Роберт Орос ди Бартини: самолёты, физика, философия

 

Творческая биография

"Мир Бартини" (шестимерное пространство-время)

 

Творческая биография

 

происхождение

первые работы в авиастроении

Сталь-6

"Дальний арктический разведчик" (ДАР)

Сталь-7; ДБ-240

арест; работа во время войны.

первые годы после войны

сверхзвуковые бомбардировщики

вертикально взлетающая амфибия (ВВА 14)

физика, космология, философия

оценки Бартини

 

Роберт Орос ди Бартини (14 мая 1897 - 6 декабря 1974 гг.) – видный советский авиаконструктор, создавший ряд передовых для своего времени машин, установивших рекорды скорости, дальности полета, реализовавших оригинальные технические решения. Главный конструктор советских космических ракет С.П. Королев некоторое время работал под руководством Роберт Бартини. Авиаконструктор О.К. Антонов называл Бартини "самым выдающимся человеком в истории авиации". Многие технологические идеи Бартини, опередившие своё время, были реализованы в 1970- 80 годах, а некоторые ещё ждут своей практической проверки и воплощения. Труды Бартини по теоретической физике, космологии, философии, находившиеся в стороне от его официальной деятельности, также были необычны и оригинальны; дискуссии о них ведутся и сегодня. Диапазон суждений о его работах в этих областях широк – от "заблуждений дилетанта" до "недооценённых пока предвидений гения".

В личной и творческой биографии Роберта Ороса ди Бартини вызывает интерес многое – и созданные им новые летательные аппараты, и остроумные технические идеи, и оригинальные теоретические статьи, и загадки его жизни.

 

Происхождение

Биография авиаконструктора, физика, философа Роберт Ороса ди Бартини была составлена по его собственным рассказам.

По версии, которой придерживается большинство биографов, Роберт Орос ди Бартини был незаконнорожденным сыном итальянского графа или барона Людовико ди Бартини, проживавшего на территории Австро-Венгерской империи и занимавшего пост вице-губернатора австрийской провинции Фиуме[1]. Детство и юность Бартини прошли на Адриатике.

Роберт увлекался спортом, физикой и математикой, рисовал, писал стихи; выучил основные европейские языки. После того, как в 1912 году он увидел в своём родном городе показательные выступления на самолете "Блерио-XI"[2] одного из первых русских летчиков, пилота Харитона Никаноровича Славароссова, он очень увлёкся авиацией.

   Блерио-XI. Максимальная скорость 106 км/час;

   максимальная длительность полета 3 часа 30 минут.

 

После начала Первой мировой войны Роберт Бартини был мобилизован и, после ускоренной подготовки в офицерской школе, в 1916 году направлен в действующую армию, в Буковину. Он попал туда как раз во время "брусиловского" прорыва, и в местечке Гниловоды был захвачен в плен.

За несколько лет плена Бартини выучил русский язык и, кроме того, увлёкся идеями социализма. После возвращения в 1920 году в Италию он обосновался в Милане, где работал на заводе "Изотта-Фраскини", заочно обучаясь в политехническом институте. За два года Бартини сдал экстерном экзамены в институте и получил диплом авиационного инженера. Кроме того, в 1921 году он окончил летную школу в Риме.

В 1921 году Бартини вступил в Итальянскую коммунистическую партию[3], стал её деятельным участником. Возможно, он сотрудничал с разведкой Сов. России; вместе с Б. Иофаном После прихода к власти лидера фашистской партии, противника коммунистов Б. Муссолини[4] Бартини перешел на нелегальное положение, а в 1923 году перебрался в Сов. Россию. Его маршрут в Москву пролегал через Швейцарию и Германию[5].

 

Первые работы в авиастроении

После прибытия в Москву Бартини встретился с видным деятелем КПИ, делегатом в исполкоме Коминтерна Антонио Грамши и Яном Берзиным из Разведуправления РККА. Армейскую разведку, очевидно, интересовали дополнительные сведения о развитии авиации за рубежом.

Роберт Бартини начал свою трудовую деятельность в России по основной специальности лаборантом-фотограмметристом на Научно-опытном аэродроме на Ходынке. В 1926 году его перевели в Севастополь, инженером-механиком гидроавиации Черноморского флота авиаминоносной эскадры. Уже тогда Бартини начал проектировать новые модели самолётов и гидросамолётов; в частности, будущий рекордный самолёт "Сталь-6". Служебная карьера Бартини была достаточно быстрой, и в 1927 году он стал старшим инспектором по эксплуатации военных самолетов. В 1928 году Бартини имел звание комбрига (аналог генерал-майора).

В мае 1929 года Бартини был направлен в Таганрог где, на базе местного авиационного завода, проходили испытания самолета АНТ-4 "Страна Советов", планировавшегося для трансконтинентального перелета из Москвы в Нью-Йорк. Поскольку треть маршрута пролегала над водой, самолет предполагалось поставить на поплавки, что и было поручено Бартини, как специалисту по гидросамолетам. За успешное решение этой задачи он был награждён грамотой ВЦИК СССР.

   АНТ-4 "Страна Советов". Серийный экземпляр ТБ-1 без вооружения.

 

23 августа - 30 октября 1929 года на нём был выполнен перелет из Москвы в Нью Йорк, по маршруту Москва - Омск - Хабаровск - Петропавловск-на-Камчатке - остров Атту - Сиэтлл - Сан-Франциско - Нью-Йорк. Воздушный путь в 21 242 км был пройден за 137 летных часов, из них 7950 км - от Хабаровска до Сиэттла - над водой. На этом участке  сухопутное шасси заменялось поплавковым.

Затем Р. Бартини переехал в Москву. Он был включен в Научно-технический комитет ВВС. В 1929 году в ЦАГИ рассматривались его первые проекты самолетов: три гидросамолета и экспериментальный истребитель. Заключения специалистов – теоретиков и практиков – об этих проектах разошлись, но общее мнение о способностях конструктора оказалось благоприятным и Бартини был включен в ОПО-3 (Опытный отдел Наркомтяжпрома СССР) – ведущую организацию, занимавшуюся морским самолетостроением, возглавлявшуюся с момента её основания в 1924 году выдающимся авиаконструктором Д.П. Григоровичем[6]. Некоторое время Бартини занимал пост начальника этого КБ. Под его руководством были выполнены проекты морского ближнего разведчика (МБР-2), морского дальнего разведчика (МДР-3), 40-тонного морского тяжёлого бомбардировщика-катамарана (МТБ-2). Проект МТБ-2 в 1930 году одержал на конкурсе верх над проектом старейшины российского морского самолётостроения Григоровича.

В марте 1930 года почти все занимавшиеся самолётами ОКБ, включая группу Бартини, были объединены в Центральное конструкторское бюро. Через некоторое время Бартини, и без того высказывавший сомнения в эффективности этого громоздкого проекта, был освобождён от должности. В том же 1930 году он, по рекомендации М. Тухачевского и командующего ВВС Я. Алксниса, получил конструкторский отдел в небольшом КБ НИИ Гражданского флота. Позже он стал там главным конструктором и занялся проектированием экспериментального истребителя, способного развивать более высокие скорости, чем имевшиеся тогда в России и на Западе модели. Эту задачу он успешно выполнил.

 

Сталь-6

Сконструированный Бартини самолёт получил название "Сталь-6". Бартини добился значительного увеличения скорости нового истребителя. Один из лучших в тот период серийных советских истребителей, И-5 Н.Н. Поликарпова и Д.П. Григоровича, давал всего 260-270 километров в час и пробыл на вооружении Красной Армии около девяти лет. Примерно такими же были тогда и серийные иностранные истребители. Опытный И-8 А.Н. Туполева в конце 1930 года показал рекордную скорость – 303 километра в час, но так и остался опытным[7]. В то время (весной 1933 года) на гражданских самолётах АИР-7, ХАИ-1 была достигнута скорость 320 км/час. В 1933 году на "Сталь-6" был установлен мировой рекорд скорости для истребителей – 420 км/ час.

   Сталь-6

 

«Сталь-6» получил своё название, поскольку был сделан из стали, а не из дюраля, как предыдущие типы самолетов в России. Были в нём и другие оригинальные технические решения. Шасси самолёта полностью убиралось в полете, было не трех-, а одноколесным; система охлаждения мотора стала испарительной (впервые в СССР), что позволило улучшить аэродинамические характеристики машины. Осенью 1933 года самолёт успешно прошёл испытания.

 

"Дальний арктический разведчик" (ДАР)

Интересным проектом Р. Бартини в 1930-х годах стала разработка самолёта - арктического разведчика, способного взлетать и садиться на сушу, воду, снег, лед. Эта задача была поставлена перед нашими авиаконструкторами в связи с ускорением освоения северных областей страны[8].. В конце 1935 года дальний арктический разведчик Бартини был построен. Самолет прошел заводские летные испытания, в которых выполнялись взлет с воды и посадка на лед. После приводнения ДАР мог выруливать на берег и продолжать полет, взлетая со льда. При полной заправке топливом и с полетной массой 9 тонн продолжительность полета ДАР достигала 20 часов. В серию ДАР, однако, не пошёл – промышленность не смогла выполнить требуемые условия. Зато в процессе конструирования самолёта было обнаружено интересное явление. Бартини поставил на ДАР два пропеллера, развернутые носами друг к другу и вращавшиеся в разные стороны. Пропеллеры были помещены в кольцевой обтекатель, нижняя часть которого образовывалась корпусом самолета и частично центропланом, а верхняя самим крылом, которое охватывало силовую установку (т.н. "винт в кольце"). В результате испытаний выяснилось, что тяга винтов возросла на 25-30% а лобовое сопротивление сильно уменьшилось. Явление, когда аэродинамическое сопротивление не мешает, а помогает полету, назвали эффект Бартини.

   ДАР. Арктический разведчик

 

Сталь-7; ДБ-240

Осенью 1935 года по проекту Бартини был создан 12-местный пассажирский самолет "Сталь-7", соединивший большую скорость с большой дальностью полёта. В 1936 году самолёт экспонировался на Парижской выставке. 23 августа 1939 года экипаж пилота Н.А. Шебанова совершил на "Стали-7" беспосадочный перелет Москва - Свердловск - Севастополь - Москва, пройдя за 12 ч 31 мин 5068 км со средней скоростью 404 км/ч. Это был мировой рекорд для того времени.

На базе "Сталь-7" планировалось создать истребитель, но проект был закрыт в конце 1934 года, из-за несоответствия тематике гражданского КБ. Зато в 1939 году "Сталь-7" стали переделывать в дальний тяжелый бомбардировщик, получивший название ДБ-240, или Ер-2, по имени продолжавшего работу над ним и внедрявшего его в производство его ученика и заместителя Владимира Григорьевича  Ермолаева (1909- 44 гг.), выпускника мех-мата МГУ. ДБ-240 – единственная из машин Бартини, пошедшая в серию. Он установил рекорд скорости – 520 км/час; имел дальность более 2600 км. (Для сравнения, бомбардировщик С. Илюшина ДБ-38 имел скорость 410 км/час и дальность 2000 км.). ДБ-240/ Ер-2 было выпущено около 300. Три из них в ночь на 10 августа 1941 года участвовали в бомбардировке Берлина. По оценке главного маршала авиации А.Е. Голованова ДБ-240 был нашим лучшим дальним бомбардировщиком в начале войны.

   ДБ-240 (Ер-2). Дальний бомбардировщик.

 

Арест. Работа во время войны.

В 1938 году Р. Бартини был арестован. Ему предъявили обвинение в связях с врагом русского народа Тухачевским, а также в шпионаже в пользу Муссолини. Он получил 10 лет лагерей и пять поражения в правах.

До 1947 года Бартини работал в заключении. В ЦКБ-29 НКВД он участвовал в работе над проектом бомбардировщика Ту-2; потом в бюро "101" Д.Л. Томашевича над проектом истребителя. В Омске, куда с началом войны было эвакуировано ЦКБ-29, Бартини занимался разработкой реактивного перехватчика. Им был создан эскиз сверхзвукового одноместного истребителя с двухкилевым вертикальным оперением на концах крыла и комбинированной жидкостно-прямоточной силовой установкой; зенитного истребителя- перехватчика с четырьмя ЖРД, который должен был развивать невиданную для того времени скорость в 2 Маха. Однако реализованы эти проекты не были. Осенью 1943 года группа Бартини была реорганизована, её сотрудники перешли в другие подразделения. В 1944- 46 гг. Бартини занимался проектированием транспортных самолетов: Т-107 – пассажирский самолет с двухэтажным герметизированным фюзеляжем и трехкилевым оперением и Т-108 – легкий транспортный самолет с двумя дизелями по 340 л.с., двухбалочный высокоплан с грузовой кабиной и неубираемым шасси. И, опять-таки, эти проекты не пошли в серию.

 

Первые годы после войны

Наиболее важной работой Бартини в первое время после войны стал проект транспортного самолета Т-117, предназначавшегося для доставки крупногабаритных грузов. Самолет мог взять на борт 80 десантников или 6 автомобилей; мог перевозить танки. Проект самолёта был утверждён, и в июле 1946 года началась его постройка. Однако летом 1948 года работы над почти готовым самолетом были прекращены, поскольку Сталин решил, что мощные двигатели АШ-73, требовавшиеся для Т-117, нужно ставить только на стратегические бомбардировщики Ту-4 и гидросамолёты Бе-6.

   Т 117 "Кит"

 

Впрочем, приобретенный за время работы над проектом Т-117 опыт не пропал даром; он был использован в ОКБ О.К. Антонова при создании турбовинтового самолета Ан-8.

В 1948- 52 гг., после освобождения, Бартини работал в Таганроге; проектировал транспортные и боевые самолеты. На заводе им. Димитрова было вновь организовано ОКБ-86 под руководством Бартини.

В 1950 году по заданию ДОСААФ (Н.П. Каманина) под руководством Бартини разрабатывался проект самолета для беспосадочного полета вокруг земного шара по маршруту Москва - Северный полюс - Южный полюс - Москва, протяженностью 40 тысяч километров. Тогда же Бартини разрабатывал уникальный проект сверхзвукового реактивного истребителя с двухкилевым оперением. С конца 1970-х годов двухкилевое оперение стало обычным для современных самолетов.

 

Сверхзвуковые бомбардировщики

В 1952 году Р. Бартини был направлен в Новосибирск и назначен там начальником отдела перспективных схем летательных аппаратов Государственного союзного сибирского научно-исследовательского института авиации им. С.А. Чаплыгина (СибНИА). В 1955 году Бартини представил проекты сверхзвуковых летающих лодок-бомбардировщиков А-55 и А-57.

Расчётная максимальная скорость А-57 составляла 2500 км/ч, практический потолок (в зависимости от полетной массы) 18 000 - 23 000 м, практическая дальность 15 000 км. А-57 мог нести трехтонную термоядерную бомбу. Самолёт имел возможность пополнять запасы топлива в океане, с надводных кораблей и подводных лодок. Экспериментальное обоснование проекта, проведенное совместно с С.П. Королёвым, подтвердило реальность планируемых лётных характеристик.

   А-57. Сверхзвуковой дальний бомбардировщик (проект)

 

В 1956 году Бартини был реабилитирован, а в апреле 1957 года направлен, для продолжения работы над проектом межконтинентального бомбардировщика, из СибНИА в ОКБС МАП в Люберцах. Комиссия МАП, в работе которой приняли участие представители ЦАГИ, ЦИАМ, НИИ-1, ОКБ-156 (А.Н. Туполева) и ОКБ-23 (В.М. Мясищева), дала положительное заключение по проекту, однако правительственное решение о постройке самолета принято не было.

Кроме А-55 и А-57 под руководством Бартини до 1961 г. было разработано еще несколько проектов самолетов полетной массой от 30 до 320 т. разного назначения: Р-57 – фронтовой сверхзвуковой бомбардировщик-амфибия, имеющий лыжное шасси; А-58 – ядерный морской бомбардировщик- амфибия, близкий к А-57; Р-57-АЛ – развитие А-57 с ядерной силовой установкой.

В работе над проектом межконтинентального самолета Бартини предложил реализовать следующие идеи: 1) Убрать хвостовое горизонтальное оперение; 2) Создать новый тип сверхзвукового крыла – с переменной стреловидностью, то есть с кривой передней кромкой, обеспечивающей минимальное аэродинамическое сопротивление и устойчивость машины на всех режимах полета. (Конструкция переменной стреловидности крыла предлагалась и ранее (в частности в СССР в 1934 г. авиаконструктором А. Москалёвым (1904- 82 гг.); строились такие самолёты и за рубежом. Бартини распространил эту идею на сверхзвуковые самолёты. Позже, в "Конкорде" и Ту-144 были использованы именно такие крылья); 3) Расположить двигатели блоком со свернутым ограниченным слоем.

Эксперименты подтвердили правильность интуиции и расчетов Бартини – выбранная им саблеобразная форма передней кромки крыла повышала аэродинамическое качество и балансировку самолетов; его часто называют крылом Бартини.

 

Вертикально взлетающая амфибия (ВВА 14)

С 1963 по 1974 год Бартини – главный конструктор Таганрогского машиностроительного завода. В этот период у Бартини появилась идея создания большого самолета-амфибии вертикального взлета и посадки, который мог бы действовать в разных областях Земли, включая льды, пустыни, моря. Бартини проводил работы по использованию экранного эффекта для улучшения технических характеристик самолета. Реализацией идей Бартини стал проект противолодочной амфибии ВВА-14, разработка которой началась по постановлению правительства в ноябре 1965 года на Ухтомском вертолетном заводе (УВЗ), а затем была продолжена в ОКБ Г.М. Бериева в Таганроге, куда из Подмосковья переехал в 1968 году коллектив Р. Бартини. Здесь в 1972 году были построены два противолодочных самолета ВВА-14. После Бартини работы над этими летательными аппаратами были прекращены ввиду загруженности ТАНТК им. Бериева другими задачами. В 1976 году один из этих аппаратов был преобразован в экраноплан. (Бартини активно интересовался экранным эффектом и разрабатывал проекты его практического применения в авиации. Он говорил: "Самолет хорошо летает, но плохо садится. Вертолет легко поднимается и садится, но медленно летает. Выход из этих противоречий – в такой конструкции корпуса летательного аппарата, при которой достигается единство противоположностей, таких функций, как функция крыла, фюзеляжа и оперения. Я полагаю, что со временем под корпусом аппарата вместо шасси начнут использовать аэродинамический экран. Образующаяся при этом воздушная подушка сделает летательные аппараты будущего - экранолёты - всеаэродромными или, если угодно, безаэродромными: они смогут садиться и взлетать повсюду. Всеаэродромные и вертикально взлетающие аппараты позволят транспорту сделать новый скачок. По монорельсовым эстакадным дорогам с околозвуковыми и даже сверхзвуковыми скоростями пойдут поезда, скользящие по высоконапорной воздушной подушке. Таким способом будет осуществляться большая доля трансконтинентальных перевозок. Через океаны основной поток грузов будет переправляться не только сверхзвуковыми самолетами, но и крупными (грузоподъемностью в тысячи тонн) экранопланами-катамаранами"[9]).

   ВВА-14

 

   Экраноплан

 

Физика, космология, философия

Помимо аэродинамических, авиационных, научно-технических задач Бартини на протяжении всей жизни занимался проблемами физики, теории познания, космологии. Особый интерес он проявлял к вопросу о числе измерений нашего пространства- времени. Согласно развитой Бартини теории, мир является (3+1)-мерным только в восприятии нашего сознания. В действительности же физические явления происходят в (3+3)-мерном континууме (мир Бартини).

Другими достижениями Бартини в физике стали: 1) развитие концепции сведения массовых, зарядных, … характеристик объектов к геометрическим, пространственно-временным (таблица Бартини)[10]; 2) попытки теоретических, "на кончике пера", вычислений фундаментальных физических констант, (с использованием введённых им же квантов пространства и времени).

Работы Бартини по теоретической физики сопровождались оригинальными исследованиями по гносеологии и в других философских областях.

Основная часть физических и философских исследований Бартини была проведена им в конце 1930-х - 1940-х годах.

В советское время философские работы Р. Бартини не могли быть опубликованы по идеологическим соображениям. Работа Бартини "Система физических констант", содержавшая его основные результаты по теоретической физике, была представлена в Академию Наук (в письме на имя С. Вавилова) в ноябре 1950 года. Позже, при поддержке академиков Н.Н. Боголюбова и Б.М. Понтеркорво, она была опубликована в Докладах АН СССР, 163, №4, 1965 г. Впрочем, статья Бартини, напечатанная в ДАН, была сокращена редакторами. Несколько более расширенный вариант этой статьи появился в сборнике "Проблемы теории гравитации и элементарных частиц", 1966 г., под редакцией профессора К.П. Станюковича, поддерживавшего идеи Бартини и получившего сходные результаты. Концепция многомерного времени развивалась позже и в работах других авторов.

 

Оценки Бартини

На счету Бартини было свыше 60 законченных проектов самолетов, притом все они были оригинальными. Впрочем, только несколько из них были построены, а в серию пошла лишь одна машина (ДБ-240/ Ер-2). Некоторые разработки Бартини остались нереализованными: монорельсовый поезд на магнитной подушке, десантный экранолет большой грузоподъемности, летающий авианосец, орбитальный космоплан.

Работы Бартини в авиации получали высокую правительственную оценку. В 1967 году Р. Бартини был награждён орденом Ленина. Он награждался также орденом Октябрьской Революции, медалями.

В Новосибирске, на доме N 75 по проспекту Дзержинского, в память о Бартини была установлена мемориальная доска. В Таганроге, 14 мая 1997 года, в честь 100-летия со дня рождения Бартини, в фойе ОКБ ТАНТК им. Бериева также появилась мемориальная доска.

Бартини не забывали на его первой родине. В 1967 году газета итальянской компартии "Унита" опубликовала интервью своего корреспондента с советским авиаконструктором. В 1971 году первый секретарь ИКП Луиджи Лонго направил письмо Р. Бартини, в связи с 50-летним юбилеем партии.

Сам Роберт Орос ди Бартини, впрочем, считал себя русским. Он полушутя говорил: "Каждые 10-15 лет клетки человеческого организма полностью обновляются, и поскольку я прожил в России более 40 лет, во мне не осталось ни одной итальянской молекулы".

Идеи Бартини в авиации, технике, физике оказывали влияние на современников. О жизни, научных и технических работах Роберт ди Бартини была написана монография И. Чутко "Красные самолеты" (1978 г.); ряд статей в научно-популярных изданиях. Торжественно отмечались его 80-летие и 100-летие. Основная часть архива Бартини передана на государственное хранение. Некоторые произведения учёного оказались у его знакомых ( в т.ч., у Иосифа Берлина, бывшего некоторое время заместителем Р. Бартини. А. Кудрявцев в статье "Роберт Бартини" писал: "… держал я в руках неизданную книгу Бартини - его автобиографическую повесть "Цепь". Когда мы с Куликовым попросили книгу для копирования нам было отказано (вдруг потеряете)… Листать было бесполезно, пакет был страниц на 300, удалось пробежать глазами только первые главы").

Коллеги Бартини по разному оценивали его жизнь и творчество:

– Р. Бартини был и конструктором, и исследователем, и ученым, пристально вглядывавшимся в глубины строения материи, в тайну пространства и времени. Энциклопедичность его знаний, широта инженерного и научного кругозора позволяли ему беспрестанно выдвигать новые, оригинальные, чрезвычайно смелые технические предложения, быть «генератором идей». Эти идеи намного опережали свое время, и поэтому лишь часть из них воплотилась в металл, в самолеты. Но и то, что не воплотилось в металл, сыграло положительную роль катализатора прогресса нашей авиационной техники (О.К. Антонов, авиаконструктор)[11].

– Бартини был просто большим ребенком. Каждая новая идея завораживала его, он пытался делать много дел сразу, но получалось плохо – летели планы, сроки, премии. … Доводить изделие до серии он не умел (представитель МАПа).

– Все проекты Бартини в высшей степени оригинальны. Но нарочно к оригинальности он не стремился, она рождалась из его подхода к делу (О. Антонов, авиаконструктор).

– Р. Бартини являлся выдающимся и весьма талантливым авиаконструктором. Это видно по большому количеству высказанных им и частично реализованных идей, притом идей передовых и чрезвычайно ценных. Он разбирался как в самолётах сегодняшнего дня, так и предвидел будущие их формы. Некоторые проектные схемы самолётов, предложенные им, несомненно ещё будут реализованы в дальнейшем (В.Б. Шавров, авиаконструктор и историк авиации[12]).

– Опережающий, революционный характер всей деятельности Роберта Людвиговича Бартини хорошо виден на примере развития скоростной авиации, где его самолеты нередко на десятки лет опережали мировой уровень авиационной техники (И.Ф. Флоров, авиаконструктор).

– Бартини не был конструктором в общепринятом смысле. Он даже простейший узел не мог рассчитать. Говорил, что закончил политехнический институт в Милане – и не умел чертить! Зато он был знаком с невероятным множеством вещей за пределами специальности – литература, архитектура, история, – играл на рояле, занимался живописью, владел множеством языков. … Его машины рассчитывали и чертили другие люди. Бартини – видел. Сядет, глаза закроет – проходит час, другой, – потом берет карандаш и рисует. Рисовал он превосходно! (М.А. Гурьянов, авиаконструктор).

– Бартини был очень горяч. Если не сможешь сделать работу в срок, не знаешь, как придумать, сразу тащит тебя к плакату. "Видишь, капиталисты диалектики не знают, а противоречия устраняют. Но ты же наш инженер, советский! Ты должен придумать!"[13]

– Он был из тех, кто ни на миг не терялся в неожиданно наступавших трудных обстоятельствах (А.Д. Алексеев, полярный летчик).

Судьба Бартини позволит, когда она будет изучена, сформулировать некоторые важнейшие закономерности выявления и становления конструкторского таланта (С.В. Ильюшин, авиаконструктор).

В любом случае, на научном счету у Р. Бартини имеются:

   эффект Бартини, крыло Бартини, мир Бартини.

 

"Мир Бартини" (шестимерное пространство-время)

(работы Р. Бартини по физике, космологии, философии)

 

размерность пространства-времени (исторический обзор)

шестимерное пространство-время

квантованность пространства-времени

геометризация физики; кинематическая система единиц. Таблица Бартини.

аналитические выражения мировых констант

модель элементарной частицы

   хроногены и топофаги

изоморфизм макро и микромира

5-мерная оптика

оценки

литература

 

Хотя Р. Бартини был известен, в основном, как оригинальный авиаконструктор но, помимо авиации, он занимался также физикой, космологией и философией. Им была создана теория шестимерного мира – трехмерного по пространству и трехмерного по времени – получившая название мир Бартини. Свои представления о структуре пространства-времени Бартини изложил в работах "Соотношения между физическими величинами", "Диалектический монизм", "Опыт элементарной системы диалектических отношений" и других. Пространство и время Бартини полагал квантованными, вычислив из некоторых соображений значения их квантов. Он попытался выразить аналитически через эти кванты универсальные мировые константы.

Бартини также развивал геометризацию физики – идею представления физических понятий через пространство и временя (числа и фигуры). Все физические величины он выражал через длину и время. Его концепции в этой области были аналогичны теории Дж.Б. Брауна.

 

Размерность пространства-времени (исторический обзор)

Попытки обосновать трёхмерность пространства и одномерность времени, или выяснить причины (3+1)- мерности нашего мира, предпринимались давно. Так, Кант заметил, что трёхмерность пространства связана с квадратичной зависимостью от расстояния сил электрического и гравитационного притяжения (закон Кулона и закон Ньютона).

Однако после появления в XIX веке теорий неэвклидовых, многомерных, искривлённых пространств естественным образом возник вопрос: а действительно ли наше пространство является трехмерным и плоским?

Уже Лобачевский, создатель геометрии, получившей его имя (статья "О началах геометрии", публикация 1829-30 г.) и Гаусс, почти тогда же пришедший к сходным идеям, предлагали эксперименты по проверке эвклидовости физического пространства – вычисление сумм углов реальных треугольников и сравнение их с требуемым эвклидовой геометрией значением 180о.

   Обложка работы Н.И. Лобачевского по неэвклидовой геометрии (1830 г.)

 

В начале 2-й половины XIX века выдающийся германский математик Б. Риман, построивший теорию пространств с неэвклидовой метрикой, заметил, что решение вопроса о геометрии реального пространства может дать только физика, но, добавил он, "переступить его не дает нам повода сегодняшний день"[14]. Современник Римана, выдающийся английский физик и математик У. Клиффорд высказал предположение, что наше пространство является искривленным, а все физические явления в нём представляют собой "движения волн кривизны". В статье "О пространственной теории материи" (1870 г.) Клиффорд писал: "Я считаю что 1) Малые участки пространства аналогичны небольшим холмам на поверхности, которая в среднем является плоской … 2) Это свойство искривленности или деформации непрерывно переходит с одного участка пространства на другой наподобие волны 3) Это изменение кривизны есть то, что мы называем движением материи … 4) В физическом мире не происходит ничего, кроме таких изменений". В 1-й четверти XX века была построена, Гильбертом и Эйнштейном, теория тяготения, основывавшаяся на идеях Клиффорда и Римана, в которой гравитационные воздействия тел были представлены как искривление метрики пространства-времени.

   Б. Риман (1826- 66 гг.)

 

   У. Клиффорд (1845- 79 гг.)

 

В середине ноября 1915 года Гильберт прислал Эйнштейну, по настойчивой просьбе последнего, текст доклада, который он намечал сделать в Геттингене 23 ноября, и который содержал знаменитые общековариантные уравнения гравитационного поля. Ознакомившись с уравнениями, Эйнштейн сообщил Гильберту, что он также недавно открыл их. Подобное неожиданное заявление Эйнштейна заставило Гильберта поспешить с выступлением на семинаре и публикацией своей работы. "Из письма Эйнштейна от 18 ноября Гильберту стало ясно, что полученное им решение проблемы общековариантного тензорного уравнения может быть использовано Эйнштейном без всякой ссылки на оказанную математиком помощь. Он также понял, что теперь над ним может нависнуть и угроза подозрения в плагиате, если Эйнштейн опередит его с публичным выступлением. Поэтому Гильберт перенес прежде назначенную дату своего выступления буквально на следующий день и попросил Научное общество Геттингена собраться в неурочный для этого день, в субботу 20 ноября 1915 года"[15]. Уравнения, выражающие метрику пространства-времени через тензор энергии-импульса называются сегодня уравнениями Гильберта-Эйнштейна.

Вопрос о возможности существования дополнительных координат у реального пространства также обсуждался уже в XIX веке. Вначале чисто спекулятивно: строились предположения, нередко самые фантастические, какие физические свойства могли бы иметь пространства с числом измерений, отличным от трёх.

   Обложка книги Э. Эббота "Флатландия. Романс о многих измерениях" (1884 г.)

 

В 1919 году германский физик Т. Калуца предложил теорию, в основе которой лежало представление о пятимерном (точнее, 4+1-мерном) и неэвклидовом пространстве-времени. Уравнения, получающиеся варьированием стандартного действия в таком пространстве, как оказалось, включали в себя уравнения гравитационного и электромагнитного полей, а уравнения движения для заряженных частиц совпадали с обычными уравнения Лоренца. Требование ковариантности уравнений по пятой координате оказалось эквивалентным хорошо известной до этого градиентной инвариантности уравнений электромагнетизма, что позволило свести "априорный" физический закон сохранения к геометрическим условиям (подобно тому как, скажем, физический закон сохранения момента импульса выводился, в лагранжевом или гамильтоновом представлении уравнений механики, из геометрической инвариантности системы относительно поворотов). Дополнительная размерность в теории Калуцы отвечала за электромагнитные взаимодействия[16]. (Калуца представил свою статью Эйнштейну, тогда члену Прусской Академии наук, в 1919 г. Несмотря на уникальные результаты, полученные автором, публикация статьи задерживалась Эйнштейном около 2 лет. Она была напечатана только в 1921 г.).

   Теодор Франц Эдуард Калуца (1885 - 1954 гг.). До 1929 г. доцент в Кенигсберге; в 1928- 35 гг. профессор университета в Киле; в 1935- 54 гг. профессор университета в Геттингене.

 

Введение дополнительных размерностей стало магистральным путём развития фундаментальной физики всего XX века, до сегодняшнего времени. В разнообразных теориях многомерий дополнительные размерности, как и в ранней теории Калуцы, отвечали за те или иные силы взаимодействия, фактически являясь удобным аппаратом переформулировки на геометрическом языке физических законов. Одновременно с этим продолжались поиски обоснований трехмерности обычного физического пространства и одномерности времени. Например, в качестве "причины" трёхмерности (точнее, фундаментальных следствий трёхмерности, обуславливающих имеющуюся уникальную структуру нашей Вселенной) нашего мира называлась устойчивость круговых орбит планет/ атомов в центральном поле при числе измерений пространства-времени n ≤ 4.

 

Шестимерное пространство-время

Бартини, в своих исследованиях структуры физического мира, пришёл к выводу, что реальное пространство-время имеет больше, чем (3+1) измерения. Необходимость изменения наших представлений о размерности мира он видел, прежде всего, в многочисленных противоречиях, имевшихся в современной ему физике. В статье "Диалектический монизм" он писал: "Хронические и периодические кризисы теории познания и теории материи говорят о том, что в самом фундаменте их построения надо искать корень трудностей создания единой теории поля, вещества, познания единой теории материи"[17]. Фундамент, который, по Бартини, надо изменить – "очевидные" представлений о (3+1)-мерном пространстве-времени. "Существование и длительность мы связываем с формами 3-мерного пространства и 1-мерного времени, необратимо идущего от прошлого в будущее. Пространство есть и оно трехмерно, а время существует и оно одномерно, это настолько является очевидным, что вопрос о том, почему это так, кажется неуместным"[18]. Однако представления эти, по мнению Бартини, не были доказаны с надлежащей строгостью. "Вопрос о числе ортогональных, независимых параметров, о числе измерений, которыми обладает материя, Мир, мы сами, никогда не был разобран с той степенью глубины анализа, какой это требовала кардинальная его значимость. Иногда, ссылаясь на авторитет классиков того или иного направления, цитатами доказывается, что всё исчерпывающе ясно уже доказано и вопрос, следовательно, исчерпан. А иногда, излагая эту проблему ("Пространство, время, материя", Вейль, "Пространство, время, тяготение", Эддингтон), по сути отклоняются от рассмотрения самого вопроса. А иногда, аксиоматически постулируя априорность этих понятий, автоматически исключают его анализ. Вступительная фраза книги В. Фока "Теория пространства, времени, тяготения": "Пространство и время – понятия первичные".

Рассматривая положение, которое создалось при попытках установления… непротиворечивого синтеза всех явлений, можно придти к заключению, что основной преградой, не допускающей решение этой задачи, преградой, которая не была распознана и потому незыблемо стояла в веках как бастион застоя, является кардинальное утверждение того очевидного и неоспоримого положения, что Всё, весь Мир, мы сами существуем в метафизически заданных рамках трехмерного пространства и одномерного времени. Эта (3+1)-мерная концепция аксиоматически принята всеми ссорящимися между собой по всем вопросам философскими, научными и физическими школами, в известной степени подобна концепции, когда много веков тому назад жестоко спорили по вопросам космологии, но все были едины в том очевидном факте, что Земля наша стоит, как вкопанная, неподвижно в центре Мироздания"[19].

Бартини отмечал, что восприятие размерности пространства-времени зависит от физиологического устройства живых существ; например, "предок дождевого червя, имевший единственную прямую нервную нить в абдоминальной полости своего тела, имел, по- видимому одномерное мироощущение". Поэтому реальное пространство-время, в котором происходят физические процессы, и его проекция на наше сознание могут различаться.

Различие между реальным и физиологически воспринимаемым пространством-временем служило, по Бартини, источником многих противоречий и парадоксов в физике и философии, которые не могли быть устранены, пока мы в своих теориях не перейдём от воспринимаемой на данном физиологическом уровне пространственно-временной картины мира к реальной. "Все построения, как логические, так и физические, все учения и теории будут ложными, если снятие противоположений, которые порождены димензиальным ракурсом отражения в процессе познания действительности, если попытка раскрытия противоположений будет производиться в рамках и на димензиальном уровне первичного восприятия, без переработки их в объеме объективно действительных измерений, физически не воспринятых нами на данном уровне физиологического развития человека… Дальнейший прогресс человеческого познания будет связан с овладением понятий димензиального расширения отображения объективной реальности"[20].

Бартини пришёл к выводу, что мир является (3+1)-мерным только в восприятии нашего сознания, а в реальности физические явления происходят в (3+3)-мерном континууме: число измерений времени равно 3, как и число измерений пространства. Модель 6-мерия он получил на основании определенных метафизических и статистических соображений, как наиболее устойчивую по некоторым параметрам; см. статьи Р. Бартини "Соотношения между физическими величинами"[21] и "Структура пространства-времени" (рукопись).

Существование дополнительных размерностей времени Бартини объяснял тем, что время должно характеризоваться не только одной координатой, "положением", но и "скоростью течения", а также "ускорением".

Представление, что время имеет "скорость течения" и "ускорение" можно интерпретировать как существование разных времён, нелинейно связанных друг с другом – таково, например время в одной и той же системе, претерпевающей критические изменения. (При приближении к критической точке внутреннее время системы становится нелинейно связанным со своим "прежним" временем, или с внешним временем другой системы. Это значит, что "времени вообще" можно было бы приписать некую "скорость" и "ускорение"). Тогда при переходе от одного времени к другому (от одной системы к другой) время будет менять свою скорость, ускоряться/ замедляться и т.д.

 

Квантованность пространства-времени

Своё шестимерное пространство-время Бартини считал квантованным. За квант пространства он принимал классический радиус электрона. Пространство-время внутри сферы этого радиуса, по Бартини, также было квантованным, его квант был равен гравитационному радиусу электрона (совпадавшему с радиусом сферы Шварцшильда для электрона); однако оно там имело иной вид – при переходе через сферу классического радиуса электрона пространственные и временные координаты менялись друг с другом. Квант времени представлял собой время, за которое свет проходил квант пространства. Значения квантов пространства lкв и времени tкв он получил следующие: lкв = 2,81798756*10-13 см; tкв = 9,399779339*10-24 сек.

Статья "Соотношения между физическими величинами", в которой излагались основные результаты его работы по структуре пространства-времени, была представлена Р. Бартини в ноябре 1950 года тогдашнему президенту АН СССР С. Вавилову. Её основное содержание было опубликовано в Докладах АН СССР, 163, №4, 1965 г. и в сборнике "Проблемы теории гравитации и элементарных частиц", 1966 г.

 

Геометризация физики. Кинематическая система единиц. Таблица Бартини.

Бартини предложил выразить все физические величины, в частности массовые, зарядовые, через длину и длительность – пространство и время. Это позволило бы описывать физические понятия и явления в геометрических (пространственно-временных) терминах. (Аналогичную идею разрабатывал Дж.Б. Браун).

Бартини сопоставил массе размерность l3t-2 (как и Браун). При этом он исходил из нескольких соображений: во-первых, из уравнений, выражающих массу (гравитационный заряд) через ускорение и расстояние; во-вторых – из сохранения при движении в гравитационном поле вокруг центра масс значения L3/T2 (третий закон Кеплера), который, по Бартини, был связан с существованием такого инварианта как масса тела. Заряд Бартини также представил геометрическим образом, а именно, как и массу, через l3t-2.

В результате физическим величинам системы CGS (сантиметр- грамм- секунда) были сопоставлены величины вида Ln*Tm (L - длина, T - время) – размерности в единицах пространства и времени. И обратно, единицам вида Ln*Tm (для небольших n, m) Бартини дал физическую интерпретацию.

Двумерная таблица (Ln, Tm), где n, m – любые целые числа, положительные, отрицательные или нуль, представляющая физические понятия в соответствии с указанным пересчётом, часто называется таблица Бартини[22].

Таблица Бартини позволяла каждому физическому понятию сопоставить геометрическое, пространственно-временное. При этом, как отмечал Бартини, каждой клетке (Ln, Tm) соответствовал свой класс сохраняющихся величин (а именно: Ln*Tm = const), и, таким образом, свой класс физических законов-теорий (например, для L3*T-2 это был закон Кеплера)[23]. Клетки таблицы соответствовали не одному закону (инварианту), а нескольким, и, таким образом, не одной физической теории, а нескольким; впрочем, структурно изоморфным между собой[24].

Некоторые другие законы сохранения на языке таблицы Бартини-Брауна: L1*T0 = L = const – сохранение длины твердого тела (также ёмкости, самоиндукции и других величин, имеющих эту размерность); L5*T-4 = const – сохранение энергии; L2*T-4 = const – закон Гука.

Бартини отмечал, что "система инвариантов охватывает как известные, так и еще неизвестные классы явлений природы"[25]. То есть, используя таблицу Бартини, можно было бы не только давать пространственно-временные (геометрические) интерпретации уже имеющимся физическим инвариантам, законам и теориям, но и находить новые законы.

 

Аналитические выражения мировых констант

Исходя из введённых квантов пространства и времени, определив некоторые параметры, характеризующие его пространственно-временную модель ("базисное число" В, "эффективная экстремаль" Е; см. статью "Соотношения между физическими величинами"), и используя свою таблицу размерностей, Бартини предложил аналитические формулы для значений основных физических мировых констант. Формулы имели "кинематический" вид – то есть выражали физические величины через пространственно-временные величины.

Отметим, что целью Бартини было "выражение констант на кинематическом языке" (аналогично тому, как он, несколько ранее, выразил на "кинематическом языке" их размерности), а не "единая формула для мировых констант". Хотя аналитические выражения для ряда констант имеют у Бартини сходный вид, всё же сказать, что он представил для них некую единую формулу было бы неверно. (Именно так (как предложение единой формулы для всех мировых констант) ошибочно интерпретировали результаты Бартини некоторые его критики.). С другой стороны, по мысли Бартини, представление аналитической формулы для констант дало бы возможность вычислить их точные значения, до сих пор известные только в результате неточных измерений.

Рукописи Бартини, излагающие его основные концепции о геометрическом, пространственно-временном выражении единиц измерений физических величин и аналитические формулы для них, датированы (рукой Бартини проставлена дата) ноябрём 1940 года. Эти результаты были опубликованы в Докладах АН СССР, 163, №4, 1965 г. и в сборнике "Проблемы теории гравитации и элементарных частиц", 1966 г.

 

Модель элементарной частицы

Элементарную частицу ("элементарный заряд") Бартини представлял как осциллятор, попеременно являющийся стоком и источником, притом такой, на границе ("радиусе формации") которого происходило преобразование пространственных (вещественных) координат в мнимые, и обратно. А именно, скорость вращения (обобщённый угол поворота) "формации" на этом радиусе достигала предельного значения, равного скорости света, и при переходе через неё пространственная координата приобретала мнимые ("временные") значения, а мнимая временная координата становилась вещественной – то есть превращалась в пространственную. (Здесь Бартини интерпретировал известные формулы преобразования координат и времени Лоренца-Пуанкаре при v > c). "Гравитационный заряд является осциллирующим диполем, в отрицательном полюсе стекает L- протяжённость, в положительном полюсе стекает Т-протяжённость, вещественное L и мнимое Т являются физически реальными в одинаковой мере, они могут преобразовываться друг в друга"[26]. При этом, все объекты-"формации", по Бартини, всегда находятся в движении; если пространственно они покоятся, то это означает, что они движутся в "мнимых" координатах дополнительного времени. В частности, движется во времени (в основном и дополнительном) вся Вселенная.

Таким образом, элементарная частица, по Бартини, является особенностью пространственно-временного фона, именно, такой, в которой "происходит ветвление L и T протяжённостей"; в которой порождается или исчезает пространство и время. "Поток пространства и поток времени в протяженности создаётся особенностями поля".

Массовые/ зарядовые характеристики частицы выражались через пространственно-временные. Они определяли величину "радиального эквивалента" частицы, сферы особых точек.

Хроногены и топофаги. Поскольку в гравитационном источнике происходило порождение времени и исчезновение пространства, или превращение пространства во время – в этом и заключался процесс взаимодействия между объектами – каждый элементарный "очаг" гравитации можно было бы назвать "хроногеном", или "топофагом". Эти процессы также происходили квантованно, порциями.

 

Изоморфизм макро и микромира

По Бартини, элементарная частица ("элементарный заряд") состоит из внутреннего и инверсного к нему внешнего полей. Эти поля связаны друг с другом, или переходят друг в друга при собственном движении-вращении частицы. Каждая элементарная частица "равна" всей Вселенной; то есть, преобразование-вращение в собственной системе координат Вселенной переводит её в элементарную частицу.

Другим преобразованием, переводящим Вселенную в частицу является инверсия (в математическом смысле) её относительно классического радиуса электрона. При этом радиус Вселенной преобразуется в гравитационный радиус электрона, совпадающий с его сферой Шварцшильда. Это инверсное преобразование упоминалось у Бартини неоднократно, хотя его физический смысл не объяснялся. Можно предположить – хотя у Бартини такого утверждения в явном виде нет – что при этом преобразовании происходило преобразование внешнего мира, "объективной реальности", во внутренний, "сознание"; "онтологии" в "гносеологию". Или: это инверсное отображение задавало (изоморфное) соответствие между внешним и внутренним миром; Вселенной и сознанием.

 

5-мерная оптика

Бартини занимался теорией пятимерной оптики, тесно связанной с упоминавшейся выше теорией Калуцы. Очевидно, его интерес к этим задачам, был связан с проблемой реального числа измерений пространства. В 1945 году Бартини и физик Ю. Румер представили в Академию наук СССР обширный доклад "Оптические аналогии в релятивистской механике и нелинейная электродинамика", посвященный проблемам 5-оптики[27].

 

   Первая страница статьи 1 1945 года Р. Бартини и Ю. Румера по 5-мерной оптике.

   Слева в углу подписи Бартини и Румера.

 

   Фрагмент рукописи статьи

 

Оценки

Оценки новаторских работ Бартини его коллегами были неоднозначными. Отчасти это было обусловлено сжатостью опубликованных статей Бартини, отчасти тем, что для более полного их понимания (включая особенности терминологии) желательно было знать его философские работы, остававшимися неопубликованными. Возможно, впрочем, что Бартини писал нарочито кратко, излагая только конечные результаты, поскольку ряд его идей и совместных работ был использован другими людьми без всяких ссылок на него. (Например, соавтор Бартини по статье 1945 года о 5-мерной оптике Ю. Румер опубликовал, начиная с 1949 г., несколько работ по 5- мерной оптике в ЖЭТФ; в 1956 г. издал монографию "Исследования по 5-оптике". Известно, что Румер контактировал с Бартини по работе в авиапромышленности в 1940-х гг., обсуждал тогда же с ним физические проблемы, представил совместный доклад по 5-мерной оптике в Академию Наук. К.П. Станюкович отмечал, что "общения <с Бартини> послужили толчком для разработки Ю.Б. Румером теории 5-оптики"[28]. Но нигде в своей книге имя Бартини Румер не упомянул.).

Профессор К.П. Станюкович в завершении статьи "Работы Р.Л. Бартини по теоретической физике" [1] писал "Можно считать очень желательным, чтобы эти работы, затрагивающие основы наших представлений, вышли в свет, по возможности скорее …".

Для прояснения философии физической геометрии в части выражения массы и других величин через длину и время см. работу Дж.Б. Брауна [2]. Популярное изложение концепции Бартини см. [3]. Алгебраический подход к системе 3-х мерного пространства и 3-х мерного мнимого времени см. [4]. Однако ссылки на Бартини там нет. Ряд соотношений между фундаментальными физическими величинами у Р. Бартини получены такжк в моноографии К.П. Станюковича [5] из других физических соображений.

 

Литература

1. Станюкович К.П. "Работы Р.Л. Бартини по теоретической физике"// Из истории авиации и космонавтики, вып. 28, 1976 г.

2. Brown G.B. "A new treatment of the theory of dimensions"// Proc. Phys. Soc. 53 No 4 (1 July 1941) 418-432.

3. Ди Бартини Р.О., Кузнецов П.Г. "О множественности геометрий и  множественности физик" // "Проблемы и особенности современной научной методологии", Уральский науч.центр АН СССР. - Свердловск, 1978 г.

Ди Бартини Р.О., Кузнецов П.Г. "Множественность геометрий и множественность физик". // Материалы семинара "Кибернетика электроэнергетических систем". Брянск,1974

4. Фёдоров Ф.И. "Группа Лоренца", М., УРСС, 2001 г.

5. Станюкович К.П. "Гравитационное поле и элементарные частицы", Наука, 1965 г.

 



[1] Город Фиуме (впоследствии переименован в Риеку) до окончания первой мировой войны принадлежал Австро-Венгрии, был центром провинции; после войны передан Италии. После второй мировой войны отошел к Югославии (Хорватии).

[2] Луи́ Блерио́ (1872 - 1936 гг.) - французский изобретатель, авиатор и предприниматель, основатель авиапредприятий. Первый пилот, перелетевший Ла Манш (1909 г.); первый француз, получивший удостоверение пилота.

[3] Тогда же членом ИКП стал находившийся в Италии одессит Б. Иофан, близкий знакомый Р. Бартини. Б. Иофан (1891 - 1976 гг.) – одесский еврей, архитектор; по происхождению; в 1914 г. уехал в Италию для продолжения архитектурного образования; осуществил там ряд строительных проектов. Вероятно, ди Бартини тоже были его заказчиками. В Италии Иофан женился на Ольге ди Сассо-Руффо, дочери дипломата герцога Фабрицио ди Сассо-Руффо (1846 - 1911 гг.) и княгини Н.А. Мещерской (1849 - ), имевшей своим предком барона П. Шафирова, известного деятеля времён Петра I, еврея по происхождению (Е.П. Шафирова + В. Хованский ® А.В. Хованская + П.Н. Трубецкой ® Е.П. Трубецкая + А.С. Строганов ® П.А. Строганов ® Н.П. Строганова + С.Г. Строганов ® Е.С. Строганова + А.Н. Мещерский® Н.А Мещерская). Жена Иофана также вступила в ИКП. Б. Иофан был лично знаком с ведущими деятелями ИКП А. Грамши, П. Тольятти, У. Террачини. В 1924 году Иофан и его жена приехали в Сов. Россию, по приглашению А. Рыкова, с которым они общались в Италии (Н. Маршак, жена Рыкова, была родственницей Иофанов). Он был архитектором комплекса Дома Правительства в Москве, других известных зданий; а также автором победившего на конкурсе проекта Дворца Советов, планировавшегося к возведению на месте разрушенного Храма Христа Спасителя.

[4] Муссолини сформировал кабинет министров 30 октября 1922 г. 10 апреля 1923 года в Ватикане на встрече с кардиналом Пьетро Гаспари Муссолини пообещал очистить Италию от коммунистов и масонов. ИКП была запрещена в 1926 г.

[5] По сообщению биографов, Бартини ехал по документам на имя Иофана.

[6] Д.П. Григорович (1883 - 1938 гг.) – создатель ряда летающих лодок с разными характеристиками, от торпедоносцев до истребителей. С 1912 г. работал техническим директором завода Первого Российского общества воздухоплавания; с 1 июля 1917 г. возглавил свой авиастроительный завод. В 1920- 30 гг. руководил морским авиастроением в Советской России. После ареста 1 сентября в 1928 г. по делу "Промпартии" был освобожден от обязанностей руководителя ОПО-3; руководил другими группами авиаконструкторов.

[7] Чутко И. "Красные самолеты", М., 1978 г.

[8] В 1933 году было образовано Главное управление Северного морского пути, активизировавшее исследования и освоение Арктики и районов Крайнего Севера.

[9] Цит. по И. Чутко "Красные самолёты", М., 1978 г.

[10] Идеи Бартини в этой области были параллельны идеям Дж.Б. Брауна; см. далее.

[11] Цит. по И. Чутко "Красные самолёты", М., 1978 г.

[12] Цит. по Шавров В.Б. "Самолёты конструкции Р.Л. Бартини" // "Из истории авиации и космонавтики", 1976 г., вып. 28.

[13] Цит. по статье А. Кузнецова "Роберт Бартини".

[14] лекция Римана "О гипотезах, лежащих в основании геометрии" 1854 г., публикация 1867 г.

[15] А.А. Тяпкин "Об истории возникновения теории относительности", 2004 г.

[16] Theodor Kaluza, On the problem of unity in physics, Sitzungsber. Preuss. Akad. Wiss. Berlin. (Math. Phys.) 966-972 (1921).

[17] Р. ди Бартини "Диалектический монизм" (рукопись)

[18] Р. ди Бартини "Опыт элементарной системы диалектических отношений" (рукопись)

[19] Р. ди Бартини "Опыт элементарной системы диалектических отношений" (рукопись).

[20] Р. ди Бартини "Диалектический монизм" (рукопись).

[21] Р. ди Бартини "Соотношения между физическими величинами" ДАН СССР, 163, №4, 1965.

Р. ди Бартини "Соотношения между физическими величинами"// "Проблемы теории гравитации и элементарных частиц". Сб. под ред. д.т.н. К. Станюковича и к.т.н. Г. Горелика. М., Атомиздат, 1966 г., стр. 249-266.

[22] В работах Брауна фактически также была введена эта таблица. Ввиду очевидной независимости работ Брауна от работ Бартини (и практической их одновременности) её следовало бы называть таблицей Бартини-Брауна.

[23] Дж. Браун не связывал "клеточки" (комбинации пространственно-временных степеней) с законами сохранения, зато он связал их с законами запрета: например: "масса не может превращаться в угловой импульс или перемещение (но может превращаться в энергию)".

[24] В этом концепция Бартини напоминала теорию физических структур, развивавшуюся современным физиком Ю. Кулаковым.

[25] P.O. ди Бартини, П.Г. Кузнецов "Множественность геометрий и множественность физик", Брянск, 1974 г.

[26] рукопись ф.5267/ 371.

[27] Неопубликовано; имеется только рукопись в архиве Бартини (30 машинописных страниц). Рукопись содержит основные идеи и формулы 5-мерной оптики, опубликованные позже, в конце 1940- 50-х гг. Ю. Румером в статьях в ЖЭТФ и в его монографии 1956 г. "Исследования по 5- оптике". В настоящий сборник рукопись не включена, поскольку не представилось возможным определить, каким был вклад в эту статью каждого из авторов (Бартини и Румера). Судя по более поздним рукописям Бартини, он практически больше не возвращался к теории 5-мерной оптики, сосредоточившись на разработке теории (3+3)-мерного пространства-времени, мира Бартини.

[28] Цит. по статье К.П. Станюковича "Работы Р.Л. Бартини по теоретической физике"// "Из истории авиации и космонавтики", 1976 г., вып. 28.