритским Савитри (Savitri), которому приписывают упорядочивание Вед. Шумерское слово Шабтар буквально означает "сердцеt" (S'ab) + "решать", "смотреть за" (tar), и, видимо, является источником санскритского Савитри  ("оживляющий"), как "смотрящий за сердцем".

 

Погребальные амулеты

Примечательной особенностью таких амулетов является наличие на каждом вертикальных черточек, рядами по три и больше. Это – изображения чисел, которые в архаичных шумерских надписях на камнях представлялись круговыми выемками. Ранние шумеры при помощи чисел как некоторого мистического языка изображали определённые сакральные идеи: 1- Индуру, или Бел, 2 – Солнце (День и Ночь), или "воскрешение", 3 – Смерть и т.д. Числовые надписи на погребальных амулетах из долины Инда в целом близки к таковым же на шумерских, хетто-финикийских, троянских погребальных амулетах, а также к круговым выемкам на надгробных камнях в древней Британии. Они призывали для воскрешения из мёртвых бога-отца Индуру (Иа, или Бела), или его солнечного посланника Такса (Тасцио, "Нингирсу"), "солнечную рыбу", или само Солнце.

Знаки на этих амулетах того же шумерского типа, что и на официальных печатях, с добавкой числовых символов.

Печать-амулет Уггу Гада, или финикиянина

  

   Рис. 14.

 

Чтение: S'u-kha kha-as' uk-gu gad gar gur (or Khar) gu-tum edin-as'

Перевод: О Заходящее-Солнце рыба. Жрец Уггу Гад. Верни из могилы, к жизни. В Эдине.

 

Амулет, видимо, принадлежал царю панчал (т.е. финикиян) Уччайху (Uccaih), который т.о. был ещё и жрецом. О его финикийском происхождении говорит и титул "Гад", или "Кад".

Рыба Заходящего Солнца, которая призывалась на этом амулете для воскрешения из мёртвых,  изображалась и на древних шумерских и хетто-финикийских печатях, на монументах бриттов.

Обозначение солнечного бога здесь и на других амулетах как "Рыбы Заходящего Солнца" (S'u- kha) имеет громадное историческое значение. Оно объясняет ранее совершенно непонятное происхождение и смысл имени индийского бога Вишну, а также его представление в виде рыбо-человека. Амулет также раскрывает шумерское происхождение названия Сукха брахманского и буддийского "западного рая"[323].

В индийской мифологии одной из аватар (инкарнаций) бога Вишну являлся рыбо-человек (см. рис. 15). Он имел по существу такой же облик, что и шумерский рыбо-человек, представлявший на шумерских печатях солнечного бога в воде. Шумеры называли заходящее Солнце "рыбой" (Kha).  Это шумерское название для Солнца пояснялся в двуязычных шумеро-аккадских глоссариях с помощью слова S'u-kha, встречающегося на этом и других амулетах, с добавлением знака для слова "человек" (na), что давало "Крылатый Рыбо-человек", соотнося таким образом крылатое или парящее в небе Солнце с рыбой, персонифицирующей "возвращающееся" Солнце в водах под землёй. Этот солярный титул – "Крылатая Рыба" – имел синонимом слово-знак Gar-bi-i-i-es, "возвращающаяся Bi-i-i-es", где вторая часть, очевидно, представляла собой вариант шумерского Pi-es', или Pish – так называлась "большая рыба", изображавшаяся рисунком рыбы с добавлением значка "большая". Это открывает нам источник части слова Виш в имени бога Виш-ну, а также происхождение английского слова fish, латинского piscis ("рыба"). Аффикс nu в имени Виш-ну, очевидно, является шумерским nu, и означает "лежать", "полулежать". Итак, слово Вишну, видимо, эквивалентно шумерскому Pish-nu, и означает "Большая Рыба (бог) полулежащая на воде". Корень Pish, или Pis для слова "большая рыба" остался в санскрите в форме Vis-ara, "рыба".

Этот же шумерский "рыбо-человек" раскрывает нам и доселе непонятное значение имени греческого морского божества Посейдона, римского Нептуна (рис 15). Имя Посейдон (Pos-eidon) можно понимать как "подобный (eidon) Pos, т.е. Pis, рыбе". Кстати, вторая часть его имени, eidon, тоже имеет шумерский исток. Шумерское Bi-ad означало "видеть, смотреть", а в раннем греческом eidon писалось как fid-on; что родственно латинскому vid-eo, санскритскому vid, или ved ("знать"), готскому vit,английскому to wit и wit -ness ("свидетель")  и т.д.

    

   Рис. 15. Рыбо-человек индийский (Вишну); греческий (Посейдон).

 

     

   Рис. 15'. Рыбо-человек ассирийско-вавилонский.

 

Имя Сукха (S'ukha) солнечной рыбы, символизирующей воскрешение, очевидно, является источником санскритского названия Sukha, "небеса", а также названия западного рая индийского бога вод Варуны, который в индийской мифологии тоже представлялся рыбо-человеком, либо сидящим на рыбе. Возможно, слово "Сукха" стало также источником мистического восклицания "Сваха" (Swaha) у индусов, часто встречающегося на брахманских и буддийских- амулетах.

Печать-амулет Мидаша

  

   Рис. 16.

 

Чтение: S'u-kha kba-as'-buzur mid-as' matu kus gin turn

Перевод. О Заходящее-Солнце рыба. Жрец Солнца, Мидаш, мёртв, отрезан. Верни к жизни.

 

Возможно, это упоминаемый в индийском эпосе Мидхвас, сын принца Дакши Сака. Печать Такса, предположительно идентичного Дакши Саку, была приведена выше.

Важно отметить, что арийское личное имя Мидас встречается уже в такой ранний период и на шумерской печати. Дакша из индийского эпоса был, как уже говорилось выше, саком, т.е. готом. Знаменитый малоазиатский царь Мидас из греческих легенд был, вероятно, мидийцем, а те были готами[324].

Печать-амулет Узуаш, жрицы храма Солнца

    

   Рис. 17.

 

Чтение: (S'u-)kha kha-as' uzu-as' matu bara [gim] gin [turn ra]

Перевод: О [Заходящее-Солнце] рыба. Пророчица Узу-аш мертва. [служанка] храма. Верни [к жизни].

 

Личное имя Узу-аш (Uzu-as') означало на шумерском "совершенный (As') гадатель (Uzu)". Оно очень близко к имени Ушиз (Us'iz) из вышерассмотренной печати, означающему "новости (гаданием)" (Us') + "дерево" (iz). Учитывая знак храма (bara), можно предположить, что это одно и то же лицо.

Шумерское слово bara ("храм", "дом", "убежище") стало прототипом ряда слов в арийских языках обозначающих постройки: санскритское vara ("помещение"), бенгальское bari ("дом"), готское эддическое bur, beer ("дом"), шведское bur ("дом"); английские bower ("дача"), bam ("амбар"), byre ("коровник"). Египетское слово par ("дом") также, очевидно, исходило из этого шумерского оригинала. Аккадская форма этого слова, parakku, сохранилась в нашем слове barrack. Сходным образом слово-знак Ra ("восходящее Солнце") в этом тексте показывает нам шумерский источник египетского Ra; санскритского Ra-vi ("Солнце")

Печать-амулет

  

   Рис. 18.

 

Чтение: Ukh-zu matu imin-bara-ga (?) dara-s'a-ki-as'

Перевод: O Солнечный Сокол. Принеси мёртвого в Небесный дом. В Дара-шаки.

 

Слово Ukh-zu, вероятно, здесь не личное имя, а воззвание к Солнечному Соколу, а суффикс zu обозначал восклицание "О, ты!".  Если же это личное имя, то оно аналогично скандинавским и готским именам Hugo, Hako, Hugh. Шумерское Ukh, видимо, было прототипом английского Hawk ("сокол"). Особенно интересно, что в амулете возносится молитва о возрождении на небесах.

Животное, изображённое на амулете, очевидно, антилопа, Dar, Dara шумеров. Кстати, это слово показывает нам шумерский источник английского слова Deer ("олень"). Местность, таким образом, именуется Дара-саки, или Дара в Сакаленде. Название может относиться к упоминаемым в индийском эпосе  странам Дарви (Darvi), и Даршака (Darsaka), помещаемым близ Гандхары, на верхнем Инде. Отметим, что император Сагара из индийского эпоса (он же Саргон I) завоевал народ Darwa.

Печать-амулет Усса

 

   Рис. 19.

 

Чтение: S'ar-zu kha-as' ussa gin [turn] edin-as'

Перевод: О совершенный бог. Провидец Усса. Верни [к жизни]. В Эдине.

 

Вероятно, Усса соответствует ведийском Ушане, или Ушанасу Кавье (Us'ana, Us'anas' Kavya), упомянутому в ряде гимнов Вед..

В амулете призывается совершенный бог (S'ar). Слово-знак здесь такое же, как для Великого круга (сароса). Такой же знак высекался на камнях, а в письме клинописью обозначался так, как здесь, в виде ромба. Это обычный иероглиф у шумеров для бога-отца Индуру (Эа). Знак zu имеет смысл торжественного обращения, как и в предыдущей печати.

Печать-амулет Шабтара

  

   Рис. 20.

 

Чтение: S'ab-tar matu gin [turn] edin-as'

Перевод: Шабтар, мёртвый, верни [к жизни]. В Эдине.

 

Видимо, тот же Шабтар, что и в рассмотренной выше печати. .

Печать-амулет Гур-гу

 

   Рис. 21.

 

Чтение: S'u-kha imin gur-gu

Перевод: О Рыба Заходящего Солнца. На небо Гур-гу [верни].

 

Возможно, Гур-гу это Гарга (Garga), жрец царя Диво-Даса (Divo-Dasa), он же царь Тарси, правнук Уруаша (см. Табл. 1), что помещает его примерно в 3020 г. до н.э.

Гарга был ведийским поэтом и автором ряда гимнов к Индре. Интересно отметить, что в одном из гимнов, он титуловал Индру как Шакра (S'akra, на пали Sakko), что близко к титулу шумерского Индуру – Sakh, означающему "повелитель на троне".

 

Этнические термины на печатях

Ари и Хар (Ari, Har) – арийцы.

Кад, Гад, Хад (Kad, Gad, Khad) – финикияне; санскритский эквивалент – Cedi.

Гути, Готы (Guti, Goth) – готы.

Каз, очевидное сокращение от Каззи (Kaz, Kazzi) – касси; касситы Вавилона. В форме Каши (Kas'i) - клановый титул ранних царей панчал, т.е. шумеро-финикиян. К ним принадлежал и Диргхатамас, предок рода Аушиджа. Таким образом, и Аушиджа Какшиван принадлежал к этому клану. Также и род Готама. В форме Касси (Kassi, Cassi) этот клановый титул использовал бритто-финикийский король Партолон в надписи на Ньютоновском камне. Его чеканили на бриттских монетах.

Хайти (Khaiti) – хетты, индийские кшатрии.

Саки (Saki) – племенное и территориальное название у шумеров. Видимо, оно является прототипом названия племени Шаки, или Шакья (S'aka, Sakya) в древней Индии, также саков, скифов у греков и римлян,

 

Названия местностей на печатях

Из названий местностей чаще других на печатях встречается Эдин (Edin). Как уже отмечалось, в шумерских документах есть сообщение о том, что царь Лагаша Уруаш (ведийский и эпический Харьяшва) "приказал построить два Эдина", представлявших собой "укрепления дома Солнца". Один из них, Гу-Эдин, находился в Месопотамии, недалеко от столицы, и считался священным местом. Внук Уруаша заново отстроил его, а Гудиа (Гадхи индийского эпоса) подтвердил освобождение его обитателей от податей. Другой Эдин, местонахождение которого до сих пор было неизвестно, представлял собой, как мы нашли, подвластный Уруашу город, которым управлял старший сын царя А-Мадгал (Мудгала индийского эпоса и Вед). Мы далее установили, что этот город шумеры называли и "захваченная страна Эдин", где термин "страна" изображался слово-знаком Sakh, значившим, возможно, "Шака-ланд" (страна Саков, или Гетов, Готов) индийского эпоса и особое место пребывания магов, солнцепоклонников из долины Инда. В одной из печатей город в долине Инда был назван "Второй (Edin)". Все эти факты устанавливают идентичность (второго) Эдина царя Уруаша и "Эдина" из надписей на печатях из долины Инда. Возможно, второй Эдин получил такое имя из-за построенного в нём храма Солнца.

В классической индийской литературе есть только одна страна, название которой напоминает Эдин – Удаяна (Udayana), находившаяся в верховьях Инда, знаменитая своими индо-скифскими буддийскими скульптурами. Есть ещё Айодхин (Ayodhin) на реке Сатледж, недалеко от Хараппы. Название "Эдин" (Edin), записывавшееся шумерами и как "Этин" (Etin), сохранилось в труде Сюань Цзана, буддийского паломника, как "Отин"[325] в долине Нижнего Инда. Столица царства O-tin-po-chi-lo на нижнем Инде, пограничного с океаном, очевидно, совпадает с Мохенджо-Даро, под руинами буддийских строений которого и было обнаружено большинство печатей с надписью "Эдин". Это означает, что сюань-цзановский Отин идентичен шумерскому Эдину, или Этину. Так как печати с надписью "Эдин" были обнаружены и в Хараппе на верхнем Инде, поблизости от Удаяны, то, видимо, вся долина Инда называлась в древности "страна Эдин". Вторая часть китайского названия царства - po-chi-lo – очевидно, соответствует Баккару, или Бекхеру (буква р, отсутствующая у китайцев, заменяется ими буквой л), древнему городу в полусотне километров от Мохенджо-Даро. Название столичного города этого царства, переданное Сюань Цзаном как Khie-tsi-shi-fa-lo, хорошо соответствует упоминаемому в одной из печатей Khaiti-sig, с добавлением puru, означающему "город". Название Khaiti-sig, вероятно, означает "нижний город Хатти" – так, видимо, назывался этот столичный город-порт шумеров в долине Инда. Последнее утверждение подкрепляется следующими фактами: во-первых, Александр Македонский встретил в тех краях по-дружески отнёсшееся к его войску племя катаи (Kathai);  во-вторых, в монетах вплоть до VII в. н.э. долина Инда называлась Хити (Hiti). Последнее название считается ассириологами поздней диалектной формой слова хетты (Khatti). Сходным образом называются эти арийские народы в Ветхом Завете. На одной из монет, найденных близ Синда, или Мултана, отнесённой ко времени около VII в. н.э., изображён правитель, несомненно, арийского типа, и подпись Hiti-vi ca Airan ca parames'wara, т.е. "верховный правитель станы Хити (Hiti) и Айрана (восточного Ирана)". Также мы встречаем Хити (Hiti) как название древнего государства в долине Инда в списке царей Западной Индии из рода Парада (слово "Парада", возможно, является парфянской формой слова "Барат"). Один из них носил имя Шри Хити-вира Айрана ка Парадешвара Щри Вахити-Гана Дева-Ганита (S'ri Hiti -vira Air ana ka Parad- eswara, Sri Vdhiti-Gana Deva-Ganita), т.е. "почитаемый Хити герой Айрана, правитель Парада (парфянин или Барат), почитаемый Вахити-Гана Дева-Ганита".

Местность Шака в Эдине, очевидно, являлась "страной Шаков" индийского эпоса – так в нём называлась долина Инда. Аушиджа в своих гимнах говорил, что царь-его патрон жил на берегах реки Синдху (Инд), и что тот царь был сыном Бхавьи; в индийском же эпосе сообщается, что царь Бхавья правил "страной Шаков". Эта "страна Шаков" в долине Инда была, видимо, той же страной Шакх (S'akh), о завоевании которой известил в своём эдикте сын Мудгалы, царь Би(д)ашнади (Bi(d)as'nadi, Eannatum). При этом он назвал её следом за Эламом[326]. Позднее её стали называть Сакастаном; в настоящее время это Сеистан.

"Страна Шаков" в долине Инда, совпадающая, как теперь выяснено, с местностью Шака, упоминаемой на шумерских печатях, была в древности известна как страна солнцепоклонников Магов (Maga), которые, видимо, являлись потомками поклонявшихся богу Солнца шумеров, , обосновавшихся там в те времена, к которым относились наши печати, либо с более поздними волнами миграции. Вплоть до  VII века н.э. в Мултане, расположенном между Мохенджо-Даро и Хараппой, находился самый знаменитый во всей Индии храм Солнца, возможно, представлявший собой филиал храма Солнца в Эдине. При нём имелась весталка-оракул, как и при храме Лагаша. Сюань Цзан, посетивший Мултан в своём путешествии по Индии, писал об этом храме: "Он очень величественный. Идол бога Солнца сделан из золота и украшен редкими драгоценными камнями. Женщины играют на музыкальных инструментах, возжигают огни, приносят цветы и благовония, чтобы почтить его. Ритуалы совершаются здесь с самых древних времён. Цари и аристократы из Индии постоянно присылают сюда изумруды и другие драгоценные камни. При нём есть дом для странников, в котором предлагают еду, питьё и лекарства для бедных и больных. Со всех стран сюда идут паломники". Этот древний храм был разрушен, как и буддийские строения в тех краях, во время вторжения в Индию мусульман. 

Названия Ур, Ури-ки, Ари-ки обозначали  город (или страну) Ур, или Урук (Эрех).

На печатях встречается название местности Гуша (Gus'a), видимо, оно означало "страна Куша (Kus'a)". Такое название встречалось в индийском эпосе, при этом оно относилось к некоторой стране, отличной от Шакастана, т.о. это, вероятно, было древним названием Месопотамии.

Агаду (Agadu, Agade), очевидно, Агада, или Аккад, столица Саргона I. Это название читалось ещё как  A-zu-tu, что, видимо, соответствовало Айодхье (Ayodhya) из индийского эпоса, столице  индийского царя Сагара, соответствовавшего месопотамскому Саргону I

Хараппа, расположенная  на реке Рави, видимо, может быть отождествлена с ведической Харьяпьей (Hariyupiya) на реке Яве (Yavya).

В слове Мохенджо-Даро вторая часть, как уже говорилось выше, означает "река", или "море", происходя из шумерского Duru, "море, вода". Что касается первой части этого слова то, учитывая большое значение буйволов на печатях Эдина, я полагаю, что Мохенджо может соответствовать Mahisha, санскритскому названию этого животного; в диалектах - Майнс, Манг (Mains, Mang). Это имя, очевидно, происходит от шумерского Ma-a-su, "скот", особенно "дикий скот". Таким образом, Мохенджо-Даро (Mohenjo-Daro) может переводиться как "Залив диких буйволов".

 

Датировка печатей

Некоторые печати по архаической форме шумерского письма в них можно датировать IVIII тыс. до н.э. В других используются модификации знаков, вошедшие в оборот при Саргоне I (около 2800 г. до н.э.), при Гудиа (около 2400 г. до н.э.), и династии Ура (около 2300 г. до н.э.)

Расшифровка надписей на печатях, в которых упоминаются цари, правившие в Месопотамии примерно в те же времена, подтверждает эти датировки.

Самая грубая и т.о., видимо, самая старая печать – Кан-ви Шара – может быть отнесена к 3100 г. до н.э.; это примерно время правления Уруаша. К тому же периоду можно отнести и печати жреца Аушиджи, жрицы Солнца Ушидж.

 

Исторические выводы

Расшифрованные печати из долины Инда раскрыли нам страницы древнейшей истории индийской цивилизации, а также утраченные главы из истории ранних шумеров. Они полностью подтвердили, что "шумеры" были ранними арийцами, героями Вед и создателями индийской цивилизации; что ранние шумерские цари в Персидском заливе были финикиянами[327], и что финикияне были арийцами в антропологическом и лингвистическом отношениях, пионерами распространения арийской цивилизации в мире; в частности, именно они внедрили арийскую цивилизацию в Индии.

Имена и личности тех ранних предпринимателей, которые из порта в Персидском заливе отправились в долину Инда для освоения её ресурсов, ныне известны из их личных печатей, как и имена ведийских жрецов-солнцепоклонников, сопровождавших их и поселившихся там.

Мы нашли, что первую колонию в долине Инда устроил около 3100 года до н.э. царь Уруаш Кад, основатель первой финикийской династии в Шумере, он же царь Харьяшва индийского эпоса и Вед. Её возглавил старший сын и наследник этого царя Мадгал (Мудгала индийского эпоса и Вед). Мы обнаружили, что колония в долине Инда продолжала существовать во времена Саргона I (2800 г. до н.э.), и во времена Шушина, царя Ура (около 2350-2300 г. до н.э.). Вероятно, она оставалась в таком статусе и дальше. В Ведах Аушиджа Какшивана называл своего патрона, сына Бхавьи, правившего на берегах Инда, "непобедимым царём", но это, скорее всего, был только комплимент поэта. Исчезновение печатей с концом династии Ура, около 2300 г. до н.э., заставляет предполагать, что правители Месопотамии утратили над ней контроль, а царская линия потомков Уруаша-Харьяшвы, многих членов которой истребил Бур Син I, прервалась. 

Цивилизация, открытая в долине Инда, по своей культуре, языку, религии была не местного происхождения, а чисто шумерская, подобная месопотамской. Она появилась там внезапно и в полностью готовом виде. Ожерелья были шумерского и хетто-финикийского типа. Терракотовые фигурки птиц в целом напоминали хеттские, как и звероголовые фигурки- игрушки детей. Грубые рогатые головные уборы на статуэтках женщин походили на такие же на хетто-шумерских печатях. Расписная посуда напоминала хеттскую. Кафельная плитка была особенностью ранних шумеров и финикиян, а мраморные плиты и домовые водостоки встречались в ранних постройках  финикиян на Крите и в других местах; также в хеттском Каркемише, где здания и кирпичные гробницы в боковых стенах домов имели сходство со строениями в Мохенджо-Даро. Священные каменные булавы были хетто-шумерского образца, как и на печати Мудгалы (рис. 1). Две булавы, найденные при раскопках, были, возможно, теми, которые использовал Мудгала в своём знаменитом подвиге в Эдине, и которые были изображены на его печати.

Рисунки на печатях показывают высокий уровень художественного мастерства их авторов, включая искусные натуралистические изображения животных и детальную гравировку на камнях.

Печати показали, что культ Солнца, всё ещё широко распространённый в Индии, имел шумерский исток. В долине Инда обнаружились и колонии арийцев- огнепоклонников, обитавших там за два тысячи лет до Зороастра.

Далее, печати выявили шумерский прототип брахманской легенды об аватаре солнечного бога Вишну в виде рыбы. Эта божественная рыба, она же "богиня Нина" ассириологов, называвшаяся Пиеш, или Пиш (Pies’, Piesh), также Напитуб (Napitub), показала источник имён греко-римского Посейдона (Pos-eidon) и Нептуна, санскритского Напата (Napat), "сына вод", Вишну (Vishnu), т.о. добавив ещё несколько арийских богов к выходцам из шумерского пантеона. Эти открытия пролили новый свет на религию шумеров, выявив, что она была источником имён, функций и изображений арийских богов.

Наконец, печати подтвердили историчность сообщений индийского эпоса и Вед о древних арийских царях и жрецах; достоверность этих материалов как независимых источников по шумерской истории. Списки царей в индийском эпосе и Ведах помогают заполнить белые пятна шумерской истории и дают уникальный ключ для определения правильных имён шумерских царей. Фиктивность большинства этих имён, "восстановленных" ассириологами, исходящими из ложных расовых и религиозных концепций и не имеющих никаких ключей для расшифровки личных имён, изображённых полифоничными шумерскими и клинописными знаками, наносит немалый вред тем, кто ныне изучает сравнительную историю, филологию, антропологию.

 

Приложение

Гильгамеш, царь Урука, как прототип Геракла

Древние шумерские и вавилонские памятники приписывали этому легендарному царю Урука подвиги, столь сходные с подвигами Геракла, что он представляется мне прототипом знаменитого греческого героя. В нижеследующей таблице они приведены для сравнения.

                              Геракл                                                                Гильгамеш

Солярный герой. В его финикийском храме горел вечный огонь.

Солнцепоклонник, жрец огня.

Сын бога-отца Зевса, от жены арийского царя

Сын бога-отца Заха, от жены арийского царя

Отверг искушения богини любви

Отверг искушения богини Иштар[328]

Большая сила, высокий рост

То же

12 главных подвигов

То же

Руками убил в роще огромного Немейского льва, наносившего вред жителям

Руками убил в роще огромного льва, похищавшего скот (рис. П1, П2, П2')

Поймал священную антилопу

Одолел оленя или антилопу

Поймал бешеного быка

Одолел бешеного буйвола (рис. П2, П2', П2'')

Убил дракона

Убил дракона (рис. П3)

Вычистил Авгиевы конюшни, где было 3 тыс. быков, запрудив две реки

Мыл быков водами двух рек (рис. П4)

Имел другом кентавра, которого случайно убил

Имел другом человека-быка, который умер преждевременно (рис. П5)

Спустился в мир мёртвых и вернулся живым обратно

Пересёк "Воды Смерти" и вернулся живым обратно

Одет в львиную шкуру с головой льва

На печатях изображался с головой льва.

Иногда носил палицу

Иногда носил заострённую палку (рис. П5')

Не считался богом

То же

Особо почитался финикиянами, как их предок

Его начали почитать с первой финикийской династии, как предка

   Табл. 3.

 

Видимо, позднейшие греческие поэты и мифотворцы восприняли древние шумерские легенды об этом царе-герое, и придали им ту форму, под которой мы их знаем сегодня. Они дали ему имя Геракл (Erahles), или Геркулес, вероятно, произведя его от названия города, в котором он правил – Урука, или Эреха (Erek), добавив к нему аффикс lis, означающий на греческом "лев" – то есть, "лев Урука". Само греческое слово lis произошло от шумерского lig, или lik ("лев, большая собака"). От него же произошло и греческое lykos, готское ulf, илr wulf ("волк"). Всё это снова показывает нам арийский характер шумерского языка.

Подвиги Гильгамеша на шумерских печатях

   Рис. П1. Убивает льва, похищавшего скот.

 

 

   Рис. П2, П2'. Убивает льва и укрощает бешеного быка.

 

   Рис. П2''. Укрощает быка.

 

   Рис. П2'''. Поит быков или буйволов после их укрощения.

 

   Рис. П3. Убивает дракона.

 

   Рис. П4'. Обмывает быков. Два кувшина с водой соответствуют двум рекам, которые запрудил Геракл, чтобы очистить Авгиевы конюшни.

 

   

   Рис.П5. "Кентавр" Энкиду, друг Гильгамеша, с "кельтским" солнечным крестом.

   Рис. П5'. Гильгамеш с "палицей", как прообраз Геракла.

 

Добавление (примечания редактора)

Обращают на себя внимание и другие финикийские следы в биографии легендарного греческого героя. Геракл родился в Фивах, основанных финикийцем Кадмом, его мать – фиванка Алкмена, отец – аргосский царь; Аргос – место частых контактов греков с финикиянами. Геракл много путешествовал и основывал колонии, как и финикияне. "Геракл отмечал места своих остановок колониями в южной Италии, Сицилии, Киренаике, стране кельтов и Иберии"[329]. Греческому Гераклу приписывались посещения отдалённых мест, в т.ч. Атланта (гора Атлас в Африке, либо пик Пик-де-Тейде на Канарах[330]), как и финикиянам. Гибралтарский пролив, называвшийся в античности столбами греческого Геракла, назывался также столбами Мелькарта – финикийского Геракла. Вероятно, ряд мифов о странствиях греческого Геракла являлся отражением сообщений о путешествиях финикиян с их богом Гераклом- Мелькартом[331] .

Античные греческие историки различали финикийского и греческого Гераклов: "Храм Геракла <в Тире> посвящён, однако, не аргосцу Гераклу..." (Арриан)[332]. Впрочем, Александр Македонский, возводивший свой род к греческому Гераклу, полагал, что тирский Геракл – тот же самый; приносил ему жертвы в Тире (Арриан).

Возможно, греческая легенда о Геракле являлась трансформацией финикийско-шумерской (как полагал Л. Уоддел) с добавлением других дел других Гераклов, а само имя Геракла, древнего деифицированного шумеро-финикийского культурного героя, в античной сиро- греческой среде некогда давалось детям из знатных семей, либо присваивалось как божественный или героический эпитет.

 


III. Шумерские корни египетской цивилизации

 

предисловие автора

Менес, первый фараон Первой династии

Саргон и его отец как додинастические фараоны

биография Менеса; последний поход Менеса

расшифровка египетских надписей Менеса

египетский Менес и критский Минос

династия Менеса: сравнительный анализ

Нармар, второй фараон Первой династии

Шар-гуни, третий фараон Первой династии

остальные фараоны Первой династии

Вторая династия и становление независимого Египта

датировка ранней египетской цивилизации

шумерская основа египетских иероглифов

шумерские истоки египетской мифологии

исторические выводы

Приложение

печати из долины Инда и их расшифровка

 

Предисловие автора

Несмотря на все наши успехи в изучении истории Древнего Египта, ставшие возможными благодаря расшифровке надписей на памятниках фараонов, два её ключевых вопроса остаются столь же неясными, как и во времена Геродота. Это вопрос происхождения цивилизации этой страны, и вопрос датировки правления фараонов.

Что касается первого вопроса, то одни полагают цивилизацию Египта автохтонной, другие – привнесённой извне. Хотя в целом тенденция склоняется к тому, что египтяне, как и многие другие народы, древние и современные, были обязаны своей культурой более продвинутым завоевателям, но кто были эти завоеватели и когда они вторглись в Египет остаётся неизвестным из-за отсутствия данных, на основе которых можно было бы вынести определённое суждение. Сходным образом, недостаток данных в отношении хронологии превращает датировки правления ранних фараонов в предмет догадок, причём расхождения в оценках времени правления фараона Менеса и его Первой династии достигают двух тысяч лет.

В своей недавно опубликованной книге "Творцы цивилизации" я отметил, что сличение списков царей, известных по месопотамским памятникам, со списками царей, приведённых в индийских пуранах, можно использовано для решения проблем египтологии. В настоящей работе я выполняю пожелания, высказанные египтологами, и даю полные сведения о реальном времени возникновения цивилизации долины Нила, о её истоках, о личностях её создателей.

К этим результатам меня привело открытие, что значительная часть сообщаемого в Ведах и индийском эпосе о ранних арийцах является не мифами, а подлинной историей. Сопоставляя списки древних арийских царей в пуранах с месопотамскими списками царей и с надписями на шумерских памятниках, я обнаружил, что ранний арийский и шумерский списки согласуются друг с другом, начиная с первой династии, притом не только в отношении имён царей, их титулов, их деяний, порядка преемства, но и в таких деталях, как имена их жён и детей, а также в отношении культуры, языка, письменности, религиозных символов, техники и искусства народов, которыми они правили.

В этих списках, индийских и шумерских, оказался и Менес, со своими предшественниками и преемниками из Первой династии, притом в том же хронологическом порядке, с теми же именами и титулами, какие были приписаны им в египетских документах.

Далее, египетские надписи времён додинастических фараонов и Первой династии сделаны по сути таким же шумерским письмом, что и надписи в Месопотамии и в долине Инда. Египетские иероглифы раннего периода, как выяснилось, оказались слегка модифицированной формой шумерских схематических пиктограмм, постепенно распространившихся в Египте во время правления Менеса и его преемников; и произносились они сходно с предковыми шумерскими. Корни египетских слов имели шумерское происхождение, хотя и были в значительной степени адаптированы к языку и речи местных семитических аборигенов.

Эти открытия позволили впервые надёжно установить датировку цивилизации Египта, начиная со времён завоеванием этой страны додинастическими фараонами, оказавшимися шумерским царями, около 2780 г. до н.э. Новые свидетельства показали, как культура, введённая таким способом в Египет, приобрела местные формы, скрывающие её внешний источник и родство с другими; как шумерские правители Египта стали называться додинастическими фараонами; как Менес, шумерский наследный принц и правитель колонии в долине Инда, превратил Египет в независимое государство; как он аннексировал Крит и ввёл там элементы цивилизации, превратившись в греческих легендах в "царя Миноса"; как он расширил свою власть до Столбов Геракла и Британии.

Надписи Менеса, или Манджа-Воителя на египетских памятниках, шумерские царские списки и надписи Маниса-Воителя и надёжно устанавливают идентичность этих двух личностей. В эпосе индийцев им соответствует Мандж-Стрелок.

Единство источника древних цивилизаций Шумера, Индии и Египта согласуется с единым физическим типом правящей расы в этих странах. Портреты, скульптуры, останки скелетов показывают, что это были длинноголовые, светловолосые и светлоглазые люди, арийцы. Антропологический тип ранних шумеров изучался по результатам раскопок в городе Уре сэром Артуром Кейтом. Такой же тип был установлен у представителей ранних династий правящей расы в Египте по их портретам и останкам. Он подтверждает их арийскую генеалогию.

Наконец, датировка восхождение Меенса на египетский трон около 2704 г. до н.э. согласуется с культурой его династии, явно имевшей тип шумерской культуры того времени.

Л.А. Уоддел, сентябрь 1930 г.

 

Менес, первый фараон Первой династии Египта

"Мы практически ничего не знаем о первом фараоне Менесе" (Maspero, Dawn of Civilization , 1922; 233).

"Менес, видимо, "компилятивный" персонаж легенд" (Cambridge Anc . Hist., 1924. I, 267).

Про Менеса, по традиции считающегося основателем Первой династии в Египте, включаемого в списки царей от Сети I до Манефона[333], до сих пор было известно столь мало, что, несмотря на нахождение сэром Флиндерсом Питри в 1900 г. его "гробницы"[334] с надписями в царском некрополе Абидоса, его всё ещё называют в учебниках по истории "компилятивным персонажем легенд". И, кроме нескольких надписей с его именем, а также выводов, что он прибыл в Верхний Египет то ли из Ливии на западе, то ли из Судана на юге, то ли из Аравии на востоке, то ли из Элама на севере через Красное море, а также что он объединил Египет и основал город Мемфис, египтологам больше ничего не известно о его происхождении, личности и делах.

Первые ключи к раскрытию его подлинной истории мне дало наблюдение, что Менес и его династия имеют аналоги в списках ранних арийских царей, приведённых в индийских пуранах. В солнечной версии этих списков имелся царь Аса Манджа (Asa Manja), или "Манджа стрелок", он же в лунной версии – Манасья, или Манас-Объединитель. В Махабхарате он был назван "Манасьей из рода Прабху, царским глазом Гопты [Копта, или Египта] и четырёх концов света". Индийский эпос сообщал далее, что он был сыном великого императора Шакуни, или Сагары, идентифицированного мною ранее с месопотамским Саргоном I, имя которого, записанное как Кин, Гуни, Шар-Гуни, было произвольно изменено ассириологами на "Саргон", чтобы привести его в соответствие с именем другого, более позднего ассирийского царя. Сравнивая списки ранних арийских и месопотамских царей, я нашёл, что представители династии Гуни (Саргона) и там и там носили сходные имена и титулы, а имена и хронологический порядок потомков сына Саргона Маниса соответствовали династии Менеса, как она была описана в египетских памятниках.

Менес, или Мандж в египетских надписях обычно носил титул Воитель, и в шумерских .документах сын и преемник Саргона также назывался Манис Воитель. И последний фараон его династии носил такое же имя, что его шумерский аналог, обозначавшийся таким же иероглифом.

Дальнейшее исследование показало, что имена и титулы отца Менеса, Саргона, его деда и прадеда были идентичны именам и титулам трёх додинастических фараонов, предшественников Менеса в Египте. Эти совпадения были подтверждены их собственными надписями в Египте и их печатями в долине Инда.

Рассмотрим сейчас в деталях доказательства идентичности Менеса и его предков в Египте с Манисом и его предками в Месопотамии по современным им шумерским надписям, печатям из долины Инда, и их идентичность с царями из индийского эпоса.

Солнечные списки наиболее полные и имеют ненарушенный по времени порядок. Царь, соответствовавший "Саргону", носил в них титул Пра-Вира (Pra-Vira), что означает  "Великий герой". Индийский эпос сообщает его генеалогию: "У Пуру от жены Паушти были трое сыновей: Пра-Вира, Ишвара и Раудрашва, все великие воины на колесницах (маха-ратхи)[335]. Пра-Вира от своей жены Ассура Сени имел сына по имени Манасья, из рода Прабху, царского глаза Гопты [Копт, или Египет] и четырёх сторон света[336]. У Манасьи от дочери Су-Виры было трое сыновей: Шакта, Самхана и Вагма, все великие воины на колесницах (маха-ратхи)".

Пуру, дед царя Манасьи, соотносится с Пуру-Гином из исинского списка шумерских царей, и с Уру-ка Гином из месопотамских надписей. Пра-Вира, отец Манасьи, соотнесённый с Саргоном, носит титул Вира, соответствующий его титулу Пир в исинском списке царей[337]. Пра, или Прабха, видимо, соответствует египетскому титулу фараон[338]. Прабху на санскрите означает "хозяин, правитель, господин", и его префикс Пра очевидным образом происходит от шумерского Par, Bar, Baru – "господин". Сообщение, что Манасья был "из рода Прабху" означает, что его отец Саргон также был Пра, или Параа, или Фараон. Далее мы усидим, что Саргон в одной из своих печатей именуется "фараоном", в другой - "сыном Египта (Хамаеш)", что подразумевает его рождение в Египте[339]. Имя матери Манасьи, Ассура Сени, подтверждает его идентичность с Манис-Тушу, сыном Саргона, поскольку жену Саргона звали Аш-нар, или Аш-лал; буквы л и р нередко взаимно заменяются, а у египтян была одно обозначение для обеих.

Титул Манасьи "царский глаз" представляет собой характерно египетскую метафору, и находится в одном ряду с именем Асар (Asar; греческий Осирис) деифицированного предка Менеса. Это имя изображалось в египетском и шумерском одной и той же пиктограммой в виде Глаза над Троном. (Оно представляет собой ещё один пример происхождения египетских слов от шумерских прототипов, имеющих то же значение, произношение, и форму иероглифа). И Менес в одной из своих египетских надписей действительно использовал знак Глаз-над-Троном в качестве своего титула.

   Рис. 1. Имя Men Менеса, переданное иероглифом в форме Глаза над Троном (вверху) и шумерский аналог или прототип этого иероглифа (внизу). Фрагмент надписи на слоновой кости из "гробницы" Менеса в Абидосе. (Полный текст надписи и её расшифровку см. далее.).

 

Титул Манасьи "глаз четырёх сторон света" эквивалентен месопотамскому титулу "царь четырёх сторон света" Манис-Тушу и его сына Нарам Суэна.

Название местности Гопта, приведённое в индийской генеалогии Манасьи, имеет большое историческое значение. Оно эквивалентно древнему египетскому названию Гебт (или Габт) старейшего торгового города на Ниле в Верхнем Египте, называвшегося греками Коптос. Оно сохранилось до нашего времени в названии исконных жителей нынешнего Египта – коптов, отличающем их от пришельцев-арабов. Возможно, город Коптос был первой столицей Менеса. От названия Гопта, или Копт произошло, видимо, и само греческое название Египта – Айгюптос.

В имени Манасья (Manasyu), приведённом в индийском эпосе, аффикс yu на санскрите значит "объединитель"[340], таким образом, это имя можно прочитать "Манас Объединитель" – а Менес в египетской традиции называется "Объединитель двух корон Верхнего и Нижнего Египта". Другое его имя в индийских списках – Аса Манджа, или Манжда-Стрелок. Эпос рассказывает о его ссоре с отцом, что, видимо, соответствует разрыву шумерского Манис-Тушу с отцом и лишению его наследства в Месопотамии после объявления о независимости Египта. (Саргона в Месопотамии сменил на троне его младший сын Муш, а не старший, Манис-Тушу).

Древний египетский язык по своим корням был арийским, хотя позже и воспринял семитское произношение рядя слов, т.к. подданные Менеса в Египте, как и Саргона в Месопотамии в своём большинстве были семито-говорящими. В древнем египетском письме, как и в санскрите, пали и некоторых других, краткая гласная а обычно не записывалась, а неявно присоединялась к согласным. Таким образом, "Менес", как называли этого фараона греки, записывал своё имя (как и позднейшие египтяне) с помощью иероглифов, алфавитное произношение которых было М-Н и М-Н-Дж. Египтологи произвольно добавили к нему гласные е после каждой согласной, упуская из виду, что к согласных неявно присоединялась краткая гласная а, а вовсе не е. Таким образом, правильное произношение этого имени должно быть Ман, или Манадж, или Манж – точно так же, как имя, записанное на санскрите M-N-S-Y-U, транскрибируется латинским буквами в виде Manasyu (Манасья), а A-S-M-N-J – как Asa-Manj (Аса Мандж).

Запись имени Менес в правильном виде – как Мандж – подтверждает его идентичность с санскритским Манджем (Аса Манджем), сыном императора Сагара. Это имя также фонетически эквивалентно имени старшего сына месопотамского Саргона – Манис.

Таким образом, мы имеем три-язычное уравнение:

Ман, или Мандж (египетск.) = Манис (шумерск.) = Мандж и Манасья (индийск.)

"Менес" иногда использовал, вместе со своим личным именем, титул Аха (Aha, или Akha), означающий на египетском "Воитель", так что английские египтологи называют его Аха Мена, хотя правильнее было бы, как мы только что выяснили, Аха Мандж.

Рис. 2. Титул Аха, или Акха (Aha,Akha) Менеса.

 

Египетское Aha, или Akha происходит от шумерского корня Aha, или Akha, означающего "бороться, ударять", обозначаемого сходной пиктограммой.

   Рис. 3. Шумерское и египетское слово Akha[341].

 

Как и для личного имени Менеса, для этого его титула имеем три-язычное уравнение:

Аха (египетск.), "Воитель", титул египетского Манджа = Тушу (шумерск.), "Война, Борьба"[342], титул месопотамского Маниса = Аса (индийск.), "Стрелок", титул индийского Манджа,

Итак, египетский Менес- Мандж Воитель = шумерский Манис-Тушу = индийский Аса Мандж[343].

 

Саргон и его отец как додинастические фараоны

Могущественный месопотамский царь Гин, или Гани, или Гуни, т.н. "Саргон Великий", постоянно назвал себя в своих надписях "царём четырёх сторон света". И это не было простой похвальбой, его империя протянулась от долины Инда на востоке до Британских островов на западе. Благодаря обширности этой империи и своим колонизационным устремлениям он и его преемники смогли быстро и эффективно распространить шумерскую цивилизацию на большую часть известного тогда мира.  

Отчёты о походах "Саргона" на запад и его завоевании, либо покорении им заново Египта содержатся в его эдиктах, в хрониках, архивах месопотамских храмов, и повторяются в более поздних вавилонских клинописных табличках. Благодаря последним удалось установить время его правления, которое началось около 2725 г. до н.э.

В своих надписях в храме Ниппура "Саргон Великий" заявлял, что "царь Гин, царь страны (или земли), благодаря Господину Закху, не имел соперников от Верхнего моря [Средиземное] до Нижнего [Персидский залив, или Индийский океан]… Господин Закх подчинил ему эти земли". Версия этих хроник в гадательных табличках сообщает, что "царь Гин выступил против страны Запада и завоевал её, ему подчинились все четыре стороны света". Детали его завоеваний даны в его хрониках, в их вавилонских копиях, и в ассирийско-вавилонских экстрактах в гадательной литературе. Из хроник и гадательных записей можно сделать вывод, что он начал свои завоевания на третий год правления, а завершил на одиннадцатый. Описания его походов указывают на границы его страны. Среди прочего, они сообщают, что он "завоевал страну Муру (или аморитов)" и упоминают его сюзеренитет над "Страной Олова, лежащей за Верхним морем", что, по всей вероятности, указывает на оловянные копи Корнуолла. Ранее я привёл свидетельства, говорящие о введении бронзового века в Британии аморитами, незадолго до времени Саргона, около 2800 г. до н.э.[344]

Хотя ведущие ассирилоги допускают, что Саргон захватил Египет и включил его, под названием Mizir в свою империю[345], ни в одном из учебников по вавилонской или египетской истории это не упомянуто.

Цари, или "фараоны" Египта до Менеса называются египтологами "додинастическими'. Дело в том, что жрец Манефон, составивший в III веке до н.э. список фараонов для царя Птолемея II Филадельфа, начал этот список с Менеса, названного им основателем Первой династии в Египте. Также и Сети I , отец Рамсеса Великого, начал список фараонов с Менеса, по традиции считаемого объединителем Верхнего и Нижнего Египта в одно царство.

Однако Манефон упомянул ещё десять царей, правивших до Менеса в Тинисе, близ Абидоса на протяжении около 350 лет. Это может быть Саргон и девять его шумерских предшественников.

Манефон также привёл длинный список богов и полубогов- царей Египта с фантастическими длительностями правления, как и более или менее современный ему вавилонский жрец Бероэс, составивший подобные списки для селевкидского царя Вавилона, отчасти подобные составленным ранее исинскими жрецами спискам мифических правителей Месопотамии, предшествовавших историческим царям.

Имеется ещё список ранних египетских царей на Палермской стеле Пятой династии. В нём перечислены десять фараонов до Менеса, однако их имена написаны неразборчиво.

Единственные объекты с личными именами, открытые в Абидосе и других древних городах Египта, относимые египтологами к "додинастическими", дают имена восьми фараонов, которые считаются "додинастическими" по архаичной форме письма, относительно ранней в культурном отношении форме самих надписанных объектов, и отсутствию этих имён в списке царей Первой династии.

Имена троих додинастических фараонов, оставивших надписи, читались египтологами как Ка-Ап, Ро, и Хетм. Мы покажем, что это были: сам Саргон, его отец и дед.

Надписи царя "Ро" обнаружились в его гробнице в Абидосе. Они были грубо нацарапаны на посвятительной погребальной глиняной посуде, а также отпечатаны на глине цилиндрической печатью месопотамского типа.

Рис. 4. Имя царя "Ро" на глиняной посуде, нацарапанное (1, 2, 3) и отпечатанное (4).

 

Их расшифровка показала, что "Ро" был отцом Саргона.

Для расшифровки я поместил под египетской надписью имени царя шумерские иероглифы саргонского периода.

   Рис. 4'. Египетская надпись; шумерские знаки, соответствующие ей; их чтение[346].

 

Мы видим, что египетские надписи сделаны не теми иероглифами, которые использовались в Египте позже, а, по существу, шумерскими линейными пиктограммами. Лишь сокол изображён более натуралистически, чем в шумерском схематическом письме.

Его имя произносится как Ба-у, или Бак-у, или Ба-у-у, или Пуру-Гин. Он соответствует царю из индийских списков Баху, Бахука (Bahu, Bahuka), или Пра-син-ват, или Пуру. Баху, Бахука на санскрите означает "рука" или "сила". Видимо, индийцы санскритизировали это имя, превратив Пуру-Гин в Пра-син-ват, означающее "собиратель". В исинском списке царей ему соответствует Бара-Гин, или Буру-Гин. В своих надписях в Месопотамии, где он прославился как строитель и законодатель, он называл себя Уру-ка Гина.

Имя следующего царя, "Хетма", прочитанное с помощью шумерского иероглифа, звучит как Тук, или Дук или Теки (Tukh, Dukh, Tekhi)[347].

   Рис. 5. Имя фараона "Хетма", записанное египетским иероглифом. Внизу его шумерский аналог.

 

Египетский знак реалистически изображает шумерскую цилиндрическую печать с петлёй. Его шумерская схематическая форма, предназначенная для быстрой записи, чертилась на глиняных табличках прямыми линиями.

Слово Хетм, или Хатм (Khetm, Khatm) является более поздним египетским названием этого знака печати, означающего "резание, гравировать". Оно выводилось из египетского Кат (Khat), "резать,  гравировать", которое, очевидно, произошло от шумерского Кат (Khat), "резать"[348]. Это шумерское слово являлось прототипом для английского cut ("резать") и других подобных слов в арийских языках.

На шумерском этот знак печати читался как Тук, Тукну, Дук, Теки (Tukh, Tukhu, Dukh, Tekhi). Он означал также "написанная таблица", и являлся прототипом для английских слов tick-et, tok-en, dock-et, docu-ment (билет, знак, документ) и т.д. – ещё один пример шумерского происхождения арийских языков. Шумерское Текхи (Tekhi), "печать", также является очевидным источником индийского слова Тика (Tika), обозначающего кастовую метку на лбу у индусов.

В индийском списке царей Туку соответствует Дхри-Така, или Ври-Така, отец предыдущего царя и дед царя Сагара, или Саргона. В шумерском списке это Туке (Tuke). Таким образом, имеем уравнение

Туку (египетск.) = Туке (шумерск.) = Дхри-Така (индийск.)

Индийский префикс Дхри, или Ври, видимо, был добавлен ранними индийскими писцами в описательных целях, при трансляции шумерского слогово-пиктограммного письма в алфавитную санскритскую форму. Ври (Vri) на санскрите означает "покрывать", в смысле "запечатывать" – что Текхи буквально означает на шумерском. Дхри (Dhri) имеет аналогичное значение – "сохранять". Dri-Tikr на санскрите означает "печать".

Наконец, царь "Ка-Ап" – это сам Саргон. Это важное открытие до сих пор не было сделано  египтологами только потому, что они читали имя царя согласно более поздним значениям египетских иероглифов, условно соотнесённых с изображёнными, в то время, как для его правильной расшифровки следовало применить соответствующие шумерским идеограммы.

   Рис. 6. Имя додинастического царя и его жены.

 

Надписи с именем этого царя были обнаружены профессором Ф. Петри при раскопках одной из самых древних гробниц в Абидосе. Там была похоронена царица, его жена, и, видимо, он сам.

О содержимом этой гробницы Ф. Питри писал: "…Мы видим, что практика подписывания царской собственности, штамповки на глине цилиндрической печати и свободного использования письма уже развивалась в то время…"[349].

Когда я впервые, около двадцать лет назад, увидел эти надписи, я обратил внимание, что рисунки на них напоминают раннее шумерское письмо и значительно отличаются от более поздних египетских иероглифов, кроме того, в них есть знаки, отсутствующие в последних.

Позже, тщательно изучив эти надписи, я пришёл к выводу, что они, по существу, начертаны  старым шумерским курсивным стилем, который часто встречался мне на печатях из долины Инда, и что их следует читать с помощью фонетических значений шумерских знаков, по-слогово. Далее стало ясно, что обе надписи следует читать в обратном направлении, справа налево, так как солнечный сокол в них смотрел направо – правило, которое указывало направление чтения налево в архаичных хеттских и египетских надписях, а также в надписях на печатях из долины Инда.

Прочитав эти знаки с помощью фонетических значений шумерских иероглифов, я получил, что личное имя царя было Гин-Укус, или Гин-укусси. Это подтверждало его соответствие с царём Гином, потому что в индийском эпосе обычным титулам его аналога было Куни (или Шакуни) Икшваку, т.е. "Куни, потомок Икшваку".

Заметим, что солнечный титул царя на рисунке заключён в рамку, включающую три вертикальных чёрточки в верхнем ряду (у его супруги таких черточек две) и увенчан солнечным соколом. Этому титулу египтологи дают название Хор (Horus), или Хару (Haru), произведённое от названия Солнца или солнечного сокола, которое происходит, вероятно, от шумерского Hu, Ha ("сокол"). Имя Хор занимало первое место в титуловании всех последующих фараонов, каждый из которых называл себя "сыном Солнца".

Три вертикальных черты внутри рамки, видимо, обозначали храм. Они имелись в шумерском иероглифе для храма, и занимали там верхнюю часть (см. рис. 7, средний ряд). Его шумерское название - Бар, Бара (Bar, Bara); это источник слова  Параа (Paraa), фараон. Квадратная рамка, в которую они заключались, называлась на шумерском Рин (Rin)[350], и имела значение "место обитания". Таким образом, я перевожу этот фрагмент как "Дом Фараона"

   Рис. 7. Имя царя и его расшифровка [351].

Перевод:  Защитник (Sha) солнечного сокола, из Дома Фараона, великий (Kad) Гин Укус (или Укусси) .

 

Имя Гин, взятое вместе с префиксом Ша соответствует имени "Саргона" в месопотамском списке царей – Ша-Гин (Sha-Gin), а также имени Шакуни в индийском списке царей. Ша (Sha) означает на шумерском "защитник", также "пастух", "сияющий". Знак Kad в его солнечном титуле изображался рукой с поднятыми пальцами. В своей стилизованной египетской иероглифической форме он имел вид двух поднятых и соединённых рук, и произносился Ка, отчего египтологи назвали солнечный титул царя Ка. Это египетское Ка произошло, очевидно, от шумерского Kad, где последняя буква, как это часто случается, была отброшена. Титул Kad, как мы видели, нередко использовался финикиянами.

Перейдём теперь к расшифровке имени супруги этого фараона.

   Рис. 7'. Имя жены царя и его расшифровка.

Перевод: Солнечный сокол, Дом Фараона, моя госпожа Аш.

 

Приведённое здесь имя царицы – Аш – имеет важное значение. Вавилонские документы называли супругу Саргона Аш-нар, или Аш-лал. А в индийском эпосе имя матери царя Манасьи было Ассура Сени (Acchura Seni[352]). Таким образом, вавилонские и индийские имена, по существу, сходятся с египетским.

Третий иероглиф, следующий сразу за знаком Kad, представляет собой изображение лодки, и произносится как ма, имея значение "моя", или "мне". Таким образом, жена Саргона умерла ещё при его жизни и была похоронена им самим.

Я обнаружил и другое упоминание имени царя Гина, или Саргона в надписях, оттиснутых на царских предметах в Абидосе. Профессор Питри нашёл среди таковых и отнёс к "надписям царя Ка и Нармера" следующее изображение:

   Рис. 8.

 

Этот оттиск на царской глиняной посуде состоит из десятикратно повторяющихся рисунков круга с квадратами внутри него и прута или тростника с ветками.

Знаки представляют собой хорошо известные шумерские иероглифы, читающиеся как Шар (Sar)- У (U)- Гин (Gin), и составляющие, таким образом, месопотамское имя Саргона.

   Рис. 8'.

 

Итак, эти три надписи из гробницы доисторического фараона Гина, Ша-гина, или Шару-Гина, вместе с его солнечным титулом Кад, показывают его идентичность знаменитому месопотамскому "Саргону", или Гину, империя которого включала Египет. Фараон Менес, он же Манасья, или Аса-Мандж индийского эпоса, был сыном Ша-Куни и его жены Ассура-Сени, как те именовались в индийском эпосе. В Месопотамии имя Менеса было Манис-Тушу.

Из хроник Саргона и более поздних вавилонских записей модно сделать некоторые выводы о времени завоевании им Египта. Согласно хроникам, первая завоевательная экспедиция Саргона в район Средиземноморья произошла на третий год его правления, а на одиннадцатый год он завершил свои походы, покорив "все страны Западного моря Заходящего Солнца". Сам он в своей автобиографии говорил: "К странам Западного моря я трижды совершал походы", и добавлял: "Страну-Устье Иату (или Иту) (Iatu, Itu) я подчинил". Слово, ныне читаемое как "Иату", ранее читалось как "Дильмун"[353]. "Страна-Устье Иату" также определялась как "страна Пу"[354], что было семитским названием Нижнего Египта[355], происходившим,  вероятно, от Пу, прежнего названия древнего священного города Буто в дельте Нила, где в додинастическое время находился центр местного культа змеи. Саргон считал завоевание этой страны одним из своих главных достижений на Западе, что видно из помещения им в своей автобиографии её названия на первое место из двух, обоих на Западе, названных им по именам, мест, которые он завоевал. Важно отметить, что старым и обычно используемым египетским иероглифическим именем для реки Нил было Иатур (Iatur)[356], которое применялось и к самому Египту.

Итак, эта "Страна-Устье Иату", завоёванная Саргоном на одиннадцатом году его правления, по всей вероятности, являлась Нижним Египтом. Завоевание Саргоном (повторное, как следует из новых свидетельств) Египта с севера согласуется с его записями, которые сообщают о покорении им "стран Западного моря", начиная со страны Муру, или аморитов, расположенной в северной Сирии. После захвата Нижнего Египта с его древней столицей, предположительно Пу, Саргон, несомненно, предпринял экспедицию и в Верхний Египет. 

Прозвище Ni-lu-ba-ni, которое давалось Саргону в исиновской литературе около 2000 г. до н.э., как я полагаю, означало "рождённый на Ниле", так как Nilu на ассирийском означало "потоп, большая вода", а bani – "родиться"[357]. Таким образом, легендарная история о том, что мать Саргона  поместила его в камышовую корзинку, которую пустила по "Реке", могла произойти на берегах Нила, в Египте, где его отец и дед были додинастическими фараонами. Отсутствие его отца в Египте в то время, вероятно, было вызвано узурпацией месопотамского трона Заггизи[358].

Из нескольких сотен печатей, раскопанных экспедициями под руководством сэра Джона Маршалла в Хараппе и Мохенджо-Даро, не менее шести принадлежали царю Гину, "Саргону Великому". В одной из них он назывался Сагара, как и в индийском эпосе, в другой - Саг, что являлось очевидным сокращением предыдущего. В трёх его имя было Гин, в двух - Ган, или Гана. В трёх он носил титул Гут (или Гот), в одной - великий Хати (хетт).

Стоит отметить практику записи, для Саргона и других царей, имени одного и того же царя разными, но близкими по произношению иероглифами. Цель, вероятно, заключалась в придании этим именам других смыслов, героических или поэтических. Так, имя Саргона, записанное знаком Гин означало "Правитель", а титул Шару - "Всеобщий господин"[359].

Итак, благодаря ключам, которыми нас снабдил индийский эпос и хроники, мы установили, что самый ранний из додинастических фараонов, о котором сообщают какие-либо современные ему надписи, т.н. "царь Ка", являлся великим шумерским, или арийским царём Гином из Агаду, или "Саргоном Аккадским". Его отец и дед тоже были додинастическими фараонами, т.н. "Ро" и "Хетм", а его сын, известный в Месопотамии как Манис-Тушу, или Манис Воитель, а в индийском эпосе как Аса Манджа, или Манджа Стрелок, был фараоном Менесом, основавшим Первую династию в Египте. Эти открытия, связывающие события в Египте и Двуречье, показывают, что египетская цивилизация имела шумерские корни, а также помогают отнести, с некоторой определённостью, датировку правления Менеса, до сих пор одну из наиболее спорных в древней истории, ко времени не ранее 2704 г. до н.э.

 

Биография Менеса

Личность Менеса, или Манджа, традиционно считающегося основателем Первой египетской династии, несмотря на обнаружение его гробницы и современных ему надписей в Абидосе[360], до сих пор была настолько скрыта в тени, что египтологи признавались: "мы практически ничего не знаем о первом из фараонов, Менесе, кроме факта его существования", а в одном из последних учебников по истории он назывался "компилятивной фигурой из легенд".

Однако наши ключи помогают восстановить портрет Менеса как реального  исторического персонажа; установить его родство с додинастическими фараонами, его эпохальные достижения, внедрение им цивилизации и иероглифического письма в Египте на шумерской основе.

Как мы ранее нашли, Менес, или Мандж Воитель  идентичен месопотамскому Манису Воителю, сыну царя Гина, или "Саргона", а также идентичен Манасье, или Манджу Стрелку из индийских хроник ранних арийских царей, сыну императора Куни, или Ша-куни. Его египетские надписи, как и египетские надписи его отца, сделаны шумерским письмом, а не позднейшими египетскими иероглифами, непонимание чего мешало до сих пор их прочтению. Они согласуются с его месопотамскими и эламским надписями, а также с его печатями в долине Инда, где он был губернатором до своего восстания против отца и аннексии Египта; также они согласуются, в целом, с индийским хрониками.

Полностью развитая культура, которую Менес и его додинастические предшественники ввели в Египте и которая сформировала основу египетской цивилизации, представляла собой  шумерскую культуру того периода. Сходство между тогдашними египетской и шумерской культурами наблюдалось в использовании плуга и мотыги, ирригации в сельском хозяйстве, строительстве зданий из кирпича, металлургии, медных инструментах и т.д., в каменных палицах и полированных каменных вазах, в цилиндрических печатях, в сделанной на гончарном круге керамической посуде, рисунках на ней, в глиняных фигурках, вазах в форме животных или птиц, в использовании шариков из лазурита, в стиле ювелирных изделий, в одежде, в захоронениях с едой и другими приношениями, в скульптурах и статуях, в использовании шумерских иероглифов, в культе Солнца, мифологии и т.д. Сходство наблюдалось даже в негуманной практике захоронений вместе с царями их рабов и слуг.

Солнцепоклонничество Менеса засвидетельствовано принятием им солнечного сокола в качестве своей царской эмблемы, как и у его предков и потомков.

Его арийское происхождение доказано полным соответствием его генеалогии в шумерских хрониках Киша с генеалогией ранних арийских правителей в царских списках индийского эпоса, а также использованием его отцом и его наследниками титула Гот и патронима Укуш, последний отвечал индийскому Икш-Ваку. Далее, у статуэток того периода нередко имелись сделанные из лазурита голубые глаза, как и у изображений на фресках. Расовый тип представителей тогдашней правящей династии показывают их портреты и найденные останки, характерной чертой которых является широкий лоб. От местных аборигенов их отличал, как писал сэр Флиндерс Питри, "совершенно иной тип лица. Лоб и нос составляли почти прямую линию, голова была массивной, уши – большими и плоскими, нос – прямым, челюсть – длинной и квадратной"[361]. Статуи и скелеты показывают их высокий рост. Голова, форма которой является основным критерием расы, была у них продолговатой и лобастой, что отличало арийцев, как и античных греков, финикийцев, индо-ариев, аморитов и т.д. от иберийцев и других представителей т.н. "средиземноморской расы". Цвет волос менее важен, чем форма головы. Хотя у арийцев, как правило, волосы светлые, но среди них встречаются и темноволосые, вплоть до брюнетов, что может являться следствием длительного, в целом ряде поколений, проживания в регионах с жарким климатом[362].

Генеалогия месопотамского Манис-Тушу, согласно хроникам Киша:

Кин (Шарру-Кин, или Саргон) -> Манис-Тушу, старший сын, правил в Кише 15 лет, после своего брата Уру-Муша -> Нарам (Нарам Син), сын, правил 56 лет в Агаду -> Шар-Гани-Эри, сын, правил 24 (?) года в Агаду

Хотя Манис-Тушу был старшим сыном Кина, или "Саргона", он не сразу наследовал в Месопотамии своему отцу. Трон там занял его младший брат Муш, или Уру-Муш, который правил 15 (или 9) лет. Манис-Тушу сменил брата только после его смерти, произошедшей в результате дворцового переворота.

При раскопках в долине Инда была найдена печать Уру-Муша, в которой тот именовался "Единым Правителем"; т.о. шумерские цари в то время рассматривали богатую колонию в долине Инда как свой удел.

Причину, по которой наследником Гина (Саргона) стал его младший сын, а не старший, мы находим в индийских хрониках – она заключалась в бунте против отца. В результате этого бунта он захватил Египет и объявил его независимым государством. Индийский эпос рассказывает, что Аса-Манджа, старший сын царя Сагары, с детства отличался очень своенравным поведением. Отец надеялся, что с возрастом тот изменился, но напрасно. Тогда Сагара отказался от него. 

Подтверждением конфликта Манис-Тушу с его отцом является надпись, в которой сообщается, что Манис-Тушу, царь Аншана (т.е. Персии), был изгнан из страны, как враг царя Шар-Гани (?) Шарри[363]. Манис-Тушу, как мы увидим далее, являлся правителем Аншана и долины Инда. Много его статуй было найдено при раскопках на юго-западе Ирана, территории древнего Элама, губернатором, а потом царём которого он был.

   Рис. 9. Манис-тушу (Менес). Алебастровая статуя из Суз (Элам).

 

Существующие надписи Манис-Тушу в Месопотамии и Эламе относятся к тому времени, когда он сменил своего брата на троне в Кише. В нескольких печатях из долины Инда он, как я обнаружил, называется её правителем.

Исторически наиболее важная из его записей, существующая во многих копиях, относится ко времени, когда он стал царём Киша, и сообщает о его обширной военной кампании по подавлению восстаний в колониях к востоку от Месопотамии, и последующем походе через Красное море до Синайского полуострова на границе Египта.

Прежде чем заняться анализом этой важной надписи, рассмотрим расшифровку его печатей из долины Инда. Они показывают, что Манис-Тушу правил там, как наследный принц и сын Саргона, притом с титулом Bara, или "фараон", а также Аха-Мен.

Расшифровка предыдущих печатей из долины Инда показала, что шумерские цари отправляли управлять этой богатой колонией своих сыновей-наследников. Саргон продолжил такую практику. На печатях титулы правителей колонии были Shag-man, Shab-man, Sha-man, что можно перевести как "заместитель царя, под-царь", эквивалентные нашему современному термину "вице-король".

Из печатей, найденных при раскопках в долине Инда, девять принадлежит Менесу[364].  В них приводятся его имена и титулы - Men, Ash-Manshu, Aha, или Akha, Aha- (или Akha-) Men; далее Bara, сын Shar-Gin, или Sara-Gin (т.еe. "Саргона"), последнее имя также пишется в форме Shagdni, или Shakunu, что, по сути, представляет собой диалектную форму индийского Шакуни. Aha на шумерском имеет значение "воитель", что подтверждает его идентификацию с месопотамским Манис-Тушу.  Следует отметить также использованный им, как и его отцом, титул Гут, или Гот.

Постоянное использование в печатях слова Bara, или Para ("фараон") говорит о широких связях в то время между Египтом и областью долины Инда.

Манис-Тушу, он же Менес, получил титул "Воитель" из-за обширности своих завоеваний, которые были перечислены в его надписях. Несколько раз он пересекал Персидский залив и высаживался с победоносной армией на аравийском побережье[365]. Самым грандиозным его военным предприятием стало покорение отпавших провинций, расположенных вдоль берегов Красного моря, вплоть до Синая. Наиболее полный отчёт об этом даёт надпись на стене храма Солнца в Ниппуре. Её содержание точно согласуется с другими документальными надписями, сообщающими об этой кампании. Самый полный текст гласит: "Манис Тушу, царь города Киша, поразив Аншан [район Ирана] и Шу-Эдин-хам ["Сад Эдина, приносящий фрукты; = долина Инда], пересёк на кораблях Нижнее Море [Персидский залив]. Цари тридцати двух городов на другой стороне моря выступили против него и он победил их, сокрушил их города, поверг их правителей и всю страну ... разрушил до Серебряных Копей. В горах над морем он добыл диорит, вытесал свою статую и посвятил её Повелителю Закху (Sakh). Бог Солнца и Загага (Zagaga)… Того, кто повредит эту надпись, пусть покарают Повелитель Закх и бог Солнца"[366].

"Гора над морем" с месторождениями диорита это Маган на Синайском полуострове, в устье Красного моря.

Приведённый текст, сообщающий о переходе флота и армии Манис-Тушу через Красное море, имеет громадную историческую ценность. Мы видим, что этот поход начался после того, как Манис-Тушу, постоянно называющий себя в надписях "Сокрушителем Элама", завоевал (или вновь завоевал) Аншан (согласно авторитетным толкованиям, центральная часть Ирана), лежащий непосредственно к востоку от Элама, затем завоевал (или вновь завоевал) Сад Эдина – шумерскую колонию в долине Инда[367]. Свою победу над коалицией тридцати двух царей Манис-Тушу ценил столь высоко, что сделал надписи о ней во всех главных городах и храмах Месопотамии. Поход был предпринят, как сказано в документе "когда все эти страны… возмутились против меня". Таким образом, это было покорение отпавших стран, входивших в мировую империю его отца Саргона.

Повернув свою победоносную армию на запад от долины Инда, он, видимо прошёл с ней вдоль побережья Белуждистана и Мекрана к узкому Ормузскому проливу, тем самым путём, которым через два тысячелетия прошёл Александр Македонский, возвращаясь из индийского похода. Большое число царей, разбитых им, говорит, что он покорил значительную часть аравийского побережья, которое было редко заселено, и города в котором отстояли далеко друг от друга. Сообщение, что он достиг "горы над морем", где добывался диорит, указывает на крайний предел его похода – у горы Маган. Как мы увидим далее, из впервые расшифрованных надписей фараона Нармара, это гора находилась на границе Нижнего Египта[368].

Следует отметить, что ни в одной из дошедших до нас месопотамских надписей Манис-Тушу или кого-нибудь ещё из его династии, или более поздних шумерских царей, Египет ни разу не назывался его обычным вавилонским именем – Мицри. Не назывался он и Па, а Манис-Тушу в своих вавилонских надписях ни разу не упомянул страну Иату. Однако Саргон в одной из своих печатей был назван "сыном страны Хамеши (Khamaesshi)", что, как мы увидим далее, являлось обозначением Египта. В царском списке, составленном жрецами Исина, записана старая версия династии Саргона как царей Киша:

1. Ганни-Пур (или Пир) (= царь Ганни, Кин, или "Саргон")

2. Му, при котором Киш был сокрушён оружием (= Муш, или Уру-Муш, сын 1).

3. Ха-(?) "Даниш" из страны Хама-ши (= Манис-Тушу, сын 1).

4. Нерре-Эн (= Нарам-энзу, сын 3).

В этом списке имя третьего царя (т.е. царя из страны Хама-ши, наследовавшего сыну Саргона Мушу, правление которого в Кише закончилось переворотом), записано как Ha-Da-ni-ish.Однако Da, второй знак, очень сходен с изображением знака Ma, так что исиновский писец, видимо, спутал два похожих иероглифа, и имя этого царя было Маниш. Факт искажения подтверждается префиксом Ha, вместо которого, очевидно, должен был быть Aha, являющийся синонимом Tusu "Воитель". Хама-ши, вероятно, соответствует древнейшему названию Египта – страна Кем, или Хам. Так Египет обычно назывался и в Ветхом Завете. Греки иногда называли Египет Хемиа, или Химиа (Khemia, Khimia)[369].

Менес был солнцепоклонником, что видно из его надписей в Египте. Манис-Тушу тоже был солнцепоклонником, как и его отец Саргон. Он поставил в храме Сиппара посвященный богу Солнца крестообразный монумент.

Один из самых интересных и важных памятников, оставленных Манис-Тушу – надпись на т.н. "Чёрном Обелиске", черном диоритовом камне. Она была найдена в 1897 г. М. де Морганом при раскопках в районе Суз, столицы древнего Элама. Эта надпись показывает Манис-Тушу как просвещённого правителя, уважающего права частных граждан и их организаций, вполне в современном духе, хотя дело происходило сорок шесть веков назад. В надписи говорится о покупке царём у общин и отдельных лиц по рыночной цене больших участков земли в Кише для постройки официальных учреждений.

Индийские хроники сообщают, что принц Аса Мандж взбунтовался против своего отца. Эти сведения помогут нам восстановить утраченные главы ранней истории Менеса.

Манис, как наследник престола, управлял колонией в долине Инда и, значит, контролировал местную шумерскую армию, а также торговый флот, курсировавший между Эдином и Лагашем. Индийские хроники сообщают о "шестидесяти тысячах" воинов, последовавших за Аса Манджем после его бунта, что, вероятно, отражает воспоминания о большом числе военных и моряков, присоединившихся к своему молодому господину. С такими ресурсами Манис, или Менес, вполне мог проплыть Красное море и образовать своё  царство в Верхнем Египте, а затем и отстранить в Нижнем Египте местных правителей, назначенных его отцом.

Египтологи в своём большинстве считают, что Менес прибыл в Верхний Египет со стороны Красного моря, где-то в районе Коптоса или Абидоса. В Коптосе находится древнейшая из известных до сих пор статуй божества, что свидетельствует о прибытии через Красное тех, кто её воздвиг.

Владения додинастических фараонов, по мнению египтологов, были ограничены Нижним Египтом, хотя, как мы видели, Саргон, его отец и дед были похоронены в Абидосе, находящемся в Верхнем Египте. Поэтому Менес, вероятно, встретил незначительное сопротивление при занятии Коптоса, откуда он отправился на завоевание более густо населённой и богатой дельты Нила, т.е. Нижнего Египта – став, таким образом, объединителем двух корон - Верхнего и Нижнего Египта.

Традиция приписывает Менесу, первому царю объединённого Египта, внедрение цивилизации в этой стране, хотя, как мы видели, додинастические фараоны, Саргон, его отец и его дед, также отчасти цивилизовали её. Однако Менес, видимо, значительно повысил уровень имевшейся до него в Египте шумерской культуры. Цивилизация, привнесённая им в Египет, была в целом того же шумерского типа, что существовала в Месопотамии в саргоновское время, и в долине Инда. Металлургия, ирригационные каналы, керамика[370], гипсовые чаши, цилиндрические печати, которыми делали оттиски на глине, церемониальные каменные палицы, форма гробниц, культ Солнца, письмо шумерского типа и на шумерском языке. Последнее вскоре модифицировалось, под влиянием местных семитов, в результате чего шумерские пиктограммы преобразовались в стандартные египетские иероглифы, сохранив, впрочем, своё произношение и значение – тем самым однозначно показывая своё шумерское, или арийское происхождение.

Примерная дата вторжения войск Менеса в Египет – около 2704 г. до н.э. Хронологические данные о династии Саргонидов, сохранившиеся в хрониках Киша, позволяют сделать вывод, что Манис, или Менес занял трон Верхнего Египта в возрасте 21 год, на 12-м году правления Саргона, и что он правил Египтом, как независимым от месопотамской империи своего отца государством, в течение всего оставшегося срока царствования последнего, т.е. 35 лет, а также ещё 15 лет, пока в Месопотамии правил его младший брат Муш, которому Саргон передал трон. После убийства Муша в результате переворота, Манис получил и месопотамскую корону.

Став императором в Кише, в дополнение к своему царствованию в Египте, Менес правил там ещё пятнадцать лет, согласно хроникам Киша, после чего ему наследовал его сын Нарам Энзу[371]. Суммируя, получаем общую продолжительность его независимого правления в Египте 50 лет. Однако египетская хроника Манефона сообщает о его правлении в Египте в течение 62-х лет. Такое длинное царствование предполагает, что он вернулся в Египет и правил там ещё 12 лет, оставив трон в Месопотамии своему сыну Нараму. Это, однако, представляется маловероятным[372].

Индийский эпос говорит о трагической смерти Аса Манджа, и это согласуется с египетской традицией, которую ныне, после недавних находок надписей в его гробнице в Абидосе, можно считать полностью подтверждённой[373].

 

Последний поход Менеса

Египетская традиция сообщает, что Менес, после долгого и успешного правления, во время которого он проявил себя выдающимся государственным и религиозным деятелем, законодателем, архитектором, военным, был убит на реке Нил "гиппопотамом"[374]. Животное обозначено в тексте  иероглифом Kheb, но он означает также "оса" – это важно отметить в свете наших расшифровок надписей в его "гробнице".

Надпись на куске эбенового дерева в "гробнице" Менеса в Абидосе, не расшифрованная ранее, как я установил, была сделана переходными шумерско-египетскими иероглифами. Она содержала сообщение о трагической гибели Менеса во время морской экспедиции на дальнем Западе. Таким образом, его "гробнице" в Абидосе представляет собой только памятное место, кенотаф.

Эта надпись была сделана не обычными египетскими иероглифами, знакомыми египтологам, и потому она оставалась до сих пор нерасшифрованной. С другой стороны, ни один ассириолог не обратил внимания на очевидно сходство её знаков с шумерскими пиктограммами. Детали на некоторых знаках можно было разобрать только с помощью лупы[375].

Я обнаружил, что эта надпись сделана ранним шумерским пиктографическим письмом по существу того же типа, что и надписи в гробнице Саргона в Абидосе, а также надписи на печатях из долины Инда, хотя некоторые знаки были нарисованы натуралистичнее, чем схематические месопотамские пиктограммы. Делая расшифровку этой надписи через шумерские аналоги её знаков, я понял, что она содержит детальный отчёт о трагической смерти Менеса, современный этому событию. В надписи он назывался "Царь Манаш (или Маншу), фараон Египта, страны Двух Корон", а также "сын великого Ша-Гана, фараона". Согласно надписи, он предпринял поход со своим флотом к самой дальней "Стране Заката". Там, в "стране Урани", он "устроил себе владение", но " судьба ужилила шершнем царя Двух Корон" Эта табличка, как сообщает надпись, "установлена в память о нём".

Подтверждение, что причиной смерти великого царя стало не нападение гиппопотама, а укус шершня можно найти на вышеупомянутой надписи, где смертоносное насекомое изображено, хотя увидеть его можно только с помощью лупы.

 

  Рис. 10. Изображения насекомого в надписи на куске эбенового дерева; его шумерская схематическая пиктограмма.

 

Слово "Судьба" в нашей надписи обозначено пиктограммой ласточки, которая в шумерском языке имела значения "быстро", "судьба", "ласточка". В вавилонской традиции гадания ласточка также считалась птицей судьбы. В халдейской версии Потопа халдейский Ной говорит:

"Я выпустил ласточку, птицу судьбы….

Ласточка вылетела и повернула назад,

Ей негде было сесть, и она вернулась обратно"[376]

В более поздние времена египтяне, не зная реальных обстоятельств и места смерти Менеса, и интерпретируя название животного, убившего его, как "гиппопотам", сочли местом происшествия  Нил, поскольку гиппопотамы там часто встречаются. Однако подлинный и современный этому событию отчёт в надписи на эбеновом дереве из "гробницы" Менеса в Абидосе определённо отнёс его к "самой дальней стране Заката", то есть, к крайним западным землям в Атлантике, известным тогдашним египтянам.  Мы уже отмечали, что Саргон, отец Менеса и додинастический фараон, писал о "стране Олова", лежащей за Верхним, или Западным, т.е. Средиземным морем, и что земли, лежащие в Атлантическом океане за Столбами Геракла, были подвластны ему и присылали продукцию своих рудников. Далее, круговые выемки на доисторических монументах в Корнуолле и других местах Британских островов, где разрабатывались рудники, представляли собой древнее священное шумерское письмо саргонского периода. Таким образом, "страна Олова" – это Корнуолл. А из него иногда видна на западе Эрин.

Менес в своём последнем походе, как сообщает надпись, намеревался достичь самой дальней "Страны Заката". Страна, где заходило Солнце, должна была особенно интересовать Менеса как солнцепоклонника, поскольку, по тогдашним верованиям, Солнце, опускаясь после своего захода на западе в воды океана, проходило подземным путём к точке своего восхода на востоке – как ночное, или "воскресающее" Солнце, в противоположность дневному Солнцу. Этот дуальный характер Солнца, как я показал, представлялся на священных печатях хеттов и шумеров, разными видами спиралей, закрученных налево и направо, на запад и на восток. Такого же рода спиральные орнаменты мы встречаем в Эгеиде, да и повсюду. Отметим, что "самую дальнюю страну Запада" в надписи Менеса представляет рисунок Солнца, входящего в гипотетический подземный проход, изображённый двумя волнистыми линиями (см. рис. 11). Вероятно, чтобы найти эту точку поворота Солнца, Менес и отправился в свой последний грандиозный поход.

  

  Рис. 11. Изображение "самой дальней страны Запада" как "Солнца, входящего в подземный проход"; в надписи на эбеновом дереве из гробницы Менеса. Справа шумерский эквивалент.

 

Край "страны Заката" находился, очевидно, западнее Корнуолла, уже знакомого империи. За Корнуоллом далее на запад лежит Эрин, Ирландия.

Название "страна Урани", которым обозначена самая дальняя страна на западе, достигнутая Менесом, представляется мне формой названия Эрин, поскольку гласные в шумерском и ранних арийских языках свободно взаимозаменялись. Свидетельствами, что эта "крайняя страна Заката" была Ирландией являются и доисторические круговые выемки на камнях в Нью-Грейндже, близ г. Дроэда, представляющие собой копии таких же пиктограмм на шумерских и хеттских печатях. 

Примечательное подтверждение идентичности "страны Урани" и Эрин я обнаружил три года назад в надписях, выгравированных на валунах грубой доисторической каменной гробницы в Нок-Мани (Knock-Man), или "холме Мани", расположенном близ Клохера, на южной границе графства Тирон. Эти надписи сделаны шумерским линейным письмом, очень сходным с тем, каким сделана надпись  на эбеновом дереве из гробницы Менеса в Абидосе. Особо примечательно, что одна из них содержит такой же иероглиф названия "Урани", что и в надписи Менеса, только увеличенного размера, а также натуралистическое изображение насекомого, ставшего причиной его смерти. К сожалению, этот в высшей степени ценный исторический монумент два года назад был повреждён и теперь фотографии надписей на нём дают лишь смутные изображения. Однако остались более ранние прекрасно сделанные фотографии надписей на камне.

Таким образом, представляется, что расположенная на краю запада страна "Урани", куда Менес направил свои корабли, и где он встретил свой трагический конец, это Эрин, а на холме Нок-Мани находится его могила. Так называемая же "гробница Менеса" в Абидосе это только кенотаф.

Надписи на трёх меньших кусках эбенового дерева[377] подтверждают приведённую выше версию об обстоятельствах смерти Менеса. В двух говорится "ушёл на Запад"; одна сообщает "мёртв"; в двух он называется "сыном фараона Гани"; в одной титулуется как "Мани-Тушу".

 

Расшифровка египетских надписей Менеса

Новым убедительным свидетельством идентичности Менеса и месопотамского Манис-Тушу является факт, что его надписи в гробнице в Абидосе сделаны шумерским письмом свргонского периода, и читаются на шумерском языке. Таковы же и все остальные надписи фараонов Первой династии. Все они до сих пор оставались нерасшифрованными, кроме нескольких имён царей, да и те были прочитаны по большей части неверно.

Сэр Ф. Питри нашёл в "гробнице" Менеса в Абидосе несколько надписей, выгравированных на слоновой кости, кусках эбенового дерева, каменных вазах, золотой чаше, а также оттиснутых  штампами на глиняной посуде. Позже некоторые из них были обнаружены и среди гравировок на слоновой кости, найденных в Негаде[378].

Большинство этих надписей являлись просто его солнечным, или Хоровским титулом Аха, или Акха (Aha, Akha), представлявшим собой изображение двух рук, одна из которых держала щит, а другая – булаву (см. рис. 2). Я обнаружил, что и сам этот иероглиф, и его фонетическое значение происходят от шумерского языка. Надо отметить ещё, что там были найдены и круговые выемки, как и Трое, и в древней Британии.

Наиболее длинные надписи Менеса были выгравированы на кусках эбенового дерева и на слоновой кости. Все они, расшифрованные ныне, описывают обстоятельства его трагической гибели (см. далее). Самая маленькая надпись особенно важна тем, что содержит его титул Тушу, вместо обычного Аха (Aha).

Надпись №1

Эта надпись была сделана на небольшом (15 см.) прямоугольнике из слоновой кости, который был найден в гробнице, приписываемой второму фараону Первой династии Нармару, находящейся  рядом с гробницей Менеса. Она написана справа налево. Для удобства расшифровки и чтения она переписана в обратном порядке.

   Рис. 12. Фотография надписи, её прорисовка (справа налево); её аналог на шумерском языке (посредине); чтение (нижняя строка)

Перевод: Фараон Tusu-MENNA, Правитель.

 

Эта надпись имеет громадную историческую ценность, так как она подтверждает, что фараон использовал титул Тушу, заменяя им эквивалентный титул Аха. Ещё важно  отметить, что Менес использовал для записи своего имени Мен составной шумерский иероглиф Глаз + Трон, что показывает нам шумеро-египетский источник титула "Царский Глаз Гопты (Египта)" у Манасьи из индийского эпоса.

 

Надпись2

 

   Рис. 13. Фотография, прорисовка надписи; аналог на шумерском языке; чтение. В две строки.

Перевод: Защитник (земли), (из дома солнечного) Сокола, Аха, владыка Вод, сообщают, погиб

 на Западе, сын фараона Гани (или Гуни)_

 

Надпись №3

 

   Рис. 14. Фотография, прорисовка надписи; аналог на шумерском языке; чтение. В две строки.

Перевод: покойный (царь) Ман, (солнечный) Сокол Фараон Запада Мани Тусси,

Тишу, Фараон Ман из рода (солнечного) Сокола, дома Аха.

 

Надписи №№4-6

     

Рис. 15.

Перевод: Движущееся Солнце (RA). Небо. Светлые поля Таса.

 

Надпись №7

Эта длинная надпись на большом куске эбенового дерева (рис. 16) была обнаружена сэром Ф. Питри при раскопках в Абидосе "гробницы" Менеса. Она имеет громадное историческое значение.

Надпись состоит их четырёх строчек, отделённых одна от другой горизонтальными линиями, как в обычном шумерском письме. Направление её чтение указывается направлением, в котором повёрнуты головы животных.  Таким образом, первую линию надо читать справа налево, вторую наоборот, слева направо, третью как и первую, и так же четвёртую. Это т.н. плугообразный стиль письма, встречающийся на древних хеттских и ранних греческих надписях. Её иероглифы совпадают с письмом додинастических и раннединастических фараонов, с надписями на печатях из долины Инда, а также с шумерскими пиктограммами в надписях на монументах Месопотамии, хотя в ряде случаях и отличаются от последних большей натуралистичностью. Язык её письма шумерский, или ранний арийский. Только в одном случае в текст включено семитское выражение – Мушрим (Mushrim), как множественное называние двух Египтов (Нижнего и Верхнего), оно же халдейское и еврейское Мицраим. Надпись, как уже отмечалось выше, представляет собой отчёт о последнем походе Менеса к "самой дальней стране Заката".

   Рис. 16. Длинная надпись на эбеновом дереве; второе фото внизу – её дубликат. 

 

   Рис. 16'. Прорисовка надписи. 

 

Дадим её построчную расшифровку, подписывая, как обычно, под египетскими иероглифами их шумерские эквиваленты, а внизу приводя их чтение. Для удобства запись переведена к обычному направлению чтения, слева направо.

 

   Рис. 17. Первая строка.

Перевод:  Царь Мин-Аш (или Ман-Аш, или "Манаш кораблей"), фараон Мушсир, Страны Двух Корон,

 

Шумерское имя крылатого насекомого Муш, как я полагаю, стало источником более позднего египетского названия священного жука скарабея Мукхр (Mukhrr). Отсюда можно сделать вывод, что древнее название Египта, Муш-сир, где аффикс сир (sir) изображался змеёй (что открывает нам источник английского слова serpent ("змея")), священным тотемом до-шумерских семитических аборигенов Египта и Месопотамии, вероятно, представляло Египет как "страну Скарабея и Змеи".

 

   Рис. 17'. Окончание первой строки.

Перевод: сгинувший на Западе, (солнечный) Сокол Аха Мпнаш.

 

   Рис. 17''. Вторая строка.

Перевод: Нижних (Восходных, или Восточных) и Закатных (Верхних, или Западных) Вод и их земель Правитель, Царь

 

Имперский титул "Царь Нижнего, или Восточного) океана (т.е. Персидского залива, Индийского океана, Красного моря) и Верхнего, или Западного, или Закатного океана (т.е. Средиземного моря) и их земель" регулярно использовался Саргоном и представителями его династии в надписях на монументах, и здесь он записан теми же самыми знаками.

 

   Рис. 17'''. Окончание второй строки:

Перевод: стран Мушрим, сын великого Ша-Гана (или Ша-Гуну, или Гин) из рода  (солнечного) Сокола, фараона, покойного.

 

Здесь Менес называется сыном великого Ша-Гана, т.е. Саргона. Примечательно, что второй слог имени его отца написан здесь тем же шумерским иероглифом, что был использован в некоторых надписях Первой династии и в одной печати из долины Инда. Форма Ша-Гуну его имени здесь близка к обычной форме его имени в индийском эпосе – Шакуни.

 

   Рис. 17''''. Третья строка.

Перевод: Главнокомандующий флотом. Главнокомандующий флотом направился к краю Закатной страны, на кораблях. Он провёл инспекцию

 

Отметим, что корабли на этой части надписи похожи, в целом, на финикийские триремы древних средиземноморских моряков, весла на которых были расположены в три ряда. Также отметим, что титул Менеса "главнокомандующий флотом" обозначен здесь иероглифом, произносимым как Кад-ду (Kad-du), который близок, или построен по образцу титула Кад, или Кадду (Khad, Khaddu) его дальнего предка Уруаша, основателя Первой финикийской династии в Месопотамии. Этот титул синонимичен титулу Нунна (Nunna), "Повелитель моря", который носил Уруаш и его потомки.

 

   Рис. 17'''''. Четвёртая строка:

Перевод: Западных стран. Он построил владение в стране Урани. На озере Пик

 

Термин "Западные страны" обозначен здесь обычным шумерским иероглифом в виде головы льва с двумя чертами, но выполнен более реалистично. Он описывал страны, расположенные на западе, как края, обитают львы. Такой же знак, и в том же смысле применяли потомки Менеса. Его аккадское произношение как Лабу, возможно, стало источником названия страны "Ливия".

 

   Рис. 17''''''. Окончание четвёртой строки:

Перевод: судьба ужалила шершнем царя Двух Корон, Маншу. Эта табличка установлена в память о нём.

 

Полный текст:

"Царь Манаш, фараон Мушсир (Египта), страны Двух Корон, сгинувший на Западе, из рода (солнечного) сокола, Аха Манаш Нижних (или Восточных, или Восходных) и Закатных (или Западных, или Верхних) вод и земель правитель, царь стран Мушсир (двух Египтов), сын великого Ша-Гана (или Ша-Гуну) из рода (солнечного) сокола, покойного фараона. Командующий флотом.  Командующий флотом (Манаш) отправился на кораблях к самой дальней Стране Заката. Он провёл инспекцию западных стран. Он устроил себе владение в Стране Урани. На Озере Пик судьба ужалила шершнем царя Двух Корон, Маншу. Эта табличка установлена в память о нём".

 

Египетский Менес и критский Минос

Сэр Эванс, выдающийся исследователь критских древностей, отметил совпадение во времени начала первого минойского периода критской цивилизации, когда она внезапно расцвела, и начала правления Первой династии в Египте. Однако до сир пор никто не высказывал предположения, что критский Минос и египетский Менес как-то связаны между собой, или даже идентичны. Наоборот, богатый урожай сокровищ искусства, собранный сэром Эвансом на Крите с 1900 гола в результате раскопок, притом имеющих сродство с греческими, привёл его к заключению о независимом аборигенном происхождении критской цивилизации, и о её решающем влиянии на культуру Греции и Европы, и что Минос и его цивилизованные критяне принадлежали к той же расе, что и неолитические критские аборигены, среди которых Минос, с его достижениями  медного и бронзового века, неожиданно появился.

Вместе с тем, обращает на себя внимание сходство имён Миноса и Менеса, приписываемых им деяний, внедрённых ими достижений культуры и цивилизации. При этом шумерский знак для элемента Ман в надписях Менеса в Египте и на печатях из долины Инда может читаться как Мин.

Минос, по легендам, был сыном Зевса, а Менес, или Манис Воитель, как и его отец Саргон, считался потомком царя Загга, Закха, или Закса – человеческого прототипа Зевса. Минос, как и Манес, или Манис, был почитателем и жрецом Зевса, или Загга. Минос был морским царём Средиземноморья, и обложил Грецию данью, как и Менес, или Манис. Минос был выдающимся моряком и строителем кораблей, как и Манис. Минос ввёл мудрые законы, которые он получил от Зевса. Манис тоже был видным законодателем, а авторство своих законов шумеры возводили к царю Заггу, или Закху. Минос построил на Крите "Лабиринт", запутанное здание. Египетскому Менесу традиция также приписывает постройку Лабиринта[379]. Сыном Миноса, по легендам, был человеко-бык Минотавр, а сын Менеса, или Маниса Нармар, или Нарам изображался с бычьей головой и его имя означало "Могучий Бык"; Нар и в шумерском и в египетском значило "сильный, могучий"[380], а приставка ам – "дикий бык" – неизменно добавлялась к его имени. Наконец, Менес трагически погиб во время похода на Запад, как и Минос.

            

   Рис. 18. Фараон Нармар, или Нарам, "Могучий Дикий Бык,", сын Менеса, или Маниса, как Мино-тавр[381].

 

Критская культура, искусство и цивилизация при Миносе, в целом, были сходны с шумерской и египетской при Менесе-Манисе. И там, и там был бронзовый век. И там, и там изготовлялись изящные каменные чаши из диорита и других твёрдых материалов; черная полированная керамика сходных форм, с рисунками и украшениями. И там, и там писали на глине, при этом минойское письмо напоминает линейное письмо Саргона и Менеса и их наследников в Египте. Критские печати похожи на печати, найденные в шумерской колонии в долине Инда. Похоронные ритуалы Крита подобны египетским в дельте Нила. Различия в более позднем искусстве Крита и Египта не больше, чем возникшие под местным влиянием различия между Египтом и другими колониями шумеров.

Двойной топор как знак бога Зевса на Крите встречался также у шумеров как знак бога Закха. Он был найден в надписях деда Манис-Тушу. Схематический знак двойного топора в шумерском языке имел значение "скипетр, топор, двусторонний меч" и произносился как Заг, или Саг[382]. Этот знак у шумеров также представлял собой титул "Великого Господина" (Nar-gal), военной ипостаси бога-отца Закха, превращенной в Вавилонии в бога войны. Саргон, отец Манис-Тушу, поклонялся оружию бога Загга, как было процитировано выше.

Физический тип представителей минойской критской цивилизации, как можно видеть на их фресках, гравировкам на слоновой кости, оттискам на глине, почти классический греческий и явно арийский. 

Черты сходства между критским Миносом и египетским Менесом можно представить в виде таблицы.

     критский Минос                                        египетский Менес (месопотамский Манис)

Сын бога Зевса

Потомок бога Загга, или Закса

Почитатель и жрец Зевса

Почитатель Закха и по должности его верховный жрец

Бронзовый век, сменивший неолит

Бронзовый век, сменивший неолит

Морской император Средиземноморья

Морской император Средиземноморья

Мореплаватель и строитель кораблей

Имел большой флот

Цивилизатор

Цивилизатор

Законодатель,  получил законы от Зевса

Законодатель, ввёл законы, идущие от Загга

Построил Лабиринт

Построил Лабиринт

Его сын был человеко-бык

Его сын носил титул "Могучий дикий бык" и изображался с бычьими рогами

Письменность на глиняных табличках, напоминающая шумерскую и раннюю египетскую

Письменность на глиняных табличках, линейным или клинообразным шумерским письмом

Оттиски-печати на глиняной посуде

Оттиски-печати на глиняной посуде

Изображения двойного топора, притом как эмблемы Зевса

Использование знака двойного топора как символа Загга. Саргон, отец Маниса, поклонялся оружию Загга.

Физический тип минойских критян – арийцы

Арийский физический тип

Смерть в походе на Запад

Смерть Менеса в походе на Запад

   Табл. 1.

 

Итак, мы получили множество свидетельств, говорящих об идентичности исторического царя Египта Менеса и легендарного царя Крита Миноса. Романтические мифы о Миносе, видимо, были созданы позднейшими греками на основе памяти о деятельности реального Менеса по внедрению цивилизацию на Крите и в Эгеиде. Соотнесение Миноса и Менеса позволяет датировать время\ возникновения критской цивилизации примерно 2700 г. до н.э. [383].

 

Династия Менеса: сравнительный анализ

Династия Менеса по египетским царским спискам идентична династии Манис-Тушу по месопотамским царским спискам и династии Манасьи-Аса Манджа по индийским спискам.

Эта идентичность не только подтверждает приведённые выше личные соотнесения царя Гина ("Саргона"), его предков и преемников с ранними египетскими фараонами и легендарными царями индийского эпоса, но и ещё раз доказывает шумерское, или арийское происхождение египетской цивилизации. Она также показывает, что Египет, начиная, по крайней мере, с эпохи Саргона и, во всяком случае, до конца его династии, считался колонией месопотамской империи, исключая лишь время правления Менеса, или Маниса, когда Египет был отдельным царством, независимым от Месопотамии.

Таблица 2 показывает соответствие между династией Манис-Тушу по вавилонским хроникам (спискам Киша и Исина) и династией Аса Манджа, или Манасьи по индийским спискам.

           Вавилонские списки                                        Индийские списки

Хроники Киша

Надписи

Пуру

Солнечные и Лунные

Кин, или Шарру-Кин, пр. 55 лет

Гани, или Гин, или Шар-Гани

Пра-Вира, или Пуру II

Куни, Ша-куни, или Сагара

37

Муш (-Уру), сын 37, пр. 9 лет

Муш (-Уру)

 

 

 

Манис-Тушу, сын 37, пр. 15 лет

Манис-Тушу

Манасья, сын Пра-Виры, сын 37

Аса-Манджа, сын 37

38

Нарам-Энзу, или Нарам-Ба, сын 38, пр. 56 лет

Нарам-Энзу

Вата-Юдха, или Абха-Яда, или Ваггмин, , сын 38.

Карам-бха, или Ансу-мат, или Анджана, сын 38.

39

Гани-Эри, или Шар-Гуни-Эри, пр. 24 года

Гани-Эри, или Шар-Гуни-Эри

 

Кунти-джит, Рту-джит, или Кхат-ванга, сын 39

40

Анархия, 4 царя за 3 года

 

 

Вариации в наследовании

 

Дуду, пр. 21 год

Дуду

Дхуду, сын 40, и Баху-бида

Бхаги-ратха, сын 40, или Сома, или Дева-кшатра

41

Шудур-Киб, сын Дуду, пр. 15 лет.

Конец династии.

Шудур-Киб

Шубаху, сын 41

Сухотра II, сын 41, Шрута, или Дева-кшатра.

Конец династии.

42

   Табл. 2[384].

 

В отношении восстановления имён фараонов Первой династии среди египтологов существуют серьёзные разногласия. Они обусловлены тем, что, как я уже отмечал, египтологи пытаются восстановить эти имена, использую более поздние египетские иероглифы, тогда, как их следовало бы читать, применяя шумерские линейные пиктограммы того периода.

по Уодделу

по Питри[385]

по Буджу[386]

Ман, Мандж. Аха-Мандж, Минащ, Маншу, Маии-Тусси, Тусу-Мена, или Аха-Мена; сын Пуру-Гани

Нор-мер, Мен

Аха

Нармар, Нар-ама, или Абату

Аха

Нармер

Гуни, Гин-Эри, или Шар-Гани, Дили-Па-Рит

Зер-Та

Кхент

Баг-Гид, или Баг-Гид-Ги-Ру

Зер-Ата

Тча

Дуду, Дуну, Шу-Дуду, Дана, или Бусахаб, сын Гина-Сага

Ден-Сетуй

Бен, Семти

Биди, Повелитель Мар

Азаб-Мерпаба

Атаб

Шешиммаш, Па, или Кхат

Семерхет-шемшу

Ху (?)

Шудур-Киб, Киббу, Киби, Квиби, Киа, Ква, или Ксадарур, сын Гана-Сага.

Конец династии Менеса.

Ква-Сен

Ква, или Сен

   Табл. 3. Имена фараонов Первой египетской династии по современным транскрипциям.

 

         Египетские списки                    Индийские списки                      Вавилонские списки 

Манефон

Сети I и др.

Солнечный

Лунный

 

Менес

Мена, Мандж

Аса Манджа, сын Куни, или Шакуни

Манасья, сын Пра-Виры

Манис-Тушу

Атотис

Тета

Анджана, Ансу-мат, сын Аса Манджа

Карамбха, Абха-Яда, или Вата-Юдха, сын Манасьи

Нарам-ба, или –ензу,

Сын Манис-Тушу

Кенкенеш

Атта

Кунти-джит, Риту-джит, или Дилипа, сын Анджана

(разрыв в династии)

Шар-Гани (или -Гуни) Эри, сын Нарам-энзу

Уэнефес

Ата

Бхаги-ратха, внук Ансу-мата

-

Анархия

Ушафайдос

Хешепти

Девана-кшатра, или Аришта-неми, сын Кунти-джита

Дхунду, Судьюмна, сын Абха-яды

Дуду, или Дунду

Миебидос

Мер-ба-п

-

Баха-Бида, сын Дхунду

-

Семемпсис

Сем-ен-птах (?)

-

Сампати, сын Баху-Бида, или Сома (или Ахам-Яти)

-

Биенексис

Кебх

Шрута, Сухотра

(?) Пуру-хотра

Шудур-киб

   Табл. 3. Имена фараонов Первой египетской династии по спискам Манефона и Сети I, в сравнении с именами царей в индийских и вавилонских списках.

 

Из Табл. 4 видно, что у нескольких царей, соответствующих друг другу в хронологическом порядке, имена в разных списках существенно близки между собой. В египетском списке оказывается больше царей династии (8), чем в вавилонском (5) – причина заключается в случившейся после третьего царя Киша анархии, описанной в хрониках. 6-й и 7-й цари египетского списка отсутствуют в списке вавилонском – это означает, что либо они были подчинены императору Дуду, либо в то время Египет снова стал независим от Месопотамии.

Значительные расхождения в именах царей между списками Манефона и других и именами на монументах, обусловлены, видимо, тем, что в египетских списках часто записывался титул царя, а не его личное имя. Так, второй царь династии, названный в надписям на египетских монументах Нармар, он же месопотамский Нарам, обозначен в египетских списках как Атотис, или Тета, что, очевидно, представляет его месопотамский титул Ati-enshak, и соответствует его индийскому титулу Vata-yudha. Аналогично третий царь, имя которого на его монументах в Египте читается как Гуни Саг и Кхент, он же Кунти джит индийского списка, Кенкенеш списка Манефона, назывался Атта в других египетских списках. Последнее, видимо, представляло его титулы Rtu и Khat в индийских списках, где Khat превратилось в At через утрату первой буквы. То же следует относить к остальным, хотя в каких-то случаях различия, видимо, были вызваны ошибками.

В качестве важного следствия из анализа наших таблиц отметим, что хронология Первой династии у Манефона значительно преувеличена. Манефон приписывал правлению династии Менеса срок в 253 года, но по вавилонским спискам суммарная длительность правления династии Манис-Тушу в Месопотамии составляет134 года. К этому следует прибавить 35 лет, когда Менес- Манис независимо правил в Египте, и всего получается 169 лет. 

Египетские надписи других царей династии Менеса подтверждают их идентичность с царями династии Манис-Тушу, что мы увидим далее.

 

Нармар, второй фараон Первой династии

В месопотамских надписях сын и наследник Маниса обычно назывался Нар-ам, или "Сильный Дикий Бык". В Египте имя преемника Менеса, второго фараона Первой династии было, согласно Буджу, Нармар. Хотя некоторые египтологи считают фараона с таким именем первым в династии  либо отождествляют его с Менесом, либо относят к додинастическому периоду, так как в списках у Манефона и других такое имя отсутствует. Последнее обстоятельство обусловлено, видимо, тем, что там он был записан под своим титулом, а не под личным именем. Из сравнения вавилонских, египетских и индийских царских списков мы можем заключить, что месопотамский Нарам тождественен египетскому Нармару, и является сыном Маниса-Менеса, внуком Саргона Великого, что подтверждается его надписями, как мы увидим далее.

Имя этого фараона состояло из двух иероглифов, Нар и Мар, имевших такой же вид, значение и произношение, что и соответствующие им шумерские иероглифы (это ещё раз иллюстрирует нам шумерский исток египетского письма). Но он писал своё имя в Египте и как Нар-ама, так же как и в Месопотамии и как на его печатях из долины Инда.

        

   Рис. 19. Имя фараона Нармара.

   Рис. 19'. Оттиски фараона Нармара.

 

Первый иероглиф его имени, Нар, представлял собой, предположительно, громадную рыбу, либо каракатицу, второй иероглиф, Мар, - сверло. Последний происходил от шумерского знака, обозначавшего сверло. Аналогично, "громадная рыба" обозначалась в шумерском языке сходным иероглифом, а вавилонский бог войны или смерти, по имени Нер, или Нар, имел титул "громадная рыба"[387]. На шумерском он назывался также Кар, что может объяснить нам преобразование имени этого царя в индийских списках из Нарам-Ба в Карамбха.

Вторая часть его месопотамского имени, ам, означает "Дикий Бык", что является синонимом "сильный владыка", и "богатырь"[388]. В Египте не имелось слов Ам, или Ама со значением "дикий бык", и эта часть его имени была там изменена на Мар, означавшее "герой" и изображавшееся иероглифом сверла. В шумерском этот знак произносился так же, и имел значение "пронзать, разрушать"; т.о. являлся метафорой "дикого быка". Это подтверждает идентичность Нар-ама и Нармара.

   Рис. 20. Царь Нарам-энзу, он же фараон Нармар. Скальной барельеф в Курдистане, около 2600 г. до н.э. Описаны победы царя, в т.ч. над Маганом, которые он приписывал богу Индуру, или Иа.

 

Многочисленные надписи царя Нарама были найдены в Месопотамии на печатях, жертвенных сосудах, стелах, храмах и т.д., включая его надписи в храме Солнца в Ниппуре и на знаменитой "победной" стеле. В них он именовал себя "царём четырёх сторона света"; говорил о своей добыче в "стране Маган" и других местах. В надписи храма Ниппура он, как и Саргон, приписывал успех своих завоеваний Владыке Закху, и, точно так же призывал на тех, кто осмелится разрушить эту надпись, гнев Загага, Владыки Закха и бога Солнца, Госпожи Инанны, жены Закха, чьим слугой или потомком он себя называл, также великому богу Нару (или Неру), даже семитическому богу Луны и ещё некоторым. Возможно, он включил в свой пантеон племенных богов побеждённых народов.

Завоевания Нарама на севере включали Сирию, Маган на Синайском полуострове и Малую Азию. В хеттской клинописной версии описания его побед, найденной в хеттской столице Богаз-Кей и относимой к 1400 г. до н.э. или ранее, имеется список побеждённых им царей и государств, протянувшихся от Страны Запада[389], хеттской Малой Азии и Сирии до Персии. Царём Страны Запада назван Мана-ила, возможно, идентичный Манна-думму. В сохранившемся фрагменте читаем: "Я (Нарам Энзу), в то время вёл войну против всех враждебных стран. Мана-ила, царя Страны Запады, Бунана-ила, царя Пагки, Лапана-ила, царя Уллиу…. иннипа-ила, царя … Памба царя Хатти, Хутуни, царя Каниеша, Нур…[Даган, царь Бурушкханды], Аквару-ваш, царь Аммури (аморитов), Тлшенки, царя Параси (Персии)… Мадакина, царя Армани, Ишкиббу, царя Кедровых гор (Аманус) [390]… Тешши, Урларага, царя Ларага, Урбанда, царя Нигки, Илшунну-или, царя города Дур, Тишбики, царя Куршаура. Хотя 17 царей вступили в союз против меня, я победил их всех. Я вверил войска Хар-и (или Уру-и)". Другой сохранившийся фрагмент сообщает о дани в талантах серебра, меди, бирюзы, которая была доставлена в Агаду.

Среди печатей, найденных при раскопках в долине Инда, я отнёс пять к Нараму (перевод см. в Приложении). В них он назывался Нера, Марру, Мар-Нера, Нер-Амма. Имя Нера, очевидно, имеет значение "Повелитель Глубоких Вод" (Ner), то же, что Нараяна на санскрите[391].

Учитывая войны Нарама против родственных шумерских, или арийских народов, таких, как хетты, можно предположить его тождество с упомянутым в Ведах царём демонов Нармаром, который преследовал лояльных и правоверных арийцев, и царство которого разрушил Индра:

"Ты Индра, который доставил Нармару со всем его богатством из Урджаянти (Urjayanti)

Чтобы убить его и так уничтожить демонов"[392]

Здесь его идентичность с Нарамом и египетским Нармаром подтверждается названием его главного форта – Урджаянти, или "Победоносный Ур", так как Ури на шумерском, т.е. арийском языке было названием месопотамской столицы Нарам-Энзу, именовавшейся на семитском Аккад, она же Агад. Египетский Нармар на своей палетке называл себя "царём Ури".

Нарам в гораздо большей степени, чем любой другой царь из династии Саргона, воспринял семитские идиомы в своих месопотамских надписях, а также культ бога Луны и, как показали раскопки в Уре, человеческие жертвоприношения.

Египетская палетка Нармара (см. рис. 18), где он изображён с палицей, ликующим над своими убитыми и обезглавленными врагами, показывает его жестокий характер.

Главными памятниками Нармара в Египте являются: Палетка Победы (рис. 18), надпись на таблице из эбенового дерева, несколько чаш и сделанных с помощью цилиндрической печати оттисков на глине, найденных в его "гробнице" в Абидосе. Кроме текста на этой палетке, впервые переведённой ниже, и оттисков с его именем, другие его надписей в Египте пока не найдены.

В палетке Нармар отмечал свою победу над царём страны Маган, что ещё раз подтверждает его идентичность с шумерским Нарамом, который неоднократно хвастался победой над Маганом в своих месопотамских надписях. В её верхней части, слева и справа, изображена голова человека с рогами быка, между ними имя фараона. В строке ниже показана процессия с фараоном, носящим корону Нижнего Египта. Перед ними тела побеждённых и обезглавленных врагов. В нижней строке изображён бык, символизирующий Нармара, взламывающий укрепление и топчущий бегущего врага. На обороте палетки фараон держит побеждённого врага за волосы и замахивается на него палицей, а солнечный сокол цепляет голову другого врага за нос. 

Эти весьма важные в историческом отношении изображения на палетке представляют собой по существу надпись шумерским письмом и на шумерском языке. Они используют, по большей части, обычное линейное шумерское письмо саргоновского периода, но содержат и несколько пиктограмм, выполненных в полностью реалистической манере, например, знак корабля (Ма) для изображения части имени страны Маган, также натуралистическое изображение льва или волка, вместо их схематического шумерского представления, используемого для более быстрой записи.

Надпись сделана в направлении справа налево, как если бы она предназначалась для чтения семитами, пишущими таким образом.

При расшифровке этой надписи я, как и ранее, помещал под каждым знаком, изображённым на палетке, сходный с ним шумерский иероглиф. Для удобства чтения запись мной приведена к чтению слева направо.

   Рис. 21. Надпись на Победной палетке над мёртвым врагом и её расшифровка.

Перевод: Маган, мертвецы и пленники.

 

    

   Рис. 22. Надписи на знамёнах на палетке:

 

   №1   

   №2

   №3-4

   Рис. 23. Расшифровка надписей на знамёнах:

Перевод:

№1 Страны Ури (или Акада) и города Киша Единый Правитель.

№2 Страны Заката на Западе и Тиану Царь.

№3-4. Стран и Вод Великий Морской Правитель, (из рода) Сокола Фараон.

 

"Западные страны" изображены значком льва, как и в надписи Менеса (см. выше).

Страна Тиану (название которой читается ассириологами также как Тидну, или Тидану) это, вероятно, Малая Азия, либо страны Аморитов, т.е. Сирия-Финикия. Возможно, это название относится к городу Тиана в южной Каппадокии.

Шумерский знак  палки пастуха обозначал "Правитель", читался как Bar или Par, и являлся источником египетского слова "Фараон".

Итак, надписи на этих четырёх знамёнах показывают идентичность фараона Нармара, "Единого Правителя Аккада, Киша, Западных Стран, Амурру, Великого Владыки Моря, фараона из рода солнечного Сокола, завоевателя Магана" и месопотамского Нарама, сына Менеса, внука Саргона, царя Агаду и Четырёх Сторон Света, завоевателя Магана – как сказано в его надписях.

Имя пленника, предположительно, владыки Магана, которого фараон на палетке держит за волосы, записано столь мелкими знаками, что их можно было разобрать только с помощью линзы. Похоже, оно означает Ма-нун-дан (Ma-nun-dan). В месопотамских надписях Нарама он именуется Манну(?)-Дан. На египетской палетке побеждённый Нармаром вождь имеет негроидный облик.

Свою победу над Маганом месопотамский Нарам ценил столь высоко, что неоднократно сообщал о ней в своих надписях

Итак, множество свидетельств показывают нам идентичность египетского Нармара, второго фараона Первой династии, сына Менеса, и месопотамского Нарам-Энзу (или Сина), сына Манис- Тушу.

В следующих главах будет показана идентичность и остальных фараонов Первой династии с потомками Манис-Тушу.

 

Шар-гуни, третий фараон Первой династии

Третьим фараоном Первой династии был Гани, или Гуни, или Шар-Гуни-Рит, или Саг-Гина, он же т.н. "Кхент" египтологов, или "Кенкенес" списка Манефона, сын Нармара и внук Менеса. Он идентичен третьему царю из династии Манис-Тушу в Месопотамии Шар-Гаии-шар-ри (или -эри) – как читается его имя ассириологами. Здесь первая часть его имени означает "царь Гани", т.е. он был тёзкой своего прадеда Саргона, а вторая часть его имени означает "царь (лугаль) Ри", или Эри, где последний знак имеет также значение "Эриду".

В индийском солнечном списке имя соответствующего ему царя читается как Кунти-джит или Риту-джит, т.е. "победоносный" Кунти или Риту. Кунти равнозначно шумерскому Гуни, а Риту – Ри.

Его сделанные на шумерском языке надписи в Египте и на печатях из длины Инда ныне впервые расшифрованы (см. ниже). Среди найденных в долине Инда печатей я обнаружил четыре, относящихся к нему[393]. Согласно надписям на печатях, он управлял шумерской колонией в долине Инда в ранге наследника престола. На одной из печатей он титуловался Дили, как и в египетской надписи на слоновой кости, и назывался там "царь великой страны Кхамаеш", что, как мы видели выше, означает Египет.

В Египте надписи с именем этого царя обнаружены в его гробнице в Абидосе на обломке слоновой кости и нескольких оттисках на глине, сделанных при помощи цилиндрических печатей шумерского типа. Письмо имеет, по существу, шумерский тип. Оно снова показывает (см. рис. 24') шумерское происхождение египетских иероглифов. Надпись сделана в обратном направлении.

   Рис. 24. Имя третьего фараона на обломке из слоновой кости

 

   Рис. 24'. Расшифровка имени третьего фараона

Перевод: Царь Гани, человек (из рода) (солнечного) Сокола, Рит, Правитель Гун.

 

Отметим, что здесь в его титулование входит выражение Dili-pa, означающее "человек (из рода) (солнечного) Сокола", такое же как и его титулование в солнечном списке индийских царей – Дили-па. Это ещё раз подтверждает нам аутентичность индийских хроник, а заодно показывает, что индийские писцы, переписывавшие шумерские слоговые знаки алфавитным письмом, знали шумерский язык. В лунном списке он титулуется как "Риту Завоеватель", что согласуется с Рит в египетской надписи имени фараона, и с его месопотамским  титулом Ри, представляющим собой, очевидно, укороченную форму от Рит.

   Рис. 25. Имя третьего фараона на оттисках  на глине

   Рис. 25'. Расшифровка имени третьего фараона

Перевод: Правитель (фараон), сын (солнечного) Сокола, Рит, Гин-ти

 

Здесь фараон именуется Гин-ти, что согласуется с именем царя Кун-ти в индийском списке, а также Кхент по более позднему чтению египетских иероглифов. 

Итак, мы нашли, что третий фараон Первой династии именуется в своих египетских надписях так же, как и третий царь династии Манис-Тушу в Месопотамии, и как соответствующий ему царь в списках индийского эпоса.

Остальные фараоны Первой династии

Четвёртый фараон

Четвёртый царь династии Манис-Тушу именовался в царском списке Киша Игиги, однако от него не осталось каких-либо надписей в Месопотамии. Он правил в течение короткого периода анархии, наступившей после смерти предыдущего царя.

В индийском списке имя соответствующего ему царя – Бхаги-ратха, что означает Бхаги-воин на колеснице. Оно даёт ключ к расшифровке имени четвёртого фараона династии Менеса.

В Египте четвёртый фараон Первой египетской династии изображал своё имя с помощью знака сокола и змеи, произносимых как Ба и Гид, что давало Ба-гид. Последнее согласуется с именем Бхаги индийского списка царей.

  

   Рис. 26. Имя четвёртого фараона на стеле и на оттисках.

   Рис. 26'. Расшифровка имени четвёртого фараона.

Перевод: (фараон) (из рода) (солнечного) Сокола Гид Ги-ру.

 

Возможно, имя Игиги этого фараона в шумерских списках представляло собой искажение его египетского титула-имени Гид Ги-ру. В надписи на печати из долины Инда он именуется Ба-гери из дома Мару-Нера в стране Ури-ки. 

Пятый фараон

Пятый фараон династии Менеса Дуду, или Дан, он же "Ден" египтологов (которые ввели букву е для неизображаемой гласной в иероглифе его имени; однако это должна быть а), оставил после себя в Египте больше надписей и памятников культуры, чем любой другой фараон этой династии. Его гробница, вымощенная гранитными блоками, большего размера и более совершенной работы, чем у его предшественников. 

   Рис. 27. Портрет пятого фараона и его личное имя, справа. По Ф. Питри (History of Egypt. Sir Flinders Petrie, 1923-1925).

 

В Египте его имя записывалось с помощью удвоения иероглифа, обозначавшего пустыню, состоявшего из "холмиков" (см. рис. 27). Произношение этого имени (иероглифа) неизвестно, но, поскольку он являлся детерминативом для слов, обозначал пустыню, то египтологи предложили для него принятое название пустыни на египетском языке – Семт. Однако этот "пустынный" иероглиф представляется шумерским знаком для понятия "холм, земляная насыпь", только более реалистически изображённым (см. рис. 27''). Этот знак назывался Ду (Du). (Отсюда, кстати, произошло английское слово dune ("дюна, песчаный холм"), down ("холм")), санскритское dhanu ("песчаная отмель")). Происхождение этого египетского знака от шумерского подтверждает то, что в некоторых вариантах он изображался с точечками, как и шумерский прототип (см. рис. 27'', третий столбец). Таким образом, имя этого фараона следует произносить как удвоенное Ду, т.е. Ду-Ду. Оно согласуется с именем соответствующего царя династии Манис-Тушу и именем царя из индийских списков.

   Рис. 27'. Личное имя пятого фараона. По Ф. Питри.

 

   Рис. 27''. Египетские иероглифы и их шумерские прототипы.

 

Его ранее неизвестные родственные отношения с предыдущими фараонами ныне установлены благодаря расшифровке его египетских надписей, сделанных на шумерском языке. Он был сыном Шар-Гани, третьего фараона династии Менеса.

Фараон Дуду идентичен шумерскому царю Дуду, который, согласно хроникам Киша, занял трон своего отца через три года после смерти последнего. Эти годы, по сообщению хроник, были междуцарствием с четырьмя претендентами на престол.

В индийском списке царей ему соответствует Дхунду (Dhundu).

Среди печатей из долины Инда я обнаружил две, принадлежащие царю Дуду, или Дану. В них он называл себя сыном Шар-Гина Второго. Важно отметить, что он, как и его предок "Саргон", тоже называл себя "потомком царя Укуса, или Укуси", первого шумерского, или арийского царя, а также Гутом, или Готом.

В одной из надписей в его гробнице в Абидосе он призывал солнечного архангела Такса, как делали шумеры в своих надписях и амулетах, и древние бритты.

Солнечный титул этого фараона записывался с помощью иероглифов, изображающих руку и знак отрицания (рис. 28). Оба эти египетских знака имеют шумерское происхождение (см. рис 28', первые два столбца). Иероглиф, изображающий руку, произносился в шумерском языке как Да, изображавший отрицание – как Ну, или Но. В египетском их произношение было аналогичным. Таким образом, его солнечный титул читался как Да-На, или Ду-Ну, сходно с его личным именам.

   Рис. 28. Надпись пятого фараона в Абидосе, с его титулом. По Ф. Питри.

 

   Рис. 28'. Расшифровка надписи. Вверху египетские иероглифы, посредине внизу их шумерские аналоги, внизу их произношение.

 

В списке Манефона пятый фараон Первой династии именовался Усафайд-ос. Это имя сходно с произношением иероглифов в вышеприведённой надписи-титуле – Бу-са-хап.

Иероглифы в египетской надписи, как и их произношение, показывают шумерский источник. В шумерском языке иероглиф змеи произносился Бу; соответствующей ему египетский иероглиф произносился Пау. Следующий за ним в надписи знак изображал сеть, и произносился в шумерском Са, в египетском – Сха, или Ша (skha(t), sha(t)). Последний знак изображал петлю и имел в египетском значение круг, кольцо, а дополнительным значением – большая величина. Соответствующий шумерский знак назывался Хап (Hap), имел все эти значения, и ещё значение куча. (Он был также источником английского слова heap ("куча")). На аккадском он произносился как Шину, что, очевидно, стало источником египетского термина Шену (Shenu) – рамки, которой обводилось в (более поздних) надписях имя фараона, т.е. картуша.

Надписи в абидосской гробнице этого фараона сделаны линейным письмом шумерского типа. Некоторые знаки уже приобрели местные формы, из которых впоследствии образовались египетские иероглифы.

   Рис. 29. Надпись пятого фараона в Абидосе на табличках из эбенового дерева.

 

Надпись сделана в две колонки. Она идёт в обратном направлении, но, для удобства чтения, расшифровка ниже приведена в направлении слева направо. В 1-й и 2-й строчках первой колонки приведены царские титулы, в 3-й и 4-й – молитва о воскрешении, обращённая к Тасу. От 4-й строки остался лишь один знак. Во второй колонке снова перечисляются титулы Дуду и даётся его родословная. Затем повторяется молитва о воскресении, обращённая к солнечному богу Мину.

Надпись на нижнем куске, видимо, дубликат верхней.

 

   Рис. 30. Расшифровка надписи. Первая строка первой колонки.

Перевод: Гробница покойного царя Дуду, Правителя Фараона

 

   Рис. 30'. Расшифровка надписи. Вторая строка первой колонки.

Перевод: страны Муш-шур (Египет). Двух Стран. Единый Судья. И закатной страны

Египет (Муш-шур) обозначен объединением двух иероглифов, изображающих змею и насекомое. Две Страны – это Верхний и Нижний Египет.

 

   Рис. 30''. Расшифровка надписи. Продолжение второй строки первой колонки.

Перевод: вплоть до заходящего солнца страны Запада. Безраздельный Царь (лугаль) Дуду, Фараон,

 

   Рис. 30'''. Расшифровка надписи. Третья строка.

Перевод: О (солнечный) Повелитель Стран, Такс, Помогающий… спустись… О Повелитель Рыба(-Солнце)

 

   Рис. 30''''. Расшифровка надписи. Первая линия второй колонки.

Перевод: (из рода солнечного) Сокола Дану, царь Кад Дуду, сын Гана, Рита, Гин-Эри.

 

   Рис. 30'''''. Расшифровка надписи. Вторая линия второй колонки.

Перевод: К правителю (из рода солнечного) Сокола, ушедшему (поспеши)! К павшему правителю Западной Страны поспеши, о Мин Жизнь!

 

В целом перевод текста надписи таков:

(Это) гробница покойного царя Дуду, Правитель-Фараон страны Муш-шур (Египта), Двух Стран. Единый Судья закатной страны вплоть до заходящего солнца страны Запада. Безраздельный Царь Дуду, Фараон, О (солнечный) Повелитель Стран, Такс, Помогающий… спустись… О Повелитель Рыба(-Солнце).

(из рода солнечного) Сокола Дану, царь Кад Дуду, сын Гана, Рита, Гин-Эри. К правителю (из рода солнечного) Сокола, ушедшему (поспеши)! К павшему правителю Западной Страны поспеши, о Мин  Жизнь!

Шестой фараон

В списке Манефона этот фараон именовался Миебидос. Его аналоги отсутствовали в царских списках Киша и Исина, а также в солнечном списке индийских царей. Однако он имелся в лунном индийском списке. Вероятно, этот фараон правил только в Египте, был современников Дуду и его данником. Профессор Ф. Петри отметил, что его гробница – самая бедная среди всех фараонов первой династии[394].

   Рис. 31. Оттиск на глине имени и титула шестого фараона..

 

   Рис. 31'. Расшифровка имени и титула шестого фараона..

Перевод: из рода Сокола Фараон Биди, Владыка Мар.

 

Имя Биди этого фараона соответствует имени Баху-Бида из индийского царского лунного списка.

Седьмой фараон

Его аналоги также отсутствовали в царских списках Киша и Исина. Вероятно, этот фараон тоже правил только в Египте, был современников Дуду и его данником.

Восьмой и последний фараон

Сохранилось несколько надписей и оттисков на глине с именем и титулами этого фараона. Они составлены шумерским письмом и читаются на шумерском языке. Его имя, прочитанное с использованием шумерских иероглифов, звучит как Шудур Киб.

В месопотамских списках ему соответствует последний царь династии Манис-Тушу. В одной из своих надписей этот царь записал своё имя и титул точно так же и теми же иероглифами, что и египетский фараон – Шу-дур-киб. Так же он именуется в царских списках Киша (см. выше), где он называется сыном Дуду.

Точно такое же имя, притом записанное теми же шумерскими знаками, мы встречаем в ряде надписей на печатях из долины Инда, где он, очевидно, был в своё время правителем[395].

В индийском царском списке ему соответствует царь Сухотра, или Шрута.

Среди его титулов, отпечатанных на вещах из его египетской гробницы, помимо "Правителя Двух Стран, Верхнего и Нижнего Египта", имеются следующие: "Владыка Уруки (т.е. Ура)", "Царь Тиану (т.е. западной страны аморитов)", что ещё раз подтверждает тождество этого фараона с последним царём из династии Манис-Тушу, а также тождество обеих этих династий.

 

   Рис. 32А, 32Б. Надписи восьмого фараона. По Ф. Питри.

 

На табличке из слоновой кости (рис. 32А) его имя находится в правой колонке. Оно записано теми же иероглифами, что и в месопотамских надписях и в печатях из долины Инда. Остальные колонки плохо читаются, но, похоже, что во второй из них написано "царь Тиану" – этот титул имеется и в других его надписях.

 

   Рис. 32А'. Расшифровка имени и восьмого фараона..

 

На второй табличке из слоновой кости (рис. 32Б) его солнечный титул Киа находится внутри прямоугольника под большим изображением сокола, слева. В последней колонке это имя записано другими знаками с тем же фонетическим значением – чтобы придать ему дополнительный смысл, а именно – "из рода Укуша", т.е. первого царя первой шумерской династии по хроникам Киша. Эта надпись читается так:

   Рис. 32'. Расшифровка надписи восьмого фараона..

Перевод: (из рода солнечного) Сокола Киа Шудур потомок Укуша,

 

   Рис. 33. Оттиск на глине имени и титула восьмого фараона. По Ф. Питри.

 

Здесь за солнечным титулом Киа фараона следует его личное имя Шудур Киб, заключённое в овальный картуш.

 

   Рис. 33'. Расшифровка имени и титула восьмого фараона.

Перевод: (из рода солнечного) Сокола Киа Ксу-дара-ур

 

*   *   *

Итак, мы показали полную идентичность египетской династии Менеса и месопотамской династии Манис-Тущу. Это устанавливает синхронизм между древней египетской и шумерской историями и датирует начало правления Первой династии в Египте около 2704 г. до н.э., а её конец – около 2522 г. до н.э. Это также показывает арийское корни египетских фараонов – а именно, их происхождение от первого шумерского, или арийского царя первой шумерской, или арийской династии. Кроме того, эти свидетельства дополнительные подтвердили аутентичность индийских хроник как уникального и независимого источника по древней шумерской, вавилонской и египетской истории.  

 

Вторая египетская династия и становление независимого Египта

Падение династии Саргона около 2522 г. до н.э. и распад его империи ознаменовали начало одной из самых важных эпох в древней истории Востока и Запада. С этого момента цивилизации в разных регионах мира стали идти своими путями и расходиться между собой. Центр прогресса перешёл от Шумера к Египту и району Средиземноморья. Вавилонские хроники сообщают об этом периоде очень мало, он является одним из самых тёмных в истории Месопотамии. "Пятая династия", сменившая Саргонидов, правила всего 26 лет, не оставила после себя памятников, а в хрониках Киша про неё сообщаются лишь имена царей и короткие сроки их правления. Однако наши сведения о Второй и последующих египетских династиях, об их связях с Малой Азией и Европой могут более полно осветить события того времени.

Очевидно, что с падением династии Саргона, то есть "Четвёртой династии" хроник Киша, случившимся после 197 лет славного правления, произошёл распад его громадной империи. Её уже больше никогда не восстановил ни месопотамский, ни какой-либо иной царь. Эта династия распространила наиболее продвинутую цивилизации того времени гораздо шире, чем когда-либо ранее. И с того времени её отдалённые колонии, особенно в Египте и на Западе, стали развиваться в отдельные нации, уже получившие опыт государственного управления достаточный, чтобы защитить свою независимость от далёкого центрального правительства. Сходная борьба колоний за независимость имела место и позже, в Малой Азии, Средиземноморье, Европе.

Центр шумерской цивилизации начал смещаться на запад, в Египет, уже при Саргоне, его сыне Менесе и их преемниках, соорудивших там свои мавзолеи. Страна Нила в климатическом отношении гораздо больше подходила их расе, вынужденной длительное время обитать в жаркой Месопотамии. Менес сделал Египет своей второй родиной и центром западной части своей империи, а два последних царя, Дуду и Шуддур-Киб, жили по большей части там, со своими семьями и слугами, о чём свидетельствуют их захоронения и многочисленные надписи в Египте.

После смерти последнего царя из династии Менеса Египет, очевидно, стал независимым от Месопотамии государством. От вторжения вавилонских войск его надёжно защищала обширная пустыня на востоке. Вторая династия, сменившая потомков Менеса, стала первой независимой династией Египта – до этого он считался частью месопотамской империи.

Об обстоятельствах падения Первой и прихода к власти Второй династии египтологам почти ничего не известно. Вдобавок, египетские списки фараонов Второй династии, к сожалению, очень путаные. Поэтому провести такое сравнительное изучение их с индийскими списками, как то было сделано для Первой династии, не предоставляется возможным. Однако стоит отметить, что в Пуру версии индийских царей за династией Манасьи следуют девять правителей, чьи имена отчасти сходны с именами девяти фараонов Второй династии из египетского списка Манефона.

 Индийские цари, которые сменили династию Манасьи, в Пуру-версии предстают потомками Раудрашвы, согласно Махабхарате брата Пра-Виры, то есть, Саргона. Примечательно, что одного  из них звали Мишри-Кеши (Misri-Keshi) - имя, напоминающее название Енипта – Мицри.

В нижеследующей Таблице приведены имена девяти фараонов Второй династии как их ныне дают египтологи[396], и имена из индийского списка царей- преемников династии Мангасьи. Видно, что они, с учётом неточностей восстановления египетских имён, до некоторой степени похожи.

 

                      Египетские фараоны                      Цари-преемники династии Манасьи

Разау, или Роэто(с) [Безау, или Воэто(с)]

Раджея, или Ретея, потомок Раудрашвы

Какау, или Кайекос

Какшея

Банетелен, или Бинотлис

Стхандилея

Уазнес, или Тлас

Вритея, или Чритея

Сенда, или Сетенес

Джалея, или Ганея (или Сантатея)

Кхайлес, или Ка

Стхалея, или Джалея

Неферкара

Сантатея

Сесохрис, или Неферка

Дханея, Варпея

Кхенерес, или Хезефа

Ванея, или Прасаннея

   Табл. 4. Имена фараонов Второй династии и царей-преемников династии Манасьи.

 

   Рис. 34. Египетские амулеты шумерского и хеттского типа, VII и VIII (аморитские) династии[397].

 

Датировка ранней египетской цивилизации

Проведённое исследование позволяет нам установить реальную хронологию древнего Египта, вместо нынешнего набора противоречащих друг другу гадательных гипотез египтологов. Она выводится из установленной нами синхроничности и идентичности фараонов Первой династии Египта с династией соответствующим им царей Месопотамии.

Хотя месопотамская хронология также является гипотетической для раннего периода, однако, к счастью, ассириологи в целом согласны между собой, с точностью до одного столетия, насчёт датировки правления "Саргона Великого" и его "Аккадской" династии.

Определение точной датировки для этой династии позволит установить хронологию и для древнейшего периода шумерской истории. Это тем более необходимо, что и "Саргон Великий", и его сын Манис-Тушу, и некоторые другие представители его династии называли себя потомками первого шумерского, или арийского царя, и то же сообщали царские списки индийского эпоса.

Все до сих пор известные легендарные и традиционные вавилонские хронологические списки, излагавшие якобы непрерывные линии преемственности царей, начиная с первой династии, были составлены восточными жрецами позднего периода, не обладавшими историческим мышлением. Они изображали первых царей богами, полубогами и легендарными героями, которые жили и правили фантастически долго, и притом никаких следов после себя не оставили.

Такой недостаток присущ всем используемым до сих пор хронологическим спискам: Бероэса, царским таблицам жрецов Исина для Месопотамии, спискам Манефона для Египта. К тому же, в ряде случаев династии, изображавшиеся ими преемниками одна другой, на самом деле иногда оказывались более или менее одновременными. Археологические и палеографические аргументы, использовавшиеся историками для проверки проблемных мест этих текстов, не были способны сами по себе установить датировки со сколь-либо приемлемой точностью.  Методы астрономии дали сравнительно точное время первой вавилонской династии, но оставили неопределённой длины разрывы между ней и более поздними второй и третьей династиями, а также более ранним периодом Ура-Исина, оказавшись, таким образом, не в состоянии установить реальную связную шумерскую хронологию.

Для иллюстрации противоречащих друг другу хронологических выводов из археологических и палеографических данных отметим, что в отношении дат периода Менеса две нынешние школы египтологов, оперирующие каждая своими аргументами, расходятся на 2246 лет. Далее, Манис-Тушу, до того как стало известно, что он был сыном Саргона Великого, датировался, на основании археологических и палеографических данных, гораздо раньше последнего[398]. Эти и другие такие же несообразности показывают неудовлетворительность датировок указанными двумя классами методов.

Что касается вавилонских "синхронистических" таблиц, то они были составлены поздними вавилонскими и ассирийскими писцами и жрецами, относились к царям и династиям после 1400 г. до н.э., а с шумерской хронологией древнего и среднего периода не были связаны вовсе. Основной вавилонский "синхронизм", использованный для датировки более раннего  периода, относится к эпохе Саргона. Это изолированная ссылка, сделанная последним вавилонским царём Набонидом, правившим в 555 - 538 гг. до н.э. Восстанавливая храм Солнца в Сиппаре, этот царь надписал на глиняном цилиндре, что он обнаружил заложенную при основании храма табличку "Нарам-Сина, сына Шар-Гена", которую тот заложил "3200 лет назад". Отсюда было предположено, что Нарам-Син правил около 3750 г. до н.э., а значит "Саргон" – около 3800 г. до н.э.[399]. И только на основе этих дат начало шумерской истории было отнесено к 5000, или даже к 10000 г. до н.э. Однако затем было обнаружено, что столь ранняя датировка периода Саргона не согласуется с данными археологии, согласно которым династию Саргона от хорошо известного шумерского царя Гудиа отделяло относительно короткое время. Здания, произведения искусства, форма письма во время Гудиа были очень сходными с теми же элементами культуры саргоновской эпохи. Время Гудиа было относительно точно определено "около 2450 г. до н.э."[400], и не только по произведениям искусства, деловым документам и т.д., но и по его синхронности с хорошо известной династией Ура, включая Дунги[401]. Так, здания Гудиа и Дунги строились на остатках зданий саргоновской эпохи, без промежуточных страт между ними. В результате было предположено, что Набонид ошибся на 1000 лет, и время Саргона – "около 2800 г. до н.э.". Это число, несмотря на свою полную произвольность, принято ныне в качестве датировки правления Саргона. В новейшем учебнике она столь же произвольно расширена до "около 2872 г. до н.э."[402] – мнимая точность убеждает историков и других читателей в том, что время Саргона уже надёжно определено, хотя, как мы видели, это определение основано на цепочке шатких предположений.

Ключевая трудность постановки ранней шумерской хронологии на твёрдую научную основу заключалась в отсутствии более или менее полного списка шумерских царей, начиная от Первой династии и до вавилонского периода, который уже связан с современной хронологией.

Эта фундаментальная проблема может быть ныне разрешена с использованием списков ранних арийских царей, уникальным образом сохранённых в индийском эпосе восточной ветви арийцев, достоверность которых была показана в предыдущих главах. Эти индийских копии списков царей, сохранив традиционные формы имён арийских, или шумерских царей, записанных в должном хронологическом порядке, начиная с первого царя Первой шумерской династии и далее непрерывно до современной эпохи, и заполнив все лакуны, оставшиеся в хрониках Киша, Ниппура, Исина и более поздних вавилонских, впервые дают гам возможность поставить шумерскую хронологию на твёрдую основу.

В индийских списках царей нет датировок. Однако их уникальная ценность заключается  в скрупулёзном сохранении полного официального списка царских имён в традиционной форме и в описании, в строго хронологическом порядке, их преемственности. Это даёт нам правильные имена шумерских царей и заполняет лакуны в древних шумерских хрониках.

Точность сроков правления царей, приведённых в хрониках Киша и их продолжений в Исине, Ниппуре, Вавилоне, подтверждается, в целом, их согласием с надписями на оставленных этими царями памятниках. Сами эти хроники являются, вероятно, копиями с документов прежних времён, вплоть до Первой шумерской династии. Шумеры были знакомы с письменностью задолго до основания этой династии, что видно из надписи на относящейся к тому времени "чаше Уду"[403], в которой пиктограммы уже сведены к схематическим изображениям, что показывает длительную практику их использования.

Итак, мы будем восстанавливать реальную шумерскую хронологию исходя из следующего: 1) полного ненарушенного списка шумерских царей, начиная с первой шумерской, или арийской династии, сохранённого в индийских царских списках; 2) списков царей, с указанием сроков их правления, по хроникам Киша и следующим; 3) датировкам вавилонского периода, связывающим шумерскую хронологию с современным  летоисчислением.

Дату основания первой вавилонской династии можно вычислить по астрономическим данным. По приказу десятого царя этой династии Амми-Цадугга, в течение всего двадцать одного года его правления проводились наблюдения утренних восходов и вечерних заходов планеты Венеры. Эти  данные впервые использовал для хронологических расчётов патер Куглер[404]; позже его вычисления были уточнены другими учёными. Основание Первой вавилонской династии пришлось, по этим астрономическим расчётам, согласующимся с историческим данными, на 2105 год до н.э., либо на 2113 год до н.э., где 8 лет разницы составляют период Венеры[405].

Итак, мы принимаем 2105 г. до н.э. как дату основания Первой вавилонской династии. Теперь установление датировок более ранних шумерских царей получится просто суммированием сроков их правления, снизу вверх. Результаты приведены в Таблице ниже. Пропуск в хрониках Киша и других сроков правления для 27 царей (с 10 по 36 в нашей Таблице) не окажет влияния на датировку правления более ранних и более поздних царей, т.к. общий срок правления этих 27 царей известен из хроник, он составляет 430 лет. В разных версиях хроники Ниппура и Исина дают слегка различные сроки правления Нарам Сина и некоторых других; в таких случаях мы принимаем наиболее признанную версию.

       №   даты (до н.э.)         Шумерские имена                Династия              Индийские имена

                                       по спискам царей и надписям                                   по спискам царей

1

3378- 3349

Укуши из г. Укуш, или Дур, Пур, Индар, Индуру, Адар, или Сакх, Загг, Загага, (30)

1-ая

Икшваку, или Индра, или Сакко, или Пуру(равас)

2

3348- 3337

Азаг Ама Басам, или Бакус,

Тасиа Микла, Гин, Ган, Кан, или Ниммируд (12)

-

Айус, Ама-Васу, или Бикуши-Ними

 

3336- 3273

Азаг Бакус, или Ган, из г. Урука (64)

2-ая

(как выше)

3

3272- 3248

Накша, Енузу, Уннуша, Ин, Эну, с. (25)

-

Нахуша, или Джанак

4

3248- 3242

Уду, Удук, с. (6)

-

Уда-васу, Яду, Яяти, (?Пуру)

5

3241- 3212

Зимагун, Думузи (30)

-

Джанамеджайя, или Джина

6

3211- 3206

Узивитар, с. (6)

-

Виштара

7

3205- 3195

Мутин Угун (11)

-

Матинара

8

3195- 3184

Имуашшу, или Пишмана (11)

-

Вишамсу, или Тамсу

9

3183- 3181

Наили (или Нанду) Якса Суммади (или Дуаг), с. (3) 

-

Анила, Уччая, Душьянта, или Суянта

10

3181 -

Баратуту, Барду, или Пирту

-

Барата, Брихад, Притху

11

 

Гаутуму или Дадумуну

-

Гаутама, или Дхундхумара

12

 

Дуту-Гиндара

-

Дват, Чандра-ашва

13

 

Азаг, или Ашита-аг

-

Аджа-мидха, или Ситешу

14

 

Ишзакс, или Гишакс Гамеш

-

Чаксус, Рикша, Русака, или Рук-мешу

15

3100

Уруаш-Кад, Урузаг-Кхадду Барамахаша, или Арвазаг, с. (около 3100 г. до н.э.) (30)

династия

Уруаша,

"Панчи"

Харьяшва, или Бхармьяшва

16

 

Мадгал, А-Мадгал, Мукх, с.

-

Мудгала, или Могалло

17

 

Бидашуади, Би(д)сар, Биугун, или Бигуаксу, с.

-

Бадхрьяшва, Пашенади, или Бхуджая

18

 

Энаннад, Энащ-нади

-

Яванашва

19

 

Тарси (Энэ- "божественный"), или Дикси (Ди- "божественный")

-

Даса (Диво- т.е. "божественный"), или Траса-Дасья

20

 

Меди, или Мети, с.

-

Митраю, или Меттию

21

 

Киуга, Макуда, с.

-

Чьявана, или Мучкунда

22

 

Тарси, Диссаакс, или Шу-Дикс (?), с.

-

Су-Даса, Дущана, или Траса-Дасья II

23

 

Тизама, или Тизкар, с.

-

Сомака, Самбхута

23а

 

Анда (?)

-

Джанту

24

 

Румау, или Пашипадда

-

Пришада, или Суварна Роман

25

 

Урудуки Раман, Дуруаши-падда, или Рутаса Рама, с.

-

Друпада I, Храшва Роман или Рохида-ашва

26

 

(?) Эама…

-

Вьоман, Васуманас

27

 

…Биама…

-

Джимута

28

 

(?) Паунукха, или Мешкаламдуг (?)

-

Бхану или Бан-кирти

29

 

(незаконн.)

-

Сатья-брата

30

 

(незаконн.)

-

Хариш-Чандра II

31

 

(незаконн.)

-

Харита или Рохит-ашва II

32

 

Гун-гун, Кингуби-Дуду

-

Чунчу, или Дъхунду

33

 

Мамагал

-

Виджайя

34

 

Калбу- (?) ру

-

Бхарука, или Руруки

35

 

Туке

-

Ври-Така,, или Дхри-Така

36

 

Бара-Гина, Пуру-Гин, Уруа-Гина

-

Пра-чинват, Бхарат-ваджа, Баху, Бахука, или Пуру II

36а

2750 - 2726

Заггизи (25)

-

 

37

2725 – 2671

Гуни, Шар-Гуни, Кин, или Саргон (55)

династ.

Саргона

Куни, Шакуни, или Сагара

37а

2670 – 2656

Муш (Уру-), с. (15 или 9)

-

 

38

2655 – 2641

Манис-Тушу (15)

-

Аса-Манджа, Манасья

39

2641 – 2585

Нарам-Анэнзу, или Нарам-ба, с. (56 или 38)

-

Анджана, Анса-мат, или Карамба

40

2584 - 2561

Шар-Гани Шар-Ри, или Дили-па  (24)

-

Кунти-джит, Кхатванга, Дилипа

 

2560 – 2558

Нигиги, Ими, Нанум, Иама (3) (междуцарствие, 4 царя)

-

Бхаги-ратха

41

2557 – 2537

Дуду (31)

-

Дхунду

42

2536 – 2522

Шудур-Киб (15) , с.

-

Сухотра II

43

2521 - 2519

Уру-Нигин (3)

2-я дин. Урука

Набхин, Набхага

44

2518 – 2513

Уриш-Гинар, с. (6)

-

Хариш-Чандра, или (?) Амбариша

44а

2512 – 2507

Тарду, или Кадда (6)

-

((?) Ратхи-тара)_

45

2506 – 2502

Баша-нини (или -ама) (5)

-

Синдху-двипа, Санджая

 

2501 - 2494

Уруаш (или –ан) –ута (6)

-

 

46

2493 - 2452

оккупация Гутиями; без царей (44 или 42)

дин. Гути

(династия Куша)

47

2451 – 2449

Мурута (3)

-

(Муртая) Рита-парна

 

2448 – 2443

Ин Кушу, или Гишу (6)

-

(Куша)

 

2442 – 2437

Ирилла-Такс (или Вариа Гаха) (6)

-

 

 

2436 – 2431

Дуг-ми, или Уг-ми (6)

-

 

48

2430 – 2425

Эамамеш, или Кашушамама (6)

-

(Кушамба)

 

2424 – 2420

Инима Бакис, Башем, Бакус, или Басам (5)

-

Басу II или Бхаджит

 

2419 – 2414

Изиауш (6)

-

 

49

2413 – 2399

Ярла Такс, или Дакс (15)

-

Су Даса II

 

2398 – 2396

Ибат (3)

-

 

 

2395 – 2393

Ярла (? Гаш), или Кашушамама (3)

-

(Кушамба, 2-й срок)

 

2392 – 2390

Басиум, Басам или Бакус (2-й срок) (3)

-

Басу II или Бхаджит

 

2390 – 2389

(Ласи-)рубум, или Ла-Сираб (2)

-

(? Сарва-бхаума)

 

2388 – 2387

Ирарум (2)

-

 

 

2386 – 2385

Дарранум (1)

-

 

50

2384 – 2382

Кхаблум, или Кхаб-каламу (2)

-

Калмаша-пада -

 

2381 – 2375

Сураташ Син, или Сарати Губи Син (7)

-

(Шрута, Упа-гупта)

 

2374 – 2368

Ярла Гу(аш) да (? Гудиа) (7)

-

Гадхи

 

2367 – 2361

(Эн-Риди-Пизир), Пиша Рудду (7)

-

Вишва-ратха

 

2360 – 2360

(Тии-ган) (40 дн.)

-

Тришанку

51

2360 – 2353

Ашукхамук, или Утук-гал  (7½)

3-я дин. Урука

Ашмака

52

2352 – 2335

Уруаш-Зикум (18)

династ. Ура

Ветвь династии Уру-Рисика

 

2334 – 2277

Дунги, с. (58)

-

(Дагни-джама?)

 

2276 – 2268

Пураш-Син (Бур-Син), с. (9)

-

(Парашу-Рама), Даша-ратха

53

2267 – 2259

Шуаш-Син (Гимид Син), с  (9)

-

Шушена, Шата-ратха

54

2258 – 2233

Ил-Ибил-Син, с. (26)

-

Ил-Ибила, или Иливила

55

2232 – 2200

Ишби-Ашурра (33)

династ. Исина

Вищва-саха

56

2199 – 2190

Катнини-Кат (или Шу-лилишу) , с. (10)

-

Катванга или Дилипа

57

2189 – 2169

Итиаш-Дакху, с. (21)

-

Диргха-баху

58

2168 – 2149

Ищщтбаш-Дакху, с. (20)

-

Рагху

59

2148 – 2138

Либиаш Угун, с. (11)

-

Аджа

60

2137 – 2110

Дашаши-ураш, Муру (28)

-

Даша-ратха

61

2109 – 2089

Амар-Син (Бур-Син II, с. (21)

-

Рама(-Чандра)

62

2088 – 2084

Либи (Инсакх), с. (5)

-

Лала и Куша

 

2083 – 2076

(Аш)шура Ивити (8)

-

 

63

2075 – 2052

Инсакх-бани (24)

-

Атитхи, или Сухотра IV

64

2051 –

Замби (3), Тенирпиша (4), Урдукуга (4), Син Мапиш (11)

-

Нишандра

65

 - 2007

Дамиг-илюшу (23)

-

Нала

66

2023 – 2004

Ануха-Мубалит (Син Мубалит) (20)

1-я дин.

Вавилона

Набха, или Набхас

67

2003 – 1961

Хамму-раби, или "Великий Лотос", с. (43)

-

Пундарика, или "Великий Лотос"

68

1960 – 1923

Самсу-Удуна, с. (38)

-

Кхшема-Дханван

69

1922 – 1895

Абиешу (28)

-

Деваника

70

1894 – 1858

Амми-Сатана (или -Дитана) , с. (37)

-

Руру, или Суто-руста

71

1857 – 1837

Амми-Сарага (или -Цадуга) , с. (21)

-

Ахи-нагу

72

1836 – 1806

Самсу-Сатана (или -Дитана) (31)

-

Судханван, или Париджатра

73

1805 – 1791

Сахарки-Бал (15)

династ.

Страны Моря

Сахашра Бала, или Бала

74

1790 – 1775

Ксатал (Гандаш) (16)

Касси

династ.

Стхала, или Найа

75

1774 – 1753

Агу-ум, с. (22)

-

Аука, или Уктха

76

1752 – 1745

Бизуиру (Каштилиаш) (8)

-

Ваджра-набха

77

1744 – 1737

Ушигу (8)

-

Шанкха

78

1737 –

Абисутташ

-

Абъютихит-ащва, или Дхьюшит=ашва

   Табл. 5. Хронология шумерских царей; с. = "сын предыдущего"; в круглых скобках во втором столбце указана длительность правления царя.

 

Итак, из наших таблиц следует, что дата начала правления первого шумерского царя – около 3378 г. до н.э. Ему в заслугу ставят построение первого города, организацию сельского хозяйства, устройство цивилизованной (оседлой) жизни. Благодарные потомки обожествилт его, и имена или титулы этого царя впоследствии стали именами или титулами богов. Так, под своим шумерским титулом Азару он стал человеческим прототипом египетского бога Азара (Осириса). 

Другой важной датой, полученной из этой таблицы, является время правления Менеса, до сих пор одно из самых дискуссионных в древней истории. Т.н. "длинная хронология" египтологов помещала её "около 5546 г. до н.э.", а т.н. "короткая хронология" – "около 3300 г. до н.э.",

Реальные даты его правления, следующие из нашего отождествления Менеса с Манис-Тушу – это, согласно Таблице, 2704 - 2641 гг. до н.э. С такой датировкой согласуется сходство культуры Египта времён правления Первой династии, с шумерской культурой времён династии Саргона.

 

Шумерская основа египетских иероглифов

Шумерские пиктограммы являлись самой ранней формой письменности.

Наиболее древний известный на сегодня образец шумерского пиктографического письма это посвятительная надпись на трофейной каменной чаше, захваченной у змеепоклонников первым шумерским царём Заггом, или Укуси. Надпись была выгравирована его правнуком Уду, царём Киша около 3245 г. до н.э.[406]. Пиктограммы на ней имеют схематический вид, пригодный для быстрой записи чернилами на дереве или пергаменте, что предполагает предшествующее долгое использование пиктографического письма предками шумеров. Можно предположить, что хеттское рисуночное письмо в Малой Азии и Сирии представляло собой раннюю, или исходную версию шумерских пиктограмм.

Письменность, использованная Менесом, его предшественниками и преемниками, являлась,  как было показано в предыдущих главах, шумерской. Египетская форма записи шумерских пиктограмм, вошедшая в употребление к концу Первой династии, ныне известна под греческим термином "иероглифики", т.е. "священного письма", получившего такое название потому, что его использовали жрецы для записи священных или служебных текстов ещё долгое время после того как оно вышло из общего обращения, будучи слишком устаревшим. Раннее шумерское письмо тоже может быть названо "иероглифическим", так как оно продолжало использоваться в печатях жрецов, царей или в амулетах, ещё долгое время после того, как обычное письмо приобрело клинописную форму, позволявшую писать быстрее.

Египетские иероглифы, видимо, представляли собой местную переделку раннего шумерского письма. Они изображали многие знаки в более натуралистической и полной форме, что было показано мной на предыдущих страницах; см. напр. шумерские и египетские знаки для сокола, быка и пр. Чтобы продемонстрировать шумерские истоки египетских иероглифов, в таблицах иже они сопоставлены друг с другом по изображению и по фонетическому значению. Также см. приведённые выше и в Приложении сопоставленные друг с другом шумерские пиктограммы и египетские иероглифы. 

Язык, на котором говорили древние египтяне, также был в своей основе шумерским, хотя позже в него вошли многие семитские выражения и идиомы. Практически все из почти шести сотен корней шумерского языка обнаруживаются в древне-египетском, как и в других языках арийского семейства, и при этом они имеют то же значение, и такое же произношение.

Шумерское, или ранне-арийское происхождение египетских иероглифов и корней языка является дополнительным  свидетельством шумерского, или ранне-арийского .происхождения египетской цивилизации.

 

 

 

   Табл. 6. Сравнение шумерских пиктограмм  (слева) и египетских (справа) иероглифов по изображению и произношению.

 

Шумерские истоки египетской мифологии

Возвышенный культ Солнца, введённый в Египте додинастическими фараонами и Первой династией вместо распространённых у аборигенов деструктивных примитивных культов Змеи, Волка (Сета) и Матери-Коровы почитателей Луны с их жертвоприношениями животных, имел характерные шумерские и ранне-арийские черты.

Одним из титулов шумерского Бога-Отца, представлявшего собой деифицированного первого шумерского, или арийского царя, персонифицирующего Солнце и Небо, было Азари, или Азару (Asari, Asaru). Он стал источником египетского имени солнечного бога Азара ("Осириса" греков). Важно отметить, что египетский иероглиф для этого имени был такой же, что и шумерский.

 

   Рис. Шумерский и египетский иероглифы имени-титула Азар[407].

 

Помимо явного шумерского источника имени-титула Осириса, египетская традиция помещает родину человеческого прототипа этого бога в направлении Северной Сирии. Шумерская и готская традиции размещают историческую столицу этого их первого царя, позднее деифицированного, в Малой Азии, древнее шумерское название которой было, как мы видели, Кур, или Сирия.

Также деифицированная супруга этого царя, Ашу, или Ас-ту (As'zu, As'tu) – этот Изида (Isis) египтян. Вместе с сыном они образуют шумерскую триаду, ставшую потом египетской – Осирис-Изида-Хор. Египетское имя Хор выводится либо из шумерского Хар, Харри ("воитель"), титула Мардука, либо из шумерского имени бога Солнца Сур, или Шур, или Ас-Сур (As's'ur),  который на санскрите назывался Сура, или Сурья, а на старо-персидском – Хор[408].

 

Исторические выводы

Заполнены белые пятна в ранней истории египетской цивилизации, установлены личности и раса её основателей, что позволило нам впервые реконструировать её происхождение и поставить исследование раннединатического и додинастического Египта на твёрдую историческую основу.

Показано, что египетская цивилизация имеет шумерские, или ранне-арийские истоки. Она была внедрена в долину Нила как полностью развитая шумерская цивилизация Менесом и его предками – додинастическими фараонами, являвшимися одновременно и правителями Египта как шумерской колонии, и шумерскими царями Месопотамии. Они принадлежали к арийской расе и постоянно называли себя в надписях в Египте и на печатях из долины Инда готами и потомками первого шумерского, или ранне-арийского царя. Эта цивилизация, шумерская в своей основе, позже в замкнутой долине Нила приобрела характерные черты и стал известной как "египетская".

Официальные надписи самых ранних фараонов Египта сделаны шумерскими письменами и читаются на шумерском, или ранне-арийском языке, корни которого составили базис древнего египетского языка.

Критский царь Минос, основатель критской "минойской" цивилизации, идентичен Менесу, или Манису, царю Месопотамии, Египта, Элама, и долины Инда. Его время датируется около 2704 г. до н.э.

Далее, наш компаративный метод позволил, составив полный список первой шумерской, или ранней арийской династий царей, установить для них, а также для Первой египетской династии Менеса более точную хронологию. Начало правления первого арийского, или шумерского царя датируется около 3378 г. до н.э., а правления Менеса, основателя Первой египетской династии – не ранее, чем 2704 г. до н.э. Правильная датировка правления Менеса не только наводит порядок в египетской хронологии, но и помогает разрешать проблемы истории стран, с которыми тогдашний Египет был связан, в т.ч. Крита, Греции, древней Британии.

Продемонстрированное единство трёх величайших мировых цивилизаций древности, именно, шумерской, или "вавилонской", египетской, и индийской, не считая критской, и относительно быстрое распространение этой цивилизации арийской расой военной аристократии с помощью организации своей мировой колониальной империи, свидетельствует о существенном единстве мировой цивилизации и её распространении из единого центра.

Показано также, что царские гробницы в Абидосе в Верхнем Египте являются мавзолеями могущественных императоров Месопотамии, распространявших цивилизацию во всём старом мире, на востоке и западе, в своей широко раскинувшейся колониальной империя, и избравшими  долину Нила как место своего последнего упокоения. Это означает, что шумерские цари уже в ранний период истории Месопотамии сознательно переносили резиденции и центры деятельности с Востока на Запад, в бассейн Средиземноморья.

Важное историческое значение имеет выяснение ведущей роли ранних готов в цивилизации не только Египта, но и мира в целом. Вполне доказано, что готская раса Менеса, Саргона, их потомков и их предков- ранних шумеров, была основательницей мировой цивилизации. В этой связи стоит отметить, что месопотамская империи после утраты власти в ней династией Менеса, случившейся, вероятно, из-за того, что цари большую часть времени стали проводить в Египте, была захвачена, около 2493 г. до н.э., после некоторого периода анархии, "войсками из страны Гути [или Гот]", как о том говорят современные происходившим событиям хроники Киша. Эта выходцы из "страны Гути", которую локализуют на юго-востоке Малой Азии, прежней родине шумеров, длительное время управляли Месопотамией как конфедерацией во главе с царями, находившимися у власти 3 - 6 лет, как президенты в современных демократических странах. Стоит отметить, что некоторые из этих правителей носили готские титулы Иарл, или Иарла, также Дук, т.е. ярл (граф),  и дюк (герцог). Под их управлением Месопотамия достигла такого процветания и расцвета искусства, что ассириологи именуют этот период "золотым веком",

Египет, цивилизацию которого уже больше нельзя рассматривать в качестве пионерской и оригинальной, вместо этого показывает нам пример внезапного стремительного подъёма культуры в результате завоевания более могущественным цивилизованным соседом[409].

 

Приложения

Печати из долины Инда и их расшифровка

Печати додинастических фараонов

 

  

   Рис. П1. Печать Саргона (отражённое изображение).

   Рис. П1'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Саг. Провидец. Кад. Таблица (печать) Единого Господина. Гот.

Титул Саг здесь, вероятно, представляет собой сокращение имени Сагара. Титул Провидец (Azu) (т.к. он был верховным жрецом) повторяется в печати его сына Аха Мена; см. далее.

 

  

   Рис. П2. Печать Саргона.

   Рис. П2'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Шару-Гин страны Ури-ки.

Ури-ки иногда читается ассириологами как "город Ур", иногда как "Урук", или "Эрех".

 

  

   Рис. П3. Печать Саргона.

   Рис. П3'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Шар-Гин, Великий Хати … страны.

 

  

   Рис. П4. Печать Саргона.

   Рис. П4'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Шар-ум-Гин, Гут страны Агду.

 

   

   Рис. П5. Печать Саргона.

   Рис. П5'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Ган, сын (страны) Хамаеши (Египта) в стране Агду.

 

   

   Рис. П6. Печать Саргона.

   Рис. П6'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Ган, Пур, сын, Гут страны Уриду.

 

    

   Рис. П7. Печать Пуру-Гина, отца Саргона.

   Рис. П7'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Пуру, Ар, Гана (стран) Миш-сир (Египта) и Магана.

Здесь титул Ар у царя означал, видимо. "ариец".

 

  

   Рис. П8. Печать Пуру-Гина, отца Саргона.

   Рис. П8'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Повелитель Повелителей Пуру Пар-Гин страны Уриду (или Урики).

 

Печати Менеса

В этих печатях Манис, он же Менес, как правитель колонии в Эдине, именовался Мен, Маншу, Аха (или Акха), Аха (или Акха) Мен. В трёх печатях он носил титул "Помощник Заместителя Царя", в трёх – более высокий титул "Заместитель Царя", в одной – императорский титул "Единый Повелитель". В двух он именуется "Гут (или Гот)", в одной – "Аха Победитель царя Муша" (т.е. его младшего брата в Месопотамии), в одной – "Помощник Заместителя Царя в Магане и Муш (сире (?), Египте), в трёх – сыном Ша-Гани, т.е. Саргона. Важно отметить, что последнее имя пишется как Шагини, или Шакини, т.е. по существу в той же форме, что и имя Шакуни, царя из индийского эпоса. Аха означает "Воитель", как и Тушу. Обращает на себя внимание использование Менесом, как и его отцом, титула Гот.

Небезынтересно отметить, что в печатях этой династии мы впервые встречаем использование в шумерской или арийской письменности лигатур, т.е. чёрточек, связанных с другими знаками, для формирования сложных слов. В особенности для изображения притяжательного падежа ge ("из").

На небольших печатях нельзя понять, идёт ли речь об Агду или Эдине, т.к. их пиктограммы очень похожи.

 

  

   Рис. П9. Печать Менеса.

   Рис. П9'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник Великого Правителя Аха, сын Ша-Гани, Фараона, в стране Эдин.

 

  

   Рис. П10. Печать Менеса.

   Рис. П10'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник Заместителя Царя Маншу, Фараон, в стране Эдин (или Агду).

 

  

   Рис. П11. Печать Менеса.

   Рис. П11'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник Повелителя Аха Мен…. в ….

 

  

   Рис. П12. Печать Менеса.

   Рис. П12'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник Повелителя Аха Мен, Гот, в стране Агду.

 

  

   Рис. П13. Печать Менеса.

   Рис. П13'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Единый Повелитель Аха сын Гота Гина в стране Агду.

 

  

   Рис. П14. Печать Менеса.

   Рис. П14'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник Правителя Аха Ман, сын Провидца Эш-тар Гина.

 

  

   Рис. П15. Печать Менеса.

   Рис. П15'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Аха, Победитель Царя Муша.

 

  

   Рис. П16. Печать Менеса.

   Рис. П16'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник Заместителя Царя Аха (стран) Ма(еш)-Ган (и) Муш(сир).

 

  

   Рис. П17. Печать Менеса.

   Рис. П17'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Аха Мена из страны Урики.

 

Печати Нармара

Нармар в надписях на печатях из долины Инда именовался как Нерам, при этом знак слога ам изображался на печатях таким же шумерским иероглифом, что и в его месопотамских надписях, где его имя записывалось как Нарам. На одной из печатей его имя записано как Нерамма.

Как и его отец Менес, и дед Гин (Саргон), Нарам именовал себя в надписях на печатях Гут, или Гот. В трёх печатях он был назван "помощник царя". В двух печатях он именовался сыном (а не внуком) "великого царя Гина", что согласуется с более поздними вавилонскими записями, именовавшими его сыном Саргона.

 

  

   Рис. П18. Печать Нармара.

   Рис. П18'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник царя Мар-Нер, Гут, Ам, Ма.

На этой печати изображён слон вместо обычного буйвола. Это вполне подходит для Нармара, прозывавшегося "Могучий Бык", т.к. слон на Востоке называется "большой дикий бык".

Последний слог Ма означает "корабль". Если понимать это выражение как обозначение места и читать его "страна кораблей", то Эдин можно соотнести с упоминаемой в индийской традиции древней Поталой, расположение которой ныне неизвестно, но название которой можно перевести как  "страна кораблей". Заметим, что греческие историки называли Паталой порт в дельте Инда, откуда Александр Македонский отправился из своего похода назад.

 

  

   Рис. П19. Печать Нармара.

   Рис. П19'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: В Нижней (восточной) стране, Гут Нера, Гут из страны Агду.

 

  

   Рис. П20. Печать Нармара.

   Рис. П20'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник царя, Мар-ру, Правитель, сын Гута Ара Владыки Глубокой Воды Гина.

Здесь титул Ара у царя Гина, т.е. Саргона, видимо, означал "ариец", что согласуется с его именем-титулом Саг-ара на печатях из долины Инда, и с титулом Ар отца Саргона (см. рис. П7)

 

   

   Рис. П21. Печать Нармара.

   Рис. П21'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник царя, Небесного Фараона, Нерау, в стране Агду.

 

Печати Шар-Гина Эри

   

   Рис. П22. Печать Шар-Гина Эри.

   Рис. П22'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Ган-Эри страны Бу, Великий Правитель Гин из страны Агду.

Здесь "страна Бу" вероятно означает Буто, древнюю столицу Египта.

 

  

   Рис. П23. Печать Шар-Гина Эри.

   Рис. П23'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощниц царя, Ша-Гин, в стране Агду.

 

  

   Рис. П24. Печать Шар-Гина Эри.

   Рис. П24'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Правитель Гин, в стране Агду.

 

  

   Рис. П25. Печать Шар-Гина Эри.

   Рис. П25'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Помощник царя Ган, царь Дили великой страны Кхамаеш, печать Гута Гина.

 

Печать Багери

  

   Рис. П26. Печать Багери.

   Рис. П26'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Багери, из дома Мару-нера, Гут из Уриди (Аккада).

Отметим, что он здесь именует себя сыном Мару-нера, т.е. Нармара, а не Ша-гина.

 

Печати Дуду

  

   Рис. П27. Печать Дуду.

   Рис. П27'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Дуду Дан, сын Гани-эри, печать управляющего, повелителя страны Агду.

 

  

   Рис. П28. Печать Дуду.

   Рис. П28'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Дан, сын Гана второго, из дома Аха и Нер-эса, правитель (из рода) Укусв, Гут.

Здесь Дуду именуется, как и Саргон, потомком Укуса, первого шумерского царя согласно хроникам Киша, соответствующего первому арийскому царю Икшваку из индийских списков.

Нер-эс – "Владыка Глубоких Вод", соответствует Нар-сину, он же Нар-ам.

 

Печати Киба

  

   Рис. П29. Печать Киба.

   Рис. П29'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Киб-бу Шу-ха, сын дома Аха, в стране Агду.

 

  

   Рис. П30. Печать Киба.

   Рис. П30'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Киб, Фараон, печать правителя в стране Агду.

 

  

   Рис. П31. Печать Киба.

   Рис. П31'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Киб-бу, почитатель Огня, Киб Гут, Киб-бу (потомок) Шар-Гина Гута,

сын Дана, из дома Нер (-Мар?), в стране Агду (Аккад).

 

  

   Рис. П32. Печать Киба.

   Рис. П32'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: .Для Шу-ха-ха-тура Киб-бу Киб Гут

из дома Ша-гина, Киб из дома Нерамма

 

  

   Рис. П33. Печать Киба.

   Рис. П33'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Шу-ху-дур Киб Фараон (Ма?)Ган, в стране Агду.

Ган здесь это либо страна Маган, где первый слог пропущен, либо "сад", что может означать страну Эдин.

 

  

   Рис. П34. Печать Киба.

   Рис. П34'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Киб-бу, Владыка Глубин, (потомок) Аха Мена, в … стране.

 

  

   Рис. П35. Печать Киба.

   Рис. П35'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Ква, Владыка Ма-еш-Ган Муш.

Муш здесь, возможно, сокращение от Муш-сир – Египет. Ма-еш-ган = Маган.

 

Печать Гут-Шу

 

  

   Рис. П36. Печать Гут-Шу.

   Рис. П36'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Гут-Шу, сын Фараона Киба.

Про сына фараона Киба практически ничего не известно. Он не унаследовал трон своего отца, на котором закончилась Первая династия,

 

Печать Ури Муша

 

   Рис. П37. Печать Ури Муша.

   Рис. П37'. Прорисовка надписи, шумерские аналоги иероглифов; транскрипция.

Перевод: Единый Повелитель, Великий Герой Ури-Муш.

Ури Муш – младший сын Саргона Великого, унаследовавший трон после отца.

 


IV. Арийско-шумерское происхождение алфавита.

 

предисловие автора

финикийские предки алфавита

буквы алфавита в додинастическом и раннединастическом Египте

как были установлены шумерские прообразы букв алфавита

сравнительные таблицы ранних алфавитов

названия букв алфавита; порядок букв в алфавите

создание алфавита

исторические выводы

 

Предисловие автора

Изобретение алфавита признаётся всеми одним из величайших мировых достижений. Оно снабдило людей простой системой из двух десятков изображающих звуки знаков, позволивших быстро выражать и пересылать свои слова, мысли через пространство и время, вести деловые записи и корреспонденцию, записывать свой опыт для передачи будущим поколениям.

До сих пор происхождение нашего алфавита оставалось неизвестным, хотя и было предметов многих предположений. Однако практически все современные писатели, механически повторяя один другого, его авторами считали семитов. Отчасти это произошло потому, что греческая традиция приписывала открытие алфавита финикиянам, народу, который нынешние  писатели – но не тогдашне греки – отнесли к семитам. Это отнесение, как мы увидим, оказалось ошибкой, случившейся потому, что наиболее ранние из ныне опубликованных образцов алфавитного письма, которые можно было прочитать и примерно датировать, были написаны обратным[410] вариантом финикийского алфавита и на семитском диалекте, который часто применяли в общении с семитскими народами поздние финикийские цари и купцы – из чего был сделан вывод, что они и сами являлись семитами. Предположение о семитском происхождение финикиян вошло в обиход, несмотря на то, что евреи называли финикиян "сынами Хама", а не "сынами Шема", т.е. семитами. Арийское происхождение финикиян было показано в моих предыдущих работах, и оно будет подтверждено здесь на последующих страницах.

 

Финикийские предки алфавита

Большинство алфавитов мира, если не все, считаются происходящими от одного, древнейшего известного алфавита, "финикийского", который, в его прямой кадмейской финикийской форме является предком и современного английского и других европейских алфавитов. "Кадмейским" его назвали древние греки в честь его изобретателя финикийца Кадма, царя Тира.

Самые ранние образцы обратного, или "семитского" финикийского алфавитного письма, если не считать надписей на острове Фера[411] в Эгейском море, ещё год назад датировались не ранее времени надписи на Моавитском камне, записанной моавским семитским языком; надписи на чаше, посвященной богу Белу, или Ваалу в Ливане; обе они были отнесены к IX веку до н.э.; и надписи на саркофаге Ахирама в старой финикийской морской столице Библе, относимой, предположительно, к X веку до н.э. Самих финикиян также датировали "приблизительно 1000 г. до н.э.". В 1925 году, однако, надпись того же типа была обнаружена на статуе из Библа, которую профессор Дюссо (Dussaud) отнёс, по палеографическим соображениям к XIII в. до н.э.[412]. Предполагалось, что это подтверждает "семитскую" теорию происхождения алфавитного письма. С другой стороны, я обнаружил на доисторическом монументе в Ирландии надписи бритто-финикийских королей, начиная с Брута, сделанные обратным финикийским алфавитным письмом, столь же архаичным, как и сделанные на библосской статуе, и связанные с прямым кадмейским или прямым финикийским письмом (см. Таблицы, колонка 17), датируемые до 1075 года до н.э.

 

Буквы алфавита в додинастическом и раннединастическом Египте

Однако вполне развитые алфавитные буквы, гораздо более раннее чем "семитские" или кадмейско-финикийские, были найдены в Египте. Профессор (ныне сэр Флиндерс) Питри[413] около четверти века назад при раскопках в Абидосе гробниц фараона Менеса и его Первой династии обнаружил полностью сформированные буквы алфавита, притом главным образом в арийском, или прямом кадмейско-финикийском стиле, вырезанные на керамике додинастического или раннединастического периода[414]. Поскольку все они, за несколькимn исключениями, представляли собой отдельные буквы, а не непрерывные записи, то было предположено, что они являют собой просто "знаки владельца". Кроме этих свидетельств наличия алфавита в раннем Египте, уже давно было известно, что древние египтяне, начиная с Первой династии, использовали ряд иероглифов как буквы в смешанной слогово-алфавитной системе письма. В связи с этим были сделаны попытки вывести алфавит финикиян из египетских иероглифов, либо напрямую, либо через использовавшееся египтянами в более позднее время курсивное, или "иератическое" жреческое письмо. Однако иероглифов, содержавших те или иные согласные звуки, было у египтян очень много. Профессор Питри отметил, что "лишь две из двадцати двух букв алфавита были удовлетворительно выведены таким способом", и что в додинастическом Египте алфавитные буквы имелись "задолго до появления иероглифической системы, что устраняет последний довод тех, кто хотел бы видеть в алфавите только более позднюю форму курсивной записи иероглифов"[415]. Не более успешными оказались и усилия М. де Моргана, Делиша (Delitzsch) и других учёных вывести алфавит из клинописного письма Вавилона. Столь бесплодными были попытки проследить истоки алфавита в Египте и Месопотамии, что автор статьи "The Alphabet" в восьмом издании Британской энциклопедииi, опубликованной в 1853 году, заявил в отчаянии: "мы должны признать его божественным, а не человеческим изобретением".

 

Как были установлены шумерские прообразы букв алфавита

Обнаружив, что ранние финикияне были арийцами-"шумерами", и что ранняя шумерская династия Ур Нины дала первую династию финикийских царей в IV тыс. до н.э., я пришёл к выводу, что шумерский язык был арийским по своему словарю и структуре, предком английского и остальных арийских языков, древних и современных, включая и древнеегипетский. Также я давно заметил, что большинство букв кадмейского финикийского алфавита, как и более поздних вариантов финикийских букв, имели по существу те же формы, что и шумерские линейные пиктограммы, которым соответствовала одна гласная и одна согласная (см. Таблицы). Дальнейшие детальные исследования подтвердили это заключение и показали, что все современные и древние алфавиты имели своим предком шумерское пиктографическое письмо.

Когда шумерские гласные и слоговые пиктограммы, или слова-знаки, были расположены в алфавитном порядке, в соответствии с их общепризнанными фонетическими значениями, как в "Шумерском лексиконе" Принца (Prince), словарях Лэнгдона (Langdon) и Гадда (Gadd), моём собственном "Шумерско-арийском словаре" – другие шумерские словари и глоссарии в "римской" транскрипции располагаются составившими их ассириологами в порядке букв еврейского алфавита, согласно старому представлению о еврейском языке как первозданной речи, на которой разговаривали люди в раю – то стало видно, что все они находятся внутри нашей алфавитной системы и образуют полный алфавит от A до Z (см. колонки в Таблицах), кроме четырёх поздних и сомнительных букв нашего алфавита, а также произносимой с придыханием S. Сомнительные четыре буквы: лишняя C, отсутствующая и в финикийском алфавите, фонетически представленная K и S; далее, J, произносимая как Gi; V и Y, вероятно, введённая поздними греками как эквивалент U.

В шумерском письме для этих буквенных знаков, как видно из 1-ой колонки наших Таблиц, каждый знак состоял из гласной и согласной, сопровождаемой гласной, без которых было бы невозможно её произнесение[416].  Из этих простых согласных звуков, сопровождаемых гласными, и были выведены наши алфавитные согласные. Это объясняет наличие неотъемлемых гласных суффиксов к каждой согласной в семито-финикийском, еврейском, санскрите и других индо-арийских языках – они произведены от прародительского шумерского. Так, в санскрите клановый арийский титул Barat записывается B'RT, краткая гласная a неотъемлемо присутствует в каждой согласной. Эти шумерские гласные и простые слоговые слова-знаки, которые являются предками букв нашего алфавита, читаются, в соответствии с их транскрипцией римскими буквами, следующим образом: A, Ba или Bi, Da или Du, E, Fi, Ga, Ha или Kha, I, Ka (или Kat), La и т.д. до Z или Za, как указано в Таблицах.

Сравнительные таблицы ранних алфавитов показывают их шумерский источник и эволюцию букв (см. Таблицы). Сопоставляя формы букв в разные периоды, следует иметь в виду, что на них влияло изменение материала для письма. Так, при записи кистью или пером на пергаменте, дереве, керамике буквы выходили более гладкими и курсивными, чем при их гравировке на камне. Вид букв изменяло и стремление к быстроте письма.

 

Сравнительные таблицы ранних алфавитов

В Таблицах представлены алфавиты разных стран.

 

 

 

В колонке 1 помещены шумерские пиктограммы для гласных и согласных, записанные, следуя стандартным таблицам Бартона[417]. Несколько знаков приведены, когда они иллюстрируют вариации формы. Фонетическое (звуковое) и идеографическое значение каждого знака указаны по спискам Брюнова и Мейснера[418].

В колонке 2 приведены главные аккадские клинописные формы представленных знаков.

Колонка 3 содержит египетские эквиваленты этих алфавитных знаков в додинастический и раннединастический  периоды. Они даны при работе Ф. Питри Formation of the Alphabet; справа добавлены ещё несколько иероглифов, для которых ныне установлена связь с этими буквами.

Колонка 4 содержит ранние формы букв финикийского кадмейского алфавита, практически идентичные нашим современным заглавным буквам. Они были найдены на острове Фера в Эгейском море, где, согласно легендам, находилась одна из самых ранних финикийских колоний, устроенная Кадмом[419], сыном тирского царя Агенора, и дядей критского царя Миноса. Эта колония существовала восемь поколений, до дорийского нашествия. Надписи этими буквами, найденные  на древних могилах финикиян и дорийцев на Фере, считаются, наряду с надписями обратным письмом там же, "древнейшими дошедшими до нас памятниками греческого алфавита"[420] – здесь кадмейские буквы произвольно названы "греческими". И в то время как обратное кадмейское письмо относят ко времени ранее IX века до н.э., времени установки Моавитского камня, (см. колонка 5), прямое письмо[421] датируется "не ранее VII века до н.э." Однако, учитывая большое число ранних кадмейских надписей, написанных в обратном направлении, на Фере и в других древних местах, представляется вероятным, что Кадм и его финикияне, подобно индо-арийскому императору Ашоке (см. колонка 11), иногда писали в обратном направлении там, где обитало много семитов, привычных к этому направлению в своём лунном культе их Богини-Матери, с движением, противоположным направлению по Солнцу, которого придерживались арийцы. Также и в старых хеттских иероглифических надписях первая строка нередко писалась в обратном порядке, справа налево. Стоит отметить, что некоторые кадмейские надписи на Фере, в других древних местностях Малой Азии следуют сходному с хеттским правилу: первая строка в них читается справа налево, вторая записана в обычном арийском порядке, слева направо, третья – снова справа налево и т.д.

Колонка 5 содержит изображённые на Моавитском камне IX века до н.э. обратные буквы, т.н. семито-финикийские. Сходные буквы встречаются в надписях, обнаруженных в старых местах обитания финикиян в Средиземноморье, от Гадеса, Марселя, Сардинии, Мальты, Кипра, Киликии до Финикии.

Колонка 6 представляет фригийскую форму кадмейских букв, из "гробницы Мидаса", обычно датируемой VIII-VII вв. до н.э., но почти наверняка более древней, о чём свидетельствуют ранние формы для букв U, P, G.

В колонке 7 даны карийские буквы. Кария – область на западе Малой Азии, занимавшая часть Ионии до прихода туда греков; в античные времена известная своими моряками. Вероятно, она являлась колонией финикиян[422]; её древнее название было Фоенис[423]; главная гора в ней носила название Феникс[424]; финикияне Тира помогали карийцам в войне против греков. Кария имела тесные связи с Карфагеном и Критом; карийцы были союзниками троян[425]. Кадмейский алфавит в поздних финикийских колониях в Иберии в целом идентичен карийскому. Приведен по работе Сайса[426].

В колонке 8 даны кадмейские буквы, вырезанные карийцами, ионийцами или дорийцами на знаменитом скальном храме Рамсеса II в Абу Симбеле, одном из "чудес света", датируемые "около 650 г. до н.э.".

В колонке 9 дана лидийская форма кадмейских букв. Лидия – древняя страна в Малой Азии, располагавшаяся между Мизией на северо-западе и Карией на юге. Её главным морским портом являлась Смирна, где находятся вырезанные на скалах хеттские иероглифы, шумерские надписи и где заканчивалась старая хеттская  "царская дорога", шедшая через всю страну из Вавилонии. Лидийцы считались потомками Геракла; занимались морским делом, торговлей; им приписывали первую чеканку золотых и серебряных монет. В V веке до н.э. через их портовый город Фокею шёл импорт олова из Корнуолла. Утверждалось, что они приютили бежавших после поражения троянцев, и тогда же отправили колонию на северо-запад Италии[427], основавшую государство Этрурия, буквы в котором напоминали лидийские, хотя и записывались в большинстве случаев в обратном порядке.

Колонка 10. Старые персидские, или ахеменидские клинописные алфавитные буквы из Бехистунской надписи Дария. Этот алфавит содержит, кроме простых букв, выводимых, как показано, из шумерских простых знаков для согласных с неотъемлемо входящей в них коротким гласным суффиксом a, также знаки для согласных с гласными суффиксами i и u. Таким образом, он содержит отдельные знаки для Da, Di, Du, Ga или Gi, Gu и т.д. Этот алфавит также содержит знак, читаемый как Tr. То есть он является, в современном понимании, слоговым. Считается, что в нём отсутствуют E, L, O. Буквы имеют ряд особенностей, присущих аккадским, кадмейским, индийским – скрытым, однако, под клинописной формой письма. 

Колонка 11. Индийская письменность эдиктов императора Ашоки, около 250 г. до н.э. Дана в нашем алфавитном порядке. В высшей степени важно отметить, что эдикты Ашоки, арийца, не семита, были написаны, как и у финикийских правителей, в обратном, "семитском" порядке, для областей, населённых семитами. 

Колонка 12. Современное индийское письмо, или Нагари (Nagari).

Колонка 13. С неё начинается западная, или европейская группа алфавитов. Приведены буквы самой ранней греческой надписи в Афинах, датируемой около 409 г. до н.э.[428]

Колонка 14. Этрусские буквы, северо-запад Италии, XI - V вв. до н.э. Колонию там основали, вскоре после Троянской войны, переселенцы из Лидии. У этрусков была высокая культура, они писали кадмейскими буквами, занимались мореплаванием.

Колонка 15. Ранние иберийские, или испанские кадмейские буквы. Найдены в Гадесе и других древних морских портах и рудниках финикиян. В Северной Испании надписи были сделаны в обычном арийском порядке, слева направо, в Южной – как правило, в обратном порядке. Следует отметить, что буква I сохранила свою сложную архаическую шумерскую форму в более старых надписях в обоих регионах, что предполагает их очень древнюю датировку, возможно, XII или XIII вв. до н.э. Кадмейские буквы применялись там до римского периода, когда буква I приобрела современный вид. Поздние надписи нередко шли билингвами с латинскими.

Колонка 16. Буквы из бритто-финикийской надписи на Ньютоновском камне короля скоттов Парт-олона, около 400 года до н.э.

Колонка 17. Бритто-финикийские кадмейские буквы из надписей короля Брута троянца (1103 - 1080 гг. до н.э.) и его потомков. Найдены на доисторических гробницах в Нокмане, Тироне[429].

Колонка 18. Рунические буквы готов, британцев, скандинавов, народов Восточной Европы[430]. Ни один из объектов, на которых они встречались, как полагают, не моложе III в. н.э. Британские, или "нортумбрийские" руны состояли из 24 знаков. Они были обнаружены на каменном кресте в поселении Рутуэлл (графство Дамфрис, Шотландия), и отнесены к VII веку н.э.[431]. Скандинавские руны в большом числе найдены на монументах и оружии в Дании (особенно в Ютландии, или Готланде), Швеции, Норвегии, Исландии, а также на Оркнейских островах, острове Мэн, и некоторых других частях Англии. Число скандинавских рун постепенно уменьшалось, пока их не осталось 18, в т.н. алфавите Футхарк, но к концу X века четыре из утраченных букв, G, E, D, P, были введены вновь, с помощью добавления точки над родственными им K, I, T, D. Восточно-европейские руны обнаружены главным образом в Румынии и юго-западной России, или Скифии, старой стране готов. Самые поздние английские монеты с руническим легендами найдены в Восточной Англии и Нортумбрии; они были отнесены к VIII - IX вв. н.э. Около того же периода исчезли рунические надписи на британских монументах – широко распространилось христианство, и христианские священники заклеймили руны как "языческие", "магические", и несовместимые с христианством – так же, как они табуировали огамическое письмо ирландских скоттов. Руны ещё несколько веков сохранялись в Скандинавии, а также в Исландии. Рунический алфавит епископа Ульфилы из Каппадокии, адаптированный им для христианизированных готов в Греции и Византии, содержал несколько греческих букв, применявшихся в этих регионах.

Колонка 19. Огамическое или "прутиковое" письмо ранних скоттов в Ирландии, датируемое около 400 г. до н.э. Формы и значения букв взяты из работы Браша[432], основанной на Баллимотской книге. Буквы A, I, E, O, B, S, X в этом алфавите, как видим, имеют столько же черточек, сколько и соответствующие шумерские значки, и отчасти подобны им.

Колонка 20. Древние уэльские буквы в "бардической" форме, и с Лантуитовского  камня[433].

Колонка 21. Современные "английские", или европейские, т.н. "римские", буквы, которые, однако, как мы видели, имели хождение на Британских островах за несколько веков до основания Рима – и т.о. являются больше британскими, чем "римскими". В колонке добавлены готические  буквы, т.к. их остатки сохранились в употреблении[434].

 

 

Названия букв алфавита

Названия таких букв как A, Ba или Bi и т.д., видимо, были "идео-логическими", представляли собой названия идеограмм шумерского рисуночного письма, кроме нескольких случаев, когда пиктограмма состояла более, чем из одной согласной, тогда последняя согласная опускалась.

Греческие названия Alpha, Beta, Gamma, Delta и т.д. были получены из семито-финикийских слов, имевших значения Aleph – "бык", Beth – "дом", Gimel"верблюд", Daleth "дверь" и т.д. Но эти названия, как показал Ф. Питри и другие, были поздними, и формы букв не были связаны с ними. Они представляли собой нечто вроде детской считалки: "A – Абрикос, Б - Банан" и т.д.

 

Порядок букв в алфавите

Нынешний порядок букв алфавита унаследован от римлян, которые исходили из кадмейского письма прежних правителей Италии, этрусков, потомков колонистов из Лидии в Малой Азии, в свою очередь, бывших потомками колонистов-финикиян или их родичей.

Самые ранние известные списки букв алфавита "abeced" были найдены в поселениях этрусков в Италии. Они представляли собой школьные упражнения, написанные на детских чернильницах, или на вазах, или чашках, захороненных в детских или иных могилах. Старейшая из них – ваза из могилы в Формелло, близ древнего этрусского города Вейи, в десяти милях к северу от Рима, на которой имелась также надпись этрусскими буквами имени владельца. По архаическому типу букв она датировалась между VII и VI веками до н.э. Важно отметить, что буквы имели кадмейский  неперевёрнутый вид, и их было 26; см. рис.1.

   Рис.1. Этрусский алфавит из Формелло. Около VII в. до н.э. Внизу подписаны современные эквиваленты букв 

 

Буквы расположены в том же порядке, что и в поздних греческих алфавитах. Четыре буквы следуют за T, являющейся последней в урезанном семитско-финикийском алфавите из 22 букв, O, или Омега, последняя в греческой версии, пропущена. Третья буква с конца представляет собой, очевидно, греческую X. Это показывает, что ранний кадмейский финикийский алфавит имел уже в VII веке до н.э., по сути, такой же вид, что и современный алфавит.

Упорядоченное расположение букв в алфавите, несомненно, способствовало вошедшему в практику с раннего времени приписыванию буквам числовых значений[435], согласно их положению в алфавите: A = 1, B = 2 и т.д. Эту практику от финикиян и шумеров восприняли семиты. Следует отметить, что шумерский символ для A имел у них значение "1"[436] задолго до формирования кадмейского и семито-финикийского алфавитов. Сходными образом,  A имело то же числовое значение у египтян[437]. Однако другие шумерские знаки, ставшие предками букв алфавита, не имели у шумеров числовых значений, кроме нескольких, да и те были иными, чем у финикиян, а именно, I = 5 и U = 10.

   Рис.2. Порядок букв в древних и современных алфавитах.

 

Создание алфавита

В алфавитной системе письма, в отличие от иероглифической и слоговой, каждый символ выражает звук, гласный или согласный. Шумеры, как мы видели, с самого раннего известного нам времени использовали в своём "слоговом" письме знаки с "алфавитными" значениями, которые стали предками наших букв; то есть, они использовали знаки, представляющие простые гласные, и знаки, представляющие слоги с одной согласной и гласной, нужной для произнесения согласной. Но они редко использовали эти простые "алфавитные" знаки для записи слов, а смешивали их с преобладающим числом слоговых знаков, содержавших две или более согласных. Тем не менее, иногда ранние шумеры, похоже, писали некоторые слова "алфавитно". В первых строках самой древней известной шумерской надписи, вырезанной на посвятительной каменной чаше царя-жреца Удуга IV тыс. до н.э., имя его знаменитого деифицированного прадеда записано тремя алфавитными буквами как Za-ga-ga[438]; вероятно, оно читалось как Zagg. Позднее у шумеров мы находим то же имя, записанное одним слогом как Zakh или Zax, с диалектными вариантами Sakh или Sax. В форме Zagg или Zax оно явилось шумерским источником имени греческого бога-отца Зевса, а также титулом (в палийском произношении) Sakko индийского бога Индры. Это представляется зародышем алфавитной системы письма, скрытым, однако, под употреблением многослоговых знаков с более чем одной согласной. И в шумерский период в Месопотамии никакого прогресса в переходе к алфавитной системе письма не наблюдалось.

В Египте, начиная с первой династии Менеса и его шумеро-финикиян, когда были впервые введены для письма иероглифы, был сделан шаг к созданию алфавита, в виде частых замен слоговых знаков, при их записи или произношении, одной только первой согласной, остальные согласные, если они там были, опускались. Это ещё не было алфавитной системой, ввиду наличия множества совершенно разных знаков для одной и той же согласной, и смешения этой формы письма со слоговой. Из-за присущего египтянам консерватизма, эта их смешанная система письма дожила до римского периода. Хотя одновременно с ней использовались, как метки владельцев на керамике, алфавитные знаки с формами, более или менее близкими к современным. Уже настоящие алфавитные надписи, относимые к VII в. до н.э. и позднее, были найдены в Абидосе, Абу Симбеле и других местах. Их делали финикийские, карийские купцы или колонисты. "Иератическое" письмо египтян представляло собой курсивный вариант иероглифов, которых было несколько сот, из них "лишь два" походили на современные буквы. "Демотическое" письмо было дальнейшим сокращением иератического.

В Месопотамии во время правления Саргона Аккадского и его преемников,  вавилонян, касситов и других династий, не было заметно попыток записывать слова иначе, чем по слогам, и притом с помощью знаков, содержащих две согласных. И там не появилось никакого алфавитного письма до V века до н.э., когда купцы в своих деловых записях стали применять семитско-финикийский, или арамейский алфавит.

Алфавитная система письма появилась, предположительно, вне Месопотамии среди части шумеров или арийцев, писавших обычно линейным стилем на пергаменте или дереве с помощью пера и чернил. Такие записи имели тенденцию к сокращению и упрощению формы знаков. Как я показал, одна из таких групп, колония шумерских купцов, существовала в долине Инда. Они использовали на своих печатях линейный стиль письма. При этом культурные объекты, связанные с ними, походили, как я заметил, на хеттские в Каппадокии и Киликии-Сирии. Среди тех хеттов, ведущей северной ветви шумеро-финикиян, впервые появился, а затем стал правилом, обычай записывать шумерские двухсогласные знаки двумя или несколькими раздельными символами[439] – что засвидетельствовано десятками тысяч хеттских клинописных табличек из старого имперского архива в хеттской столице[440] в центре Каппадокии (Птерии греков, нынешнем Богаз-Кее), а также в других древних хеттских "мёртвых" городах, в хеттских и аморейских рудничных поселениях по всему востоку Малой Азии и в Северной Сирии, датируемых между 2400 и 1300 гг. до н.э. Это письмо, хотя обычно и называемое "клинописным", состоит из линейных отпечатков, как правило, не имеющих "клинописной головы"[441]. Первым обратил внимание на особенности хеттского стиля письма профессор Пинчес[442], он же перевёл ряд текстов, используя вавилонскую и ассирийскую клинопись. Как видно из многих опубликованных хеттских текстов, особенно в их транскрипции латинскими буквами[443], хетты (которые, как показал профессор Б. Грозны, главный дешифровщик хеттского, говорили на арийском языке), имели обыкновение делить практически все шумерские двухсогласные символы-знаки и записывать их раздельными согласными, и символы, которые они для этой цели использовали, представляли собой как раз те шумерские знаки, которые стали предковыми формами букв алфавита. Так, шумерское слово-знак Bar или Par ("прежний") они записывали тремя знаками как Pa-ra-a; шумерское Ba-dur ("вода") они записывали тремя знаками как Ba-a-dar, Ba-a-tar,или Wa-a-tar – что находится в одном ряду с английским Water ("вода") и греческим Udor[444]; их собственное племенное имя, записывавшееся на шумерском Khat-ti, они писали как Kha-at-ti, или Kha-ad-ti; шумерское имя бога-отца In-dara они писали как In-da-ra; имя бога, соответствовавше